Kasandr8

Kasandr8

Я обычно сужу о человеке по тому, что вызывает его смех.
Пикабушник
Дата рождения: 08 мая
поставил 697 плюсов и 215 минусов
отредактировал 0 постов
проголосовал за 1 редактирование
Награды:
лучший длиннопост недели
54К рейтинг 79 подписчиков 21 подписка 84 поста 37 в горячем

Продавщица. В конце из глаз пойдёт розовая слизь

Знаете, бывают такие женщины, мощного телосложения. Будто высеченные из камня. А лицо…

Вот на лицо тёти Клавы никто никогда не смотрел. Не решались. Потому что выражало оно всегда одно и то же. Угрозу, презрение и злость. И обиду на жизнь. Казалось, она вот-вот поднимет голову и закричит в небеса:

- О, Господи! Ну почему я должна обслуживать вот этих?...

Тётя Клава была продавщицей. Именно – Продавщицей. И по профессии, и по натуре. Она принимала покупателей, уперев два пудовых кулака в то место, где должна была быть талия. И сверлила наглеца таким взглядом, что самые смелые мужики смущались, отводили глаза в сторону и тоненьким голоском, извиняющимся тоном просили. Она снисходила. И отрезала колбаски.

Смельчаки, решившиеся возвысить взгляд свой и голос, наблюдали такую картину…

Тётя Клава снимала пудовые кулаки с талии и клала их на прилавок. Лицо её принимало цвет свёклы, а глаза превращались в два ствола. Из горла вырывался рёв, сравнимый с львиным. Очередь приседала. Как будто над ними пронёсся истребитель, а мужик…

Мужик, поперхнувшись и побелев, немедленно извинялся и был готов признаться во всех совершенных и будущих грехах, и тут же написать заявления о явке с повинной. И никто ещё за всё время не решился перевесить и проверить.

Но больше всего. Больше всего, её раздражал малец.

Наглый такой пацан. Десяти лет от роду. Который имел наглость являться к ней с завидной регулярностью и, вывалив на прилавок кучку мелочи, просить тоненьким голоском:

- Тётя Клава, пожалуйста. Отрежьте мне молочной колбаски.

Тётя Клава краснела, белела и серела лицом.

- Опять явился! - гремела она так, что дребезжали стёкла. - Опять отрежь ему пятьдесят грамм!

Она торжествующе смотрела на очередь. И толпа, всегда готовая в другом месте возразить и закричать, отводила глаза.

- Опять по мою душу явился, нервы мне трепать? Ишь ты, лорд аглицкий какой. Оне, видите ли, по пятьдесят грамм кушать изволят!

Но малец, как ни странно, не смущался и не пугался. Он поднимал на Продавщицу небесно-голубые глаза и говорил:

- Отрежьте, пожалуйста, тётя Клава. Очень надо.

Тётя Клава опять открывала рот, из которого должна была выпасть атомная бомба, но…

Но почему-то, вглядевшись в его голубые глаза, замолкала и спокойно отрезала кусочек колбаски. Вздох облегчения проносился по очереди, и малец уходил, зажав в кулачке пакетик.

В этот день у тёти Клавы было особенно грозное настроение. Очередь напряженно молчала. Продавщицы из соседних отделов старались не смотреть в этом направлении. То и дело, срываясь на крик, тётя Клава бросала покупателям пакетики с колбасой и тут…

И тут опять из-под прилавка в самое неподходящее время вынырнула вихрастая голова с голубыми, как небо, глазами.

Они уставились на Продавщицу, и малыш произнёс в абсолютной, звенящей тишине:

- Тётя Клава, тётя Клава. У меня сегодня нет денег. Но мне очень надо. Отрежьте мне, пожалуйста, грамм пятьдесят, а я вам потом деньги занесу.

Подобной наглости никто не мог себе позволить. Это было покушение на святое. На самую суть торговли.

Тётя Клава покраснела, побледнела и издала такой рык, что все находившиеся в магазине присели, а один алкоголик, пытавшийся спрятать в штанах бутылку водки, выронил её и поднял руки вверх.

Бутылка упала на бетонный пол и разлетелась на тысячи кусочков со звуком осколочной гранаты. Но никто и не обратил внимания на эту ерунду.

- Ты, ты, ты! Лорд паршивый! Опять сюда явился, чтобы меня до инфаркта довести?!

И она подняла вверх свой пудовый кулак.

Все закрыли глаза. И те, у кого было сердце, схватились за него.

Но маленький Лорд не испугался. Он не дрогнул и даже голос его не изменился. Он опять посмотрел на тётю Клаву своими голубыми глазами и сказал спокойно:

- Он очень кушать хочет. А у меня денег нет. Мама не дала на завтрак. Забыла просто.

И он поднял вверх рыжего, как солнышко, котёнка.

Продавщица. В конце из глаз пойдёт розовая слизь Рассказ, Проза, Кот, Длиннопост

источник фото: wallpapers.99px.ru

Тот, увидев перед собой страшное лицо тёти Клавы, почему-то не испугался. А вырвавшись из рук мальчика, спрыгнул на прилавок и, пробежав по нему, прижался к грязно-белому халату тёти Клавы и потёрся об неё своей маленькой рыжей головкой.

По магазину пронёсся стон, полный ужаса и боли. Всем показалось, что сейчас, поднятый пудовый кулак упадёт на рыжего малыша и раздавит его, как муху.

Пьяница с поднятыми руками упал на пол, скрючился и закрыл голову руками.

Тётя Клава сперва посерела, потом побелела, потом покраснела. И из её горла вырвался хрип. Она опустила кулак и, схватив рыжего малыша, поднесла к лицу. Тот мяукнул и ткнулся мордочкой в её нос.

- Это ты, что же? - спросила она грозно. - Всё это время мамкины деньги, которые она на завтраки давала, вот на этого паршивца тратил? И каждый день мне тут нервы трепал, покупая ему по пятьдесят грамм колбаски?

- Ага, - ответил малолетний преступник. - Только, вы не думайте. Я завтра деньги вам занесу. Как мама даст, так я и принесу.

Продавщица из отдела с конфетами всхлипнула и, выбежав из-за прилавка, вложила в руку Лорда с голубыми глазами купюру.

- А ну не сметь! - крикнула тётя Клава так, что задрожали стёкла в магазине, а пьяница, лежавший на полу и обнимавший голову, стал тихонько подвывать. - А ну не сметь, - повторила она страшным шепотом.

- Забери-ка свои деньги! - обратилась она к продавщице из конфетного отдела, и та, взяв купюру, отошла в сторону.

- Иди-ка сюда, малец, - сказала она Лорду.

И, отрезав большой кусок молочной колбасы, положила в пакет.

- А это вам с мамой от меня, - и она положила туда же целую палку копченой дорогущей колбасы.

Очередь стояла, разинув рты. Продавщица из конфетного уронила бумажную купюру. А пьяница встал с пола, огляделся и, спрятав в штанах литровую бутылку водки, спокойно вышел из магазина.

- А котёнка своего этого наглого, - сказала тётя Клава, - ты мне оставь. Мне, знаешь ли, давно нужен работник на складе. По отлову мышей. Вырастет и будет охотничьим котом.

Очередь заулыбалась и продавщицы из соседних отделов тоже.

Рыжий, как солнышко, котёнок мурлыкал и тёрся о тётю Клаву. Она подняла его и на несколько минут исчезла в подсобке. Потом опять появилась перед прилавком и строгим голосом сказала:

- Ну? Кто следующий?

Следующие почему-то улыбались, несмотря на грозный вид тёти Клавы. Они тихо и уважительно разговаривали с ней и она…

Отвечала им так же, а иногда… Можете мне, конечно, не поверить. На её каменном лице возникало подобие улыбки.

Теперь в этом магазине два кота. Один рыжий и один серый. Этот голубоглазый Лорд, таки притащил ещё одного котёнка. Все продавщицы подкармливают котов, но те…

Можете мне, конечно, не поверить. Но они всегда предпочитают тётю Клаву и старательно мешают ей работать, а та…

Рычит, ругается и мечет громы и молнии, поглаживая две шерстяные спинки.

И очередь… Очередь улыбается.

Такая вот история о Лорде, Продавщице и колбасе.

ОЛЕГ БОНДАРЕНКО

Показать полностью 1

Не для всех... Очень трогательно

Он протолкался между тремя огромными, жутко злыми собаками. И те, с изумлением взирая на наглеца, отошли в сторону и дали ему место. И тогда, давясь кусками каши и мяса, он тихонько заплакал. Он ел, глотал кусочки мяса и горькие слёзы.

Три большие собачьи морды с клыками и глазами, мечущими искры и злость просто потому, что они были здесь, чтобы охранять, переглянулись.

И одна, самая большая и выглядевшая совершенно зверски, опустилась вниз и лизнула маленького, дрожащего и худого котёнка.

Тот посмотрел вверх и зашипел. Потом схватил кусок мяса побольше и потянул его за собой, падая время от времени и выпуская обед изо рта, чтобы пошипеть на этих собак.

А чего они? Стали вокруг и смотрят. Он, может, и маленький, но очень… злой и решительный. А кроме того, так шипеть умеет, что только держись!

И тогда одна большая собачья морда наклонилась вниз и, подняв малыша в воздух вместе с украденным куском мяса, понесла их в дальний конец двора, где и спрятала за ящиками, давно уже сложенными здесь.

После чего все трое сели охранять малыша, пока он там ел и время от времени появлялся снаружи, чтобы пошипеть на этих противных псов. И тогда одна из собак подходила и облизывала его, а он топорщился и отбивался.

Ишь чего удумали?! Он не кто-нибудь. Он большой и страшный кот. О как!

Пошипев немного для порядку, упав пару раз на своих слабеньких лапках, он возвращался назад, чтобы доесть. Он давно уже не ел. Даже не помнил, когда это было последний раз. Вот голод и погнал его сюда.

Когда он уснул, одна из собак вытащила маленькое, лёгкое и худое тельце и, улегшись в свою будку, свернулась калачиком вокруг пушистого малыша. И тот открыл глаза и сказал: «Мама!». Потом потянулся и, лизнув собачий нос, уснул.

***

Так они и воспитывали его. По очереди.

Не знаю, как у вас, дамы и господа. Но у этого кота было три мамочки. Три огромные и злющие собаки.

Люди? А что люди? Хозяева, содержавшие этот склад, так никогда и не увидели большого кота, которого три пса прятали лучше, чем охраняли двор. Они согревали его в зимние холода. И приносили ему в будку свои тарелки с едой. И он отвечал им самой искренней любовью и привязанностью. И, наверное, они очень хорошо воспитали его и передали все свои собачьи навыки.

Потому что когда двор со складом продали и приехала отловка, чтобы забрать никому не нужных теперь собак, выяснилось, что псы были такими большими и страшными только потому, что находились за забором, из-за которого они лаяли, страшно скалили зубы и прыгали.

А когда мужики с длинными палками с хомутом на конце вошли и стали надвигаться на них, они испуганно заскулили и забились в самый угол двора, прижавшись друг к другу. Они плакали и кричали, понимая, что сейчас случится. Но и в эту последнюю минуту они закрыли собой ту будку, в которой прятался их сыночек. Они прижимались друг к другу и закрывали собой вход в эту самую будку. И трое здоровых мужиков не обратили внимания на маленький вход. Ведь им очень точно сказали: три собаки. И всё.

***

Но было не всё. Всё ещё только начиналось! Потому что вдруг из-под собачьих лап вылетел комок шерсти, из которого торчали мощные лапы с когтями и клыки. А коты, надобно вам заметить, не прыгают на ногу или руку. Хватило всего одного удара кошачьих когтей по морде переднего мужика, чтобы тот, дико заорав и схватившись за лицо, бросился к выходу. Вслед за ними побежали и два других.

На следующий день приехали люди из собачьего приюта и полиция. Собаки стояли, прижавшись друг к другу, а впереди, широко расставив лапы, стоял их сын, их главный защитник!

И он так смотрел... Он так смотрел, что полицейские остались снаружи. «Мы не пойдём, — сказал один из них. — Вы сами посмотрите. Он же их защищает и не даст никому подойти!».

И тогда... тогда во двор вошла самая пожилая и опытная женщина, проработавшая в приюте много лет. Она спокойно подошла к коту и, остановившись в метре от него, достала аппетитно пахнувшую курочку. Потом присела на корточки, разломала на несколько кусков тушку и положила её на землю. Посмотрела на кота и сказала: «Я не со злом пришла. Давай поговорим. Но, может, вы сперва покушаете?».

И собаки, услышав в её голосе доброту, бросились к еде. Они были очень голодны. Хотел есть и кот, но он так и стоял, широко расставив лапы. Он охранял своих мам. Какая тут еда? Самое главное, чтобы их никто не обидел!

А пожилая женщина смотрела на кота и почему-то плакала. Она вытирала слёзы бумажной салфеткой.

«Ну, надо же такое, — сказала она. — Надо же, кот охраняет трёх собак! Дорого бы я заплатила, чтобы услышать эту историю. Когда собаки поели, ей удалось уговорить их пойти с ней в машину. Кот шел рядом и подозрительно смотрел на окружающих.

***

В приюте пришлось выделить им отдельную большую вольеру. Кота совершенно невозможно было отделить от собак. Они начинали так биться и кричать, что сердца у женщин, а в приюте обычно работают женщины, не выдержали этих криков. И кот поселился со своими мамами.

А вскоре за ними приехали. История о коте, защитившем трёх больших собак, стала очень хорошо известна.

Теперь они все вчетвером живут на небольшой ферме, где охраняют овец. Не то чтобы они их охраняли. Небольшое стадо пасётся тут же, рядом. Скорее, они присматривают за овцами. И счастью собак нет предела. Потому что они все вместе! Все три мамы и их ребёнок!

Но кроме этого, семья, забравшая их из приюта, завела ещё раньше кошечку. Прелестную — белую, с голубыми глазами. И теперь у них четверо котят. Видели бы вы, дамы и господа, как большой кот по имени Лев гордится своей семьёй! Как он облизывает кошечку и котят.

А ещё... я вам больше скажу. Теперь у каждой собачьей мамочки есть по своему котёнку, которых они таскают по двору и играют с ними. А их кошачья мама спокойно спит в это время, потому что она совершенно точно знает: на собак можно положиться. А вечером, когда овцы загнаны в большой деревянный сарай на ночь и большая семья садится за стол, стоящий во дворе под раскидистым деревом, три большие и добрые собаки собираются вместе и садятся рядышком. Они смотрят на закат, который, как говорят, в этом месте самый красивый в мире.

И рядом с ними сидит их любимый кошачий сынок. Кот по имени Лев. Они время от времени наклоняются и лижут его, а он тихонько и ласково шипит на них и мурлыкает, потому что он уже большой. Он давно вырос. А они, мамы эти, с ним, как с маленьким. Ну, честное слово. Позор какой-то. Так они и живут.

Три большие добрые собаки и их родной кот.

***

И я вот что думаю, дамы и господа. Почему мне всё чаще и больше хочется уйти в одну из моих сказок и никогда больше не возвращаться? Остаться там, где люди понимают язык животных и где всегда в последнюю минуту приходят на помощь. Туда, где животные и люди сидят рядом и смотрят на закат. И ничего им больше не надо. Где любовь, нежность, вера в добро всегда возвращаются. И где зло всегда наказано, но...

Кого я обманываю? Ведь это всего лишь сказки... Сказки для взрослых.

Которые так и не перестали быть детьми...

Олег Бондаренко

Показать полностью

«Позвал на свидание, а она странная какая-то!» Как сорокалетний мужчина себе спутницу жизни искал

«Ненормальная какая-то» — пожал плечами Артем, сорокалетний мужчина, который очень хотел найти жену.

Жену найти! Не любовницу, не подругу для приятного времяпровождения. Серьезные, значит, намерения. В горе и в радости. А они, женщины эти, странные какие-то. Ну сами посудите! И Артем рассказал, как было дело.

С Мариной он познакомился в столовке. В обеденный перерыв стояли вместе в очереди, слово за слово, Артем глупо пошутил, она улыбнулась. Артем поругал столовский яблочный компот, Марина согласилась. Артем сказал, что знает толк в яблоках, ведь у него дача. Марина молчала. Он позвал ее на дачу в выходные. Марина согласилась.

До дачи ехали на автобусе. Жарко, да. Такая уж погода выдалась, что поделать. Трясло на ухабах. Но Марина ничего, не жаловалась. В окно смотрела.

