WolfWhite

WolfWhite

пикабушник
пол: мужской
поставил 28029 плюсов и 17144 минуса
отредактировал 0 постов
проголосовал за 14 редактирований
99К рейтинг 2386 подписчиков 10К комментариев 494 поста 211 в "горячем"
2 награды
5 лет на Пикабуболее 1000 подписчиков
1695

Вальс

- Потанцуешь со мной?
Девушка кокетливо опустила ресницы, а по ее лицу пробежала легкая улыбка, которая тут же сменилась вопросительным взглядом голубых глаз.
- Да я... я как-то не очень-то и умею.
Леха стоял у стены, подпирая ее спиной и засунув руки в карманы.
- Не бойся, я научу, - иронично хмыкнула девушка и протянула руку парню.

Леха был высоким крепким парнем и на него часто засматривались девчонки, о чем-то перешептываясь за его спиной, когда он проходил мимо них. Конечно же, он замечал их внимание, но, как это часто бывает, по складу своего характера он был очень застенчивым и скромным молодым человеком и всегда стеснялся подойти к девушкам, и первым начать разговор. Они же, в свою очередь, обычно ждали первых шагов от него и, не дождавшись, знакомились не с такими привлекательными, но зато гораздо более решительными парнями. Именно поэтому Леха так растерялся, когда увидел перед собой эту голубоглазую красотку.

- Ну что, идем? - захлопала она ресницами.
- А это что за... танец? - выдал Леха первый вопрос, который пришел ему в голову.
Красотка заливисто рассмеялась.
- Это так важно? - спросила она.
- Ну... Просто интересно, - нерешительно переступил он с ноги на ногу.
- Это вальс. Самый красивый танец в мире. И очень простой. Пойдем, не бойся.

Леха нервно сглотнул и, вынув руки из карманов, провел вмиг вспотевшими ладонями по своим брюкам, но тут же одернул себя, когда увидел, что девушка заметила этот жест. Осмотревшись по сторонам, он сжал в ладони протянутую руку и шагнул вслед за девушкой. В центре зала кружились несколько пар. Стараясь никому не помешать и ненароком не задеть, девушка остановилась в самом центре и повернулась к Лехе.

- Клади правую руку мне на спину.
Леха тут же выполнил ее просьбу, но, смутившись еще больше, сделал все наоборот, приобняв девушку левой рукой.
- Да что же ты так волнуешься? - снова улыбнулась красотка. - Первый раз что ли?
- Да... То есть, нет, - совсем растерялся Леха, но все же сообразил, что руку нужно поменять.
- Не бойся, - вновь попыталась успокоить его девушка и, заглянув в его глаза, еще раз повторила, - ничего не бойся. Это не страшно.

Почему-то от ее слов Лехе действительно полегчало. Он расправил плечи и уверенно взял ладонь девушки в свою руку.

- Я поведу, - произнесла она, - а ты просто повторяй за мной. Готов?
Леха промычал что-то нечленораздельное и кивнул.
- И-и-и раз, два, три. Раз, два, три. Раз, два, три...
Парень сам не понял, как закружился с красоткой в танце. Первые шаги давались ему с трудом и он, не успевая за девушкой, то и дело терял ритм и сбивался со счета. Несколько раз он даже наступил ей на ногу, но она, казалось, совсем этого не заметила. Не сводя с него глаз, она вела его за собой, руками и всем своим телом подсказывая очередность движений. Не прошло и двух минут, как Леха уже перестал раздумывать над тем, какой ногой делать следующий шаг и в какую сторону нужно повернуться. Казалось, что его тело вросло в ее, образовав какую-то удивительно гармоничную фигуру, которая была создана лишь для этого прекрасного танца.

Оторвав взгляд от своих ног, он посмотрел в глаза девушки. Она все так же мило улыбалась, а взгляд был подернут легкой пеленой. Казалось, что она смотрела не в глаза, а куда-то глубже, рассматривая по одной каждую ниточку его души. Засмущавшись, Леха отвел взгляд и принялся рассматривать пары, танцующие рядом с ними.

- Смотри на меня, - тихо произнесла девушка и ладонью повернула голову Лехи, - неужели там интереснее, чем здесь?

Леха хотел что-то ответить, но запнулся. Какая-то смутная мысль, какое-то неуловимое воспоминание ворвалось в его голову, но он никак не мог сосредоточиться на нем. Так часто бывает, когда знаешь, что забыл что-то важное, а вспомнить не можешь. И в этот момент Леха сбился со счета. Сделав лишний шаг в сторону, он чуть было не упал, потянув за собой девушку.

- Ничего страшного, - проворковала она, - просто запомни счет: "Раз-два-три, раз-два-три".
- Четыре, пять, шесть, семь, восемь... - неожиданно раздался над самым ухом незнакомый голос.
Леха попытался обернуться, чтобы посмотреть на шутника, который решил испортить, возможно, самый запоминающийся танец в его жизни, но девушка, обхватив его шею рукой, продолжила свои волшебные движения.
- Девять, десять, одиннадцать...
Голос сбивал и не позволял сосредоточиться на танце. Леха запутался в ногах и почти остановился.
- Раз, два, три, - напомнила девушка.
- Семнадцать, восемнадцать, девятнадцать... - продолжил считать голос.
- Не слушай его, не обращай внимания. Раз, два, три!!!

Леха снова попытался обернуться, но девушка снова не позволила ему этого сделать. Он попытался ей что-то сказать, но, взглянув на ее лицо, немного растерялся. От ее милых черт не осталось и следа. Брови сдвинулись, а на переносице заблестела капелька пота. Она вцепилась в Леху мертвой хваткой, какой-то невероятной силой заставляя продолжать танец.

- Двадцать семь, двадцать восемь, двадцать девять... - отсчитывал голос.
- Раз! Два!! Три!!! - уже кричала девушка прямо в лицо Лехе.
- Тридцать! Вдох!

Легкие Лехи наполнились воздухом. Голова закружилась и он вдруг повалился на пол. Девушка, склонившись над ним и внимательно вглядевшись в его глаза, улыбнулась и провела ладонью по его лицу.
- А ты мне даже понравился сначала, симпатичный такой, - произнесла она, иронично прищурившись, - только вот танцевать совсем не умеешь. Жаль.

- Вдох! - снова раздался голос.
Леха попытался встать, чтобы догнать уходящую красотку. Ему хотелось извиниться перед ней и как-то сгладить эту нелепую ситуацию, но голос снова начал свой отсчет сначала. В глазах у Лехи поплыло, а в груди что-то сжалось.
- Раз, два, три, четыре...

- Пять, шесть, семь, восемь.
- Вроде приходит в себя. Не останавливайся, продолжай!
- Девять, десять, одиннадцать..
- Пульс появился, жить будет.

Леха открыл глаза и увидел над собой лицо молодого врача в белом халате. Сложив ладони крест-накрест на его груди, он надавливал на нее резкими движениями, сопровождая их счетом.
- Зачем вы это делали? - вдруг закричал Леха. - Зачем вы меня сбивали? Вы всё испортили! Где она? Где я теперь ее найду?
Врач убрал руки с груди Лехи и с недоумением уставился на своего пожилого коллегу.
- Тише, тише, сынок. Не переживай. Она тебя сама когда-нибудь найдет, - произнес тот, вытирая пот со лба.
- Вы о чем, Виктор Николаевич? - не понял молодой врач.
- Да так... Ходит тут одна дамочка. Вальсирует... Ты давай не отвлекайся, работай.

Молодой доктор пожал плечами и снова склонился над пациентом.

©ЧеширКо

Показать полностью
380

Фахри

Конечно же, Фахри не был никаким колдуном и не имел никакого отношения к этой смертельной болезни, выкосившей добрую половину его племени. Но так случилось, что Фахри не только выжил, но даже не заболел, несмотря на свой возраст, который, по его воспоминаниям, приближался уже к семи десяткам. После эпидемии он остался самым старым человеком во всем племени, что, несомненно, вызвало много подозрений и перешептываний.

Людской разум так устроен, что он всегда ищет ответы на вопросы, а когда не находит их, начинает задавать вопросы другим людям. Если же и те не могут на них ответить, то событие, не поддающееся объяснению, тут же покрывается одеялом мистики и остается обрастать слухами и домыслами. Так произошло и сейчас. Не в силах объяснить происхождение болезни, люди принялись искать ее причину в происках потусторонних сил, и именно в этот момент судьба Фахри уже была предрешена. Не прошло и нескольких дней, как люди племени твердо убедили себя в том, что именно Фахри стал причиной всех их бед, и в том, что именно он с помощью темных сил впустил в племя смерть.

Как ни странно, но именно это ложное убеждение и уберегло самого Фахри от расправы. Во всем племени не нашлось ни одного человека, который захотел бы убить могущественного "колдуна" собственными руками, поэтому было принято решение просто изгнать его из племени.

Эту новость Фахри воспринял спокойно. Он знал, что ни один человек в мире не в состоянии объяснить что-то толпе, убежденной в своей вере. Даже если они ошибаются. Выслушав решение совета племени, он отправился домой и, взяв с собой немного вяленых фиников, флягу воды, огниво и вязанку хвороста, навсегда покинул свое племя, в котором прожил всю свою жизнь. Конечно же, он понимал, что изгнание - это верная смерть, но так же он осознавал, что она наступит гораздо быстрее, если он воспротивится решению соплеменников и останется дома.

Фахри был из племени бадави, обитателей пустыни, поэтому не имело никакого значения - какой путь он выберет. Так или иначе, ему было суждено погибнуть в песках, поэтому, немного поразмыслив, Фахри решил идти на закат солнца. Ему показалось это символичным. Когда солнце скрылось за горизонтом и песок под ногами стал остывать, Фахри решил устроиться на ночлег под старым сухим деревом, скелет которого невесть как уцелел под натиском ветра, песка и жары. Разведя костер, он уселся напротив него и принялся жевать финики, глядя на то, как ветер пытается сбить пламя и сделать ночь ночью.

Опершись спиной о ствол дерева, Фахри уснул, но не прошло и часа, как что-то его разбудило. Он принялся озираться по сторонам, так как явно чувствовал чье-то присутствие рядом с собой, но никого не увидел. Он попытался уснуть еще раз, но бесполезно - чей-то пристальный взгляд он чувствовал кожей и это не давало ему покоя.

- Выйди к огню, кем бы ты ни был! - выкрикнул он в темноту, но ничего не услышал в ответ. Даже ветер стих, наблюдая за тем, что же произойдет дальше.

Фахри снова осмотрелся по сторонам, но за границей круга от костра невозможно было ничего разглядеть. В конце концов, какая разница, подумал он, даже если это злые люди и они хотят меня убить - пусть будет так. Чем быстрее всё закончится, тем лучше. Он закрыл глаза и снова погрузился в сон, но он был неспокойным и тревожным. Когда он проснулся, чтобы подкинуть в костер еще несколько веток, он наконец увидел того, кто так внимательно наблюдал за ним из темноты.

Напротив него, на самом краю света от костра стоял лев. Увидев его, Фахри замер. Лев, в свою очередь, рассматривал человека. Фахри сразу заметил, что тот выглядит, мягко говоря, неважно. Было заметно, что из его когда-то густой гривы были вырваны куски шерсти, а оставшаяся висела грязными клочьями, в некоторых местах покрытая темными пятнами. Бока льва впали и были похожи на доску для стирки из-за торчавших из них ребер. Морда льва была покрыта свежими ссадинами и порезами, под которыми запеклись струйки крови, а левый глаз загноился и, судя по всему, уже совсем ничего не видел. Это был старый лев, который, скорее всего был изгнан из своего прайда после жестокой битвы с молодым соперником, который теперь занял его место, получив то, что заслужил по праву - власть, самок и уважение других молодых львов.

Фахри, не сводя глаз со льва, вытащил из костра горящую палку и, выставив ее перед собой, поднялся на ноги, прижавшись спиной к дереву. Лев наблюдал за его действиями с каким-то равнодушным интересом. Склонив голову набок, он повернул ее так, чтобы видеть человека здоровым глазом и не пропустить ни одного его движения. Фахри тоже молча наблюдал за действиями льва. Он понимал, что здесь, в пустыне, ему никто не поможет, если лев решит напасть на него. Через несколько минут этого немого противостояния, лев облизнулся и сел на задние лапы. Это движение не было похоже на подготовку к броску, поэтому Фахри опустил горящую палку и последовал примеру зверя, снова сев на песок.

- Я вижу, что ты голоден, - произнес Фахри, - но у меня нет ничего, чем бы я мог с тобой поделиться, кроме этих фиников.

Лев еще раз облизнулся и, раскрыв пасть, высунул язык, как будто смеясь над словами человека.

- А, тебя веселит то, что я предлагаю тебе финики, когда сам являюсь твоей едой? - произнес Фахри. - Да, наверное, ты прав. Будь я на твоем месте, я бы тоже смеялся.

Он замолчал, не сводя глаз со зверя.

- Тебя тоже изгнали из твоего племени? - наконец спросил он, - Да, я вижу, что это так, можешь не отвечать. Знаешь, а ведь мы похожи с тобой. И тебе, и мне осталось совсем немного. Не пройдет и нескольких дней, как мы оба будем мертвы. И мы с тобой это понимаем.

Лев глухо зарычал.

- Ты боишься смерти? - как будто отвечая на недовольный рык, спросил Фахри. - Знаешь, несколько часов назад мне казалось, что я ее не боюсь. Я решил, что встречу ее здесь, под этим высохшим деревом. Скоро у меня закончится вода и еда и мне ничего не останется, как умереть. И я принял эту мысль спокойно, ведь другого пути у меня нет, но... Странная штука. Я увидел тебя и мне теперь совсем не хочется умирать, хотя вроде бы ничего не изменилось - я все так же обречен, как и несколько часов назад.

Лев снова рыкнул, как будто отвечая что-то человеку на своем языке.

- Да, я знаю. Ты думал о том же, - кивнул Фахри. - Ты тоже готовился к смерти и уже принял ее, но вдруг увидел меня. Скажи, тебе ведь тоже перехотелось умирать, да? В тебе проснулась надежда и ты подумал о том, что съев меня, ты еще поживешь?

Лев взмахнул хвостом.

- Разве это не странно? Мы оба - мертвецы, но увидев друг друга, мы захотели вернуться к жизни. Неужели смерть настолько ненавидит смерть? - Фахри провел ладонью по песку и снова посмотрел сквозь огонь на зверя. - Что ты будешь делать, лев?

Лев поднялся на лапы, издав при этом какой-то жалобный рык, и, несколько секунд поразмыслив, шагнул по самому краю круга от огня. Заметив его маневр, Фахри переместился так, чтобы костер продолжал оставаться между ними. Лев продолжил свой путь по кругу и только сейчас Фахри заметил, что тот сильно хромает на заднюю лапу. Видимо, молодой самец в битве за звание вожака прокусил ее старому льву. Тем не менее, лев настойчиво двигался к своей цели и единственному шансу выжить. Через несколько минут человек и лев поменялись местами. Лев, обнюхав флягу с водой и мешочек с финиками, фыркнул и посмотрел на человека.

- Тебе не нравится моя еда? - произнес Фахри. - Я понимаю, это не совсем то, чего бы ты хотел.

Лев еще раз фыркнул и вдруг, резко прижавшись к земле, прыгнул через огонь на человека. В годы своей молодости он бы уже рвал на куски свежее мясо, но старость, голод и больная лапа сделали свое дело - не долетев до Фахри нескольких метров, он упал на песок, угодив лапой в огонь и осветив пустыню снопом искр, взметнувшихся из костра. Фахри тут же оказался по другую сторону от огня, прижавшись к дереву.

- Нет, лев, так просто ты меня не возьмешь! - снова выхватив из огня горящую палку, произнес он.

Лев же, осознав свой промах, зарычал и принялся слизывать обгоревшую шерсть со своей лапы. В эту ночь он больше не предпринимал попыток к нападению, хоть и пытался иногда подловить человека и обойти злой огонь, чтобы напасть на Фахри. Тот же был начеку и тут же менял свое местоположение, увидев очередной маневр льва. Уже под утро лев лег на песок и уснул. Фахри долго наблюдал за ним, предполагая, что это очередная уловка зверя, но сам не заметил, как и его глаза закрылись. Старость брала свое.

Почему-то старики всегда спят меньше молодых. Быть может, при приближении смерти они все ярче чувствуют вкус жизни и начинают понимать, что количество часов в сутках ограничено и чем меньше ты проспишь, тем больше времени останется на то, чтобы насладиться остатком жизни. Открыв глаза через пару часов, Фахри снова увидел перед собой льва. Тот все еще лежал на песке и зевал во всю свою пасть. Видимо, он тоже только что проснулся.

- Тебе что-нибудь снилось, лев? - спросил Фахри, отпив воды из фляги. - Мне уже давно ничего не снится. Это странно, ведь у нас, стариков, гораздо больше воспоминаний, чем у молодых, правда?

Лев снова зевнул и зарычал.

- Да, мне тоже иногда снится молодость, - кивнул Фахри, - но это бывает так редко, а сны выглядят такими смутными, что я тут же их забываю. А иногда хочется снова почувствовать себя молодым, правда? Сны - это единственная возможность вернуться в прошлое. Жаль, что они приходят так редко.

Он поднялся на ноги и лев тут же последовал его примеру.

- Вчера я хотел умереть здесь, но ты ведь не дашь мне сделать это спокойно, - снова обратился ко льву человек. - Я пойду дальше, в пустыню. А ты попробуй выйти из нее и найти себе еду. Быть может, тебе удастся поймать какого-нибудь зверька и вырвать у смерти еще один день жизни.

Фахри топнул ногой по песку, пытаясь отогнать зверя, но тот лишь опустил голову. Тогда человек поднял с земли камень и бросил его в зверя. Лев попытался увернуться от него, но у него это не вышло и камень больно ударил его по ребрам. Взвыв от боли, он оскалил пасть и опять бросился на Фахри. Единственное, что тот успел сделать, это выставить перед собой руки и сделать шаг назад. Впрочем, этого было достаточно. Льву снова не хватило сил для завершающего броска. Полоснув когтем по руке человека, он приземлился на песок и снова взвыл от боли. Прокушенная лапа подвернулась и лев рухнул на песок. Этих секунд хватило, чтобы Фахри смог отбежать на несколько метров от раненого зверя.

- Послушай, лев. Разве ты не видишь, что мы с тобой слишком стары, чтобы убить друг друга? - тяжело дыша, спросил Фахри. - Ни у тебя, ни у меня не хватит на это сил. Давай разойдемся по-мирному? Ты уйдешь туда, где я не буду соблазнять тебя мясом своего тела, а я останусь здесь, у этого дерева, чтобы встретить свою смерть?

Лев со стоном поднялся на ноги и молча направился в сторону человека. Было видно, что каждый шаг дается ему с трудом, но в его здоровом глазу отражалось страшное лицо голода, которое из века в век заставляло всех живых существ на планете совершать, порой, самые необдуманные и отчаянные поступки.

- Ну что ж, - убедившись в решительности льва, произнес Фахри, - если ты решил, что мы должны встретить смерть вместе, так тому и быть. Возможно, что вдвоем нам не будет так страшно.

С этими словами он зашагал по песку вглубь пустыни, иногда оглядываясь на льва, который следовал за ним по пятам. Фахри понимал, что оставшегося хвороста ему хватит лишь на одну ночь, а фиников и воды - максимум на пару дней. Также он понимал, что еда вряд ли понадобится ему в ту ночь, когда он не сможет развести костер. И это станет последней ночью в его жизни.

Фахри шел весь день, иногда останавливаясь, чтобы немного отдохнуть. Старому больному льву тоже требовался отдых и, увидев, что человек остановился, он тут же садился на песок и зализывал рану на своей лапе. Когда солнце уже приблизилось к горизонту, Фахри развел костер и сел у огня, медленно пережевывая финик и наблюдая за львом, который рухнул на песок после долгого и изнурительного перехода. В эту ночь оба спали крепким сном, а когда взошло солнце, они отправились дальше. Впереди шел человек, который из последних сил пытался оттянуть срок своей неминуемой гибели, а за ним хромал лев, который желал того же самого.

На счастье человека, следующие ночи были звездными, а полная луна достаточно ярко освещала пустыню, чтобы увидеть темное пятно льва на ее фоне. Но свет - это не самое главное, что мог дать человеку костер. Он давал и тепло, которого Фахри теперь так не хватало. Теперь он просыпался ночью от холода и ему приходилось каждый час разминать свои мышцы, чтобы не замерзнуть. Через два дня закончились финики, а к вечеру того же дня Фахри сделал последний глоток воды из фляги.

- Она уже близко, - сказал он льву, лежавшему в нескольких метрах от него, - ты готов к ней?

У льва уже не было сил даже для ответного рыка. Он просто повернул голову и посмотрел на человека долгим взглядом. Лев был уже совсем плох - из глаза непрерывной струйкой тек гной, прокушенная лапа распухла и стала чернеть, а ребра, казалось, при неосторожном движении разорвут кожу на боках. Фахри выглядел не лучше. За эти несколько дней пустыня высосала из него остатки жизни. Каждый шаг давался ему с трудом, ноги болели и отказывались идти, а глаза различали лишь силуэты. Но ни человек, ни лев не могли остановиться. Какая-то дикая жажда жизни заставляла их двигаться вперед. И пусть их мотивы кардинально различались - лев хотел съесть человека, а человек бежал от льва, но цель у них была одна - выжить. Хоть оба уже и понимали, что не выживет ни тот, ни другой и этот путь не имеет смысла.

Весь следующий день они снова шли. Шатаясь из стороны в сторону, падая и снова поднимаясь, два живых мертвеца продолжали свой путь то ли от смерти к жизни, то ли наоборот - от жизни к смерти. Поднявшись после очередного падения, Фахри открыл глаза и увидел перед собой бархан. Он не был слишком высоким, но сейчас даже такое препятствие было для него непреодолимым. Он обернулся и посмотрел на льва. Тот уже не шел, а полз за человеком, из последних сил перебирая лапами. И Фахри тоже пополз. Песок уходил из под его рук, но он продолжал свой путь наверх. Когда до вершины оставалось несколько метров, силы покинули его. Перевернувшись на спину, он посмотрел вниз. Лев уже не двигался. Он просто лежал и смотрел на человека.

- Она уже здесь, лев, - прошептал Фахри, но тот вряд ли его услышал.

Собрав последние силы для рывка, Фахри все же преодолел гребень бархана. Сначала ему показалось, что он уже умер и видит перед собой рай, но мотнув головой из стороны в сторону и протерев ладонями глаза, он увидел в сотне шагов от себя оазис. Он видел тень от зеленых листьев деревьев, он видел людей и верблюдов, которые, судя по всему, совсем не испытывали ни голода, ни жажды.

Неизвестно откуда у людей берутся силы, когда кажется, что их уже нет совсем. Фахри поднялся на ноги и почти побежал к оазису. Спотыкаясь и падая, скрипя песком на зубах, но он все же добрался до него. Бросившись к колодцу, он наконец-то прильнул губами к воде и пил, и пил, и пил, но никак не мог напиться. Но вдруг он замер и, схватив флягу, висевшую на его поясе, набрал в нее воды и бросился обратно в пустыню.

- Лев! Лев, очнись! Лев, она ушла, лев!
Он стоял на коленях перед львом и, схватив его огромную голову, пытался открыть пасть, чтобы напоить того водой. В какой-то момент лев открыл глаз и посмотрел на человека долгим тоскливым взглядом. Затем, приоткрыв пасть, он сжал в зубах руку Фахри, но на этом его силы иссякли.

- Не умирай, лев! - кричал Фахри и тормошил зверя. - Ты хочешь съесть мою руку? Ешь ее, лев! Только не умирай! Я прошу тебя, лев... Я отдам тебе обе свои руки, только не умирай!

Из глаз Фахри брызнули слезы. Он обнял голову льва и прижался к ней своей головой.

- Не умирай, лев. Пожалуйста... - прошептал он, - ты не можешь оставить меня здесь одного.

Но лев был мертв.

***
Племя, которому принадлежал оазис, находилось не в самых лучших отношениях с бывшим племенем Фахри, поэтому, когда он рассказал людям историю своего изгнания, те приняли его к себе. Фахри прожил долгую жизнь и часто вспоминал того, кто, пытаясь его убить, заставил бороться за жизнь и не сдаваться, но погиб сам, подарив свою жизнь человеку. Фахри уже давно умер, но я верю, что где-то в пустыне они снова встретились и уже никто и никогда их не разлучит.
Фахри и его Лев.
Лев и его Фахри.

©ЧеширКо

Показать полностью
300

Право на преступление

Обсуждение нового закона не утихало на протяжении нескольких лет. Люди разделились на два лагеря и ночи напролет только и делали, что спорили на кухнях о том, справедлив он или нет. Но когда появились первые данные о значительном снижении преступности в стране, в лагере сторонников закона количество людей заметно увеличилось.

Сам закон был предельно логичен, но все же несколько необычен для современного человека. Дело в том, что после его подписания каждый гражданин страны получал право на одно ненаказуемое уголовное преступление. Другими словами, любой человек один раз в жизни мог ограбить или даже убить другого человека. После этого данные преступника заносились в общую базу и на этом всё заканчивалось. Но был один важный нюанс. За любое повторное преступление человек отправлялся за решетку на тридцать один год. Неизвестно откуда они взяли это число и почему выбрали срок заключения именно таким, но тем не менее закон был опубликован именно в таком виде. Если гражданин, использовавший свое право на преступление, воровал из супермаркета огурец, или, к примеру, ломал кому-нибудь руки в пьяной драке, он отправлялся в тюрьму. На тридцать один год и ни днем меньше.

Противники закона приводили доводы о том, что это положит начало жуткому беспределу, ведь большинство тут же захочет воспользоваться своим правом и страна утонет в крови людей, которые просто были кому-то неприятны. Сторонники парировали эти доводы, напоминая о том, что у каждого пострадавшего обязательно найдется знакомый, который захочет отомстить за своего друга и точно так же воспользуется правом на преступление. А этот факт охладит любого, заставив несколько раз подумать над тем, стоит ли рисковать своей жизнью ради какой-нибудь глупой обиды.

- Что ты думаешь о новом законе, Ник? - размешивая ложкой сахар в чашке с дымящимся кофе, спросил мужчина и бросил быстрый взгляд на молодого человека, сидевшего напротив.
- Я не знаю, - произнес тот.
- Не знаешь? - усмехнулся мужчина. - А мне кажется, что эти тупицы в правительстве совсем с ума посходили. Разве нормальному человеку может прийти такое в голову? Да и вообще, неужели они совсем не боятся за свои жизни? Странно, что многие из них до сих пор живы.
Ник неуверенно кивнул головой.
- Да, наверное, вы правы.
- В чем я прав?
- Ну... В том, что этот закон не должен был появиться.
- Разве я такое говорил? - мужчина внимательно посмотрел на парня. - Ник, ты себя хорошо чувствуешь? У тебя слуховые галлюцинации? Может все же выпьешь пива?

Он перестал размешивать сахар и сделал жест официантке, скучающей у барной стойки.
- Нет, не надо, - замотал головой Ник, - со мной все в порядке.
Мужчина пожал плечами и помахал рукой официантке, дав ей понять, что ее помощь уже не требуется.
- Конечно, ты в порядке, - улыбнулся он, - еще бы ты был не в порядке... И все же, что думаешь по поводу закона? Должно же у тебя быть какое-то мнение?
- Я думаю... Я думаю, что он неправильный, - произнес Ник.
Мужчина снова посмотрел на парня долгим взглядом.
- Нет, Ник, с тобой определенно что-то не так. Ну не может человек нести такую откровенную ложь и даже не краснеть при этом. Сколько тебе лет?
- Двадцать девять.
- Совсем еще молодой. Если бы не было закона, где бы ты сейчас был? Правильно, за решеткой. Вышел бы на свободу лет в тридцать пять - ни семьи, ни работы... Кому бы ты был нужен? Да никому. Послонялся бы годик-другой и снова обратно. Так бы жизнь и прошла. Никчемная и бессмысленная жизнь Ника.
Мужчина отхлебнул кофе и, поставив чашку на стол, продолжил:
- Но тебе повезло. Тупицы из правительства приняли закон и ты остался на свободе после того, как убил мою жену. Зачем же ты врешь и говоришь, что закон неправильный? Ты радоваться должен и молиться на этих деятелей, а вместо этого сидишь и осуждаешь их.

- Простите меня... - побелевшими губами прошептал Ник и нервно сглотнул слюну.
- Послушай, парень. У тебя совсем пересохло в горле. Давай я все же закажу тебе пива? Ты же любишь пиво? В тот день ты выпил два литра перед тем, как сесть за руль и сбить мою жену. Почему ты сейчас отказываешься от этого?
Парень бросил быстрый взгляд куда-то вниз, но тут же закрыл глаза.
- А, тебя смущает пистолет, направленный в твой живот? - рассмеялся мужчина. - Боишься, что он сделает дырку в твоем желудке и пиво выльется наружу?
- Простите... меня, - повторил парень.
- Тебя уже простили, Ник. Тупицы из правительства простили тебя и сказали, что за убийство моей жены ты не понесешь никакой ответственности. Почему же тогда ты так нервничаешь? Закон на твоей стороне, Ник. Тебе не нужно переживать по этому поводу.
Парень глубоко вдохнул и снова прикрыл глаза, боясь пошевелиться.
- Но ведь какое дело, - продолжил мужчина, - этот же закон говорит мне, что я могу прямо сейчас продырявить твое тельце и мне за это ничего не будет. И все бы хорошо, но тупицы из правительства не придумали еще закона, который смог бы оживлять мертвых, поэтому моя жена навсегда останется там, куда ее отправил ты. Так я тебя еще раз спрашиваю. Как ты считаешь, этот закон справедлив?

Глаза парня забегали, а на переносице заблестела капелька пота. Было видно, что его мозг усердно ищет правильный ответ на вопрос, но никак не может его найти.
- Я не знаю... Не знаю! - запричитал он, но мужчина жестом остановил парня, уже готового сорваться в истерику.
- Давай рассуждать логически, Ник. Ты же большой мальчик и умеешь рассуждать логически?
Парень кивнул и капелька пота полетела с переносицы на стол.
- Ты убил мою жену и закон на твоей стороне. Я могу убить тебя и тогда он будет уже на моей стороне. В чем его смысл?
- В том, что если я совершу еще одно преступление...
- Я еще ни разу не видел мертвого человека, который совершает преступления, - перебил его мужчина, - странно, но они становятся невероятно законопослушны.
- Но ведь я еще жив... - скорее спросил, чем просто сказал Ник.
- Уверен?
Ствол пистолета еще плотнее прижался к брюху молодого человека, заставив того инстинктивно втянуть живот.
- Нет, не уверен, - произнес он.
- Да что же это такое? - театрально возмутился мужчина. - Ник, с твоей головой точно случилась какая-то беда. Ты не можешь четко ответить ни на один вопрос. Впрочем, я тоже сомневаюсь по поводу одного дела. Поможешь мне?
- Да, конечно, - закивал парень, - что угодно.
- Помоги мне решить одну задачку. Мне кажется, что для тебя она покажется очень простой.
- Конечно, помогу.
- Стоит ли мне воспользоваться своим правом на преступление и прострелить тебе живот за то, что ты убил мою жену? Или мне не нужно брать грех на душу и понадеяться на то, что жизнь сама накажет тебя рано или поздно? Дело в том, что у тебя уже есть опыт преступлений и мне показалось, что ты сможешь найти решение гораздо быстрее меня.

Лоб Ника заблестел от капель пота, подрагивающих вместе со всем его телом. Взгляд заметался из стороны в сторону, а губы слиплись от волнения.
- Я был бы очень... благодарен вам, - произнес он, - если бы вы подарили мне жизнь.
По его щеке вдруг скатилась слеза, а за ней еще одна. Мужчина молча наблюдал за Ником. Ни один мускул не дрогнул на его лице. Так продолжалось пять, десять, пятнадцать минут. Он просто сидел и молчал, а парень, боясь пошевелиться, беззвучно плакал.
- Я тоже был бы очень благодарен тебе, если бы ты подарил жизнь моей жене, - наконец сказал он, - ты можешь это сделать?
- Нет.
- Тогда назови мне хотя бы одну причину, по которой я должен тебя пожалеть.
Ник вздохнул каким-то рваным вдохом и закрыл лицо руками.
- У меня тоже есть жена...
- Ты мне угрожаешь или хочешь вызвать жалость?
- Нет, просто я...
- А, хвастаешься? Ну, это не самое лучшее решение в твоей ситуации. У меня ведь нет жены.
- Простите, я просто хотел сказать, что... - Ник запнулся, а затем, подняв глаза, посмотрел на мужчину. - Я не знаю ни одной причины для того, чтобы вы оставили меня в живых.
Мужчина несколько секунд смотрел на свою жертву, а затем, улыбнувшись, подмигнул парню.
- Это правильный ответ, Ник. Ты молодец. Оказывается, не так уж и плохо у тебя с головой. Тогда следующий вопрос, пока ты снова не отупел. Как ты думаешь, нужно ли мне тебя убить?
- Нет, - парень снова задрожал, - пожалуйста.
- И снова у тебя нет четкого мнения. То ты говоришь, что нет ни одной причины для жизни, то просишь тебя не убивать. Ты хоть о чем-нибудь, хоть когда-нибудь задумывался в этой жизни?
- Просто... Я очень хочу жить.
- Она тоже хотела, но ты ведь у нее не спросил.

Парень промолчал.
- Ладно, Ник, - произнес мужчина, - скажу тебе честно. С тех пор, как не стало моей жены, каждую ночь, засыпая, я думал лишь о том, как убью тебя. Я так часто представлял тебя, что начал относиться к тебе как к настоящему врагу. Ты стал смыслом моей жизни вместо жены. Я прокручивал в голове варианты развития событий и даже стал тебя немного уважать, представляя, как ты будешь сопротивляться, борясь за свою жизнь. Ты стал для меня всем. Ты стал моей религией, я ждал встречи с тобой и молился о том, чтобы до этого с тобой ничего не случилось. Ты, черт возьми, стал для меня каким-то божеством! Ничего в этой жизни не волновало меня так, как ты. Я представлял нашу встречу как судный день, как апокалипсис... И наконец это случилось. И что я вижу? Я вижу, что ты такой же тупица, как и те, которые сидят в правительстве. Ты полнейшее и абсолютное ничто. Знаешь, каково это - разочароваться в своем боге? Или узнать, что твой враг, о схватке с которым ты мечтал и готовился к ней - слабак, который ничего из себя не представляет? Это больно, Ник. И это меня злит.
Мужчина вздохнул и хлопнул ладонью по столу.
- Поэтому я не стану тебя убивать. Ты этого не достоин. Ты мне не враг и никогда тебе им не стать. Оказывается, что ты слишком ничтожен для этого.

Если бы Ник смог сейчас оторвать взгляд от стола и заглянуть в глаза мужчины, он многое смог бы там увидеть. И ярость, граничащую с ненавистью, и презрение, и жалость, и разочарование. И самое главное - боль. Дикую и беспросветную боль от потери любимого человека. Боль, которая навечно оставила свой безумный отпечаток в его глазах. Боль на грани безумия и сумасшествия. А еще боль от того, что его враг оказался ничтожеством.

- Ты мне не нужен, Ник. Живи свою чертову жизнь.
Мужчина убрал пистолет в карман куртки и вместо него бросил на стол несколько купюр.
- Возьми деньги и закажи мне еще кофе.
- Нет, что вы, - замахал руками Ник, - не нужно денег, я сам...
- Я сказал, возьми деньги и закажи мне кофе, - повторил мужчина, - а затем проваливай отсюда ко всем чертям. А я пока схожу в туалет.
Ник решил не спорить и, взяв купюры, на ватных ногах направился к барной стойке. Мужчина же в это время склонился над стулом, на котором сидел парень и протянул руку к его куртке, висевшей на спинке. Произведя с ней какие-то действия, он встал и направился в сторону туалета. Остановившись у двери, он снова посмотрел на парня и шагнул к выходу из ресторана.

Оказавшись на улице, он оглянулся по сторонам и, заметив кого-то на другой стороне проезжей части, направился к пешеходному переходу. Догнав полицейский патруль, он преградил им путь, заставив остановиться.
- В том ресторане находится вооруженный человек. Я видел у него пистолет.
Полицейские, не задавая лишних вопросов, бросились к заведению, оставив мужчину одного.
- Когда ты выйдешь на свободу тебе будет шестьдесят лет. Столько же, сколько и мне сейчас. И тогда ты тоже поймешь, что такое жизнь без смысла, веры и надежды, - произнес он, глядя на то, как полицейские врываются в ресторан. - Но ты же так хотел жить, а право на жизнь всегда весит больше, чем право на преступление, что бы там не говорили тупицы из правительства. Живи, Ник, живи...

©ЧеширКо

Показать полностью
101

Волшебство

Скрипя тормозами и изношенными внутренностями, автобус замер у остановки. Казалось, что двери успели приоткрыться лишь на пару сантиметров, а люди, плотной кучкой столпившиеся снаружи, уже начали проникать внутрь автобуса, не обращая внимания на пассажиров с выпученными глазами, которым нужно было выйти на этой остановке. Не прошло и нескольких секунд, как транспорт превратился в плотно набитую железную консерву. С трудом закрыв натужно завывшие двери, автобус, постукивая на ходу железным сердцем, покатился дальше по маршруту, оставив на жаре двух человек, которым не хватило в нем места.

Молодой человек скривился от досады и, махнув рукой, сел на скамейку в ожидании следующего автобуса.
- Печально, - вздохнул второй неудачливый пассажир, который оказался стариком с длинной седой бородой почти до пояса и искусно расписанной тростью в руках. - Жаль, что волшебство отменили, правда?

Он посмотрел на парня и дружелюбно подмигнул ему. Впрочем, тот не разделил оптимизма старика и лишь угрюмо покачал головой.

- Вот, кстати, из-за них и отменили, - старик указал концом трости на автобус, в который ни ему, ни его товарищу по несчастью не удалось попасть.
- Из-за кого? Из-за кондукторов что ли? - хмыкнул парень.
- Нет, из-за людей, которые думали только о себе. Бьюсь об заклад, в этом автобусе сейчас едут не меньше пяти человек, которым нужно было выйти на этой остановке. Но их желания никому не интересны.

Старик вздохнул и присел рядом с молодым человеком, опершись на свою трость.
- Раньше же оно как было? Были волшебники - по одному в каждом поселении. К ним приходили люди, излагали свои желания, проблемы, а волшебник уже принимал решение - помочь ли этому человеку или нет, и если помочь, то как именно это сделать. Конечно же, не все из них были честными - и взятки брали, чтобы на невинного человека икоту напустить, и девок молоденьких очаровывали... В общем, взбунтовался народ по всему миру и говорит, мол, нечестно это, что волшебством не все имеют право пользоваться, а только избранные. Давайте, говорят, учите всех этому своему волшебству. Волшебники в отказ - нельзя так, говорят, только хуже станет. А люди ни в какую - учите и всё. В общем, долго они бодались, а в итоге решили, что каждый человек на земле теперь за свою жизнь имеет право один раз сотворить волшебство. Любое. На том и разошлись.

Парень прищурился и посмотрел на старика, оценивая его психическое состояние, но тот лишь улыбнулся.

- Вот ты на что потратил бы свое заклятие? - спросил он.
- Телепортировал бы сюда пустой автобус, - отмахнулся парень.
- А если серьезно?
Молодой человек бросил тоскливый взгляд на дорогу и, смирившись с мыслью о том, что ему придется провести наедине с этим дедом немало времени, потер переносицу.

- Ну, не знаю... Что-нибудь типа... Чтобы лекарство от всех болезней появилось, например.
- Достойно, - усмехнулся старик, - только неправдоподобно и глупо.
- Почему это? - хмыкнул парень, - что же здесь глупого?
- С одной стороны вроде бы и ничего, а с другой - обязательно нашелся бы человек, который после твоего заклятия наложил бы обратное.
- Зачем?
- Да просто из вредности. Ну, или от обиды какой-нибудь, от отчаяния или просто по пьяни. И всё - пропало твое заклятие. Да и вряд ли бы ты стал тратить его на других.
- Ну, это так про всё, что угодно можно сказать, - рассмеялся парень.
- Вот в том-то и дело, - кивнул старик. - Волшебники ведь об этом и говорили, а люди не поверили. Ну, давай еще подумай.

Парень сам не заметил, как увлекся этим разговором. Подняшись со скамейки, он сделал несколько шагов вдоль остановки. В один момент под его ногой что-то хрустнуло, но он не обратил на это внимания.

- Это что получается? Захочу я все войны отменить, а ведь все равно найдется кто-нибудь, кто их снова развяжет?
- Именно, - развел руками старик. - Волшебство - дело такое. Тут думать нужно головой и не спешить ни в коем случае. И ты не спеши - время есть.
- Хорошо, - кивнул молодой человек, - если нельзя что-нибудь хорошее для всех сделать, то я же могу наколдовать что-нибудь для себя или своих родственников?
- Можешь. Только не забывай про врагов. Как только они узнают, что ты для себя что-то доброе сделал, они не упустят возможности твое заклятие отменить.
- Так у меня вроде нет врагов, - пожал плечами парень.

- У тебя может и нет, но не стоит думать, что нет в мире людей, которые не считают врагом тебя. Таких у каждого полно и, поверь мне, они не пожадничают своим заклятием ради того, чтобы тебе навредить.
Молодой человек снова погрузился в размышления.
- Получается, что вообще ничего нельзя с этим волшебством делать?! Захочешь для людей что-нибудь сотворить - найдется тот, кто их ненавидит и снова какое-нибудь проклятье наложит. Для себя тоже нельзя - недоброжелатели тут же все обратно вернут. Хоть отменяй его совсем.

- Так его и отменили, - вздохнул старик, - самый главный волшебник посмотрел на то, что в мире стало твориться, ужаснулся, да и потратил свое заклятие на отмену волшебства. С тех пор никто не может им воспользоваться - ни люди, ни волшебники.

Старик посмотрел на дорогу и снова перевел взгляд на парня. Он стал серьезным и каким-то торжественным, как будто его обладатель решил раскрыть парню какую-то удивительную тайну.
- Дед моего деда не успел тогда свое заклятие потратить, поэтому он передал его своему сыну, а тот своему и так далее. Вроде как, если на момент отмены ты его потратить не успел, то оно еще работает. Там у волшебства свои законы, я в них не разбираюсь особо.

- Вы хотите сказать, что у вас есть право на одно заклятие? - недоверчиво посмотрел на старика парень.
- Мне отец так говорил.
Парень хотел было что-то сказать, но, поймав себя на мысли о том, что он уже несколько минут обсуждает какую-то чушь с незнакомым и, судя по всему, не совсем здоровым человеком, решил промолчать. Вместо очередной реплики он снова бросил взгляд на дорогу.
- Двадцать первый едет, - произнес он вслух.
- Вижу, что не веришь ты мне, сынок, - проигнорировав сообщение парня, сказал старик.
- Конечно не верю, - нахмурился парень, - потому что несете какую-то чушь про каких-то волшебников, про заклятия... Вы сами хоть понимаете, что это бред?

Глаза старика блеснули странными огоньками, но тут же погасли.
- А может ты и прав, - кивнул он, - может и правда всё это выдумки... А ведь хорошо бы было, если бы это оказалось правдой, да?
- Вы едете? - не ответив на вопрос, спросил парень, когда открылись двери подъехавшего автобуса.
- Еду, еду, сынок. Подожди меня.

Старик поднялся со скамейки и, опираясь на трость, направился к транспорту. Сделав несколько шагов, он остановился и посмотрел вниз. На асфальте лежал большой жук-носорог, а точнее то, что от него осталось. Именно он хрустнул под подошвой парня, когда тот расхаживал по остановке, пытаясь придумать, на что можно потратить волшебство. Старик покачал головой, ткнул концом трости в черно-желтое пятно и, схватившись за поручень, шагнул в автобус.

- Вы извините, я не хотел вас обидеть, - заметив, что старик расстроен, виновато произнес парень, присев на соседнее сидение, - просто вы взрослый человек, а говорите всякую ерунду. Я и подумал, что вы немного не в себе.
- Да ладно, я не в обиде, - улыбнулся тот, - просто скучно было, вот и решил тебя повеселить рассказом.
- А, ну так бы сразу и сказали, - успокоился молодой человек, - а то я уж подумал, что вы совсем того...
- Брось, я хоть и старый, но еще в здравом уме. Конечно же не существует никакого волшебства. Ты мне лучше скажи - этот автобус на Лермонтова поворачивает или прямо идет?
- Вроде бы прямо. Сейчас узнаю.

Автобус отъехал, обдав асфальт черным дымом из выхлопной трубы. Когда он развеялся, на остановке никого не осталось, кроме жука-носорога, неторопливо ползущего по своим делам.

©ЧеширКо

Показать полностью
162

Книжная душа

Бес по имени Асмодей уже который год пытался заполучить душу писателя Зиновия. Чего он только не выдумывал. И уговаривал, и предлагал обмен, и даже просто пытался украсть, но Зиновий был непоколебим и никак не реагировал на поползновения Асмодея. А может быть, он был так увлечен сочинительством, что просто не замечал писклявого голоска чертенка.

В один из вечеров, по привычке устроившись в одном из ящиков стола, Асмодей прикрыл глаза и попытался уснуть, устав от выдумывания очередного плана похищения души писателя. Тот, в свою очередь, расположился в кресле, решив ознакомиться с критикой своих произведений. Первое время он лишь ухмылялся, читая рецензии, но с каждой минутой брови на его лице сдвигались все ближе и ближе, улыбка становилась все натянутей, а поза напряженней. В один момент он вскочил на ноги и, сцепив руки за спиной, принялся расхаживать по комнате.

- Да как они могут такое писать? - то и дело выкрикивал он. - Это, как минимум, невежливо! Я даже больше скажу - это гнусная ложь! Моя книга не так уж и плоха!

Чертенок, разбуженный гневными выкриками писателя, лишь слегка приоткрыл глаза и перевернулся на другой бок. Он уже давно привык к этим монологам и почти не обращал на них внимания. Прикрыв уши руками, он попытался снова уснуть, но накал эмоций Зиновия лишь возрастал.

- Разве позволительно воспитанному человеку писать такие гадости о творчестве человека?

Зиновий подошел к столу и, плеснув в стакан воды из графина, тут же осушил его до дна, немного притушив огонь, пылающий внутри него.

- Я работал над этой книгой несколько лет! Я не спал ночами! Я вложил в нее свою душу!

На этих словах, чертенок, дремлющий в ящике стола, открыл глаза и дернул головой так, что ударился ею о дно верхней полки. К счастью, писатель, переполненный праведным гневом, этого не заметил. Навострив уши, Асмодей забыл обо сне и, стараясь не двигаться, лишь жадно прислушивался к каждому слову писателю. Но тот больше ничего важного не сказал. Закончив возмущаться и выпив еще два стакана воды, Зиновий отправился спать.

Как только из спальни послышался его мирный храп, чертенок выбрался из своего убежища и, забравшись на стол, склонился над книгами, стопкой лежащими на нем. Схватив верхнюю, он перепрыгнул на подоконник и, приоткрыв окно, исчез в темноте ночи.

***
Главный бес сидел на троне, подперев рогатую голову когтистой рукой и взирал на чертенка, который, стараясь не смотреть в глаза своего повелителя, протягивал ему что-то в своих ладонях.

- Что это, Асмодей? - спросил он, широко зевнув.

- В этом предмете заключена душа одного человека, за которой я охочусь уже несколько лет. Сегодня я понял, почему никак не мог ее заполучить. Оказалось, что он спрятал ее сюда, а затем проговорился об этом.

Главный бес взял в руки книгу, осмотрел ее со всех сторон, пролистал и даже слегка встряхнул, в надежде на то, что из нее выпадет душа. Убедившись, что никакой души в ней нет, он снова взглянул на чертенка.

- И где она?

- Я не знаю, - затрясся от страха Асмодей, - но он сам говорил... Может быть, он спрятал ее между страниц?

Главный бес приблизил книгу к глазам и внимательно осмотрел пространство между строк, для надежности даже проведя по странице когтем. После этого он поднес книгу к широким ноздрям и втянул воздух.

- Душой здесь даже и не пахнет, - вынес он свой вердикт.

- Но я слышал своими ушами, что он говорил об этом! - заверещал Асмодей, - его проклятая душа точно должна быть в этой книге!

- Но я ее не вижу! - возразил главный бес, - книгу вижу, а душу нет. Покажи мне ее!

Асмодей выхватил книгу из рук главного беса и, повертев ее в руках, принялся стучать по ней кулаком, в надежде на то, что душа, рано или поздно, не удержится и вылетит из этой книжонки. Некоторое время главный бес с интересом наблюдал за происходящим, но потом монотонное стучание утомило его.

- Асмодей, займись выколачиванием души в другом месте. От этого стука у меня начинают болеть рога.

Чертенок разочарованно взглянул на повелителя и направился к выходу из ада.

Следующие несколько дней Асмодей сидел в ящике стола и, пока не слышал Зиновий, стучал своим маленьким кулаком по книге. За это время ее обложка помялась и потеряла свой товарный вид, а душа все никак не появлялась наружу. Наконец, окончательно разочаровавшись в своих усилиях, чертенок бросил книгу в угол ящика и, подперев мохнатое лицо руками, заплакал от бессилия.

Всхлипы чертенка услышал Зиновий и, прибежав на шум, тут же обнаружил в ящике стола рыдающего чертенка и свою изорванную книгу.

- Ты обманул! - между всхлипами выкрикивал Асмодей, - нет в твоей книге никакой души! Это враньё!

- Я знаю, - вздохнул Зиновий и присел за стол, подперев рукой голову, - читатели говорят то же самое и, наверное, они правы. В этой книге ее нет. Я не смог вложить в нее душу, а это значит, что писатель из меня никакой. Наверное, мне нужно просто перестать писать.

- Да что они понимают в душах? - вытирая слезы со щек, произнес чертенок, - нашел кого слушать...

- Но ведь и ты сказал, что в этой книге нет души.

- Конечно, ее там нет, - всхлипнул Асмодей и, выбравшись из ящика, сел на стол, свесив ноги вниз, - а ты возьми и вложи! Пойми, мне очень нужна твоя душа! Если я ее не получу мне влетит от повелителя. Не мог бы ты попробовать написать еще одну книжку? Может быть, у тебя получится вложить свою душу в нее?

- Думаешь, стоит попробовать? - посмотрел на него Зиновий.

- Конечно! - захлопал в ладоши чертенок, - обязательно стоит! Я в тебя верю! Никто в тебя не верит, а я верю! Давай, не ленись. Пиши.

***
С тех пор прошло много лет и Зиновий написал много книг. Чертенок всегда нетерпеливо ждал выхода новой, и как только она появлялась в доме писателя, тут же начинал стучать по ней кулаком до тех пор, пока она не превращалась в растрепанное бумажное нечто. Первые книги все так же не нравились читателям, а затем Зиновию стали говорить о том, что он стал писать лучше. В конце концов, он написал такую книгу, которая стала известна во всем мире и люди из разных стран, не сговариваясь, в один голос твердили о том, что на этот раз автор действительно вложил в нее свою душу.

Писатель тут же сообщил об этом Асмодею, но тот лишь покачал головой, отбросив в сторону разорванную обложку.

- Начинай следующую, - угрюмо буркнул чертенок и подвинул к писателю блокнот, - и не слушай этих дураков. Они ни черта не понимают в душах.

Так они и прожили всю жизнь вместе. Писатель, известный на весь мир, и чертенок - единственный на всем белом свете, кто когда-то в него поверил и не позволил сдаться.

Наверное, это был единственный случай в истории, когда зло, само того не ведая, изо всех сил пыталось помочь добру и в конце концов у него это получилось.

©ЧеширКо

Показать полностью
1069

Поиграй со мной

Несмотря на хорошую погоду, в парке было немноголюдно. Мимо скамейки, на которой сидел Михаил, за двадцать минут ожидания прошли несколько женщин с колясками и проехал один подросток на велосипеде. Когда невдалеке показался невысокий мужчина, который неспешной походкой приближался к Михаилу, он заметно занервничал, ведь ему предстоял совсем непростой разговор и неизвестно, как как на него отреагирует его собеседник.

- Роман Викторович, добрый день! - Михаил вскочил со скамейки и протянул мужчине мигом вспотевшую ладонь. - Спасибо, что вы пришли.
- Здравствуй, Миша! - улыбнулся тот. - Как живется на новом месте? Я так понимаю, у тебя возникли какие-то вопросы насчет дома?
- Да... - растерялся Михаил. - Я бы хотел...
- Все бы мы чего-то хотели, - перебил его Роман Викторович, - давай пройдемся по парку и ты мне всё расскажешь.

Следующие полчаса двое неспеша прогуливались по аллее, обсуждая, по мнению Михаила, всякую чепуху. То вчерашний футбольный матч, то повышение тарифов ЖКХ, то погоду. Наконец, когда терпение Михаила практически лопнуло и он собрался рассказать об истинной причине встречи, Роман Викторович остановился и внимательно посмотрел на него.

- Я знаю, что ты хочешь мне сказать, Миша. Точнее, догадываюсь. Несколько лет назад я был в похожей ситуации и прекрасно понимаю твои эмоции. Предыдущий хозяин дома, который продал мне его, тоже не посвятил меня в некоторые его... особенности.
Михаил поджал губы и с упреком посмотрел на мужчину.
- То есть, вы знали о том, что там творится какая-то чертовщина и намеренно не рассказали мне об этом?
- Иначе я бы его не продал, а ты бы его не купил.
- Эх вы... - покачал головой Михаил. - А на первый взгляд, такой порядочный человек...
Роман Викторович вздохнул и развел руки в стороны.
- Пойми и меня, Миша. Я пожилой человек, который никогда в жизни не верил во все эти потусторонние штучки, считая их банальными выдумками. До тех пор, пока не купил этот дом. Видишь эту седину на моей голове? Она появилась именно там, во время моего проживания в этом проклятом месте. Первое время я пытался бороться с этим существом разными способами. Я приглашал экстрасенсов и священников, но все они лишь разводили руками и ничего не могли сделать. И тогда я подумал, что с меня хватит. Мне надоело вскакивать посреди ночи от этого жуткого шепота над ухом, я не хотел больше засыпать со светом и горстями пить успокоительные таблетки. Остаток жизни я хочу провести в тишине и спокойствии, поэтому не стоит даже пытаться расторгнуть сделку. Ты купил дом, Миша, и теперь это твоя головная боль.

- Ну, знаете ли... - скрежетнул зубами Михаил, - тогда я подам на вас в суд за то, что...
- Что я не сообщил тебе о привидении? - усмехнулся мужчина. - Ну-ну... Миша, я продал тебе этот дом за бесценок. Неужели ты сразу не понял, что с ним что-то не так?
- Вы же сами сказали, что вам срочно понадобились деньги.
- Деньги? Да, они никогда не бывают лишними. Но вряд ли я смогу купить на них моток нервов, которые я там оставил, - Роман Викторович похлопал Михаила по плечу. - Миша, единственное, чем я могу тебе помочь, так только советом. Не трать деньги на всяких медиумов. Они тебе не помогут. А лучше прямо сегодня выстави дом на продажу. Если повезет, избавишься от него довольно быстро и сбережешь свое здоровье.
С этими словами он еще раз хлопнул Михаила по плечу и, не оглядываясь, зашагал прочь.

***
Ночь медленно опускалась на землю. Михаил сидел в гостинной своего дома с закрытыми глазами. Он знал, что как только солнце окончательно скроется за горизонтом, начнется кошмар, но на этот раз он решил подготовиться к появлению потустороннего обитателя. Двери и окна комнаты были завешаны связками чеснока, в комнату было снесено все столовое серебро, а ее стены украшены не только иконами, но и изображениями богов, казалось, всех религий мира. На столе стояло большое блюдо, до краев наполненное святой водой, а в руке он сжимал свежевыструганный кол из известного дерева.

Гнетущую тишину нарушил звук из камина. Как будто кто-то провел длинным когтем по внутренней поверхности дымохода и вниз полетел кусочек спресованной сажи, негромко цокнув по решетке. Михаил открыл глаза и нервно сглотнул, еще крепче сжав в руке кол. Именно этим звуком сущность обычно и возвещала о своем присутствии. В комнате стало заметно холоднее - как будто кто-то за спиной открыл холодильник, заставив Михаила поежиться.

- Поигра-а-а-ай... - шепот раздался прямо над его ухом. Молодой человек вздрогнул и резко повернул голову на звук, но там никого не оказалось.
- Со мно-о-ой... Поигра-а-ай... - послышалось уже из угла комнаты.
Михаил вскочил на ноги и, зачерпнув из блюда воды, окропил ею то место, где только что был слышен голос. Но это не оказало на сущность никакого действия. Задрожала люстра и наверху послышался топот чьих-то ног. Через секунду все стихло, а связка чеснока, висевшая на окне, полетела в сторону Михаила.
- Нам будет ве-е-есело... Поигра-а-ай...
Это был уже не шепот. В голосе обитателя начали появляться раздражение и обида.
- Да что тебе нужно? - размахивая колом во все стороны, выкрикнул Михаил.
- Поигра-а-а-ай...

Занавеска сама собой поднялась так, как будто кто-то открыл окно, а затем опустилась на место, но не до конца. Казалось, что за ней кто-то стоит. Михаил на ватных ногах шагнул к окну и ткнул в силуэт своим деревянным оружием. Кол, не встретив никакого сопротивления, прошел сквозь фигуру, пригвоздив занавеску к стеклу.
- Дава-а-ай поигра-а-аем! - раздался голос за его спиной.
Нотки обиды в нем сменились интонацией злобы. На пол полетели иконы.
- Поигра-а-а-ай!!!
Блюдо с водой приподнялось над столом и метнулось к Михаилу, облив его с ног до головы. А через секунду кол был вырван из его рук и, сделав круг по комнате, уставился острием прямо в голову перепуганного парня.
- Почему ты не хочешь игра-а-ать?

Сообразив, что все его приготовления оказались напрасными и бесполезными, Михаил, спотыкаясь, бросился ко входной двери, сопровождаемый однообразными выкриками существа. Закрыв за собой дверь, он бегом бросился прочь от страшного дома.

***
Спустя две недели Михаил снова сидел в гостиной. Перед ним на столе лежал лист бумаги, а в руке он держал карандаш. Рядом стояла кружка с дымящимся чаем, который он помешивал ложкой. Лицо Михаила было сосредоточено и напряжено. Из раздумий его вывел звонок мобильного телефона. Отложив карандаш, он поднес трубку к уху.
- Алло?
- Здравствуй, Миша! - голос Романа Викторовича был весел и беззаботен. - Как дела у нашего общего знакомого?
- Вы о ком? А, о местном жителе? У него все хорошо.
В трубке на несколько мгновений повисла тишина. Роман Викторович откашлялся и снова заговорил.
- Ты уже выставил дом на продажу?
- Я не буду его продавать.
- Не будешь? - рассмеялся предыдущий хозяин. - А, ты решил его сдать в аренду? Должен тебя разочаровать - жильцы сбегут на следующий день. Когда-то я так уже пробовал.
- Роман Викторович, я не буду его ни сдавать, ни продавать. С какой целью вы мне звоните?
- Э-э... Я просто хотел поинтересоваться твоим здоровьем, а заодно предложить свою помощь в продаже. Естественно, за небольшой процент.
- Спасибо, но вынужден отказаться от вашей помощи. Меня полностью устраивает дом.
- А как же...
- Мы нашли с ним общий язык. Иногда нужно просто сделать то, о чем тебя просят. И неважно кто просит - человек или потустороннее существо. Человечнее нужно быть, Роман Викторович. До свидания.

Михаил нажал на кнопку отбоя, положил телефон на стол и снова взял в руку карандаш.
- Извини, отвлекся, - произнес он и взглянул на лист бумаги. - "Б" восемь.
- Будь ты проклят, мешок с костя-я-ями, - послышалось из дымохода, а затем вниз посыпались кусочки сажи.
- Это что значит? - поднял голову Михаил. - Убил или ранил?
- Уби-и-ил.
- Ну, тогда на сегодня всё.
Михаил поставил крест на последнем однопалубном корабле, откинулся на спинку кресла и широко зевнул.
- Сейчас спать, а завтра я тебя в лото научу играть. В морской бой тебе что-то не везет.
- Спокойной но-о-очи, мешок с костями, - послышалось из дымохода и все затихло.

Михаил поднялся из-за стола и направился в спальню. Он был единственным хозяином дома, который спал в нем крепко и безмятежно.

©ЧеширКо

Показать полностью
148

Лампочки

Темная аллея городского парка, у начала которой остановилась девушка, оказалась пустынной и безлюдной. Кое-где ее освещал блеклый свет фонарей, которые пока еще не разбила местная шпана, но выживших лампочек было так мало, что, казалось, свет звезд в ясную ночь осветил бы это мрачное место гораздо лучше них.

Девушка обернулась и бросила взгляд на центральную аллею, по которой гуляли люди и на которой царили безмятежность и веселье. Ей совсем не хотелось сворачивать с нее, но, заметив кого-то в толпе, она, не раздумывая, шагнула в темноту.

Голоса людей, звуки музыки и шум аттракционов с каждым ее шагом становились слабее и через несколько минут почти стихли, оставив девушку наедине с шумом ветра в кронах деревьев. Дойдя до первого работающего фонаря, она остановилась и, сделав вид, что поправляет пряжку на обуви, незаметно бросила взгляд назад. Увиденное заставило ее вздрогнуть и тут же ускорить шаг.

У следующего фонаря она не стала изображать шпиона и, быстро обернувшись на ходу, бросилась бегом по аллее. До следующего круга света она добежать не успела. Споткнувшись обо что-то, она вскрикнула и тут же растянулась на асфальте. Казалось, что это падение не слишком ей помешало. Вскочив на ноги, она хотела уже снова броситься бегом, но было уже поздно. Чья-то рука схватила ее за шею. Девушка попыталась вырваться, но на ее плечо тут же легла вторая рука. Сделав несколько рывков в надежде на освобождение, девушка замерла и, резко выдохнув, повернулась к своему преследователю.

- Ты можешь оставить меня в покое? - уперев руки в бока, недовольно произнесла она.
- Я хочу быть с тобой... - тихо произнес преследователь, который оказался мужчиной лет сорока, одетый в самую обычную одежду - джинсы, кроссовки и футболку.
- Да убери ты свои руки! - возмутилась девушка, вырвавшись из объятий мужчины, - кто тебе вообще позволил меня трогать? Ты уже достал, честное слово! Сколько можно за мной бегать?! Я же тебе уже сто раз говорила - ты мне неинтересен, ты мне не нужен!
- Но...
- Никаких "но"! Ты можешь своей головой понять, что между нами ничего не будет?
Она протянула руку и постучала пальцем по лбу мужчины. Этот жест был настолько неуместным в этой ситуации, что на несколько секунд на аллее воцарилась тишина, которую вскоре снова нарушила девушка.
- Послушай, - тон ее голоса сменился с возмущенного на почти жалобный, - ты же такой красивый парень... Я сама видела, как на тебя девушки заглядываются. Неглупый, скромный, воспитанный... Ну, зачем я тебе нужна? Что с тобой не так? Почему ты вместо того, чтобы жить своей жизнью, таскаешься за мной? Объясни мне!

Мужчина вздохнул и, сунув руки в карманы, пожал плечами.
- Я не могу тебе этого объяснить, - тихо произнес он, - ты знаешь мою историю, я тебе ее уже рассказывал. В один момент я просто разочаровался в людях, в любви, в дружбе, во всём. А когда я впервые увидел тебя, я понял, что только с тобой смогу обрести тот душевный покой, который так долго искал. С тех пор я постоянно думаю о тебе и не нахожу себе места. Я думал, что ты поймешь меня, но оказалось, что я тебе не нужен... Жизнь потеряла смысл, а это значит, что у меня есть только один выход.
С этими словами он вынул из кармана складной нож и, нажав на кнопку, тут же поднес лезвие к своей шее.

- Начинается... - девушка покачала головой и подкатила глаза, - ты опять за свое? Хватит уже! В жизни полно смыслов.
- Например? - оживился мужчина.
- Да хотя бы... - девушка задумчиво осмотрелась по сторонам, - ну, я не знаю... К примеру... - ее взгляд упал на ближайшее пятно света на асфальте, - вкрутить лампочки в фонари. Да! Возьми и вкрути лампочки. Ты же видишь, что это никому не нужно, а ты возьми и сделай доброе дело. Глядишь, и люди перестанут бояться по этой аллее ходить. Чем тебе не смысл?
- Что это за смысл жизни такой - вкручивать лампочки? - хмуро ответил мужчина.
- Это один из смыслов. Маленький такой, неприметный, но с чего-то же нужно начинать?
Мужчина медленно опустил руку с ножом и задумчиво посмотрел на темные плафоны.
- А мне зачем это нужно?
- А, то есть, забрызгать здесь всё своей кровью, напугать какого-нибудь прохожего, подкинуть работы врачам и полицейским - это тебе нужно, это дело хорошее, а вкрутить лампочки, доброе дело сделать - это так... Глупость какая-то. Так что ли получается?

Мужчина снова задрал голову и посмотрел вверх.
- И где я возьму эти лампочки?
- Магазины еще открыты.
- А стремянку?
Девушка вздохнула и, сложив руки на груди, бросила на него презрительный взгляд.
- Ты только что, не задумываясь, собирался воткнуть нож себе в горло. Неужели это легче, чем найти способ залезть на фонарь?
Эти слова почему-то задели мужчину и он, спрятав нож в карман, посмотрел на девушку.
- Ты серьезно думаешь, что когда человек не хочет жить, то ему помогут лампочки?
- А почему нет? - пожала она плечами.
Мужчина на секунду задумался.
- Ладно, но при одном условии. Ты проведешь со мной этот вечер.
- Условие за условие, - девушка подняла указательный палец вверх, - я схожу с тобой в магазин, помогу вкрутить лампочки, проведу с тобой вечер, но обещай, что после этого ты перестанешь меня преследовать.
- Договорились.

***
Не прошло и получаса, как двое снова появились на аллее. Девушка держала в руках целую коробку лампочек, купленных в магазине, а мужчина, пыхтя, нес на спине длинную стремянку. Остановившись у первого потухшего фонаря, он установил ее на асфальт и взяв в руки протянутую лампочку, полез наверх. Через несколько секунд оттуда полился свет, а через час вся аллея снова была освещена.

Двое сидели на скамейке и смотрели на людей, которые сворачивали с центральной аллеи сюда, чтобы прогуляться в тишине, не опасаясь того, что в темноте их будет поджидать какой-нибудь грабитель или маньяк. Некоторые проходили мимо, не обращая на пару никакого внимания, другие заинтересованно поглядывали то на мужчину, который, утирая слезы, громко хохотал, то на девушку, сидевшую рядом, и удивленно наблюдавшую за ним.

- Что смешного? - наконец не выдержала она.
- Да это же... Это же просто очень смешно, - отдышавшись, произнес он, - как может быть такое, что вместо того, чтобы перерезать себе к чертям глотку, как я и планировал, я сегодня вкручивал лампочки в фонари городского парка, а стремянку, на которой я стоял, держала сама Смерть? - мужчина вытер краем рукава слезы, - слушай, я уже не помню когда в последний раз так смеялся. Спасибо тебе.

- Пожалуйста, - Смерть поднялась со скамейки и посмотрела на мужчину, - надеюсь, ты сдержишь свое слово и теперь перестанешь меня преследовать, а я уже займусь своими делами.
- Мы же договорились, - кивнул он, - к тому же, когда-нибудь все равно наступит тот день, когда не я, а ты начнешь бегать за мной.
- Жди, - хмыкнула Смерть, - вот когда в городе не останется неработающих фонарей, тогда и поговорим.

С этими словами она медленно зашагала по аллее. Остановившись у последнего фонаря, она обернулась и посмотрела на мужчину.
- Нет, ну ты посмотри какой самоуверенный... - возмущенно прошептала она.
Подняв с асфальта небольшой камешек и подкинув его в руке, она размахнулась и метким броском запустила его по фонарю. Новенькая лампочка с глухим хлопком разлетелась на мелкие осколки, которые звонко посыпались на асфальт.

©ЧеширКо

Показать полностью
369

Общежитие призраков

Лёша был очень молодым и неопытным призраком, и именно по этой причине он до сих пор был Блуждающим. Так называли тех призраков, которые до сих пор не определились с постоянным местом жительства и все свое время проводили в поисках жилья и еды, перебиваясь одинокими путниками и заблудившимися путешественниками.

Конечно же, призраки не едят людей, но все же они зависимы от нас, так как большинство из них питаются нашими страхами, которые необходимы им для поддержания жизнедеятельности, если так можно назвать способ их существования. Казалось бы - что может быть проще? Поселись в любой дом, пугай себе людей и ешь до отвала, загребая страх двумя руками. Но, к сожалению, даже в мире призраков есть такие отвратительные вещи, как жадность и эгоизм.

Когда Леша только стал призраком, он, не долго думая, тут же отправился в старинный заброшенный особняк в надежде на то, что в нем всегда можно будет поживиться эмоциями людей, ищущих в таких зданиях острых ощущений. И он оказался прав - в городе давно ходили легенды об этом страшном доме, в котором иногда были слышны странные голоса, а предметы двигались сами собой. Конечно же, эти слухи приковывали к особняку пристальное внимание любителей мистики, которые чуть ли не каждую ночь проникали в него, чтобы своими глазами увидеть все эти таинственные штуки.

У самого порога особняка Лешу встретил его хозяин - старый призрак с длинной седой бородой и слегка размытым лицом. Особо не церемонясь, он предложил Леше проваливать отсюда и забыть дорогу к этому дому, так как он не намерен делиться с каким-то молодым щеглом страхами людей, которые по праву принадлежат ему одному. Леше ничего не оставалось делать, как развернуться и последовать совету хозяина особняка.

Следующие несколько лет Леша искал себе дом. Он заходил в квартиры, полуразрушенные здания, музеи и даже железнодорожные вокзалы, но везде его встречали призраки, которые поселились здесь раньше. Нет смысла рассказывать об этих встречах, так как все они проходили по одному сценарию - Леше просто предлагали убраться к чертям собачьим и больше никогда здесь не появляться.

Устав от такой жесткой конкуренции, он перебрался в деревню с надеждой на то, что здесь ему будет проще найти жилье, но уже через несколько дней он понял, что ошибся. Каждый дом, сарай и даже курятник уже был облюбован каким-нибудь призраком, который, естественно, не приходил в восторг при появлении незванного гостя.

Отчаявшись, Леша ушел в лес. Ночами он бродил по нему в поисках какого-нибудь заплутавшего человека и, если удача улыбалась ему, он мог хотя бы немного подкрепиться страхом. К тому же, Леша не сидел на месте. Надежда на то, что когда-нибудь он все же найдет свой дом не покидала его, заставляя идти все дальше и дальше. За это время он стал совсем прозрачным от голода, и порой даже случалось такое, что люди, которых он хотел напугать, просто его не замечали и проходили мимо.

Однажды, бродя по лесу в поисках чего-нибудь съестного, среди деревьев он заметил маленький домик. Леша был настолько голоден, что тут же бросился к нему сквозь заросли. Пройдя сквозь дверь, он остановился и осмотрелся по сторонам. Первое, что он увидел, была кровать, стоявшая у окна. На ней лежал человек и, судя по всему, крепко спал. Леша облегченно вздохнул - раз есть человек, значит будет и еда.

- Надеюсь, что никто из моих собратьев не добрался до этого дома раньше меня, - произнес Леша.
- Тссс!!! - послышалось откуда-то сбоку.
Он повернул голову и разочарованно вздохнул. В кресле сидел призрак.
- Тише, - приложив палец ко рту, прошептал он и махнул головой в сторону спящего человека, - не видишь что ли? Он спит.
Леша уже собрался уходить, не дожидаясь, пока его прогонят, но странное поведение хозяина дома удивило его.
- И что? С каких это пор призракам нельзя громко разговаривать, когда люди спят? - спросил он.
- Тебе же сказали - разговаривай тише, - послышалось с другого угла комнаты.
Леша повернулся на голос и увидел еще одного призрака. Он висел в воздухе, слегка покачиваясь из стороны в сторону.
- Ого! Вы что, вдвоем здесь живете? - удивился Леша.
- Не совсем, - раздался голос из-под кровати, а следом за ним оттуда же показалась полупрозрачная голова.
- И даже не втроем, - скрипнула дверца шкафа.
- И меня посчитайте! - послышался голос с чердака.
- Если что, я здесь, - приподнялся люк подвала.

Леша не успевал крутить головой во все стороны, считая жителей этого дома. В конце концов, когда последний призрак показался из старых настенных часов, Леша перевел взгляд на сидевшего в кресле.
- Вас здесь двенадцать. Неужели вам всем хватает страха одного человека?
- Мы его не пугаем, - прошептал тот.
- А чем же тогда вы здесь питаетесь?
- Страхами.
Леша непонимающе покачал головой, а призрак, поднявшись с кресла, направился к выходу, жестом пригласив гостя последовать за ним. Расположившись на деревянной скамейке, стоявшей у стены дома, он протянул полупрозрачную руку Леше.
- Меня Федором звать.
- Леша.
- Ну, будем знакомы, - кивнул призрак, - добро пожаловать в наше общежитие. Здесь всегда рады новым жильцам.
- То есть, как это - общежитие? - усмехнулся Леша, - я уже несколько лет не могу найти себе угол, потому что меня все выгоняют, а здесь целое общежитие?
- Да, - кивнул Федор, - самое обычное общежитие призраков.

- Но как вы здесь живете? Этого старика и на одного призрака не хватит, а вас здесь двенадцать лбов.
- Я же говорил тебе - мы не едим его страхи.
- А чьи тогда едите? Здесь еще кто-то живет?
- Нет. Он один.
Леша хотел задать очередной вопрос, но Федор жестом остановил его.
- Давай я расскажу тебе свою историю, а потом ты уже спросишь обо всем, что тебя интересует. Договорились?
- Хорошо, давай, - кивнул Леша и присел на скамейку рядом со своим новым знакомым.

- Когда-то очень давно я был таким же, как и ты. Я скитался по городам и деревням в поисках дома, но отовсюду меня прогоняли. Я ушел в лес и однажды наткнулся на этот дом. Каково же было мое счастье, когда я увидел, что здесь нет призраков, зато есть человек. Я не знаю, что заставило его уйти из города и поселиться здесь. Да это и неважно... Конечно же, первое время я пугал его и питался его страхами, но однажды с ним случилась беда - он заболел и несколько дней пролежал в кровати, не вставая с нее даже для того, чтобы попить. Я сидел в дальнем углу, смотрел на него из темноты и думал о том, что если он умрет, то я лишусь единственного источника пищи и мне снова предстоят долгие годы скитаний по лесам в поисках нового дома. И знаешь что? - Федор посмотрел на Лешу тяжелым взглядом, - в тот момент я впервые сам испытал страх. Мне стало страшно от того, что если с ним произойдет что-то плохое, то и меня, скорее всего, тоже не станет. Так случилось, что мой страх почувствовал еще один призрак, который бродил неподалеку. Ты его видел - сейчас он живет под кроватью. Он пришел на запах и очень удивился, увидев меня. Все эти дни новый призрак питался моим страхом и даже говорил, что по вкусу он ничем не отличается от человеческого. А мне было все равно - каждый день я сидел в углу и боялся за этого человека, не обращая ни на кого внимания. Наконец, он пошел на поправку, но мой страх никуда не исчез. Я боялся того, что он снова может заболеть. Более того, и второй призрак стал переживать за этого человека, потому что, как оказалось, теперь мы оба зависим от него. На запах наших страхов со всего леса стали стягиваться все новые и новые призраки. Некоторые ели и уходили, другие оставались. Сейчас нас двенадцать и мы очень боимся за жизнь этого старика, поэтому всячески оберегаем его ото всех неприятностей и других призраков, которые хотят поживиться его эмоциями. Вот так и образовалось наше общежитие.

Федор замолчал и откинулся назад. Его тело до пояса исчезло в стене дома, но через несколько секунд он принял прежнее положение.
- Спит еще, - тихо произнес он.
- То есть, вы питаетесь страхами друг друга, а человека вообще не трогаете? - вскинув полупрозрачные брови, переспросил Леша.
- Именно так, - кивнул Федор, - если ты хочешь, можешь пожить у нас пару дней. Если понравится - оставайся. Мы всегда рады новым жителям. Но только не вздумай напугать старика, - он пристально посмотрел на Лешу и красноречиво провел ногтем большого пальца себе по горлу, - понял?
- Куда уж понятнее, - хмыкнул Леша.

***
Старик открыл глаза и потянулся. Полежав несколько минут без движения и насладившись пением птиц за окном, он, кряхтя, поднялся с кровати и, накинув на плечи старую куртку, вышел из дома.
- Хороший сегодня денёк, можно и по лесу прогуляться, - сказал он сам себе и, улыбнувшись, неспеша зашагал по лесной тропинке.
Вокруг было тихо и спокойно. Старик гулял по лесу, дышал свежим воздухом и разглядывал прекрасный зеленый мир, окружавший его со всех сторон. Сделав очередной шаг, он не заметил, как зацепился носком ботинка за корень дерева. Покачнувшись, он стал неуклюже заваливаться на бок, но в этот же момент, каким-то чудесным образом ботинок выскользнул из-под цепкого корня и нога сама собой опустилась на землю, вернув человеку равновесие.
- Вот же незадача... Чуть не упал, - хмыкнул старик и, заложив руки за спину, продолжил прогулку, насвистывая себе под нос какую-то мелодию и радуясь тому, что несмотря на возраст, он все еще так же ловок и быстр, как в молодости.

- Приятного аппетита, друзья! - взволнованным голосом произнес Федор после того, как несколько невидимых рук бережно отпустили человека, не дав ему упасть, - и постарайтесь громко не чавкать.
- И правда - от человеческого вообще не отличается! - за обе щеки уплетая призрачный страх, произнес Леша.
Он еще никогда не видел столько еды. А старик даже не догадывался о тринадцати призраках за своей спиной, бродивших за ним повсюду и вздрагивающих при каждом его неосторожном движении.

©ЧеширКо

Показать полностью
730

Дело о лете

Ромка познакомился с Катькой на следующий день после того, как приехал в деревню к бабушке на летние каникулы. Она жила через несколько домов от него и иногда проходила мимо его двора, когда бабушка посылала внучку за хлебом. Их первая встреча произошла не очень удачно - Ромка, засмотревшись на что-то, чуть не сбил ее своим велосипедом, когда она выходила из своего дома. Обозвав друг друга "слепой курицей" и “пучеглазым придурком", двое разошлись в разные стороны, довольные тем, что знакомство наконец-то состоялось. Уже через несколько дней они вместе бегали купаться на речку и жечь вечерний костер. Ромка был на год старше Катьки, поэтому в их новоиспеченной "банде" он сразу же занял лидирующие позиции, постоянно придумывая, как разнообразить размеренную деревенскую жизнь какими-нибудь приключениями.

- Странная штука - лето, - однажды произнес Ромка, сидя на берегу озера вместе со своей боевой подругой и доедая вишню, которую они раздобыли после очередного "дела", совершив вылазку в соседский сад.
- Почему странная? - тут же отозвалась Катька, - очень даже хорошая штука.
- Я и не говорил, что лето плохое. Я сказал, что оно странное. Вот скажи, когда оно начинается?
- Первого июня конечно, - рассмеялась девочка, - ты что, не знал?
Ромка покосился на свою подругу и демонстративно покрутил пальцем у виска, сопроводив свой жест снисходительным вздохом.
- Глупая ты, Катька, и это... - мальчик поморщился, пытаясь вспомнить слово, которое часто употреблял его дедушка, когда смотрел новости по телевизору, - как его?.. О! Недалёкая ты.
- Это почему еще недалёкая? - нахмурилась она.
- Потому что веришь всему, что тебе говорят, - снова процитировал Ромка своего деда, - вот тебе сказали, что лето начинается первого июня, а ты и уши развесила. А вот скажи мне - чем отличается тридцать первое мая от этого твоего первого июня?
- Как чем? - удивилась Катька, - тридцать первое мая - это весна, а первое июня - уже лето.
- А где доказательства того, что лето уже началось?
- Какие еще доказательства?
- Самые простые. Вот смотри, - Ромка повернулся к девочке, - когда осень начинается?
- Первого сентября, - пожала плечами Катька.
- Вот и нет. Осень начинается тогда, когда пожелтеет дуб у речки. А зима начинается когда упадет первый снег. А весна - когда расцветет первый подснежник. Понимаешь? У каждого времени года есть какое-то событие, после которого можно сказать: "Вот наступила, к примеру, зима". А у лета такого события нет. Оно просто наступает и всё.
- Такого не может быть, - задумалась Катька, - если такие события есть у всех, то и у лета оно тоже есть. Просто мы о нем не знаем.
- Вызов принят, - серьезным голосом произнес Ромка и протянул открытую ладонь подружке, которая тут же хлопнула по ней своей пятерней, - детектив Ромыч и его помощница Кэт снова в деле!
- Ура! - захлопала в ладоши Катька, - новое дело!
- Я назову его делом о лете, - скрестив руки на груди и смотря вдаль, торжественно произнес Ромка.
- И я тоже так назову! - радостно произнесла девочка, но Ромка уже ее не слышал. Он погрузился в размышления.

Целую неделю два сыщика собирали доказательства и улики об этом таинственном начале лета. Первое предположение выдвинул Ромка, заявив, что, возможно, лето начинается тогда, когда первый человек искупается в озере или в речке, но эта версия была разбита в пух и прах соседом Катьки - дядей Мишей, который в этом году провалился под лед на зимней рыбалке. К счастью, тогда все обошлось, и незадачливый рыбак отделался легким испугом, но своим провалом он еще больше запутал следствие.

Вторую версию выдвинула Катька, предположив, что лето начинается тогда, когда начинаются каникулы, но Ромка тут же раскритиковал это предположение, сославшись на то, что взрослые не ходят в школу, а значит, не могут ориентироваться на это событие, определяя время года.

Следующая гипотеза пришла в головы детективов практически одновременно, когда они сидели вечером на скамейке у катькиного дома. Ее суть состояла в том, что лето может начинаться тогда, когда ночью можно выйти на улицу в одной футболке и не замерзнуть. Версия была замечательной, но ее снова разрушил вездесущий дядя Миша, который прошлой осенью, отмечая свой день рождения, уснул во дворе своего дома вообще без футболки.

С каждым днем расследование обрастало все новыми и новыми предположениями, но каждое из них, в конце концов, опровергалось тем или иным новым фактом, заводя следствие в тупик и расстраивая юных сыщиков. Не последнюю роль в запутывании расследования дела сыграл и дядя Миша, которого Ромка и Катька стали за глаза называть Профессором Мориарти, ведь каждую новую версию он, сам того не зная, легко отметал очередным примером из своей жизни.

Однажды вечером, когда сыщики шли домой после очередных посиделок у костра, Ромка вдруг остановился и, хлопнув себя по лбу, посмотрел на Катьку.
- Придумал! - выкрикнул он, - лето начинается после первого укуса комара!
- А вот и неправда, - покачала головой девочка, - меня комары еще в апреле покусали, когда мы с родителями в парк ходили.
- Тогда не придумал, - вздохнул Ромка.
- Может быть, лето начинается после того, как кто-нибудь съест первую клубнику? - предположила Катька.
Мальчик ненадолго задумался, но потом все же отрицательно махнул головой.
- А почему не первое яблоко? Или первый помидор? Нет, это не считается, тем более, я видел, что клубнику и зимой продают.
- Тогда я не знаю, - вздохнула Катька, - мы уже целую неделю думаем и никак не можем ничего придумать. Выходит, что лето начинается само по себе.
- Нет, так не бывает. Ничего само по себе не происходит.
Ромка остановился у забора катькиного дома и, оперевшись на него, посмотрел на небо, на котором яркими огоньками рассыпались звезды.
- Может быть, лето начинается тогда, когда становится виден Млечный Путь?

Катька запрокинула голову и вдруг что-то произошло. Ромка, стоявший у забора, неуклюже шагнул к ней и, опустив голову, быстро поцеловал ее в щеку. Это произошло так быстро, что она даже не сразу поняла, что произошло.
- Ладно, я пойду домой... - опустив глаза, тихо произнесла она, - давай завтра еще подумаем?
- Да, - кивнул Ромка и густо покраснел, - нужно уже раскрыть это дело.

Катька махнула рукой и, скрипнув калиткой, исчезла во дворе, а Ромка, сунув руки в карманы, побрел к своему дому. Оба понимали, что дело уже раскрыто и даже вездесущий дядя Миша не смог им помешать.

У каждого человека лето начинается в разное время, но для них двоих оно началось несколько секунд назад.

©ЧеширКо

Показать полностью
430

Дед Василий

- Вась, картошка-то у нас закончилась, ты бы сходил в магазин.
Пожилая женщина посмотрела на своего мужа, который сидел за обеденным столом и задумчиво смотрел в окно, из которого открывался вид на весь двор, с четырех сторон закованный в стены хрущевских пятиэтажек.
- Вась!
- А? - вздрогнул старик.
- Чего ты там увидел?
Женщина подошла к окну и, оперевшись на подоконник, выглянула на улицу.
- Да смотрю - пацанята опять по гаражам бегают. Расшибутся же! Неужели им больше поиграть негде?
- А где им еще играть, Вась? Все качели на площадке уже сто лет назад на металлолом растащили.
- Ну, так надо же написать куда-нибудь. Чтобы разобрались, отремонтировали. Может они там не знают, что у нас площадки во дворе нет. Так надо им сообщить.
- Ага, пиши, - хмыкнула старушка и махнула рукой, - прям завтра приедут и сделают тебе площадку, а заодно и дыры в асфальте залатают, и крышу перекроют. Иди уже за картошкой, мечтатель. Хорошо бы молодой купить килограмма полтора, но она, наверное, дорогущая сейчас.
Старик пожал плечами и, раскачавшись на стуле, поднялся на ноги. Накинув на плечи легкую куртку, он вышел из квартиры.

- Ну расшибетесь же! - покачав головой, крикнул он подросткам, играющим в "догонца" на крышах гаражей.
Те никак не отреагировали на его замечание, пропустив слова старика мимо ушей. Лишь один, по-видимому, самый старший из них, повернулся к мужчине и, уперев руки в бока, с вызовом в голосе произнес:
- А вам-то что? Это ваши гаражи что ли?
- Я же не о них беспокоюсь, а о вас, - ответил старик, - упадет кто-нибудь, сломает себе ногу... Зачем вам и родителям вашим такие неприятности?
- Не упадем, - бросил ему мальчик и побежал по крыше, прыгая с одного гаража на другой.
- Смотри сам не упади, дед! - трусливо выкрикнул кто-то из-за укрытия, вызвав смех своих друзей, - а то развалишься еще на кусочки!
Василий вздохнул и, ничего не ответив, побрел к магазину, который находился на другой стороне улицы.

Остановившись у пешеходного перехода, старик осмотрелся по сторонам и, убедившись в том, что ему ничего не угрожает, ступил на проезжую часть, медленно перебирая ногами. Всё произошло так быстро, что он даже не понял, как оказался лежащим на асфальте. Водитель внедорожника, повернув с перепендикулярной улицы, видимо, отвлекся и заметил старика уже тогда, когда тот был практически перед его капотом. В последний момент нажав на тормоз, он все же сумел остановить машину, но бампер автомобиля всё-таки клюнул Василия в бедро, отчего тот, потеряв равновесие, завалился на бок. Мгновенно выскочив из салона, виновник происшествия тут же оказался рядом с лежащим на асфальте Василием.
- Дед, живой?
Старик с трудом принял сидячее положение и, поморщившись, прикоснулся к своему колену. Водитель, боязливо осмотревшись по сторонам и быстро оценив обстановку, схватил старика подмышки и поставил на ноги. Перекинув его руку через свою шею, он потащил Василия к машине. Усадив того на заднее сидение, он прыгнул за руль и уже через секунду покинул место происшествия.

Завернув в ближайший двор, он заглушил мотор и повернулся к старику.
- Слышь, дед, ты как?
- Как будто машина сбила, - хмыкнул Василий.
- Ты это... Ну, короче, мне проблемы не нужны, сам понимаешь... Ты вроде сильно не пострадал, да?
Старик снова ощупал колено и пожал плечами.
- Короче, давай так. Я тебя сейчас за этот инцидент баблом взгрею, а ты забудешь, что здесь случилось? Ты же старый уже, еле ходишь - зачем тебе по всяким судам ездить? Затаскают же...
Василий бросил на водителя тяжелый взгляд исподлобья и протянул руку к двери.
- Не нужно мне ничего от тебя. Как у тебя здесь дверь открывается?
- Ну ты чего, дед? - удивился водитель, - обиделся что ли? Да ты спасибо скажи, что я затормозить успел.
- Спасибо, - кивнул Василий.
- Ну так что? Договорились? - переспросил водитель и запустил руку во внутренний карман куртки.
- Я же тебе говорю - не нужно мне ничего. Дверь открой.
- А ты сейчас сразу в ментовку пойдешь, да? Настучишь на меня?
- Домой я пойду, дуралей.
Водитель внимательно посмотрел на старика и, немного помедлив, разблокировал дверь. С трудом выбравшись из автомобиля, Василий, заметно хромая и припадая на левую ногу, направился в сторону дома. Когда он уже отошел на приличное расстояние, его догнал водитель.
- Слышь, дед? Я подумал, все же не по-пацански будет тебя вот так отпустить. Вот, держи на лечение.
- Я же тебе сказал - не нужно мне ничего! - хмуро произнес старик и попытался ускорить шаг.
- Не, так не пойдет. Ты давай лечись, только ментам меня не сдавай, ладно?
Водитель, ловким движением расстегнул карман куртки Василия и, на мгновение засунув в него руку, тут же застегнул его и, развернувшись, быстрым шагом направился к своему автомобилю. Проводив машину взглядом, Василий сунул руку в карман и вытащил из него несколько новеньких купюр, стянутых канцелярской резинкой.
Кое-как дохромав до своего дома, старик остановился у подъезда, чтобы перевести дух.
- Я же говорил, что развалится! - услышал он знакомый голос.
Мальчишки, усевшись на крышу гаража и свесив с него ноги, посмеивались и перешептывались, глядя на него. Василий молча открыл дверь подъезда и, поморщившись, перешагнул через порог.

***
С того дня прошло две недели. Поврежденное колено все еще немного ныло, но уже не так сильно беспокоило Василия, который сейчас снова сидел на своем любимом месте за обеденным столом и с легкой улыбкой на лице смотрел в окно.
- Вась, хлеб закончился!
Старушка закрыла крышку хлебницы и посмотрела на своего мужа.
- Ну чего ты там опять увидел? - она подошла к окну и, отодвинув занавеску, посмотрела на улицу, - ой, ты посмотри! Только недавно с тобой поговорили, что детворе играть негде, а тут уже качели какие-то устанавливают. Ты смотри... Да не одни, вон еще лежат какие-то...
Во дворе действительно наблюдалось какое-то оживление. Рабочие уже демонтировали старые качели и сейчас занимались установкой новых. Ватага мальчишек с интересом участвовала в этом мероприятии, помогая рабочим и одновременно донимая их своими вопросами и советами.
- Наверное, кто-нибудь из администрации приехал, посмотрел на наш двор и решил детишкам подарок сделать, - улыбнулась старушка.
- Наверное... - Василий с легкой усмешкой пожал плечами и потер ноющее колено.

©ЧеширКо

Показать полностью

Как оставить квартиру (или дачу) на время отъезда – и не беспокоиться. Гайд по современным системам безопасности

Как оставить квартиру (или дачу) на время отъезда – и не беспокоиться. Гайд по современным системам безопасности Гифка, Длиннопост

Лето — сезон отпусков для тех, кто весь год хорошо работал, и горячий период для домушников (так называют «квартирных грабителей»). Столько квартир остается без присмотра! Добавьте сюда риск протечек и пожаров – и уезжать будто бы уже не хочется. Чтобы во время отдыха не вспоминать все сюжеты из криминальных фильмов, вместе с Ростелекомом советуем, как защитить свой дом.


Итак, вы уезжаете на несколько дней или на месяц, а квартира остается пустовать. Самые спокойные (завидуем вам!) просто соберут чемоданы и хлопнут дверью, не думая о возможных пожарах/потопах. Тот, кто часто тревожится по поводу и без, — может попросить друзей или знакомых периодически заглядывать к вам и проверять, все ли в порядке. Это работающая схема с одним нюансом: проверять квартиру каждый день хлопотно, особенно если она находится не в двух шагах. Соответственно, оперативно отреагировать на проблему у друзей не получится. Проще попросить соседей, но для этого надо быть с ними в отличных дружеских отношениях.


А что, если дом способен сам о себе позаботиться? Если он достаточно умный, конечно. Рассмотрим несколько ситуаций, которые могут произойти, пока вы в отъезде, и разберемся, какие устройства обезопасят вашу квартиру.


Переживаю, что в квартиру залезут воры


Для начала помните об азбучных истинах: не слишком распространяйтесь, когда, куда и на какой срок вы собираетесь уехать. Попросите кого-то забирать почту из ящика, чтобы торчащие из него объявления не показывали, что вы давно не появлялись. Здесь как раз лучше обратиться к соседям. Но это не все.

Как оставить квартиру (или дачу) на время отъезда – и не беспокоиться. Гайд по современным системам безопасности Гифка, Длиннопост

Есть способ отпугнуть грабителей, описанный в классике, — в фильме «Один дома». Если вечерами в окнах будет гореть свет, это введет злоумышленников в заблуждение. Как это сделать? Для этого придумали умную лампочку. Включайте и выключайте ее дистанционно или запрограммируйте, чтобы она это делала самостоятельно.


Не лишним установить датчики открытия окон и дверей. Сверлить ничего не нужно, монтаж простой: две детали устройства крепятся к раме. Если датчик сработает, вам придет уведомление. Например, сервис Умный дом от Ростелекома отправляет push, но при проблемах с интернетом вы получите SMS. В общем, точно узнаете, что дверь или окно открылись. Важно, что датчик фиксирует изменение температуры и уровня освещенности, так что даже если окно разобьют, а не откроют, он отреагирует.


Для тревоги уведомления достаточно. Если вы уверены, что в квартиру точно вломился вор, уже можно обращаться в правоохранительные органы. В некоторых регионах в приложении Умный дом от Ростелекома можно подключить кнопку SOS и оперативно вызвать группу быстрого реагирования.


А если свои? Тут бы помогло Видеонаблюдение, чтобы посмотреть, кто пришел. Сделать это можно из любой точки мира: не важно, едете ли вы на дачу за город или на остров в океане. Но важно, чтобы остров не был необитаемым, – нужен интернет. Сервис видеонаблюдения от Ростелекома умеет записывать происходящее и днем, и ночью. Видео в HD или Full HD качестве хранится в облаке до 14 дней, так что доказательства взлома сохранятся, даже если вор сломает камеру.


Дал ключи знакомым и переживаю, что они будут делать в квартире


Как говорится, доверяй, но проверяй. Вы оставили кому-то ключи, чтобы он поливал цветы, проверял, все ли в порядке. Но немного волнуетесь: вдруг он закатит вечеринку или начнет примерять вашу одежду — ну мало ли!

Как оставить квартиру (или дачу) на время отъезда – и не беспокоиться. Гайд по современным системам безопасности Гифка, Длиннопост

На помощь также придут камеры. А еще датчики движения, если хотите знать, заходит ли человек в конкретную комнату или приближается к комоду с фамильными драгоценностями. Встроенный в камеру датчик движения можно настроить так, что вам на смартфон придет уведомление, когда кто-то вторгнется в запретную зону.


Не забудьте сообщить гостю о видеонаблюдении (вы же не хотите нарушать закон?). Скорее всего, этой меры будет достаточно, чтобы исключить возможные неприятности.


Не помню, выключил и я утюг


Пожалуй, каждому знакомо чувство паники, когда вышел из дома и на полдороги поймал себя на мысли, что не можешь вспомнить, выключил ли утюг, плойку, утюжок для волос, электрический обогреватель или так далее. Многие современные приборы умеют отключаться сами, если их долго не трогают. Так что ничего страшного может не произойти. Не будем зря нагонять тревогу! Ну максимум придет счет за электричество с огромными цифрами.

Как оставить квартиру (или дачу) на время отъезда – и не беспокоиться. Гайд по современным системам безопасности Гифка, Длиннопост

Самое простое решение — перед выходом из дома проверять все розетки. Вот только от тревоги это все равно не спасает, можно проглядеть. А если у вас еще и плохая память… Здесь выручит умная розетка. Ее можно включать и выключать на расстоянии. Скажем, переживаете, что не выдернули вилку утюга — заходите в приложение и видите, что все в порядке. А если забыли – тут же выключаете розетку.


Кстати, о пожарах. Есть устройство, которое не будет лишним, даже если вы в отпуск отправляетесь только на диван. Датчик дыма — крайне нужная вещь. Он отправит сообщение на телефон и подаст звуковой сигнал в квартире. Если вы спите в другой комнате – будет время затушить возгорание или эвакуироваться. Если вообще не дома – вызвать пожарных.


Боюсь, что прорвет батарею


Поток воды способен здорово преобразить вашу квартиру и потребовать масштабного ремонта. Добавьте к этому компенсацию ущерба соседям, если потоп произошел по вашей вине, — допустим, из-за незакрытого крана. Чтобы избежать хотя бы последнего, перекрывайте воду.

Как оставить квартиру (или дачу) на время отъезда – и не беспокоиться. Гайд по современным системам безопасности Гифка, Длиннопост

А лучше всего зафиксировать протечку в самом ее начале, чтобы минимизировать ущерб. На этот случай есть датчики протечки. Устройство работает от батарейки, легко крепится и реагирует не только непосредственно на воду, но и на изменение влажности и температуры. Это позволяет заметить потоп на ранней стадии и быстро среагировать – вызвать соседей или попросить управляющую компанию срочно перекрыть воду. В общем, любыми способами спасти квартиру!


Всего так много, а как понять, что нужно именно мне?


Зависит от того, какие угрозы вы считаете самыми реальными. Например, по статистике МВД России за первые полгода 2019 года, каждое 44-е зарегистрированное преступление – это квартирная кража. Тут бы пригодился датчик открытия окон и дверей или камера.


Важна площадь квартиры, количество окон, батарей. В студии можно обойтись одним датчиком дыма и датчиками протечки в ванной и в комнате между раковиной и батареей. А одна камера охватит все пространство. Если живете в частном доме или оставляете машину на парковке, есть смысл установить внешнее видеонаблюдение – допустим, над входной дверью.

Как оставить квартиру (или дачу) на время отъезда – и не беспокоиться. Гайд по современным системам безопасности Гифка, Длиннопост

В общем, просто оцените риски и возможный ущерб, который они могут нанести. Если точно не знаете, Ростелеком собрал три комплекта — датчиков и устройств для Умного дома.


Все это пригодится не только для отпускного сезона. Камеры наблюдения в комплекте с датчиками заменят видеоняню, помогут приглядывать за щенком, пока вы на работе, и проконтролировать строителей. Все примеры – из личных историй пикабушников.

Показать полностью 5
Отличная работа, все прочитано!