-1

Как я старушку подставил

Увидел пост про серые будни котика http://pikabu.ru/story/_2691934 и вспомнил свою стародавнюю историю из той же серии. Когда-то, когда еще продавали черную икру, подрабатывал я в конторке, которая поставляла в супермаркеты рыбопродукцию, объемы были маленькие но продукция элитная. Черная икра, помимо маленьких стеклянных баночек продавалась в больших жестяных банках, по радиусу обернутых резиновым жгутом. Часть продукции была, эээ, не очень легальной, т.е. часть покупалась на заводе с сертификатами а остальное "по своим каналам" и реальными сертификатами прикрывалось. Так вот некая партия оказалась слегка не по ГОСТам, бомбаж, изменение цвета и вкуса. Не выбрасывать же это, кто хотел, тот взял себе, бесплатно, просто предупредили что в центре банки есть еще можно, а по краям, где соприкасалось с металлом не очень. Я соскреб из центра в стеклянную банку а что делать с остальным не знаю. Снимали мы тогда на ул Паперника что в Москве квартирку на пятом этаже, а на третьем жила старушка, давно впавшая в маразм и от того что ключи она постоянно дома забывала замка у нее в квартире не было (выломан был полностью). Было у нее три или четыре кошки, коих она как и себя кормила манной кашей. Так я подумал, что котики от черной икры не откажутся и поставил эту полупустую жестянку с черной икрой у ее двери. Котикам икра не очень понравилась, но проходившие мимо ее квартиры соседи крайне странно смотрели на такое изобилие и качали головой, мол совсем крыша поехала у старушки, на пенсию котам икру черную покупает.

Дубликаты не найдены

Похожие посты
122

Упреждающий удар.

У нашего соседа на 1 этаже кот часто пытался сбежать через форточку. Но сосед был жесток и коварен, и нанёс упреждающий удар - раскормил кота так, что тот не мог допрыгнуть. Так и смотрели по вечерам старушки на лавочке, как елозит вверх-вниз по стеклу целеустремленная тушка.

618

Кошка, чья жизнь удалась, или двадцатилетняя тыгыдык

Ее зовут Бесс, Бесси, перестань орать. Ей исполнилось 20 лет! Подобрана на улице, возле ж/д станции. По ветеринарной карточке порода - Б/П, но знающие люди говорят, что британка, серебристая шиншилла.

Кошка, чья жизнь удалась, или двадцатилетняя тыгыдык Кот, Старушка, Видео

А вот, собственно, сам тыгыдык. И не скажешь, что ей 20 лет.

1114

Ключевой вопрос: Как она это сделала? Откуда силы?

Удивительные возможности сокрыты в человеке.

Вот скажите, как немощная восьмидесятисемилетняя старушка, которая еле передвигается с табуреткой и на людях всё время выглядит так, будто сейчас рассыплется, смогла открыть форточку, которую моя жена еле-еле открывает и закрывает, скинув при этом ограничитель, подняла кота 5 кг весом и выкинула его в форточку?

А суть проста: когда соседка уезжает, просит иногда помогать её престарелой маме. И когда жена зашла к ней её проведать, наш кот прошмыгнул к ним.

А потом этот божий одуванчик: «Я вашего кота в форточку выкинула. А какой у нас этаж?»

А этаж у нас 7-й. Кот жив. Но 2 ночи без сна и большие счета из ветеринарной клиники, в которой он до сих пор, не прибавляют оптимизма.

Но ключевой вопрос: Как она это сделала? Откуда силы? Или человек притворяется немощным? Или в состоянии аффекта пребывал?

Про «квалифицированность» ветеринаров местных частных клиник – вообще молчу, там сказали, что всё нормально, только немного кровит мочевой. Пришлось ехать в районную клинику. И по факту: перелом ребра, ушиб грудной клетки, кровотечение в лёгких и мочевом и т.д. Лежит под капельницей. Прогнозы – неутешительные.

Самое тяжёлое – это конечно отвечать на вопросы наших троих детей про состояние кота.

Просто поделиться о наболевшем.

