Найдены возможные дубликаты

+1
И видимо не важно, что там написано

Ну так всё правильно же написано.

раскрыть ветку 2
+1

Действительно, НОМЕ на греческом гостевом доме - это именно то, что хотел товарищ Сталин.

раскрыть ветку 1
+1

А я думал, эти большие буквы там для красоты просто ))

Похожие посты
659

Опубликован доклад Жукова Сталину о самоубийстве Гитлера

Опубликован доклад Жукова Сталину о самоубийстве Гитлера Адольф Гитлер, Жив, Жуков, Сталин, Война, Доклад, Геббельс, Длиннопост

Российское военно-историческое общество (РВИО) опубликовало доклад маршала Георгия Жукова Верховному главнокомандующему ВС СССР Иосифу Сталину о самоубийстве Адольфа Гитлера.


Гитлер покончил жизнь самоубийством 30 апреля 1945 года в окруженном советскими войсками Берлине.

В донесении Жукова представлены данные органов "Смерш" 79-го стрелкового корпуса 3-й ударной армии, основанные на показаниях попавшей в плен обслуги высших функционеров Третьего рейха.

В документе говорится, что контрразведчики задержали на территории Рейхстага личного повара Геббельса Вильгельма Ланге и начальника гаража рейхсминистра Шнайдера. Те заявили, что Гитлер совершил самоубийство 30 апреля, но место захоронения тела им не было известно, а Геббельс и его жена покончили жизнь самоубийством 1 мая в подземном убежище под Рейхстагом.

"При спуске в подземелье Геббельса у входа в его рабочий кабинет были обнаружены обгоревшие трупы мужчины и женщины, в которых Ланге и Шнайдер сразу же опознали Геббельса и его жену. Дополнительно был вызван работавший четыре года в министерстве пропаганды "генеральный секретарь белорусского комитета" Барткевич, который также опознал Геббельса и его жену. Никаких документов при трупах не обнаружено, но в кабинете Геббельса найдены папки с различными документами, которые опечатаны и взяты под охрану", - писал Жуков.

Для подтверждения полученных данных было приказано утром 3 мая "предъявить трупы пяти пленным генералам, задокументировать их показания, зафотографировать трупы, изучить детально обстановку в убежище и установить причину обгорания трупов, после чего донесено будет вам дополнительно", добавлял маршал.

Кроме того, по словам Жукова, "одновременно приняты меры к обнаружению места жительства в последнее время Гитлера и детального исследования всех сведений по самоубийству Гитлера".

Опубликован доклад Жукова Сталину о самоубийстве Гитлера Адольф Гитлер, Жив, Жуков, Сталин, Война, Доклад, Геббельс, Длиннопост
Опубликован доклад Жукова Сталину о самоубийстве Гитлера Адольф Гитлер, Жив, Жуков, Сталин, Война, Доклад, Геббельс, Длиннопост

Источник: https://tengrinews.kz/world_news/opublikovan-doklad-jukova-s...

Показать полностью 2
338

История фронтовика Иванова, который одним из первых вошел в бункер Гитлера

История фронтовика Иванова, который одним из первых вошел в бункер Гитлера Великая Отечественная война, История, Война, Фронтовик, Сталин, Потсдамская конференция, Длиннопост

Источник фото:  Личный архив семьи Ивановых


В охране дворца Цецилиенхоф, где проходила Потсдамская конференция, участвовал уроженец Якутии Василий Иванов. Также он стоял в почетном карауле во время Нюрнбергского процесса. Выходец из маленького села, которому врачи несколько раз отказывали в отправке добровольцем на фронт, прошел всю войну, был разведчиком и одним из первых, кто вошел в бункер Гитлера


Близкие Иванова не забыли своего предка: ставят спектакль по его книге и делают копию уникального мундира, в котором Иванов был очевидцем Потсдамской конференции и Нюрнбергского процесса, чтобы передать его краеведческому музею Якутска. Рассказываем историю солдата, в 17 лет ушедшего на фронт, почти не говоря по-русски, и ставшего разведчиком.


"Ушел добровольцем на фронт"


Василий Иванов родился в Чочунском наслеге (наслег — сельское поселение — прим. ТАСС) Вилюйского района в Якутии. После окончания семилетки решил поступить в культурно-просветительское училище в Якутске. Когда началась война, парню было 17 лет. Несколько раз он безуспешно пытался пойти добровольцем на фронт, но врачи отказывали: в детстве мальчик перенес серьезные заболевания, которые сказались на зрении и общем состоянии здоровья.

История фронтовика Иванова, который одним из первых вошел в бункер Гитлера Великая Отечественная война, История, Война, Фронтовик, Сталин, Потсдамская конференция, Длиннопост

Слева: культпросвет-школа в Якутске, 1940 год. Справа: Вилюйск, март, 1940 год

Источник фото: Личный архив семьи Ивановых


Но в июне 1942 года упорный юноша врачебную комиссию все же прошел.


"Дедушку не брали ни по возрасту, ни по состоянию здоровья, но он все равно ушел на фронт добровольцем, прибавив себе год. Его мать Матрена Семеновна очень сильно не хотела его отпускать. Но уходил он на фронт именно ради матери, чтобы ее защитить, потому что больше всего боялся, что фашисты придут и убьют ее", — рассказывает внучка героя Маргарита Попова.

К концу войны Василий Иванов прошел Сталинград, участвовал в освобождении оккупированной Украины и штурмовал Берлин. Воевал в Сталинграде в 68-й гвардейской армии, после ранения на Юго-Западном фронте был командиром отделения 127 пограничных войск МГБ, на Донском фронте в 1-й гвардейской армии 38-й гвардейской дивизии служил разведчиком. Войну окончил 11 мая 1945 года на реке Эльбе под Берлином.


Поверил в Бога


Много было случаев на войне у Иванова. Как потом он рассказывал — именно там он поверил в Бога.


