11

Два шамана. Часть№11.1

Июнь шелестел зелёной пеной листвы, доносился отзвуками в чириканьи птичьей стаи и растворялся без следа в небесной сини. На натянутой между прутьями балкона паутине притаился паучок в ожидании очередной своей жертвы. Свернувшийся клубком на низком табурете кот лениво раскрыл глаза, прищурился и сладко зевнул, закрывая мягкой пушистой лапкой рот. Потом с трудом сфокусировал сонный взгляд на пауке и начал вслух рассуждать:

- Я Страж. Я добрый и светлый... Блин, как пиво! Если я сейчас прогоню паука, я спасу множество невинных мух. Это хорошо. Но обреку на голод паука. Это плохо. Если же я его не трону, то погибнут мухи. Это плохо. Вот и как тут поступить? – кот сладко потянулся и подпёр лапкой голову, всё так же щурясь на сверкающую в солнечных лучах паутину.

- Для начала полей каланхоэ, - беззлобно ткнула его в бок Нина.

- Пусть шаман польёт, у меня лапки! – снова зевнул кот и изобразил на мордочке подобие улыбки.

- Ты Страж миров, ты не можешь быть ни добрым, ни злым. Ты – пушистое мерило справедливости, - раздался из комнаты насмешливый голос Александра. - Паук убивает, чтобы жить. Он не получает от этого процесса удовольствия, он лишь реализует инстинкт выживания. А вот ты, красный комиссар, герой войны, тех же самых мух кошмаришь просто так, от скуки. Комиссар. Мух. И ещё прикрываешься рассуждениями в стиле дихотомии добра и зла. Не стыдно?

- Неа, - мотнул головой Дима и легонько ткнулся кошачьим носом в бесплотную руку Нины, - пушистые сраму не имут! Так что, польёшь каланхоэ?

- Легко!

Вскоре на небе появилось небольшое тёмно-синее облако, которое спрессовалось до размеров обычной автомобильной покрышки, спустилось к балкону шамана и выплеснулось направленным ливнем на прикрывшего глаза кота. От неожиданности тот подпрыгнул и чуть не выпал за пределы балкона.

- Вот так, Анюта, можно непрямо воздействовать на того, кто защищён от любого магического воздействия, – ехидно проговорил Александр.

- Ты и как шаман уникален, и как гад тоже весьма редкостный! – прошипел, отряхивая воду со шкурки, кот. - Не мог просто отказаться?

- Зачем? Растению же тоже немного воды досталось. Так что всё как ты просил!

- Но я не просил меня поливать! Я-то уже не вырасту! – запальчиво высказался кот и, немного успокоившись, вернулся к обсуждению: - Что же тогда получается? Для нас, Стражей, нет ни добра ни зла? Есть только справедливость?

- Увы, это так, - ответил Александр и создал портал для приближающегося к барьеру Рэя Блэка. Проявившись в комнате, чернокнижник поздоровался со всеми по именам, после чего обратился к шаману:

- Александр! Пришло время получить плату за спасение твоей невесты. Это жизнь Мрыси. Времени на исполнение сутки.

- Я не стану её убивать, Рэй! Для меня это неприемлемо!

- Это плата, Страж! Я не прошу, а требую! - с расстановкой проговорил чернокнижник. - Я восстановил тело твоей женщины, храню его и имею право требовать от тебя выполнить свою часть сделки. Жизнь Мрыси будет достойной платой, шаман!

Чернокнижник шагнул в искрящийся портал и, выйдя из него с обратной стороны барьера, стёр свой след в пространстве и времени. В наступившей тишине тиканье комнатных настенных часов раздавалось по всей квартире как набат.

- Что будем делать, Саша? - кот перешёл с балкона в комнату и по-человечески сел на диван, свесив хвост и задние лапы вниз.

- Жить. И чай пить.

- Я имею в виду - в сложившейся ситуации.

- Не вижу противоречия. Ни одна проблема не исчезнет от того, что я сегодня откажусь от чая.

- А ведь он формально имеет право требовать... Ты попался из-за меня на крючок, как царь в сказке про золотого петушка... - Аня подошла к шаману со спины и обняла его.

- Прекратить уныние! - Александр поднялся из кресла, мягко отстраняя руки любимой, - Да, я пока что не знаю, что делать, и нет, это не значит, что выхода нет. Это означает только то, что я пока не знаю что делать! Пока! - Александр дважды выделил голосом слово «пока» и, внимательно посмотрев на притихших соратников, ушёл на кухню заваривать смородиновый чай.

Примерно через полчаса после этого разговора шаман уже впускал в квартиру очередных посетителей.

Мужчина, лет сорока-сорока пяти в лёгких брюках и рубашке с коротким рукавом был немного пьян. Его спутница, которой удивительно шло выражение скорби на лице, будто бы она с ним родилась, была гораздо моложе и казалась скорее сестрой, чем женой мужчины. Впрочем, шаман с первых минут безошибочно определил их степени родства, ведь ни одна другая ссора, даже самая отчаянная, не может похвастаться таким количеством презрения и злых коротких реплик, как семейная. Пока гости бранились, переобувались и проходили в зал, Александр мысленно поинтересовался у Ани:

- Солнышко, что ты скажешь о наших гостях?

- Это всё же семья. У них общее горе, раз пришли вместе. Скорее всего, это связано с их ребёнком. Женщина не в чёрном, значит, ребёнок жив. Могу предположить, что он либо болен, либо похищен. Следов магического воздействия я у них не вижу. Впрочем, у мужчины есть отпечаток чужой ненависти, но он очень старый. Вряд ли имеет отношение к их сегодняшнему визиту. Ну как? Всё верно? - закончив анализировать, поинтересовалась Аня.

- Да, ты практически нигде не ошиблась, шаманка! - мысленно ответил ей Александр и продолжил вслух, обращаясь к уже усевшимся в кресла гостям:

- Ещё раз здравствуйте. Меня зовут Александр, и я шаман. Прежде чем вы озвучите свою просьбу, я бы хотел узнать всю предысторию обращения.

Женщина приложила белый батистовый платок к лицу и начала говорить, перемежая свой рассказ всхлипами. Если, конечно, не забывала этого делать.

- Александр! Дело в том, что наш сын, наш Виталик, он... Его сглазили, а может быть, и прокляли! Я не знаю, но это точно! Он же у нас такой... он ещё маленький! Вы должны нам помочь! Берётесь?

Шаман немного растерялся, пытаясь постичь смысл сказанного гостьей, а её муж в это время принялся громко икать.

- Давайте сначала. Чётко, внятно и связно. Вас как зовут? От меня Вам что надо? - Александр внимательно смотрел на гостей, которых из междумирья продолжала сканировать Аня.

- Должны... Должны… Ничего мы вам не должны! - раздражённо подумал кот, подёргивая кончиком хвоста.

- Слышь, ты это, не борзей, колдун! Повежливее будь! – воинственно поднялся из кресла пьяный мужчина, но Александр тут же выставил перед собой руку с растопыренными пальцами, а потом резко сжал кулак и опустил его вниз. Это заставило мужчину медленно осесть в кресло, трезвея на глазах.

- Итак, повторяю. Меня зовут Александр, и я шаман. Как зовут вас, с чем пожаловали и с чего все началось?

- Валя я... – забыв про всхлипывания и испуганно косясь на осоловело глядящего по сторонам мужа, проговорила женщина, - а это Аркадий. Муж мой. Игоревич.

Аркадий, не понимая отчего так быстро протрезвел, настолько ошарашено кивнул, что рассмешил этим сидящих на диване Анну и Нину. А Валентина тем временем продолжала уже вполне обычным голосом, совсем забыв про всхлипывания:

- У нас сын заболел. Апатия, усталость, рассеянность... В самой то усталости ничего страшного, это всё из-за экологии нынешней. Но из Виталиной школы уже несколько детишек лежат в коме, вот что ужасно! А начиналось у них всё точно так же, с такими же признаками и симптомами. Вот мы и пришли к Вам. О Вас ни одного плохого слова не слышно, только похвалы. Хотя раз в кафе какие-то мужчины матерились, что Вы их детский городок покрасить до заката заставили... Но матерились с восхищением, от души!

- Мне Дима как-то про этот случай рассказывал, а ты его помнишь? - спросила Нина у Ани.

- Ну да, я тогда с Сашей как раз и познакомилась. Да и козлов этих помню прекрасно! Один из них меня и сделал призраком! - с грустной улыбкой ответила Аня, поправляя прорезанное на животе платье.

- Это и впрямь подозрительно, - шаман не мигая смотрел в лицо посетительницы. - Договоритесь, чтобы нас вечером пустили по школе прогуляться.

- Нас с вами?

- Нас - это меня и кота.

- Хорошо. Я вечером попробую.

- Нет, вечером мне надо уже быть там, - безапелляционно заявил Александр.

- Пустят, - на голос Аркадия одновременно повернулись и Валентина, и шаман. - Меня завхоз давно просит электрику глянуть, вот и сходим. Электрика изобразить сможешь, колдун?

- Смогу. Я давно работаю с энергиями, так что даже главного энергетика смогу изобразить! - улыбнулся уголками губ Александр и мысленно поинтересовался у Ани результатами проверки.

- На мой зов явились души убитых Аркадием людей. Он был офицером, наёмником в горячих точках. Но духи говорят, что он честный воин, и никто из них после смерти ему не мстил. У Валентины были два сглаза, но мелкие, бытовые. И соседка её проклинает часто, но эти проклятия без Силы. Пустобрёшество сплошное. В общем, у обоих нет ничего такого, что бы могло повлиять на сына, - быстро отчиталась Аня, шутя приложив ладонь к козырьку воображаемой фуражки.

- У меня была другая служба и другая армия, - усмехнулся бывший крестоносец, - так что Deus vult!

- Где и во сколько встречаемся? - трезвый Аркадий оказался очень серьезным и собранным человеком.

- Встречаемся в семь вечера у меня. Приходите вместе с сыном, ведь школа школой, но и его самого нужно проверить в первую очередь.

Гости попрощались до вечера и, сняв расшитые освящённым бисером тапки, ушли. При этом Валентина прощалась горячо и долго, успев рассказать в общих чертах про детство Виталия и его болезни, а Аркадий лишь с опаской пожал руку Александру и повторно уточнил время встречи.

- Я чуть второй раз не умерла от её россказней! - театрального вздохнула Аня. - Ну разве можно быть такой клушей?

- Усмиряй эмоции, шаманка! - засмеялся Александр, глядя на любимую. - Или ты управляешь ими, или они управляют тобой.

- Легко тебе рассуждать, - надула губки девушка, - ты же не бестелесный призрак!

- Да, я всего лишь тысячелетний труп! - легко парировал Александр, - Но я действительно всегда спокоен. Ведь если я владею ситуацией, то зачем мне волноваться? Я в любое время могу всё исправить. Если же я ситуацией не владею, и она зависит не от моей воли, то волноваться мне тем более бесполезно. Это раз. И два, людей надо любить. Искренне и от души, ведь когда-то и мы сами были такими же людьми, и кто-то нас тоже терпел, помогал и прощал.

- Анечка! Сестричка! Умоляю тебя, люби людей! Продолжения лекции мои пушистые ушки не выдержат, - раздался в мыслях у собеседников ехидный голос кота.

- А если будешь недостаточно любить людей, то в следующей жизни у тебя появится друг-кот! – сострил Александр. - Кстати, друг-кот, ты-то что о наших гостях ничего не говоришь? С Ниной шушукаться, конечно же, интереснее, но ты всё же на службе.

- Мне нечего добавить к твоим словам, вот я и не говорю зазря. Какой толк переливать из пустого в порожнее? Мальчишка, может быть, неудачно влюбился, вот и страдает. А мамочка сразу в трагедию: ой, прокляли, ой, обидели! А может, и правда, у них в школе среди учителей завелся какой-то гад! Без проверки и пацана, и школы мы ничего не узнаем! - рассуждая так, кот вышагивал по комнате на задних лапах, заложив передние за спину, будто маленький Наполеон.

- Александр! - Нина не мигая смотрела на шамана, - Вы... ты шаман. Аня шаманка, Димчик - странник. Дядь Гриша так вообще светлый демон. А я кто? В чём моя судьба? Моя сила и моё предназначение.

- Каждый из нас сам пришёл к своей судьбе. Придёшь и ты, не спеши! - голос шамана звучал размеренно, будто успокаивающая мелодия. - Да, твоя судьба всегда была записана в Книге Судеб, но ты её должна постичь, а не прочесть, девочка! Пойми, любой выбор заранее предопределён, но при этом доброволен. Такой парадокс! Что же касается того, кто ты... Ты Нина, хороший человек, девушка моего друга. Разве этого мало?

- Кто я в вашей команде?

- Ну... Пусть будешь дочь полка! – смеясь, ответил Александр и потянулся до хруста в костях.

- Если я кот, то ты кошка! - блеснул логикой Дмитрий. - Пусть и в человеческом обличии. Но раз ты в команде шамана, то по сути ты всё же шаманка, ведь у Чапаева все были чапаевцы!

- Дима! - вступила в разговор Анна, - а ты его вживую видел? Чапаева?

- Ага. Было как-то раз, - буднично ответил бывший комиссар.

- И общались?

- Нет, конечно. Где он и где я! Он же легенда, символ! И да, Петька при нём был, а вот Анки никакой никогда не существовало. Это уже выдумка кинематографистов, но в неё все быстро и очень сильно поверили. Так сильно, что жена настоящего Петра Исаева покончила с собой от ревности.

- Дура! – воскликнула Нина и после непродолжительного молчания, враз погрустнев, добавила: - Как и я...

- Ребята, что будем с Реем-то делать? – вновь подняла тему Аня.

- Давайте мы просто не будем с ним общаться? Он поприходит, постучится, да и отстанет от нас! – робко предложила Нина, будто бы сжавшись под недоумённым взглядом шамана.

- Ты правда считаешь, что спрятаться от проблемы - это лучший выход?

- Нет... Я понимаю что нет... Я просто не хочу, чтобы Вы... ты.. становился убийцей! - пробормотала в ответ девушка.

- Не бойся! - усмехнулся Александр. - Я не палач, чтобы исполнять вынесенный Блэком приговор. Но и не мошенник, чтобы обманывать его самого. На двух стульях не усидишь, это понятно. Ну а вот устоять на них может любой гимнаст. Так что, друзья, хоть мы все уже успели по разу умереть, но жизнь всё-таки продолжается! И сейчас я предлагаю продлить её для тех, лежащих в коме детей. Как ты там говорил, Дима? Десант имени Куклачева? Ну так вперёд, десантура!

- А кто останется охранять источник? - поинтересовалась Аня.

- А я и останусь. Буду нужен – позоветё! - пожал плечами шаман.

Когда духи отправились блуждать по мирам, Александр взглядом разжёг пиалы с ароматическими травами и прикрыл глаза. Мерный стук ходиков навевал сон, и Александр с удовольствием отдался этому чувству, резко провалившись в дрёму, будто бы нырнув в реку. Пока тело набиралось сил во сне, шаман вышел из себя в междумирье и огляделся. В комнате, как и всегда, всё было серым и бесцветным, кроме висящих масок и источника Силы в центре комнаты. Тревога, еле ощутимая в мире людей, здесь, казалось бы, пропитала даже стены, и её тёмные всполохи заполнили собой всё пространство. Шаман знал, что обычно так бывает накануне великих перемен, но какие ждать перемены, он даже не представлял. Зайдя в источник, Александр завис в воздухе, уселся поудобнее и, расслабившись, почувствовал, как первородные древние силы наполняют его спокойствием и душевной гармонией.

Перед глазами Александра проплывали картины далёкого прошлого. Внутренний двор родного замка, где шумные слуги обсуждали любовные похождения конюха, резко сменялся вспышками битв с сарацинами. Сколько людей тогда пало от его меча? Десятки? Сотни? Александр и сам этого уже не помнил. Перекошенные предсмертными гримасами лица сменяли друг друга, и им не было конца, пока всех не заслонил рыцарь Мартин, насквозь проткнувший Александра кривой саблей. Шаман вновь почувствовал скрежет металла по своим рёбрам и вздрогнул всем телом. И снова череда лиц, с той лишь разницей, что это уже были лица не жертв, а учителей и учеников. Каждый из них дал Александру частичку себя, крупицу Знания и опыт. Отдельно проявилось лицо Рэя Блека. Вот он, продрогший и испуганный, сидит на краю своей собственной могилы, отказываясь принять и свою смерть, и своё воскрешение. А вот он уже на Светлом алтаре приносит человеческую жертву тёмным богам. Память услужливо подкидывает новые воспоминания, и в ушах Александра звучит его же собственный крик. Крик, которым он прогнал Рэя от шаманского дерева и от своего костра.

- Да, я сам создал это чудовище, - обращаясь к источнику, проговорил Александр, - но я не собираюсь убивать ни его, ни Мрысю. Тех людей я убивал в бою, щадя женщин и младенцев. Я воин, а не убийца. Покажи мне лучшую судьбу, ту, где не придётся идти против себя и против совести!

Перед мысленным взором Александра тут же возник автобус соседа снизу Михаила. Автобус открыл две двери и исчез.

- Так вон оно что! – удивлённо подумал Александр. - Две! Мудро! Я не смог бы придумать лучше!

Шаман вышел из источника, привычно отметив про себя неизменность границы разрыва полотна миров. Вернувшись в тело, он остался сидеть в кресле, задумчиво глядя на вьющийся к потолку дым. В таком состоянии его и застали вернувшиеся из междумирья друзья вместе с присоединившимся к ним во время поисков Григорием.

- Саша! У тебя всё в порядке? - обеспокоенно спросила Аня. Шаман задумчиво тряхнул головой и с улыбкой ответил:

- Всё отлично, Солнышко. Как успехи?

- Приветствую тебя, Шаман! - поздоровался Григорий.

- Привет! - кивнул ему Александр, - Ты снова в бою, снова с нами?

- Конечно! - пожал плечами демон, - с моей силой прохлаждаться в теньке стыдно, а применить её больше и негде! Везде терпят, идут на уступки, и только у тебя регулярно то стычки, то война! Раздолье!

- Логично! - хмыкнул шаман и вопросительно посмотрел на Аню.

- Так вот, - начала рассказ девушка, - найти мы смогли только троих детей, но я уверена, что их гораздо больше. Очень уж профессионально к ним кто-то присосался и пьёт их жизнь. Связи рвать Дима запретил, чтобы детей не погубить по глупости.

Александр вопросительно посмотрел на друга, который с самого возвращения сидел на диване с Ниной и что - то ей доказывал.

- Саш, там связь защищена через сердца. Малейшая оплошность - и они остановятся. Рвать нужно от потребителя, только тогда всё получится, иначе смерть. И еще: я своим кошачьим нюхом услышал запах кариссы. И это в междумирье, где, если ты забыл, запахов не существует в принципе, – подняв голову, пояснил бывший комиссар.

- Значит, это был не запах, это был след... - задумчиво проговорил Александр.

- На школу напал дух дерева? Это же бред! - удивлённо хмыкнула Аня. - Или ловушка. Оставить след, по которому мы придем в засаду? Этот вариант и то поживее будет.

- Но след-то Дима потерял! Значит, у напавших на детей не было цели заманить нас! Иначе бы они сделали всё, чтобы он пошёл по следу! - рассудительно заметил Григорий.

- Дядь Саш, дядь Гриш! А разве духи деревьев или животных оставляют после себя запах? В любом из миров? - тихо и немного смущаясь поинтересовалась Нина.

- Нет, малыш, нет! - решительно ответил за двоих дядь кот, - я как Странник видел многих духов, и никто из них не пах. Пахнуть могут только убийцы, только кровью и то, только живые и в среднем мире. В междумирье такое невозможно!

Шаман согласно кивнул и развел руками, как бы соглашаясь и одновременно извиняясь за бестактность друга.

- Значит, мы имеем дело не с духом! – высказала вслух то, о чём все уже догадывались, Аня. - А значит, мы опять связались с кем-то нам пока неизвестным и не очень понятным.

Несколько минут прошли в тишине, которую прервал Александр, не обращаясь никому конкретно, а скорее, просто озвучивая своё решение.

- В школу пойдём мы с Димой. Аня и Нина остаются дома на случай внезапной атаки. Тебя, Гриша, я попрошу остаться с ними для усиления. Приступим к сборам!

В ответ бестелесная часть команды шамана завозмущалась, и каждый из них начал доказывать Александру, что именно он со своими навыками просто необходим во время грядущей бойни. В том, что предстоит именно бойня, не сомневался никто.

- Прекратить, - даже не пытаясь перекричать мысли духов, негромко потребовал Александр, и все тут же замолчали, глядя на него с откровенной обидой.

- Во-первых, хочу напомнить, что мои распоряжения не обсуждаются. Не так часто я приказываю, чтобы получать в ответ балаган. Теперь по факту. Аня! Ты Хранитель источника, ты его Страж! А значит, ты единственная, кто сможет брать из него силу и держать оборону, если школа окажется ловушкой и отвлекающим манёвром. Нина! У тебя нет реального боевого опыта. Я не могу вовлечь тебя сейчас в такую серьезную передрягу. Тебе лучше пока учиться на мелких стычках, а делать это удобнее, если ты жива. Напоминаю, смерть в междумирье окончательная. Далее Гриша. Если на квартиру действительно нападут, то только тебе будет под силу прорваться к нам. Ну что, секта революционеров, - засмеявшись, обвёл глазами друзей шаман, - ещё протесты будут? Или уже займёмся делом?

- Вот за революционеров ты сейчас зря сказал. Не надо так шутить! - стоящий на задних лапах кот не мигая смотрел в глаза Александру. Шаман присел на корточки и, оказавшись глазами на одном уровне с другом, положил руку ему на плечо.

- Извини, я неправ, - примирительным тоном ответил он бывшему комиссару, после чего протянул ему раскрытую ладонь, - мир?

- Мир! - серьезным голосом ответил кот. Аня, Нина и Григорий после резкой отповеди Александра предпочли благоразумно промолчать.

Время до вечера шло своим чередом, тем более что скорость его течения в мире людей чаще всего неизменна. Остановить время под силу только тем немногим, кто может добиться своего, и не прибегая к остановке времени. Шаман поместил все необходимые амулеты в источник и лишь иногда проверял, как они заряжаются силой, убирал одни и добавлял другие. Задумчивость не сходила с его лица до самого вечера. Аня же, будто в противовес любимому, была необычайно суетливой и немного рассеянной, по несколько раз уточняя у Александра очевидные вещи и распоряжения. В конце концов Дима не выдержал и под неодобрительным взглядом Нины во всеуслышание обратился к шаманке:

- Анюта, сестричка! Прекрати суету и не прощайся раньше времени с Алексаней! Он живучий, как гибрид паука и бюрократа! Его только на моей памяти раз десять успешно убивали, и так ни разу не убили! Он Страж, да и я буду рядом, а вдвоём нас ещё возьми за рубль двадцать!

Шаман молча, улыбаясь, собрал амулеты в рюкзак, завязал его положил на стол.

- Есть мысль не ждать атаки Мрыси, а позвать её к нам. Как тебе идея?

- Вполне здравая, - помолчав, ответила девушка. – Ты Мрысе обещал убежище в доме раньше, чем Рэй потребовал её жизнь. Тут он бессилен что либо требовать. Да и ей на нас напасть будет не с руки. Вот только кто её сможет позвать, не вызывая подозрения?

- Ты.

- А если она опять на меня нападёт?

- Я прикрою! – вызвался Григорий, - на двоих она не нападёт.

- И я с вами! – поднялась с дивана Нина, но кот её остановил.

- Мрыся может не понять, почему к ней поговорить пришли втроём. Трое - это перебор.

- Согласен! – кивнул ему шаман и выжидательно посмотрел на любимую. Та демонстративно сокрушённо покачала головой и, подойдя к нему вплотную, вместо поцелуя легонько укусила шамана за нос. После чего со смехом выбежала из комнаты в только что созданный Григорием портал.

В это время в подъезд вошли Аркадий и Виталий. Поднявшись на нужный этаж, Аркадий неожиданно для себя встретился глазами с уже ожидавшим его у открытой двери шаманом. Кивнув мужчине, будто старому знакомому, Александр поздоровался с Виталием за руку и жестом пригласил гостей пройти в квартиру. Виталий с огромным интересом рассматривал жилище шамана, так, будто бы оказался в настоящем вампирском логове или на съемках мистического фильма. Парень настолько засмотрелся на плетёную кожаную люстру в прихожей, что просьбу обуться в тапки Александру пришлось повторять два раза. Расположившись в кресле, шаман приложил к губам указательный палец, прося у гостей тишины, и прикрыл глаза. Перейдя в междумирье, он около получаса вместе с Димой исследовал подростка, но никаких следов магического вмешательства так и не обнаружил, притом что моральное и физическое истощение у паренька были налицо. Когда же друзья уже были готовы признать тупиковость ситуации и бесполезность своей затеи, к пареньку подошла Нина. Вытянув руки вперёд, она развела ладони в стороны, и из них в лицо Виталию полился бело-лунный холодный свет. Пройдя сквозь голову, свет, будто проектор, отразил на стене симпатичную полную девушку, то задорно смеющуюся, то задумчивую, будто Алёнушка на картине Васнецова.

- И что всё это значит? – Дима ошарашено сел на пол и попытался почесать ногой за ухом, забыв, что в междумирье он находится в человеческом виде.

- Это значит, что тут задействована другая магия, магия любви, - с мягкой улыбкой пояснил шаман. - Ты был прав, комиссар, мальчишка в депрессии из-за несчастной любви, а не из-за проклятия.

- Да, с пацаном-то мне всё было ясно ещё утром! С Ниной моей что творится?

- Не знаю! - развёл руками Александр, - утром она пытается понять, в чём её сила, а уже вечером обретает силу видеть самые сокровенные мысли людей. Я не знаю… Хотя нет, похоже знаю, кто к этому причастен!


В этот момент Нина захлопнула ладони, и бело-лунный свет исчез вместе с проекцией девушки. Шаман вздохнул и, оставляя после себя в пространстве затухающий след, неспешным шагом вернулся в своё тело. За это время в мире людей прошло всего несколько секунд.

- Аркадий! На вашем сыне нет проклятия, но в его школе что-то явно не в порядке! Её нужно проверить, ведь неспроста же дети до сих пор лежат в коме. - Александр внимательно всматривался в лицо собеседника, мысленно отмечая, как после хороших новостей на нём ещё исчезают эмоции и вновь появляется маска равнодушия и отчуждённости, которая была в их первую встречу.

- Если с Виталькой всё ровно, то мы домой. Я на геройства теперь не подписываюсь, пусть их отцы суетятся.

- И это слова офицера? - презрительно скривился шаман и перешёл на «ты», - хорошо, что боевые награды не носишь. Прошлый ты, который их заслужил, так бы мне никогда не ответил.

- Как так? Да что ты знаешь про войну? - вспылил Аркадий, соскакивая с кресла.

- Достаточно знаю. Присяга, она раз и навсегда. Хоть на пятнадцать лет, хоть на тысячу! А что ты знаешь о чести воина? О боевом духе? Ты ведь его теперь измеряешь в литрах и геройствуешь только пьяный перед семьёй. А когда надо кому-то реально помочь, ты в кусты?

- Не смей мне указывать! - Аркадий сделал решительный шаг к шаману и даже отвёл правую руку назад, но неожиданно перед ним встал на задние лапы большой черно - рыжий кот, до этого мирно спавший на кресле. Зверь беззвучно открывал рот, а в голове Аркадия послышался урчащий насмешливо голос:

- Странный ты человек, Аркан! Когда жил по уставу и в лишениях, ты был мужик. Злой, сильный, но настоящий. Настоящий мужик и настоящий человек! А сейчас ты обабился. Моя хата с краю, да каждый вечер пиво. Каждый! Ты же за год всего несколько вечеров пропустил, и то нечаянно! Встряхнись! Неужели за такого командира Лёха остался навсегда молодым? А Змей лёг в горах, прикрывая отход? Вот за эту рохлю, что сейчас стоит передо мной?

- Пойми, в этой войне ты гражданский, - глядя на резко поникшего мужчину, проговорил шаман, - и я тебя зову не воевать, а лишь помочь. Но ты же знаешь, что без толкового проводника можно потерять много сил и времени. Времени, которого может не хватить лежащим в коме.

- Я вас могу провести в школу! - Виталий, не слышавший мысленного монолога кота, вдохновился одними словами шамана. - Ведь в коме лежит и мой друг. Я имею право поквитаться за него!

- Сынок! Ты никуда не пойдёшь! Ты не знаешь, что там может произойти, - серьёзно возразил ему отец, но Александр неожиданно встал на сторону мальчишки.

- Я почту за честь видеть тебя проводником! - без малейшей тени сарказма сказал шаман и решительно обратился к возмущённому Аркадию: - Твой сын ещё подросток, но у него душа мужчины! А мужчины созданы для любви и для драки. Так зачем ты его сейчас пытаешься спрятать под подол?

Ситуацию спас кот, всё так же мысленно обратившись к Аркадию:

- Никто вас в горнило боя не потащит. А пацану по жизни нужно видеть отца не с пивом, а героем. Не трепыхайся ты, как окунь на песке, если не смог стать для сына примером, то хотя бы не будь антипримером.

Негромко затрещал портал, и в комнате проявились Аня и Мрыся. Чуть позже остальных проявился Григорий и заботливо стёр за собой сверкающее окно. Кивнув насторожённой ведьме, шаман вслух обратился к Аркадию:

- Так что, будете с сыном нашими проводниками в логово зла?

- Круто! - восхищённо протянул Виталий. - Так нашу школу ещё никто не называл!

- Будем! – согласился Аркадий, - война, так война!

Александр неопределённо пожал плечами и, кивнув в сторону коридорной двери, пропустил гостей вперёд, в сторону выхода. Потом ещё раз кивнул Мрысе, взглядом указал ей на кресло, послал воздушный поцелуй Ане и, взяв кота на руки, вышел из квартиры.


Продолжение тут https://pikabu.ru/story/dva_shamana_chast112_6107655


© Copyright: Тимофей Клименко

Найдены возможные дубликаты

+1

Я уж не надеялся на продолжение.

+1

Спасибо за приглашение на продолжение))

Я читать скорее...

+1

С возвращением, Тимофей 👍

раскрыть ветку 1
0

А я никуда и не уходил) Но, спасибо)

Похожие посты
36

Волшебные сны на картинах Энди Кехо

Картины Энди Кехо — это дорога в сказочные, диковинные места. Полет фантазии данного художника не знает границ, позволяя нам соприкоснуться с волшебными, красочными и невообразимыми реалиями. Создания-монстры на картинах Кехо всегда печальны и задумчивы. Можно даже провести параллель с героями мультфильма “Ёжик в тумане”, есть в них какое-то сходство.


Together in the Maelstrom, 2017

Волшебные сны на картинах Энди Кехо Арт, Рисунок, Сказка, Мистика, Лес, Духи, Художник, Энди Кехо, Длиннопост

Multiversal Coalescence, 2016

Волшебные сны на картинах Энди Кехо Арт, Рисунок, Сказка, Мистика, Лес, Духи, Художник, Энди Кехо, Длиннопост

Habituating the Unfamiliar, 2019

Волшебные сны на картинах Энди Кехо Арт, Рисунок, Сказка, Мистика, Лес, Духи, Художник, Энди Кехо, Длиннопост

Out of the Fog, 2018

Волшебные сны на картинах Энди Кехо Арт, Рисунок, Сказка, Мистика, Лес, Духи, Художник, Энди Кехо, Длиннопост

Worlds Apart, 2017

Волшебные сны на картинах Энди Кехо Арт, Рисунок, Сказка, Мистика, Лес, Духи, Художник, Энди Кехо, Длиннопост

Spirit of Unseen Universes, 2018

Волшебные сны на картинах Энди Кехо Арт, Рисунок, Сказка, Мистика, Лес, Духи, Художник, Энди Кехо, Длиннопост

Breaking Through, 2020

Волшебные сны на картинах Энди Кехо Арт, Рисунок, Сказка, Мистика, Лес, Духи, Художник, Энди Кехо, Длиннопост
Показать полностью 6
32

Ночь перед рождеством

Ночь перед рождеством Сказка, Мистика, Рождество, Продолжение следует, Трэш, Длиннопост

Игрушки


Высокая бревенчатая изба, стояла на отшибе деревни. Из кирпичной трубы валил серый дымок. Стекла окон, мороз украсил витиеватыми узорами.


Внутри стояла русская печка, в которой весело потрескивал огонь. Из убранства большой дубовый стол да пара табуретов. В дальнем углу стояло старенькое кресло.


В центре красовалась пушистая елка.


- Дед, а дед, ну расскажи, почему мы наряжаем елку перед рождеством, а не как все на новый год? – непоседливый Мокша юлой вертелся вокруг ног старого Макара.


- Ох… Ну… В общем, енто целая история,- кряхтя пробормотал дед. Он пытался дотянуться до верхних лапок елки, чтобы повесить игрушку.


- Расскажи, пожалуйста,- взмолился мальчик, топая ножками от нетерпения.


- Экий пострел выискался, ты сперва поведай ладно ли ты вел себя ентом году?- Макар наигранно упер руки в бока. Затем мягко улыбнулся, и протянул оловянного солдатика на веревочке мальчику.


Мокша взял солдатика, глубоко вздохнул и честно признался,- не очень деда.


- Ну, тагды не слыхать тебе истории,- развел руками Макар, но увидев, как мальчишка совсем сник, добавил,- есть один способ смыть все плохие дела.


Мальчик оживился,- какой?


- Нужно рассказать про дело и повесить игрушку на елку,- дед широко улыбнулся,- и все тебе в новом году простится.


- Понял,- улыбнулся в ответ Мокша.

- Раз понял, то давай, выкладывай чавой у тебя там,- Макар полез в коробку за мишурой.


- Я…,- начал было мальчик и запнулся.

- Ты это давай не стесняйся мне тут. Иш, барышня прям.

- В общем я Буську обидел,- краснея проговорил Мокша.

- Буську?- призадумался дед,- Ленкину что-ль,?

- Ее,- кивнул мальчик.

- Чавой это вы не поделили?

- Она в лес хотела пойти…

- А ты?

- А я с мальчишками у колодца играл,- вздохнул мальчик.


- Ну, экая невидаль, бабу обидел, - дед нахмурил брови, - та с ними всегда непонятно, девять лет тебе или девяносто. Один только черт знает чего у них в голове. Вешай игрушку и будет тебе покой.


Мокша повесил солдатика на пушистую ветку и улыбнулся.


- Давай дальше, - подмигнул ему дед, и протянул деревянного конька-горбунка.


- А еще, я игрушку взял поиграть и не вернул, - мальчик осторожно посмотрел на деда. Макар не любил когда он брал что-то чужое, и тем более не возвращал. Но дед улыбнулся и кивнул в сторону елки.


Мальчик заметно оживился, увидев реакцию деда. Быстро повесил конька, схватил из коробки охапку игрушек и затараторил:

- Обозвал Ваську дураком, дразнил соседскую собаку, банки привязал на хвост коту, ведро в колодец уронил, яблоки у соседей в саду рвал,- на елке одна за другой стали появляться игрушки.


Со стороны казалось, что с плеч мальчика спадает тяжелый груз.


- Ох и злыдень ты у меня оказывается, Кащей прям,- расхохотался дед,- а хорошего чаво сделал?


- А за хорошее тоже игрушку вешать?

- Ага, только уже по две,- подмигнул Макар.

Мокша призадумался,- а почему две?

- Ну, так хорошее же, чаво экономить,- развел руками дед.

- Тоже верно,- серьезно ответил мальчик.

- Давай вспоминай.


-Друга встретил,- улыбнулся своим мыслям мальчик.

- Настоящего?

- Ага, самого-самого, я тогда лукошко с грибами в лесу забыл, а он мне свое отдал,- мальчик осторожно посмотрел на реакцию деда.- Ох и влетело бы мне тогда.


Дед ехидно кивнул.


- И вправду хороший друг,- едва сдерживая улыбку, сказал Макар,- вешай, чаво вылупился.

Мокша мигом повесил на елку два цветных шарика.

- Дальше давай.


- Еще тете Светке помогал вещи таскать, - мокша горделиво выпятил грудь.

- Светке, это хорошо. Она у нас беремчатая. Эт ты правильно сделал,- Макар протянул еще две игрушки.


- Все что ли? Игрушек еще полно,- снова нахмурился дед.

- Наверно все,- проговорил Мокша, сел и понурился.


- А как же деду по хозяйству, что не помогал?

- Помогал.

- Вешай значить. А воду хто каждое утро с колодца таскает? А кашу за обе щеки хто ест? А елку хто помогает украшать?


Мокша заулыбался, принялся развешивать игрушки на ветки.


- Вот вроде и все,- Макар сделал пару шагов назад, разглядывая рождественскую елочку,- ох и красавица она у нас.

Мокша радостно закивал.


- А ты деда?

- Чаво, я?

- За плохое елку украшаешь или за хорошее?

- За плохое внучек, - тихо ответил дед,- было время, когда злодейств я творил и не счесть сколько.


- Ну, сейчас ты хороший же,- не смотря на всю строгость деда, мальчик души в нем не чаял.

- Сейчас, времени на злодейства нет. Пострел мелкий под ногами крутится, спасу нет,- с этими словами дед накинулся на Мокшу и стал что есть мочи щекотать. Мальчик залился звонким смехом.


- Ой, не могу больше… ха-ха…


- Есть у меня для тебя подарок богатырский,- отсмеявшись, проговорил Макар. Они раскрасневшиеся сидели под елкой. Хвойный запах приятно щекотал нос.


- Какой?


-Меч. Вернее Кладенец,- гордо сказал Макар

- Из сказки который?

- Ага, вот только не совсем из сказки он,- посерьезнел вдруг дед,- взаправду все было.


Мальчик непонимающе посмотрел на старика.


- Обещал я тебе историю, но видать придется рассказать другую…


Начал было Макар, но в дверь избы громко постучали.

Показать полностью
79

Пловешка

Юный шаман шёл по ночному городу, закинув за спину рюкзак на 80 литров, а чехол с бойраном, варганом и традиционным бубном трепетно прижимал к животу. Телячья кожа грела даже сквозь косуху и свитер, недаром он заготавливал её по всем правилам - с отмаливанием духа животного, с требой и предварительным раскидыванием рун из абрикосовых косточек.


Обычно шаманы предпочитали козью кожу, руны на куриных, как минимум, костях и только традиционный бубен, но Карлис был современным шаманом, поэтому позволял себе некоторые расхождения с традициями. Даже имя себе взял то, которое первым на ум пришло, не проходя никаких обрядов и не стремясь к языческим обычаям. Велеслав оскорбился, Оглаф поморщился от такой вульгарности, а Бохлэйл едва не потерял бутафорскую длинную кость-клипсу, закреплённую на переносице, размахивая руками в порыве благородной ярости. На родном форуме "Тонкий план" он стал изгоем, все друзья из группы последнего набора отвернулись, а для известности в реальном мире опыта пока недоставало.


Нет, Карлис не отправился в паломничество по местам силы, куда его недавно звала одна подружка, помешанная на чакрах и прочем индуизме. На самом-то деле, его пафосный и самоотречённый вид был явно преувеличен - до жэдэ вокзала было всего четыре километра пути, хоть автобусы-маршрутки уже и не ходили. Ну да он сам выбрал, на какой электричке отправиться на дачу - мог и на дневной поехать, только вот не хотел терпеть бесконечные расспросы старичков, насмешки сверстников и презрительное фырканье девчонок всех возрастов. Да, сам захотел длинные волосы. Нет, не завивка, просто пока ещё сами кудрями берутся, а потом перестанут, когда ниже лопаток вырастут. Не сатанист, не металлист, не панк и не новый тракторист в Малые Бадевцы.


Вот и взял билет на ночной поезд, прибывающий в те самые Малые Бадевцы рано утром, ещё до росы. Зато почти одному ехать, без попутчиков. Проводница сонно сощурилась, сверяя данные билета, потом молча махнула рукой, мол, не стой над душой. Карлис бодро залез в вагон, нашёл свою полку в плацкарте и, памятуя о том, что поезд не проходящий, вышел перекурить. Курил он, как и полагалось шаману, собственный сбор разнообразных трав. Точнее, доморощенного табака, но знатоков-то рядом не было? Вот и молчите, на сладковатый запах обыкновенных трав вечно сбегались менты, выискивая запрещённые вещества.


С лёгким отвращением докурив слишком крепкую самокрутку, отдающую сильной горечью, шаман вернулся в поезд и тщательно расстелил себе постель - хоть четыре часа, а поспит. Точнее, помедитирует, ведь настоящие шаманы не нуждаются во сне! Отвергнув вялое предложение уже практически спящей проводницы о покупке чая, Карлис сел на комковатый советский матрас, настраиваясь на транс и медитацию. Но спокойствие и оцепенение никак не посещали его, взамен выплыли недавние воспоминания.


- Дениска, внучек...

- Ба-а-а! Я не Дениска, а Карлис.

- Да-да, Дениска, как скажешь... Ты, это, приезжай, развеешь это свою деп-прессию, да заумности всякие тут сможешь поизучать.

- Заумности?

- Да, внучек, да. У нас же места тут некрещёные, порою даже гиблые, вот и пообщаешься, значит, с духами всякими.


Карлис тогда согласился навестить бабушку в глухой деревушке. Выйти надо было в Малых Бадевцах, а потом либо пешим ходом 20 километров, либо попутку ловить, либо молиться, чтоб всё совпало и ходил автобус. Ну, как автобус - маленький такой бусик-буханка, проржавевший во многих местах и щеголявший разноцветной изолентой в самых неожиданных своих уголках. Конечным пунктом назначения шамана был посёлок на месте старых плавней - Пловешка. Около пятнадцати домишек-срубов, расположенных между двумя заповедниками и одним заказником, до сих пор удивительным образом оставались незамеченными Крупными Дядями с такими же крупными кошельками, иначе давно вместо хат стоял бы какой-нибудь гостиничный городок для охотников-любителей, которые потому и были любителями, что больше любили комфорт и крепкий алкоголь, чем грязь, комаров, звериный помёт и прочие прелести охоты.


Из воспоминаний Карлиса вывела резкая остановка поезда - сидя против хода поезда, он едва не ушибся о стол, потеряв равновесие. Они стояли на какой-то крохотной захудалой станции, различимой только благодаря высокому фонарю и металлической доске с расписанием поездов. Загрохотали открываемые двери, в окно шаман увидел нескольких людей, понуро бредущих по тропинке к селу. Рядом послышалось гулкое топанье. Мимо прошёл румяный и жизнерадостный толстячок из тех, которые никогда не унывают, чем и раздражают окружающих грустных людей. Дойдя до конца вагона, толстячок вернулся и приземлился аккурат напротив шамана.


- Ночки! - на удивление коротко поздоровалась человеческая версия Колобка.

- М, - согласно кивнул Карлис, не любящий запросто так общаться с мимолётными встречными.

- В Бадевцы едешь? - толстячку явно была не важна словоохотливость щуплого странного паренька, он мог говорить и за четверых. - Да, хорошее место, спокойное. Ты чейный будешь-то?

- Не в Бадевцы, в Пловешку я, - неохотно уточнил Карлис.


Толстячок тут же умолк, подозрительно зыркнув на шамана. Молча достал из клетчатой сумки бутылку пива, покрутил в руках и засунул обратно. Вздохнул, покрутил головой, попыхтел, устраиваясь поудобнее. Казалось, что этот толстячок просто не мог усидеть спокойно, потому что его шарообразная форма банально не располагала к статичному положению.


- Слыш, малец, - проникновенно начал он. - Ты-то в курсе, что в Пловешке творится? - И, не дожидаясь ответа, разом всё выложил, - люди там пропадают, зверьё процветает, а жители все, говорят, поголовно ведьмы!

- Что, и мужчины тоже ведьмы? - подчёркнуто вежливо уточнил скучающий уже шаман. В такой компании не то, что медитировать, но и просто поспать не удастся.

- И мужики, да! - категорично отрезал толстячок. - И чёй-то ты туда намылился? Жизь не мила?

- К бабуле в гости еду, - вздохнув, Карлис откинулся назад, ощущая под спиной поскрипывающую мягкую подушку из кожзама.

- Ну дела... - неопределённо протянув это, круглый мужичок в три движения постелил себе спальное место и улёгся, надолго замолчав.


Расслабившийся Карлис, видать, задремал, так как не услышал и не увидел свою станцию. Его растолкал тот самый бодрый толстячок, по которому не было понятно, спал ли он вообще. Подхватив рюкзак и чехол с инструментами, шаман почти бегом выбрался из поезда, получив довольно неприличное напутствие от проводницы. Как ни удивительно, но толстячок не отставал, поминутно хихикая и что-то сбивчиво рассказывая.


- Ну чё, малой, ты автобуса ждать иль пешком попрёшься, раз смелый? - за ночь трепет перед Карлисом пропал, поэтому кругляш даже фамильярно похлопал "волосатика" по плечу.

- Автобуса ещё попробуй дождись, - хмыкнул шаман, сообразив, что меньше всего на свете ему сейчас хочется идти пешком около двадцати километров.

- А пойдём-ка, покажу кой-чего, - решившись, толстячок в приказном порядке стал подталкивать парня в спину, направляя куда-то в косое переплетение деревенских улочек.


В голове Карлиса промелькнули мысли, стандартные для типичного городского подростка - сырой сарай, тёмный подвал, сексуальные домогательства и рабский труд на огороде. Реальность, тем не менее, оказалась куда более прозаичной - толстячок дотолкал хмурого шамана до какого-то обширного подворья, где за курями гонялась чумазая белёсая девчушка лет эдак шести, а на нём покрикивала, вытаскивая из колодца ведро воды, пышнотелая женщина из тех, у кого кровь с молоком и солнце в глазах.


- Пашка, наконец-то, - обрадовалась женщина, ставя ведро на землю. - Задержался, поди, на день почти!

- Да, Ладушка, прости дурака - проспал поезд, - повинился толстячок, с нежностью обнимая свою супругу. - Токмо я сейчас снова отъеду - парня надо в Пловешку доправить.

- В Пловешку? - ахнула Лада, картинно всплескивая пухлыми загорелыми почти до черноты руками. - Ты какой белены объелся, что паренька туда тянешь-то?

- Да то не я тяну, Ладушка, - Павел терпеливо закивал. - Парню туда к бабке ехать, а автобуса, ты ж знаешь, не дождаться. Колька-то, поди, ещё со вчера лыка не вяжет, куда ему за руль.

- А, ну, раз к бабке... - женщина окинула окинула Карлиса таким же подозрительным взглядом, как толстячок до этого. - Вези тогда, уже рассвело.

- Я мигом, - повеселел Паша. - Счас бак залью и подкачу.


Пока шаман ждал, не зная, что и предпринять, добросердечная Лада выдала ему пакет с горячими печёными пирожками и бутылку с молоком. Оно, видимо, было из-под коровы и ночку простояло в холодильнике, потому что бутылка быстро запотела, а молоко было двухслойным - сливки успели отстояться.


- Худой-то какой, - тихонько причитала Лада, вернувшись к поливу небольшого палисадничка перед резным крыльцом. - Аська, иди курам корма всыпь!


Чумазая Аська, кивнув, побежала куда-то за дом, за ней шустро потянулись куры, возбуждённо гомоня. К воротам с шумом подъехала старенькая машина, но ухоженная - видно было, что Паша ухаживал за ней, подкрашивая и ремонтируя. Карлис сел на переднее сидение, кинув рюкзак назад, но чехол с инструментами из рук не выпускал. Пашка посмеивался, глядя, как шаман пытается уместить в руках громоздкий чехол, литровую бутылку молока и пакет со снедью, но учить не стал - взрослый уже парень, поздно поправлять.


Ехали в одностороннем молчании - толстячок травил какие-то байки из сельской жизни, а Карлис наблюдал за проплывающими пейзажами, удивляясь обилию выпасаемого скота. Но ещё удивительнее было то, что за стареньким указателем "Пловешка" не было не следа домашних рогатых и мохнатых обитателей. Даже кляксы высохшего навоза не встречались. Шаман понял, что всему виной зловещие слухи о Пловешке, обильно гуляющие среди местных обителей.


- Ну вот, отсюда до Пловешки уже рукой подать, - Паша свернул на обочину узкой дороги, не доезжая до поворота. - Дальше не поеду - не развернуться уже будет.

- Спасибо большое, - смущённо пробормотал Карлис. Не пристало шаману людей благодарить, да ничего уж не поделать, ведь толстячок и вправду помог.

- Прямо вдоль дороги иди, через десять минут на месте будешь, - напутствовал мужичок, закусывая примятый фильтр папиросы и лихо загибая её кверху "козьей ножкой". - И пирожки-то съешь, с малиной они.


Карлису пришлось аккуратно положить на дорогу пакет и бутылку, чтоб достать свободной рукой рюкзак и закинуть его на спину. Чехол он не собирался выпускать из рук, пока не дойдёт до дома бабушки. Как-то раз он уже потерял почти такой же набор, пусть и купленный у одного крафтера. А этот, сделанный уже собственноручно, было бы в разы обиднее потерять.


За поворотом и вправду показалась деревушка Пловешка. Домики-срубы, вольготно раскинувшиеся на заливных полях. Немного скота, - да и много ли надо такому количеству жителей? Дом бабушки Карлис сразу узнал - она недавно хвасталась, что покрасила ставни в синий, а крышу в зелёный цвет, и теперь её дом выделялся из всех, мелькая ярким пятном ещё издалека. Сама бабуля уже копошилась около дома, по одной вытаскивая банки с соленьями-вареньями к приезду внука. При виде почти не старого лица бабушки, - здоровый воздух, хорошее питание и труд и не такое могут! - на лице шамана впервые за многие дни появилась искренняя широкая улыбка.


Дальнейшие три дня Карлис запомнил с трудом - были неуёмные восторги бабули и всех её друзей-знакомых, которые и составляли всё население деревни; много домашней еды, простой, как и принято в деревнях, но вкусной и сытной; бесконечные рассказы, сказки, байки. А вот что в памяти отложилось, так это посиделки на третий день ночью. Около большого открытого очага собралась практически вся деревня, за исключением совсем уж почтенных её жителей, которые засыпали с курами и просыпались с петухами по состоянию здоровья. По кружкам разлили вишнёвую бражку дядьки Марена, над костром на вертеле неспешно запекался молочный поросёнок, которого дед Никифор утром сослепу подстрелил из старого ружья, приняв невесть за кого. Теперь Никифор и жарил порося, поливая его крепким отваром чабреца "Для запаху да корочки". Где-то в отдалении слышались волчьи песни, в небольших свинарниках похрюкивали чушки, а собравшиеся негромко переговаривались, ожидая традиционных пересказов.


Слово взял Марен, пускающий клубы дыма из короткой самопальной трубки. На самокрутки Карлиса и на его доморощённый табак тут смотрели с усмешкой, качая головой - что взять с молодёжи? Вот и сейчас Марен добродушно хмыкнул, глядя, как шаман скручивает тонкую папироску, набитую крупно порезанным табаком.


- Ну-кось! - сказал он, будто в бочку кулаком стукнул. Все подняли кружки с брагой и отхлебнули по глотку, знаменуя начало засидок. - Приехал к нам Дениска-малец... - Марен запнулся, увидев обиженный взгляд шамана. - Точнее, Карлис-шаман. Аринка-то и подсказала мне, что он с духами, того, беседовать могёт. Быть может и поможет нам внучонок её!


Все согласно загомонили, обсуждая новые вести. Шаман недоумённо озирался, не понимая, о чём вообще идёт речь. За эти проведённые дни он не возвращался к шаманской практике, за исключением трепетного отношения к чехлу, который и сейчас был с ним.


- Слушай-но, что расскажу, - проникновенно продолжил Марен, проталкивая в чашу трубки курительную смесь заскорузлым пальцем. - Давнось то было, когда плавни на месте деревни нашей стояли. Речка тогда неподалёку была, вот и разливалась по весне. Люди гибли, не зная полноводья. Но хуже всего были хозяева здешние - лешаки, звери говорящи, духи лесные всякие, - дядька замолк, раскуривая трубку. - Речка та давно иссохла, деревня наша стоит тут уже полтораста лет, да хозяева не ушли никуда, дом здеся их.


Подтверждая слова Марена, по лесу прошёлся резкий порыв ветра, волчий вой прервался на миг, после чего зазвучал ещё громче. Даже костёр, казалось, замолчал, перестав потрескивать. Шаман громко сглотнул. Положа руку на сердце, в духов он не верил никогда. Даже на шаманских курсах про себя посмеивался - нашли дурака, да кто в наш век технологий поверит в бестелесных призраков? Но тут верилось. И очень даже сильно - кожа вмиг пупырышками покрылась, волоски все дыбом стали, даже на макушке. Почувствовал Карлис в воздухе что-то нездешнее, будто не в деревне сидел сейчас перед костром, а в лесной чаще, где пахло влажным деревом, мхом и травянисто-пряным запахом листвы.


- Хэй-но! - Никифор прервал молчание сильным голосом, не вяжущимся с телом дряхлого старика. - Свиня-то готова ужесь, миски подставляй.


Послушавшись, селяне ожили, потянувшись к костру с тарелками и глиняными мисками. Никифор ловко срезал куски мяса с поросёнка в подставленную тару, умудряясь выбирать каждому те части свинки, которые больше всего были любимы человеком. Старухе Макроши он с бедра срезал сочную мякоть, Марену достался жирный подчерёвок с чуть обуглившейся кожей, а самому Карлису, посмеиваясь, дед в тарелку положил добрый кусок корейки.


Разобрав порося почти до скелета, жители Пловешки вернулись на свои места, не возвращаясь к мистическим темам до окончания трапезы. Шаман, всегда скептично относившийся к свинине из-за жирности и специфического её запаха, быстро расправился со своей порцией, даже не почувствовав на языке дичной горечи и излишней жирности. После ужина все снова наполнили уже опустевшие кружки пряной брагой, сыто улыбаясь и покряхтывая.


- Такося вот, - продолжил Марен, бывший, видимо, за старейшину деревни, хотя нигде в иных делах это и не было видно. - Ты, Карлис, нас может и на смех подымешь, да только лучше б всё это шуткой какой было от стариков с тугим умом. Ровнёхонько полторы сотни лет назад мы тут и поселились. Мы все, - он обвёл внимательным взглядом селян, те закивали. - И с тех пор живём здесь. Нет-нет, мы не бессмертны, - дядька махнул рукой, выпуская из уголка рта густой клуб дыма. - Тела-то наши дряхнут и помирают, но, рождаясь заново в этом мире, каждый из нас помнит всё, что было до этого. И тянет нас сюда, будто арканом зацепили. Пойми, малец, помереть уже охота! - Марен чуть повысил голос, его поддержали отдельные выкрики жителей. - Сложно-то помнить последние полтораста лет, сил уже никаких нет! Угомони духов этих, помоги нам. Понимаю, что мы хранители, раз уж на места сии жить пришли, но что ж нас не сменяет-то никто?


Шаман, хотевший было расхохотаться над удачным юмором дремучих селян, умолк на полузвуке, взглянув в глаза своей бабушке. Арине горестно кивнула, подтверждая слова Марена. Да Карлис и сам почувствовал, что не разыгрывают его. Не может в глазах семидесятилетней старушки быть такая вековая мудрость. Парень шумно вздохнул, чувствуя, как от волнения немеют пальцы. Казалось бы, пришло твоё время, брат-шаман! Вызови хозяев местных, договорись да и дело с концом. А вдруг эти хозяева действительно есть? Вдруг выйдут из лесу, говорить захотят, бартер потребуют... Но вишнёвая брага уже успела чуть притупить страхи современного шамана. Да и, чего греха таить, жила в нём некая авантюристская жилка, всегда мечтавшая взаправду духов встретить, успокоить и договориться с ними. Не просто так же на шамана учился.


Селяне наотрез отказались по домам идти, объясняя это тем, что хотят увидеть своих "работодателей", да и самому Карлису так безопаснее будет. Шаман не возражал, к тому же, ему было страшно оставаться одному посреди лесов, в которых могло водиться невесть что. По его указаниям костёр чуть притушили, оставив небольшой огонёк и много тлеющих рубинами углей. Остатки порося разобрали, раскидав кругом, чтоб задобрить духов, если они кровожадными окажутся. В пламя полетела связка трав - полынь, зверобой, мелисса, ромашка, шалфей. Учитель говорил, что запахи этих трав приманивают духов. Их чехла Карлис извлёк традиционный бубен - всё ж не с духами недавно умерших дело имеет, а с традиционной нечистью.


В тишине леса раздалась дробь, когда шаман кончиками пальцев прошёлся по серёдке бубна, пытаясь выдать хоть какое-то подобие горлового пения.


- Эт што ищо за петруха? - раздался низкий и скрипучий голос. - Пошто мертвяков из могил призвать пытаисся?! - к свету костра из лесу неспешно вышло что-то, напоминающее большой пень с насмешливыми глазами и руками-ногами из толстых веток.

- Да не мертвяко-о-ов, - протянул высокий голосок и на верхушку пня выскочил большой серебристый заяц, чуть просвечивающий и изредка мерцающий. - То он тебя, старый ты пень, вызывал!


Карлис оглушёно, как рыба, ловил ртом воздух. Из ослабевшей ладони в траву выпала колотушка. Местные же спокойны остались, странно глядя на говорящий пень.


- Ты... Вы леший, хозяин этих мест? - дрожащим фальцетом осведомился шаман, прижимая к груди бубен.

- Леший он, леший, - заверил его заяц-дух, уже успевший бесцеремонно обойти Карлиса по кругу и рассмотреть. - А ты кем будешь? Чей?

- Внук это мой, - подала голос Арина, на глазах молодея сразу лет на тридцать. Седые волосы обрели золотой блеск, щёки налились румянцем, а чуть сутулая фигурка постройнела, выпрямилась.


Шаман с удивлением заметил, что и остальные селяне начали стремительно терять прожитые годы. Марен улыбался неизменной насмешливой улыбкой, приглаживая чёрные смоляные кудри на ранее плешивой голове. Никифор, без труда не могший на приступок взобраться, превратился в здорового молодца, который с лёгкостью мог бы жонглировать кузнечными наковальнями. Да и все остальные не отставали, обретая молодой и крепкий вид. Карлис замер, поражённый увиденным. Только прикосновение Арины его привело в чувство.


- Чего это тут творится?! - умоляюще проблеял он, глядя в оставшиеся прежними глаза бабушки.

- Аринка! - вдруг встрял заяц. - На пробуждение что ль привела? Ай да проныра, не думал я, что он уже вырос вона как!

- Пробуждение? - пробасил лешак. - Неужто ещё один брат наш нашёлся, пропащая душа?

- Да нет, трухлявая твоя голова, - нетерпеливый длинноухий уже трижды перепрыгнул через пень и теперь барабанил по его боку задней лапой. - Внук это Аринкин. Внук!

- А-а-а, ну раз внук... Ходи сюда, недоросль заросший, - пень вытянул руку-ветку, поманив к себе Карлиса. Тот, оглянувшись на бабушку, осторожно приблизился. - Как звать-то тебя, внук?

- Кар... Денис я, - негромко ответил шаман, не обратив внимания, что бубен выпал из рук и остался тёмным пятном на земле.

- Дениска, значит, - повторил лешак и задумался, негромко поскрипывая. - Ну, Дениска-внук, руку давай. Нашим тебе пора стать, вспомнить пора знания свои. Давно тут гонца не жило, давно... - скрипуче причитая, леший прикоснулся рукой к пальцам парня.


По светлой коже, не тронутой рабочим загаром, побежали тёмно-зелёные знаки, складываясь в веды и руновязи. Даже греческие и римские символы были заметны, ведь язычество имеет одну природу. Денис притих, умиротворённо улыбаясь. Знания и память неспешно возвращались к нему, открывая смысл всего, что он делал ранее.


На деле-то всё оказалось просто. Аринка вместе с жителями Пловешки оказалась одной из младших богинь, спрятанных старшими от безразличия людского. Но за долгие годы неверия они все потеряли большую часть своей силы, объединившись с лесными духами и став своего рода Хранителями заповедных плавней. Река та иссохла по велению лешака, освобождающего место под деревушку Пловешку. Но вот беда была - среди младших богов не было того, кто б мог вольно себя чувствовать и среди своих, и среди нечисти лесной. Вот Аринка как-то и провела несколько десятилетий в большом городе, обзаведясь бесталанной к магии дочерью и внуком, которому перешёл дар посредника меж мирами - верхним, средним и нижним. И вправду шаманом оказался, но не тем, на которого учился. Остался Дениска с ними, куда ж деваться-то от предназначения? Дом ему лешак за ночь построил, взяв в работу кого-то из совсем мелких духов. А о дальнейшем знать не можем, недавно всё это случилось, а там жизнь покажет.

Показать полностью
72

Байки про нечистую силу часть 2. Кила.

Нас было трое. Максим,Дима и я.Мы приехали в первую деревню из списка. Огляделись. Немного пофотографировали. Фотоотчёт для этнографа. Ни чего интересного. Две улицы и магазин. И ферма в далеке. Отправились на берег керженца и разбили палатки.  Тепло, лениво. Развели костёр и начали держать совет, что нам делать дальше.

-Ничего мы тут не соберём. Какой к чёрту фольклор? - говорил Дима.

- Верно. Давайте просто по деревням проедем. Фотоотчёт сделаем. И материал соберём в библиотеке  - предложил Максим - Самый простой вариант.

- Да пофиг. Попробовать стоило. Можно и так. А на диктофон, пьяные бредни моего папы записать можно. Он всё равно сейчас в запое. Напридумывает нам сказок с запасом. - решил я.

Первый день, было принято решение посвятить отдыху перед трудной работой. Хе-хе.

Пацаны остались варить кашу, а я взяв старую свою бамбуковую удочку, решил прогуляться в деревенский магазин за хлебом. А потом пройтись по берегу порыбачить.  Стесняться мне было не кого. Пришёл в магазин. там стояла очередь из старушек. Хлеб, только что привезли. Отлично. Закину пацанам свежий хлеб, а уж потом рыбачить пойду , подумал я. Студент с бамбуковой удочкой в очереди привлёк внимание. Завязался разговор:

"- Милок чегой-то к нам пришёл, за самогоном поди?


- Рыбу ловить бабушка, знатная рыба у вас


- С чем на рыбу-то? C этой хворостинкой? Лучше бы бредень взял - ей богу. После того как Сашка - Фролов, может слышал? С электроудочкой баловался, на три версты вокруг рыбы не осталось.


- А вот найду и поймаю. Моя удочка заговорённая, крещёная -в семи водах мочёная.


- Ой болтун! Поди-Поди. Головастиков лови!


- И что? Лягушек с головастиками французы едят и никто не умер. Сварю наваристую уху. Ква-ква уха, слышали - от ста болезней? Приходите бабушки уху есть".
После этого моего экспромта, смеялись все, даже продавщица. Сразу начали расспрашивать: не родня ли я чья? Да к кому в гости приехал? Сразу выложил карты на стол, что нас трое - приехали фольклор собирать. Но задерживаться не будем - впереди ещё целая куча населённых пунктов. Рассказал какие. Бабки сразу начали сливать ценную информацию, куда стоит ехать, а куда не стоит. Я, между делом, поинтересовался - не хотят ли они поделится житейской мудростью? Но  они засмущались:

- Какие уж там сказки про колобка что ли?

Я не стал настаивать. Узнал где самогонка вкуснее и распрощавшись, отправился к пацанам, кашу проверять

----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

Кила.

---------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

Кила: это проклятье, которое насылает злой колдун или ведьма, на неугодного человека. Насылают, при помощи устного наговора, на личную вещь. Шепчут на ладонь и дуют - посылая проклятье по ветру. "Слово, словечко - ищи человечка". Кила находит свою цель и проявляется в виде опухоли на теле. В любом месте может вздуться такой волдырь и тут уж всё зависит от силы ведьмы пустившей килу. Если сильная Кила, а человек и так был болен то может и убить. Или оставить калекой на всю жизнь.

"Все её тут знали, до революции - бабка Земелиха. Одни говорят, что с Лысково она - другие, что с Ардатово. Вредная старуха была. С ней, старались не связываться. Скотину заговаривала. Тем и кормилась. Если кто свинью резал или бычка  -  ей кусок относили. Первая пробовала. И был у нас в деревне  старик Ефим - пчёлами занимался.  Самая большая пасека у него была. Слова нужные знал - как с пчёлами обращаться. Соседи бывало - проворонят молодой рой, улетит он у них. Так сразу к нему шли. Тут же Ефим и находил пропавших пчёлок. Самый лучший мёд у него был. И как то повздорил он с Земелихой. Обвинил её, что она пчёлок его губит. Может и не зря. Земелиха, мастерица была, гадости творить. Несколько лет, они волками, друг на друга смотрели. Ругались всё.  Но потом был случай. После медового спаса Ефим всегда на улице стол ставил с мёдом. Традиция была такая у нас. Нагнал мёда - ставишь стол на улице и всех проходящих мимо, угощаешь. Хочешь в сотах, а хочешь жидкого.  Что бы все попробовали и похвалили. Детишки особенно радовались таким дням - мёдом объедались. И шла мимо его дома Земелиха. Он конечно и её угостил - только вздорная бабка давай требовать, что бы он ей с собой ещё дал. Ефим вспылил - "Не для одной тебя, падла старая - для всех мёд стоит".

"-Не дашь мёда, я на тебя килу нашлю" - пригрозила ему Земелиха. Ефим же её послал ко всем чертям. А через несколько дней серьёзно заболел. Выскочила у него опухоль в половину лица. Разговаривал с трудом. Всё лежал. Понятно чьих рук дело то. Ходили люди упрашивать к Земелихе, что бы проклятье сняла. А та всё смеялась:

"Это ему, за то что мёда не дал. Будет знать теперь".

Ефим всё за пчёл переживал. Лежал. А пчёлам летом - каждый день уход нужен. Пытались соседи помогать, да пчёлы к одному хозяину привыкшие, на чужих кидались. Месяц целый, пластом, Ефим лежал. Потом умер. Пришли утром проверить, а он холодный уже.  Но Земелихе это тоже даром не прошло. Пастух пас коров и видел, как огромный рой пчёл, цельная туча, налетела на ведьму справлявшуюся по своим делам и насмерть закусала. Так её, всю опухшую от укусов и не похоронили у нас. В город увезли. Там она где-то похоронена".

Показать полностью
176

Байки про нечистую силу. Черемис.

На третьем курсе, у меня появилась возможность, почувствовать себя настоящим историком -этнографом. При помощи хитрой авантюры я влез в одну такую экспедицию. Сейчас бы я ни почём это экспедицией не назвал -  преподаватель этнограф захотел выполнить какой-то спущенный сверху план и подрядил двух отстающих студентов поработать буквально за еду, во благо науки. Сам он на это безумное предприятие не поехал, сославшись на срочную командировку в другое место.

- А вы езжайте ребята, тут не далеко, семеновский район. Поездите по деревням - пособираете песни, легенды, по старообрядческим деревням. Вот список деревень. Денег на дорогу не дадут, с финансированием сейчас все непросто, но обеспечим сухпайками на неделю.  От вас требуется энтузиазм и материалы которые я от вас буду ждать. Много материалов - поставлю зачёты не глядя. Если ни чего не добудете то сами понимаете, что с вами будет. Вас, ни ни на одной  моей лекции не было.

Хвостатые студенты приуныли. Во дворе мы встретились. Они мне рассказали про повеление барина. Я посмеялся:

- Вы чего? Неделю пожить в палатках на свежем воздухе? Ещё и еды с собой дадут. Не придётся картошку по огородам тырыть. Это же целое приключение. Удочки можно взять. На реке заночевать. Потом, будет чего вспомнить.

- Если ты такой умный, так езжай с нами. Но ведь ты же на другой кафедре.

Я после этих слов призадумался, сходил купил бутылку коньяка и пошёл к этнографу. Так, наш этнограф в первые увидел студента, который ему взятку предложил за то что бы в экспедицию сходить. При чём в такую, в которую по хорошему никого не загонишь.

------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

Черемис

------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

В 20-х годах это было. Пришёл в нашу деревню жить и работать плотник. И жену привёл. Имени его уже никто не помнит. Тогда много народа скиталось. После революции - то. Погорельцы переселялись. От голода бежали. Искали места получше. Да поспокойнее. И он выпросил себе худую избёнку, да и обжился у нас. Хороший работник - старики говорили. Первым плотником в округе стал. А хороший плотник он всегда нужен.  Высокий, волосы светлые а глаз чёрный - потому и Черемисом звали. Трудился на зависть. Всем помогал. Никому не отказывал. Избу себе отремонтировал - так не изба стала, а настоящий сказочный терем. Приезжали из других сёл, специально посмотреть, да нанять его. Ну вот обжился он. деньги завелись на хозяйство. Живи да радуйся. Но всё одно плохо - детей у них не было. Уж местные бабёнки и вдовушки ему и намёки делали и предлагались, но он крепко жену любил свою. Всех вертихвосток посылал куда макар телят не гонял. Но мучались они - знамо дело. От того,что детей нет. Переживали. И вот рассказал им кто то про ведьму, из старых ещё, что отшельницей в лесу жила. Мол, эта ведьма помогает пустопорожним бабам. Правда цену назначает очень большую. Черемис денег подкопил, с женой посоветовался и решили они к той ведьме съездить. А когда вернулись от неё, через несколько месяцев заметили люди, что живот у жены его расти начал. Помогла ведьма им.

В ту пору приехала в нашу деревню семья врачей. От новой советской власти их направили. Жить и работать. Семья молодая, ребёнок у них. А дома хорошего под больницу и под жильё не было.

Тогда попросили Черемиса поставить для врачей новую избу -  да такую, что бы не стыдно было перед другими. Он согласился. Но дом большой  затевался: такой за неделю не сделаешь - растянулась работа до зимы. А зимой с женой Черемиса беда приключилась - ходила баба за водой да поскользнулась. Животом ударилась. Начались преждевременные роды. Черемис к врачу побежал. Плакал. Умолял спасти жену и ребенка. Но как на грех: гулял на празднике врач и когда его нашли, начал он роды принимать, в свинском состоянии. Толи сделал чего не так?  А может и так всё сделал, да поздно было. Отошла жена Черемиса в мир иной и младенчик с ней.

От такой беды - запил Черемис горькую. Долго не отходил, пока всем миром упрашивать не пришли, работу доделать. Дом для врачей. Кое -как уговорили. К весне закончил Черемис этот дом. В деревне праздник большой по такому делу организовали. Приехало много народу. Транспаранты развесили. В дом оборудование медицинское завезли. После торжественных речей отправился народ новый дом смотреть. Пришли.Глядят, а Черемис скобу в потолок вбил и на веревке повесился, в самой большой комнате. Праздник оказался испорчен.Не выдержал плотник - дом построил и себя порешил. Ну удавленника из петли вынули. Похоронили. А потом началось странное. По ночам в больнице стук раздаваться начал, словно кто-то молотком стучит. А люди больницу бояться начали - все кто мимо шёл видели в окнах висевшее тело Черемиса. Врачи из дома быстро съехали. Не выдержали. Больницу заколотили. Но лучше не стало. По ночам в домах начал стук раздаваться. Посмотрит человек в окно - и видит что на улицу мёртвый плотник стоит. Ждёт чего-то. Такой испуг был, что боялись детей по вечерам одних оставлять. Вдруг Черемис заберёт. Нашли тогда батюшку, посоветовались с ним. Он велел проклятый дом сжечь. Всё что останется закопать там же. И чтоб больше на том месте никто не строился.А уж опосля батюшка это место освящал. До сих пор, на том месте пустырь весь крапивой заросший.С тех пор плотник по ночам перестал по деревне ходить. Помогло.

Показать полностью
60

Дочь Велеса. История первая. Первая кровь.

Дочь Велеса. История первая. Первая кровь. Сказка, Авторский рассказ, Ворожба, Ведунья, Упырь, Мистика, Длиннопост

- Упырь это, как есть упырь, - старательно увещевал деревенский староста, беспокойно теребя концы пояса. - Сам видал, Ялика.
- Что видел-то? - коротко спросила собеседница, внимательно разглядывая старика.
Тот был явно напуган. В выцветших глазах застыл панический ужас, испещренное морщинами лицо то и дело искажала непроизвольная гримаса страха.
- Ну, ежели так-то подумать, то ничего особенного я и не углядел, - нехотя сознался он. - Давеча ночью домой возвращался из леса - по ягоды ходил - вот и задержался до темноты. Стало быть, иду и вижу тень какую-то. Вроде человек какой у дома Велимира топчется. Окликнул. Думал, кто из наших.
Староста запнулся, припоминая неприятные подробности. Он поежился от омерзения.
- Ну, стало быть, - промямлил он, смутившись. - Тень эта на меня как зыркнула своими буркалами кровавыми - думал, дух мой прямо тут на месте и улетучится. Ну я и тикать оттудова. Помню, окромя зенок, еще лапы разглядел - длинные такие с огромными кривыми когтями, что твои серпы. Нет, точно говорю, упырь это!
- Да с чего ты взял, что это упырь? - раздраженно поинтересовалась Ялика.
- Ну сама посуди, молодая ведунья, - зачастил староста, не переставая перебирать руками свисающие концы пояса. - Скотина дохнет, а внутри ни кровиночки! По весне вот пастух пропал, думали волки подрали, ан нет, теперича-то ясно - упырь его схарчил. Ни косточки не оставил. Да и сельчане видывали чудище это. Вот хоть у самого Велимира спроси.
- Ну хорошо, - тяжело вздохнула Ялика, поправляя выбившуюся прядь волос. - Сперва, надобно погост проверить. А потом уже с Велимиром твоим потолкуем.
- Добро, - радостно согласился старик. - Тут недалеча в лесу, прямо на восход от деревни, потом через речку по мосту. Не заплутаешь.
Выходя на улицу из избы, Ялика услышала за спиной взволнованный шепот старосты.
- Молодая какая, - тихонько причитал старик, буравя взглядом ведунью. - Как бы не сгинула.
Ей было чуть больше четырех лет, когда страшный пожар унес жизни родителей, а ее, осиротевшую, подобрала и приютила сердобольная Яга, взяв к себе в ученицы. Годы спустя из неказистого и неуклюжего ребенка, плохо ладящего с собственными руками и ногами, Ялика превратилась в семнадцатилетнюю пригожую девицу с точеной фигурой и ладным личиком, на котором лучились искренней добротой и весельем яркие зеленые глаза.
“Хоть сейчас на выданье”, - любила приговаривать скупая на похвалу Яга, расчесывая деревянным гребешком пшеничные пряди своей воспитанницы .
Старушка, как могла, старалась передать Ялике премудрости ведовства, обучая преемницу тайным знаниям о природе и окружающем мире, хитростям приготовления колдовских зелий, составлению различных заклинаний и умению понимать речи птиц и животных. Конечно, далеко не все получалось с первой попытки, и тогда молодой ведунье раз за разом приходилось переделывать упражнения под старческое ворчание требовательной Яги.
Приятные воспоминания о проведенных бок о бок с наставницей годах озарили лицо Ялики лучезарной улыбкой.
Следуя указаниям старосты, ведунья быстро нашла деревенский погост. Ярко светило летнее солнце, вокруг торопливо порхали лесные пташки, оглашая окрестности радостным щебетанием. К ногам Ялики подбежала рыжая белка, вскарабкалась по подолу цветастого сарафана и, усевшись на плече, нетерпеливо зацокала, требуя угощения.
“Кладбище, как кладбище, “ - подумала ведунья, бросив беглый взгляд на ряды могил, и погладила белочку.
Целый день провозившись в поисках хоть сколько нибудь заметных признаков упыря, но так и не найдя таковых, Ялика решила вернуться в деревню уже на закате, когда дневное светило скрылось за лесным частоколом, на прощание окрасив багровым редкие облака.
Она едва сделала пару шагов по тропе, как навстречу ей выскочил огромный, куда больше своих обычных собратьев, серо-бурый волк. Зверь оскалился, обнажив ряд снежно-белых клыков, покрытых тягучей слюной.
Ведунья замерла.
Волк прижимая острые уши к массивной голове, разглядывал Ялику, не переставая скалиться.
- Ступай, серый, своей дорогой - тихо произнесла девушка, осторожно делая шаг вперед.
Зверь угрожающе зарычал и попятился вбок, пригибая голову к земле и не сводя с ведуньи недобрый взгляд янтарных глаз.
Что-то в этом настороженном взгляде показалось ей неправильным. Словно в омуте немигающих глаз билась недобрая, потусторонняя, мысль.
Неожиданно волк сорвался в прыжок, широко раскрыв алую пасть.
Ялика взвизгнула и зажмурилась, вскидывая руки в попытке заслониться от угрозы.
Но нападения не последовало.
Ведунья медленно открыла глаза. Волка и след простыл, будто и не было его вовсе.
Староста встретил ее на мосту, вооружившись вилами.
- Нашла чего? - нетерпеливо спросил он, настороженно оглядываясь по сторонам.
С противоположного берега безымянной речушки донесся протяжный волчий вой.
- Пойдем, дочка, - торопливо заговорил старик, бледнея. - Скоро совсем стемнеет. И так уже почти ночь на дворе, а ты еще с Велимиром потолковать хотела.
Велимир оказался крепким широкоплечим мужиком с заросшим густой бородой лицом. На вид ему было слегка за сорок
- За нами отродье явилось, - печально пробасил он, широким жестом приглашая за стол ведунью.
- Тетя, а ты ведунья? - спросила светловолосая девчушка лет десяти, теребя подол яликиного сарафана.
- Леля! - грозно произнес Велимир. - Не мешай! Ступай к матери.
Девочка, шмыгнув носом, убежала в соседнюю комнату.
- Тетя! Спаси нас, пожалуйста, - робко выглянула она из-за приоткрытой двери.
Велимир тяжело вздохнул.
- Леля, дочка моя приёмная, - пояснил он.
-Велимир, ты сказал, что упырь за тобой пришел, - устало спросила Ялика.
- За нами, - поправил мужчина. - Мы с Братиславом, братом Марьяны, жены моей, лет десять назад на колдуна черного охотились. Да вот только не колдун он был. Тогда-то мы об этом еще не ведали, вот и повесили его на осине, а теперича его дух неупокоенный за нами явился, отмщения требуя.
- Ясно тогда, почему на погосте следов упыриных нет, - задумчиво произнесла Ялика и, помолчав, полюбопытствовала
-А сам-то Братислав где?
- Так нет его уже, - грустно заметил Велимир. - Упырь его и задрал. На прошлой седмице еще. Прихожу я к нему в дом, а там все в кровище, и только голова евонная, оторванная, на столе стоит. Схоронили то, что было. А теперича, видать, мой черед перед упырем ответ нести.
Он замолчал, собираясь с мыслями. В серых глазах теплился проблеск надежды.
- За себя не прошу, - добавил мужчина. - Грех мой, мне и отвечать. За близких молю. Леля хоть и приемная, а я в ней души не чаю.
- Дух неупокоенный только своим обидчикам мстит, - тихо сказала Ялика, размышляя. - Семью тронуть не должен.
- Ой, не скажи, пресветлая, - вздохнул Велимир. - Лелька говорит, что ночью кто-то в окна скребется, ее зовет. Сам-то упырь войти не может, видишь соль везде, вот и зовет выйти.
Ялика оглянулась. Действительно, на пороге и под окнами толстыми линиями были рассыпаны белые соляные кристаллы, тускло мерцавшие в блеклом свете лучин.
- Странно! - задумчиво протянула девица. - А другие дети есть? Что говорят?
- Да, сын еще есть, Ярослав, - кивнул мужчина, заулыбавшись. - Говорить - не говорит еще по малолетству.
Из соседней комнаты донесся истошный женский крик, сменившийся надрывным детским плачем.
Велимир побледнел, вскочил, опрокинув стул, и кинулся туда, по пути выхватывая охотничий нож, висевший на поясе. Ялика торопливо последовала за ним.
Первое, что она заметила, влетев в комнату следом за главой семьи, было распахнутое настежь окно. Подбежав к нему, ведунья аккуратно выглянула наружу.
- Вы-ы-с-с-у-у-ш-ш-у! Вы-ыпью-ю! - услышала Ялика злобное шипенье.
Тот час перед ней выросла высокая массивная фигура, словно материализовавшаяся из ночной тьмы. Мертвенно - серая кожа существа влажно поблескивала, отражая неяркий свет звезд и неполной луны. Безволосое лицо, покрытое сочащимися гноем и сукровицей струпьями, было искажено гримасой ненависти. Кроваво - красные глаза в черных прожилках лопнувших сосудов горели потусторонним огнем. Из-под тонких пепельно серых губ выглядывали длинные острые клыки. Упырь занес руку для удара. Сверкнули серповидные когти.
Ялика отпрянула назад, захлопывая ставни.
Существо протяжно завыло, вскинув вверх лысую голову, и скрылось во тьме.
Сердце ведуньи бешено колотилось норовя выскочить из груди. Еще чуть-чуть и она лишилась бы головы. Ялика перевела дыхание, отходя от окна.
- Что там? - с дрожью в голосе спросил Велимир, обнимая за плечи плачущую дочь.
- Там волчонок был, - всхлипывала Леля, размазывая слезы по личику. - Поиграть звал.
- Тебе что говорили? - налетала на нее Марьяна, прижимая к груди малолетнего сына, заходившегося истошным детским криком.
Ялика окинула женщину оценивающим взглядом.
Невысокая Марьяна производила впечатление властного и требовательного человека. Несмотря на некоторую угловатость, лицо женщины могло быть довольно приятным, если бы не презрительный взгляд. Серо-стальные глаза походили на бездонные омуты, от которых веяло отстраненностью и холодом.
- По что ты окно отворила? - резкий визгливый голос женщины заставил Ялику вздрогнуть.
- Тихо, Марьяна, - попытался утихомирить жену Велемир.
- А ты не встревай! - взъярилась жена. - Не твоя она дочь! Из-за тебя все это!
Ялика вздохнула, поморщившись. Упреки женщины были ей неприятны.
- Есть средство, - тихо произнесла она. - Велимир, нужна будет твоя кровь.
Сглотнув, мужчина кивнул, соглашаясь.
- Скоро упырь вернется, - продолжила ведунья. - Поторопиться надобно.
Приготовление зелья не заняло много времени.
Ялика ссыпала в принесенную ворчащей Марьяной чашу толченный змеевик-камень, добавила серебряной пыли и щепотку соли.
Велемир внимательно слушал ее бормотание.
- Змеевик - основа, чтобы все связать воедино, соль и серебро, чтобы разрушить плоть, - по памяти повторяла наставления Яги молодая ведунья. - Мертвая вода, чтобы привязать дух к миру мертвых.
Она достала из кармана прозрачный бутылек, в котором плескалась черная маслянистая жидкость, и вылила ее в чашу.
- Теперь твой черед, - обратилась она к затаившему дыхание мужчине.
- Много нужно? - деловито осведомился Велемир.
- Нет, - коротко ответила Ялика.
Мужчина задумался, а потом отрывисто полоснул ножом по левой ладони.
Темная кровь тягуче закапала в подставленную чашу из сжатого кулака.
- И капля моей, - прошептала ведунья.
- Чтобы завязать чары на мне, - пояснила она, заметив удивленный взгляд Велемира, и проколола себе указательный палец.
Получившаяся субстанция шипела и дымилась.
- Готово! - бросила ведунья. - Теперь идем. Нужно выманить упыря.
Мужчина направился к двери. Сжав чашу двумя руками Ялика последовала за ним.
Шедший впереди Велемир сделал шаг за порог.
И отлетел куда-то в сторону, снесенный могучим ударом.
Ялика, сжав чашу с зельем двумя руками, кинулась наружу.
Упырь навис над поверженным Велимиром, занося руку для смертельного удара.
Подбежав к нему, Ялика перевернула чашу, выливая содержимое на безволосую голову чудовища.
- Сгинь туда, откуда пришел! - прокричала она.
Упырь завыл, беспорядочно размахивая руками в тщетных попытках стряхнуть с себя зелье.
Запахло паленой плотью.
Обезумевшее от боли чудовище рванулось в бок, оставляя на земле распростертого Велемира и отталкивая взмахом руки ведунью.
Та отлетела к стене избы, приложившись головой о тесаные бревна, и медленно осела на землю безвольной куклой, теряя сознание.
“Так не должно быть!” - успела подумать она прежде чем окунуться во тьму беспамятства.

***

Сознание возвращалось медленно и болезненно. Неимоверно раскалывалась голова.
“Шишка, наверное, будет” - промелькнула мысль.
Ялика с трудом разлепила глаза. Она лежала на кровати, заботливо укрытая лоскутным одеялом. За занавешенным окном ярко светило летнее солнце.
- Крепко же тебе досталось, доченька, - заметил вошедший в комнату деревенский староста.
- Ты лежи, лежи, - заботливо произнес он, заметив попытки Ялики подняться.
- Тело… - прошептала она сухими губами.
- Нашли, - ответил старик, подавая деревянный ковшик, наполненный студеной колодезной водой. - Утром река к берегу прибила. Там от человека-то ничего и не осталось. Одна гниль.
Напившись, Ялика расслабленно откинулась на подушку и забылась тяжелым сном.
Проснулась она глубокой ночью от тихого шепота доносившегося из соседней комнаты. Она прислушалась, стараясь уловить суть разговора.
- Он это! Наш Микула! - произнес незнакомый голос. - Утоп, да вот аж сюда река его вынесла. За столько-то верст.
- Уверен? - переспросил староста.
- А как же, у него на шее еще топорик маленький бронзовый висел, на шнурке кожаном.
Ялика мигом вскочила с кровати. Распахнув дверь она резко спросила старосту.
- Тело, что нашли? Подвес? Был?
Моргнув, старик медленно кивнул.
Ялика, не разбирая дороги, кинулась наружу.
Изба Велемира встретила ведунью широко распахнутой дверью. Едва Ялика переступила порог, ее замутило. На полу искореженной грудой кровоточащей плоти и изломанных костей лежал Велемир, широко раскинув руки и уставившись в потолок невидящими глазами.
В глубине комнаты Ялика услышала тихие детские всхлипывания и задыхающийся женский голос.
- Нет, детей не трогай, меня забери! - хрипела Марьяна.
Упырь, сжимавший одной рукой горло женщины, взмахнул другой, вспарывая острыми когтями тело несчастной снизу вверх.
Ялика истошно завизжала.
Чудовище, отбрасывая в сторону безвольное тело Марьяны, обернулось на шум, встретившись с ведуньей взглядом. И ничего кроме неутолимой злобы и ненависти не было в этом взгляде.
Ялика отступила на шаг. Упырь, зарычав, двинулся к ней.
Маленькая детская фигура, зажав в руке что-то блеснувшие в неярком свете, накинулась на чудовище сзади, нанося удар за ударом.
Упырь дернулся - один из ударов попал точно в сердце - и протяжно завыл. Вой перешел в придушенный хрип. Чудовище медленно завалилось на пол, осыпаясь грудой серого пепла.
Леля отшвырнула в сторону серебряный нож и, прикрыв лицо руками, заплакала.
Убедившись, что девочка цела, Ялика кинулась к лежащей на полу Марьяне.
- Все закончилось? - едва шевеля бескровными губами, прошептала женщина.
- Думаю, да, - кивнула ведунья.
- Дети? - прохрипела Марьяна, захлебываясь кровь. - Он хотел Лелю забрать, сделать себе подобной.
- Целы, - коротко отозвалась Ялика и удивленно спросила:
- Ты его знала?
- Да, - с трудом выговорила умирающая. - Муж мой, первый. Леля его дочь. А я его отравила, не хотела с ним жить. Велемира полюбила. А он меня отпускать не хотел.
- А Братислав все знал и скрыл? - догадалась Ялика.
Марьяна, кивнув, зашлась кровавым кашлем и судорожно вздохнув, обмякла.

***

- Удалось тебе, дело твое первое, самостоятельное? - спросила Яга, встречая на пороге мрачную ведунью.
- Не совсем, бабушка, - печально вздохнула Ялика, входя в избу.
- Ну ничего, молодо-зелено, - наставительно заметила наставница.
- Да вот только детки сиротами остались из-за моей глупости, - сквозь слезы выговорила молодая ведунья и обняла старушку, уткнувшись носом в ее плечо.
Яга ласково погладила ее по голове.
-Пойдем, чаем тебя напою, - вымолвила она и, отстранившись, вытерла сухой ладонью слезы с лица Ялики. - А ты мне все расскажешь без утайки.
Молча выслушав сбивчивый рассказ молодой ведуньи, Яга тихо сказала, покачивая седой головой:
-За свои ошибки да промахи нам всем рано или поздно ответ держать, - и помолчав, добавила уже громче. - Не кручинься.Теперь на свете хоть одним чудовищем меньше будет. С детьми-то что?
- Их староста приютил, - ответила Ялика, тоскливо разглядывая дно опустевшей кружки. - Сказал, дескать, сам детей да внуков не нажил, так пущай на старости лет чужие отрадой сделаются.
- Надо бы за Лелей приглядеть, - пробормотала Яга, подливая воспитаннице свежий чай. - Смышленая да смелая девица подрастает. Придет время, может и в ученицы возьму.

Показать полностью
29

Случай в тёмном лесу

Случай в тёмном лесу История, Сказка, Рассказ, Мистика, Жуть, Лес, Ночь, Длиннопост

Многие сказочники вынуждены выдумывать свои сказки. Одни это делают сами, другие с помощью подсматривания и подслушивания у кого-то ещё. У меня же всё происходит само собой - сказки случаются в моей жизни сами. Постоянно. Почти каждый день. Поэтому, увы, настоящим сказочником я и не являюсь. Я просто пересказываю то, что вижу собственными глазами и в чём принимаю непосредственное участие.


Вот, например, вчера поздним вечером, когда я по своей старомодной привычке прогуливался перед сном по Бузулукскому бору, ко мне подошла одна очень милая старушка.

- Молодой человек, - обратилась она ко мне. - Помоги мне, пожалуйста!

- Что случилось, бабушка? - спросил я.

- Какая я тебе бабушка?! - обиделась она.

- А... разве нет? - я попытался к ней приглядеться, но было уже довольно темно.

- Бабушка! - передразнила меня старушка. - Да мне и ста пятидесяти ещё нет! Всего-то сто сорок семь. И старше ста двадцати никто не даёт!.. Бабушка!..

- Извините, - сказал я, улыбаясь. - Просто тут темно. Мне показалось...

- Показалось ему!.. - фыркнула ворчунья. - Молодёжь!.. Совсем совесть потеряли! Никакого почтения к старшим!


- Вы хотели попросить меня о чём-то, - напомнил я.

- Попросить! - снова передразнила бабка. - Я то сослепу думала к нормальному человеку обращаюсь, а тут... хам!..

- Ну, знаете!.. - не выдержал я. - Не хотите - как хотите! Мне-то какое дело!

И тут из-за сосны луна выглянула. И старуху с ног до головы осветила.

- Ё-к-л-м-н! - вырвалось у меня.

- Что, милок, удивлён? - усмехнулась старуха, видя как у меня глаза округлились, и челюсть повисла.

- Не то слово, - пролепетал я, сдавленным голосом.

Руки у бабки были связаны, а на голове рога!

- Что это у вас с головой? - спросил я, указывая на рога.

- А что у меня там? - пытаясь заглянуть себе на затылок, спросила бабка. - Причёска, что ли, помялась?

- Да нет, - ответил я, смущённо. - С причёской то у вас всё в порядке. А вот рога...


- Какие ещё рога? - испугалась старушка.

- Я, конечно, не особо разбираюсь, - ответил я, приглядываясь. - Но, по-моему, оленьи.

- Ой! - ойкнула бабка. - Этого ещё не хватало!.. Ну-ка, развяжи мне руки, пощупаю.

- А почему они у вас связаны? - поинтересовался я, прежде чем развязывать.

- Давняя история, - ответила старуха. - Развязывай, давай!

- Пока не услышу, не развяжу! - пригрозил я.

- Ну ладно, слушай, коли ушей не жалко, - вздохнула бабка, присаживаясь на ближайший пень. - Расскажу... Было это в конце позапрошлого века.

- В конце девятнадцатого? - уточнил я, присаживаясь рядом, на поваленное дерево.

- Того самого, - подтвердила старуха. - Только не перебивай. У меня память то не шибко бойкая.

- Хорошо, не буду, - пообещал я.

- Значит, в конце девятнадцатого века... Было мне тогда чуть больше двадцати, и была я первая красавица на деревне, - тут старушка, впадая в воспоминания, мечтательно закатила глаза и ещё раз печально вздохнула. - Все парни по мне сохли, ходили день и ночь горем убитые, потому что не могла я всем ответить взаимностью. Честь берегла. Одного только Севу любила и только с ним одним целовалась. Ах...


И она снова закатила глаза.


- А что дальше? - вернул я её в реальность.

- Вот, нетерпеливая молодёжь! - проворчала старуха. - Никакого уважения к старшим!.. Красавицей то я была первой, но девиц в нашей деревне окромя меня было немало. И одна из них колдовать умела. Потомственная ведьма! Приревновала она ко мне своего суженого. Превратила меня в животное какое-то и обрекла на муки вечные! С тех пор и мучаюсь. По лесу днём брожу, кору с деревьев обдираю, воду из водоёма пью. А ночью, когда луна по небу гуляет, в человека превращаюсь.

- А руки то почему связаны? - вернулся я к первому вопросу.

- Руки мне ведьма та связала, когда колдовала надо мной... Так ты говоришь, рога у меня?

- Рога, - кивнул я. - Оленьи.

- Вот, значит, почему люди от меня шарахались, когда я прежними ночами в деревню пыталась вернуться... Но последние пятьдесят лет уже и не пытаюсь. Давно поняла, не осталось никого от прошлой жизни. И Сева мой давно помер, и на ведьму ту всё зло перегорело. Время всё стирает.


Представил я всё это... И так жалко мне бабушку стало, что слеза накатилась!

- Ну что, развяжешь? - спросила она тем временем, связанные руки мне протягивая.

- Развяжу! - уверенно сказал я, приподнимаясь с насиженного места. - И простите меня, пожалуйста, что бабушкой вас назвал. Не знал я вашей судьбы.

Верёвки оказались уже совсем гнилыми. Стоило их чуть-чуть поддёрнуть и они тут же развалились.

- Ничего, - махнула старушка высвободившейся рукой. - Я и есть бабка! Могла бы стать доброй бабушкой, да внуков нет... Вот и стала ворчуньей!.. Спасибо тебе, милок!

- Да не за что, - ответил я. - Верёвки то были еле живые...

- Камень ты с моей души снял, - проговорила старушка, с пенька поднимаясь. И в её глазах блеснули слёзы. - Сколько лет в себе я его носила. И высказать никому не могла. А теперь легче стало. Может, и заклятие снимется. Спасибо тебе!..


Только я хотел сказать ей "На здоровье!", но тут светать стало. Смотрю я на бабушку, а она в олениху превращается!

- Стойте, стойте!.. - заволновался я. - Куда это вы?!

- Видать, не снялось заклятье, - услышал я в ответ.


И, окончательно превратившись в олениху, старушка убежала в лес.


😐🦌😉

Показать полностью
97

«Как уговорить Духа» Записки психолога, часть 8

Мне не раз приходилось консультировать людей с ограниченными возможностями, так что я нисколько не удивилась, когда увидела молодую девушку, въезжающую в приемную на инвалидной коляске. Коротко остриженные темные волосы резко контрастировали с необычайно бледным лицом, на котором застыло мучительное выражение.

— Здравствуйте, - тихо произнесла она. – Я – Майя Зыкова, вы назначили мне прием к двум часам.

— Конечно, прошу в кабинет.

Очень хотелось сказать свое обычное «проходите в кабинет», но я сдержалась. Большинство инвалидов нормально относятся к упоминанию того, что им недоступно, но для успеха нашей совместной работы этого следовало избегать. Распахнув перед клиенткой двери, я пропустила ее внутрь и отодвинув одно из кресел, жестом предложила ей занять это место. Еще пару минут ушло на приготовление чая – это было необходимо, чтобы дать посетительнице время привыкнуть к обстановке, а мне - составить первоначальный портрет. На первый взгляд, Майе было не больше тридцати и, судя по одежде и закрепленному на спинке рюкзаку, она пыталась вести независящий от окружающих образ жизни. В глаза также бросился торчащий из кармана джинсов брелок в виде дерева - я нисколько не удивилась, если бы узнала, что девушка приехала на собственном автомобиле.

— Я вас внимательно слушаю, - легкой улыбки оказалось достаточно чтобы Майя немного расслабилась и начала говорить.

— С чего бы начать… - она глубоко вздохнула. – Сама я родом из Карелии, мать бросила нас с отцом, почти сразу же после родов – видимо ее не прельщала такая жизнь, поэтому она собралась и уехала в город. Отец, как мог, старался воспитать меня, но, когда я пошла в школу, он умер из-за сердечного приступа.

— Сколько ему было?

— Двадцать восемь. Вы, наверное, думаете, как мог мужчина умереть от проблем с сердцем в таком возрасте? – спросила она и сама же ответила. – Дело в том, что он был шаманом в нашей деревне, а это значило употребление всевозможных растений, в том числе тех что вызывают галлюцинации, ритуалы вызова духов, для которых ему приходилось доводить себя до исступления и все такое. В какой-то момент его сердце не выдержало, и он оставил меня одну со своими родителями. Бабушка все эти годы заменяла мне мать, помогала советами, и даже нашла для меня деньги на учебу здесь, в Петербурге – даже не знаю, как я жила без нее. Но речь не о ней, а деде, тоже шамане. К нему издалека приходили за советами люди, так что у нас в доме всегда были посетители. Одной из важнейших целей в своей жизни он считал переход знаний к следующим поколениям, и настоял на том, чтобы единственный сын также пошел по Пути Духов, при этом совершенно не заботясь о его здоровье.

— Должно быть потеря вашего отца оказалась для него настоящим ударом?

— Вы правы – сразу после похорон он исчез в лесу и не появлялся несколько месяцев. Тогда я очень сильно переживала за него, в отличие от бабушки, давно привыкшей к таким поступкам. Она рассказывала, что он уходил говорить с духами, чтобы успокоить разум и не дать мирским проблемам исказить его связь с ними. Однажды, после одного из таких исчезновений он вернулся и твердо решил обучить меня следовать Пути.

— Он хотел, чтобы вы тоже стали шаманкой?

— И да, и нет, - лицо девушки омрачилось. – Видите ли, по традиции, Говорящим с Духами может стать только мужчина, а женщины изначально предназначены для создания новой жизни и не подходят для общения с иным миром. Поэтому дед обучал меня исключительно теоретическим основам этого дела, не давая возможности попробовать все на себе. Моей задачей стало рождение сына, и в последствии, передача ему накопленных знаний. Знаю, вам кажется, что это какой-то бред – мне тоже так казалось, после того как дед умер и мне удалось вырваться из общины. Бабушка всегда скептически относилась к моему участию во всем этом, поэтому сама отправила внучку поближе к цивилизации.

Поступив в университет, я вскоре забыла обо всем что связывало меня с прошлым – сами знаете, какая она, жизнь в большом городе. Прошло много лет, я закончила учебу, нашла работу переводчиком в одной фирме, обжилась на новом месте. А потом все перевернулось – по дороге на работу меня сбила машина. Результатом стали почти полгода стационара и пожизненное пребывание в этом кресле. После реабилитации выяснилось, что я не смогу работать в офисе, банально из-за того, что не смогу добраться до него. Нашла работу фрилансером и что кое-как выкарабкалась в финансовом плане, хотя кредит за квартиру теперь платить оказалось гораздо сложнее. После выписки мне очень помогала одна женщина - с Верой, так ее зовут, я познакомилась, когда поступила в отделение травматологии. Она оказалась моим лечащим врачом и довольно приятным в общении собеседником. Мы довольно много времени проводили вместе – сказывалось отсутствие ее мужа, служащего по контракту в армии. Детей они не успели завести, так что все свою заботу Вера тратила на меня.

И вот, пару недель назад, посреди ночи кто-то постучал мне в дверь. Это была Вера, вся в слезах – ей сообщили что ее муж, Николай, пропал без вести во время спецоперации. Я отвела ее на кухню, достала бутылку коньяка и начала утешать бедняжку. А она продолжала рассказывать о том, как любит его и что не может жить вот так, ничего не зная о его судьбе. Я сидела рядом и рыдала вместе с ней, и тут в моей голове проскользнула мысль. Она показалась настолько кощунственной, что тут же оказалась погребена под целым слоем запретов и предрассудков. Но чем глубже я закапывала ее, тем сильнее она пробивалась наружу. И вот, сама себе не веря, я сказала ей что могу попытаться узнать жив ли Николай…

Все что нужно для обряда, осталось в наследство от деда и было привезено на память в те далекие дни, когда я еще навещала бабушку. Я разложила на столе перья глухаря - духа-проводника отца, когти волка, помогавшего деду и засушенную веточку ели, напоминавшую мне о родине. Мы потушили свет, зажгли свечи и благовония, а затем в центр образованного другими ингредиентами круга Вера положила фотографию мужа. Медленно раскачиваясь из стороны в сторону, я начала взывающий к духам речитатив. По ходу процесса голова, и так тяжелая из-за алкоголя, стала вообще неподъемной. Но потом все неожиданно прояснилось, и я увидела, как из открытого окна в комнату залетает сизый туман, настолько густой что сквозь него нельзя было ничего разглядеть. А затем послышался ужасный, пробирающий до глубины души вой и туман, закружившись на месте, обрел очертания волка с горящими голубым светом глазами. Он не отрываясь смотрел на меня, а я на него, памятуя о словах деда, что нельзя показывать страха.

— Чего ты хочешь, пропащее дитя? – голос волка звучал прямо внутри меня, повергая душу в тихий трепет.

— Узнать, жив ли этот мужчина, - дрожащим голосом ответила я, стараясь не обращать внимания на оторопевшую Веру.

— Зачем?

— Он очень дорог близкому мне человеку.

— Тогда слушай, - голос ненадолго пропал, но потом вернулся. – Он жив, но ранен, вокруг него песок, очень много песка и ярко светит луна. С ним двое братьев по оружию, они спокойны и чего-то ждут…

Он не успел закончить, исчезнув с порывом ветра, и оставив наедине с трясущей меня подругой. По ее словам, случилось нечто, похожее на припадок и Вера едва сумела привести меня в чувство. Видели бы вы ее глаза, когда я пересказала ей слова духа – это было изумление атеиста, неожиданного столкнувшегося с тем, что никак не мог объяснить. В подтверждение моих слов через пару дней пришла информация от самого Николая, о том, что он жив, но повредил плечо во время падения самолета. После небольшого лечения он должен был вернуться на родину, да еще и с наградой. Вера была вне себя от счастья и даже принесла мне довольно внушительную сумму денег - поначалу я отказывалась, но вспомнив о долгах, нехотя приняла дар.

Я помогла подруге, но с того самого дня начала чувствовать себя все хуже и хуже. Сначала, это было похоже на сон, я могла в любой момент заснуть и упасть на пол. Потом к этому прибавились странные видения, в которых мое сознание возвращалось в деревню, наполненную неизвестными людьми – они что-то говорили, но этот язык был мне неизвестен. Я позвонила Вере и попросила присмотреть за мной, хотя бы ночью, но от этого было мало толка, учитывая, что я перестала различать время суток. Она потащила меня на МРТ, кардиограмму и еще куда-то, но все что выяснилось по приборам это сильное переутомление и недостаток витаминов. Она, как врач, не знала в чем дело, однако мне было прекрасно известно, что именно происходит. Мной овладела так называемая «шаманская болезнь», поражающая всех, кто только вступил на Путь Духов. По сути, я должна была увидеть все, что происходит на той стороне реальности и почувствовать то, как она меняет меня. Это один из этапов становления и через него проходят все шаманы. Вот только от этого понимания мне легче не становилось: во-первых - я не хотела становиться Говорящей с духами, во-вторых – мне нельзя было этого делать из-за пола и отсутствия наставника, и в-третьих, я нарушила одну из главных заповедей – приняла деньги за работу. Единственным моим спасением мог бы стать другой шаман, способный помочь пройти обряд посвящения, но я, даже с помощью Веры, не смогла бы забраться так далеко в глубь Карелии в поисках подходящего человека. И даже если бы мне это удалось, вряд ли бы он взялся помочь мне. Я попыталась обратиться к тем, кто живет здесь и пишет объявления в интернете и газетах, но оказалось, что все они - обычные мошенники. Тогда я решила, что возможно, мне поможет психолог и, наведя справки, нашла подходящего специалиста – вас, Виктория Сергеевна.

Этот рассказ явно дался ей нелегко – порой эмоции били через край, и она то срывалась на крик, то переходила на шепот. Удивительно, но эта девушка действительно верила в то, о чем говорила и это здорово усложняло мне работу. В первую очередь, следовало попытаться выяснить чем грозит ей такое состояние и как долго оно может продолжаться. Требовалось убрать угрозу жизни клиентки, а потом только разбираться с остальными проблемами, хотя, я подозревала что это будет крайне непросто.

— Скажите, Майя – откуда взялось неприятие денег, получаемых за работу шамана?

— Дед рассказывал, что Духам не нравится, когда за их помощь люди расплачиваются чем-либо. Они не оказывают услуги и не желают получать за них плату.

— Но разве люди не приходят к шаману с чем-то? Он же должен на что-то жить?

— Все верно, но обычно это преподносится именно как дар, чтобы задобрить Духов. Естественно, что этими подношениями после обряда пользовался сам шаман.

— То есть разница в том, как выглядит дар – кусок свинины духам приятней чем пачка банкнот.

— Так мне это объясняли, - ответила девушка, косясь куда-то вбок.

— Хорошо, это мы выяснили, теперь дальше – вы упоминали о том, что ближайший наставник находится где-то далеко в Карелии, неужели вас осталось так мало?

— А кому захочется связать себя с такой сомнительной и опасной профессией? Молодежь уезжает из деревень, оставляя там одних стариков, которые умирают вместе со всеми традициями и знаниями предков. Моя жизнь тому пример.

— Понимаю… - задумчиво произнесла я, глядя на Майю. – Скажите, а вы сможете еще раз устроить сеанс связи с духами?

— Могу, но зачем?

— Хочу с ними пообщаться.

— И как вы себе это представляете?

— Вы же переводчик по профессии, так устройте нам разговор.

— Давайте попробуем, - устало произнесла Майя и закрыла лицо руками.

— Разве вы не должны использовать ритуальные предметы?

— Это необходимо только для вызова, - не меняя позы отозвалась она. – А сейчас в этом нет необходимости.

— Вы хотите сказать, что Дух сейчас здесь?

— Он зашел в кабинет вместе со мной, - замогильным голосом произнесла девушка, отчего я почувствовала нечто похожее на страх. – Он здесь, слева от вас, лежит на полу.

— Это Дух Волка, как и тогда, с Верой?

— Он… с тех пор как я начала одновременно находиться и тут, и там, Проводник постоянно следует за мной.

— Что же… кхм, спросите - может ли он ответить на несколько вопросов?

— Если это касается меня, то да, - спустя минуту ответила она.

— Как долго будет продолжаться эта болезнь? – сказала я в пустоту.

— До тех пор, пока он не убедится, что я готова принять свою судьбу и наказание.

— И как он узнает, что вы готовы?

— Молчит, - покачав головой, сообщила девушка.

— О какой судьбе идет речь?

— Молчит.

— Тогда, может он скажет сколько Говорящих с Духами осталось в наших краях?

— Десять.

— А сколько было двадцать лет назад?

— Восемьдесят четыре.

— Так я и предполагала – налицо сокращение числа шаманов. Он это понимает?

— Да.

— То есть, перед угрозой тотального исчезновения тех, кто должен помогать людям, используя мудрость предков, он все еще хочет блюсти старые законы о неприятии женщин и денег?

— Он не отвечает.

— А он в курсе, что в наше время женщины делают все то же самое что и мужчины и что люди, в большинстве своем, больше не держат животных, которых можно было бы принести в дар? Что теперь они просто платят шаману, и он уже озаботится о том, чтобы соблюсти все традиции.

— Молчит, но кажется, он в замешательстве.

— Надеюсь он понимает, что если ему подобные будут слепо следовать догмам, игнорируя изменения в мире людей, то скоро придет конец любому нашему взаимодействию.

— Он сказал, что болезнь прекратится, - с просиявшим лицом произнесла Майя. – Но я должна буду пообещать принести ритуальную жертву с тех денег что получила от Веры, научиться контактировать с другими духами и взяться помогать людям, подобно вам.

— Это же замечательно, -с улыбкой сказала я, искренне радуясь успеху.

— Он ушел… - прошептала девушка и взволнованно воскликнула. – Не могу поверить! Впервые за долгое время, я осталась одна. Спасибо вам! Огромное спасибо!

— Как уже и было сказано, это моя работа – помогать людям.

— Я думала, что не выдержу всего этого… но теперь, у меня просто нет выбора – придется заняться тем же чем занимались мои отец с дедом, - вздохнула клиентка. - Вас не смущает что теперь я, по сути, должна буду стать вашим конкурентом?

— Нисколько, - усмехнулась я. – Людей, которым требуется поддержка, гораздо больше чем нас - на всех хватит.

— А как же мои методы?

— Разве так важно, как именно вы будете помогать людям, если они будут уходить от вас счастливыми?

— Пожалуй, что нет, – ответила Майя и откатилась назад. – Теперь мне предстоит многому научиться…

Попрощавшись с девушкой, я вернулась обратно и подошла к окну – что-то во всей этой истории меня смущало, но что именно оставалось загадкой. Не слишком ли благосклонно отнесся к Майе преследующий ее Дух? Почему он так быстро согласился с доводами? Догадка осенила меня в тот самый момент, когда я прокручивала в голове условия, которые выставил Проводник – он даже не упомянул о необходимости родить мальчика, как того требовали традиции. Уж не потому ли он тогда пришел на зов пьяной девчонки, что знал – ей не выполнить завещания деда, поскольку авария, приковавшая ее к инвалидному креслу, также сделала ее бесплодной…

Показать полностью
Похожие посты закончились. Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам: