16

Призраки затопленного города

Дорожные приключения с элементами психологической драмы и комедии


Мария сидела в холле Воронежского психдиспансера и ждала свою подругу детства Настю, которую выписали на две недели, на время, пока её тётка прилетела в Москву. Сама Мария тоже жила в Москве, но с радостью вызвалась доставить подругу к тётке. Тем более, что за этот год Мария была единственной, кто навещал Настю в Воронеже и прибирался в её квартире. Та потеряла родителей, а родная тётка постоянно зависала в Америке. И вот наступила долгожданная выписка, пусть и всего на две недели.
– Маша! – Настя сразу же бросилась в её объятия и заплакала.

– Ну ты что разревелась?

– Я не хочу сюда возвращаться!

– Не успела выйти из психушки, а уже собираешься назад, ты давай это брось, у тебя целых две недели свободы! Пойдём скорее отсюда.

– Погоди, Маш, – Настя успокоилась и заговорила нормально. – Подождём Анечку.

Пока они ждали, Настя жаловалась на свою жизнь в этом диспансере – в отделении демонтировали вентиляцию и в стенах зияли дыры, через которые было слышно всё, что происходило в соседних палатах, а ещё все были постоянно простуженными из-за сквозняков. Ну и про свою подругу Анечку она тоже много говорила. Первое время её обижали, и Настя постоянно заступалась за Анечку, в итоге та не отходила от Насти ни на шаг и сильно к ней привязалась. Когда Анечка появилась в холле, Мария сразу поняла о ком шла речь – эта миловидная девочка присутствовала на всех их свиданиях, скромно сидя в сторонке.

– Анечка, знакомься, это моя подруга детства Маша.

Девушки поздоровались. Настя смущённо взглянула на Марию:

– Можно она поедет с нами в Москву?

– А ей можно?

– Я с врачом договорилась, тётя будет нашим опекуном на время побывки.


Девушки переночевали у Насти на квартире. Хорошенько выспавшись, они тронулись в путь. Только на выезде из города заскочили в Ашан, где Настя купила туристический набор для выживания с медикаментами, спасательными жилетами, термоодеялами, компасом, ножом, пилой-леской, рыболовным набором, фонариком, огнивом, сухим горючим и дымовой шашкой.

– Настя, у тебя какое-то странное представление о жизни в Москве, – покачала головой Мария.

– До неё ещё надо доехать! Мне так будет спокойнее.

– Ты точно готова ехать? Больше не боишься машин?

– Да, всё нормально.

И они поехали.

Настя сидела впереди и постоянно вертела головой по сторонам, то и дело заглядывая в зеркала заднего вида, упираясь обеими руками в бардачок, когда Мария тормозила. Анечка наоборот, сидела сзади никак себя не проявляя.

– Может пересядешь назад?

– Нет-нет, мне тут удобно, здесь обзор лучше, тормози! – Настя вытянула указательный палец.

До впередиидущей машины было метров сорок.

– Да расслабься ты! – Мария ткнула Настю в бок, – у меня 5-летний непрерывный стаж вождения по Москве! Скажи честно, ты таблетки утром выпила? Ты какая-то нервная.

– Выпила! Со мной всё в порядке, я просто давно не была на воле.

Мария прекрасно понимала, что ехать придётся очень осторожно, чтобы не тревожить Настю. До Ельца ехали два часа и решили сделать первую остановку, перекусив в кафе.


Девушки уселись за столиком и принялись страстно листать меню.

– Ну что, соскучились по человеческой еде? – Мария улыбалась во весь рот. – Заказывайте всё что хотите, я угощаю. Давайте наслаждаться жизнью!

В кафешке подопечные Марии наконец смогли раскрепоститься и начали проявлять первые признаки веселья.

– Больше никаких правил! – Настя начала свой обед с мороженого.

Анечка последовала её примеру и впервые засмеялась.

Неподалёку сидела компания парней и глазела на них не смущаясь. Один из них подошёл к ним:

– Привет, девчонки, вы путешествуете?

– Да, – сухо ответила Мария.

– Вы не против, если мы придвинем столик и пообедаем вместе?

– Мы против, да, девочки? – Мария оглядела подруг: Настя утвердительно кивнула головой, Анечка застыла с ложкой в руке, уставившись в тарелку с мороженым.

– Давайте познакомимся? Меня зовут Сергей, там сидят Дима с Костей, а вас как зовут?

– Меня Настя.

– Меня никак не зовут, – Мария неодобрительно взглянула на Настю.

– А как зовут эту красивую скромную девушку? – парень откровенно пялился на Анечку, та продолжала сидеть в оцепенении, держа занесённую над мороженым ложку.

– Мы не хотим знакомиться, – убедительно ответила Мария.

– Ну, как хотите, – парень отвязался, напоследок бросив на Анечку похабный взгляд.


Радость от предстоящего пиршества была слегка омрачена. Девушки некоторое время молчали. Парни продолжали поглядывать на них, что-то весело обсуждая. Потом Анечку затрясло.

– Что с ней? – Мария растерянно посмотрела на Настю.

– Это из-за парней, – она вынула ложку из руки Анечки и сжала её ладонь. – Эй, я с тобой, успокойся, ты в полной безопасности.

– Но они смотрят на меня, – еле слышно ответила Анечка.

– Так, девчонки! – Мария стукнула по столу. – Мы на отдыхе, продолжаем наслаждаться жизнью!

Тут как раз принесли разные салаты и девушки стали друг у друга их пробовать. Однако Анечка так и не смогла расслабиться.

– Аня, ну что ты такая хмурая? – Настя снова взяла её за руку.

– Я хочу в туалет.

Парни то и дело на них оглядывались, смеясь.

– Боишься пройти мимо парней? Хочешь, я пойду с тобой?

– Стойте. Давайте над ними тоже поприкалываемся? – вступила в разговор Мария.

– Как?

– Анечка, хочешь, чтобы они перестали на тебя пялиться?

Анечка нерешительно пожала плечами. Мария взяла стопку салфеток и смяла их в комок:

– Засунь это себе в трусы. Вот они удивятся, когда ты пройдёшь мимо них.

Настя закрыла рот ладонью, чтобы подавить смех.

– И, когда будешь выходить из туалета, слегка приподними одну ногу и поправь штаны, будто тебе жмут яйца.

Настя уронила голову на стол, не в силах сдерживать смех.

– А ты не смейся! Сделай серьёзное лицо, чтобы они не подумали, что это розыгрыш.

Анечка шла в туалет неестественной походкой. Один из парней заметил подвох и ткнул локтем соседа. Все трое недоуменно переглянулись. Тот, который представился Сергеем, откинулся на спинку стула и выпучил глаза. Остальные двое остались сидеть с приоткрытыми ртами. Потом они сбились в кучку и начали шептаться.

Анечка вышла из туалета и, под пристальными взглядами парней, чересчур откровенно поправила бандаж, отчего парни с гримасой омерзения поспешно отвернулись.


Как следует отсмеялись уже в машине. Анечка хихикала, подавляя сильное смущение.

– Ну ты дала! Ой молодец! – Настя ухохатывалась, не обращая больше внимания на дорогу.

– Я же говорила, что они отстанут! – Мария была довольна, как складывается путешествие.

– Мне так стыдно… – Анечка закрыла лицо руками.

– Чего тебе стыдиться – у тебя же есть справка из психушки! – громко заржала Настя.

В салоне машины ещё долго стоял оглушительный ржач. Потом Анечка выпила таблетку и заснула.

– Слушай, а почему она так испугалась парней? – шёпотом спросила Мария.

– Она всех боится. Сирота. На воле почти не жила. Ей ещё в детдоме поставили отметку «отставание в развитии», поэтому она регулярно наблюдалась у врачей. Родителей у неё нет, в детстве с ней некому было заниматься, отсюда задержки в развитии. Она на самом деле нормальная, просто пугливая.

Ближе к Москве раздался звонок – Настина тётя звонила Марии.

– Здравствуйте… Да, забрала… Да, везу… Хорошо… Понятно… Угу… До свидания.

Мария бросила трубку и покачала головой. Звонок разбудил Анечку.

– Задерживается в Америке.

– Она не прилетела? – Настя изумлённо смотрела на Марию.

– Запасные ключи от квартиры у консьержа.

– И она даже не захотела поговорить со мной? А когда она прилетит?

– Сказала, что её не отпустили. Может вообще не прилетит.

– Но меня же выпустили к ней, потому что она будет моим опекуном на время побывки. Я с таким трудом выписалась под честное слово! А она… – Настя заплакала. – Боже, что она за человек такой? Мало того, что ни разу не навестила в больнице, так она и забрать меня даже не смогла. Она и на похороны родителей не прилетела!

– Успокойся, не накручивай себя.

– А родители от неё ехали в тот день!

– Ну что ты опять начинаешь? Не приедет – и ладно, тебя же отпустили! Без опекуна поживёшь. Может, это и к лучшему. Я поживу с вами эти две недели.


Проезжая съезд на Каширу, Анечка попросила остановиться – её укачало.

– Здесь отбойник с двух сторон, потерпишь?

– Меня сейчас вырвет…

– Хорошо, сейчас остановлюсь.

– Здесь нельзя останавливаться, тут отбойник же! – закричала Настя.

– Если экстренная остановка, то можно!

– Это опасно! Анечка, блюй через окно!

– Ну не на ходу же! Сейчас я прижмусь к отбойнику!

– Осторожно! Ааааааааа! – заорала дурным голосом Настя, глядя в боковое зеркало.

Справа, между отбойником и машиной, на огромной скорости пронёсся «Гелендваген» и, то ли от касания, то ли от вихря, то ли просто от испуга машину девочек отбросило на вторую полосу, где в этот момент никого не было. У Марии от страха онемели ноги, и она кое-как остановила машину возле отбойника. Анечка высунулась из окна и её стошнило. Настя сжалась в кресло и тихо завыла. Переведя дух, Мария попыталась выйти из машины, но Настя её остановила:

– Надень жилет! – она дрожащими руками стала рыться в своём спасательном наборе.

– У меня свой есть, – Мария включила аварийку, надела жилет, вышла из машины и обошла её вокруг.

– Нужно знак аварийной остановки выставить! – не унималась Настя, крича через открытое окно.

– Да заткнись ты! – выругалась было Мария, но быстро взяла себя в руки. – Не паникуй, всё обошлось.

Анечку снова вырвало. Настя надела свой жилет и тоже вышла из машины. Следов ДТП не было, были лишь жёлтые разводы на двери Анечки. Мария прислонилась к отбойнику – у неё всё ещё дрожали коленки. Мимо пролетали машины, поднимая ветром волосы.

– Знак! Где у тебя знак? – Настя суетилась рядом, припадая к земле каждый раз, когда мимо проезжали машины.
– Ладно, поехали дальше, – скомандовала Мария.


Ехать в тишине после инцидента не получилось – у Насти начался монолог:

– Он же обгонял всех справа… И летел 200… Господи, почему они это делают? Что с ними не так? Нет… Я просто пытаюсь понять… Это же уму непостижимо! Что у них в голове происходит? Ради чего они так рискуют? Ради острых ощущений? Но это же глупо… В правилах написано, что обгон справа запрещён, это значит, что все нормальные люди не ожидают опасности справа. Зачем же так рисковать чужими жизнями? Он же летел не меньше 200! Они же забирают у людей жизни! Они думают, это компьютерная игра какая-то? Что траектории машин в потоке не меняются? Мало ли что может случиться – в любой момент кто-нибудь из потока может съехать вправо. Мы же начали съезжать! Ладно я заметила! Если бы съехали раньше – сейчас бы были трупами! Там же отбойник! Он же летел 200! Маму с папой так же убили! Может быть, это он и убил их! Три восьмёрки номер! Это мог быть он! На этой трассе это случилось… Под Кобылинкой случилось.

– Настя, выпей таблетки сейчас же!

Она достала две таблетки, сжала их в кулак и открыла бутылку. Потом приложила кулак ко рту, высосала таблетки и запила водой.

– Три восьмёрки номер… – продолжила она. – А вдруг это он…

– Слушай, Наська, этих лихачей в Москве – как собак нерезаных. Ты зайди в Инстаграм на канал «Мажорка семь-семь-семь» и увидишь сотни таких. Они там ролики свои выкладывают.

– У тебя регистратор работает? Нужно сообщить в ГИБДД! Нужно позвонить срочно, пока он никого не убил!

– Скоро будем проезжать пост ДПС.

На посту Мария заполнила заявление и приложила скриншот из записи видеорегистратора. Инспектор оказался знаком с этим лихачом – это был кавказец с тремя сотнями штрафов только за предыдущий месяц.


До Москвы оставалось всего пару часов, но девчонки так устали, что решили остановиться в придорожном мотеле. К счастью, трёхместный номер был свободен:

– Пройдите по коридору до пожарного стенда, возле него дверь в ваш номер, – сказала хозяйка мотеля.

Девчонки сразу повалились на кровати. Анечка мгновенно вырубилась, Настя уткнулась в смартфон, а Мария просто смотрела в потолок.

– Я всё думаю об Анечке. Она такая красавица. Уж очень она странно реагировала на парней. Как будто чего-то боялась.

– Она была влюблена в парня, потом он её бросил.

– Несчастная любовь?

– Ну, там было всё сложно. Она рассказывала, что однажды в детдом приезжала медкомиссия и проводила осмотр девочек. Одна из них была уже не девочкой. В 12 лет. Разразился скандал, девочку куда-то увезли и больше её никто не видел. Тогда у Анечки, видимо, и развился страх потерять девственность. Парень появился у неё уже после детдома, он устал её добиваться, побил и бросил. Анечка впала в депрессию. А у неё был детский диагноз, помнишь – отставание в развитии, вот и упекли её в психушку, недолго думая.

– Печально. А сколько сейчас ей лет?

– 19 исполнилось недавно. Знаешь, как мы отметили её день рождения в больнице? Нам разрешили вдвоём посмотреть телевизор в кабинете старшей медсестры! Вот такие маленькие радости. И знаешь, что самое смешное – нам нельзя было смотреть кино! Вместо этого нам включили канал Культура – а там рассказывали про древний город Мологу. Медсестра увидела – о, церкви показывают – и ушла спокойная. А Молога – это затопленный город! Ты слышала, наверное, посреди Рыбинского водохранилища полуразрушенная церковь стоит? Вот, про это рассказывали. Целый город ушёл под воду. Тоска, уныние и обречённость. Лучше бы нам кино разрешили посмотреть!

– Давайте завтра в кино сходим.

– Ой, хотелось бы!
– Я вам устрою такие каникулы, каких и у здоровых не бывало! Чтобы почувствовали вкус к жизни, чтобы вылечились поскорее. – Мария громко зевнула. – Настя, тебе нужно держать себя в руках. Понимаешь, тебя выпустили в первый раз, и ты должна доказать, что здорова. Если у тебя будут нервные срывы, как сегодня, тебя больше не отпустят. Ты это понимаешь?

– Да.

– Ты уж постарайся. И тогда тебя скоро выпишут насовсем. Будешь туда ходить лишь отмечаться.

Вскоре Мария засопела. Настя ещё долго втыкала в смартфон.


Встав пораньше, девушки продолжили свой путь и на подъезде к МКАД начали строить планы на эти две недели:

– Для начала я покажу вам парк Зарядье, там так здорово! – Мария подмигнула Насте.

– Я хочу в Москва-Сити.

– Ты не видела Зарядье!

– Я хочу в Москва-Сити.

– Что там смотреть? Ах, ты в «Афимолле» хочешь приодеться?

– Угу.

– Ну ладно, сейчас подумаю как туда лучше проехать.

– А ты можешь оставить машину на набережной Тараса Шевченко?

– Почему там? Это же на другой стороне.

– А мы по мосту перейдём.

В конце набережной до самого шлагбаума все места были заняты, поэтому пришлось разворачиваться и встать на парковку чуть дальше. Пока шли к мосту, Настя вспомнила, что забыла что-то в машине, взяла у Марии ключи и убежала. В этот момент кто-то позвонил:

– Вы у нас сегодня останавливались, – в трубке прозвучал голос хозяйки мотеля.

– Да, в чём дело? – насторожилась Мария.

– У нас пропал топор с пожарного стенда, вы ничего об этом не знаете?

– Топор?

– Длинный, красный пожарный топор.

– Нет, мы точно его не брали.

Они ещё постояли пару минут, разглядывая крутые тачки, но Настя не торопилась возвращаться. У Марии постепенно начало возникать чувство тревоги, и она пошла быстрым шагом к машине, Анечка с трудом поспевала за ней.


Вскоре они стали свидетелями такой картины: по середине улицы шла Настя, волоча по асфальту красный топор. Девушки от изумления остановились. Настя подошла к припаркованному «Гелендвагену» с номером 888 и уверенным взмахом разнесла вдребезги лобовое стекло. Следующим ударом она вышибла зеркало, потом боковое стекло. Со всех сторон к машине ринулись кавказцы, Мария с Анечкой так и стояли неподалёку в полном оцепенении. Настя со всей дури вогнала топор в капот, так, что не смогла его вытащить – топор застрял. Тут её уже плотным кольцом окружили кавказцы, а хозяин машины скрутил ей руки:

– Ты что, сумасшедшая? Ты что творишь? Зачем машину бьёшь?

– Это ты убил маму с папой! Ты их убил, гадина! Ты убил моих родителей, сволочь!

– Что она несёт? Вызывайте ментов!

– Не трогайте её! – бросилась Мария на выручку Насте. – У неё справка из психушки!

Так, не успев начаться, закончилась побывка девчонок на воле. Судьба привела их в отделение полиции. Оказалось, что возмещать нанесённый ущерб было некому – больную из диспансера ещё не выписали, а лишь выпустили под ответственность родной тётки, которая никаких бумаг подписать не успела и вообще находится за границей. По закону судиться пришлось бы с больницей. В итоге хозяин машины плюнул и забрал заявление. Долго не могли решить, что делать с пациентками – держать в отделении нельзя, Воронеж забрать их так быстро не сможет, московские больницы на передержку их взять отказались. В конце концов Марии поручили немедленно доставить Настю обратно в Воронежский диспансер.


Настя была удивительно спокойна, когда села в машину.

– Как ты его нашла? – Мария завела двигатель и разочарованно взглянула на Настю.

– Ты сама мне рассказала про канал в Инстаграме – там и нашла его. И где они тусуются нашла.

– Ты хоть поняла, что он никак не связан со смертью твоих родителей?

– Знаю. Но блин… Я чувствую какое-то облегчение. Я весь свой гнев на него выплеснула. Ощущение – как будто гора с плеч свалилась!

– Но теперь тебя не скоро из больницы выпишут.

– Да, но мне давно не было так спокойно на душе, как сейчас.

Машина тронулась. Настя вдруг резко повернулась к Анечке:

– Анечка, прости меня! Я тебе всю поездку испортила… Съездили в Москву, называется… Ты даже Кремль не увидела! Прости…

– Ну а что нам мешает посмотреть Красную Площадь? – Мария подмигнула Анечке.

Они немного погуляли по Площади и зашли в «Макдоналдс» в Охотном Ряду.

– А давай покажем Анечке ещё что-нибудь? Подумаешь, немного опоздаем.

– В любом случае мы в Воронеж под утро приедем, – согласилась Мария.

– Анечка, что бы ты хотела увидеть? У тебя есть какая-нибудь мечта?

Немного подумав, она ответила:

– Я бы хотела увидеть затопленную церковь в Мологе.

Подруги переглянулись. Мария долго потягивала колу через соломинку.

– Ну а что? – прервала молчание Настя. – Всё равно в психушку возвращаться, хоть воздухом свободы перед смертью надышусь. А Анечку никто в больницу вернуть не требовал, у неё почти две недели отпуска! Давайте немного побегаем от карательной медицины?

– Только ко мне домой заскочим.

Мария взяла из дома кейс и машина взяла курс на север.


– Что в этом кейсе? – спросила Настя.

– Знаешь, мне понравилось, как ты отомстила этому лихачу на «Гелике». Я поняла главное – что ты таким образом избавилась от призрака прошлого. Я тоже мечтала отомстить своему бывшему. Открой кейс.

Настя открыла кейс и увидела большую коллекцию старинных монет:

– Ничего себе, как будто сундук с сокровищами!

– Когда мы расстались, он забрал всю технику из дома – оба телевизора, стиралку, кофемашину, даже холодильник – всё наше совместное имущество просто взял и вывез из квартиры, пока меня не было. Лишь кондиционер мне оставил. Самое главное – он и нашу машину забрал! Вот я и выкрала у него эту коллекцию, которую он с таким фанатизмом собирал.

– А он что? – Настя вытащила одну из монет и передала Анечке, – смотри какая красота!

– Я говорю: – «Машину мне оставь, тогда верну коллекцию». А он: – «Это ты от меня ушла, мне компенсация морального вреда полагается». Как видишь, машину я сама взяла новую в кредит. Этот придурок слишком долго думал. Теперь названивает, спрашивает, что хочу взамен. А мне ничего уже не надо! Вот такая изящная месть, правда?

– Круто ты его обставила! И что ты хочешь сделать с этими сокровищами? Сколько всё это стоит?

– До хрена. Тут есть две золотые монетки стоимостью 200 косарей каждая.

Девчонки рассматривали коллекцию до самого Долгопрудного, пока машина не зарулила во двор. Мария забрала кейс и вышла из машины. Вскоре из подъезда вышел мужчина. Они долго о чём-то разговаривали. Потом Мария передала ему кейс. Мужчина открыл его и внимательно проверил содержимое. Потом он извлёк одну монетку и отдал Марии.


– Ну, рассказывай, что это за мужик? – Настя была в нетерпении.

– Мой бывший. Я просто отдала ему коллекцию. Просто так. Я рассталась со своим призраком прошлого.

– А что он тебе дал?

– Подарил одну из монеток на память, в знак благодарности. Ту, которая двести тысяч стоит. Давайте её продадим, а деньги прогуляем!

В нумизматической лавке продавец покачал головой:

– Ей цена 50 тысяч. У нас такие же лежат на витрине. Могу предложить 45.

– Спасибо, за такие деньги я лучше оставлю её себе.

Уже в машине Мария рассмеялась:

– Вот козёл! А мне сказал, что за них не меньше 200 дадут! Какой молодец – попилил наш семейный бюджет! Нет, хватит, больше не буду о нём вспоминать – отныне его в моей жизни больше нет.

Машина двинулась по направлению на Сергиев Посад. Настя вела себя настолько спокойно, что не смотрела на дорогу, уставившись в смартфон. Вдруг она вскрикнула:

– Смотрите что нашла! В паблике «ДТП и ЧП Москва» выложили фотки «Гелика»! Ха-ха, тут такие комментарии, просто ржач: «Поделом ему», «Народные мстители?», «Нужно было ещё колёса продырявить», «Видать кому-то дорогу переехал», «На каждого мажора найдётся свой псих», ха-ха-ха – «псих» – это про меня! Ха-ха-ха!


В Сергиев Посад приехали, когда уже стемнело. Гостиницу нашли возле вокзала, заселились в два номера, в одном ночевала Мария, в другом Настя с Анечкой.

Утром, немного прогулявшись по старинному городу, они решили остаться здесь на пару дней. А уже вечером познакомились с симпатичными местными парнями. Мария с Настей шептались:

– Тебе какой больше нравится? – у Насти разыгрался аппетит.

– Светленький.

– И мне тоже. Ты видела как Анечка на него посмотрела?

– Ага. Поэтому я возьму того, который покрупнее, – конструктивно решила Мария.

– А я того, который повыше.

– Светленький тоже запал на Анечку. Что будем с ней делать, она очень скованная.

– Нужно ей помочь. Я поработаю с ней.

– Главное не переборщи, нам не нужно, чтобы она влюблялась. А я поработаю со светленьким.

Парни ждали на улице, пока девушки переодевались. Мария вышла раньше и подозвала светленького:

– У меня к тебе просьба. У девочки психологическая травма, её недавно бросил парень, с ней нужно обращаться аккуратно. Хоть это и просто интрижка, но ты бы не мог сыграть роль влюблённого по уши?

– А какой в этом смысл?

– Мы хотим, чтобы она пришла в себя, почувствовала уверенность. А когда придёт время расставаться, нужно обставить всё так, чтобы она тебя бросила. Понимаешь?

– Типа, «клин клином вышибают»?

– Молодец, верно, пусть она сама кого-то бросит хоть раз в жизни. Это должно сработать.

– Чё-та как-то сложно.

– Давай откровенно – она красотка, да? Стоит игра свеч?

С этим было сложно не согласиться, поэтому светленький кивнул.

– Только есть одна проблемка… Она ещё девственница.

Светленький тяжело вздохнул и начал терять интерес.

– Если всё получится, у меня для тебя будет награда, – Мария вынула из кармана старинную монету. – Она стоит 50 косарей.

Светленький с любопытством покрутил её в руках. Мария хлопнула снизу по его ладони и поймала монету на лету:

– Ну так что, сыграешь роль безнадёжно влюблённого?


Разбившись на пары, ребята сначала гуляли по Троице-Сергиевой Лавре, потом ушли в сторону Скитских прудов. Прежде чем разбрестись по парку, девушки решили посовещаться:

– Анечка, ни о чём не беспокойся, веди себя уверенно, мальчик очень хороший, мы будем неподалёку, возьми это, – Настя достала из сумочки дымовую шашку, – она тебе не понадобится, но так будет спокойнее.

– Настя! – возмутилась Мария. – Ну зачем ты её пугаешь? Какая на фиг дымовая шашка? Ты ей ещё термоодеяло и рыболовные снасти вручи.

– Пусть будет.

– Анечка, возьми лучше это, – Мария что-то сунула ей в сумочку. – Там три штуки, думаю хватит.

– Куда столько? – возмутилась в свою очередь Настя. – Сама зачем её пугаешь?

Анечка покорно принимала подарки и немного нервничала.

– Потом мы пойдём в гостиницу… А Маша ещё погуляет… Да, Маша?

– Почему я? Я не меньше твоего хочу в гостиницу.

– Мне нужно быть рядом с Анечкой, – она повернулась к Анечке и обняла её. – Не бойся, я буду за стенкой. Ну всё, иди гулять, хорошего вам вечера.


Всё получилось. Анечка проснулась раньше всех и выглянула в окно – светленький уже её караулил.

– Наська, просыпайся! Он пришёл!

Настя отодвинула шторку и с трудом открыла слипшиеся веки:

– Похоже, ты его в себя влюбила… Анечка, ты крутая!

В комнату вбежала Мария:

– Звонили из Воронежа, они нас потеряли. Я сказала, что волноваться нечего, всё под контролем, доставлю без приключений, но с небольшой задержкой. Ну что, вы готовы к приключениям?

Анечка стала быстро одеваться.

– Ты куда? – удивилась Мария.

– Она хочет проститься со своим парнишкой.

– Только быстрее, нам скоро в дорогу.

– Говори с ним надменно, так мол и так, не серчай, мне пора ехать, не поминай лихом, гудбай мой мальчик.

– Да-да, и ни капли сожаления. Пусть почувствует, каково это, когда тебя бросают.

– Но я не хочу его бросать, – вдруг проявила недовольство Анечка.

– И что ты ему скажешь? Позовёшь с собой в психушку? – развела руками Настя.

– Извинись и скажи, что тебе нужно уезжать. Поверь, ему это будет проще понять, чем узнать, что ты сбежавшая пациентка Воронежского психдиспансера.

– Он уже в курсе, – Анечка бежала по коридору, громко шлёпая тапками.

Подруги подошли к окну: Анечка подбежала к светленькому и бросилась в его раскрытые объятия.

– По-моему, твой светленький переигрывает, – заволновалась Настя.

– По-моему, твоя Анечка вышла из под контроля, – ответила ей Мария.

Молодые люди продолжали обниматься, светленький что-то шептал Анечке на ухо. Погода стояла пасмурная.

– Что будем делать?

– Пора это остановить, – Мария вышла из номера.


Анечка вернулась в радостном расположении духа.

– Что ты ему сказала? – настороженно спросила Настя.

– Просто попрощалась. Ну что, собираемся в дорогу?

Тем временем Мария вышла на улицу и встретилась со светленьким за углом:

– Мне кажется, или ты слишком сильно вжился в роль? Держи свою награду, – она вложила в его ладонь монету.

– А с чего ты взяла, что я играл?

– Ну, поздравляю! Ты по-настоящему влюбился?

– Да.

– И что теперь? Вы нормально расстались?

– Мы очень тепло попрощались. Но ненадолго.

– В смысле?

– Я буду ездить к ней в Воронеж, навещать в больнице, – он вернул Марии монету.

– Ты это серьёзно сейчас говоришь? Зачем она тебе такая?

– Она просто офигенная. Я таких никогда не встречал. Она чистый, светлый человек.

– Ну, охереть! И какие у тебя планы?

– Для начала, будем добиваться выписки и возвращения дееспособности, а потом заберу её в Москву. Я там учусь.

Мария начала растирать ладонями онемевшее лицо. Потом достала телефон и нашла фотку изуродованного «Гелика»:

– Это работа Насти, единственной подруги Анечки. Просто будь в курсе, что может случиться, если расстроить Настю. Если с Анечкой всё будет хорошо, то Настя не будет расстраиваться.

Мария хлопнула светленького по плечу и вернулась в гостиницу.


Девушки приехали к Рыбинскому водохранилищу. С воды дул прохладный ветер.

– Я бы сейчас выпила вина, – Мария начала разминать уставшую спину.

– Давай бухнём! – подхватила идею Настя.

– Вам нельзя, вы на таблетках!

– Маш, я не пью таблетки с первого дня.

– Ты меня дурачила? А ты, Анечка, тоже не пила таблетки?

Анечка выглядела счастливой, на её лице был заметен румянец:

– Я пила таблетки.

– Ну, тогда давай возьмём с тобой вина, Наська, и выпьем за наше путешествие!

Троица стояла у воды и две подруги передавали друг другу бутылку, отхлёбывая из горла. Анечка достала из сумочки дымовую шашку:

– Давайте её зажжём?

Белые клубы дыма растворялись в небе, словно призраки прошлого. Где-то под водой, на месте старого русла Волги, покоился древний город Молога. Мария пару раз подбросила в руке золотую монетку и кинула её в воду, вернув затопленному городу его сокровище.

Призраки затопленного города Драма, Роудстори, Дорожная романтика, Приключения, Трагикомедия, Психиатрия, Рассказ, Длиннопост

Дубликаты не найдены

+1
Тут ещё как посмотреть на это все... Кто из них псих и кого надо лечить принудительно? Мажор на гелике летающий без правил под 200, или пострадавшая морально девочка?!
0

Понравилось, прочел бы продолжение. Спасибо.

0
Спасибо очень душевно