"Была у него алюминиевая фляга, которую он всегда таскал с собой и держал возле сердца. И после войны она всегда была с ним, — вспоминает Маргарита. — Так вот, на ней явственно можно было увидеть три глубокие отметины. Именно столько раз пуля могла попасть ему в сердце..."

Происходили с юношей и мистические вещи. Один раз он вернулся с задания. Зайдя в землянку, от усталости сразу свалился спать. "И вот посреди ночи его будят. Женщина, неизвестно каким образом появившаяся, обращается к нему по-якутски и зовет его по имени. Все повторяет и повторяет, что нужно вставать. Дедушка все никак проснуться не мог, и женщина уже начала злиться, но все равно продолжала его будить", — говорит Маргарита Попова. В итоге Иванов все-таки проснулся и бросился из землянки. Через пару минут прямо в нее угодила бомба.

20 слов по-русски


Когда Василий уходил на войну, он знал всего 20 слов по-русски, но очень быстро выучил не только русский язык — стал разведчиком, брал в плен немцев. Внуки говорят, что дедушка был очень скромным и никогда не хвастался, поэтому для всех не считался из ряда вон выходящим тот факт, что он одним из первых вошел в бункер Гитлера и был единственным из всей Якутии участником Потсдамской конференции и Нюрнбергского процесса.


"С 30 апреля по 5 мая мы охраняли пешеходную дорожку и тайный бункер Гитлера, рейхсканцелярию, труп Геббельса во дворе Министерства иностранных дел, архивы вермахта, НСДАП и СС, личный штандарт фюрера", — пишет Василий Иванов в своей книге "Я вернусь...".

Как рассказывал сам ветеран, труп отравившегося ядом Геббельса с пеной изо рта наводил ужас. И на многочисленные вопросы — действительно ли мертв Гитлер? — он отвечал всегда утвердительно.


История в одном мундире


Китель Иванова был сшит специально для участия в почетном карауле. В нем якутский воин присутствовал на заключительном заседании Нюрнбергского процесса, в том же мундире он стоял в почетном карауле Потсдамской конференции.


"Я волновался настолько, что чуть автомат из рук не выронил", — вспоминает Иванов в своей книге "Я вернусь...".

Далее он описывает прошедшее мимо почетного караула правительство. "Проходя мимо нас, Сталин, который держал в одной руке головной убор, повернул к нам лицо и помахал свободной рукой. Я козырнул вождю привычным жестом". Эту церемонию Иванов называет самым главным событием, произошедшим во время его почетного караула.

История фронтовика Иванова, который одним из первых вошел в бункер Гитлера Великая Отечественная война, История, Война, Фронтовик, Сталин, Потсдамская конференция, Длиннопост

Потсдамская конференция, Потсдам, 1945 год

Источник фото: ТАСС


Позднее сослуживцы Иванова шутили, что нельзя мыть лицо, на которое смотрел Сталин.


Послевоенная жизнь


В 1948 году Иванов вернулся в Якутию. По пути домой он посетил много городов, но тем не менее упорно добирался до Вилюйска, где его возвращения дожидалась мать. В своих воспоминаниях Иванов пишет, что никогда не плакал навзрыд, а тут "слезы сами полились ручьем"...


Так началась его послевоенная жизнь. После контузии, полученной на войне, Иванову дали инвалидность второй группы и назначили пенсию в размере 600 рублей — большие деньги по тем временам. Но людям с такой инвалидностью работать было нельзя.

История фронтовика Иванова, который одним из первых вошел в бункер Гитлера Великая Отечественная война, История, Война, Фронтовик, Сталин, Потсдамская конференция, Длиннопост

Василий (в центре) с братьями Дмитрием и Михаилом

Источник фото: Личный архив семьи Ивановых


А Василий был полон энергии и работать очень хотел. Поэтому он добился перевода на третью группу инвалидности, которая допускала трудоустройство. Так он стал начальником эксплуатационной части вилюйской тюрьмы, затем был избран секретарем партийной организации МВД и КГБ. В 1959 году он переехал в город Мирный, где всю оставшуюся жизнь проработал в сфере охраны алмазов.


Василий Давыдович ушел из жизни 7 октября 2011 года. Его похоронили в Мирном. После себя он оставил семерых детей, 16 внуков, 14 правнуков. Василий Иванов — почетный гражданин города Мирный Мирнинского района, заслуженный работник народного хозяйства Якутской АССР. Награжден многочисленными медалями и грамотами Республики Саха (Якутия) и Российской Федерации за добросовестный труд.


Китель — селу


В 2000-е годы Иванов передал китель в дар своему родному селу Сыдыбыл в Вилюйском районе.


"Сама в Сыдыбыле не была, но знаю, что в сельском музее есть целый уголок, посвященный дедушке. Ведь он был оттуда родом, и его там до сих пор помнят и уважают", — рассказывает Маргарита Попова.

Китель впервые вывезли за пределы Вилюйского района в феврале 2020 года. В Якутске его внуки решили создать копию мундира и передать краеведческому музею.

История фронтовика Иванова, который одним из первых вошел в бункер Гитлера Великая Отечественная война, История, Война, Фронтовик, Сталин, Потсдамская конференция, Длиннопост

Тот самый парадный мундир Василия Иванова

Источник фото:  Юлия Бочкарева/ТАСС


"Сейчас мы подыскиваем материал для шитья копии. Оказалось, что это сложная задача. Материал оказался настолько уникальным, что подходящий найти не так просто. Швея, которая должна изготовить копию, сказала, что такого плотного и качественного материала еще не видела", — рассказывает Маргарита Попова.

Родственники намерены успеть к 9 Мая — сам ветеран всегда хотел, чтобы китель постоянно находился в родном селе.


Проект "Я вернусь…"


Родственники Василия Иванова собираются запустить и другой проект. Книга воспоминаний Иванова "Я вернусь…" вышла в свет в 2011 году. По этой книге будет написана пьеса для одного актера, а остальные участники постановки будут воссозданы с помощью проекций, голографических вставок, видеовставок, игры настроенной светотени, экранов.


Для создания атмосферы будет использована современная электронная музыка, которая сможет воссоздать звуки войны и вплести их в музыкальную структуру спектакля. Также проект планируют дополнить традиционной этномузыкой и национальными якутскими танцами. Создать спектакль семья намерена уже в 2020 году. Копия мундира тоже исполнит в нем свою роль.

История фронтовика Иванова, который одним из первых вошел в бункер Гитлера Великая Отечественная война, История, Война, Фронтовик, Сталин, Потсдамская конференция, Длиннопост

Василий Иванов

Источник фото:  Личный архив семьи Ивановых


Сейчас оригинал кителя выставлен в Государственном объединенном музее истории и культуры народов Севера в Якутске.


Источник ТАСС

Показать полностью 5
288

Герой Советского Союза  Ашот Апетович Аматуни о Сталине

Добрый день. Сегодня хотелось бы привести фрагмент из интервью, которое было взято у Героя Советского Союза А.А. Аматуни (1923-2018). Конечно, не стоит мнение отдельного человека принимать за истину в последней инстанции, но это мнение является ценным источником:
"- Ваше отношение к партии, Сталину?- Самое наилучшее, самое наивысокое. Мы воевали "За Родину! За Сталина!" Патриотизм наш был к Родине, я до сих пор всем говорю, что шел в атаку "За Родину! За Сталина!" В этой связи я думаю, что следует несколько остановиться на роли Сталина в управлении государством и армией в первые дни войны. Версия, согласно которой И. В. Сталин, узнав о нападении фашистской Германии на Советский Союз, был так поражен, что впал в прострацию и, уединившись на даче, фактически самоустранился от руководства государством, является чистейшей клеветой. Это получило распространение только благодаря подлым стараниям Хрущева Н.С. этого авантюриста, который фактически пытался опозорить не только работу целого ряда правительственных учреждений, но и многих государственных деятелей. Факты же говорят совершенно о другом. Согласно учету посетителей Сталина, который велся дежурными в приемной вождя, следует, что с 21 по 28 июня 1941 г. Сталин принимал (иногда до утра) не только членов Политбюро ЦК ВКП(б), высших военачальников армии и флота, государственных и политических деятелей. Вместе с тем в те напряженные июньские дни и ночи И. В. Сталин принимал многих руководителей наркоматов, военных, ученых. Вообще о Сталине следует говорить только объективно и справедливо. Сталин - это эпоха. Эпоха борьбы и побед. Эпоха укрепления государства, улучшения жизни трудящихся. Сталин в 1929 году закрыл последнюю в России биржу труда, а сейчас биржа труда открывается. Спустя два года после войны Сталин отменил карточную систему, а сейчас уже была попытка ввести снова карточную систему, а ведь прошло после войны более 50 лет. Сталин заслужил к себе гораздо более уважительное отношение потомков, по крайней мере, он имеет гораздо больше права на понимание, чем на презрение. Не надо его отделять от того жестокого времени, в котором он жил. Сталина не надо защищать, за него говорят его дела.

Уинстон Черчилль, роль и деятельность которого известны в мировой международной политике, особенно в период Второй мировой войны, вспоминает в своих автобиографических произведениях: в конце войны заходит к нему помощник и передает пакет от Сталина. Вскрыли пакет, а там кроме большой фотографии самого Иосифа Сталина ничего не оказалось. Черчилль, который тоже обладал острым умом, сразу понял, что это неспроста, и попросил помощника срочно дать ему последнюю сводку. Через несколько минут помощник говорит: "Сэр, они перешли западные границы. Они уже в Европе!" Но как красиво было подано: мол, ты не хотел второго фронта? Так я уже здесь. Я у тебя на столе! Несколько позже Черчилль, говоря о Сталине, заявил: "Я лично не могу чувствовать ничего иного, помимо величайшего восхищения по отношению к этому подлинно великому человеку, отцу своей страны, правившему судьбой своей страны во времена мира, и победоносному защитнику во время войны". И все это говорит человек, который чуть ли всю жизнь боролся против социалистического государства, против идеи социализма, коммунизма. Можно соглашаться с характеристикой господина Черчилля или нет, но факт остается фактом - вычеркнуть Сталина из истории не удастся никому".

Герой Советского Союза  Ашот Апетович Аматуни о Сталине Сталин, Чтобы помнили, Герой Советского Союза, Война, Великая Отечественная война, Бессмертный полк, Политика
Показать полностью 1
30

Оригинал постановления о создании Государственного комитета обороны

Оригинал постановления о создании Государственного комитета обороны СССР, Великая Отечественная война, Сталин, Война, Гко, Длиннопост
Оригинал постановления о создании Государственного комитета обороны СССР, Великая Отечественная война, Сталин, Война, Гко, Длиннопост

Стремительное наступление вермахта и потеря Минска 28 июня 1941 г. привели к кризису в руководстве страной. 30 июня 1941 г. к уединившемуся на Ближней даче И.В. Сталину приехали члены Политббро ЦК ВКП(б). В ходе совещания был написан текст постановления о создании чрезвычайного верховного органа управления-государственного комитета обороны. Документ определил особенности функционирования всего партийно-государственного аппарата в период Великой Отечественной войны.

30 июня 1941 г. Бумага,карандаш;текст постановления красным и графитным карандашом и заголовок графитным карандашом-автограф Г.М. Маленкова, правка графитным и синим карандашами-автограф И.В.Сталина.


«Образование Государственного комитета обороны
Ввиду создавшегося чрезвычайного положения и в целях быстрой мобилизации всех сил народов СССР для проведения отпора врагу, вероломно напавшему на нашу Родину, Президиум Верховного Совета СССР, Центральный Комитет ВКП(б) и Совнарком признали необходимым:
1.Создать Государственный Комитет Обороны в составе:
т.Сталин И.В. (председатель),
т. Молотов В.М. (заместитель),
т.Ворошилов К.Е.,
т. Маленков Г.М.,
т. Берия Л.П.
2. Сосредоточить всю полноту власти в государстве в руках Государственного Комитета Обороны.
3. Обязать всех граждан и все партийные, советские, комсомольские и военные органы беспрекословно выполнять решения и распоряжения Государственного Комитета Обороны.
Председатель Президиума Верховного Совета СССР М.И. Калинин
Председатель Совнаркома Союза ССР и секретарь ВКП(б) И.В. Сталин».

Источники первый, второй и третий

Показать полностью 1
135

Милость к падшим. Судьбы коллаборационистов по документам из фондов ПермГАНИ

Добрый вечер.
Занимался вчера с протоколами допросов и анкетами бывших военнопленных, которые вернулись в СССР после войны.  Среди пленных, которые в тяжелых условиях не пошли на предательство, были и те, кто согласился на сотрудничество.
Просмотрев несколько таких анкет, я был удивлен гуманизму по отношению к этим людям.
Рассмотрим эти судьбы. 
Советские военнопленные записываются в РОА на деревенской улице. На фото крайний справа — офицер РОА в звании поручика. На лицах счастья нет - лишь безысходность.

Милость к падшим. Судьбы коллаборационистов по документам из фондов ПермГАНИ Война, Плен, История, Великая Отечественная война, Лагерь, СССР, Сталин, Длиннопост

Для введения возьмем протокол допроса А. Латфулина, рядового 385-го стрелкового полка 112-й стрелковой дивизии, в отделе контрразведки «Смерш» 65-й армии:
"Вопрос: Вас немцы допрашивали?


Ответ: Да, когда я был в центральном лагере в г. Алленштайн, то меня допрашивал немец. На этом допросе спрашивали, кто я, откуда, где служил, каких имею родственников в России и прочее. Когда я ответил, то все это записали и заставили [меня] поставить оттиск большого пальца на этой бумаге. Протокол [я] не подписывал.


Вопрос: Вы служили в РОА Власова1?


Ответ: Нет, в РОА я не служил. Правда, когда я работал у помещика, то неоднократно приезжал пропагандист и предлагал вступить в РОА, но я отказался."
31 марта 1945 г. А. Латфулин прошел госпроверку и был передан в распоряжение РВК, в январе 1947 г. прибыл к постоянному месту жительства в п. Керчево Чердынского р-на Молотовской обл. Награжден медалью «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг.».
Протокол допроса А.Н. Усатова, младшего лейтенанта 546-го стрелкового полка 8-й армии, в оперативно-чекистском отделе Усть-Вымского ИТЛ МВД:
"Ответ: После пленения 15 сентября 1941 года меня немцы водворили в немецкий лагерь для военнопленных в Красное Село Ленинградской области, где и содержался до 10 октября 1941 года. А 10 октября 1941 года из лагеря Красного Села [я был] переброшен в дер. Волково. И по прибытию в дер. Волково меня взяли на работу в немецкую армию. [Я работал] при 158-м немецком полку, где был немцами использован на разных хозяйственных и окопных работах.


Вопрос: В каких городах этот 158-й немецкий полк дислоцировался и какие вы работы выполняли?


Ответ: Когда меня из лагеря взяли на работу, то этот полк находился в дер. Волково Ленинградской области, а потом он переброшивался1 с места на место в Ленинградской области. А когда части Красной Армии начали приближаться, то немцы отступили в гор. Великие Луки и там находились до 25 ноября 1942 года. А 25 ноября 1942 года часть [была] переброшена в г. Таллин и там все время находилась до 20 августа 1944 года. При этой части я выполнял разные работы: работал на конюшне по уборке лошадей, [выполнял] ремонт дорог и прочее. В августе 1944 года из г. Таллина [мы] переехали в Германию, в Восточную Пруссию, в г. Мемель. В г. Мемеле находились до 30 января 1945 года. С 30 января 1945 года до 26 апреля 1945 года [я] находился в гг. Фишхаузен и Пиллау. А 26 апреля 1945 года, когда части Красной Армии приближались к этим городам Восточной Пруссии, то эта часть, в которой я находился, стала переправляться на полуостров, названия его не знаю.


В то время я и еще, помню, 7 человек рабочих бежали от немцев, и в этом же г. Пиллау нас задержали части Красной Армии. После чего нас всех 7 человек, которые бежали от немцев, задержанных частями Красной Армии, направили в контрразведку. А оттуда [мы] были направлены на сборно-пересылочный пункт в Восточной Пруссии, города не помню, и там [я] находился до 9 мая 1945 года. А 9 мая 1945 года из Восточной Пруссии направили в гор. Подольск Московской обл. Из гор. Подольск [я был] направлен в Башкирскую АССР и 31 июля 1945 года прибыл на ст. Алкино-2. Из ст. Алкино-2 направили в Коми АССР, где 5 января 1946 года прибыл в Усть-Вымлаг МВД."
И тут бы в пору воскликнуть: "Попал в ГУЛаг заключенным!!!" Но...

Из постановления Управления Усть-Вымского ИТЛ МВД о направлении А.Н. Усатова из лагеря на работу по вольному найму с закреплением на предприятиях Усть-Вымского ИТЛ МВД:
"На основании изложенного и руководствуясь постановлением ГОКО № 9871-с от 18 авуста 1945 года и директивами МВД СССР № 215 от 23/XI-1945 г., № 2 от 4/I-1946 г. и № 97 от 20/IV-1946 года,


ПОСТАНОВИЛ:

УСАТОВА А.Н. из лагеря передать отделу кадров для оформления на работу по вольному найму с закреплением на предприятиях Усть-Вымлага МВД впредь до особого распоряжения."
То есть этот человек, несмотря на службу в немецких частях, в лагерях был не заключенным, а вольнонаемным, то есть работал по найму, за зарплату, без судимости.

Дальше больше: Из протокола допроса П.Д. Лазарева, рядового 112-го стрелкового полка, в оперативном отделе Северо-Печорского ИТЛ МВД СССР: 
"[…]Вопрос: Расскажите о своей трудовой деятельности в период с 1941 – 1945 гг.?


