zelenyj

zelenyj

Пикабушник
поставил 15201 плюс и 1032 минуса
отредактировал 16 постов
проголосовал за 17 редактирований
в топе авторов на 930 месте
Награды:
За неравнодушие к судьбе ПикабуЗа подсчет манулов5 лет на Пикабу
91К рейтинг 31 подписчик 60 подписок 585 постов 441 в горячем
24

Учет платана

Учет платана
28

Парочка

Парочка
9

Старик и Ряба

Однажды старик не закинул невод в море. Возраст свое берет – вот сил и не хватило. Воротился без улова домой. Опустив глаза, прошел мимо разбитого корыта и старухи, что скребла по сусекам, и завалился на лавку у холодной печи. Целый день он вздыхал, смотрел окно и ковырял пальцами дырявый лапоть.

Стемнело. Старуха вернулась в дом и, бурча сальные прибаутки, поплелась на худую холодную постель.

– Ну, старый, иди сюда, обогрею, – томно проскрипела она из-под одеяла, – небось, от голода совсем озяб, милок.

– Да, что ты, владычица морская, кряхтишь там? Сил никаких нет слушать, пила уж сточилась давно, а все трепыхаешься, неугомонная.

– Что ты, старый, кобенишься? И так молчу цельный день, это в животе у тебя бурчит, дармоед малахольный. Всю жизнь мою поел, китобой окаянный, еще и недоволен. Ишь, чо надумал, – колобка ему испеки, да снегурочку слепи, иждивенец. Где золотые горы, что обещал на сеновале? Все из-за рыбалки твоей проклятущей, попомнишь еще, бог ведь не Тимошка.

– Сеновал? На Емеленой свадьбе штоль? Да какой сеновал, ежели я тогда выпивши был, в полено? Обманула, ведьма, всех провела, я очухаться-то не успел, а уж весь околоток судачил. Да еще батька твой, как у него рожа не треснула – то ли плакал, то ли смеялся. Все грозился между рыданиями.

– Ну ладно тебе, ишь, завелся. Завтра Рябу ощипаем, она и яиц давно не несет, совсем одряхлела, может на бульон и сгодится. Только и знает, что во дворе ковыряться.

– Ты что, совсем из ума выжила? Рябу же нам Аленушка оставила. Нагрянет в гости, что ты ей скажешь?

– Ну да, жди с моря погоды, она же со своим Елисеем давно белку с изумрудами поймали.

– Не наговаривай на дочку, себя вспомни, как Морозко в лесу повстречала.

– Ну повстречала, что не веришь?

– Ага, на Ивана Купала, посреди цветущего папоротника. Брехня это для баб из деревни, они то и рады уши развесить.

Старик, поскрипывая, приподнялся и пошел во двор махорки покурить, да водицы испить – пересохло во рту от разговоров.

Под окном, сидя на старой прялке как на насесте, дремала Ряба. Старик уселся тут же на лавку и, выпустив облако голубоватого дыма, принялся ерничать.

– Ко-ко-ко, Ряба, вот и докудахталась, пернатая. Зато не лисицу, а своих порадуешь. Что же так обленилась-то? Петю твоего волки уволокли, что ж теперь – прохлаждаться все время?

Ряба сонно моргала и топорщилась как индюшка. А утром снесла яичко.

Показать полностью
27

Ответ user5886236 в «Все достижения США в космосе»

24

9-евятка

9-евятка
16

Синяя шляпка

/ 3 700 слов/

Сегодня сердце Гюнтера наконец-то станет моим, думала Марта, пока месила тесто на кухне для пирожков с начинкой из свежих яиц и зелени. Она стояла за деревянным столом возле беленой печи, сухо потрескивали горящие поленья, желтоватый комок на дощатой столешнице туго проминался под руками. Майское утро сочилось в дом через распахнутое окно, ветерок шевелил молодые листья деревьев у ограды и звонко жужжали пчелы над клумбой.

Никто бы и не подумал, что у Марты – этой скромной молодой женщины, есть небольшой секрет. Накануне, в безлунную ночь, подсвечивая себе тусклым фонарем, она собрала у перекрестка поросль приворотной травы, которая теперь мелко накрошенная ожидала в глиняном горшке.

