11

Два шамана. Часть№11.1

Июнь шелестел зелёной пеной листвы, доносился отзвуками в чириканьи птичьей стаи и растворялся без следа в небесной сини. На натянутой между прутьями балкона паутине притаился паучок в ожидании очередной своей жертвы. Свернувшийся клубком на низком табурете кот лениво раскрыл глаза, прищурился и сладко зевнул, закрывая мягкой пушистой лапкой рот. Потом с трудом сфокусировал сонный взгляд на пауке и начал вслух рассуждать:

- Я Страж. Я добрый и светлый... Блин, как пиво! Если я сейчас прогоню паука, я спасу множество невинных мух. Это хорошо. Но обреку на голод паука. Это плохо. Если же я его не трону, то погибнут мухи. Это плохо. Вот и как тут поступить? – кот сладко потянулся и подпёр лапкой голову, всё так же щурясь на сверкающую в солнечных лучах паутину.

- Для начала полей каланхоэ, - беззлобно ткнула его в бок Нина.

- Пусть шаман польёт, у меня лапки! – снова зевнул кот и изобразил на мордочке подобие улыбки.

- Ты Страж миров, ты не можешь быть ни добрым, ни злым. Ты – пушистое мерило справедливости, - раздался из комнаты насмешливый голос Александра. - Паук убивает, чтобы жить. Он не получает от этого процесса удовольствия, он лишь реализует инстинкт выживания. А вот ты, красный комиссар, герой войны, тех же самых мух кошмаришь просто так, от скуки. Комиссар. Мух. И ещё прикрываешься рассуждениями в стиле дихотомии добра и зла. Не стыдно?

- Неа, - мотнул головой Дима и легонько ткнулся кошачьим носом в бесплотную руку Нины, - пушистые сраму не имут! Так что, польёшь каланхоэ?

- Легко!

Вскоре на небе появилось небольшое тёмно-синее облако, которое спрессовалось до размеров обычной автомобильной покрышки, спустилось к балкону шамана и выплеснулось направленным ливнем на прикрывшего глаза кота. От неожиданности тот подпрыгнул и чуть не выпал за пределы балкона.

- Вот так, Анюта, можно непрямо воздействовать на того, кто защищён от любого магического воздействия, – ехидно проговорил Александр.

- Ты и как шаман уникален, и как гад тоже весьма редкостный! – прошипел, отряхивая воду со шкурки, кот. - Не мог просто отказаться?

- Зачем? Растению же тоже немного воды досталось. Так что всё как ты просил!

- Но я не просил меня поливать! Я-то уже не вырасту! – запальчиво высказался кот и, немного успокоившись, вернулся к обсуждению: - Что же тогда получается? Для нас, Стражей, нет ни добра ни зла? Есть только справедливость?

- Увы, это так, - ответил Александр и создал портал для приближающегося к барьеру Рэя Блэка. Проявившись в комнате, чернокнижник поздоровался со всеми по именам, после чего обратился к шаману:

- Александр! Пришло время получить плату за спасение твоей невесты. Это жизнь Мрыси. Времени на исполнение сутки.

- Я не стану её убивать, Рэй! Для меня это неприемлемо!

- Это плата, Страж! Я не прошу, а требую! - с расстановкой проговорил чернокнижник. - Я восстановил тело твоей женщины, храню его и имею право требовать от тебя выполнить свою часть сделки. Жизнь Мрыси будет достойной платой, шаман!

Чернокнижник шагнул в искрящийся портал и, выйдя из него с обратной стороны барьера, стёр свой след в пространстве и времени. В наступившей тишине тиканье комнатных настенных часов раздавалось по всей квартире как набат.

- Что будем делать, Саша? - кот перешёл с балкона в комнату и по-человечески сел на диван, свесив хвост и задние лапы вниз.

- Жить. И чай пить.

- Я имею в виду - в сложившейся ситуации.

- Не вижу противоречия. Ни одна проблема не исчезнет от того, что я сегодня откажусь от чая.

- А ведь он формально имеет право требовать... Ты попался из-за меня на крючок, как царь в сказке про золотого петушка... - Аня подошла к шаману со спины и обняла его.

- Прекратить уныние! - Александр поднялся из кресла, мягко отстраняя руки любимой, - Да, я пока что не знаю, что делать, и нет, это не значит, что выхода нет. Это означает только то, что я пока не знаю что делать! Пока! - Александр дважды выделил голосом слово «пока» и, внимательно посмотрев на притихших соратников, ушёл на кухню заваривать смородиновый чай.

Примерно через полчаса после этого разговора шаман уже впускал в квартиру очередных посетителей.

Мужчина, лет сорока-сорока пяти в лёгких брюках и рубашке с коротким рукавом был немного пьян. Его спутница, которой удивительно шло выражение скорби на лице, будто бы она с ним родилась, была гораздо моложе и казалась скорее сестрой, чем женой мужчины. Впрочем, шаман с первых минут безошибочно определил их степени родства, ведь ни одна другая ссора, даже самая отчаянная, не может похвастаться таким количеством презрения и злых коротких реплик, как семейная. Пока гости бранились, переобувались и проходили в зал, Александр мысленно поинтересовался у Ани:

- Солнышко, что ты скажешь о наших гостях?

- Это всё же семья. У них общее горе, раз пришли вместе. Скорее всего, это связано с их ребёнком. Женщина не в чёрном, значит, ребёнок жив. Могу предположить, что он либо болен, либо похищен. Следов магического воздействия я у них не вижу. Впрочем, у мужчины есть отпечаток чужой ненависти, но он очень старый. Вряд ли имеет отношение к их сегодняшнему визиту. Ну как? Всё верно? - закончив анализировать, поинтересовалась Аня.

- Да, ты практически нигде не ошиблась, шаманка! - мысленно ответил ей Александр и продолжил вслух, обращаясь к уже усевшимся в кресла гостям:

- Ещё раз здравствуйте. Меня зовут Александр, и я шаман. Прежде чем вы озвучите свою просьбу, я бы хотел узнать всю предысторию обращения.

Женщина приложила белый батистовый платок к лицу и начала говорить, перемежая свой рассказ всхлипами. Если, конечно, не забывала этого делать.

- Александр! Дело в том, что наш сын, наш Виталик, он... Его сглазили, а может быть, и прокляли! Я не знаю, но это точно! Он же у нас такой... он ещё маленький! Вы должны нам помочь! Берётесь?

Шаман немного растерялся, пытаясь постичь смысл сказанного гостьей, а её муж в это время принялся громко икать.

- Давайте сначала. Чётко, внятно и связно. Вас как зовут? От меня Вам что надо? - Александр внимательно смотрел на гостей, которых из междумирья продолжала сканировать Аня.

- Должны... Должны… Ничего мы вам не должны! - раздражённо подумал кот, подёргивая кончиком хвоста.

- Слышь, ты это, не борзей, колдун! Повежливее будь! – воинственно поднялся из кресла пьяный мужчина, но Александр тут же выставил перед собой руку с растопыренными пальцами, а потом резко сжал кулак и опустил его вниз. Это заставило мужчину медленно осесть в кресло, трезвея на глазах.

- Итак, повторяю. Меня зовут Александр, и я шаман. Как зовут вас, с чем пожаловали и с чего все началось?

- Валя я... – забыв про всхлипывания и испуганно косясь на осоловело глядящего по сторонам мужа, проговорила женщина, - а это Аркадий. Муж мой. Игоревич.

Аркадий, не понимая отчего так быстро протрезвел, настолько ошарашено кивнул, что рассмешил этим сидящих на диване Анну и Нину. А Валентина тем временем продолжала уже вполне обычным голосом, совсем забыв про всхлипывания:

- У нас сын заболел. Апатия, усталость, рассеянность... В самой то усталости ничего страшного, это всё из-за экологии нынешней. Но из Виталиной школы уже несколько детишек лежат в коме, вот что ужасно! А начиналось у них всё точно так же, с такими же признаками и симптомами. Вот мы и пришли к Вам. О Вас ни одного плохого слова не слышно, только похвалы. Хотя раз в кафе какие-то мужчины матерились, что Вы их детский городок покрасить до заката заставили... Но матерились с восхищением, от души!

- Мне Дима как-то про этот случай рассказывал, а ты его помнишь? - спросила Нина у Ани.

- Ну да, я тогда с Сашей как раз и познакомилась. Да и козлов этих помню прекрасно! Один из них меня и сделал призраком! - с грустной улыбкой ответила Аня, поправляя прорезанное на животе платье.

- Это и впрямь подозрительно, - шаман не мигая смотрел в лицо посетительницы. - Договоритесь, чтобы нас вечером пустили по школе прогуляться.

- Нас с вами?

- Нас - это меня и кота.

- Хорошо. Я вечером попробую.

- Нет, вечером мне надо уже быть там, - безапелляционно заявил Александр.

- Пустят, - на голос Аркадия одновременно повернулись и Валентина, и шаман. - Меня завхоз давно просит электрику глянуть, вот и сходим. Электрика изобразить сможешь, колдун?

- Смогу. Я давно работаю с энергиями, так что даже главного энергетика смогу изобразить! - улыбнулся уголками губ Александр и мысленно поинтересовался у Ани результатами проверки.

- На мой зов явились души убитых Аркадием людей. Он был офицером, наёмником в горячих точках. Но духи говорят, что он честный воин, и никто из них после смерти ему не мстил. У Валентины были два сглаза, но мелкие, бытовые. И соседка её проклинает часто, но эти проклятия без Силы. Пустобрёшество сплошное. В общем, у обоих нет ничего такого, что бы могло повлиять на сына, - быстро отчиталась Аня, шутя приложив ладонь к козырьку воображаемой фуражки.

- У меня была другая служба и другая армия, - усмехнулся бывший крестоносец, - так что Deus vult!

- Где и во сколько встречаемся? - трезвый Аркадий оказался очень серьезным и собранным человеком.

- Встречаемся в семь вечера у меня. Приходите вместе с сыном, ведь школа школой, но и его самого нужно проверить в первую очередь.

Гости попрощались до вечера и, сняв расшитые освящённым бисером тапки, ушли. При этом Валентина прощалась горячо и долго, успев рассказать в общих чертах про детство Виталия и его болезни, а Аркадий лишь с опаской пожал руку Александру и повторно уточнил время встречи.

- Я чуть второй раз не умерла от её россказней! - театрального вздохнула Аня. - Ну разве можно быть такой клушей?

- Усмиряй эмоции, шаманка! - засмеялся Александр, глядя на любимую. - Или ты управляешь ими, или они управляют тобой.

- Легко тебе рассуждать, - надула губки девушка, - ты же не бестелесный призрак!

- Да, я всего лишь тысячелетний труп! - легко парировал Александр, - Но я действительно всегда спокоен. Ведь если я владею ситуацией, то зачем мне волноваться? Я в любое время могу всё исправить. Если же я ситуацией не владею, и она зависит не от моей воли, то волноваться мне тем более бесполезно. Это раз. И два, людей надо любить. Искренне и от души, ведь когда-то и мы сами были такими же людьми, и кто-то нас тоже терпел, помогал и прощал.

- Анечка! Сестричка! Умоляю тебя, люби людей! Продолжения лекции мои пушистые ушки не выдержат, - раздался в мыслях у собеседников ехидный голос кота.

- А если будешь недостаточно любить людей, то в следующей жизни у тебя появится друг-кот! – сострил Александр. - Кстати, друг-кот, ты-то что о наших гостях ничего не говоришь? С Ниной шушукаться, конечно же, интереснее, но ты всё же на службе.

- Мне нечего добавить к твоим словам, вот я и не говорю зазря. Какой толк переливать из пустого в порожнее? Мальчишка, может быть, неудачно влюбился, вот и страдает. А мамочка сразу в трагедию: ой, прокляли, ой, обидели! А может, и правда, у них в школе среди учителей завелся какой-то гад! Без проверки и пацана, и школы мы ничего не узнаем! - рассуждая так, кот вышагивал по комнате на задних лапах, заложив передние за спину, будто маленький Наполеон.

- Александр! - Нина не мигая смотрела на шамана, - Вы... ты шаман. Аня шаманка, Димчик - странник. Дядь Гриша так вообще светлый демон. А я кто? В чём моя судьба? Моя сила и моё предназначение.

- Каждый из нас сам пришёл к своей судьбе. Придёшь и ты, не спеши! - голос шамана звучал размеренно, будто успокаивающая мелодия. - Да, твоя судьба всегда была записана в Книге Судеб, но ты её должна постичь, а не прочесть, девочка! Пойми, любой выбор заранее предопределён, но при этом доброволен. Такой парадокс! Что же касается того, кто ты... Ты Нина, хороший человек, девушка моего друга. Разве этого мало?

- Кто я в вашей команде?

- Ну... Пусть будешь дочь полка! – смеясь, ответил Александр и потянулся до хруста в костях.

- Если я кот, то ты кошка! - блеснул логикой Дмитрий. - Пусть и в человеческом обличии. Но раз ты в команде шамана, то по сути ты всё же шаманка, ведь у Чапаева все были чапаевцы!

- Дима! - вступила в разговор Анна, - а ты его вживую видел? Чапаева?

- Ага. Было как-то раз, - буднично ответил бывший комиссар.

- И общались?

- Нет, конечно. Где он и где я! Он же легенда, символ! И да, Петька при нём был, а вот Анки никакой никогда не существовало. Это уже выдумка кинематографистов, но в неё все быстро и очень сильно поверили. Так сильно, что жена настоящего Петра Исаева покончила с собой от ревности.

- Дура! – воскликнула Нина и после непродолжительного молчания, враз погрустнев, добавила: - Как и я...

- Ребята, что будем с Реем-то делать? – вновь подняла тему Аня.

- Давайте мы просто не будем с ним общаться? Он поприходит, постучится, да и отстанет от нас! – робко предложила Нина, будто бы сжавшись под недоумённым взглядом шамана.

- Ты правда считаешь, что спрятаться от проблемы - это лучший выход?

- Нет... Я понимаю что нет... Я просто не хочу, чтобы Вы... ты.. становился убийцей! - пробормотала в ответ девушка.

- Не бойся! - усмехнулся Александр. - Я не палач, чтобы исполнять вынесенный Блэком приговор. Но и не мошенник, чтобы обманывать его самого. На двух стульях не усидишь, это понятно. Ну а вот устоять на них может любой гимнаст. Так что, друзья, хоть мы все уже успели по разу умереть, но жизнь всё-таки продолжается! И сейчас я предлагаю продлить её для тех, лежащих в коме детей. Как ты там говорил, Дима? Десант имени Куклачева? Ну так вперёд, десантура!

- А кто останется охранять источник? - поинтересовалась Аня.

- А я и останусь. Буду нужен – позоветё! - пожал плечами шаман.

Когда духи отправились блуждать по мирам, Александр взглядом разжёг пиалы с ароматическими травами и прикрыл глаза. Мерный стук ходиков навевал сон, и Александр с удовольствием отдался этому чувству, резко провалившись в дрёму, будто бы нырнув в реку. Пока тело набиралось сил во сне, шаман вышел из себя в междумирье и огляделся. В комнате, как и всегда, всё было серым и бесцветным, кроме висящих масок и источника Силы в центре комнаты. Тревога, еле ощутимая в мире людей, здесь, казалось бы, пропитала даже стены, и её тёмные всполохи заполнили собой всё пространство. Шаман знал, что обычно так бывает накануне великих перемен, но какие ждать перемены, он даже не представлял. Зайдя в источник, Александр завис в воздухе, уселся поудобнее и, расслабившись, почувствовал, как первородные древние силы наполняют его спокойствием и душевной гармонией.

Перед глазами Александра проплывали картины далёкого прошлого. Внутренний двор родного замка, где шумные слуги обсуждали любовные похождения конюха, резко сменялся вспышками битв с сарацинами. Сколько людей тогда пало от его меча? Десятки? Сотни? Александр и сам этого уже не помнил. Перекошенные предсмертными гримасами лица сменяли друг друга, и им не было конца, пока всех не заслонил рыцарь Мартин, насквозь проткнувший Александра кривой саблей. Шаман вновь почувствовал скрежет металла по своим рёбрам и вздрогнул всем телом. И снова череда лиц, с той лишь разницей, что это уже были лица не жертв, а учителей и учеников. Каждый из них дал Александру частичку себя, крупицу Знания и опыт. Отдельно проявилось лицо Рэя Блека. Вот он, продрогший и испуганный, сидит на краю своей собственной могилы, отказываясь принять и свою смерть, и своё воскрешение. А вот он уже на Светлом алтаре приносит человеческую жертву тёмным богам. Память услужливо подкидывает новые воспоминания, и в ушах Александра звучит его же собственный крик. Крик, которым он прогнал Рэя от шаманского дерева и от своего костра.

- Да, я сам создал это чудовище, - обращаясь к источнику, проговорил Александр, - но я не собираюсь убивать ни его, ни Мрысю. Тех людей я убивал в бою, щадя женщин и младенцев. Я воин, а не убийца. Покажи мне лучшую судьбу, ту, где не придётся идти против себя и против совести!

Перед мысленным взором Александра тут же возник автобус соседа снизу Михаила. Автобус открыл две двери и исчез.

- Так вон оно что! – удивлённо подумал Александр. - Две! Мудро! Я не смог бы придумать лучше!

Шаман вышел из источника, привычно отметив про себя неизменность границы разрыва полотна миров. Вернувшись в тело, он остался сидеть в кресле, задумчиво глядя на вьющийся к потолку дым. В таком состоянии его и застали вернувшиеся из междумирья друзья вместе с присоединившимся к ним во время поисков Григорием.

- Саша! У тебя всё в порядке? - обеспокоенно спросила Аня. Шаман задумчиво тряхнул головой и с улыбкой ответил:

- Всё отлично, Солнышко. Как успехи?

- Приветствую тебя, Шаман! - поздоровался Григорий.

- Привет! - кивнул ему Александр, - Ты снова в бою, снова с нами?

- Конечно! - пожал плечами демон, - с моей силой прохлаждаться в теньке стыдно, а применить её больше и негде! Везде терпят, идут на уступки, и только у тебя регулярно то стычки, то война! Раздолье!

- Логично! - хмыкнул шаман и вопросительно посмотрел на Аню.

- Так вот, - начала рассказ девушка, - найти мы смогли только троих детей, но я уверена, что их гораздо больше. Очень уж профессионально к ним кто-то присосался и пьёт их жизнь. Связи рвать Дима запретил, чтобы детей не погубить по глупости.

Александр вопросительно посмотрел на друга, который с самого возвращения сидел на диване с Ниной и что - то ей доказывал.

- Саш, там связь защищена через сердца. Малейшая оплошность - и они остановятся. Рвать нужно от потребителя, только тогда всё получится, иначе смерть. И еще: я своим кошачьим нюхом услышал запах кариссы. И это в междумирье, где, если ты забыл, запахов не существует в принципе, – подняв голову, пояснил бывший комиссар.

- Значит, это был не запах, это был след... - задумчиво проговорил Александр.

- На школу напал дух дерева? Это же бред! - удивлённо хмыкнула Аня. - Или ловушка. Оставить след, по которому мы придем в засаду? Этот вариант и то поживее будет.

- Но след-то Дима потерял! Значит, у напавших на детей не было цели заманить нас! Иначе бы они сделали всё, чтобы он пошёл по следу! - рассудительно заметил Григорий.

- Дядь Саш, дядь Гриш! А разве духи деревьев или животных оставляют после себя запах? В любом из миров? - тихо и немного смущаясь поинтересовалась Нина.

- Нет, малыш, нет! - решительно ответил за двоих дядь кот, - я как Странник видел многих духов, и никто из них не пах. Пахнуть могут только убийцы, только кровью и то, только живые и в среднем мире. В междумирье такое невозможно!

Шаман согласно кивнул и развел руками, как бы соглашаясь и одновременно извиняясь за бестактность друга.

- Значит, мы имеем дело не с духом! – высказала вслух то, о чём все уже догадывались, Аня. - А значит, мы опять связались с кем-то нам пока неизвестным и не очень понятным.

Несколько минут прошли в тишине, которую прервал Александр, не обращаясь никому конкретно, а скорее, просто озвучивая своё решение.

- В школу пойдём мы с Димой. Аня и Нина остаются дома на случай внезапной атаки. Тебя, Гриша, я попрошу остаться с ними для усиления. Приступим к сборам!

В ответ бестелесная часть команды шамана завозмущалась, и каждый из них начал доказывать Александру, что именно он со своими навыками просто необходим во время грядущей бойни. В том, что предстоит именно бойня, не сомневался никто.

- Прекратить, - даже не пытаясь перекричать мысли духов, негромко потребовал Александр, и все тут же замолчали, глядя на него с откровенной обидой.

- Во-первых, хочу напомнить, что мои распоряжения не обсуждаются. Не так часто я приказываю, чтобы получать в ответ балаган. Теперь по факту. Аня! Ты Хранитель источника, ты его Страж! А значит, ты единственная, кто сможет брать из него силу и держать оборону, если школа окажется ловушкой и отвлекающим манёвром. Нина! У тебя нет реального боевого опыта. Я не могу вовлечь тебя сейчас в такую серьезную передрягу. Тебе лучше пока учиться на мелких стычках, а делать это удобнее, если ты жива. Напоминаю, смерть в междумирье окончательная. Далее Гриша. Если на квартиру действительно нападут, то только тебе будет под силу прорваться к нам. Ну что, секта революционеров, - засмеявшись, обвёл глазами друзей шаман, - ещё протесты будут? Или уже займёмся делом?

- Вот за революционеров ты сейчас зря сказал. Не надо так шутить! - стоящий на задних лапах кот не мигая смотрел в глаза Александру. Шаман присел на корточки и, оказавшись глазами на одном уровне с другом, положил руку ему на плечо.

- Извини, я неправ, - примирительным тоном ответил он бывшему комиссару, после чего протянул ему раскрытую ладонь, - мир?

- Мир! - серьезным голосом ответил кот. Аня, Нина и Григорий после резкой отповеди Александра предпочли благоразумно промолчать.

Время до вечера шло своим чередом, тем более что скорость его течения в мире людей чаще всего неизменна. Остановить время под силу только тем немногим, кто может добиться своего, и не прибегая к остановке времени. Шаман поместил все необходимые амулеты в источник и лишь иногда проверял, как они заряжаются силой, убирал одни и добавлял другие. Задумчивость не сходила с его лица до самого вечера. Аня же, будто в противовес любимому, была необычайно суетливой и немного рассеянной, по несколько раз уточняя у Александра очевидные вещи и распоряжения. В конце концов Дима не выдержал и под неодобрительным взглядом Нины во всеуслышание обратился к шаманке:

- Анюта, сестричка! Прекрати суету и не прощайся раньше времени с Алексаней! Он живучий, как гибрид паука и бюрократа! Его только на моей памяти раз десять успешно убивали, и так ни разу не убили! Он Страж, да и я буду рядом, а вдвоём нас ещё возьми за рубль двадцать!

Шаман молча, улыбаясь, собрал амулеты в рюкзак, завязал его положил на стол.

- Есть мысль не ждать атаки Мрыси, а позвать её к нам. Как тебе идея?

- Вполне здравая, - помолчав, ответила девушка. – Ты Мрысе обещал убежище в доме раньше, чем Рэй потребовал её жизнь. Тут он бессилен что либо требовать. Да и ей на нас напасть будет не с руки. Вот только кто её сможет позвать, не вызывая подозрения?

- Ты.

- А если она опять на меня нападёт?

- Я прикрою! – вызвался Григорий, - на двоих она не нападёт.

- И я с вами! – поднялась с дивана Нина, но кот её остановил.

- Мрыся может не понять, почему к ней поговорить пришли втроём. Трое - это перебор.

- Согласен! – кивнул ему шаман и выжидательно посмотрел на любимую. Та демонстративно сокрушённо покачала головой и, подойдя к нему вплотную, вместо поцелуя легонько укусила шамана за нос. После чего со смехом выбежала из комнаты в только что созданный Григорием портал.

В это время в подъезд вошли Аркадий и Виталий. Поднявшись на нужный этаж, Аркадий неожиданно для себя встретился глазами с уже ожидавшим его у открытой двери шаманом. Кивнув мужчине, будто старому знакомому, Александр поздоровался с Виталием за руку и жестом пригласил гостей пройти в квартиру. Виталий с огромным интересом рассматривал жилище шамана, так, будто бы оказался в настоящем вампирском логове или на съемках мистического фильма. Парень настолько засмотрелся на плетёную кожаную люстру в прихожей, что просьбу обуться в тапки Александру пришлось повторять два раза. Расположившись в кресле, шаман приложил к губам указательный палец, прося у гостей тишины, и прикрыл глаза. Перейдя в междумирье, он около получаса вместе с Димой исследовал подростка, но никаких следов магического вмешательства так и не обнаружил, притом что моральное и физическое истощение у паренька были налицо. Когда же друзья уже были готовы признать тупиковость ситуации и бесполезность своей затеи, к пареньку подошла Нина. Вытянув руки вперёд, она развела ладони в стороны, и из них в лицо Виталию полился бело-лунный холодный свет. Пройдя сквозь голову, свет, будто проектор, отразил на стене симпатичную полную девушку, то задорно смеющуюся, то задумчивую, будто Алёнушка на картине Васнецова.

- И что всё это значит? – Дима ошарашено сел на пол и попытался почесать ногой за ухом, забыв, что в междумирье он находится в человеческом виде.

- Это значит, что тут задействована другая магия, магия любви, - с мягкой улыбкой пояснил шаман. - Ты был прав, комиссар, мальчишка в депрессии из-за несчастной любви, а не из-за проклятия.

- Да, с пацаном-то мне всё было ясно ещё утром! С Ниной моей что творится?

- Не знаю! - развёл руками Александр, - утром она пытается понять, в чём её сила, а уже вечером обретает силу видеть самые сокровенные мысли людей. Я не знаю… Хотя нет, похоже знаю, кто к этому причастен!


В этот момент Нина захлопнула ладони, и бело-лунный свет исчез вместе с проекцией девушки. Шаман вздохнул и, оставляя после себя в пространстве затухающий след, неспешным шагом вернулся в своё тело. За это время в мире людей прошло всего несколько секунд.

- Аркадий! На вашем сыне нет проклятия, но в его школе что-то явно не в порядке! Её нужно проверить, ведь неспроста же дети до сих пор лежат в коме. - Александр внимательно всматривался в лицо собеседника, мысленно отмечая, как после хороших новостей на нём ещё исчезают эмоции и вновь появляется маска равнодушия и отчуждённости, которая была в их первую встречу.

- Если с Виталькой всё ровно, то мы домой. Я на геройства теперь не подписываюсь, пусть их отцы суетятся.

- И это слова офицера? - презрительно скривился шаман и перешёл на «ты», - хорошо, что боевые награды не носишь. Прошлый ты, который их заслужил, так бы мне никогда не ответил.

- Как так? Да что ты знаешь про войну? - вспылил Аркадий, соскакивая с кресла.

- Достаточно знаю. Присяга, она раз и навсегда. Хоть на пятнадцать лет, хоть на тысячу! А что ты знаешь о чести воина? О боевом духе? Ты ведь его теперь измеряешь в литрах и геройствуешь только пьяный перед семьёй. А когда надо кому-то реально помочь, ты в кусты?

- Не смей мне указывать! - Аркадий сделал решительный шаг к шаману и даже отвёл правую руку назад, но неожиданно перед ним встал на задние лапы большой черно - рыжий кот, до этого мирно спавший на кресле. Зверь беззвучно открывал рот, а в голове Аркадия послышался урчащий насмешливо голос:

- Странный ты человек, Аркан! Когда жил по уставу и в лишениях, ты был мужик. Злой, сильный, но настоящий. Настоящий мужик и настоящий человек! А сейчас ты обабился. Моя хата с краю, да каждый вечер пиво. Каждый! Ты же за год всего несколько вечеров пропустил, и то нечаянно! Встряхнись! Неужели за такого командира Лёха остался навсегда молодым? А Змей лёг в горах, прикрывая отход? Вот за эту рохлю, что сейчас стоит передо мной?

- Пойми, в этой войне ты гражданский, - глядя на резко поникшего мужчину, проговорил шаман, - и я тебя зову не воевать, а лишь помочь. Но ты же знаешь, что без толкового проводника можно потерять много сил и времени. Времени, которого может не хватить лежащим в коме.

- Я вас могу провести в школу! - Виталий, не слышавший мысленного монолога кота, вдохновился одними словами шамана. - Ведь в коме лежит и мой друг. Я имею право поквитаться за него!

- Сынок! Ты никуда не пойдёшь! Ты не знаешь, что там может произойти, - серьёзно возразил ему отец, но Александр неожиданно встал на сторону мальчишки.

- Я почту за честь видеть тебя проводником! - без малейшей тени сарказма сказал шаман и решительно обратился к возмущённому Аркадию: - Твой сын ещё подросток, но у него душа мужчины! А мужчины созданы для любви и для драки. Так зачем ты его сейчас пытаешься спрятать под подол?

Ситуацию спас кот, всё так же мысленно обратившись к Аркадию:

- Никто вас в горнило боя не потащит. А пацану по жизни нужно видеть отца не с пивом, а героем. Не трепыхайся ты, как окунь на песке, если не смог стать для сына примером, то хотя бы не будь антипримером.

Негромко затрещал портал, и в комнате проявились Аня и Мрыся. Чуть позже остальных проявился Григорий и заботливо стёр за собой сверкающее окно. Кивнув насторожённой ведьме, шаман вслух обратился к Аркадию:

- Так что, будете с сыном нашими проводниками в логово зла?

- Круто! - восхищённо протянул Виталий. - Так нашу школу ещё никто не называл!

- Будем! – согласился Аркадий, - война, так война!

Александр неопределённо пожал плечами и, кивнув в сторону коридорной двери, пропустил гостей вперёд, в сторону выхода. Потом ещё раз кивнул Мрысе, взглядом указал ей на кресло, послал воздушный поцелуй Ане и, взяв кота на руки, вышел из квартиры.


Продолжение тут https://pikabu.ru/story/dva_shamana_chast112_6107655


© Copyright: Тимофей Клименко

Найдены возможные дубликаты

+1

Я уж не надеялся на продолжение.

+1

Спасибо за приглашение на продолжение))

Я читать скорее...

+1

С возвращением, Тимофей 👍

раскрыть ветку 1
0

А я никуда и не уходил) Но, спасибо)