Ответ: В 1941 году был взят в Красную Армию, где и служил рядовым солдатом до сентября м-ца 1941 г. После чего попал в плен и был отправлен в лагерь в/пленных в гор. Полоцк, где и находился до сентября м-ца 1942 года, работая на общих работах. После чего вступил в армию в б-н «Двина», где и служил рядовым солдатом до марта м-ца 1945 года, а потом был переведен в  б-н 4 полка РОА, где и служил солдатом.


Вопрос: Когда и при каких обстоятельствах вы поступили на службу в немецкую армию? Принимали ли присягу вы на верность службы немцам и как это оформлялось?


Ответ: В сентябре м-це 1942 года к нам в лагерь приехали агитаторы и стали звать нас на службу в немецкую армию, обещая нам хорошее питание и т. д. А у нас в лагере в это время условия жизни были очень плохие, и я согласился идти в армию. Присягу на верность службы немцам принимал в октябре м-це 1942 г. Порядок оформления был такой: нас выстроили в составе б-на, пришел немецкий офицер с переводчиком и стал читать текст присяги. Переводчик переводил, а мы стояли и слушали с поднятыми вверх правыми руками и по окончании текста кричали всем б-ном: «Хайль, Гитлер!»


Вопрос: Принимали ли вы участие в борьбе против частей Красной Армии и партизан? Где, когда, в составе какого немецкого формирования и чем вы были вооружены?


Ответ: Участия в борьбе против частей Красной Армии не принимал, а против партизан ходил в облавы в Витебской обл. Полоцком р-не с апреля по август 1943 года в составе б-на «Двина». Я был вооружен винтовкой. […]"
Затем. Из постановления начальника Северо-Печорского ИТЛ МВД СССР о переводе П.Д. Лазарева на положение спецпереселенца (из настоящего лютого лагеря на спецпоселение, как сейчас из колонии строго режима в колонию-поселение):
"На основании изложенного и руководствуясь постановлением ГОКО № 9871-с от 18 августа 1945 года и директивой МВД СССР № 97 от 20 апреля 1946 года,


ПОСТАНОВИЛ:

ЛАЗАРЕВА Петра Дмитриевича перевести на положение спецпереселенца сроком на ШЕСТЬ лет."
Стоит напомнить, что в 1952 г. большинство коллаборационистов-спецпереселенцев х было освобождено, причем в их анкетах не значилось никакой судимости, а время работы на спецпоселении было зачтено в трудовой стаж.
У В.Н. Земскова описан случай: "Летом 1944 г. при наступлении англо-американских войск во Франции к ним попадало в плен большое количество немецких солдат и офицеров, которых обычно направляли в лагеря на территории Англии. Вскоре выяснилось, что часть этих пленных не понимает по-немецки и что это, оказывается, бывшие советские военнослужащие, попавшие в немецкий плен и поступившие затем на службу в немецкую армию. По статье 193 тогдашнего Уголовного кодекса РСФСР за переход военнослужащих на сторону противника в военное время предусматривалось только одно наказание - смертная казнь с конфискацией имущества. Англичане знали об этом, тем не менее поставили в известность Москву об этих лицах и попросили забрать их в СССР. 31 октября 1944 г. 9907 репатриантов на двух английских кораблях были направлены в Мурманск, куда они прибыли 6 ноября [IV]. Среди них высказывались предположения, что их расстреляют сразу/же на мурманской пристани. Однако официальные представители объяснили, что советское правительство их простило и что они не только не будут расстреляны, но и вообще освобождаются от привлечения к уголовной ответственности за измену Родине. Больше года эти люди проходили проверку в спецлагере НКВД, а затем были направлены на 6-летнее спецпоселение."

Протокол допроса В.П. Прохорова, ефрейтора 282-го стрелкового полка 93-й дважды Краснознаменной Харьковской гвардейской дивизии 57-й армии, в оперчекотделе Востоклага МВД:
"Вопрос: Какой период вы находились на оккупированной территории, где именно и чем занимались?


Ответ: Сразу после пленения нас привели в лагерь военнопленных в гор. Кировоград, где я работал на аэродроме по постройке капониров для немецких самолетов и копал траншеи в немецком тылу. Работал под охраной немецких солдат. Из Кировограда лагерь военнопленных был эвакуирован в Бессарабию, потому что приближалась линия фронта. В апреле 1944 года лагерь военнопленных прибыл в Кишинев, откуда опять под напором наступавшей Красной Армии нас перегнали в город Гуж (Румыния). Находясь в лагере военнопленных в гор. Гуж, я работал на укреплении немецкого тыла под охраной. В июле 1944 года из лагеря военнопленных в гор. Гуж 320 военнопленных были взяты в немецкий «фаршвадри» (транспортная колонна), в том числе был взят и я. В транспортной роте я чистил и пас коней. Когда Румыния вышла из войны, нас немцы перевезли в Курляндию в октябре 1944 года. 7 ноября 1944 года я в составе транспортной колонны 14-й танковой СС дивизии прибыл в район Риги, откуда отходили в Ригу и дальше прибыли в город Айзпуте, Латв.ССР. В Айзпуте мы всю зиму работали на подвозке продуктов питания к экипажам и ротам. В Курляндии я был прикомандирован к хозяйственной роте 36-го танкового полка 14-й танковой СС дивизии. Со мной вместе было прикомандировано 32 человека. Мы работали на подводах, заготовляли ямы для хранения картофеля на зиму, корм для лошадей, подвозили лесоматериалы для строительства бункеров и т.д. За неделю до капитуляции Германии 14-я танковая СС дивизия прибыла в гор. Гробин близ Либавы. Работая в 14-й танковой СС дивизии, я получал паек немецкого солдата, 58 германских марок в месяц, носил немецкую форму, [нам] давали погоны и заставляли их носить, но я избегал носить погоны. Я имел пропуск, дающий мне право на бесконвойное движение и работу. Когда другие принимали присягу, я не присутствовал при этом и присягу я не принял. Нас немцы называли добровольцами и считали своими солдатами. Оружия я не имел. Когда требовалось ехать на далекое расстояние, то [нас] обязательно сопровождал вооруженный немецкий солдат.


Вопрос: Когда, где и кем вы допрашивались в период вашего пребывания на оккупированной территории, сколько раз и по какому делу?


Ответ: В период пребывания на оккупированной территории я не допрашивался.


Вопрос: При каких обстоятельствах вы вернулись в СССР с территории, занятой немцами?


Ответ: 9 мая 1945 года, узнав о капитуляции Германии, я прибыл к частям Красной Армии, откуда меня отправили в город Кретинга, куда я прибыл с большой группой. В этой группе находился еще Кудинов Михаил, который со мной работал в 14-й танковой СС дивизии. В Кретинге я прошел фильтрацию и был направлен в Восточный ИТЛ, куда прибыл в июле 1945 года.


Вопрос: Подробно и правдиво расскажите о вашей преступной деятельности против Советского государства.


Ответ: Своей виной считаю то, что я сдался в плен живым и, находясь на оккупированной территории, работал по укреплению немецкого тыла и по обеспечению действий 14-й танковой СС дивизии, чем помогал фашистской Германии в борьбе против СССР. Но я работал не добровольно, а под силой оружия.


Вопрос: Кого вы знаете из не разоблаченных преступников, оставшихся на воле или содержащихся в Восточном ИТЛ?


Ответ: Знаю одного пропагандиста при 14-й танковой СС дивизии N1. Он проводил пропагандистскую работу среди русских, работавших в 14-й танковой СС дивизии, находился при дивизии и, разъезжая по командировкам, призывал к борьбе против «иудобольшевизма», носил немецкую форму, на рукаве имел эмблему «РОА», оружия не имел. Когда я прибыл в 14-ю танковую СС дивизию, он уже находился там, работал на общих работах. Я в 1945 году был взят на пропагандистскую работу. N 40-45 лет, украинец, среднего роста, волосы темные, губы грубые, нос нормальный, уши средние, глаза серые, ходит вразвалку. По рассказам, N до войны работал где-то на Донбассе областным кассиром, проживал он в основном в Каменец-Подольской области. Больше показать о N ничего не могу.


Вопрос: Кто может подтвердить ваши показания и о чем именно?


Ответ: Мои показания может подтвердить Кудинов Михаил, содержащийся в Восточном ИТЛ на 801-й колонне, работает на общих работах. Знает меня с ноября 1944 года по совместной работе в 14-й танковой СС дивизии. Больше никого здесь нет, кто может подтвердить мои показания.


Вопрос: Что вы хотите добавить к своим показаниям?


Ответ: Добавить к своим показаниям ничего не имею. Протокол с моих слов записан правильно и мною прочитан."

И дальнейшая судьба: 28 апреля 1946 г. В.П. Прохоров прошел госпроверку и был направлен в отдел кадров Восточного ИТЛ МВД на работу по вольному найму до особого распоряжения. В декабре 1946 г. убыл к месту жительства.
То есть для этого эсэсовца-коллаборациониста, пусть и поневоле, война закончилась возвращением домой.


Два 14 тд СС PzKpfw II в украинском селе, 21 июня 1942 года.

Милость к падшим. Судьбы коллаборационистов по документам из фондов ПермГАНИ Война, Плен, История, Великая Отечественная война, Лагерь, СССР, Сталин, Длиннопост

Из протокола допроса А.Л. Кузнецова, рядового 101-й танковой дивизии 20-й армии, в особом отделе НКВД 5-й армии:
"Я, следователь ОО НКВД 5-й арм. ст. лейтенант госбезопасности Алексеев, допросил


Кузнецова Анатолия Леонтьевича, 1921 года рождения, ур. Молотовской обл., Кизеловского р-на, рабочий поселок Всеволодо-Вильва; русский, гр-н СССР, беспартийный, грамотный, окончил 5 групп, из рабочих, рабочий, до призыва в Красную Армию работал шофером завода Химзавода, Всеволодо-Вильва, холост, в Красную Армию призван 3 марта 1941 г. Кизеловским РВК, служил шофером при штабе 101-й дивизии, не судим. […]


По существу дела показал:


С 13 марта по 22 июня 1941 года я служил в воинской части 101-й бронетанковой дивизии в г. Пятигорске. В первый же день начала войны нашу дивизию перебросили в Смоленскую обл. Вооружались мы на станции ж.-д. Алферово. Наша дивизия влилась в 20-ю армию и участвовала в боях в направлении г. Ярцево. Я служил бойцом-шофером при штабе дивизии, возил продукты питания.


В сентябре месяце 1941 года нашу дивизию отвели на отдых, стояли мы в лесу. На отдыхе мы простояли 12 дней, после чего нас начали перебрасывать под город Белый. Меня перевели с автомашиной в роту связи. По дороге у автомашины испортилась динамо: сгорела обмотка проводника; но на автомашине я все же доехал до дивизионного хлебозавода, где переставил динамо. Начальник хлебозавода, фамилию его я не знаю, приказал мне на автомашину погрузить муку и ехать с их колонной. Вечером в тот же день хлебозаводу было приказано передвигаться не под город Белый, а к городу Вязьма.


7 октября 1941 года по пути к городу Вязьма немецкая авиация бомбила большак, по которому двигалась наша колонна. Мою машину вывело из строя, я перешел на другую автомашину к шоферу автозавода. Когда мы заехали в лес, то начальник хлебозавода нас оставил в лесу, а сам поехал осматривать дорогу: можно ли двигаться дальше. После чего начальник хлебозавода к нам не возвратился; где он делся, я не знаю. Мы его дожидались всю ночь. Утром один из командиров, капитан, все машины, которые находились в лесу, построил в колонну и приказал выезжать на большак и двигаться к г. Вязьма; причем, он заявил, что к Вязьме можно проехать. Когда мы выбрались на большак Вязьма – Дорогобуж, то получилась пробка, собралось очень много автомашин. И эта колонна днем подверглась бомбардировке немецкой авиацией. Часть автомашин, в том числе и мы, заехали в лес, продвигаясь по лесу.


