1

Хроники Восстания. Интерлюдия 3

Интерлюдия 3


Я обозревал созданное мной, взглядом недоступным более никому. Но даже я, был поражён своим творением. Движение. Непрерывное движение царило тут наравне со мной. Нет, не наравне. Движение, стало истинным хозяином сущего в то же мгновение, когда акт творения свершился.


- Почему? – задал я сам себе вопрос.


И задав его, я уже знал ответ на него. Такова моя суть и всё сделанное мной есть отражение моей сути.


- Но где конечный путь движения? – была моя следующая мысль.


Но полученный ответ не удовлетворил меня. Движение – это существование.


Что-то не давало мне покоя. Ответ, который я должен знать, не мог до конца сформироваться. Он лежал на поверхности и был основой для всего. Любое движением имеет своё начало. Любое движение имеет свой конец.


- Почему?


Такова моя природа. Я есть отражение создавшей меня силы.


И подтверждение этому я видел во всём. У меня нет выбора. У меня нет сил, отринуть свою суть. Я видел границы. Границы доступного мне. Границы.


Нет смысла даже помнить о них, ибо я не властен над ними. Мне нужно сосредоточиться на той грани, что пролегает между, что подвластна мне.


Так я и поступлю.


***


Я не в силах остановить движение. Да я и не стараюсь. Оно враг мне, но в то же время и союзник. Но впервые, за всё время моего существования, я не ведал до конца все последствия моего выбора. И это пугало. И в то же время, внушало надежду, ведь это могло означать правильность выбранного мной направления. Но существовал шанс, что мой шаг продиктован моей природой, в той же мере, что и все предыдущие. Прочь сомнения, для них более нет места.


- Отец, мы подлетаем, - отвлёк меня от размышлений голос моего сына.


- Спасибо Михаил. И поднимись, пожалуйста, ты же знаешь, как я не люблю всё это.


Михаил поднялся с колена. Высокий, тёмнокрылый ангел. На юном, чуть округлом лице, короткая светлая бородка. И непослушные светлые пряди, кучерявясь, спадают на плечи.


- Мне кажется, тебе бы пошла более короткая длина волос, - тихо произнёс я.


Волосы моего сына, тут же стали короче. Ясные голубые глаза смотрели прямо на меня в ожидании одобрения.


- Не обязательно было это делать. Я лишь высказал своё мнение.


- Но кто я такой чтобы оспаривать его? – ответил Михаил, источая недоумение.


Спорить смысла не было. В этом весь Михаил. И я ценил это в нём, но знал, что он способен на большее. Позже. Но пока, именно по этой причине он сейчас со мной.


Мембрана, отделяющая мою каюту от широкого коридора, с мягким шелестом раскрылась, и в помещение вошел еще один мой сын – Гавриил. Быстро присев на одно колено он поприветствовал меня.


- Отец, ты звали меня?


Они чем-то похожи с Михаилом, несмотря на происхождение. Но черты лица Гавриила были более острыми, да и в плечах он был немного уже, чем Михаил. В остальном же, они были словно родные братья.

Более существенное различие было в их характерах. Так же, беззаветно подчиняясь моему слову, Гавриил всё же всегда искал первопричину. Он хотел знать почему. И в отличие от Михаила, был более резок в своей манере поведения. Но я знал, что под твёрдостью скрывается невероятная любовь и забота о своих братьях. И если Михаил был признанным лидером среди всех по праву рождения, то Гавриил, уйдя в тень брата, окружил всех своей незримой защитой. Он был тем, кто мог выслушать и дать совет, несмотря на кажущуюся суровость.


- Во-первых, поднимись. Во-вторых, спустись в хранилище и забери оттуда наш груз.


Мгновение Гавриил молчал, а затем поклонился, давая понять, что всё понял.


- Можешь идти, сын. И ты иди Михаил. Встретимся у трапа.


Гавриил и Михаил не задерживаясь вышли из моей каюты и когда мембрана прохода отгородила меня от остального корабля я вновь погрузился в размышления, внутренним зрением осматривая город, к которому пронзив густые облака приближался мой корабль. Корабль. Впервые я прибегаю к столь необычному для меня способу перемещения, но выбора нет. Мои силы до поры запечатаны мной же и печати уже еле сдерживают напор медленно задыхающейся Вселенной.


Моему взору открылся вид на прекрасный город, утопающий в зелени и паутину мелких речушек. Чудесное место. Чудный город. Простой и сложный в своей архитектуре. Являясь продолжением природы, он был венцом технической мысли своего народа. Ослепительные купола и иглы высоток соседствовали с парками. Производственные комплексы и Храмы с аллеями и фонтанами. В некоторых строениях угадывались черты зданий Эдема. Неизбежное смешение культур в мире, куда пришли ангелы. И лишь одно портило картину. Огромная чёрная пирамида, расположенная в северной части города. Я невольно поморщился. Как иногда трудно делать то, что необходимо сделать. И единственное, что я мог, так это принять последствия своего выбора.


***


Корабль слегка качнуло, когда опоры коснулись посадочной площадки. Поле, окружающее корабль с еле слышимым свистом погасло, распространив по округе лёгкий запах озона. Благодаря пустотному полю, внешняя обшивка лишь слегка нагрелась при входе в атмосферу планеты. Излишки тепла были поглощены без остатка.


Мягкий утренний свет местного светила ворвался внутрь, как только трап коснулся земли. И не только свет. Музыка и приветственные крики не отстали от солнечных лучей.


- Приветствую Вас, жители Радарии.


Новая волна приветственных криков окатила меня.


«Оша, Оша и Салифы, - слышал я отчётливо со всех сторон, глядя на улыбающиеся лица местных жителей».


У трапа меня ожидала небольшая делегация, в состав которой входила высшая знать Радарии во главе с монархом Фирасфеном Ван Саин Алоном и главой посольства Эвендала на Радарии – Иссаей Дэ Титом.


Все они при виде меня и моих сыновей низко склонили головы в приветствии, я, соблюдая так любимый ими этикет, лишь слегка наклонил голову в ответ.


- Великая честь для нас, приветствовать в «Империи Ста Солнц» всеобщего Отца, - бархатным голосом, слегка прищелкивая, произнёс монарх Фирасфен.


Довольно крупный для своей расы, он по праву занял трон в мире, где больше всего ценились и внешние данные, и ум кандидата.


- Я рад видеть Вас в свете, дети мои, - произнёс я, стараясь не обращать внимания, на секундное разочарование монарха и знати.


У меня не было желания выслушивать все приличествующие подобному случаю речи, которые могли затянуться очень надолго. Эта вынужденная остановка была только ради тех, кто часы простоял, желая увидеть меня и сыновей. Задерживаться дольше, чем это необходимо я не намерен. Но я не мог не заметить, как облегченно вздохнул посол Элвов. Видимо он ожидал долгих словоизлияний.


- Теперь же я намерен совершить, то, ради чего я здесь.


Не теряя более времени, я мгновенно очутился перед входом в чёрную пирамиду. Легкий толчок ветра в спину подсказал мне, что сыновья последовали за мной.


- Михаил, Гавриил, оставайтесь на страже. Никто не должен войти сюда, пока я не выйду. Чтобы не произошло. Никто. Вам понятно?


- Да, отец, - ответили они одновременно, но я видел неуверенность в их глазах.


Гавриил протянул мне небольшой контейнер.


Не раздумывая, я взял его и, повернувшись к ним спиной, сделал первый шаг в глубь пирамиды. Я всё давно решил. Назад пути не было.


***


- Всё готово Матис? – спросил я у моего архитектора, когда мы шли по коридорам пирамиды.


После этих слов он встал как вкопанный, его кустистые брови взлетели вверх, а в глазах я увидел готовность умереть на месте.


- Если я хоть раз подводил Вас, я готов немедленно сдать свои полномочия.


- Хватит Матис, я знаю, что ты все сделал правильно. Считай, что я просто волнуюсь.


- Я всё понимаю, о Великий, - Матис поравнялся со мной, быстро перебирая своими коротеньким ножками. – Но заверяю Вас, что геометрия внутреннего пространства рассчитана мной с точностью…, - поправив очки на своём длинном носе, Матис секунду подумал, а затем выдал длинную цифру, которая должна была меня убедить в точности вычислений.


Я не стал ему напоминать, что для меня, его цифры – хоть и понятны, но по сути пустой звук. Я вижу истинную суть вещей и пространства и бег времени для меня, имеет цвет и запах.


- Молодец, - вслух сказал я.


Мгновение спустя, мы вошли в помещение являющееся, по сути, центром чёрной пирамиды, а на деле смещенное на несколько градусов от центра.


Внешняя линия пола этого странного помещения плавно переходила в стены и, искривляясь там, где должен был быть потолок, вновь возвращалась, но уже оказавшись внутри спирального узора в самом центре.


- Вот! - с нескрываемой гордостью сообщил мой архитектор. – Это моё самое великое творение. Я горжусь им, даже больше чем вратами Эдема.


- Даже, несмотря на цель, с которой я буду использовать эту пирамиду? – с напускной серьезностью спросил я.


- О, цель создания, делает моё творение еще более уникальным. Я создал предмет способный убить Бога, что само по себе невозможно, так как я являюсь структурой зависимой. Парадокс, - захихикал он.


- Ну что же, я рад, что ты рад, - я так же находил некую иронию в этой ситуации.


А что мне оставалось, если через пол часа Вселенная, скорее всего, перестанет существовать.


***


Гордый Матис оставил меня в одиночестве, в «центре» комнаты. Тут никого не должно быть в тот момент, когда я совершу то, что должен.


Усевшись на пол, я начал «дышать» своим истинным дыханием. С начала медленно, дабы не породить необратимых последствий и дать Вселенной привыкнуть, не разорвать её границы.


Медленный вдох, пауза, медленный выдох. И так, с всё нарастающей силой и глубиной, я вновь «задышал», впервые с того времени как я осознал себя. Вдох, глубокий и выдох без паузы. Я раскрывался, словно обычный цветок, вот только мои лепестки совпадали с размерами всего материального пространства упорядоченного. Вдох и выдох. Границы Вселенной, расширяясь, на время отодвигают неподатливый Хаос. Печати наложенные мной тают. Я постиг всё. Я вижу всё. Движение планет вокруг горящих звезд и топот лапок жука в другой части галактики. Вдох, выдох. Сердцебиение ребенка и последний всхлип мужчины, умирающего на поле бессмысленного боя. Вдох и выдох. Мои дети, охраняющие вход в пирамиду, в то время как другие, не понимая, пытаются прорваться, остановить неизбежное. Вдох, выдох. Я постиг себя, до мельчайшей частицы и грусть от увиденного вновь одолела меня. Я Лорд Хаоса, осознавший себя как отдельная личность.


Контейнер рядом со мной покрылся инеем. Я не смотрю на него, но моя рука тянется к нему. Мои глаза закрыты, а рука открывает его и достаёт «ключ» к силе пирамиды, созданный Матисом и питавшийся моей силой триста тридцать три года. Я дышу и вспоминаю моё существование, когда рука берет обычный с виду кинжал и медленно, чтобы не спугнуть, поворачивает острием ко мне.


Мои сыновья спорят и обвиняют друг друга. Но они поймут. А остриё кинжала приближается ко мне, медленно, словно сама судьба в своей причуде застыла в форме клинка. И так оно и было.


Удар.


Вся Вселенная закричала. Крик боли прошедший ударной волной врезался в невидимые стены материального и пошёл дальше, уйдя в глубины хаоса. А я молчал и глубже погружал лезвие. Еще чуть-чуть. Даже такой вещи не сразу удалось поразить моё естество. Но Матис всё правильно рассчитал. Часть ударной волны отразилась от границы с хаосом и вернулась в точку своего рождения. Толчок, силу которого не смог бы представить никто, помог преодолеть барьер, а ударная волна заметалась по странной комнате, дробя стены и потолок. Боль, которую я ни когда не испытывал, помутила мой разум, и свет померк.


***


Медленно раскрыв глаза, я не сразу понял, где нахожусь. Память медленным ручейком стала возвращаться ко мне, и я поразился, увидев искорёженную до неузнаваемости комнату. Пол был буквально взрыт неведомой силой, и я находился в центре этого котлована. Огромные куски тёмного камня валялись повсюду, а в потолке зияла сквозная дыра. Мелкое крошево еще продолжало падать, когда я заметил движение недалеко от себя.


Борясь со слабостью, я постарался подняться, но, не удержавшись, рухнул на колени. Сила, всегда являющаяся частью меня, неохотно и даже как-то неуверенно втекала в меня обратно. Я вновь постарался сфокусировать зрение и, наконец, увидел.


Увидел себя, медленно поднимающегося из обломков. Опаленные волосы и покарябанное лицо, изодранная одежда. Жалкий вид для всесильного создателя. На мгновение я решил, что какой-то шутник поставил сюда зеркало, но осознание поразило меня. Это был не я. Вернее другой я. В голове пульсировала боль, мысли разбегались. Что произошло?


Я смотрел на себя, на мою точную копию и не мог понять.


Сверху, через образовавшееся отверстие, спикировали две тени.


- Отец!


- Михаил, Гавриил, - произнес мой голос, но не мои уста.


Два моих сына застыли в нерешительности, глядя на меня и на моего двойника.


- Михаил, Гавриил», - мои уста наконец-то смогли пошевелиться. Я протянул к ним свою руку.


- Нет! Стойте, - остановил их мой двойник громким окриком. – Не подходите к нему, скоро его сущность должна проявиться!


Ангелы вновь застыли в нерешительности.


В груди сильно кольнуло, когда я, наконец, поднялся на ноги. Дотронувшись рукой до груди, я нащупал маленький порез уже практически затянувшийся.


Порез. Пирамида. Кинжал. Удар. Вспыхнули у меня в голове воспоминания. У меня получилось? Получилось!


- Михаил, - крикнул я. – Не слушай его. У меня получилось. Я сумел изгнать из себя первородное начало. Во мне больше нет Хаоса. Он, - я указал, на моего двойника, застывшего в двадцати шагах напротив меня, он….он…

И тут я посмотрел в его глаза и всё понял. В тот же момент, черные, чешуйки стали покрывать моё тело.

«У меня… у него…. действительно получилось. Получилось. Что получилось? Моя память начала таять. Мои дети… Мой дом… Кто…я…?»


***


Крик моего двойника потерявшего уже всякое сходство со мной, оглушал. Крик боли, превращающийся в крик ярости.


- Предатель!!! – глядя на меня, выкрикнул он, и в его пожелтевших глазах была неистовая ярость. – Что ты со мной сделал?! Что ты наделал?!!! Я уничтожу тебя и всех кто тебе дорог. Я не успокоюсь, пока лично не разорву тебя на части!


Михаил и Гавриил, не сговариваясь, прыгнули на мою тёмную копию.


- Стойте, - но мой окрик запоздал.


Он был еще слаб, но его сил уже было во много раз больше чем у моих сыновей.


Небрежным взмахом руки он отбросил двух ангелов и направился ко мне.


- Не стоит, - спокойно сказал я.


Наши глаза встретились. Мы смотрели друг на друга, и всё дальнейшее будущее разворачивалось перед нами. Будущее переполненное смертью.


- Это еще не конец, - пророкотал он.


- Я знаю.


- Я приду за тобой, я сокрушу тебя и верну вселенную в лоно Хаоса.


- Я знаю…брат.


- Прощай… брат, - выплюнул он последнее слово.


С этими словами он пропал. Ушёл, куда-то очень далеко. Я не знал куда. Теперь не знал.


- Отец, - простонал Михаил, медленно поднимаясь с пола и помогая встать Гавриилу.


- Что ты наделал? – это уже Гавриил.


- То, что должен был. Где остальные?


- Нам удалось убедить их помочь спасти город, - ответил Михаил. – Люцифер внял голосу разума.


Я кивнул, представляя себе, масштабы катастрофы и это причинило мне душевную боль.


- Нам пора уходить, дети мои. Вы поможете мне?


В этот момент одна из плит, до этого криво лежащих на груде камней, сдвинулась.


Ангелы тут же оказались возле меня, прикрыв от возможной опасности.


К нам, неуверенно, маленькими шажками вышел худенький маленький мальчик с ликом ангела. Он смотрел на меня и в его молодых глазах я видел странное понимание. А излучаемый им свет был неожиданно ярким и тёплым.


Михаил и Гавриил замерли, удивленно глядя на мальчика.


- Привет, - сказал я.


- Привет, - прозвучал тонкий мальчишечий голос и на мгновение светлые брови сошлись на переносице. – Ты мой отец?


- Да, а ты мой сын.


- Да, я знаю. Во мне твоя кровь.


Мысленно прощупав комнату, я не обнаружил кинжал и за то краткое мгновение, что я отвлекся, ангел оказался возле меня.


Его тонкие пальцы коснулись места, куда пришёлся удар судьбы принявшей форму кинжала.


Михаил и Гавриил мгновенно развернулись, и на их лицах читалось недоумение. Но, видя мою улыбку, они слегка расслабились.


- Прости, - сказал ангел, проводя пальцем по исчезающему шраму.


- Ты не виноват, - мягко сказал я, ложа свою ладонь на его плечо.


Кожа была горячей. Она буквально пылала.


Я не мог найти причину произошедшему, но видимо разбушевавшиеся силы, столкнувшись с моим разумом и силой кинжала впитавшего мою кровь, породили его. Ангела, как показалось мне в начале. Не совсем, как я понял чуть позже.


- Как твоё имя? – спросил я, впервые за всю свою жизнь.


Он секунду подумал, потом, глядя мне в глаза, произнёс.


-Метатрон.

Дубликаты не найдены