Марта улыбнулась своим мыслям и услышала шум во дворе. Опять Гретель возится с котятами или собакой. Надо бы ее чем-то занять, а то у нее слишком зажиточный и опрятный вид, как у дочери барона, да еще эти золотистые локоны и большие невинные глаза, прозрачности которых позавидует небо.

Чтобы не привлекать внимания к цветущему виду девочки Марта купила красный чепчик на воскресной ярмарке. Хотя дочка внешне и пошла в нее, Марта поначалу не придавала этому значения, пока не заметила продолжительный взгляд и удивленную улыбку Гюнтера. Они повстречали его на дороге у калитки возле своего дома, время уже перевалило за полдень, и солнце подсвечивало золотом волосы Гретель, она мило улыбалась и вся светилась словно небесный ангел. Спутанные чувства тревожили Марту неделю, пока она не нашла простого решения. Она купила чепчик-компаньонку и сразу же успокоилась.

Дородный Гюнтер не был женат и выглядел старше своего возраста. Глядя со стороны можно было уверенно сказать, что ему около тридцати. Светлая челка не скрывала высокого лба, упрямый подбородок выдавался вперед. Гюнтер всегда был улыбчив и громогласен, и Марта незаметно для себя увлеклась, когда случайно увидела, как он управляется с непокорной лошадью.

Марта подумала о свекрови, и ей тут же пришло в голову отправить Гретель к бабушке с гостинцами, часть которых придется испечь с обычной начинкой. Гюнтер собирался сегодня за дровами и обещал завезти часть Марте, и она подумала, что будет лучше, если девочки не будет дома. Марта окликнула Гретель, и велела ей набрать немного зелени в огороде.

– Сегодня суббота, а твоя бабушка Гертруда совсем одна, ты все равно ни чем не занята, через час пирожки будут готовы, и ты сможешь навестить ее.

– Но мама, я хотела пойти на речку, мы договорились с подружками погулять на берегу.

– Незачем бродить днем у воды, солнце слишком яркое, ты себе все лицо испортишь, а бабушке будет приятно, если ты принесешь горячих пирожков.

– Мне придется идти одной, да еще через рощу.

– А ты иди по дороге, пусть это немного подольше, но сегодня суббота, обязательно встретишь кого-нибудь по пути. И не забудь надеть свою компаньонку, чтобы не напекало голову.

Гретель недовольно поморщила лобик, ей совсем не нравился красный цвет чепчика:

– Ну вот, опять этот чепец, он мне совсем не идет!

– Ничего ты не понимаешь, в нем ты совсем не похожа на других.

К лету для Гретель сшили платье в мелкий голубой цветок, и она присмотрела на ярмарке синюю шляпку с голубой лентой. Такая шляпка отлично подошла бы к новому платью, но мать отказалась ее покупать.

– Рано тебе взрослые шляпки носить, да и денег лишних не много, через год еще подрастешь, тогда и выберешь себе, что нравится.

– Через год платье станет мало, и от шляпки не будет проку.

Марта весело рассмеялась:

– Запомни, Гретель, у тебя и платья будут другие и шляпки, тебе сильно повезло – ты очень красивая, и у тебя все будет хорошо, если не станешь торопиться.

Гретель поджала губы, сдержанно кивнула, и отправилась в огород. Ничего, подумала она, пусть мама напечет пирожков, да подушистее, может быть Гертруда будет сговорчивей.

Она звала нестарую еще бабушку по имени, и хотя Гертруда старалась держаться строго, но при ней всегда быстро оттаивала. Внучка унаследовала веселый нрав отца, и бабушка не могла сдержать улыбки, глядя на Гретель, и ласково гладила ее по голове или дарила что-нибудь напоследок, вроде шелкового платка или фарфоровой безделушки.

Через час подрумянились пирожки, и аромат свежей выпечки разлетелся по кухне. Марта вдруг вспомнила о наряде и прическе, и всполошилась. Неизвестно, когда появится Гюнтер, а у нее такой растрепанный вид. Она поспешила в комнату и принялась прихорашиваться, и скоро услышала громкий голос Гюнтера за окном. Он остановил телегу у калитки и звал ее по имени.

Марта открыла окно и прокричала:

– Да-да, Гюнтер, я дома, пока занеси дрова в сарай и потом заходи в дом!

Окно выходило на другую сторону, и Марта не видела, что происходит во дворе. Она вернулась на кухню, и принялась укладывать горячие пирожки на блюдо.

Гюнтер появился на кухне через несколько минут.

– Доброе утро, Марта, я уложил поленья в сарае. Как же у вас вкусно пахнет! – Его лицо раскраснелось на солнце, он был в тяжелых сапогах, а за пояс заткнул большие рукавицы.

– Здравствуй, Гюнтер, спасибо тебе за помощь. Сегодня суббота, и я решила напечь пирожков для свекрови, она ведь совсем одна живет. Гостинцы отнесет Гретель, она умеет быстро ходить, а ты пока умойся во дворе и возвращайся ко мне, я налью тебе холодного пива, заодно отведаешь свежей выпечки.

– Сегодня не могу, Марта, мне очень жаль, но я тороплюсь. Почтальон должен приехать из города на новом мотоцикле, а я таких совсем не видал, только в газете, хочу рассмотреть получше. Придется подождать его возле церкви, чтобы не пропустить.

– Вот как, – Марта немного растерялась, – ну что же, тогда я сложу пирожки в корзинку, попробуешь позже, ты очень добр и мне хочется тебя отблагодарить.

– Спасибо, Марта. Правда, не стоит беспокойства, все знают, как тебе непросто одной.

– Ты хороший человек, Гюнтер, присядь пока и передохни немного, – она тепло улыбнулась и опустила глаза. Потом взяла корзинку, уложила в нее чистое полотенце, и принялась перекладывать в него кругленькие пирожочки. Она нарочно слепила их поменьше, чтобы не перепутать. Подоткнув пирожочки свободным концом полотенца, она поставила корзинку на стол. Ей нужно было налить пива для Гюнтера и принести еще одну корзину, и Марта ушла в кладовую.

На кухне появилась Гретель в красном чепце.

– Доброе утро, Гюнтер, – поздоровалась она.

– Доброе утро, Гретель, какая у тебя чудная красная компаньонка.

Гретель нахмурилась и схватила корзинку с пирожками.

– Спасибо, я очень тороплюсь, мне нужно идти к бабушке. Пока-пока, еще увидимся, – с этими словами она выскользнула из дома. Поглядим, что скажет Гюнтер, когда у меня будет новая шляпка, думала она, пока быстрыми шагами бежала к роще.

***

Хуго поглаживал волка по жесткой упругой шерсти и не мог наглядеться на серые блестящие глаза. Почти как настоящие, даже слишком, приговаривал он про себя и думал, куда же пристроить чучело. У камина жарко – шерсть быстро иссохнет, а по углам столики для посетителей, тоже не подходит – вдруг с хмеля кому-нибудь что-то причудится, и не дай бог обольют пивом.

У Хуго была собственная таверна, его отец построил ее вблизи рощи – подальше от церкви и глаз пастора, чтобы усталые путники могли заглянуть вечером и отведать сладкого холодного пива. Теперь Хуго сам варил хмельной напиток по старинному рецепту, которым пользовался его отец. Время, точность и качество – вот и вся наука, поучал тот сына, – никогда не экономь на ингредиентах, приобретай только лучшие. Хуго и сам видел, какой популярностью пользуется отцовское пиво, и хорошенько все запоминал.

С недавних пор он загорелся идей украсить таверну и повесить над стойкой голову настоящего волка. Ему показалось это отличным способом придать солидности месту и привлечь посетителей. Охотиться в лесах княжества без специального разрешения давно запретили, ружья у Хуго не было, он откладывал понемногу деньги и ждал подходящего случая.

Однажды в таверну заглянул кузнец с соседнего селения, пиво пришлось ему по вкусу, он выпил три кружки за раз и решил познакомиться с хозяином. Они поболтали о том, о сем, и кузнец поделился с Хуго, что знаком с чучельником, у которого имеется подходящий товар, вот только покупателей нет. Ведь никому сейчас не нужны чучела, времена давно не те.

Хуго узнал от кузнеца все что нужно и в субботу спозаранку, прихватив бочонок с пивом, отправился в путь. Через час он добрался до места, нашел нужный дом, и, когда мастер открыл перед ним дверь, Хуго представился и рассказал, что приехал по рекомендации кузнеца. Его впустили внутрь и проводили в мастерскую, где чучело волка стояло на рабочем верстаке у стены.

– Этот волк показался барону тощим, поэтому он отказался за него платить. Он позволил мне делать с чучелом все, что заблагорассудится.

К большему сожалению Хуго, забрать только голову не представлялось возможным, шкура уже ссохлась, и чучело придется оставить как есть, чтобы ничего не испортить. К тому же за переделку пришлось бы платить, а лишних денег Хуго не захватил. Он списал все на провидение и решил не испытывать судьбу. Пусть волк останется целиком, торопиться не обязательно, кто знает, может так будет и лучше.

Мастер закутал чучело в мешковину и объяснил, как с ним обращаться. Хуго положил покупку в запряженный возок, прикрыл парусиной и, понукая вожжами лошадь, быстро погнал возок к таверне. Уже почти полдень, а в субботу посетители могут заглянуть и пораньше.

Он добрался до рощи и, свернув с дороги, подогнал возок поближе к деревьям. Хуго торопился домой и все время подгонял лошадь. Солнце вовсю припекало, лошадь вся взмылилась, а полдень еще не наступил. Поэтому Хуго решил немного передохнуть. В тени рощи гораздо прохладнее, правда можно набрести на кого-то, кто ходит пешком и вдруг надумает срезать дорогу. Лучше укрыться в стороне, где никого нет и спокойно покурить трубку, потом у него не будет времени.

Оставлять волка у дороги Хуго не решился. Он положил сверток на плечо и пошел по широкой тропинке среди высоких сосен. Ему не терпелось удивить односельчан, и он старался быть осторожнее, чтобы никому не попасться на глаза.

Хуго свернул с тропинки к кустам и укрылся за стеной плотной листвы. Он поставил сверток на землю, размотал мешковину и провел рукой по серой голове и загривку. Несколько минут он любовался скроенным из густой шкуры творением мастера, которое еще живее смотрелось при дневном свете, потом достал трубку из кармана сюртука и расстегнул кисет с табаком.

Из чащи раздались звуки чьих-то шагов, Хуго тут же забрался в гущу кустов и прислушался. Кто-то быстро шел через рощу, но не по тропе, а сквозь заросли, с их стороны доносился треск сухих веток под ногами и шуршание травы.

***

Как-то бабушка показала Гретель неприметную тропинку, по которой можно было быстро добраться к дому. Гертруда сама ходила за хворостом и хорошо знала все закоулки и места, где полно сухих веток. Ее дом стоял на пригорке в стороне от дороги, огибающей рощу, к дому вела отдельная дорожка, а с заднего двора можно было попасть в самую чащу.

Гретель резво шагала среди покрытых темным, почти черным, мхом камней и поросших пеньков, стройные сосны откидывали узорчатые тени вокруг. Она выбралась к кустарнику и замерла в десяти шагах от серого зверя, на нее исподлобья косили волчьи глаза. Гретель не приходилось видеть живого волка, и она подумала, что чья-то собака сорвалась и убежала в лес.

Гретель шагнула вперед и остановилась. Зверь не шелохнулся. Тогда она медленно присела и подобрала кусок сухой ветки с земли. Ничего не произошло, и Гретель смелее подошла ближе.

Хуго смотрел на девочку из кустов круглыми глазами, он боялся ее напугать, мысли веретеном крутились в голове, и он просто решил поздороваться с ней, изображая волка. Хуго немного изменил голос, чтобы его не узнали, но в селе рано или поздно станет известно, что в роще видели зверя, и тогда чучело придется долго скрывать, пока история не позабудется. Он басисто поздоровался:

– Здравствуй, девочка!

Гретель сначала посмотрела по сторонам, потом на собаку, которая не шевелилась, и поняла, что ее кто-то разыгрывает.

– Здравствуй, Волчок. Я и не знала, что животные умеют разговаривать, – она сделала еще пару шагов.

– Куда ты идешь и что у тебя в корзинке?

– Я иду в гости к Гертруде, она живет за рощей. Она моя бабушка и я несу ей горячие пирожки.

– Какая замечательная у тебя красная шапочка, как тебя зовут?

– Это обычная компаньонка. Мое имя…

Она не успела договорить – Хуго понадеялся, что девочка не испугана и решил покинуть укрытие. К несчастью, он зацепился носком сапога за корень и кубарем выкатился из кустов перед Гретель. От неожиданности Гретель выронила корзинку и бросилась бежать через чащу.

Хуго чертыхнулся и принялся шарить в траве, его трубка вывалилась из рук, а гоняться за ошалелым от страха ребенком по кустам да еще девочкой он и не подумал – это испортило бы окончательно его блестящий план. Он быстро сообразил, что оставлять чучело неприкрытым в роще чревато, девчушку и ее бабушку он тоже припомнил. Гертруда – это та высокомерная шатенка, которую он изредка встречал на дороге у таверны, и хотя ее дом располагался неподалеку, она часто ходила в село через рощу, поэтому виделись они всего пару раз. Про нее-то он и забыл, когда надумал тащить волка в кусты.

Ладно, сейчас главное успокоить ребенка, наверняка она добежит до дороги и направится прямиком к Гертруде, чтобы все рассказать. Пусть чучело пока побудет в кустах, правда, возок с лошадью придется оставить у рощи, но дом Гертруды недалеко, туда и отнесу корзинку с пирожками, все им объясню, и они успокоятся.

Хуго вздохнул, и, быстро накинув мешковину на чучело, задвинул его подальше в листву, затем нашел в траве трубку и, подобрав с земли корзинку, быстрыми шагами направился к тропе.

***

Марта вернулась на кухню с кружкой пива и пустой корзиной. Она подала кружку Гюнтеру и только потом заметила, что корзинка с пирожочками куда-то подевалась.

– А где корзинка, Гюнтер?

– Ее взяла Гретель, он сказала, что отнесет ее бабушке.

– Почему ты не остановил ее, Гюнтер? О, святой боже, ты же не знаешь! Ты можешь ее догнать? Она должна пойти по дороге, ты еще успеешь.

– А что не так, Марта? У тебя еще полный противень стоит, пусть отнесет какие взяла, к тому же ты говорила она шустро бегает, а я в тяжелых сапогах.

– Ты не понимаешь, Гюнтер, те пирожки были особые, я так хотела, чтобы ты их попробовал. А что, если… – Марта не договорила, ее глаза потемнели, и она опустилась на стул.

– Марта, успокойся, ты же не собиралась меня отравить. Эти тоже выглядят аппетитно, – он протянул руку и взял пирожок с противня.

Марта побледнела, широко открытые глаза с растерянностью смотрели на Гюнтера.

– Гюнтер, пожалуйста…

– Да что с тобой, Марта, на тебе лица нет?

Марта опустила веки и внутренне собралась. Она понимала, что если дать волю чувствам, это окончательно все испортит. Ей надо успокоиться и что-то быстро придумать.

Гюнтер в два приема сжевал пирожок и отпил прохладного пива. Ему стало так хорошо рядом с этой чудесной женщиной, у которой такая веселая послушная дочь и такие вкусные пирожки. Но вот она сидит вся не своя, а он знай – как ни в чем не бывало жует пирожки и пьет пиво.

– Хорошо, Марта, к дьяволу почтальона! Я догоню ее босиком.

– Гюнтер, ты такой… – уголки ее глаз заблестели.

Но Гюнтер уже бросился к порогу, он быстро стянул сапоги и выскочил на дорогу.

***

Хуго добрался к дому Гертруды так скоро насколько позволял ему возраст. Ручка двери обломилась, и кто-то приспособил кусок толстой веревки вместо нее. Хуго громко постучал:

– Кто там? – раздался строгий голос.

– Фрау Шварц, это Хуго, хозяин таверны.

– Дверь не заперта, просто потяните за веревку.

Хуго потянул веревку на себя и тяжелая дверь бесшумно отворилась.

Когда он попал в дом, посреди комнаты, положив руку на спинку высокого стула, величественно стояла Гертруда.

– Добрый день, фрау Шварц, у меня корзинка вашей внучки, она обронила ее в роще.

– Добрый день, гер Хуго, разве мы знакомы?

– Не то чтобы знакомы – я покупал у вас цыплят пару раз, вы меня не помните? Моя таверна рядом, за изгибом дороги.

– Может быть и так, я плохо запоминаю лица. Что вы говорите у вас в корзинке?

– В корзинке пирожки, так сказала ваша внучка.

– А где она сама?

– Понимаете, я случайно напугал ее, и она обронила корзинку.

– Почему вы думаете, что она несла корзинку сюда?

– Она сама мне рассказала, хотя это трудно объяснить. Я стоял в кустах, она меня не видела и не знала – с кем разговаривает.

– Что может делать взрослый, даже зрелый, мужчина в кустах? – холодно спросила Гертруда.

– Понимаете, я не хотел, чтобы меня увидели, а корзинка, то есть девочка, шла сквозь заросли, а не по тропе.

– Как это странно, почему вы прятались в кустах?

– Со мной был волк, я не собирался никого пугать и укрылся в стороне от посторнних глаз. Но девочка заговорила с волком, а потом увидела меня и…

– Вы, что, простите, перебрали пива с утра? Как можно разговаривать с волками, да и откуда им тут взяться? Я надеюсь, вы не притащили зверя сюда?

– Нет-нет, волк не живой, он э-э-э… это просто чучело для таверны. Поймите, я лишь хотел, чтобы про него какое-то время никто не знал.

– Все это очень запутанно, гер Хуго. Я вам не верю – волк, чучело, кусты, корзинка. Видимо, мне придется расспросить Гретель, тогда и посмотрим, что с вами делать.

– Понимаете, я очень тороплюсь, мне необходимо…

– Ну уж нет. Пока я во всем не разберусь, вы останетесь здесь. Я налью вам молока, пиво не держу, так что присаживайтесь на стул и ничего больше не говорите. Давайте корзину.

Хуго отдал корзину и послушно сел. Он подумал, что Гретель появится с минуты на минуту и не стал спорить.

Гертруда принесла крынку с молоком и наполнила до половины большой стеклянный стакан. Она переложила пирожки на плетеную тарелку и пододвинула ее к Хуго.

– Ешьте, пить на голодный желудок опрометчиво. У вас нездоровый вид.

Хуго, не задумываясь, взял пирожок и откусил половину. Начинка была душистой и непривычной. Хуго не заметил, как проголодался за суматошное утро и, быстро покончив с первым пирожочком, протянул руку к тарелке еще раз. Его глаза встретили внимательный взгляд Гертруды. Взгляд полный задумчивой глубины и необъяснимого волшебства. Гертруда была чуть старше Хуго, может всего на пару лет, и он впервые в жизни посмотрел на женщину другими глазами. Как же просто и со вкусом она одета, какие у нее густые каштановые волосы и умный сдержанный взор, а в доме уютно и хорошо прибрано.

Гертруда заметила, что Хуго окоченел и уставился на нее, ее лицо окаменело. Она степенно взяла пирожок с тарелки и откусила кусочек. Кровь прилила ей к лицу, она понюхала начинку и откусила еще раз. В этот момент снаружи донеслись торопливые шаги, и кто-то постучал в дверь.

– Кто это там стучит?

– Гертруда, это Гретель, ручка куда-то подевалась…

– А ты потяни за веревку, и дверь откроется.

Гретель впорхнула в дом и с ходу принялась рассказывать про пирожки, тропинку, кусты и собаку, но осеклась, заметив Хуго и пирожки.

– Гретель, Гер Хуго говорит, что напугал тебя, и ты обронила корзинку.

– Не знаю, я его не видела, была только большая собака, и потом еще одна бросилась на меня из кустов. Я сразу же убежала.

– Почему ты не пошла по дороге?

Гретель насупилась и потупила глаза.

– Я не хотела, чтобы меня видели в этом ужасном детском чепце. Мама не хочет покупать мне шляпку, а я ведь уже взрослая.

– Простите, фрау Шварц, все произошло, как я вам и рассказывал, – вставил Хуго и решил задобрить ребенка, – если вы не возражаете, я отблагодарю Гретель и куплю для нее любую шляпку, которую она пожелает.

– В этом нет необходимости, хотя красный чепец слишком привлекает внимание. О чем думает Марта? С другой стороны, будет учтиво скрасить неприятность подарком, вы хорошо воспитаны, гер Хуго, – она улыбнулась и смутилась своего настроения. – Я никогда не пробовала вашего пива, говорят, что больно хмельное. Но загляну к вам как-нибудь, может оно сойдет для выпечки.

– Обязательно приходите, Гертруда. Или лучше я загляну к вам завтра и подумаю заодно, что можно сделать с дверью.

– Это замечательная идея, буду ждать с нетерпением, – Гертруда сама не поверила, что сказала это, да еще при Гретель, но та мяла чепец в руках и не обращала на разговоры внимания.

***

Гюнтер со всех маху распахнул калитку, и помчался мимо удивленной лошади в сторону околицы. Его охватило неизведанное до сих пор чувство, наконец-то он обрел свободу. Гюнтер вдруг осознал, как глубоко весеннее небо, как душисты цветущие вишни у домов, и как ласково светит миру солнце. У него будто выросли крылья. Если Марте захочется звезд, он закажет для нее звезды из серебра, даже из золота.

Гретель не было видно впереди, Гюнтер продолжал лететь как ястреб и добежал до таверны. У больших запертых ворот стоял мотоцикл с черным седлом и надутым бензобаком, возле железного аппарата с важным видом курил папиросу почтальон и с интересом посматривал на босоногого Гюнтера.

– Добрый день, вы случайно не встречали девочку в красном чепце на дороге? – обратился к нему Гюнтер.

– Здравствуйте, я только что остановился, и если бы увидел кого-то в красном чепце, обязательно заметил бы. Но, увы, я никого не встретил похожего.

– Она несла корзинку с пирожками.

– Вкусные должно быть пирожки, если вы так разогнались. Не знаете, куда мог подеваться хозяин таверны? Его работник говорит, что он уехал с утра и до сих пор не вернулся.

Гюнтер покачал головой. Ему было совсем не до хозяев и их работников. Видимо, Гретель пошла через рощу, можно перехватить ее у дома, если она шла не так быстро. Гюнтер опять сорвался с места и побежал дальше, он немного запыхался и сбавил шаг.

Через пару сотен шагов за изгибом дороги он, наконец, увидел Гретель, она задумчиво катала ногой камешки около возка, в котором возился с Хуго. Корзинки в руках Гретель не было видно, но Гюнтер все равно решил удостовериться. Гретель заметила его и помахала рукой.

– Гретель, твоя мама беспокоится, что ты пошла одна и попросила меня догнать тебя. А где твоя корзинка?

– Я отдала ее бабушке. А сейчас мы с Хуго собираемся к портному. Ты где-то потерял сапоги, Гюнтер.

– Ну что ж, ничего не поделаешь. Кстати, гер Хуго, вас ждет почтальон у таверны.

– Почтальон? Наверное, привез газеты и письма. Хотите поехать с нами?

Гюнтер махнул рукой.

– Спасибо вам, гер Хуго, мне в другую сторону, и я совсем не тороплюсь. Я лучше срежу через рощу.

Гюнтер торопился вернуться к Марте, она осталась дома одна в неизвестности, и надо было ей все рассказать. К тому же он не прочь отведать свежих пирожков. А может ему это кажется и он думает совсем о другом?

Не оглядываясь, Гюнтер быстрым шагом направился к роще.

***

Гретель зашла в комнату и прикрыла за собой дверь. В углу возле кресла сверкнули серые глаза.

– А-а, гер Волк, здравствуйте!

– Здравствуй, Гретель.

– У вас огромные глазища, гер Волк, к чему вам такие?

– Чтобы получше разглядеть твою новую шляпку, Гретель.

– Тогда я подойду к вам поближе. У вас такие острые уши, и, наверное, очень острые клыки?

Гретель приблизилась вплотную к серому хищнику, сделала реверанс, чмокнула чучело в блестящий черный нос и повернулась к Хуго, развалившемуся в кресле с газетой и трубкой.

– Спасибо за новую шляпку, Хуго. Пожалуйста, не говори Гертруде, что я заходила, она опять будет ругаться, что мне не место в таверне, куда приходит неизвестно кто.

– Не переживай, Гретель, она скоро успокоится, пиво не самый серьезный порок. Будь осторожна, передавай привет Марте и Гюнтеру, и тебе лучше пойти домой по дороге, ты сама понимаешь.

– Хорошо, Хуго, до свидания.

Выскользнув через дверь, Гретель спустилась по лестнице, и, кокетливо приподняв подбородок, прошла через зал, ловя на себе восхищенные взгляды.

– Срежу через рощу, так будет намного быстрее, – подумала она, когда вышла наружу, и весело засмеялась.

Показать полностью
107

Привяу

Привяу
586

Монпансье

Монпансье
21

Рань

Рань
25

Весело им...

Весело им...
Отличная работа, все прочитано!