Ключевой вопрос: Как она это сделала? Откуда силы? Кот, Ветеринария, Старушка, Немощные, Как?, Травма, Негатив
135

Мужество

Валентина Михайловна не видела выхода.

Никакого.

И поэтому пошла самым правильным путём.

К Богу.

В храм святой великомученицы Татианы, прихожанкой которого числилась многие годы.

- На исповедь, - соврала Валентина Михайловна даме, проводившей кастинг к отцу Арсению. И - ужаснувшись лжи, тайно перекрестилась.

Исповедоваться ей было не в чем.

(Все семьдесят пять лет жизни Валентины Михайловны были сплошным праведным поступком. Разве что, тогда, в магазине, лет двадцать назад: она видела, что кассирша пробила импортные бананы как отечественную картошку. И – промолчала.

Но, магазин столько раз обсчитывал Валентину Михайловну в свою пользу, что на сальдо, наверное, приобрёл банановую рощу.)

Отец Арсений, принял её радушно – никак. По долгу службы он принимал сегодня не только праведных пенсионеров, но - и прочих прихожан.

- Горе у меня батюшка! – начала Валентина Михайловна «за упокой», потом посмотрела на маму с ребёнком-колясочником и исправилась, продолжила «за здравие» – Нет, не горе. Так! Дочь моя, раба божия Татьяна – не замужем.

- Давно? – невпопад спросил отец Арсений, думая о чём-то своём, не мирском – Господи, прости меня грешного! И что?

- Хорошая она Танечка, в смысле раба божия Татьяна, - залепетала и горестно вздохнула исповедующаяся, - Красивая, добрая, гинеколог отличный, - и тут Валентина Михайловна полезла в сумочку за вещественными доказательствами.

(Она благоразумно захватила Танин вузовский диплом и её же фотографию в сарафане на черноморском курорте.)

- По существу, пожалуйста – не совсем терпеливо сказал отец Арсений, - Очередь сегодня, вон та дама ладаном надышалась, сейчас в обморок хлопнется… Больные, дети – ждут.

(Фотографии и диплом предъявить было не кому.)

- Внуков я хочу, батюшка! И - счастья Танечке, а Бог - не даёт. Что мне делать? – спросила Валентина Михайловна скороговоркой.

После слов «Бог не даёт» отец Арсений поменялся в лице и поджал губы:

- На всё воля Божия! Смирения и мужества требует вера. Смириться с неизбежным и мужество изменить то, что можно изменить. Спаси вас Господь! Следующий… - сказал он с досадой.


Из храма Валентина Михайловна вышла отрешённая, села не в свой трамвай и поехала неведомо куда – на какой-то рынок.

Там, на рынке, рассеянно купила ненужной жирной свинины – громадный кусок. Зачем?

«Мужество, изменить то, что я могу изменить» - крутилась в голове неправильная мысль, выгоняя правильную – «Куда я дену свинину?».

Наконец, когда мысли в голове разошлись по полушариям, пришёл 48 трамвай, тот самый который идёт из точки А в точку Б самым длинным полуторачасовым путём – и Валентина Михайловна, свинина и мысли поехали домой.


Через трамвайный проход, напротив от Валентины Михайловны сидела пара – мама и карапуз неизвестного пола с румяными и пухлыми щеками. Оба погружённые в телефоны.

«Как можно ребёнку в таком возрасте покупать мобильный!» - внутренне возмутилась Валентина Михайловна, - «Он остановится в развитии… Или она…».

По щекам и шапочке было трудно установить пол дитяти.

- Алиса, мы на следующей выходим… - не отрываясь от телефона сказала мамаша.

- Угу, - ответила румяная Алиса, тоже не отрываясь от телефона.

«Ещё и Алиса! Ужас! Какое котиное имя… И в святцах его нет. Некрещённая, наверно… Вот Таня родит девочку – я назову её Наташей. А что – отличное имя, как Ростову… Или нет, Наташ много, надо что-нибудь такое… Русское, древнее, православное, редкое… Дуняша? Да, красиво. Необычно! Клавка-дура гордиться своей Авдотьей … Моя-то Дуняша лучше! Интересно, а полное от Дуняши как? Евдокия? Не к каждому отчеству подойдёт…» - умиротворённо думала Валентина Михайловна, провожая глазами выходящих из трамвая маму, Алису и их телефоны.

Две остановки и десять минут место напротив Валентины Михайловны пустовало. За это время она успела мысленно испечь Дуняше тоненькие фирменные блинчики, связать шарфик из голубеньких ниток, сводить на место дуэли Пушкина и, даже, обрезать когти Масику – чтобы не царапал ребёнка.

Но, тут в трамвай вошли две женщины – околотаниного возраста, и заняв сидения, продолжили начатую на остановке беседу:

- Лера, так и что дальше? – пропищала птичьим голосом полная брюнетка.

- А ничего! Понимаешь, Женечка – ничего! Он – всё врал! Он - водитель чего-то, с коммуналкой и алиментами. Я теряю время! На сайтах знакомств таких полным-полно… - эмоционально разводя руками сказала красивая Лера.

Валентина Михайловна вмиг переключилась с воображаемой Дуняши и царапающегося Масика на действительность.

- Да! Вот оно… Интернет!! – с интонацией Коперника, неожиданно и громко вскрикнула Валентина Михайловна.

Полная кондукторша с катушкой билетов на шейном шпагате на минуту проснулась в кресле и, с ненавистью, посмотрела на неё.

Показать полностью
365

Старушка раздает котят. Метро Шаболовская

Всем здравствуйте.

Возле входа в метро Шаболовская стоит старушка, раздает котят.


Если кому-то вдруг нехватает дома питомца и Вы недалеко от этого места, поглядите плз, мало-ли Вам приглянутся.


Сердце в 6 раз сжалось видеть пожилово человека, который среди шумной толпы пытется громко объявлять «котята бесплатно!», хотя голос и возраст явно не позволяют кричать.


Извините, фото сделать не додумался, а до поста догадался только в метро.


Если можно в топ, то было бы здорово, если нет, то понадеюсь на рыцарей свежего...


Тег «без рейтинга поставил»

Комментов для минусов дам сполна.

864

Нечисть

На сороковой день после смерти супруга Клавдии Ивановне стало казаться.

Страшное!

Что она не одна в доме.

Причём – ночью, ближе к полуночи.

Звуки постороннего присутствия в доме пугали её: кто-то ходил, всхлипывал, вздыхал и, временами, даже постанывал.

С Мишкой-мужем последние десять лет они жили дружно.

Каждый за свою пенсию и в своей комнате. И даже не ругались – не то что по молодости. Потому что не разговаривали.

Когда к ночным стонам и ходьбе добавилось грызение Клавдия Ивановна испугалась: нечисть! Первые ночи, сквозь дрёму она спокойно думала, что Мишка-покойник ищет заначку в деньгах или другой, более стабильной, но жидкой валюте. Но, ни денег, ни водки в доме нет – выкуси, мерзавец!

Позже, вспомнив, что покойный муж утратил способность грызть что-либо лет десять назад (вместе с зубами), Клавдия Ивановна испугалась.

Не Мишка!

И, едва дождавшись утра, пошла к специалисту.

Единственным специалистом по нечисти в посёлке была Зина. Соседка.

(Остальные сверстницы и соседки Клавдии Ивановны были живой нечистью. Во плоти. Их она избегала.)

Зина пила утренний кофе с бутербродами. Бутерброды были с икрой, кофе - восхитительно ароматным.

Клавдия Ивановна с уважением относилась к людям умеющим извлекать деньги из воздуха. А поэтому поздоровалась:

- Зинаида! Утро доброе!

- Доброе, Клава! Кофейку? – ответила Зина в красивом халате.

От достатка Зина была щедрой.

Городские дуры с удовольствием ездили к Зине – она специализировалась на присушке, привороте, изгнании и возвращении.

Много лет назад бедная, но предприимчивая Зина объявила себя ведуньей. Потомственной. За годы магического труда она настолько вошла в образ, что верила самой себе.

Клавдия Ивановна знала Зину всю жизнь, ещё нищей учительницей, а поэтому максимально кратко, чтобы не завидовать на достаток, перешла к сути визита.

- Обойдусь. Значит, Зин, так…

И детально описала происходящее ночью в доме, реалистично передавая звуки топота, царапанья и грызения.

В финале шоу она попросила:

- Дашь мне чего-нибудь? Или как?

Зина, у которой приём городских дур начинался с двенадцати, а поэтому было море свободного времени, по привычке стала нагнетать обстановку:

- Не сидится ему в аду-то! Черти, наверное, не наливают. Это он за тобой пришёл. Скучно ему там, нервы трепать некому! Забрать тебя хочет!

Клавдия Ивановна, скрипя зубами, слушала Зину до получения средств.

Когда Зина прописала лечение: чёрная фасоль (россыпью) на окна и двери, сжечь подушку покойного и прочесть «Да воскреснет Бог!» 99 раз, Клавдия Ивановна радостно ушла, думая дорогой о Зинке «Зараза!» и «Колдовка липовая!».

Ночью, полная луна вышла из-за туч, и прервала Клавдию Ивановну на сорок восьмом прочтении «Да воскреснет Бог!». В лунном свете открылась истина.

Посреди комнаты, на ковровой дорожке сидела огромная крысища и увлечённо мыла морду. Потрясённая Клавдия Ивановна, перестав читать «Да воскреснет Бог!», брезгливо рассматривала лысый крысий хвост.

Надо же!

Утром Клавдия Ивановна пошла в местный гипермаркет «Визит», торговавший всеми предметами первой поселковой необходимости: от хлеба двух видов (с тмином и без) до искусственных могильных цветов. И, конечно, водкой разной степени палёности.

- Есть что от крыс? – спросила Клавдия Ивановна у Надьки-продавщицы, демонстративно не поздоровавшись.

(У Клавдии Ивановны было высшее образование и при жизни, до пенсии, она работала бухгалтером, а поэтому, выйдя на пенсию, она вошла в образ пенсионерки-императрицы. И лет пятнадцать из него не выходила.)

- Здравствуйте, Клавдия Ивановна! – приветливо сказала Надька, - Могу предложить только «Крысью смерть», в гранулах.

И, порывшись среди хлеба, конфет, спичек и лампочек, достала миленький пакетик с розовыми шариками внутри. На пакетике была нарисована огромная крысища лежащая брюхом вверх.

- Давай! – неласково сказала Клавдия Ивановна Надьке.

Пока Надька отсчитывала сдачу, Клавдия Ивановна подозрительно крутила пакетик в руках. Надпись «100 % смьерт» и инструкция на китайском языке несколько смущали её, но – других вариантов не было.

Вечер накануне убийства был приятным: Клавдия Ивановна смотрела телевизор и розовые шарики на газете. Ночь - тоже: крысища вкусно хрустела шариками под молчаливое одобрение накрытой с головой Клавдии Ивановны.

Не найдя утром желанного крысиного трупа Клавдия Ивановна решила увеличить дозу и, снова, пошла в «Визит», к безобразно приветливой Надьке.

- Здравствуйте, Клавдия Ивановна! – сказала фасовавшая печенье Надька, - Помогло?

Клавдия Ивановна презрительно посмотрела на печенье, потом на витрину и на Надьку.

Надька была приезжей, с полгода назад она купила самый ветхий домишко с печным отоплением. И разведённой – в домишке она существовала с двумя детьми. И, главное, без высшего образования – поэтому Клавдия Ивановна не удостоила Надьку ответом.

- Дай мне ещё три пакета, - по-императорски поджав губы сказала она. И - достала кошелёк.

- Может вам котика? Когда в доме котик – крысы боятся. И веселее! Если что, у нас есть маленький, мы… - в спину уходящей Клавдии Ивановне защебетала Надька.

Клавдия Ивановна терпеть не могла советов и в бешенстве хлопнула дверью ларька.

Нахалка!

Крыса съела с удовольствием только два пакета. Третий, Клавдия Ивановна лично видела в полнолунную ночь, без удовольствия. Нехотя.

Следующие сутки прошли в поиске: днем, Клавдия Ивановна, искала крысий труп, а ночью, крыса, розовые шарики.

Воскресным утром, неожиданно для себя, Клавдия Ивановна пошла в конец посёлка, к Надьке-продавщице.

Пользуясь последними тёплыми осенними днями Надька с детьми ковырялись в палисаднике – пытались выбить многолетнюю дернину и посадить цветы.

- Здравствуй Надя! – сказала подошедшая Клавдия Ивановна.

Надька и дети бросили лопаты, тяпки, дернину и, наперебой здороваясь, подошли к ней.

- Может, чаю? – спросила самая маленькая девочка.

Надька одобрительно посмотрела на дочь.

- Не до чаю мне! – сказала из Клавдии Ивановны пенсионерка-императрица, - Покажите котят!

В малюсеньком доме, на продавленном диване у вытопленной грубки, лежала трёхцветная кошка с полосатым котёнком. Котёнок был подрощенным – месяца три.

Оценив бедность взглядом Клавдия Ивановна миролюбиво спросила:

- Это кот?

- Да, это Барсик, - ответила девочка побольше, - Он умный! И очень любит яичницу.

Целую улицу Клавдия Ивановна шла с котёнком за пазухой. Барсик сначала пытался вылезти, потом - влезть в рукав куртки, а потом – успокоился. И лежал тёплым муркающим комочком у самого сердца.

Ночью, накрывшись одеялом с головой, Клавдия Ивановна с гадливостью наблюдала как огромная серая крыса лазит на трюмо, моется и грызёт оброненную карамельку.

Полосатый Барсик безмятежно спал на шлёпанцах Клавдии Ивановны свернувшись клубочком.

«Бездельник! Отнесу назад!» - думала Клавдия Ивановна с досадой.

Неожиданно крыса направилась прямо к кровати и, дойдя до Барсика, стала его нюхать. По размерам они были одинаковые.

Крыса осторожно нюхала спящего котёнка и, судя по всему, готовилась к нападению.

«Съест!» - ужаснулась Клавдия Ивановна.

Ей неожиданно стало жаль маленького полосатого Барсика, который любит яичницу, цапает шторы и лежит за пазухой тёплым комочком.

Набравшись мужества, она, резко выбросив руку из-под одеяла и схватив Барсика за шкирку, втянула его в кровать.

Крыса отскочила.

Барсик, спросонья, решил, что это новая игра и стал кусать палец Клавдии Ивановны маленькими детскими зубками.

- Спи уже! Полосатик, – непривычно ласково для себя сказала Клавдия Ивановна, - А ты, пошла вон! – первый раз за всё время обратилась она к крысе.

Показать полностью
228

Юбилей

Анне Ивановне исполнялось восемьдесят.

В четверг, прямо с утра.

По этому случаю, на вечер четверга, был назначен домашний банкет. Со всеми положенными атрибутами: жаренной курицей (с лимоном в брюшке), шубой и лично испеченной юбиляршей королевской ватрушкой.

И – немножко коньячка. Для настроения.

Приглашенных было мало: только свои. Эмилия Адамовна с застарелым радикулитом, Валентина Васильевна с хронической бессонницей и Ольга Ильинична со слуховым аппаратом. Подруга детства, бывшая начальница и сводная сестра второго мужа юбилярши. Соответственно.

И - внук Лёша с Машей (или с Леной, или с Катей – смотря с кем он сейчас снимает квартиру).

Прибравшись в и так прибранной квартире до музейного состояния Анна Ивановна хлопотала в прихожей: припудривалась и немножко душилась «Красной Москвой», с удовольствием посматривая на круглый стол. Накрахмаленная скатерть, немецкий фарфор, мельхиоровые вилки и коньяк радовали глаз в столовой.

Трёхцветная кошка Серафима, полных двадцати лет от роду, дремала на бархатной подушке. От старости она частично ослепла на левый глаз и охромела на заднюю лапу, но всё-таки, пережила уже двух ветврачей, ошибочно диагностировавших скорый Серафимин конец.

Ровно в 19.00, не сговариваясь (они терпеть не могли друг друга), пришли обладательницы радикулита, бессонницы и слухового аппарата. Втроём.

- Девочки! Милые, здравствуйте! – закричала Анна Ивановна, открывая двери.

Кошка Серафима, увидев правым глазом трёх старух, свернулась клубком от грядущего внимания. И - притворилась шапкой.

- Анечка! Ангел мой! – певуче сказала Валентина Васильевна, - Какая ты сегодня!

(Валентина Васильевна трепала нервы Анне Ивановне нескончаемых десять лет в одном кабинете. И была причиной первого инсульта.)

- Душенька, Анюточка! – на одном дыхании сказала Ольга Ильинична, - Годы не властны!

(Ольга Ильинична была излишне наблюдательна к милым шалостям Анюточки лет сорок назад. И развалила этим её неплохой брак.)

Прокуренная Эмилия Адамовна закашлялась ничего не сказав. Она была просто подругой детства и старой дурой.

- Милые мои! – взволнованно лепетала Анна Ивановна помогая раздеться дорогим людям.

(Посмотрев на состояние здоровья дам, Анна Ивановна мысленно сожалела о количестве спиртного: одна бутылка! Ну, ничего, есть ещё валериана на спирту, пустырник и боярышник.)

Вешая очень модное в 1971 году пальто (из чистой шерсти, французское) в высоченный зеркальный шкаф Эмилия Адамовна увидела кошку.

- Аня! Боже мой – это Фима? Она жива? - прохрипела она.

И потянула руку с закопченными табаком пальцами к трёхцветной шубке.

- Милечка, не беспокой Фиму! Ей двадцать лет. Новый доктор сказал: каждый день может быть последним, - нараспев сказала Анна Ивановна, отводя табачную лапку.

Пока дамы проходили в столовую (на церемонию вручения подарков) Анне Ивановне позвонили:

- Лёшенька! Спасибо, дорогой. Все в сборе. А, ты в такси? На Комендантском? А почему не метро, такие пробки! Подарок не влез? Аааа.. Начинать без тебя? Просишь прощения? Ну, ладно.

Ритуал одарения был длинным.

С речами-пожеланиями невероятного и малодостижимого: сибирского здоровья, большой и чистой любви, бесконечной жизни и т.д. От старости и вида коньяка (в зоне досягаемости) дамы теряли и без того путанную нить повествования и сбиваясь, начиная снова.

Когда всё закончилось Анна Ивановна с сожалением осмотрела надаренное.

Подарочное издание Булгакова, портрет Анны Ивановны карандаша художника-алкоголика Валеры и связанный (лично) из старого свитера шарф – печалили её. Она очень захотела коньяка и отвлечься. На сельдь под шубой.

(До прихода гостей Анна Ивановна точно знала, что она хочет в подарок – тонометр. Или - глюкометр. Или - ирригатор полости рта.

Или что-нибудь в этом роде. Медицинское.)

После двух рюмок конька, когда дамы, наконец, нашли общую животрепещущую тему – хамство в аптеках, в дверь позвонили.

Показать полностью
79

Моя домашняя старушка

Хочу поделиться фотографиями своей старушки! Зовут её Соня, и с нами она с 18 декабря 2004 года. Согласно кошачему паспорту ей щас ~82 года. Любит плющиться по вечерам.

Моя домашняя старушка Кот, Старушка, Питомец, Длиннопост

Моськой к моське.

Моя домашняя старушка Кот, Старушка, Питомец, Длиннопост

Лежать желательно на груди.

Моя домашняя старушка Кот, Старушка, Питомец, Длиннопост

Ну можно и в ногах.

Моя домашняя старушка Кот, Старушка, Питомец, Длиннопост

ЧАО !

Моя домашняя старушка Кот, Старушка, Питомец, Длиннопост
Показать полностью 4
Похожие посты закончились. Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам: