BolshoyPalych

BolshoyPalych

YouTube: www.youtube.com/channel/UC8qcvSbzlowACxwkXbpQKTw Instagram: www.instagram.com/taygaroute САЙТ: www.bolshoypalych.ru
На Пикабу
поставил 4 плюса и 0 минусов
отредактировал 1 пост
проголосовал за 1 редактирование
7175 рейтинг 76 подписчиков 54 комментария 8 постов 4 в горячем
1210

ЗА СПИЧКАМИ

Дело происходило в самом начале «бурных девяностых», то есть в те времена, когда, как говорит один мой знакомый, «бабло поднимали, а не деньги зарабатывали». Ну, наверное, сами помните: «сахарный кризис», «табачный кризис», «мясной кризис» и всякие прочие нестабильности экономической ситуации. Был я тогда безденежным студентом и на всякое время искал какие угодно калымы и «шабашки». Это, наверное, тоже многим из вас знакомо, даже и сейчас. И попался мне на лето очень выгодный калым: поехать на центральный Таймыр и отработать там полевой сезон в составе отряда геофизиков, рабочим. Кормежка халявная, природы и красоты, да еще и деньги за это платят… Что еще студенту надо? Разумеется, я сразу согласился!


Всего же нас, командированных, оказалось трое. Студент-дипломник Володя – научный руководитель он же приборист, он же топограф, он же завхоз, он же все прочие, короче, «бугор», я, да вчерашний школьник Шурик - просто рабочие, пролетарии тундры, так сказать. Замечу, что это был далеко не первый мой сезон – на тот момент я уже лет пять проводил лето подобным образом, правда, не за Полярным кругом. Шурик был парнем городским, к тому же, как говорят туристы, «совсем нехожалым»; кроме пары поездок с отцом «на охоту», в багаже его природно-жизненного опыта ничего не было. Все трое были представлены друг другу руководителем хоздоговора непосредственно перед самолетом, в связи с чем, какие-либо огрехи в экипировке и снаряжении, не говоря уже о психологической совместимости, устранять было уже некогда.


Итак, выехали. С грехом пополам добрались до Норильска, где откалибровали оборудование, получили продукты и инструктаж по тэбэ, а заодно были оформлены на работу. На все это дело нам была отпущена неделя, в течение которой мы присматривались друг к другу. Хорошо вахтовикам – за две недели не успеешь возненавидеть напарника «до скрежета зубовного», да и не втроем они там, на вахте. У нас же специфика оказалась другой: выбросила тебя «вертушка» там, где Макар телят не пас, и шлепай себе с измерениями до какой-нибудь буровой, когда сотню, а когда и более двухсот верст. Хоздоговорникам, кстати, ни оружие, ни рация не положены: отвезли тебя, а дальше – иди пешочком, как знаешь. И кроме нас троих вокруг никого нет. Столько километров по тундре, да еще и с измерениями это делов месяца на два, а то и больше (впоследствии выяснилось – на три «с копейками»), не мудрено и закусать друг друга до смерти за уроненную в ручей портянку. В Томске тогда бушевал и свирепствовал табачный кризис, наверное, все помнят, как на базаре окурки майонезными баночками продавали, а тут – сплошной коммунизм: курева выдали на весь сезон! Да не что-нибудь, а болгарские сигареты, которых мы, простые студенты, не могли себе позволить. В общем, кури – не хочу! Как выяснилось, для Шурика курение было прямо таки «пагубной страстью». Об этом, собственно, и рассказ.


Дождались мы попутной вертушки, долетели до буровой, числящейся «местом старта», где пришлось ждать другого, «чартерного» вертолета. День сидим ждем, два сидим, надоедает, однако. Тут-то у Шурика и зародилась идея сходить на гусиную охоту, благо опыт был. К слову сказать, буровики, у которых мы гостили, ходят на охоту своеобразно: надел тапочки, снял со стены древнюю «нелегалку», открыл окошко и застрелил оленя, одного из полусотни, наличествующих в поле зрения, на выбор. Гуся же там вообще за дичь не считают – лень из балка «на добычу» выходить. Тут следует отметить одну особенность подобных «медвежьих углов»: информация до них доходит медленно – ее обычно просто забывают передать по радио адресату. Поэтому все события там случаются неожиданно.


Так произошло и на это раз. Сидим на чемоданах, отсыпаемся под крышей «впрок», в каритшки режемся, короче, все, как обычно. И лишь неугомонный Шурик день за днем бегает по тундре с ружьем – реализует охотничий инстинкт. Как водится – радиосвязь утром и вечером. На каждой связи один вопрос «Вышла ли вертушка?» и один ответ «нет, ждите…» Вот и утром пятого дня нам сказали, что, мол, нет. А лёту там, надо сказать, часов восемь, не меньше. Шурик, естественно, за ружье и на охоту, а мы ждем вечерней связи. Вертолеты летают круглосуточно – день-то полярный. Вечером однообразие передаваемой и получаемой информации было нарушено вопросом диспетчера из Валька (базы вертолетов): «К вам там вертушка за геофизиками (за нами, то есть!) еще не пришла? А то утром вышла, пора бы уже…» И вправду, минут через пятнадцать послышался шум винтокрылой машины. Мы с Володей к тому моменту пребывали в панике – за нами вертолет вышел, а у нас некомплект личного состава, вся экспедиция под угрозой срыва, вертолет ждать не будет! Что делать? Решили забрать все снаряжение, оставить Шурику компас и карту и ждать его на начале маршрута, авось налегке дней за пять доберется. Вертолет завис над тундрой, мы покидали туда все наше (и Шурика тоже) барахло, причем его вещи пришлось в спешке собирать по всему балку. Совсем уже было собрались взлетать, как вдруг увидели нашего третьего номера, скачущего по тундре по направлению к «вертушке». Ну, слава Богу, успел…


Когда все нецензурные, но чрезвычайно эмоциональные пожелания здоровья и долголетия, высказываемые «бугром» в Шурин адрес уже отзвучали, а «виновник торжества» наконец-то сумел перевести дух и похвастаться двумя гусями (добыл-таки!), мы достали сигареты. Весь Таймыр, а центральный и северный, в частности, весьма далек от цивилизации, поэтому запреты на курение и употребление спиртного на борту воздушных судов (в особенности их экипажами) являются предрассудками и отношение к ним соответствующее. Достал Шурик сигареты и на меня так вопросительно смотрит, мол, огоньку бы. А я даже по карманам хлопать не стал. Кто, говорю, у нас согласно боевому расписанию за спички отвечает? Правильно, самый молодой. Вот и нечего на меня смотреть, сам спички доставай. Делать нечего, полез Шурик в рюкзак. Долго лазил, а потом и говорит, что, мол, пакет со спичками он отнес в столовую, коку Василию, да так у него и оставил. Так он, пакет, там, на камбузе и лежит, сам, мол, видел. То есть спичек на всю экспедицию ровно столько, сколько есть у нас в карманах, да еще у вертолетчиков на борту. Когда же наш разум возмущенный переварил эту новость, то мне пришлось держать Володю изо всех сил, иначе он бы точно Шурика убил. Вообще-то было за что. Нам идти в места, где ни хозмагов ни сельпо на карте не отмечено, причем идти надолго, а он понимаешь, охотой увлекся, спички, понимаешь, забыл! Высадил нас вертолет, где и было положено, сидим мы среди тундры и военный совет держим. Прямо-таки классика русской литературы «Что делать?» и «Кто виноват?» Вывернули карманы. В итоге у Володи и у меня нашлось по коробку залитых парафином спичек, да еще вертолетчики чем было поделились. В общем, получилось 107 штук. Да-а, не густо. И ладно бы, лес кругом, а то ведь тундра…


Тут самое время о тундре рассказать, о том, что она из себя представляет. Виденная мной тундра бывает двух видов – сухая и мокрая. Сухая – это жидкая грязь, из которой кое-где торчат пучки травы; если под травой посмотреть внимательно, то можно найти ивы и березы, правда их из-под травы и не видать совсем. А мокрая – это то же самое, только вместо грязи – вода, и деревьев совсем не встречается. Воды или грязи сантиметров 15 – 20, дальше мерзлота. Короче, костер разводить не из чего. С костром-то хорошо, можно носить угли с собой в корзинке, как, кстати, наши очень далекие предки и поступали. У нас же был с собой примус и достаточный запас бензина. Всем примус хорош, да только каждый раз его разжигать – спичку тратить нужно. На военном совете в два голоса (Шурик права голоса был лишен единогласно) постановили перейти с трехразового питания на двухразовое или вообще одноразовое, в случаях дневки. Ну и курить, соответственно, только при работающем примусе. Шурик с покаянной головой все это принял и пару дней ходил удрученный, однако природная живость и непоседливость вскоре взяла верх. Когда мы в конце трудового дня ставили лагерь и по очереди принимались за готовку, Шуриком овладевал, по выражению «бугра», «зуд деятельности»: он начинал исследовать окрестности лагеря, безрезультатно пытаться рыбачить или делать еще что-нибудь еще более нецелесообразное, например, искать бивни мамонтов или следы стойбищ и захоронений коренного населения. Нам это не мешало, однако здорово вредило ему самому. Когда ужин был готов, его долго выкрикивали к столу, затем, наконец-то, садились ужинать. После ужина Шурику мучительно хотелось закурить, однако такой возможности не было: раз ужин приготовлен, значит, примус погашен. Спички же после содеянного, «бугор» отказался ему выдавать наотрез: не помогли ни покаянные речи, ни увещевания, ни угрозы. После определенных событий, Володя стал заворачивать спички во что-нибудь из одежды и класть на ночь себе под голову. С целью недопущения, так сказать…


Так продолжалось с неделю. Наконец, Шурика это достало, и он заявил, что будет добывать огонь самостоятельно. Мол, читал, что трением можно добыть огонь. Мы с Володей, естественно, порекомендовали ему серьезно подготовиться к этому и найти подходящие сорта дерева – гибискус или эвкалипт; сами же приготовились к зрелищу. Местные сорта дерева для добывания огня никак не годились, хотя бы потому, что самая толстая и высокая из виденных мной берез была размерами с карандаш и при попытке ее сломать гнулась как резиновая. Ива же на это дело вообще не подходила, т.к. при попытке поджечь ветку на примусе, она шипела, чадила и морщилась, однако гореть упорно не желала. Однако, Шурик принял наши слова за чистую монету и принялся искать пригодные сорта, периодически интересуясь у нас, как именно должна выглядеть древесина гибискуса и эвкалипта? Можете себе представить, каких усилий нам стоило сохранять серьезное лицо при ответах на его вопросы. Самое интересное, что дня через четыре он таки нашел в мерзлоте какую-то ископаемую древесину – стволы и ветви, причем сухие! Уж не знаю, что это было за дерево – гибискус или эвкалипт, но Шурик с энтузиазмом приступил к попыткам добывания огня. Каждый вечер, пока готовился ужин, он брал у меня нож (свой он забыл еще в Томске) и начинал изготавливать специальные дощечки. Работая, он увлекался так же, как и при поисках мамонтов и древних стойбищ. Можно сказать, уходил с головой в работу, даже о куреве забывал и на все попытки его отвлечь, чтобы он мог покурить, пока работает примус, посылал нас по известному адресу. Потом, после ужина, спохватывался и ругал Володю и меня на чем свет стоит, что вызывало в ответ только бурю хохота.


Наконец, примерно еще через неделю, «первобытные спички» были готовы. Ради их апробации «бугор» даже дневку объявил. Мы долго выбирали подходящую сухую площадку для лагеря, долго таскали от ближайшего ручья камни, чтобы вымостить площадку для разжигания. Наконец, шоу началось. Мы с Володей разлеглись на порогах своих палаток с литровыми «сиротскими» кружками чая со спиртом, прикурили от примуса и приготовились вкушать зрелище. Шурика звать прикуривать не стали – вдруг расслабится, тогда и все шоу насмарку. Понаблюдали мы час-полтора, да и отвлеклись: не зрелищно; мы-то ожидали чего-то феерического, типа концерта «Pink Floyd» в «Олимпийском»... Однако Шурику упорства было не занимать, он был свято уверен в успехе и продолжал свое занятие. Короче, долго он эти первобытные спички друг об друга тер, и так, и эдак старался. Мы уже и все дела «по хозяйству» переделали, и обед приготовить успели, и чаю напиться до бульканья в ушах, и составить список дел, которые мы сделаем, вернувшись «в цивилизацию»; Володя даже подремать успел…


Про Шурика, добывающего огонь трением, мы уже и забыли, отвлеклись на повседневные дела – дневка все-таки. Из мирной полудремы нас вывел жуткий вопль «Е… твою мать!!!» Кричал, разумеется, Шурик: «первобытные спички» работать не желали, огонь не разгорался, даже дым не шел. «Я же и так их тер и эдак! Просил, уговаривал и даже угрожал: ни в какую! Но я знаю, в чем тут дело – породы дерева неподходящие!» К моменту окончания Шуриком фразы мы оба уже рухнули наземь, кто где находился. Причем, мне повезло меньше, чем «бугру» - я стоял по колено в воде и полоскал свежевыстиранные портянки. Из воды я выбрался мокрым и грязным – пришлось весь оставшийся день просушиваться у негасимого примуса. Но нет худа без добра – Шурик в тот день накурился до дыма из ушей. Когда мы все немного успокоились, Шурик заявил, что больше подходящих пород дерева он искать не будет и вообще, разжигание огня трением – выдумка ленивых археологов и этнографов, которые пишут в книжках всякую белиберду, вместо того, чтобы взять и попробовать самостоятельно. Нет, его не обманешь! Огонь можно добыть и по-другому. Например, высекая искры посредством ударов камня о камень. Искры будут попадать в специально приготовленную емкость с бензином, что вызовет его возгорание. Когда бензин загорится, можно будет от него подкуривать. Короче, из искры возгорится пламя! На осторожный вопрос «бугра», о том, известно ли, какие породы камня дают наилучшую искру, Шурик ответил, что это все равно и больше мы его на таких вещах не поймаем, не на того напали! Тут же он попытался похитить сковородку с целью приспособления ее в качестве «специально приготовленной емкости с бензином», за что немедленно получил от Володи по рукам. Надо сказать, что бензин – штука вредная, ибо весьма текуч. Например, тот бензин, который мы брали с собой, вел себя нормально только до тех пор, пока мы были «в цивилизации». Как только он убедился в своей безнаказанности, то тут же начал вытекать из канистр. Это привело к тому, что бензиновый привкус сопровождал нас в течение всего сезона. Фирменные блюда дежурного кока – каша с соусом «Fuel» и бензиновые сухари; на десерт – чай «Королева бензоколонки». И после всего этого позволить безнаказанно, из прихоти, наливать бензин в сковородку? Ну уж нет! Поэтому жертвовать одним из двух наличных предметов посуды, имеющихся в отряде, Володя отказался категорически. Времена всеобщего засилья пластиковых бутылок, консервных банок и прочего мусора там тогда (да и сейчас думаю тоже) еще не наступили, лишнего у нас ничего не было, поэтому поиск «емкости для прикуривания» представлял серьезную проблему. Но это Шурика не остановило, он начал экспериментировать. Сначала он делал ямки в земле, наполнял их бензином и пытался воспламенить посредством искры от ударов двух кусков гравия, однако вскоре выяснилось, что из-за сильной обводненности почвы, бензин растворяется в выступающей воде, перестает быть горючим и вообще «уходит в землю». После этого вывода мы с «бугром» еще дважды вырывали сковородку из беспощадных Шуриных лап. Наконец, Шуру посетила гениальная идея: нужно найти камень с выемкой, в которую можно налить бензин. Несколько дней – и драгоценный камень был найден. Но беда подкралась к Шурику с другой стороны. «Бугор», пребывающий в состоянии умиротворенности из-за того, что Шурик уже довольно давно не мешает ему наслаждаться заслуженным вечерним отдыхом, на очередной дневке решил провести инвентаризацию запасов бензина. Топливо оказалось катастрофически мало, дней на восемь…


Шуму было много, и вечер прошел весело. Представьте себе картину: вокруг лагеря, по тундре, не разбирая дороги, со всех ног бежит Шурик и блажит, следом за ним, изрыгая жуткие проклятия и отборную брань, с приснопамятной сковородой в руках летит «бугор», а чуть поотстав, с криками «Вова, прекрати, убьешь!» несусь я. Так продолжается минут десять, потом все останавливаются передохнуть, Шурик идет к Володе извиняться, однако, подняв глаза и увидев Шурика, «бугор» опять становится невменяемым и все повторяется. Стоит ли говорить, что все дальнейшие попытки Шурика повторить подвиг Прометея пресекались уже не увещеванием и нотацией а метко брошенным сапогом, кружкой и прочими элементами снаряжения. Теперь Володе приходилось спать не только со спичками, но и с бензином под головой, а отряд окончательно перешел на одноразовое питание. К счастью, мы подошли к одной из промежуточных точек маршрута – законсервированной зимней геофизической базе, где и смогли пополнить запасы топлива, спичек и сухарей. Больше всего, конечно, мы обрадовались спичкам – нашлась целая хозяйственная коробка, больше тысячи штук! Мы с Володей тут же набили спичками все подходящие для этого емкости, а оставшуюся коробку, в соответствии с боевым расписанием, отдали Шурику. Кстати, к базе мы подошли вечером того дня, утром которого у нас закончился бензин. Отдохнув и помывшись в бане, которой мы не видели полтора месяца, мы двинулись дальше. Вечером первого после посещения базы дня, прошагав около 20 км, умиротворенные после трех дней отдыха, мы поставили лагерь, установили примус, сходили за водой и собрались варить ужин; одним словом, все готово, осталось примус зажечь. Мы оба вопросительно уставились на Шурика. Тот долго хлопал себя по карманам, копался в рюкзаке, потом опять проверял карманы… В конце концов поднял на нас недоуменно-виноватый взгляд: «МУЖИКИ, Я СПИЧКИ НА БАЗЕ ЗАБЫЛ!!!



С тех пор прошло много лет. Как-то на улице встретил я преуспевающего коммерсанта Александра Эдуардовича Т-ова, выходящего из своего джипа. Обнялись, разговорились, закурили. Александр Эдуардович небрежным движением вытащил сигарету из пачки «Балканского собрания» и прикурил от золотого «Ронсона».

- Слышь, Шурик, а если зажигалка сдохнет?

- А у меня вторая есть! А если и она сдохнет, то коробок спичек всегда со мной. Спасибо вам с «бугром» – научили!

Показать полностью
12

С Днём Учителя!

Тут случился на днях праздник, День Учителя. А поскольку к данной профессии в нашей семье и среди друзей отношение имеют многие, да и сам я, хоть и недолго, успел оным потрудиться, то праздник решено было спонтанно отметить; как водится - застольем. Сказано – сделано; долго ли в погреб спуститься и поднять оттуда пяток-другой банок домашних солений-варений? Среди прочих поднятых оказалась пара баночек маринованного по семейному рецепту белого гриба. Общими усилиями стол накрылся быстро; как сказала одна из участниц мероприятия (учитель начальных классов, отсюда и сравнение), «как скатерть-самобранка».

С Днём Учителя! Тайга, Сибирь, Западная сибирь, День Учителя, Длиннопост, Грибы

И вот, провозгласив тост «во здавие представителей профессии и за их успех», опрокинув первую запотевшую стопочку домашнего самогона на бруснике и закусив ее грибом… Нет, не так. Закусив ее насаженным на вилку маленьким, с половинку спичечного коробка, хрустящим и ароматным маринованным белым грибочком, с мякотью цвета слоновой кости и с насыщенно-коричневой бархатистой шляпкой, вспомнилось мне позднее лето, переходящее в раннюю осень, вспомнился сезон их заготовки.

С Днём Учителя! Тайга, Сибирь, Западная сибирь, День Учителя, Длиннопост, Грибы

Вспомнилась удушливая жара песчаного соснового леса, когда ветер гудит по вершинам деревьев, а внизу, под кронами – штиль, влажность и адская духота. Вспомнился заливающий глаза пот, липнущая к спине футболка, белая от соли и солнца «горка» и вьющийся у лица гнус. Вспомнился аромат соснового грибного леса, вязнущие в беломошнике по щиколотку сапоги, трубный лосиный рев на болоте и ворчание медведя в недалеком малиннике. Вспомнился погон моей рабочей «Сайги», намявшей плечо и натерший шею. И сам карабин вспомнился, тяжелый, но удобный и разворотистый. И напарник, который смеясь, зовет его «обрезом ПКМа» за винтовочный патрон, тоже вспомнился. Да и куда здесь без карабина? Мишка-то – вот он; да и лось во время гона – не самый приятный и безопасный подарок для грибника. Вспомнился аромат «грибницы», ритуальной похлебки, приготавливаемой из гриба первого сбора. Той самой, которая «не менее килограмма мяса и не более пяти картофелин на ведро гриба». Вспомнилось бездонное и звездное ночное августовское небо ранней осени, пар, вырывающийся ночью изо рта, замерзшие пальцы и гудящие от намотанных за день километров вечерами ноги. Первые желтые пряди на березах и осыпающаяся кедровая хвоя… Все-все вспомнилось.

С Днём Учителя! Тайга, Сибирь, Западная сибирь, День Учителя, Длиннопост, Грибы

И глядя в окно на черно-серое беременное низкими тучами небо, раскачивающиеся от злого ветра ветви окружающих дом берез, тополей и рябин и секущий дождь со снегом, вспомнилось все это особенно ярко. И подумалось, что «а все-таки оно того стоило!»

Это я все к чему? Да к тому, что с Днем Учителя всех причастных, хоть и с уже прошедшим.

С Днём Учителя! Тайга, Сибирь, Западная сибирь, День Учителя, Длиннопост, Грибы
Показать полностью 4
61

Таёжный маршрут. Поход по Улу-Юлу. Часть четвёртая

Разумеется, первое, что мы сделали, придя на лагерь – затопили заранее разложенную именно для такого случая печь. По-хозяйски так затопили, «во всю ширь поддувала», не стесняясь.

Таёжный маршрут. Поход по Улу-Юлу. Часть четвёртая Тайга, Сибирь, Западная сибирь, Путешествия, Длиннопост, Мат

Палатка мгновенно наполняется живительным теплом, внешний тент надувается, а я достаю из потайного кармана рюкзака «последний довод королей» - бутылку выдержанной «Кизлярки», припасенной именно для такого случая, а також стопки. «Кизлярка» разливается и выпивается, разливается еще раз, выпивается, и …заканчивается. По всему телу (всем телам) разливается живительное и блаженное расслабляющее тепло, а зубы перестают стучать.


Вот теперь можно и позавтракать нормально! Не ИРП или шулюмом надоевшим, а действительно нормально. Горячо, остро и вкусно. Как? А очень просто. Разжечь мангал и положить в него заранее приготовленные и замаринованные Мариной Маленькой свиные рулеты из пашины. Ну и что, что решетки для мангала мы забыли на Суслово? Можно подумать, что в моей продуктовой сумке фольги нет!

Таёжный маршрут. Поход по Улу-Юлу. Часть четвёртая Тайга, Сибирь, Западная сибирь, Путешествия, Длиннопост, Мат

Есть! Там вообще много чего есть.

Рулеты получаются на зависть сочными и румяными. Именно то, что нужно!

Таёжный маршрут. Поход по Улу-Юлу. Часть четвёртая Тайга, Сибирь, Западная сибирь, Путешествия, Длиннопост, Мат

Ну, к горячему неплохо бы и самоплясу! По опыту знаю, что после такого эйфория от первых двух стопок очень быстро пройдет, а организм вернется к изначально замерзшему состоянию. Тут нужно либо много есть и сразу спать в тепле (лучше - долго), либо, если нужно работать, много есть и при этом «усугублять»: в таком состоянии ты все равно не захмелеешь, даже при большом желании. Спать у нас возможности нет, а вот «усугублять – пожалуйста! Или вы думаете, что в моем рюкзаке всего один потайной карман?!


Тем временем печь выходит на проектную мощность и мы начинаем наслаждаться теплом, еще большим теплом, аномальным теплом, жарой и жарищей. От мокрой одежки валит пар, а мы нежимся в тепле.


Николай восхищается печкой и говорит, что «с такой в избушке хорошо», а потом «Да здесь уже париться можно!», что вызывает наш с Васей гомерический хохот: конечно, можно, палатка-то изначально - банная!


Потихоньку согреваемся и обсушиваемся, неспешно доедаем самопляс и рулеты, так же неспешно варим и пьем кофе, покуриваем (ну, это на улице: я в палатках курить не разрешаю никому, даже себе). Часа через три, просушившиеся и согревшиеся, мы быстро, но без спешки сворачиваем лагерь и стартуем домой… в смысле – на Суслово. Погода, все это время посыпавшая нас мелким и редким снежком, решает сделать нам прощальный подарок, снова «включает» мокрый снег «со всей силой пролетарской страсти». Но нам уже все равно. Мы переодеты в теплое и сухое, «сытые, пьяные и нос в табаке».

Таёжный маршрут. Поход по Улу-Юлу. Часть четвёртая Тайга, Сибирь, Западная сибирь, Путешествия, Длиннопост, Мат
Таёжный маршрут. Поход по Улу-Юлу. Часть четвёртая Тайга, Сибирь, Западная сибирь, Путешествия, Длиннопост, Мат

Дальше – никаких приключений, все штатно. Несостоявшаяся весна на берегах вновь превращается в зимнюю сказку,

Таёжный маршрут. Поход по Улу-Юлу. Часть четвёртая Тайга, Сибирь, Западная сибирь, Путешествия, Длиннопост, Мат

а мы всем экипажем наслаждаемся пейзажами.


И штатный охотник Николай:

Таёжный маршрут. Поход по Улу-Юлу. Часть четвёртая Тайга, Сибирь, Западная сибирь, Путешествия, Длиннопост, Мат

И егерь Василий:

Таёжный маршрут. Поход по Улу-Юлу. Часть четвёртая Тайга, Сибирь, Западная сибирь, Путешествия, Длиннопост, Мат

И ваш скромный повествователь Большой Палыч:

Таёжный маршрут. Поход по Улу-Юлу. Часть четвёртая Тайга, Сибирь, Западная сибирь, Путешествия, Длиннопост, Мат

Дальше все просто и прозаично. Мы доходим до Суслово, «протаптываем» забитый снегом фарватер,

Таёжный маршрут. Поход по Улу-Юлу. Часть четвёртая Тайга, Сибирь, Западная сибирь, Путешествия, Длиннопост, Мат

Видим занесенную снегом базу,

Таёжный маршрут. Поход по Улу-Юлу. Часть четвёртая Тайга, Сибирь, Западная сибирь, Путешествия, Длиннопост, Мат

И присоединяемся к остальной команде, щиплющей добытых вчера по хорошей погоде уток.

Таёжный маршрут. Поход по Улу-Юлу. Часть четвёртая Тайга, Сибирь, Западная сибирь, Путешествия, Длиннопост, Мат

Поскольку дело к вечеру, решаем сегодня закончить дневку, а домой выдвигаться уже завтра. Можно, конечно, попробовать и сегодня, но мы имеем все шансы быть застигнутыми темнотой до конца дороги, а после такого – или ночевать, или рисковать. Ночевать вшестером в палатке 2 х 2 м, наверное, все-таки можно, но пробовать никому не хочется, а рисковать идти по Улу-Юлу ночью не хочется еще более.


Утром мы с Собакой, как более тихоходные, выходим на своей «Казанке» первыми. Надо отметить, что по течению лодка бежит бодрее, чем против него (привет Капитану Очевидность!). Пока я болтался неизвестно где и занимался неизвестно чем, Гав обслужил лодку и мотор, нашел течь в кокпите, ликвидировал ее и отчерпал воду. Оказывается, лодка шла вверх так плохо из-за набравшейся в форпик воды.

Таёжный маршрут. Поход по Улу-Юлу. Часть четвёртая Тайга, Сибирь, Западная сибирь, Путешествия, Длиннопост, Мат

Здесь необходимо сделать небольшое пояснение для наших читателей, не являющихся водномоторниками. В соответствии с заводским конструктивом, на «Казанке», «Казанке-М» и «Южанке» никакого форпика нет. Весь носовой отсек (а это треть лодки) является одной сплошной систерной непотопляемости, поэтому переборка между ним и кокпитом герметична. Но хозяйственные сибирские мужики не могут пройти мимо таких огромных, но при этом неиспользуемых объемов! Поэтому либо переборка вырубается по шпангоуту (это реже), либо в палубе вырубается люк и на него мостится крышка (в просторечии – «бомболюк»), а получившееся пространство (форпик) используется в качестве грузового трюма. Так и было сделано и на доставшейся нам с Толей лодке.


Пока мы идем вниз, начинается самое паскудное явление на таёжной реке (за исключением разного рода ЧП, конечно): обложной дождь.

Таёжный маршрут. Поход по Улу-Юлу. Часть четвёртая Тайга, Сибирь, Западная сибирь, Путешествия, Длиннопост, Мат

И, как ни странно, туман

Таёжный маршрут. Поход по Улу-Юлу. Часть четвёртая Тайга, Сибирь, Западная сибирь, Путешествия, Длиннопост, Мат

Но уж к этому-то мы вполне готовы!Где-то уже на подлете к Аргат-Юлу лодка начинает вести себя совсем уж странно: она начинает зарываться носом в воду и вообще делает вид, что пытается утонуть. Поскольку до «Большой земли» ходу остаются какие-то минуты, мы просто сбрасываем газ и последние четверть часа идем на малых оборотах, что осевшей в воду лодке явно нравится больше, чем попытки вывести ее в глиссирующий режим!


Надо сказать, что нам повезло. Причем – дважды. Во-первых, со штилевой погодой, во-вторых, со слабым мотором. Если бы на реке был вал, то мы зарылись бы носом в волну и из лодки превратились бы в торпеду, идущую в толще воды, а не по ее поверхности. А если бы стоял более мощный мотор, то он вывел бы лодку на глиссер, после чего она бы «клюнула носом» и превратилась в торпеду совершенно самостоятельно, безо всякого вала. Причина – течь в районе форштевня. Оказывается, именно из-за этого лодка шла все хуже и хуже по пути туда и чуть не утонула по пути обратно! За счет течи лодка постоянно набирала несколько сот килограммов лишнего веса (потому и не выходила на глиссер) и вела себя странно. Следует отметить, что хороший (не отечественный) мотор даже под водой перестает работать далеко не сразу. Известны случаи, когда он продолжает тащить такую получившуюся из лодки «торпеду» десятки и даже сотни (до 2-х) метров под водой, причем – против течения! В общем, повезло нам!


На берегу нас уже ждет машина и трал, так что быстро повторяем все заездные операции в обратной последовательности: чемодан – вокзал – Израиль… в смысле – машина – перегрузка шмурдяка – дом. Теперь – скорее домой!


Вот так, с шутками и прибаутками прошла очередная экспедиция «Siberian professional hunting group» под предводительством Большого Палыча.

Показать полностью 14
13

Таёжный маршрут. Поход по Улу-Юлу. Часть третья

Таёжный маршрут. Поход по Улу-Юлу. Часть третья Тайга, Сибирь, Западная сибирь, Путешествия, Длиннопост, Мат

Вода весной высокая и там, под берегом, где в межень лежит песчаный плес, сейчас вовсю течет река, а двухметровое весло не достает до дна, наметился проход, который, при должных усилиях и удаче можно сделать проходимым. Если внимательно присмотреться к фото, то в самой правой части, где лежит толстенная осина, его можно угадать.


В общем, мы пытаемся пробиться. И, о чудо, чуть больше трех часов «штилетерапии» и силовой акробатики (не пробовали перекидывать сырые и осклизлые пеньки, стоя на бревне по щиколотку в воде? Зря, весьма увлекательное занятие, рекомендую!) у нас это получается!

Таёжный маршрут. Поход по Улу-Юлу. Часть третья Тайга, Сибирь, Западная сибирь, Путешествия, Длиннопост, Мат
Таёжный маршрут. Поход по Улу-Юлу. Часть третья Тайга, Сибирь, Западная сибирь, Путешествия, Длиннопост, Мат

В общем, пробились! Более выразительных фото, к сожалению, нет (не до этого мне было), но увиденное, пожалуй, дает представление о процессе.

Таёжный маршрут. Поход по Улу-Юлу. Часть третья Тайга, Сибирь, Западная сибирь, Путешествия, Длиннопост, Мат

И о результате.

Там, где бревна лежали глубоко, либо длинны шины не хватало, пришлось прыгать, но таких бревен было всего четыре, а «Прогресс» - лодка крепкая, дополнительных течей от расшатывания заклепок не прибавилось.


Где-то на последней трети команда робко намекнула насчет того, что неплохо бы и самоплясу по пять капель, а то все уже устали и промокли от брызг. Идея, конечно же, заманчивая (и сам бы не отказался!), но потом же развезет и ничего доделывать не захочется! Предлагаю парням компромисс: не по пять, а по пятнадцать, но на другой стороне залома! Знаете, никогда не думал, что можно работать с таким энтузиазмом! Последнюю треть буквально разметали!


Итак, в ходе потребления законных «трех по триста» возникает вопрос: мечта исполнилась, что же делать дальше? Прикидываем варианты наших дальнейших действий. Дело идет к вечеру, по-хорошему, сейчас нужно вернуться в лагерь, переночевать, собраться и идти вверх. Но это по-хорошему. А что, если за ночь вода резко и сильно упадет и утром мы не сможем проехать по пропиленному проходу? Или проход за ночь забьет свежими бревнами? Или залом сорвет или переместит? А такие исходы возможны, тогда все наши усилия – насмарку. В общем, решаем идти вперед «до талого», докуда сможем. Полтонны бензина, завезенные парнями еще по снегу, ждут нас в брошенном вахтовом поселке Жаровка в 15 км выше по течению. Там же, если что, можно и переночевать, и помыться, а при оружии голодными мы не останемся. А одежда и снаряжение… Не сахарные, чай, не растаем; весна на дворе - не вымерзнем. Под все эти размышления радостно допиваем оставшийся самопляс, доедаем случайно завалявшийся в бардачке и по-братски разделенный на троих (а провизию тоже не взяли) кусок вяленой бобрятины и резво стартуем вверх по течению. И тут же упираемся в следующий залом!

Таёжный маршрут. Поход по Улу-Юлу. Часть третья Тайга, Сибирь, Западная сибирь, Путешествия, Длиннопост, Мат

Здесь нам везет еще больше, чем в первый раз: залом свежий, нынешний, а вода поднялась резко, поэтому справа, под яром, между деревьями остается узкий проход, который не успело забить бревнами. Течение здесь очень сильное, поэтому по проходу мы идем на среднем газу (обычно – на малом или самом малом), обдирая кору с елок, между которыми мы маневрируем и кожу с физиономий (об ветки тех же елок). В общем, десять минут страха – и мы на Жаровке.

Таёжный маршрут. Поход по Улу-Юлу. Часть третья Тайга, Сибирь, Западная сибирь, Путешествия, Длиннопост, Мат
Таёжный маршрут. Поход по Улу-Юлу. Часть третья Тайга, Сибирь, Западная сибирь, Путешествия, Длиннопост, Мат

В поселке нас встречает «губернатор Жаровки» Олег (на фото - слева).

Таёжный маршрут. Поход по Улу-Юлу. Часть третья Тайга, Сибирь, Западная сибирь, Путешествия, Длиннопост, Мат

Здесь следует сделать небольшое лирическое отступление. Таких, как он, здесь (да и не только здесь) называют «бичами». В советское время их называли БОМЖИР: «без определенного места жительства и работы». Не надо путать эту категорию людей с опустившимися и вечно пьяными, но привычными нам, городскими бомжами. Олег просто живет в тайге и тайгой. Он нигде не работает, нигде не прописан, и даже документов типа общегражданского паспорта у него нет. Говорят, что есть «Справка об освобождении», да только кто ее видел, эту справку? Понятно, что таких принято называть «человек трудной судьбы», но что у него произошло с законом и кем он был раньше – неизвестно. Напрямую об этом спрашивать не принято (все равно правды не расскажет), а все многочисленные версии (в том числе рассказываемые им самим) каждый раз разные и опровергают одна другую: не то беглый, не то освободившийся, не то расконвойник, не то от бандитов бегает. В общем, здесь, в поселке, он живет уже лет двадцать. Попутно приглядывает за пустующими домами и поддерживает их в работоспособном состоянии, чтобы водителям лесовозов было где переночевать (От Оленки до райцентра около 300 км, поэтому за сутки такое расстояние проехать даже без поломок - нереально). В сезон – собирает грибы и ягоду на сдачу или на обмен, но без фанатизма; рыбачит и охотится, если оголодал и не лень, тоже, впрочем, не особо напрягаясь. Разводит огород, где выращивает рекордных размеров капусту огурцы и махорку. Раньше они всей семьей здесь жили, с матерью и отцом, но отец умер, а мать перебралась в райцентр. Вообще, таких брошенных вахт здесь много и людей и семей подобной судьбы и образа жизни здесь не так давно тоже жило много. Но кто-то от самопляса сгорел, кого-то застрелили, кто-то замерз по синему делу… Так что Олег – последний из могикан. Почему не следует путать их с бомжами? Потому, что бомжи паразитируют на теле социума и живут подачками от этого же социума, а бичи все-таки работают. Не в том плане, что на работу ходят, а в том, что в тайге по-другому просто не выжить: приходится шевелиться. Так, например, при прибытии на вахту постоянных посетителей (типа нас) каждому выдается комплект чистого постельного белья и пара тапочек из олеговых личных запасов (Тот, кто стирал пододеяльники на руках, оценит трудоемкость процесса, особенно – с учетом полевых условий), в доме и на улице все чисто выметено, грязная посуда отсутствует как класс.


Олег рад нашему приезду, потому, что уже почти месяц живет в отрыве от «Большой Земли», а общаться здесь, кроме по-щенячьи дурашливого и истеричного кобеля Кучума и кошек Муськи и Лизки – не с кем. В поселке нет электричества (даже в виде генератора!), телевизора, радио, интернетов, сотовой связи. Местные шоферы, которые ездят через Жаровку постоянно и руководство нескольких еще действующих здесь лесозаготовок не один раз предлагали привезти и поставить Олегу генератор, и даже обслуживать и заправлять его, но он отказывается с неизменным упорством. Почему? Решительно непонятно!


Впрочем, узнав, что самопляса и заказанных им сигарет мы не привезли (а у нас все это есть на Чуйке; мы просто не думали, что сумеем пробиться через залом, т.е. не планировали сюда попасть!), его радужное настроение быстро меркнет. Он ворчит, что дрова у него кончились, баню топить нечем, есть нечего, все запасы подъедены… Насчет «есть нечего» - это правда. Кроме соли и перца Олег может предложить нам только перемороженной картошки, да и то - немного. Вот где пригодились взятые с собой утки! Мы, не сговариваясь, лезем по карманам и отдаем ему практически все свои запасы сигарет, оставив себе только необходимый минимум. С куревом у Олега беда еще большая, чем с продуктами: прошлогодний урожай махорки закончился, в связи с чем он может позволить себе четыре щепотки табака в день, т.е. две самокрутки.


Решаем до темноты идти дальше, а потом – возвращаться ночевать сюда. Пока Олег топит баню и готовит шулюм, мы успеваем пройти вверх километров двадцать, что достаточно для понимания факта отсутствия заломов на дальнейшем пути. Все-таки время мы чуть-чуть не рассчитываем, поэтому последние километры приходится идти на самых малых, пользуясь налобными фонариками в качестве габаритных огней и моим подствольником – в качестве прожектора. По пути понимаем, что попали в зоопарк. Многолетнее отсутствие человека на реке привело к тому, что лоси, завидев нас, долго на нас смотрят, а потом «вальгажно» отбегают. Если бы мы стреляли, то встреченных в течение часа лосей хватило бы на прокорм средней руки деревеньки (такой, дворов на тридцать) в течение нескольких месяцев. А бобры вообще не в курсе, что нужно убегать и прятаться: так и сидят на берегу, поворачивая свои усатые морды вслед проходящей лодке.


В поселке нас ждет горячий ужин, баня (Вася аж рычит от удовольствия, растираясь шахтерской мочалкой) и здоровый сон: завтра в 4 утра нужно быть уже на воде. Последняя мысль, перед тем, как я рухнул в сон «А все-таки сделать больше, чем запланировал, захотел, и даже не надеялся – здорово!»


От мерзкого писка будильника, еще раз будильника, и снова будильника, утро наступает внезапно, рывком. Парни еще спят, замерев павшими богатырями в живописных позах, и только Олег, слышавший будильник, но не проснувшийся, тревожно ворочается и что-то бормочет во сне. На часах двадцать минут четвертого, самое время вставать. Никаких, даже робких, следов рассвета еще не видно, что неудивительно: небо «вглухую» затянуто тучами. Но тучи вроде бы, не дождевые, а светлые; так, на «облачность и пасмурно» тянут.


Быстро разогреваем шулюм, быстро завтракаем. Организм еще не проснулся и есть совершенно не хочется. Еще бы, после вчерашних «попрыгушек» на заломе и прочих жизненных удовольствий, выспаться за три часа сложно, но «раз надо – значит надо!» Сильно помогла бы кружка горячего кофе, или, на худой конец, чая, с сигаретой, но ближайший кофе – на Чуйке, а чай – на Суслово (чай у Олега тоже, того, «был, да весь вышел»). С сигаретой тоже не все весело: их теперь, после того, как поделились с Олегом, в обрез, только до промежуточной временной базы на устье Чуйки, но туда еще нужно добраться. Да и вообще, в дороге всякое может случиться, поэтому курево тоже нужно беречь.


К четырем, когда мы уже спускаемся от поселка к реке, небо начинает светлеть, причем, не с востока, как положено, а сразу и полностью, что нам даже предпочтительнее. Значит, облачность более мощная и плотная, чем я подумал с утра. (В скобках отметим, что время суток в тайге – весьма условное понятие. Казалось бы, четыре утра – поздняя ночь или очень раннее утро. Ответ неверный: мы уже встали и работаем, значит, сейчас - день). Ночь сразу же превращается в серые сумерки без теней, что нас вполне устраивает: реку видно, ехать можно. Мы прощаемся с Олегом и гостеприимной Жаровкой и стартуем.


Идем аккуратно, на среднем газу; сумерки – дело хорошее, но все-таки еще не день, даже в колиных поляризационных стрелковых очках: налететь в таких условиях на корягу или балан (бревно) – как два пальца об асфальт, а последствия могут быть самыми разнообразными, от «плохих» до «ужасных» и даже «трагических». К слову отметим, что на открытие охоты реки и озера области ежегодно собирают с народа дань; рекордным был позапрошлый год, когда на открытие пришелся ураган и количество утонувших составило 32 человека, причем не всех нашли до сих пор; не хотелось бы украсить собой статистику, поэтому и идем потихонечку-полегонечку.


Отойдя от Жаровки меньше километра даже не слышим, а просто ощущаем (не знаю какой частью тела, но все вместе, одновременно и отчетливо) хлопок и нас тут же накрывает снежная стена. Не снегопад, не пороша, не метель-вьюга, а именно стена, плотная и почти осязаемая. Видимость падает до нескольких десятков метров и Коля поневоле сбрасывает газ: впереди поворот, за которым второй (не Линевский) залом, а течение очень сильное. Я запоздало думаю: «Облачно и пасмурно! Идиот! Это не дождевые, а снеговые тучи!» Впрочем, сделать уже ничего нельзя, только пробиваться дальше.


Из снежной мглы ожидаемо (но все равно ВНЕЗАПНО) выпрыгивает второй залом. Лодка, борясь с боковым течением, потихоньку идет к берегу, туда, где вчера был проход. Он и так-то не особенно бросался в глаза, скрытый нижними лапами елей, которые мы вчера объезжали, а сумерки и густой снег сделали его совсем невидимым. А нет, вроде бы, нашли, вот он! Стук бревен по обшивке и хруст ломаемых веток свидетельствуют, что не «нашли» и не «он»: лодку тут же разворачивает бортом к течению и прижимает к бревнам залома, да так, что мотор не может сдвинуть ее с места. Впрочем, здесь дело не в моторе: впереди и сзади бревна – не пройдешь, а бортом вперед, да еще и против течения, лодка плавать не умеет. Все попытки растолкать часть завала лодкой и выйти против течения на открытую воду для совершения второго захода не дают результата, нас только глубже забивает в залом, да еще и подпирает парой приплывших уже после нас бревен. После четверти часа бесплодных попыток бросаем попусту бить лодку и начинаем думать. Ситуация осложняется тем, что бревна, к которым нас прижимает, мелкие и лежат в один слой – на такие с пилой (в отличие от прошлого залома) не выйдешь, а с борта как следует их не распилить – слишком высоко. Да и какая разница, чем быть зажатым – десятком бревен, или сотней пеньков? И без пилы не выйдешь, чтобы перетащить лодку.


Делать нечего, мы с Васей беремся за весла, а Николай – за гашетку и начинаем выталкивать лодку, используя весла как шесты, а мотором не давая лодке уйти обратно в залом, пока мы перехватываемся. За весла Коля волнуется и бормочет про себя (но хорошо слышно) «Вася, аккуратнее, не сломай весло, Вася, аккуратнее, нежнее! Б…дь, Вася, ну я же просил! Кто его теперь чинить будет?!»


В общем, еще четверть часа такой гимнастики и мы «вырываемся на оперативный простор», разворачиваясь для второго захода. А что делать: велик Улу-Юл, а отступать неуда, позади жо… я хотел сказать – Жаровка.


Со второй попытки поход все-таки находится… ровно на полметра левее того места, куда мы тыкались. Со вчерашнего дня течение только усилилось, поэтому лодку болтает отраженной от яра, под которым мы идем, волной и течением и бьет о деревья. Да и видимость здесь, под пологом елей, да еще и в снег и в самом начале рассвета, практически нулевая. Ничего, через полсотни метров выныриваем уже за заломом, правда, с оббитой с бортов краской и исцарапанными мордами. Можно перевести дух.


Переводим. Выясняем, что снег, оказывается, был мокрым (раньше «на нервах» не заметили), а теперь из-за него, брызг и пота от работы по преодолению залома, мокрые и мы. Сразу становится холодно и зябко, а оставленные на прервалке бушлаты вспоминаются с особой теплотой. Эх, самоплясу бы!


Пока мы переводим дыхание, мотор уютно урчит на холостых оборотах, а нас несет течением метрах в десяти от берега. Снег же, шедший все это время, как из ружья, прекращается, будто ножом отрезали. Первое, что мы видим – стоящий на берегу прямо напротив нас лось. На спине и на голове у него небольшими сугробиками лежит снег, и мы понимаем, что он тут уже давно стоит, и, видимо, наблюдал всю нашу эпопею по прохождению залома прямо отсюда же, как в цирке. Вот ведь сволочь, а?! Экипаж хором выдыхает «Во, бля…» а на лосиной морде отражается усиленная работа мысли: кажется, он вспоминает, почему именно этих двуногих существ, сидящих на странной рычащей рыбе, следует бояться. Подумав несколько секунд, лось принимает какое-то решение и грациозной рысью (Не галопом, сцуко, а рысью!!!) убегает в согру. Да уж, точно зоопарк, а не угодья!

Тем временем мы подходим к Линевскому залому. Снег, как по команде, начинается снова.

Таёжный маршрут. Поход по Улу-Юлу. Часть третья Тайга, Сибирь, Западная сибирь, Путешествия, Длиннопост, Мат

За ночь пропиленный проход в одном месте слегка завалило бревнами, поэтому лодку приходится через них перетаскивать, что ни сухости, ни хорошего настроения нам не добавляет. Хотя, казалось бы, «мокрому дождь не страшен».

Таёжный маршрут. Поход по Улу-Юлу. Часть третья Тайга, Сибирь, Западная сибирь, Путешествия, Длиннопост, Мат
Таёжный маршрут. Поход по Улу-Юлу. Часть третья Тайга, Сибирь, Западная сибирь, Путешествия, Длиннопост, Мат

Но вот все преграды позади, а мы подходим к нашей базе! Как там наша база? Мысленно пересчитываю экспансивку в магазинах и по карманам, а также «Полеву-6» (замечательная, кстати, пуля) у парней (я знаю, у них есть, я в прошлый приезд привозил). Отвлеченно думаю о том, что по снегу следы видны хорошо…

Таёжный маршрут. Поход по Улу-Юлу. Часть третья Тайга, Сибирь, Западная сибирь, Путешествия, Длиннопост, Мат
Таёжный маршрут. Поход по Улу-Юлу. Часть третья Тайга, Сибирь, Западная сибирь, Путешествия, Длиннопост, Мат

У меня отлегло от сердца: все цело, и даже никто не подходил. Под «никто» я, разумеется, имею в виду медведя, людей-то, кроме нас, тут нет. А вот мишка, привлеченный запахом съестного, очень даже может придти и разгромить лагерь. Понятно, что после этого он – не жилец, найду и исполню (а парни поддержат и подстрахуют), и наплевать, что бумаг нету, но за свою тщательно и любовно отобранную проверенную снарягу, я кого угодно на британский флаг порву, не то, что какого-нибудь там сратого геморройного медведя.


На удивление, медвежьих следов за всю поездку не попалось вообще ни разу, хотя, казалось бы… Но рев слышали! Может быть потому, что весна нынче поздняя и «зеленка» еще не пошла? Для того, чтобы наладить нормальнее пищеварение, медведю нужно прочистить ЖКТ свежей растительностью и избавится от «анальной бронепробки» (а до этого он активно кормиться не пойдет), но травы нет еще даже в намеках. Вот он и орет. Ну, да. Мы бы в такой ситуации тоже орали!


Хотя, вообще, странный нынче год. Ему бы сейчас лосят давить или лосих на отеле, а он к ним даже на пойму не выходит. Чудны дела твои, Д-рвин!

Только зачалившись и выйдя на сушу, мы вспоминаем, что мы мокрые насквозь, замерзли и «зазябунели». Остервенело срываем с себя мокрые горки и флиски, достаем запасную одежду и впрыгиваем в нее. А снег продолжает идти. Когда я подошел к палатке, я поставил карабин на его штатное уличное место. Выглядел он вот так.

Таёжный маршрут. Поход по Улу-Юлу. Часть третья Тайга, Сибирь, Западная сибирь, Путешествия, Длиннопост, Мат

Пока я переодевался (чуть больше минуты), он стал выглядеть так:

Таёжный маршрут. Поход по Улу-Юлу. Часть третья Тайга, Сибирь, Западная сибирь, Путешествия, Длиннопост, Мат

Для понимания: на второй фотографии снятые минуту назад спасики, на которых уже наметает сугробы. Да уж, действительно: «вот такое вот х…вое у нас нынче лето!»

Итак, мы на промежуточной базе Чуйка. По-хорошему нам надо «вотпрямщас» идти дальше, (парни нас ждут до обеда, а потом начинают волноваться), но я, оглядывая «вверенный личный состав», пребывающий в замерзшем и промокшем состоянии, понимаю, что никуда мы сейчас не пойдем. В мокрой одежке, при отрицательных температурах, на ветру… Помнится, был такой вид смертной казни. В общем, объявляю дневку; по крайней мере, до тех пор, пока все не просушатся, мы никуда не пойдем.


На этом радиостанция "Таёжный маршрут" сегодня прощается с вами и говорит о том, что продолжение следует.

Берегите себя и оставайтесь на нашей волне, дорогие радиослушатели!

Показать полностью 14
9

Таёжный маршрут. Поход по Улу-Юлу. Часть вторая

Утром встаем чуть свет – сегодня очень много работы, почему, вчера, кстати, и отнеслись к самоплясу без фанатизма: по три стопки и – спать. Разворачивать вчера палатку с печью (а в этот раз у нас с собой МБ-22 с печью «Согра») ни в качестве бани, ни в качестве жилого модуля не стали (хотя мысли такие были, и даже обсуждались), чему утром я только порадовался: сильно сэкономили время на сборах. Нет, все потребное для дальнейшего пути, кроме оружия и боеприпасов, было загодя перегружено в другую лодку, на которой и планировалось продолжить путь. Да, действительно, несмотря на общую измотанность и усталость, силы развернуть лагерь мы бы в себе нашли, а вот свернуть… да еще и после бани… В общем, ответ очевиден.


Ночью и ранним утром температура упала до -10 (по крайней мере, градусник на избушке сказал нам так), старица, где стояли наши лодки, и без того не отошедшая от зимнего льда, покрылась льдом снова. Пусть не толстым, всего 2-3 сантиметра, но все-таки льдом. Тогда-то, кстати, я и понял, почему коллеги назвали меня камикадзе, когда я предложил использовать вместо дюралевых лодок ПВХ. Н-да, действительно, здесь «ваши не пляшут».

Таёжный маршрут. Поход по Улу-Юлу. Часть вторая Тайга, Сибирь, Западная сибирь, Путешествия, Длиннопост
Таёжный маршрут. Поход по Улу-Юлу. Часть вторая Тайга, Сибирь, Западная сибирь, Путешествия, Длиннопост

Ну, ничего, мы бодрим себя крепким кофе, подкрепляемся остатками вчерашнего шулюма, грузим оружие и грузимся сами, а в начале седьмого утра наш «Прогресс», проломав во льду новый фарватер, уже бодро бежит «встречь солнцу».

Таёжный маршрут. Поход по Улу-Юлу. Часть вторая Тайга, Сибирь, Западная сибирь, Путешествия, Длиннопост

Надо отметить, что здесь, в среднем течении, река исподволь меняет свой характер: течение становится сильнее, берега – выше, а водоворотов – больше. Больше становится стариц и проток. Сам характер русла меняется: внезапные повороты почти на 180 градусов (и это на 50-70 м реки!) перестают быть редкостью и становятся обычным явлением. Больше становится и поваленного леса: наши «заклятые друзья» - бобры, постарались на славу. Леса по берегам тоже меняют свой характер. Теперь ты не ждешь увидеть на берегу мамонта или шерстистого носорога, теперь ты высматриваешь в небе «ступу с Бабою-Ягою», Змея-Горыныча или еще что-нибудь зловредное и летающее из русских сказок. Но пока кроме куличков, табунков уток, коршунов и орланов-белохвостов ничего не попадается.

Таёжный маршрут. Поход по Улу-Юлу. Часть вторая Тайга, Сибирь, Западная сибирь, Путешествия, Длиннопост
Таёжный маршрут. Поход по Улу-Юлу. Часть вторая Тайга, Сибирь, Западная сибирь, Путешествия, Длиннопост

Тем временем, на сегодня план действий у нас следующий:

- дойти до устья реки Чуйка и одноименной брошенной сплавной вахты, где нам необходимо определиться с местом строительства перевалочной базы (мобильного лагеря) на будущее.

- развернуть мобильную базу (пусть не всю, а только то, что есть), разведать состояние дороги и, главное, моста (здесь дорога и река тоже недалеко друг от друга, всего в паре километров), а без этого моста в наши дальние угодья, на Шаманку, попасть невозможно.

- после этого «сбегать» до Линевского залома и посмотреть на него (это действительно недалеко, около 15 км), вернуться и «насладиться жизнью»: наконец-то поохотиться на уток (до этого было некогда, одни ехали, другие – рубили на Суслово избу и баню (которая еще не закончена) и готовили дрова, поэтому егерь Василий и кадровый охотник Николай (а мы идем на одной лодке втроем) при моих рассказах о грядущей бане аж мурлычут в предвкушении удовольствия), закоптить или запечь добытых уток на специально взятом под это дело мангале («Ты жарь, жарь, а рыба будет!») и употребить самопляса по состоянию усталости и здоровья.

- утром – домой, на Суслово, ко всей остальной команде.


Зачем смотреть на залом и что это вообще такое, спросите вы? Что это такое – я покажу, но чуть позже, а смотреть вот зачем: Линевский залом априори непроходим на лодке. Вообще никак. Разве что, при оооооочень высокой воде и благоприятном расположении звезд, в новолуние, когда Луна в Юпитере, а Змееносец – в Козероге, ровно в полночь, когда принцесса превращается в тыкву... Непроходим, в общем. Но мы, все-таки, надеемся. Дело в том, что за заломом в летнее (т.е. бесснежное) время уже очень много лет никого не было; туда и зимой-то через пойменную согру не особо-то доберешься, а летом – только рекой, которая, повторюсь, закрыта заломом. В общем, там должен быть еще бОльший зоопарк и заповедник, чем здесь.

Опять же, если удастся пройти залом, то до вахтового поселка Жаровка (разумеется, брошенного), остается всего 15 км. А Жаровка – это заранее завезенные полтонны бензина, это бич Олег (о нем - позже), это (самое главное!) дорога на Килинку, Соболевку и Шаманку, куда весной уже много лет попасть невозможно. В общем, перспективы заманчивы, как рост дохода в «МММ».


Н-да, что-то за строительством планов я отвлекся от маршрута.

О, а вот и бобры, точнее, следы их подрывной деятельности!

Таёжный маршрут. Поход по Улу-Юлу. Часть вторая Тайга, Сибирь, Западная сибирь, Путешествия, Длиннопост
Таёжный маршрут. Поход по Улу-Юлу. Часть вторая Тайга, Сибирь, Западная сибирь, Путешествия, Длиннопост
Таёжный маршрут. Поход по Улу-Юлу. Часть вторая Тайга, Сибирь, Западная сибирь, Путешествия, Длиннопост

Кстати, по крайнему фото видно, что бобры и лоси живут здесь в каком-то симбиозе: бобр валит деревья, а лось обгладывает на них кору. Бобры же здесь – настоящее стихийное бедствие. Если в начале вчерашнего пути такие поляны попадались нам раз в 7-10 км, а в конце – через 5-7, то сегодня разрыв редко превышает пару километров, а «объем расчетной лесосеки» существенно выше, чем в нижнем течении реки. Почему «бедствие»? Расскажу!


Но, долго ли, коротко ли, добрались мы, наконец, и до Чуйки, нашли место под временный лагерь и зачалили лодку.

Таёжный маршрут. Поход по Улу-Юлу. Часть вторая Тайга, Сибирь, Западная сибирь, Путешествия, Длиннопост

Разгрузились. Снаряги оказалось на удивление мало!

Таёжный маршрут. Поход по Улу-Юлу. Часть вторая Тайга, Сибирь, Западная сибирь, Путешествия, Длиннопост

Пока мы все вместе разворачивали лагерь, а Василий с Николаем слушали мою лекцию о новой снаряге и оборудовании, взятом специально для устройства здесь перевалочной базы, Вася, не отрываясь от процесса, умудрился «приземлить» пару жирных крякашей, так что теперь мангал обеспечен работой на вечер (ну вот, я же говорил: «рыба будет»!)

Таёжный маршрут. Поход по Улу-Юлу. Часть вторая Тайга, Сибирь, Западная сибирь, Путешествия, Длиннопост

Палатка выросла как будто сама собой и совершенно органично (впрочем, как и всегда) вписалась в окружающий таёжный пейзаж.

Таёжный маршрут. Поход по Улу-Юлу. Часть вторая Тайга, Сибирь, Западная сибирь, Путешествия, Длиннопост
Таёжный маршрут. Поход по Улу-Юлу. Часть вторая Тайга, Сибирь, Западная сибирь, Путешествия, Длиннопост

В общем, установив лагерь и выпив кофе из термоса, идем на разведку дороги и моста.

Таёжный маршрут. Поход по Улу-Юлу. Часть вторая Тайга, Сибирь, Западная сибирь, Путешествия, Длиннопост
Таёжный маршрут. Поход по Улу-Юлу. Часть вторая Тайга, Сибирь, Западная сибирь, Путешествия, Длиннопост

Помните, я говорил, что у нас еще снег не везде сошел? Вот и вправду – не везде. Самые внимательные могут даже рассмотреть цепочку лисьих следов там, где стоит Василий.

Выходим на основную дорогу и видим там мост.

Таёжный маршрут. Поход по Улу-Юлу. Часть вторая Тайга, Сибирь, Западная сибирь, Путешествия, Длиннопост

Точнее то, что от него осталось.

Таёжный маршрут. Поход по Улу-Юлу. Часть вторая Тайга, Сибирь, Западная сибирь, Путешествия, Длиннопост

Это на максимальном увеличении фотоаппарата; так-то до него метров двести. Н-да, до дальних угодий по земле у нас еще не скоро добраться получится!


Итак, проводим рекогносцировку территории, накапливаем соображения о месте расположения перевалочной базы. Сейчас все молчат и держат свое мнение при себе, прикидывая свои варианты и возможности (подъезды с дороги и реки, наличие дров и воды, красота места и еще олимпиард позиций), а вот вечером, в ходе «мозгового штурма», там и до ненормативщины дойти может, по глазам у парней вижу!

Таёжный маршрут. Поход по Улу-Юлу. Часть вторая Тайга, Сибирь, Западная сибирь, Путешествия, Длиннопост

Вот, кстати, редкая фотография меня. Редкая в том плане, что обычно «сапожник без сапог», а поскольку снимаю обычно я, то меня, соответственно, снимать некому.


В общем, изучив местность, возвращаемся к лагерю.

Таёжный маршрут. Поход по Улу-Юлу. Часть вторая Тайга, Сибирь, Западная сибирь, Путешествия, Длиннопост
Таёжный маршрут. Поход по Улу-Юлу. Часть вторая Тайга, Сибирь, Западная сибирь, Путешествия, Длиннопост

Откуда и собираемся без обеда стартовать к залому. И стартуем.

Таёжный маршрут. Поход по Улу-Юлу. Часть вторая Тайга, Сибирь, Западная сибирь, Путешествия, Длиннопост

Итак, первичная рекогносцировка района устья Чуйки завершена, сейчас планируется потратить пару часов на поездку на залом и обратно, а вот уж после «вальгажно» заняться каждый своим делом: кое-кто «поприземлять» ошалевших от собственной безопасности уток (отметим, что это не я, поскольку даже ружья с собой не брал, а брал карабин под совсем другую охоту и под другие документы. Охота весной по перу с «нарези» запрещена, а кодекс мы чтим: дешевле получается!), кое-кто – повозиться с лодкой и мотором до того, как переключаться на охоту, а кто-то (не будем показывать пальцем, хотя это был Большой Палыч) – вплотную заняться лагерем, обедом-ужином и организацией бани. Очень мне этого возжелалось, аж руки зачесались! Команда идею бани восприняла с восторгом: еще бы! Парни уже неделю здесь живут, при этом занимаются тяжелой и грязной физической работой (а в тайге она вся такая), поэтому в бане испытывают острую нужду. «Жару поддает» Вася, который после наших прошлогодних эскапад на Шаманке идеей мобильной бани проникся и с ходу начал ее нахваливать Николаю, воспринимающему, впрочем, информацию пока с сомнением.


Отметим, что задача по организации бани в данном случае весьма нетривиальна: специальной банной печи у нас с собой нет (она просто не вошла бы в лодку), парогенератора – тоже; как же быть? Я вспоминаю все, что читал про использование «Согры» без парогенератора в качестве банной печи и начинаю думать головой.


Итак, что мы имеем? Имеем отличную печь длительного горения (ПДГ) «Согра-2» в варианте именно ПДГ, а парогенератора – не имеем. Значит, будем париться без него, просто поддавая воду на камни. Беда в том, что камней у нас тоже нету. Откуда им здесь взяться? Песка тут на пару-тройку Сахар наберется, а вот с камнями на равнинах – беда. Но лагерь развернут на месте сплавного вахтового поселка, а раз это вахта, то там были гаражи и мастерские. А раз так, то на их месте осталось какое-нибудь железо, например, костыли, пальцы или траки. И даже жадные сборщики чермета (а в округе то тут, то там видны следы их деятельности) не могли вывезти все подряд, наверняка что-то осталось, нужно только поискать. К тому же, здесь недалеко, километрах в семи, плотбище, на котором стоят не только руины балков и изб, но и целый корпус от сплавного катера (по крайней мере, четыре года назад - стоял), там тоже что-то найдется.

Что еще? Веники. Вообще не проблема, вон, молодой пихтач виднеется.


В чем их запаривать? А у нас большая кастрюля-сковородка с низкими бортами есть, чем не тазик?


Между тем к полудню погода совсем улучшилась, а температура дошла до курортных +5-7 градусов жары, все настроились на отдых и практически полноценную дневку. Осталось мелочь: до залома сбегать, и можно отдыхать.

Мы скидываем бушлаты, ползунки и бродни, оставаясь в горках и флисках: погода хорошая, штиль, за час-полтора обернемся, зачем нам все это барахло?! Берем с собой только оружие, по горсти патронов, «дежурный» литр самопляса и выдвигаемся.

Николай зачем-то берет с собой «Штильку», а Василий – добытых селезней. Отметим, что из-за первой буквально через пару часов у нас возникнет куча проблем, а вторые – помогут их решить, хотя бы частично.


Итак, вот он, Линевский залом.

Таёжный маршрут. Поход по Улу-Юлу. Часть вторая Тайга, Сибирь, Западная сибирь, Путешествия, Длиннопост

Возникает залом когда с берегов падают подмытые водой деревья, а высокая весенняя вода выносит с поймы многочисленный валежник. Все это поодиночке медленно движется по течению ровно до тех пор, пока первое бревно не зацепится за что-нибудь, не важно, за что: торчащую из воды корягу, отмель, резкий поворот русла, что угодно. Теперь их (бревен), становится уже двое, а вместе они – сила. Разумеется, все, что идет следом, тоже попадает в это «сито» да там же и задерживается. В итоге через несколько часов/дней/месяцев/лет (тут все от полноводности, захламленности и уровня воды зависит) мы получаем практически непреодолимую ни для какой техники преграду.

Таёжный маршрут. Поход по Улу-Юлу. Часть вторая Тайга, Сибирь, Западная сибирь, Путешествия, Длиннопост

Протяженность таких заломов может исчисляться десятками, сотнями и даже тысячами метров (лично видел двухкилометровый залом на р. Четь). Раньше посильный вклад в обогащение и развитие заломов вносили лесозаготовители, которые сплавляли лес по рекам, когда – плотами, а когда и молем (россыпью), как это было здесь, на Улу-Юле. Справедливости ради следует отметить, что они их не только создавали, но и уничтожали, ежегодно расчищая русло для следующего сплава. Однако сейчас, когда объемы лесозаготовок резко упали (нечего стало пилить: лес кончился), а большие леспромхозы типа Улу-Юльского развалились вместе со страной, использовать сплав стало невыгодно и нерентабельно, поэтому реку сейчас никто не чистит. Но активно захламляют… бобры! Здесь уже были фото бобровых лесоповалов, однако фотография не может передать всего «масштаба трагедии». Чем выше мы идем вверх по реке, тем бобровые лесосеки попадаются чаще, а площадь их растет. Лесозаготовители за собой хотя бы прибирали, а вот бобры, видимо, еще не дошли до такой степени социальной ответственности: как минимум, каждый второй ствол в заломе – дело рук, а точнее – лап и зубов этого лохматого вредителя.

Таёжный маршрут. Поход по Улу-Юлу. Часть вторая Тайга, Сибирь, Западная сибирь, Путешествия, Длиннопост

Итак, можно сказать, что сегодняшняя программа нами выполнена, последняя галочка в плане мероприятий поставлена, можно возвращаться в базу и отдыхать, но…


На этом радиостанция "Таёжный маршрут" сегодня прощается с вами и говорит о том, что продолжение следует.

Берегите себя и оставайтесь на нашей волне, дорогие радиослушатели!

Показать полностью 24
5735

Знаете, что такое "геноцид"?

Знаете, что такое "геноцид"? Тайга, Сибирь, Рыба, Осетр, Стерлядь, Негатив, Браконьеры

А вы, дорогие друзья, знаете, что такое «геноцид»? А между тем вот он, на фото. Молодь осетра (сверху) и стерляди, ежегодно «попутно» добываемая браконьерами в нижнем течении Оби во время зимнего замора десятками и сотнями (!!!) тонн и просто выбрасываемая на лед за ненадобностью. А потом мы удивляемся, тому, что «оскудели реки Сибирская рыбою «красною». И рыбнадзору финансирование сокращаем «по многочисленным просьбам трудящихся». Фото из личного архива автора в бытность его линейным инспектором рыбнадзора. Вот так и живем.(((

Показать полностью
10

Таёжный маршрут. Поход по Улу-Юлу. Часть первая

Здравствуйте, уважаемые радиослушатели! На радиоволнах, как и всегда в этот час, радиостанция "Таёжный маршрут", а в студии - Большой Палыч. Еще один отчет о еще одной командировке нашей радиостанции. Итак, поехали!


Бессмертная Википедия гласит, что «Улуюл (Улу-Юл) — река в Томской области России, правый приток Чулыма. Улуюл начинается в Тегульдетском районе Томской области, течёт сначала на юго-запад, а потом поворачивает на запад, впадает в Чулым в его нижнем течении на территории Первомайского района». Далее она радует нас гидрографическими данными о протяженности, площади водосбора, расходах, притоках и прочем, а также сведениями (давно недостоверными, кстати) о расположенных по берегам реки деревнях. И ни слова о суровой красоте и самобытности реки, о ее характере, ни одной фотографии, ничего. Ну да ладно. Значит, сами поедем, и сами увидим.


Немного о самой идее данного похода. Эта поездка была вызвана, так сказать, «производственной необходимостью»: на Улу-Юле расположены арендуемые нами (а значит – обслуживаемые и охраняемые) охотничьи угодья. Поездка эта «нагнаивалась» давно, а необходимость в ней с каждым месяцем становилась все более очевидной. Собственно поездка преследовала главной целью оценить перспективность данного участка обслуживаемых угодий, наметить пути повышения его продуктивности (определить основные направления проведения биотехнических мероприятий), попутно побороться с браконьерством, и, самое главное, разведать и отрекогносцировать подъездные пути к данной части хозяйства. Следует особенно отметить, что хорошим специалистом в охотничьем хозяйстве считается только тот, кто хорошо знает вверенные угодья. А как ты их узнаешь? По карте? Со слов очевидцев? Из учебника? Нет, только так: ножками, на снегоходе, на вездеходе, на лодке. И не тогда, когда это делать приятно, сухо и тепло, а когда представляется такая возможность. Сейчас же возможность была: по весенней высокой воде далеко уехать можно!


Происходило все это так: за несколько дней до нашего приезда: группа кадровых охотников из двух наших хозяйств, под руководством егеря Васи Шумихина, выехала в угодья для проведения подготовительных работ и достройки базы, а мы с товарищем (по совместительству - соседом) Толей по прозвищу «Собака Бешеная», выдвинулись следом. Тут каждому свое: мне – работа в угодьях, ему – разведка новых мест для рыбалки в будущем. С собой мы везли лодочный мотор, пару центнеров бензина и прочее снаряжение и амуницию.

Сам маршрут тоже был «сложносочиненным»: сначала 120 км по асфальту, потом – 230 по грунтовке, потом – 110 по реке, а дальше – по обстоятельствам, но тоже еще много. Или очень много, тут уж как карта ляжет. Чтобы уложить первый этап в один световой день, мы с Толей выдвинулись из Томска в 3 часа ночи. И то сказать: передвижение по таёжной речке в темноте – особо изощренная форма суицида, да такая, что «русская рулетка» нервно курит в сторонке.

Таёжный маршрут. Поход по Улу-Юлу. Часть первая Тайга, Сибирь, Западная сибирь, Путешествия, Длиннопост

С асфальтовым этапом, как и предполагалось, никаких проблем не возникло. И действительно, не считать же проблемой корку льда, неравномерно покрывшую машину?! Видали мы лилипутов и покрупнее!

Таёжный маршрут. Поход по Улу-Юлу. Часть первая Тайга, Сибирь, Западная сибирь, Путешествия, Длиннопост

С грунтовкой тоже все было понятно: падение скорости до 40-50 км/ч было заложено в «полетный план», а снегопад, метель и (внезапно!) туман не стали для нас неожиданностью: каких-то подобных пакостей и сюрпризов от нашей ласковой сибирской весны мы ожидали, а потому – подготовились к ним. И вот, наконец, мы в поселке Аргат-Юл, что стоит как раз на нужном нам Улу-Юле.

Таёжный маршрут. Поход по Улу-Юлу. Часть первая Тайга, Сибирь, Западная сибирь, Путешествия, Длиннопост

Время в пути – в пределах расчетного, мы даже немного опережаем график. Весело перекидываем груз в любезно предоставленную еще одним нашим штатным охотником лодку, цепляем ее к УАЗику, ставим свою машину и едем спускать лодку на воду.

Таёжный маршрут. Поход по Улу-Юлу. Часть первая Тайга, Сибирь, Западная сибирь, Путешествия, Длиннопост

Стартовали около 10 утра, а природа тут же порадовала нас снегопадом.

Таёжный маршрут. Поход по Улу-Юлу. Часть первая Тайга, Сибирь, Западная сибирь, Путешествия, Длиннопост
Таёжный маршрут. Поход по Улу-Юлу. Часть первая Тайга, Сибирь, Западная сибирь, Путешествия, Длиннопост
Таёжный маршрут. Поход по Улу-Юлу. Часть первая Тайга, Сибирь, Западная сибирь, Путешествия, Длиннопост

Но это – не проблема: снег-то сухой (на улице – «минус»), а вот был бы дождь, или дождь с мокрым снегом – было бы значительно хуже! Проблемы начались с лодкой: она никак не хотела выходить в глиссирующий режим. Почему? Решительно непонятно! Все предварительные расчеты (да и многолетняя практика) говорили о том, что «пятнашка» легко выводит на глиссер легкую «Казанку» в варианте «4 человека плюс бензин», а тут – ни в какую, хоть плачь! И никакие фокусы с перекладкой груза, изменением угла атаки мотора и пр. не помогли: скорость продолжала стремительно падать. Причину мы выяснили перед самым финишем (попутно чуть не утонув), но «всему свое время».

Таёжный маршрут. Поход по Улу-Юлу. Часть первая Тайга, Сибирь, Западная сибирь, Путешествия, Длиннопост

Специфика реки такова, что впереди на маршруте никакого жилья у нас нет, и не предвидится, только брошенные деревни, хутора и многочисленные вахтовые поселки (тоже, разумеется, брошенные, причем давно). Но река красива. Красива той самой суровой красотой и скрытой мощью, которая является «визитной карточкой» многих сибирских и северных рек, даже и небольших. Река степенна и обстоятельна, нетороплива и спокойна, но сразу и однозначно дает понять, что все может мгновенно измениться, поэтому каждого поворота русла (а их ой как много!) ждешь с волнением: «что день грядущий нам готовит?» Река самодостаточна; ей не нужны зрители, помощники или противники, она просто катит свои воды к устью, совершенно не интересуясь, при этом, ни вами, ни вашим драгоценным временем. Не знаю, может быть, я слишком очеловечиваю «бездушную стихию», но у меня еще при первой встрече, почти двадцать лет назад, сложилось именно такое ощущение, которое с тех пор так и не поменялось.

Таёжный маршрут. Поход по Улу-Юлу. Часть первая Тайга, Сибирь, Западная сибирь, Путешествия, Длиннопост
Таёжный маршрут. Поход по Улу-Юлу. Часть первая Тайга, Сибирь, Западная сибирь, Путешествия, Длиннопост
Таёжный маршрут. Поход по Улу-Юлу. Часть первая Тайга, Сибирь, Западная сибирь, Путешествия, Длиннопост
Таёжный маршрут. Поход по Улу-Юлу. Часть первая Тайга, Сибирь, Западная сибирь, Путешествия, Длиннопост

Итак, мы медленно, но верно движемся вверх по течению. Река, конечно, красива, но все-таки несколько… однообразна. Глаз «цепляется» за любую мелочь, будь то старая охотничья избушка, стоящая на яру, неизвестно как попавший сюда кузов архаичного «Запорожца» или брошенный полвека (а может, и больше) назад трелевочный трактор, сквозь который уже проросли деревья. Вообще, следует отметить, что река цивилизацией практически не затронута: по ней не плывут вездесущие полиэтиленовые пакеты и пластиковые бутылки, а общее настроение таково, что если бы вот прямо сейчас на берег вышел шерстистый носорог или мамонт, коими столь недавно (в геологическом, конечно, плане) была богата эта земля, то я, ей-Д-рвин, ничуть бы не удивился! Именно поэтому периодически вспугиваемые лодкой и убегающие с берега лоси не вызывают ни бурных восторгов, ни удивления; удивление могло бы вызвать их отсутствие, но отнюдь не наличие! К сожалению, ни одной достойной фотографии животин сделать не удалось: на улице до сих пор «минус», а долго держать фотоаппараты в таких условиях – верная смерть аккумуляторам, которые и без того здоровьем не блещут. Поэтому за время, потребное для расстегивания спас-жилета и бушлата, забирания во внутренний теплый карман, извлечение фотоаппаратов, их взведение и наводку, успевает убежать любой, даже самый непуганый лось.


Итак, пять часов в седле. Руки-ноги занемели от неподвижности, да и весь организм, не смотря на теплую одёжку, тоже выстыл. Решаем сделать привал, чтобы чуть-чуть размяться, пообедать чем-нибудь незамороженным и выпить наконец-то немного «самопляса» (так в этих краях ласково называют любой алкоголь). Быстро разводим костер, жарим «на чапсах» сало и потребляем его горячим, закусывая самопляс.

Таёжный маршрут. Поход по Улу-Юлу. Часть первая Тайга, Сибирь, Западная сибирь, Путешествия, Длиннопост
Таёжный маршрут. Поход по Улу-Юлу. Часть первая Тайга, Сибирь, Западная сибирь, Путешествия, Длиннопост
Таёжный маршрут. Поход по Улу-Юлу. Часть первая Тайга, Сибирь, Западная сибирь, Путешествия, Длиннопост
Таёжный маршрут. Поход по Улу-Юлу. Часть первая Тайга, Сибирь, Западная сибирь, Путешествия, Длиннопост
Таёжный маршрут. Поход по Улу-Юлу. Часть первая Тайга, Сибирь, Западная сибирь, Путешествия, Длиннопост

Лагерь, кстати, ставим удачно: на месте бывшей лесосплавной вахты Заворыгино, где на берег можно просто выйти по разбитому бетонному слипу, а не проявлять чудеса альпинизма (в ватных «ползунках», бушлате и спасике, ага!) на глиняном обледенелом склоне. Если верить карте и моим расчетам, то это – где-то близко к половине пути. Сама вахта сохранилась на удивление хорошо: присутствует даже несколько вполне жилых на вид строений. Предприимчивые аргат-юльцы оборудовали в них грибоварню и грибосушилку, а в бывшей столовой – барак, потому поддержание их в рабочем состоянии – забота нескольких поселковых семей.

Таёжный маршрут. Поход по Улу-Юлу. Часть первая Тайга, Сибирь, Западная сибирь, Путешествия, Длиннопост

Попутно заправляем лодку и в очередной раз вычерпываем из нее воду, которой с каждым разом становится все больше и больше. Лодка по-прежнему не едет как надо, а ежечасное выливание за борт 50-70 л скопившейся воды никак не спасают ситуации.

Таёжный маршрут. Поход по Улу-Юлу. Часть первая Тайга, Сибирь, Западная сибирь, Путешествия, Длиннопост

Пожарная безопасность в лесах – наше все! Поэтому после окончания трапезы костер старательно обтаптывается и заливается, а зола и угли тщательно перемешиваются с водой и мокрым песком; это принято не только мной, это – общая практика.


Погода продолжает капризничать: то снег, то метель, то яркое солнце.

Таёжный маршрут. Поход по Улу-Юлу. Часть первая Тайга, Сибирь, Западная сибирь, Путешествия, Длиннопост
Таёжный маршрут. Поход по Улу-Юлу. Часть первая Тайга, Сибирь, Западная сибирь, Путешествия, Длиннопост
Таёжный маршрут. Поход по Улу-Юлу. Часть первая Тайга, Сибирь, Западная сибирь, Путешествия, Длиннопост
Таёжный маршрут. Поход по Улу-Юлу. Часть первая Тайга, Сибирь, Западная сибирь, Путешествия, Длиннопост

Итак, сожжен второй бак бензина, из лодки отчерпано еще несколько десятков (или уже сотен?) литров воды, день клонится к вечеру, а обговоренные ориентиры так и не достигнуты. Я мучительно перебираю в памяти записанные с чужих слов приметы: высокий яр с вкопанным столом и лавочками (здесь одно из немногих мест, где сезонная лесовозная дорога «Аргат-Юл – Старая Оленка» подходит к берегу), вытоптанный в яру спуск для лодки, крутой (близко к 180) поворот русла вправо, а потом опять влево, устье старицы… Ориентиров нет. А солнышко все ниже и ниже, времени, пригодного для плаванья осталось часа полтора. Я понимаю, что если я где-то и ошибся, то только в выборе реки, что невозможно: она одна такая. Посоветовавшись с Собакой, решаем идти дальше «до талого», но приискивать подходящее место для развертывания лагеря: благо все с собой и мы автономны. Следует отметить, что я не один раз был в этих местах, но все время по дороге, а не рекой, потому боюсь, что ориентиры я просто пропустил по невнимательности и усталости глаз, а поскольку база стоит в протоке и с реки ее не видно…


Когда солнце начинает цеплять краешком вершины стоящих на ярах деревьев, я наконец-то нахожу необходимые приметы (причем – сразу все!) и настроение сразу улучшается: до базы осталось всего 6 км! Я подбадриваю Толю, потихоньку расчехляю карабин и забиваю пару магазинов дешевой барнаульской «валовкой». По предварительной договоренности сигналом нашего подхода к базе являются строенные выстрелы из карабина, повторяемые с интервалом в 120 секунд. Примерно прикинув пройденное от ориентиров расстояние и время в пути, начинаю стрелять. Хорошо, что у меня .308 калибр! Хорошо, что у моей «сайги» максимально короткий ствол! Выстрелы получаются ну просто чудо, какими громкими (левое ухо тут же забивается звоном и глохнет на ближайшие пару дней, зато нас слышно)! Наконец, к исходу второго магазина, откуда-то из-за яра слышится оговоренный дуплет из гладкоствольного ружья, и я понимаю, что мы, наконец-то, приехали! За очередным поворотом реки видим устье неприметной проточки и пробитый в свежем льду фарватер, слышим рев заводимого мотора… Наше путешествие на сегодня завершено.

Таёжный маршрут. Поход по Улу-Юлу. Часть первая Тайга, Сибирь, Западная сибирь, Путешествия, Длиннопост

На базе нас встречают давно небритые, закопченные и обветренные лица заждавшейся команды (на момент начала наших выстрелов обсуждавшей, «вотпрямщас» нужно начинать поисковую операцию, или все-таки стоит подождать до утра?), натопленная изба, «охлажденный» (см. фото ниже) березовый сок, шулюм из свежедобытых уток и неизменный самопляс в умеренных, впрочем, количествах.

Таёжный маршрут. Поход по Улу-Юлу. Часть первая Тайга, Сибирь, Западная сибирь, Путешествия, Длиннопост

Итак, путь от Аргат-Юла до урочища Суслово, где и стоит база, составляющий (если верить навигатору и картам 110 км), занял у нас 9,5 часов, но, невзирая на «тяготы и лишения», капризы погоды и непонятные экивоки лодки, мы все-таки добрались до места и выполнили план сегодняшнего дня. На ночлег располагаемся всей толпой в свежесрубленной просторной избе, места всем хватает. Завтра можно начинать работать…

На этом радиостанция "Таёжный маршрут" сегодня прощается с вами и говорит о том, что продолжение следует.

Берегите себя и оставайтесь на нашей волне, дорогие радиослушатели!

Показать полностью 25
53

"Таёжный маршрут". База на реке Шаманка

Здравствуйте, дорогие радиослушатели!

На радиоволнах вновь радио "Таёжный маршрут", а в студии, как и всегда в этот час, главный редактор Большой Палыч.


В нашем сегодняшнем эфире мы расскажем о поездке нашей радиостанции в недра томской тайги, на речку Шаманка.


Надо сказать, что эта поездка для "Таёжного маршрута" являлась, как это сейчас модно говорить, "знаковым событием": именно здесь чуть меньше года назад я испытывал свою первую мобильную баню. По итогам этих впечатлений был написан мой первый пост на Мобиба-форуме. Можно сказать что здесь, на Шаманке, в глубине Тегульдетской тайги и Верхнекетских болот (граница проходит где-то там, да только кто ее видел, ту границу?!) и родилась сама концепция "Таёжного маршрута"; потом, после, было многое, но ключевое слово здесь - "потом".

Поездка готовилась и планировалась долго, но вот, наконец, и "звезды сложились" и "карта легла", и мы стартуем! Учитывая печальный опыт предыдущих поездок, идем двумя машинами. На первой - УАЗе-головастике - едет заочно хорошо знакомый нашим постоянным радиослушателям егерь Василий, везущий несколько центнеров тухлого мяса для наших постоянных шаманских соседей, друзей и спутников - медведей, через полтора суток - мы с Игорем. "С каким Игорем?" спросят наиболее внимательные радиослушатели.


О, это отдельная история! Игорь - фотограф-анималист (и, по совместительству – замечательный механик, а также повар), а познакомил и свел нас с ним наш же земляк-сибиряк Денис (Диастел), за что, пользуясь случаем, радио "Таёжный маршрут" выражает ему свою искреннюю благодарность и признательность! Кстати, все фотографии в данном посте – за авторством Игоря Кондрашова, которому радио «Таёжный маршрут» также выражает свою признательность и уважение, смешанное с надеждой на дальнейшее сотрудничество.

В общем, мы стартуем!

"Таёжный маршрут". База на реке Шаманка Тайга, Сибирь, Природа, Экстрим, Путешествия, Приключения, Длиннопост, Фотография

Впереди у нас почти 500 верст дороги: 120 - по асфальту, 100 – по грунтовке и остальное – по направлению. Еще в городе мы заправляем 180 л бензина (именно столько по расчету нам и нужно на эту эскападу на один автомобиль), разместив канистры с топливом везде, где можно и нельзя. В машине два посадочных места, остальное занято топливом, оружием, аппаратурой, снаряжением и оборудованием для лагеря, под самую крышу.


По дороге ничего необычного не происходит, все, как всегда: жара, пыль изо всех щелей, песок в пол-колеса, лужи и ухабы, колеи, гнус, застрявшие и брошенные водителями, ушедшими пешком за подмогой, КАМАЗы и Уралы, первая-вторая-третья пониженная… Все, как всегда.

Стартовали мы в восемь утра, а в десятом часу вечера добрались до нашей постоянной перевалочной базы, бывшего вахтового поселка Жаровка (он даже на картах есть!), где нас встречает егерь Василий, штатный охотник Николай сотоварищи (в свободное от охоты время он – водитель лесовоза), и, разумеется, «губернатор Жаровки» бич (зачеркнуто) дауншифтер  Олежка. Здесь мы решаем заночевать.


Мы, конечно же, можем «рвануть анус» и совершить финальный бросок на Шаманку (осталось всего 40 км, что равно 4 часам дороги), но накопившаяся за день усталость, а главное – то, что придется в сумерках (а у нас сейчас белые ночи, темно не бывает) и на гнусе разворачивать лагерь, обустраиваться, готовить еду и вершить еще миллион хозяйственных дел, а потом – «с места в бой» работать, нас останавливает. Нет уж, лучше завтра с утра; мы ведь помним, что «когда Аллах создавал время, он создал его достаточно». Итак, все на завтра! А сегодня – холодная баня (помыться, а не попариться), три «дежурных» стопки «самопляса» под картошку со свежесобранными белыми грибами, здоровый сон. Кстати, сосед Олега, жаровский медведь, прекрасно пережил зиму и уже несколько раз заходил к Олегу в гости, в последний раз – вчера, в виду чего Олег теперь рыбачить не ходит: до реки ходить страшно; так и сидит на картошке и грибах, которые собирает здесь же, на окраинах поселка.


Домик для ночлега нам достается на краю поселка, на отшибе, на «медведеопасном» направлении; ну а что, раз мы вооружены, то нам и карты в руки. Действительно, свежие следы медведя вокруг домика есть, но стекла не побиты (а медведь это дело очень любит!), в доме порядок и прохлада. Расчехляем карабины, воскуряем благовония «Раптор» (а без них тут даже в туалет не сходить!), раскидываем спальники и одновременно проваливаемся в сон, как в омут.

Подъем в 5-30, быстрые сборы, быстрый же завтрак из остатков вчерашней картошки и «вкусного и полезного доширака с нажористой химикалией» (с), и в путь! В 10 утра мы на Шаманке.


В прошлом году мы уходили отсюда из-под пожара, пришлось спешно эвакуировать снаряжение, технику и людей, поэтому я ожидаю увидеть только сгоревший лес, золу и головешки. Но Вася, успевший сбегать туда осенью (у него промысловый участок недалеко), меня успокаивает: все строения и сооружения целы, лес тоже погорел, но не критично. Действительно, наш старый лагерь встречает нас так, как будто мы уехали отсюда неделю назад: подиумы под палатки засыпаны хвоей, мусорный бачок, который мы из-за пожара не успели выжечь, растаскан медведем, даже часть заготовленных в прошлом году дров сохранилась!

Быстро проводим субботник по расчистке и уборке территории и разворачиваем лагерь.

"Таёжный маршрут". База на реке Шаманка Тайга, Сибирь, Природа, Экстрим, Путешествия, Приключения, Длиннопост, Фотография

Возвращение на Шаманку (все-таки почти год не виделись!) решаем отметить праздником: запеченной на мангале бобровой ляжкой и умеренным (а его очень мало, все средства вложены в топливо и подготовку машин к поездке) потреблением самопляса.

"Таёжный маршрут". База на реке Шаманка Тайга, Сибирь, Природа, Экстрим, Путешествия, Приключения, Длиннопост, Фотография

Празднуем умеренно, можно сказать – второпях: у нас на сегодня еще работы – буран, а дело – к обеду! Начинаем работу с подготовки документов и аппаратуры.

Офисы бывают разные, в том числе – экзотические. У меня, например, вот такой:

"Таёжный маршрут". База на реке Шаманка Тайга, Сибирь, Природа, Экстрим, Путешествия, Приключения, Длиннопост, Фотография

Закончив все лагерно-подготовительные дела, выезжаем в угодья: нужно расставить скаут-камеры, посмотреть и подновить привады, выбрать места для лабазов, поглядеть на зверье (если повезет), либо на его следы (если не повезет). Ну, про работу писать неинтересно, поэтому – коротко, да и то в основном – в картинках.

"Таёжный маршрут". База на реке Шаманка Тайга, Сибирь, Природа, Экстрим, Путешествия, Приключения, Длиннопост, Фотография
"Таёжный маршрут". База на реке Шаманка Тайга, Сибирь, Природа, Экстрим, Путешествия, Приключения, Длиннопост, Фотография
"Таёжный маршрут". База на реке Шаманка Тайга, Сибирь, Природа, Экстрим, Путешествия, Приключения, Длиннопост, Фотография

Дороги здесь традиционно отвратительные, даже хуже, чем подъездные пути сюда. Именно поэтому ситуация, показанная на фото, повторяется с детерминизмом часового механизма в течение всего времени работы в угодьях.

Кстати, медведи нас радуют: они есть!

"Таёжный маршрут". База на реке Шаманка Тайга, Сибирь, Природа, Экстрим, Путешествия, Приключения, Длиннопост, Фотография

Следует отметить, что дни в тайге похожи один на другой, потому ориентироваться во времени «когда это было?» довольно сложно, спасают только какие-то запоминающиеся события, «украсившие» день. Такими событиями может считаться все, что угодно: дружеский визит медведя прямо в лагерь, удачная шутка или рассказанный к месту анекдот, порванные штаны, подгоревший завтрак… Ну и погода, куда же без нее! Типовой же распорядок таков: подъем, купание в Шаманке, завтрак, работа в тайге, баня, ужин, рабочие посиделки, отбой. На следующий день – все заново.

Пара слов о погоде. Шаманский климат имеет свои особенности, которые очень сильно влияют на жизнь и быт лагеря. Во-первых, Шаманка и ее окрестности расположены на Обь-Енисейском водоразделе, следовательно, климат там не резко континентальный, а (опять же, цитируя егеря Василия) «такой резко континентальный, шо вообще песнец!», поэтому, когда в Томске стоит ласковое тепло, в Первомайском жарковато, в Улу-Юле просто жарко, на Шаманке – аццкое пекло. Так, например, все время, пока мы там были, температура днем (а день – это с 10 до 18 часов) температура стабильно была выше 40С, а об песок на дороге или капот машины можно было серьезно обжечься.


Отметим, что в прошлом году было еще жарче: на фотографиях со скаут-камер (а они, помимо всего прочего (дата, время, облачность, фаза луны) фиксируют и температуру окружающей среды) отметка «+49С» (и это – в тени!) попадалась мне неоднократно. Нагревающийся песок и воздух нагревают и воду в болотах, лужах и прочих водоемах, где «нерестятся» кровососущие насекомые, поэтому гнуса там не много, а очень много. И ладно бы, это был деликатный и степенный комар, или прочая мошка с мокрецом. Нет, это оводы и слепни, причем самая поганая их разновидность, называемая здесь «БиЛайн», видимо, по причине внешнего сходства, общей желто-черной полосатости (как осы) и агрессивной рыночной политики.

Для понимания ситуации пара фотографий:

"Таёжный маршрут". База на реке Шаманка Тайга, Сибирь, Природа, Экстрим, Путешествия, Приключения, Длиннопост, Фотография
"Таёжный маршрут". База на реке Шаманка Тайга, Сибирь, Природа, Экстрим, Путешествия, Приключения, Длиннопост, Фотография

Видите черные размытые пятнышки на верхнем фото? Некоторые даже опознаются, как мухи, а некоторые – нет. Но, тем не менее, это оно и есть.

А это «фундамент» банной печи. Понятное дело, что в баню за тобой гнус летит с неохотой и далеко не весь; прорываются только самые отчаянные и голодные. Вот за вечер таких «отчаянных и голодных» столько и набирается (иногда – больше, мы каждый день выметали их бренные останки).


В общем, только банные процедуры помогают прийти в себя после рабочего дня, смыть коросту налипшей на пот пыли, расслабить «забитые» постоянным маханием хай-джеком руки и оттянутые и намятые карабинным погоном плечи. Опять же, баня и речка – спасение не только от жары, но и от гнуса. Например, вечер на лагере проходит так:

"Таёжный маршрут". База на реке Шаманка Тайга, Сибирь, Природа, Экстрим, Путешествия, Приключения, Длиннопост, Фотография

А что, все удовольствия в одном флаконе: охлажденный самопляс с изысканной закуской в виде сухарей и оливок, приятная прохлада реки, и гнус, который нужно отгонять только от головы, а не от всего тела.

А когда ты вдоволь остыл и даже намерзся в реке (температура воды - традиционные "минус 4 см"), тебя ждет баня!

"Таёжный маршрут". База на реке Шаманка Тайга, Сибирь, Природа, Экстрим, Путешествия, Приключения, Длиннопост, Фотография

Потом, после бани, «рабочие посиделки» - некий гибрид праздного трепа и производственного совещания: травля анекдотов и баек, подведение итогов дня, планирование мероприятий на завтра и просмотр избранных серий «Хозяев тайги».

"Таёжный маршрут". База на реке Шаманка Тайга, Сибирь, Природа, Экстрим, Путешествия, Приключения, Длиннопост, Фотография

Кстати, в один из вечеров в гости к нам приходит медведь. Не так, как в прошлом году, когда он в лагере фактически жил, приходил по часам к завтраку и ужину, а вот прямо так «конкретно приходит». Начинается все незамысловато: я слышу негромкий но навязчиво приближающийся хруст веток. Быстро окинув взглядом лагерь, я убеждаюсь, что Вася и Игорь – вот они, следовательно, хруст веток – не их рук (И ног? Или лап?) дело. Человек с той стороны подойти не может: кто же пойдет по заболоченному вырубу, если дорога – вот она?! Ну, значит, диагноз ясен.

Дальше тело действует само. Длинный стелящийся шаг в сторону леса, вдоль лавки, на которой лежит карабин, который я подхватываю.


«Автоматом» досылаю патрон в патронник, вскидываю карабин к плечу и продолжаю «стелиться» от лагеря сквозь окружающий мелкач, попутно полупрошептав-полувыкрикнув (не знаю, как это получается): «Вася, заходи справа!» Метров через восемь от палатки мелкач не то, что заканчивается, но становится пореже, образуя такую полянку – не полянку, прогал – не прогал, метров 12-15 в диаметре. Я замираю; карабин вжат в плечо, палец замер на спусковом крючке, дыханье ровное, мыслей - нет.


С другой стороны к прогалу подходит медведь. Он идет опустив голову к земле, не прячется и не смотрит по сторонам, вид имея при этом, с одной стороны рассеянный и задумчивый, с другой – вполне себе целеполагающий. Уж не знаю, что привело его сюда: или привычка к халяве (в прошлом году, когда уходили от пожара, оставили на лагере бочку с привадой, ибо не до нее было; ну а медведь-то себя ждать не заставил), или запах нынешней привады, которым провонял Васин УАЗик, не важно. На краю поляны медведь останавливается и поднимает голову, услышав справа хруст веток и лязг затвора васиного ружья (для таких случаев Вася предпочитает карабину старенькое, но надежное «ТОЗ-34» с «гуманной» (не оставляющей раненых) «Полевой-6»).


Медведь стоит неудачно: если мне придется стрелять – то во фронтальную проекцию, а у медведя, даже на такой дистанции, убойных мест в ней не очень много, практически нет: от черепа, если стрелять прямо в лоб, пуля часто рикошетит, даже мой «недеццкий» .308Win, даже на такой «пистолетной» дистанции. Попасть же ему в нос так, чтобы пуля прошла мозг и вышла через основание черепа (в идеале – через позвоночник) в условиях густеющих сумерек – задача абсолютно нереальная. Васе же сейчас открыта «самая мякотка»: шея, основание черепа, ухо и лопатка, стреляй – не хочу! Но стрелять мы и не хотим: зачем нам эта груда мяса, которое нельзя проверить и сдать (далеко, жара, не довезем), не трофейная (уже начавшая линять после зимы) шкура, да еще и прямо в лагере? Правильно, ни за чем.


Поэтому я судорожно ору «Не стрелять!!!»

Медведь долго смотрит на меня, потом – на Васю, потом – опять на меня. Не знаю, сколько продолжаются эти «гляделки», сами знаете, в такие моменты секунды становятся длинными-длинными. В конце концов медведь что-то для себя решает, фыркает, разворачивается и убегает неспешным потешным галопом, высоко подкидывая задницу. Видимо, «гляделки» продолжались недолго, потому, что в этот момент появляется Игорь с фотоаппаратом, чуть-чуть не успевший снять нашего вечернего гостя.


Собственно, в этой истории и содержится объяснение того, почему если не на всех, то на большинстве фотографий, опубликованных на «Таёжном маршруте» фигурирует оружие. Кстати, специально для наших радиослушателей поясняю, что наше нахождение в угодьях с оружием вне сроков охоты не является нарушением Правил охоты и абсолютно легально, все соответствующие разрешительные документы у нас на руках.

Кстати, вот и иллюстрация: поход в баню.

"Таёжный маршрут". База на реке Шаманка Тайга, Сибирь, Природа, Экстрим, Путешествия, Приключения, Длиннопост, Фотография

Вся эта идиллически размеренная жизнь продолжается несколько дней. Все меняет, как всегда, погода: ночью начинается дождь. И идет полсуток. В результате дорога до Шаманки из труднопроходимой превращается в вообще непроходимую, поэтому мы решаем драпать, и чем быстрее – тем лучше.

"Таёжный маршрут". База на реке Шаманка Тайга, Сибирь, Природа, Экстрим, Путешествия, Приключения, Длиннопост, Фотография

Про обратную дорогу рассказать особенно и нечего: наши прогнозы насчет ее непроходимости полностью подтвердились. К тому же обе машины вышли из строя и «охромели»: у моей «Нивы» развалилась левая наружная граната, в результате чего машина стала заднеприводной, у Васиного «Головастика» отказала пониженная передача. Так, где-то проезжая, где-то проплывая по лужам и грязи, вытаскивая друг друга лебедкой или тросами, мы потихоньку ползли домой. Ползли-ползли и доползли, всего за 17 часов.

На этом радио «Таёжный маршрут» прощается с вами, в студии был Большой Палыч.

До новых встреч в эфире. Оставайтесь с нами и берегите себя, уважаемые радиослушатели!

"Таёжный маршрут". База на реке Шаманка Тайга, Сибирь, Природа, Экстрим, Путешествия, Приключения, Длиннопост, Фотография
Показать полностью 16
Отличная работа, все прочитано!