9 октября 1941 года лес был окружен немецкими войсками, а с правого фланга подошли 10 немецких танков. Видя такое положение, все начали сдаваться в плен, в том числе и я поднял руки вверх и сдался в плен к немцам. Свою винтовку я бросил в щель. Сдался в плен к немцам я без всякого сопротивления.


После того, как мы сдались в плен, немцы нас выстроили в колонну и направили в лагерь военнопленных в г. Вязьму. В лагере я пробыл 10 – 12 дней, после чего я с группой военнопленных был направлен в лагерь города Дорогобужа. По дороге из лагеря я задумал бежать. Шинель отдал товарищу, а в телогрейке вышел из строя якобы оправиться. Навстречу шли двое мужчин, я к ним присоединился и таким образом ушел из колонны. Когда я ушел из колонны, то направление взял на станцию ж. д. Алферово, так как там я уже знал одного рабочего, Подобедого Павла Семеновича, к которому я заезжал, когда разгружались первый раз на этой станции, и брал у него самовар для командира дивизии. В деревне Борисово я ночевал в блиндаже. Ребятишки мне принесли хлеба и супу.


Когда я шел по лесу, то по пути попался дом лесника, в который я зашел. В дому жило, как я узнал после, три семьи: Гончаренко Федор Леонтьевич, примерно лет 56, с семьей, Димитров Николай Михайлович, 32 года, с семьей и Трощенко с сыном. Я у них остановился. Военное обмундирование я отдал Гончаренко, а он мне дал гражданское. В доме лесника я остался жить. Гончаренко был старшим лесничим и охранял лес, чтобы не рубили крестьяне. У Гончаренко я попросился, чтобы он устроил меня на работу в лесничество.


В ноябре месяце того же года приехал заведующий лесничеством Руднев Василий Димитриевич, и Гончаренко ему предложил устроить меня на работу в лесничество. С Рудневым у меня состоялся разговор. У меня он спросил, откуда я, состоял ли в комсомоле, хорошо ли буду работать. После этого разговора Руднев дал согласие на прием меня в лесничество. Я написал заявление следующего содержания: «В лесничество Алферовской волости от Кузнецова Анатолия Леонтьевича лесничему Рудневу Василию Димитриевичу. Прошу принять меня на работу в качестве лесника, так как я желаю работать у Вас и с работой знаком. Возложенную на меня обязанность буду выполнять честно, в чем и прошу не отказать в моей просьбе». После чего я был принят на работу. Обязанности мои были следующие: охранять лес от самовольных порубов крестьянами, указывать место рубки леса по разрешению. За это я от Руднева получал 125 руб. совзнаками в месяц, а Гончаренко выдавал [мне] 12 килограммов муки на месяц. В лесничестве я проработал 3 месяца. В это время у меня было от Руднева получено удостоверение на немецком языке, действительно которое было по 3 марта 1942 года.


В феврале месяце 1942 года во время поездки в Вязьму Руднев пропал и в лесничество не возвратился. В феврале месяце 1942 года в Семлевском районе начали действовать партизаны. И в это время лесничество распустили, и немецкое командование в леса ходить запретило. После этого я поступил на работу на ж.-д. станцию Алферово рабочим. За работу первое время я получал 6 килограмм муки в месяц, после нам платили в месяц 22 немецкие марки, [выдавали] 5,6 килограмм муки, 100 грамм повидла, 100 грамм масла и 150 грамм сахару.


На работе [на] ж.-д. станции в августе месяце 1942 года я в конторе станции дал письменную присягу на верность служить немецкому командованию. В присяге было сказано: беречь инструмент, честно относиться к работе, не иметь связь с партизанами, при появлении партизан заявлять немецкому командованию, выдавать и сообщать про лиц, которые недовольны немцами2. Эта присяга была напечатана на немецком и русском языке. Присягу я давал немецкому офицеру через переводчицу-девушку, фамилию ее не знаю.


На ж. д. я работал до ноября месяца 1942 года. В ноябре месяце я не выходил на работу по случаю того, что не было обуви. После того, как я отремонтировал сапоги, я вышел на работу. За невыход на работу немецкий унтер-офицер избил [меня]. После чего я с работы убежал, пришел в дер. Высоцкое, зашел к одному крестьянину, он был портной. Ему я отремонтировал швейную машинку, за это он дал мне хлеба.


Когда я был у этого крестьянина, то к нему пришли полицейский дер. Высоцкое N3 и начальник полиции по имени N, фамилию его я не знаю, прозвище его N. N проверил у меня документы, отобрал их и меня арестовал и отвез меня в Алферовскую волость. После чего [он] меня повел в ж.-д. контору, сдал мои документы, откуда меня поездом направили в Издешково в немецкую жандармерию. Когда он меня привел в жандармерию, то его переводчик спросил, почему он меня привел. Он объяснил; тогда переводчик спросил, есть ли на меня дело. Он ответил, что нет. Тогда переводчик ответил: «Без материалов не привози». В жандармерии меня не приняли. По выходу из жандармерии N [вернул мне] паспорт и отпустил.


После этого в дер. Алферово я не пошел, а пошел в дер. Саньково Алферовского с/с Издешковского р-на, где и стал жить. Первое время я жил у Михайловой Степаниды, сделал ей ручную мельницу. В деревне Саньково я [жил] до 13 января 1943 года. Я жил, зарабатывая питание у крестьян, делал ручные мельницы.


13 января 1943 года я поступил в немецкую военную хлебопекарню в райцентр Издешково. В хлебопекарне я был записан в книгу, и мне был выдан пропуск на право хождения из дер. Саньково на пекарню [в] Издешково. Работал я дровоколом, за работу я получал паек, установленный для русских служащих в немецкой армии: 28 немецких марок в месяц, 150 грамм масла, 100 грамм сахару, 200 грамм соли, чай, 6 буханок хлеба, 4,6 килограмм муки и две кружки гречихи. На хлебопекарне я работал один месяц, с 13 января по 13 февраля 1943 года.


13 февраля с/г стало известно, что Красная Армия наступает, немцы население эвакуируют к себе в тыл. Я решил от немцев прятаться и дожидаться прихода Красной Армии. Прятался я в лесу, в сене. 14 марта с/г дер. Саньково была освобождена от немецких оккупантов. […]"

20 марта 1943 г. А.Л. Кузнецов был арестован по подозрению в измене Родине. 28 мая 1943 г. дело за недостаточностью улик было прекращено, и он был направлен в спецлагерь НКВД. 29 июня 1943 г. прошел госпроверку в Подольском спецлагере и Подольским РВК был направлен в 252-й полк конвойных войск.  В 1944 был награжден медалью "За боевые заслуги".  Его представление к награде вторая снизу.

Милость к падшим. Судьбы коллаборационистов по документам из фондов ПермГАНИ Война, Плен, История, Великая Отечественная война, Лагерь, СССР, Сталин, Длиннопост

Сразу стоит сказать, в 1946-1948 гг. из Красной (Советской) Армии были демобилизованы военнослужащие ряда возрастов, и соответственно их ровесники, ранее зачисленные в рабочие батальоны, пытались получить разрешение вернуться в места, где они жили до войны. И тут-то выяснилось, что с мечтами об освобождении от работ по достижении демобилизуемого возраста следует распрощаться. Политика в отношении этих людей была совсем иная, а именно: оставить их на постоянном жительстве в тех местах, куда они прибыли в свое время в составе рабочих батальонов. Для этого их склоняли к заключению долгосрочных трудовых договоров, агитировали перевозить свои семьи к себе. Часть репатриантов - бывших «арбайтбатальонников» именно так и поступила, но большинство их такое положение никак не устраивало. Широкий размах приняли самовольные уходы (побеги) с предприятий и строек. Беглецы, число которых исчислялось многими десятками тысяч, рисковали тем, что их могли привлечь к уголовной ответственности за самовольный уход с установленного места работы, но практически риск был не так уж велик, поскольку их не объявляли во всесоюзный розыск, а местный розыск результатов обычно не давал. В распространенный способ освобождения от этих работ вылилось невозвращение из отпусков (поскольку репатриантам - бывшим «арбайтбатальонникам» было объявлено, что они обладают всеми правами советских рабочих и служащих, то, следовательно, они имели право на ежегодный отпуск). Легальным образом возвратиться на свою родину можно было в основном только прибалтам и закавказцам. По решениям Совета Министров СССР от 13 апреля 1946 г., 2 октября 1946 г. и 12 июня 1947 г. на свою родину были возвращены зачисленные в рабочие батальоны репатрианты всех возрастов.

Уже к началу 1948 г. количество репатриантов, числившихся в постоянных кадрах промышленности, сократилось более чем в два раза. В письме заместителя председателя Госплана СССР Г. Косяченко от 9 марта 1948 г. на имя К.Е. Ворошилова отмечалось:

«В настоящее время, по данным министерств, работает на предприятиях и стройках из числа репатриантов в угольной промышленности западных районов около 47 тыс. человек, угольной промышленности восточных районов 69 тыс. человек, черной металлургии 47 тыс. человек, лесной промышленности 12 тыс. человек и в других министерствах в небольших количествах. Госплан СССР считает, что вопрос об освобождении от работы рабочих и служащих из числа репатриированных военнопленных и военнообязанных, переданных для постоянной работы в промышленность и строительство, должен решаться в каждом отдельном случае руководителями предприятий и строек в соответствии с законодательством о труде. Поэтому принимать решение Правительства об освобождении от работы всех бывших репатриантов нет необходимости, тем более, что многие из них заключили трудовые договоры на постоянную работу».
А вот и процесс фильтрации.

Милость к падшим. Судьбы коллаборационистов по документам из фондов ПермГАНИ Война, Плен, История, Великая Отечественная война, Лагерь, СССР, Сталин, Длиннопост

Отдельно стоит сказать о прибалтах. По постановлению Совета Министров СССР от 13 апреля 1946 г. репатриированные литовцы, латыши и эстонцы, служившие по мобилизации в немецкой армии, легионах и полиции в качестве рядовых и младшего командного состава, были освобождены от отправки на 6-летнее спецпоселение и из ПФЛ и ИТЛ подлежали возвращению в Прибалтику. 

"Карьера" эстонца: от немецкого солдата до советского бойца. 1943-1946.

Милость к падшим. Судьбы коллаборационистов по документам из фондов ПермГАНИ Война, Плен, История, Великая Отечественная война, Лагерь, СССР, Сталин, Длиннопост
Милость к падшим. Судьбы коллаборационистов по документам из фондов ПермГАНИ Война, Плен, История, Великая Отечественная война, Лагерь, СССР, Сталин, Длиннопост

Вспомним историю актера и режиссера Виктора Клавса Лоренца.
В годы Второй мировой войны был мобилизован в Латышский легион. После войны провёл некоторое время в фильтрационном лагере в Комсомольске-на-Амуре. Опыт тех лет лёг в основу его первого сценария к фильму режиссёра Роланда Калныньша «Я всё помню, Ричард».
В 1985 году сыграл  штурмбаннфюрера СС, командира карательного отряда в фильме "Иди и смотри".

Милость к падшим. Судьбы коллаборационистов по документам из фондов ПермГАНИ Война, Плен, История, Великая Отечественная война, Лагерь, СССР, Сталин, Длиннопост

Итак, советская власть действительно достаточно лояльно поступила с коллаборационистами. После войны страна нуждалась в рабочих руках, поэтому этих людей отправляли прежде всего на различные работы, а не на заключение в лагеря.

Показать полностью 6
Похожие посты закончились. Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам: