Свежие публикации

Здесь собраны все публикуемые пикабушниками посты без отбора. Самые интересные попадут в Горячее.

11 Июня 2013

Grammar Nazi

налетайте
Grammar Nazi налетайте
7

Ностальгия!

Все вспоминают о лове ис, старые игры, детство, но я не видел о знаменитости пацанов - мопед. Если у тебя был мопед ты был крут !!!
Ностальгия! Все вспоминают о лове ис, старые игры, детство, но я не видел о знаменитости пацанов - мопед. Если у тебя был мопед ты был крут !!!

Брюс Ли играет в теннис

Брюс Ли играет в теннис

Пикабушники, уверена почти вы все - ЛИГА ЛЕНИ

Замечаю, наверное, не я одна...что в постах, которые выходят в горячее, ПРАКТИЧЕСКИ ВСЕГДА плюсуют первый коммент...или что-то вначале стоящее...не факт, что коммент достойный, Просто он первый, ему чаще всего достается + а иногда умные мысли скрываются чуть ниже...Неужели дочитать так лень? В связи с данным, пока еще не имеющим никаких доказательств, фактом, отношу 90% в лигу лени
137

Cообщение родным и близким

Cообщение родным и близким

Рекурсия)

Рекурсия)

"13-47, Клин", глава 28

Я стоял перед пультом управления ядерным реактором, питающим всю нашу базу, пытаясь унять трясущиеся руки. Жара уничтожала мое тело. Пот лился ведрами, голова кружилась. Я был полностью безоружен. Куски тесака остались наверху в лаборатории там же, где и винтовка. Одежда была пропитана кровью, а в боку зияла рваная рана, наспех залитая дезинфицирующей пеной. За моей спиной висел рюкзак, доверху набитый инъекторами с сывороткой «НКТ-127» и катализаторами к ней.
Этого запаса должно было хватить на целую жизнь, если поддерживать в себе силу генов только тогда, когда это действительно необходимо.
«Если вы хотите, всегда можно ликвидировать их из организма, для этого мы вывели катализатор», - промелькнул в памяти испуганный голос медтехника.
Кровь не переставала идти, пены во флаконе, который я забрал у техника, оказалось слишком мало, а времени искать новый у меня просто не было. Задрожали ноги, и я, теряя остатки сил, сел на пол.
Вход в энергоблок был полностью заблокирован. При малейшей возможности утечки, или же любой подобной аварии, титановые двери полностью отрезали любой способ отхода отсюда.
- Осталось две минуты до дестабилизации реактора, - произнес сгенерированный искусственным интеллектом, обслуживающим блок, голос. – Немедленно покиньте базу!
Я достал из рюкзака инъектор и воткнул его себе в шею. Ввел вакцину, и постарался успокоить дыхание, чувствуя, как заколотилось сердце. Я питал единственную надежду – новая инъекция могла ускорить процесс регенерации.
«Введенная вам ранее доза была старого образца. Их совершенно нежелательно смешивать с этим, если только вы не находитесь в критической ситуации», - все текли и текли в моем мозгу отдельные выдержки из недавнего разговора.
Базу я мог покинуть только одним способом. Теперь моя жизнь полностью зависела от Пантеры, и от того, успела ли она достать джетбайк за эти пятнадцать минут, что я ей отвел.
Как я уже сказал, этаж был полностью заблокирован. Конечно же, я имел в виду шахту лифта, через которую я пробрался сюда. Других путей отхода и не существовало, если, конечно, ты не вынужден импровизировать, как только можешь.
Отсюда на поверхность вели две вентиляционных шахты, через одну из которых вниз поступал свежий воздух, а вторая, соответственно, служила для всасывания воздуха из помещения и выброса его наружу. Для чего здесь необходим был воздухообмен, я не имел ни малейшего понятия. Скорее всего, для техников, изредка обслуживающих реактор.
Но для меня эта шахта могла стать единственным путем к спасению.
Кровь пошла чуть медленнее, помимо прикосновений смерти я стал чувствовать небольшой прилив сил. Поднявшись с пола, я побрел к цифровой панели.
- Осталась одна минута до дестабилизации реактора. Немедленно покиньте базу! – вновь предупредил голос.
Пантера никак не выходила на связь. Это означало лишь то, что у меня оставалось только два варианта – умереть прямо здесь, или же попытаться схватиться за соломинку, прежде чем утонуть, образно выражаясь.
Я выбрал второе.
До последнего я ждал, что Пантера отзовется. Но, видимо, что-то пошло не так.
Я открыл панель управления кулером, гоняющим воздух отсюда на поверхность, и повысил количество его оборотов до максимума. Нарастающий гул его движка заглушил голос предупреждения. Я даже ощущал всем своим телом, как мощнейший поток воздуха засасывало в дыру в потолке, через решетку которой я отчетливо видел сливающиеся на бешеной скорости в единый диск лопасти кулера.
Оставшиеся мне секунды я уже не слышал, но прекрасно видел на мониторе.
46 секунд.
Зажимая рукой уже менее кровоточащую рану, я побежал к лестнице, вмонтированной в стену.
45.
Я прыгнул вперед, вцепившись в поручни лестницы и, пересиливая адскую боль, пополз наверх.
44.
Я не мог знать, сколько времени займет развитие и протекание самой реакции до непосредственного момента взрыва, но до ее старта оставалось всего-ничего.
- Пантера, ну как же так! Ну почему тебя нет?! – прокричал я сам себе в ярости.
На самом верху лестницы я кинул быстрый взгляд на монитор. 27. Двадцать метров вверх по лестнице я проскочил за 17 секунд. Гул кулера закладывал уши. Я перескочил на пожарный мостик, подвешенный над потолком энергоблока, и побежал к лопастям, ощущая, подгоняющий меня в спину бешеный поток воздуха.
За временем я уже не следил. Какой смысл? Я проскочил почти половину мостика, когда на моем поясе наконец-то завибрировал комлинк.
Пантера. Дождался. Только, наверняка, было уже слишком поздно.
Но, надежда, как говорится, всегда идет подыхать в конце очереди, поэтому я сорвал комлинк с пояса и, что было сил в голосе, заорал в него, надеясь, что Лиз разберет мой вопль сквозь бешеный гул лопастей:
- Смотри в небо и приготовься меня ловить!!!

*

Медблок, казалось, пустовал. Я брел по коридору, выкрашенному в белый цвет, и максимально насторожившись. Опасность просто витала в воздухе, а полное отсутствие любых признаков жизни лишь добавляло мне поводов для паранойи. Слишком уж непривычно это выглядело. Камеры совершенно точно зафиксировали ту зачистку, которую я устроил возле лифта. Так что взятая мной у обезвреженных курсантов форма выполняла защитную функцию, но никак не маскировочную.
Как я уже говорил, отсутствие людей абсолютно не вписывалось в окружающую обстановку, ибо на моей памяти такого еще не было никогда. Фактически я шел вслепую, хотя, это, безусловно, было лучше, чем если бы мне пришлось прорываться с боем через толпы солдат.
Хотя… откуда им было здесь взяться? Кроме охраны на входе, других я не встречал здесь, еще будучи курсантом, а потом и пехотинцем, но ведь не мог же весь медперсонал блока испариться настолько быстро? Без кого-то из них мигом рушилась весьма важная часть моего плана.
Спустя несколько секунд, я уткнулся в дверь, которую и искал.
«Генная инженерия», - гласила табличка у входа.
Тут-то я и должен был столкнуться с самой тяжелой проблемой, разгадки которой попросту не мог знать.
Когда-то давно, я уже бывал здесь, но в качестве курьера. Один из офицеров послал меня сюда с передачей важных документов, и я прекрасно помнил, чего мне стоило попасть внутрь.
Первая дверь с табличкой была лишь банальной ширмой – она лишь открывала проход в небольшую комнатку три на три метра, в которой не было ничего, кроме настоящего входа в отдел генетики. И система его защиты была поистине произведением искусства.
Сперва нужно было ввести цифровой код, который изменялся каждые полчаса, и доступ к которому был лишь у персонала отдела, либо же у высших чинов базы. После появлялась сенсорная панель, с помощью которой проходились следующие этапы:
Первой шла проверка сетчатки глаза, которая выдавала отрицательный результат, если глаз оказывался мертвым. Совершенно то же условие относилось и к следующему этапу – проверке крови, из которой сопоставлялась на соответствие цепочка ДНК входившего в отдел человека.
Одновременно с взятием крови определялся и отпечаток пальца, после чего предстояла последняя проверка – на соответствие голоса. В случае несоответствия хотя бы одного из них проход мгновенно полностью блокировался.
Во времена моей бытности курсантом ко мне навстречу просто вышел сотрудник отдела. Мы встретились прямо в этой самой контрольно-пропускной комнате. В этот же раз пройти все этапы я рассчитывал с помощью какого-нибудь захваченного в плен ученого, которые обычно сновали по лаборатории словно муравьи.
Но, почему-то, не срослось.
Я мог потерять еще час, разыскивая кого-нибудь из персонала на медэтаже, но я прекрасно знал, чем это все закончится – на меня совершенно точно стравят спецуру или же заполнят весь блок ядовитым газом, наглотавшись которого, я и подохну. Такая перспектива не представлялась мне разумной, поэтому я, надеясь непонятно на что, толкнул дверь и вошел в контрольно-пропускную комнату.
И здесь я испытал первый за последующие несколько минут глубокий шок. Дверь была открыта настежь. Ни защиты, ни охраны, кто-то отключил тут абсолютно все системы, отвечающие за безопасность генной лаборатории.
Это выглядело как типичная ловушка, но разве у меня был выбор? Проверив батарею зарядов на винтовке, я глубоко выдохнул и вошел внутрь.
Разумеется, дверь захлопнулась за моей спиной сразу же, как я переступил ее порог. Я осмотрелся, ожидая опасности с каждой стороны.
Первый отдел был полностью электронным, если можно так выражаться. Здесь повсюду висели на стенах плазменные панели, а пространство вдоль комнаты было усыпано компьютерами – рабочими местами здешних программеров. По центру стояли четыре колонны, между которыми, чисто в декоративных целях, располагался макет всего генного блока.
К нему я и двинулся в первую очередь, чтобы определить свой дальнейший путь. Краем глаза я отметил, что из этой комнаты, кроме той двери, через которую я вошел, были еще две. Вот куда именно они вели, я и хотел узнать.
Мой путь прервала резко загрохотавшая сзади автоматная очередь, по звуку как раз такая, какую издавало бы оружие повстанцев.
Множество ран слегка замедлили мою реакцию, будь эти выстрелы на самом деле – я бы уже валялся посреди комнаты с дымящимися дырами от пуль, но…
Услышав звук и потеряв чуть меньше секунды, я, разворачиваясь в прыжке на грохот огня, всадил несколько зарядов из своей винтовки прямо в вмонтированные в стену колонки громкоговорителя.
Я рухнул спиной на пол, тяжело дыша, и сразу же передо мной вспыхнула плазменная панель, на которой возник абсолютно неизвестный мне мужик в халате, какие обычно носили ученые этого блока.
- Бабах! – ухмыльнулся он. – Классно было, да?
Я вскочил на ноги, мигом оглядевшись по сторонам. Пусто.
- Да не переживай ты так, 13-47, - продолжил ученый, - кроме тебя, меня и твоего старого друга, здесь нет абсолютно никого. Ворон приказал очистить весь этаж, когда ты попался в плен. Так что не паникуй.
- Старого друга?
- Узнаешь совсем чуть-чуть попозже. Ответь мне на один вопрос, Клин. Ты вообще хотя бы что-то серьезно обдумываешь, прежде чем сделать?
- Представь себе
Показать полностью
13

Сахар)

Дизайнер Snow Violent воплотил идею "сахар - белая смерть" в виде таких вот черепов)
Сахар) Дизайнер Snow Violent воплотил идею "сахар - белая смерть" в виде таких вот черепов)
Мои подписки
Подписывайтесь на интересные вам теги, сообщества,
пользователей — и читайте свои любимые темы в этой ленте.
Чтобы добавить подписку, нужно авторизоваться.
Отличная работа, все прочитано! Выберите