Приехали на дачу. Артем познакомил Марину со своей мамой. Потом с сестрой. «А чего время-то понапрасну терять? Ты, Мариночка, помоги пока маме черноплодку собрать. А я в лес схожу. За грибами.» Марина ничего не сказала. Пошла за мамой собирать черноплодку. Артем приободрился — хозяйственная, значит. Не воображает. И потопал в лес.

Вернулся с двумя корзинами «добычи», поставил на стол: развлекайтесь, дамы! И пошел подремать. Устал. Марина, которая три с половиной часа собирала черноплодку, вопросительно посмотрела на маму Артема. Та невозмутимо принялась чистить грибы. «Вот закончим — и картошечки пожарим. Да, черноплодку-то мы с тобой собрали, Мариш, но ее ведь обработать еще нужно. Я варенье думала сварить. И компот еще. Дел-то сколько, ох!»

Из соседней комнаты послышался храп Артема.

В десять вечера «добытчик» проснулся и выплыл на кухню. Спросил, когда картошечка с грибами. Марина была немножко бледная. И вид у нее измученный. Артем решил, что это от свежего воздуха. Хватанула городская Маринка кислороду с лихвой, сомлела аж!

А потом как-то странно все получилось.

К двенадцати ночи, когда дочистили наконец грибы и закончили с черноплодкой, Марина вдруг вызвала такси — ни с того ни с сего! — и отправилась домой, что-то невразумительное всем сказав на прощание. И вроде тихо и вежливо все, а шла к машине, покачиваясь — с чего бы? Вроде не пил же никто. Не от усталости ж ее шатало? От чего там устать-то, весь день за столом сидела, воздухом свежим дышала? Вот и пойми их, этих женщин.

Мама Артема тоже не поняла. Она рассчитывала, что Марина ей поможет лечо накрутить, банок десять. А тут такое. Странная она какая-то, Марина эта. Женщине ведь главное что? Чтоб дали хозяйственный талант свой проявить! Мужика накормить, маме его помочь, своими руками сделать что-то приятное — грядки, к примеру, прополоть, или варенья наварить.

Одним словом, не поймешь их, женщин этих.

А вы что думаете?

Мария Панова

Показать полностью

Развод - это всегда тяжело

Валерий торопился с работы домой. Он всегда с удовольствием возвращался домой к своей любимой жене Машеньке, но сегодняшний вечер обещал стать особенным.

Утром Маша пообещала сообщить ему важную новость. Валерий даже догадывался, какая это будет новость.

Они с Машей были женаты уже три года. И всё у них было замечательно, вот только рождение ребёнка Маша всё время откладывала на "потом", она ещё не созрела для материнства.

Валера не понимал, зачем откладывать? Он работает, зарплата достойная. Квартирный вопрос их тоже не волнует. Квартиру он купил ещё до знакомства с Машей.

Дело в том, что он женился довольно поздно в 38 лет. Он был убёждён, что сначала необходимо подготовить условия для нормальной жизни, и только потом создавать семью. Вот такие у него были старомодные взгляды.

Развод - это всегда тяжело Предательство, Рассказ, Измена, Длиннопост

К вопросу выбора будущей жены он тоже подходил ответственно, но это только до поры до времени, потому что, когда впервые увидел Машу, вся его ответственность мгновенно улетучилась. Маша была красавица! Блондинка с голубыми глазами, точённой фигуркой. К тому же, обаятельная, общительная и умная.

С Машей Валера познакомился на юбилее отца. Она была ведущей этого торжества. Маша закончила институт культуры и даже немного работала в Доме культуры, параллельно подрабатывая на проведении различных торжеств, которые и стали впоследствии её основным видом деятельности. Доход от них был значительно выше, чем от работы на поприще культуры.

С того памятного вечера Валерий и Маша не расставались. Маша была на 13 лет моложе мужа. Он её боготворил, баловал, холил и лелеял. Он не считал зазорным приготовить обед, убраться в квартире, купить и привезти продукты из магазина. Всё у них было хорошо.

Одно не устраивало мужа, он настаивал, чтобы Маша бросила свою работу, или поменяла её на более спокойную. Ему не нравилось, что она часто вечерами и в выходные дни отсутствует: то у неё юбилей, то свадьба, то детский праздник, то корпоратив...

Без работы его жена не сидела. Она самозабвенно готовилась к своим мероприятиям, а заработанные деньги, по её утверждению, делали её самостоятельной и независимой. Валера смирился, пусть пока работает, ребёнок появится, сама бросит.

Валерий остановился у цветочного магазина и купил красивую белую лилию. Он часто покупал Маше цветы без всякого повода, а сегодня, возможно, жена сообщит ему, что наконец-то она готова и у них будет ребёнок.

Лифт не работал, но Валерий, окрылённый надеждой, легко одолел шесть этажей. В квартире его удивили две большие дорожные сумки у порога.

- К нам приехали гости? - спросил он у жены.

- Нет. Это я уезжаю. Ты присядь и не волнуйся. Я ухожу от тебя... У меня уже полгода отношения с другим. Я его очень люблю. Он меня тоже. Я не хочу и не могу дальше тебя обманывать. У меня будет ребёнок. Его ребёнок. Прости, если сможешь, - сказала жена очень спокойно, только немного побледнела.

- Можно он поднимется за вещами? Лифт опять не работает. Я забрала самое необходимое. За остальными шмотками приеду завтра. Ты будешь на работе, чтобы лишний раз не травмировать твою психику. И ещё, я думаю, ты мне оставишь мою машину? - добавила Маша.

Валерий молчал. Внешне он выглядел вполне спокойным. Он налил воды в вазу, поставил цветок, а потом ушёл в комнату и лёг на диван. Он слышал, как в квартиру зашёл тот другой, забрал сумки... Вот они вышли. Тот другой увёл его жену.

Какие бури бушевали в его душе? Знал только он. Его мир, его счастье и надежды рухнули в одно мгновение. Всё для чего он жил потеряло всякий смысл.

Он потом и сам не мог понять, откуда появлялись силы, чтобы жить дальше? Ходить на работу, общаться с людьми? Всё это он делал по инерции на автомате. Он страдал. Страдал молча. Его душа истекала кровью, так ему тогда казалось.

Маша сама подала на развод. Развели их, к счастью, быстро и без проблем.

- Ты свободна, можешь снова замуж выходить, - сказал Валерий бывшей жене после суда.

- Да, конечно! Женя торопит, скоро ребёнок появится, - ответила Маша.

- Значит моего преемника зовут Женя? - подумал Валерий, но вслух ничего не сказал.

Прошёл год.

Валерий успокоился. Время всё-таки лечит. До него доходили слухи ( мир не без добрых знакомых ), что Женя не взял Машу замуж.

Он был уже женат, к тому же вторым браком, на третий брак он не решился, хоть и клятвенно обещал Маше оформить с нелюбимой женой развод и жениться на ней. Женя остался с женой, которая его простила, как оказалось, не в первый раз.

Маше он посоветовал вернуться к родителям, пообещав несостоявшейся жене материальную помощь по мере сил и возможностей. Возможностей было немного. Женя платил алименты первой супруге, и во втором браке требовал обеспечения его трёхлетний ребёнок.

Маша родила мальчика. Однажды она позвонила Валерию.

- Я сильно виновата перед тобой, но хочу, чтобы ты знал, ты и только ты был, и до сих пор остаёшься для меня любимым и самым лучшим на свете мужчиной! Если ты меня простишь, мы бы смогли начать нашу жизнь с чистого листа. Да, я теперь с ребёнком на руках, но настоящие мужчины женятся на женщинах с детьми. Мой сынок даже знать не будет, что ты ему неродной отец. Я думаю, что ты ещё любишь меня, ты добрый! Прости мне мою мимолётную глупость, - говорила Маша с надрывом в голосе, делая выразительные паузы в нужных местах.

- Она всегда была хорошей артисткой. Полгода встречалась с другим и играла роль примерной жены, а я ничего не замечал, - подумал Валерий.

Она ещё пыталась его убедить в искренности своего порыва, но он прервал её,

- Маша, ты ошибаешься. Я больше тебя не люблю. Я никогда не смогу простить твоего предательства. Я не намерен обеспечивать тебя и твоего ребёнка. У него есть папа. Извини. -

Маша ещё пыталась звонить, но бывший муж не отвечал, а потом заблокировал Машин номер.

Валерий живёт один. Он абсолютно уверен, что больше никогда в жизни не поверит ни одной женщине.

Как живёт Маша он не знает. Знакомых, которые пытались что-то сообщить о ней, он сразу обрывал, и они замолчали.

Вот такая история.

Развод - это всегда тяжело, и для мужчин тоже...

ДзенБлог: Простые люди - Сибирь

Показать полностью 1

Жертва освобождения

Вот в моем поле зрения очередная молодая баба из числа наблюдаемого мною круга соседей, коллег, родственников. Успешно начала свою личную жизнь в соответствии с современными стандартами: первая школьная любовь, разумеется, с обязательной потерей невинности, потом первый институтский роман, потом новый мужичёк с годичной попыткой сожительства на съёмной квартире, расставание, ещё один герой, какие-то поездки с ним в Турцию, опять расставание… В перерывах мелькала ещё парочка каких-то персонажей, ну и наверняка было ещё что-то, что я не отследил.

Жертва освобождения Свобода, Чувства, Проблемы в отношениях, Психологическая травма, Текст

И таким образом она перебрала мужиков пять-шесть, не меньше. Всё, пропала баба, понеслась звизда по кочкам, можно на ней ставить крест. Никогда уже не найти ей покоя и стабильного личного счастья на этой земле. До самого климакса или до потери минимальной привлекательности будет она теперь перебирать мужчин, искать своего «единственного», будет вращаться по круговой траектории любовных циклов продолжительностью от нескольких месяцев до двух-трёх лет. И никогда не остановится, ибо нет в мире совершенства, и искать его нужно бесконечно. Тем более, что социальных и сексуальных параметров поиска великое множество. У этого квартира маленькая, у того машины нет, у этого алименты на ребёнка, тот плохо слушается, а этот почему-то не заводит в постели, тот бедноват, этот глуповат, тот толстоват, у этого коротковат, у того мама сумасшедшая, этот в сексе эгоист, тот «остановился, не хочет расти и развиваться», этот не любит путешествовать, а ведь это самое главное в жизни, и т.д. и т.п.

Ребёнка она может родить, только залетев ненароком от одного из кандидатов на единственного. Ведь сознательно она предполагает рожать только от него, от обетованной фильмами "второй половинки", от того самого одного, у которого всё будет идеально, поэтому деторождение откладывается и откладывается на потом.

Печальна и бестолкова участь женщины, добившейся полной свободы и независимости от мужчин, женщины, живущей в полной гармонии со своими чувствами и порывами.


Роман Юшков

Показать полностью 1

БЛЪЯДЬ, ИЗ ОДНОГО ЯЙЦА...

БЛЪЯДЬ, ИЗ ОДНОГО ЯЙЦА... Картинки, Из сети, Показалось, Грустный юмор

Власов

БЛЪЯДЬ, ИЗ ОДНОГО ЯЙЦА... Картинки, Из сети, Показалось, Грустный юмор

Сырский

Показать полностью 1

Забыл зачем зашёл

Забыл зачем зашёл Туалет, Картинки, Туалетный юмор, Арты нейросетей

Деньги не пахнут

Показать полностью 1

Будьте осторожны с ЯЙЦАМИ из АЗЕРБАЙДЖАНА и ТУРЦИИ....)

Да старые мультики классные, учили добру, а сейчас не пойми что снимают, даже взрослые с удовольствием смотрели рисованные мультики..

Борщ

В дверь негромко постучали.

- Открыто! - недовольно буркнул Иван Петрович. - Чай не дадут спокойно попить.

В кабинет заглянула медсестра Надя.

- Иван Петрович, - смущённо проговорила женщина. - Простите, что отвлекаю. В приемный привезли парня с ножевым. Полицию мы уже оповестили. Меня послали за вами, чтобы вы осмотрели.

Иван Петрович вздохнул, посмотрел на часы. Он очень не любил ночные дежурства. По ночам всегда кого-то привозили. С ножевым или с огнестрелом. Жертв изнасилования или суицидников. Как правило, это были люди из низших слоев. Мизерабли, как называл их про себя Иван Петрович.

- И что? В каком состоянии? - спросил он безразличным голосом.

- В критическом, - Надя подошла к столу, протянула бумаги, - вот здесь первичный осмотр. Борис Евгеньич просил передать, что парень потерял много крови и срочно нужна операция. Но без вас... Сами понимаете.

Иван Петрович понимал.

- А кто привез? Скорая?

- Нет, какие-то люди принесли. Как я поняла, нашли неподалеку от больницы...

В этот момент заверещал мобильник. Иван Петрович вскинул руку, заставляя Наденьку замолчать.

- Слушаю. О, Рафик Исмаилович! Узнал-узнал, а как же! Чем могу быть полезен? Что жена к нам поступила? В роддом? А вы за границей? Понятно. Я могу послать медсестру навестить... Да, конечно, могу и сам сходить. Да я знаю заведующую родильным отделением. Конечно-конечно, проконтролирую. Не переживайте, все будет в лучшем виде. Да, вип-палату обеспечим. Что? Уже перевели? - Иван Петрович отнял трубку от уха, посмотрел на уведомление и снова вернулся к разговору. - Да, получил. Более, чем достаточно, Рафик Исмаилович. Не переживайте, отзвонюсь через полчаса.

Он убрал трубку в нагрудный карман своего белого халата и посмотрел на Надю.

- Так что там с парнем? Документы при нем были?

- Нет

- А деньги?

- Тоже нет.

- А те, кто его принес - родственники?

- Нет.

- Ну а одет он как? Жирный клиент?

- Да непонятно. В крови, да и грязный весь. На улице вон какая слякоть.

- И то верно! - Иван Петрович кивнул - больше своим мыслям, чем Наде. - Ладно. У меня сейчас дело, в родильное надо сходить. Ты передай Евгеньичу, что я как вернусь, сразу к нему. Без меня не начинайте.

Надя бросилась к двери.

- Подожди ты, - окликнул ее Иван Петрович, - если сына моего увидишь, скажи чтоб в кабинете меня подождал. Он мне ужин должен был принести. Жена сегодня борщ приготовила. Но сын что-то задерживается. Наверное опять дружков своих встретил, заболтался. А отец тут голодный сидит.

Надя кивнула, вышла, прикрыв за собой дверь. Иван Петрович достал мобильник, посмотрел на банковское уведомление о переводе от Рафика Исмаиловича и, довольно хмыкнув, отправился в родильное отделение. Он обернулся быстро. Минут за 20. Заведующая родильным была его давней приятельницей. Сразу все поняла и жене Рафика Исмаиловича была обеспечена не только самая лучшая палата, но и вип-уход. Волноваться было не о чем. Ложные схватки. Это не страшно. Возвращаясь в свое отделение, он быстренько надиктовал голосовое сообщение Рафику Исмаиловичу, затем заглянул в свой кабинет. Сына не было.

- Где ж его черти носят! - выругался Иван Петрович и отправился в приёмное отделение. По дороге наткнулся на Надю. - Сын не приходил?

- Не видела.

- А что там с ножевым?

- Можете уже не торопиться, - вздохнула Надя. - Но Борис Евгеньич просил все равно зайти.

- Когда?

- Смерть наступила в 23.15, - Надя давно работала в больнице и с полуслова понимала, о чем ее спрашивает Иван Петрович.

Пожилой хирург на секунду смутился под ее взглядом, но быстро взял себя в руки.

- На все божья воля! Полиция приехала?

- Да, - кивнула Надя, - тоже вас ждут, там расписаться где-то надо.

Иван Петрович прошел по коридору мимо тела на каталке, накрытого простынью, и зашёл в ординаторскую. Поздоровался с полицейскими, кивнул Борису Евгеньичу.

- ...ну в общем те люди, которые его к вам привезли, рассказали, что видели драку. Несколько парней напали на одного, пырнули его ножом и убежали, - продолжил полицейский свой рассказ, прерванный появлением Бориса Евгеньича.

- И что? Там на месте никаких документов, бумажника? - спросил Евгеньич.

- Нет, мы все осмотрели. Тоже думали, что ограбление. Грабители обычно скидывают лопатник сразу. А тут ничего, кроме опрокинутой кастрюли с борщом.

- С чем? - переспросил бледнея Иван Петрович.

- С борщом, - повторил полицейский. - Мы сами удивились.

Иван Петрович, не дослушав, кинулся в коридор. Резким движением сбросил простынь с трупа и с каким-то звериным воем тяжело осел на пол...

Ruslan

Показать полностью

Первый раз

Первый раз Юмор, Картинки, Из сети
Показать полностью 1
Отличная работа, все прочитано!