-2

Батя

Было давненько, как раз я проходил первый мед осмотр в военкомате, который проходит в 9 классе. Нас туда отправили всеми школами, хоть город и небольшой (около 70к населения), народа было прилично. Были не только мы, парни с 9 и 11 классов, но и те, кому пришла повестка. И вот все мы сидим перед дверью, на которой висит листок, текст на котором надо выучить, чтобы зайти, оттарабанить его и получить приписное и вердикт, с какой степенью ты годен или не годен ( первый раз получил Б3, в 11 классе же уже А1).
И вот мы сидим, учим в длинном коридоре, вдоль стены которого расставлены скамейки, на которых вмещаются по 6-7 человек призывного и не очень возраста. Все скамьи заняты, ребята уже устали с 8 утра проходить эту тягомуть, но по середине стоит скамейка, на которой сидят двое: батя и сын. Мы все одни, без сопровождения, а они вместе. Сын залипает в телефон, как сейчас помню редкий и новый Nexus 5 в красном цвете, мечта, а не телефон. А батя листает бумаги и нервничает, возмущается, матерится про себя: "нам такого счастья не надо, это они ещё исправят", "как можно так то?", "Нет, здесь точно ошибка!".
и тут он начинает толкать сына и говорит: "пошли, как я говорил, иначе никак, понимаешь", "нужно сделать, а потом все лучше, чем отправят" и т.д., пытается уговорить на что то паренька. Сын так и залипает в телефон, но тут закатывает глаза, и спокойным голосом, не отрываясь от телефона говорит отцу "пойдем".
уходят, проходит время и мы слышим сильный шум, удар и звуки воды, а после крики, маты...
мы все в сторону шума, видим дверь туалета, из которого доносятся крики, выходит парень, так же залипая в телефон, простит позвать врача, а на заднем плане моему взору предстает картина... раскрученный унитаз, хлещет вода, и батя валяется на полу, в этой воде и держась за ногу орет...
Оказалось, что батя уговорил сына пойти в туалет, поставить на унитаз руку, когда батя ударил ты по руке ногой и сломал бы ее, освободив любимого сына от ужасной участи прохождения срочной службы. Как оказалось, сыну на телефон пришло сообщение и в последний момент он убрал руку, достав из кармана телефон... А роковой удар ногой уже был произведен и батя...батя ударил по всей силы или прыгнул, точно не понять, и сломал ногу себе, а сыну было как то все равно...

Дубликаты не найдены

+2

У меня так товарищ ногу сломал ломая руку другому товарищу. Внимание вопрос: кто пиздабол, мой товарищ, ТС или оба?

раскрыть ветку 1
0
Все. И ТС, и товарищ твой, и ты, и я. Все.
+1

Буков много. Байка стара , как говно мамонта.

раскрыть ветку 2
0
Байка стара, согласен, но свидетелем был я и несколько моих одноклассников. Нас потом собирали на классный час, чтобы рассказать о прелестях службы в армии, высмеивая этот случай. Сей живу в другом городе, в Челябинске. Так тут эту историю знает мой знакомый - бывший сотрудник комиссариата. Почему то огласки она не сыскала
раскрыть ветку 1
0

Почему то огласки она не сыскала

Может потому что пиздёж?

0
Врёшьь, пацан. Глупо так врёшь.
0

Можно ещё байку про то ,что пришел на свадьбу в глухих ебенях в 26лет,а за столом военком,и в армию загребли,когда служил ходили такие байки.

0

Пиздежом попахивает... Я таких историй пару штук в час могу писать.

раскрыть ветку 1
0
Так ее вариантов 10 по городам и весям
0

Старая байка на новый лад.

0

А не проще было просто не придти

Похожие посты
314

Путин подписал указ о призыве в армию с 1 апреля

Путин подписал указ о призыве в армию с 1 апреля Политика, Армия, Призыв, Служба, Владимир Путин

МОСКВА, 30 марта. /ТАСС/. Президент РФ Владимир Путин подписал указ о призыве на военную службу в РФ 135 тыс. человек с 1 апреля. Документ опубликован в понедельник на официальном интернет-портале правовой информации.

"Осуществить с 1 апреля по 15 июля 2020 года призыв на военную службу граждан Российской Федерации в возрасте от 18 до 27 лет, не пребывающих в запасе и подлежащих… призыву на военную службу, в количестве 135 000 человек", - говорится в указе.

https://tass.ru/obschestvo/8117703
2945

Уровень медицины

Дело было в 18 лет. Пришел проходить мед комиссию в армейку. Врачи попросили сходить в поликлинику и пройти ЭКГ, выписали направление и сказали прийти через неделю. Захожу в поликлинику, а там очередь часа на 3. Мне было лень ждать и я решил перейти через дорогу и пройти ЭКГ в платной поликлинике, ну думаю, справка то будет одинаковая, что уж там. Плачу 600р, захожу в кабинет. После обследования произошел диалог

Врач: Молодой человек у нас две новости, хорошая и плохая. С какой начать
Я: Ну, давайте с хорошей.
В: Вы не пойдёте в армию
Я: Урааааа?? А какая тогда плохая?
В: У вас врождённый порок сердца
Я: Врождённый?
В: Ну да. С рождения который

О врождённом пороке сердца я узнал в 18 лет в платном мед центре. збс. В армию так не пошел

175

Ответ на пост "Как меня в армию забирали" 2

Раз уж пошли воспоминания. Есть у меня в РФ друг детства, жили на одной улице, да и парнишка был неплохой. Был у него правда целый набор хронических болезней, среди которых явно выделялись ДЦП, косоглазие и заикание - это только то, что бросалось в глаза в первые 30 секунд знакомства. Вдобавок, у парня одна нога была короче другой, и в сочетании с ДЦП выглядело это так, что массовка в "Ходячих мертвецах" смотрелась бы на его фоне жалко и неправдаподобно. При всем при том, Пётр (назовем его так), был выходцем из интеллигентной семьи, и в общении был человеком далеко не глупым.
На момент истории ему уже исполнилось 23 года, он успел закончить школу-интернат и спецколледж, получив образование бухгалтера. Военник, понятное дело, ему выдали ещё в 18. Обратившись со своим дипломом в городской Центр Занятости Населения, Пётр получил направление на работу в городской военкомат на должность бухгалтера-стажера.
Административное здание, где расположились военком и бухгалтерия, стояло отдельно и имело при входе КПП, где гордо восседал пенсионер-вахтер, который от переизбытка свободного времени очень любил пообщаться с посетителями.
И вот наш герой, уверенно прихамывая и попутно совершая амплитудные колебания всем телом, подходит на КПП, чуть повернув голову смотрит исподлобья на вахтера одним глазом, вторым обозревая пролегающий далее коридор, и задает вполне резонный вопрос:
- Зз.. Зздра... ст.. те. А гг.. ггде к... кабинет военк... .кк.. кома?
- На что дедушка вахтер, с хитрецой во взгляде, ласково отвечает:
- Дальше по коридору и направо. Да ты не надейся голубчик, тут и не таких обламывали. Один даже на коляске приехал, но я косарей за километр чую... СУЧОНОК, ПОЙДЕШЬ СЛУЖИТЬ КАК МИЛЕНЬКИЙ!!!!

Петр не нашёлся что ответить, а просто молча пошёл к военкому. После трудоустройства дедушка на перекуре извинился, но со слов Петра, осадочек все равно остался.

61

Ликбез: конскрипционная система призыва во Франции

Ликбез: конскрипционная система призыва во Франции Длиннопост, История, Армия, Франция, Призыв

Почти сто лет во Франции работала необычная система пополнения армии. Она называлась конскрипционной. Система была столь популярной, что её элементы применялись во многих европейских государствах от Австрии до России. Но что же такое конскрипции? WARHEAD.SU попытался разобраться.


После начала французской революции прошло несколько лет. Лозунги, звучавшие в Париже, всё больше беспокоили европейских монархов. Сложно, понимаете ли, уверенно сидеть на троне, когда в столице соседнего государства регулярно обещают «удавить последнего короля кишкой последнего священника».


Да ладно идеи, французы всё чаще говорили о необходимости экспорта революции, чтобы «на штыках принести человечеству счастье». Париж превратился в пороховую бочку, где собирались революционеры и радикалы со всего мира, готовившие заговоры против «феодальной Европы».


Процитированные выше строки хорошо знакомы русскому читателю по «пушкинскому» четверостишию. Но исследователи второй половины ХХ века доказали, что поэту приписали авторство анонимного куплета, который, в свою очередь, был всего лишь переводом французского лозунга революционной поры: Et des boyaux du dernier prêtre. Serrons le cou du dernier roi, — основанного на тексте завещания знаменитого аббата-атеиста и утопического коммуниста Жана Мелье.


Реакция не замедлила ждать. 29 августа 1791 года император Священной Римской империи Леопольд II и король Пруссии Фридрих-Вильгельм встретились в замке Пильниц и подписали декларацию о совместных действиях против революционной Франции и помощи королю Людовику XVI. Поначалу дело не шло дальше дипломатического давления. Но горячие головы в Париже увидели для себя прекрасный шанс — использовать Пильницкую декларацию как повод для войны и смести «устаревшие» монархии с лица земли.

Ликбез: конскрипционная система призыва во Франции Длиннопост, История, Армия, Франция, Призыв

Парфюмер Максимен Инар, депутат Законодательного собрания, произнёс тогда слова, ставшие знаменитыми: «Если короли начнут войну против народов, мы начнём войну против королей!». В итоге бурных обсуждений 20 апреля 1792 года французы объявили войну Австрии, за которой последовали другие страны коалиции.


От добровольцев к мобилизации


Революционные войска быстро перешли границу и двинулись в наступление на Монс в габсбургской Валлонии. Как и следовало ожидать, ничего хорошего из этого не вышло. За несколько лет революции армия была полностью развалена. Воевать никто не хотел, поэтому при первой же встрече с вымуштрованными имперскими полками французы с криками «Измена!» побежали прочь.


В это время основу военной силы Франции составляли как старые «белые», ещё королевские полки, так и новые «синие» добровольческие батальоны, созыв которых начался летом 1791 года. Всего за несколько месяцев было сформировано более ста пятидесяти батальонов общей численностью около ста тысяч солдат. По тем временам изрядная цифра. Вероятно, именно успех создания революционной армии вскружил голову радикалам, требовавшим немедленной наступательной войны.

Ликбез: конскрипционная система призыва во Франции Длиннопост, История, Армия, Франция, Призыв

Однако добровольцы оказались плохо обмундированы и вооружены, отличались никуда не годной дисциплиной и практически не получили военной выучки. Поражения привели к тому, что Конвент (новый парламент Франции после провозглашения республики в 1792 году) несколько раз объявлял о призыве добровольцев, пока наконец не принял судьбоносное решение. 23 августа 1793 года объявлялась всеобщая мобилизация. Теперь каждый француз мог оказаться в рядах армии, хотел он того или нет. А чуть раньше начался процесс «амальгамы», слияния «белых» и «синих» частей в новые революционные полубригады.


Создание конскрипционной системы


Несколько лет практика больших наборов была бессистемной. Но по мере того, как революционный хаос превращался в твёрдый государственный порядок, власти пришли к мысли: необходим закон, в котором была бы чётко описана система комплектования армии. Такой закон появился в 1798 году уже в эпоху консульства Наполеона. Разработал его генерал Журдан. Закон оказался столь хорош, что был почти немедленно принят и просуществовал во Франции почти сто лет. Система просуществовала до 1872 году и была отменена после падения Второй империи Наполеона III.


Режим консульства ввёл Наполеон после военного переворота 18 брюмера 1799 года. К этому времени бессмысленная болтовня депутатов и коррумпированность правительства изрядно надоели и армии, и обществу, поэтому во Франции установился квазимонархический государственный порядок. Во главе государства стоял Первый консул (сам Бонапарт), обладавший почти неограниченной властью и получивший в 1802 году статус пожизненного правителя. Фактически консульство стало прелюдией, подготовившей Францию к установлению Первой империи.


Закон 1798 года создал конскрипционную систему. Но что же это такое, и чем она отличалась от привычных вербовки, добровольчества, рекрутства или призывной системы?


Само слово «конскрипция» происходит от латинского consriptio — запись, набор. Все граждане республики в возрасте от 20 до 25 лет объявлялись военнообязанными. Каждый год возраста считался классом конскрипции, то есть всего их было пять. Чем ниже класс, тем больше шанс оказаться в строю. В первую очередь призывали двадцатилетних, в последнюю — двадцатипятилетних.

Ликбез: конскрипционная система призыва во Франции Длиннопост, История, Армия, Франция, Призыв

Гусар, линейный кавалерист и линейный пехотинец французской армии, 1795-96 годы


Но не все относящиеся к конскрипционному классу надевали военную форму. Каждый год правительство Франции издавало постановление, в котором определялось, какая доля конскриптов требуется армии. Количество новобранцев могло сильно отличаться. Если в спокойные годы в строй вставало не более 60 тысяч человек, то во времена больших войн Сенат мог вотировать 80-тысячный призыв. А в 1813 году, когда Наполеон пытался воссоздать Великую армию, погибшую в русском походе, число конскриптов возросло до непомерных 350 тысяч.


Как проводились конскрипции


Всё начиналось с того, что в каждый департамент (это что-то вроде области) приходила бумага с серьёзными печатями и подписями, в которой указывалось, сколько новобранцев должен предоставить в армию этот регион. Немедленно после этого местные власти созывали всех молодых французов на жеребьёвку. В урну засыпались билеты. Каждый должен был вытянуть бумажку и посмотреть на номер — чем меньше было число, тем больше шанс оказаться под ружьём.


Затем в дело вступали минимальные требования к здоровью и росту. С ростом ниже 1,54 метра рассчитывать на службу не приходилось, больные хроническими болезнями и инвалиды также отсеивались. Если француз уже успевал вступить в брак и завести ребёнка, он навсегда освобождался от конскрипции. Такую же льготу получали священники и единственные сыновья в семье.

Ликбез: конскрипционная система призыва во Франции Длиннопост, История, Армия, Франция, Призыв

Но и после жеребьёвки и осмотра не все конскрипты оказывались в армии. Часть призывников зачислялась в резерв. Они оставались дома, но раз в месяц по воскресеньям собирались в ближайшем городке, где отставной офицер армии должен был обучать резервистов военным командам, приёмам и строевому шагу. Если объявлялся дополнительный набор в армию, то новая конскрипция могла не производиться, а в строй вставали уже немного подготовленные к этому резервисты.


Льгота для богачей


Затем наступал очень важный этап. К примеру, из пяти сотен кандидатов сотню отсеивали по состоянию здоровья и льготам. Из оставшихся четырёхсот — сто человек надевали мундир французской армии, а сто становились резервистами. Оставшиеся двести человек могли отправляться по домам — ведь им повезло вытянуть билет со счастливым числом.


Но даже те, чей жребий предусматривал службу, не обязательно вставали под ружьё. Ведь именно в этот момент вмешивалась система найма заместителей — официальная возможность откупиться от военной обязанности.


Не желающие служить в армии, но располагающие достаточной суммой денег могли нанять человека, заплатить ему условленную сумму и абсолютно законно отправиться домой. Для многих бедняков такая система позволяла неплохо заработать.


Если повезло выжить и вернуться домой, то на эти деньги счастливчик мог купить небольшую лавку и стать добропорядочным буржуа, обеспечив себя на всю жизнь.


Кстати выставивший заместителя, во-первых, лично отвечал за его благонадёжность. Если тот дезертировал, то несчастный не только терял изрядную сумму денег, но и должен был сам отправиться в армию. Во-вторых, «покупка» заместителя не освобождала от конскрипции. В следующем году богач точно также тянул билетик и вполне мог вытянуть очередной призывной номер.


Система конскрипции была очень гибкой и удобной. Но необходимость перейти ко всеобщему военному обучению для создания массовой армии индустриальной эпохи заставила французов отказаться от конскрипций и перейти к системе всеобщего призыва.


Источник

Показать полностью 4
1959

Не служил – не мужик

Утро в отделе продаж дистрибьютора медицинской техники. Понедельник, менеджеры лениво потягивают кофе, вполголоса делятся воскресными приключениями в ожидании десятичасовой планёрки. За окном – середина осени, первые ночные заморозки, скучные дожди. Настроение сонное.

И тут стук, грохот, и на пороге возникает пара молодцеватых мужчин в военной форме. Двадцатидвухлетний инженер Коля прикидывается паяльником. Два менеджера, бывшие офицеры, как по команде ныряют под столы и тихой сапой ползут в сторону запасного выхода. Гражданские провожают их удивлёнными взглядами. Беды от военных они не ждут. И зря.

- Корнеев Александр Николаевич здесь работает? – рубит фразы тот из посетителей, что постарше погонами.

Начальник отдела продаж Саша ставит кружку с кофе на стол и храбро шагает вперёд:

- Здесь. Я – Корнеев.

Удивлённые военные протягивают ему листок с парой расплывчатых печатей.

- Получите, распишитесь. Вас призывают на учения «Запад-Восток».

- Когда? – осел голосом Саша.

- Так прямо сейчас и поедем! Чего тянуть? – ухмыльнулся тот, что погонами помладше. – У нас ещё список большой. Только в этом здании троих надо найти.

В наступившей тишине было слышно, как икает от страха инженер Коля и на всякий случай запирается в кабинете директор.

- Это какая-то ошибка, - мямлит Корнеев. – Я негоден. И мне уже тридцать пять лет.

- Разберёмся, - козыряет старший. – Не тяните время, поехали.

Девчонки всплакнули, скинулись Саше ссобойками. Мол, кто тебя там, болезного, несчастного, накормит-приголубит. Сисадмин, сволочь бесчувственная, врубил на весь офис «Прощание славянки». Провожать Сашу в коридор вышел генеральный.

- Ты это, пиши, звони, на время твоего отсутствия назначим ИО, так что за проекты не волнуйся, - он похлопал Сашу по плечу и побежал прятаться обратно в кабинет.

Корнеева отвезли к районному военкомату, посадили в автобус с такими же великовозрастными бедолагами. Осознав, что его затягивает в какой-то военный водоворот, Саша начал трепыхаться. Выскочил из автобуса и пристал к какому-то офицеру.

- Послушайте, это какая-то ошибка. Я негоден. У меня аллергия и давление. Мне нельзя в армию.

Военный посмотрел на дезертира устало и с осуждением.

- Да чего вы ноете? Две недели на природе, на свежем воздухе. Побегаете, растрясёте жиры.

Саша оценил объём жиров под форменной одеждой собеседника и покачал головой. Полевые условия явно не шли на пользу офицеру.

- У меня работа!

- У всех работа! А родину кто защищать будет? – сурово спросил военный.

- Так вы и будете, - огрызнулся Саша.

Офицер обиделся.

- Пишите рапорт военкому. Понабирают тут инвалидов!

Саша отыскал листочек, ручку. Тут же, на коленке наваял рапорт. Мол, такой-то и такой, служить не могу, у меня аллергия и вообще я негоден. Побегал по коридорам в поисках старшего. Старший – худой суровый подполковник посмотрел на него брезгливо.

- Вот из-за таких как вы родина в опасности! – сказал он.

- Мне никак нельзя на учения, - ноет Саша. – У нас план продаж горит. Я же знаю, что у вас на такой случай есть для призыва кандидат номер два. Может лучше его?

Подполковник покопался в бумажках на столе.

- Корнеев? Да, есть номер два. Авдеев Владимир Трофимович.

- Вот видите! – обрадовался Саша. – Так я пойду?

- Стоять! Авдеева мы не нашли. Поэтому за вами и приехали.

- Мне нельзя в армию. У меня аллергия.

- В третий кабинет! – сурово бурчит военный. – Заполните там анкету, отдадите рапорт. Там посмотрим.

Саша рысью в третий кабинет. Там – женское царство. Несколько пожилых дам с характерно поджатыми губами офицерских жён. Смотрят на Сашу, как на предателя.

- Всё бегают и бегают, - ворчит одна. – Нет, чтоб отдали долг родине.

- Я родине ничего не должен, - огрызается Саша.

И садится анкету заполнять.

Вопросы стандартно-казённые. «Не принимал ли наркотики? Есть ли родственники за границей? Контактировал ли с сотрудниками спецслужб?»

Саша сразу представил, как сидит он с двоюродным братом-эмигрантом в Амстердаме, вкушают «кексики», а тут подходит к ним официант, достает из-под полотенца корочку и командует.

- Товарищи! Надо отдать жизнь за нашу великую страну!

И в кафе входит Штирлиц.

Саша даже захихикал от таких мыслей. Тётки покосились на него с подозрением.

Короче, сдал рапорт, анкету, пошёл обратно в автобус. Только устроился, вылетает из военкомата давешняя тётка и трясёт листком анкеты.

- Что вы тут понаписали? Какие наркотики? Какой Штирлиц?!

- Сахар – тоже наркотик, - наставительно говорит Саша. – Не могу без него. И кофеин. Тоже доза каждое утро. Брат у меня в Киеве – чем не заграница. А сотрудников спецслужб вокруг полно, наверняка постоянно контактируем.

Автобус ржёт. Тётка багровеет.

- Идиот! Тут серьёзный документ! А ещё взрослые люди!

Автобусы завелись. У Саши всё внутри ёкнуло. Он бросился к одному из сопровождающих.

- Я тут рапорт написал. Меня оставить должны.

- Сядь! – коротко ответил военный. – Разберёмся.

Не дождался Саша решения, пришлось ехать в часть. Пока ехал – думал, как же оно так получилось.

Его же действительно комиссовали ещё в юности, в 1999-м. Из-за треклятой аллергии, из-за которой Саша по весне покрывался пятнами и чихал. Потом поступил в медицинский, а там все парни пошли на военную кафедру. Ну, Саша за компанию тоже пошёл. О своей болячке он решил забыть, а на кафедре и не спросили, поэтому отучили по полной программе. И только когда пришла пора давать присягу, опомнились.

- Корнеев, так ты ж не годен?!

- Ограниченно в военное время!

- Б….! – коротко высказался завкафедру. – Вот из-за таких, как ты вечные проблемы.

Уже задним числом подмутили что-то и поставили в карте, что Саша всё-таки немножко годен. Получил он свои лейтенантские погоны на бумаге и навсегда ушел в запас. Кто же знал, что через десять лет так дело обернётся.

Привозят в часть, печально известную почти каждому служившему белорусу. Саша опять к сопровождающим.

- Разобрались?

- Да твою ж мать, что ты пристал! – рявкает один из офицеров. – Видишь, не до тебя теперь. Пока стояли, пока с постами определялись, эти сволочи «синие» автобус заминировали. Теперь говорят, что мы все трупы.

- Отлично, - обрадовался Саша. – Если я мёртвый, то можно я домой поползу?

- Погоди, - отмахивается старший. – Мы с ними сейчас договоримся, что мина не взорвалась.

Пока договаривались, пока суть да дело, Саша кормил товарищей по несчастью офисными ссобойками и травил матерные анекдоты. Позвонил жене:

- Дорогая, к вечеру не жди, меня в армию забрали!

- Вот что только не придумает, лишь бы с ребёнком не сидеть! – фыркнула супруга. – Когда вернёшься?

- Через две, через две зимы! – пропел Саша.

Супруга психанула и трубку бросила.

Пришли какие-то сержанты, выгнали «партизан» из автобуса, построили вдоль забора. Потом повели в казарму, переодеваться в форму. Саша снова заартачился, дергает знакомого офицера.

- У меня аллергия, меня ещё в 99-м комиссовали с пометкой «ограниченно годен в военное время». Если я надену эту форму, которую неизвестно когда и неизвестно чем стирали, то не гарантирую, что сейчас же не выдам вам тут анафилактический шок.

- Да что ты юлишь! – зло отвечает военный. – Тебя же, блин, не солдатом призывают! Вот, по документам смотрю – медик. Дадут в подчинение парочку санинструкторов, будешь ими командовать.

Саше в армию ещё больше расхотелось. Он представил, что ему две недели придётся отвечать за двух незнакомых оболтусов девятнадцати лет. И всё это среди танков, боевого оружия и слегка нетрезвых сослуживцев.

- Ведите меня к врачу! – заявил он офицеру. – С моим диагнозом – нельзя в армию.

Военный сдался и потащил Сашу в медпункт. В медпункте сидел только что выпущенный из универа молодой доктор и хлопал испуганными глазами. Фуражка на два размера больше, с трудом удерживалась на оттопыренных ушах.

- Вот, лейтенант. Косарь тут у тебя какой-то! – ворчит сопровождающий. – Аллергии у него, шок! Глянь.

Медик смотрит в Сашины документы.

- Ну да, - мямлит он. – И аллергия есть. И годен ограничено. Вы рапорт в военкомате писали?

- Так точно, - обрадовался Саша. – Писал.

- И что они вам ответили?

- Ответили – разберёмся. И сюда привезли.

Лейтенант на себя ответственность не взял. Позвонил начмеду. Явился целый майор. Презрительно посмотрел на Сашу и погрузился в изучение его бумаг.- Так, ограниченно годен. Рапорт в военкомате писал?

- Так точно! – уже привычно отзывается Саша.

- Разберёмся.

Медики посовещались и позвали какого-то самого старшего. Пришёл седой товарищ в форме, которого Саша тут же окрестил Генералом.

- Служить не хочешь? – прищурился Генерал.

- Хочу, - вытянулся по струнке Саша. – Но не могу. Болен!

Генерал покосился на медиков. Те согласно закивали головами.

- Рапорт в военкомате писал? – задал закономерный вопрос Генерал.

- Так точно!

- Понабирают тут с улицы, - проворчал Генерал. – Так, где его бумаги?

Генералу тут же принесли все бумаги.

- Что это? – военный двумя пальцами вытащил из папки злосчастную анкету из военкомата. – Так. Наркотики. Штирлиц. Спецслужбы. Да он дурак какой-то!

- Так точно! – снова вытянулся по струнке Саша. – А дураки в армии не нужны. Короче, я пошёл.

- А я вот сейчас позвоню тебе на работу, расскажу, что ты наркоман! – пригрозил Генерал. – Тебя уволят и больше никуда не возьмут.

- Звоните, - пожал плечами Саша.

- Разберёмся! – закономерно рявкнул Генерал и величественно удалился.

Через пять минут Саше позвонил испуганный директор.

- Александр, мне тут какой-то генерал звонит. Жалуется на тебя. Говорит, что ты наркоман.

- Да они сами тут все наркоманы! Развели детский сад.

- Ты там поосторожнее, - просит директор. – Ты нам живой нужен. И на свободе.

Генерал вернулся ещё через час.

- Ну что? Готов служить, дезертир?

- Никак нет! – рявкнул Саша. – Можно я домой пойду.

Генерал посмотрел на него, как на насекомое. И швырнул бумаги на стол.

- Оформляйте этого дезертира! Война начнётся – тоже все, как тараканы разбегутся.

Домой Саша приехал поздно вечером на такси. За свой счёт.

Утром Корнеев вернулся на работу.

- О, начальник! С дембелем тебя! – обрадовался сисадмин. И опять, сволочь, врубил на весь офис что-то торжественное и чеканное.

Ещё неделю после этого приключения Саша говорил подчинённым:

- Я в армию уходил – поставил тебе задачу. Вернулся – а задача так и не выполнена!

- Что с людьми армия делает, - ныли сотрудники. – Совсем от рук отбился.

А потом наступил следующий понедельник и всё как-то забылось.

История основана на реальных событиях. В процессе службы ни один начальник отдела продаж не пострадал.


Автор Павел Гушинец (DoktorLobanov) рассказ из книги "Сборник номер пять"

Группа автора https://vk.com/public139245478

Не служил – не мужик Армия, Менеджер, Офис, Призыв, Длиннопост

ПС. Уважаемые читатели. Неделю назад мне позвонили с одного известного в Беларуси ресурса и предложили дать интервью. Про моё писательское творчество, про Пикабу, и, конечно про паразитов. Почитать можно здесь. Для Лиги Лени доступен аудиовариант

https://tech.onliner.by/2019/06/27/parazity

Не служил – не мужик Армия, Менеджер, Офис, Призыв, Длиннопост
Показать полностью 2
Похожие посты закончились. Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам: