Skrimoza

Skrimoza

пикабушник
поставил 108 плюсов и 101 минус
отредактировал 1 пост
проголосовал за 1 редактирование
8113 рейтинг 1224 комментария 24 поста 5 в "горячем"
11

Окна "Лабрадор"

У многих людей в жизни наступает такое важное событие как ремонт. Ещё важнее оно становится если за изменением внутреннего облика вашей квартиры приходиться обращаться к сторонним организациям.


Об одной из таких организаций и пойдёт речь, точнее об оконном заводе "Лабрадор " , ещё точнее, дабы некоторым людям не пришлось читать этот пост полностью, я настоятельно предостерегаю вас от обращения в данную организацию, за время с начала ремонта приходилось общаться с разными компаниями, но не в одной не было и близко такого подхода к клиенту как в "Лабрадоре".

Данная история началась в апреле этого года. Было принято решение что надо утеплить балкон, а утепление в целом начать со смены окон от застройщика.

Были произведены расчёты теплопроводности.

Окна "Лабрадор" Ремонт, Окна ПВХ, Негатив, Отзыв, Без рейтинга, Длиннопост

И пусть будет проклят тот день, когда в доп.офисе "Лабрадора " сказали что все эти требования с лёгкостью удовлетворят, да и не просто с лёгкостью, а в кратчайший срок!

Отлично, вызываем замерщика, он производит все замеры, включая установку необходимых расширителей для утепления балкона.

Окна "Лабрадор" Ремонт, Окна ПВХ, Негатив, Отзыв, Без рейтинга, Длиннопост

И я иду оплачивать заказ. Первой моей идиотской ошибкой была 100% оплата заказа ,доставки, установки.

Окна "Лабрадор" Ремонт, Окна ПВХ, Негатив, Отзыв, Без рейтинга, Длиннопост

Но что сделано, то сделано. Доставка была назначена на 21 мая, установка на 22 мая.

21 мая мне поступил звонок от "Лабрадора " , в связи с проблемами с покраской доставка была перенесена на 8 июня, установка на 9.
Ну ничего страшного, наверное, задержка не такая большая.
8 июня окна были доставлены, по визуальному осмотру претензий к качеству нет. Но тут началась эпопея с установкой.

9 июня пришла бригада монтажников, 2 человека. Кажется из за отличного взаимодействия подразделений оконной компании "Лабрадор " , монтажники даже не знали что придётся убирать старые окна от застройщика. После просмотра объёма работ, было заявлено что им не хватает квалификации, и установку, качественную, они произвести не смогут, придётся ждать другую бригаду. Хорошо, не имеете, значит дождусь другую бригаду.

Следующий монтаж был назначен на 11 июня. Приехала новая бригада, мне сразу был задан вопрос о наличии у меня стремянки, таковой не оказалось. После осмотра объема работ, они опять удивились что придётся убирать старые конструкции, обнаружились претензии к замерам. В точности я не смогу воспроизвести то что мне было сказано, но всё сводилось к тому что установка не возможна из за неправильных замеров. Час звонков непонятно куда в попытках на словах с матами объяснить какие проблемы в замерах монтажникам ничего не дали, за этот час обнаружилось, что не хватает каких-то конструкций, извиняюсь я не специалист, не смогу вспомнить название. Монтажники уехали, был вызван заново замерщик.

Замерщик прибыл кажется 18 июня. Со словами что все расчёты правильные и люди просто не хотят работать - " Я бы вам их хоть сейчас поставил, но инструмента нет!". Но оказалось что конструкции придётся дозаказать . Сказано было что случай просто вопиющий, и конструкции будут сделаны в кратчайшие сроки. Но это было 18 июня.

На данный момент, 12 июля, никаких недостающих элементов не поступило. Доставка назначалась 2 раза ,с 9 до 15 часов, в рабочие дни. Оба раза она переносилась в 10 утра, тоесть приходится отпрашиваться с работы, а по итогу не получать ничего. На какие либо жалобы реакции 0.

По итогу, возможно это я такой проклятый и не везучий идиот, но мне не хочется чтобы вы попали в такую же ситуацию с оконным заводом "Лабрадор ". Постоянные переносы, это при том что работа у меня 2 через 2, но последние обещания доставки выпадали на рабочие дни. Отношения к клиенту отвратительное. Работа подразделения монтажа отвратительная. А окна , окна до сих пор стоят в коридоре, неизвестно ещё как их смонтируют.


На ошибках учатся, но ещё лучше учится на ошибках других.

Показать полностью 3
3

Дом смерти. Нераскрытое массовое убийство в Америке. Часть 2

Дом смерти. Нераскрытое массовое убийство в Америке. Часть 2 Америка, Массовое убийство, Текст, Длиннопост

Так видел ли он убийство или спал?



То, что предпринял далее шериф Дуг Томас можно с полным основанием назвать неординарным шагом. Он решил загипнотизировать мальчика и допросить его в состоянии транса. Причём, всё это шериф решил сделать самолично, не перепоручая весьма сложную и ответственную процедуру врачу-гипнологу.



Необходимо заметить, что сама идея допроса под гипнозом родилась у Дуга Томаса не на пустом месте. Тому имелась определённая предыстория, о которой имеет смысл рассказать здесь и сейчас. В 1977 г. в Калифорнии были похищены две сестры - 7 и 16 лет - которые были усажены неизвестным мужчиной в автомашину и вывезены, как это стало известно позднее, в Мехико. В приграничном мотеле преступник изнасиловал, а по приезде в Мехико, освободил обеих. Девочки были опоены наркотиками и алкоголем и их воспоминания о происшедшем оказались крайне скудны и путаны. На память потерпевших определённым образом повлиял и стресс, вызванный эмоционально-физическим травмированием, так что фактологическая база, на которую могли опираться следователи ФБР, принявшие на себя обязанности по поиску преступника, оказалась крайне скудна. Когда расследование с использованием классических приёмов зашло в тупик, было решено подвергнуть потерпевших допросу под гипнозом. И тут-то произошёл прорыв: девочки вспомнили массу интереснейших деталей, позволивших моментально сдвинуть следствие с мёртвой точки. Младшая, в частности, в состоянии транса рассказала о том, как преступник остановил автомашину на заправочной станции, расположенной на горе, и попросил работника станции, посмотреть, что с его машиной. Во время разговора оба употребляли слово фреон, значение которого девочка не знала, но в точности воспроизвела... После добавки фреона в кондиционер, преступник расплатился с работником сервиса, предоставив кредитную карту visa. Девочка не знала название платёжной системы, но точно описала логотип на кредитке... Получив эту информацию, агенты ФБР в течение суток раскрутили дело - они отыскали автозаправочную станцию на горе, установили личность работника, добавлявшего фреон, и номер кредитки, предоставленной похитителем. Через несколько часов на его руках защёлкнулись наручники.



И вот 12 апреля 1981 г. шерифу округа Пламас открылся чудесный шанс показать всему миру, как замечательно он хранит закон и порядок на вверенной ему территории и что не только агенты ФБР умеют ловить опасных преступников. Всё казалось предельно ясным - имеется мальчик, свидетель преступления, которого надо как следует расспросить о случившемся, а чтобы он не соврал, лучше это сделать под гипнозом. И шериф способен это проделать самостоятельно! Мальчик либо сообщит точные приметы убийцы, либо даже назовёт того по имени и на этом, почитай, дело сделано... Останется только поймать негодяя, ну, а это уже дело техники. Зато все увидят, как ловко и стремительно шериф Томас самолично расследовал страшное убийство..! Примерно такова была логика Дуга Томаса. Если бы он думал иначе, то наверняка бы, принял во внимание множество иных немаловажных факторов. А именно, то, что допрос под гипнозом всегда должен проводить врач-психолог или психиатр, имеющий большой практический опыт по использованию гипнотехник. Допрос ни в коем случае не должен проводить следователь по делу, либо кто-то иной, причастный к расследованию. Следователь лишь составляет письменную ориентировку по обстоятельствам дела, которую вручает для ознакомления врачу-гипнологу и сотруднику правоохранительных органов, присутствующему при допросе. Ориентировка должна содержать минимум информации о фактической стороне расследования и предназначена лишь для того, чтобы дать самое общее представление о об обстоятельствах проводимого расследования. ФБР выработало определённые формальные критерии, которые необходимо было соблюдать при организации допроса под гипнозом, в частности, санкцию на него должен был подписать Генеральный прокурор США, либо его помощник по уголовным делам. Эта была серьёзная и очень ответственная процедура, призванная гарантировать чистоту получаемой информации и что ещё важнее - оградить объект допроса от возможного внушения. Неквалифицированный гипнотизёр мог не только разрушить целостность воспоминаний, но и серьёзно исказить их проведя внушение несуществующей информации, понятий или образов. Шериф округа Пламас утром 12 апреля 1981 г. о таких пустяках не думал. Дугласа Томаса, что называется, понесло. Он распорядился вызвать художника, обычно выполнявшего портреты по словесным описаниям, и заявил, что лично допросит Джастина Исона под гипнозом. Детали допроса неизвестны - стенограмма его до сих пор не оглашена, неизвестно также, где именно и во сколько он проводился. Известно только, что допрос мальчика под гипнозом закончился до 11 часов утра, потому что в это время Мэрилин Смартт, присутствовавшая при допросе сына, рассказала о случившемся своей подруге Нине Микс. В качестве помещения для допроса, скорее всего, был использован банкетный зал местной гостиницы - именно это помещение в первые дни служило своеобразной штаб-квартирой расследования. Однако, кое-что о том допросе под гипнозом всё же известно.

Джастин под гипнозом рассказал, что ночью видел сон, в котором они находился на пассажирском катере вдали от берега. Какие-то двое мужчин набросились на Джона Шарпа и его друга Дэйна Уингейта. Дэйн был сильно пьян, странно пошатывался и не мог оказать сопротивления, однако Джон попытался драться с незнакомцами. Те,однако, оказались сильнее. И Джон, и Дэйн были выброшены за борт, и Джастин не мог сказать, что с ними произошло после этого. Затем мужчины убили Гленну Шарп и накрыли её покрывалом. Один из убийц орудовал ножом, второй - молотком. Нападавшие были незнакомы Джастину. Из его рассказал следовало, что они были одеты почти одинаково - синие джинсовые куртки и синие же джинсы Levi's, под куртками у обоих были надеты белые футболки. Джастин на удивление подробно описал внешний вид незнакомцев. Тот, который орудовал молотком, держал его в левой руке. Он имел усы, длинные волосы, зачёсанные назад и коротко остриженные над ухом. На его глазах были чёрные очки в золотистой оправе, а на ногах - ковбойские сапоги с вышитыми носками. Другой убийца, имевший в руках нож, имел вьющиеся волосы, очки в золотистой оправе, похожие на те, что носил мужчина с молотком, и носил ботинки военного образца типа стомпер  с гофрированной подошвой. Он называл Гленну Шарп её прозвищем "Сью" и не убивал её сразу, а сначала нанёс несколько ударов в грудь. Джастин не мог объяснить куда ушли мужчины, но после их исчезновения он поднял покрывало и попытался помочь Гленне Шарп, закрывая раны на её груди тряпкой с белыми и синими цветами. Но кровь шла очень сильно и Джастин выбросил тряпку за борт лодки. После этого мальчик, по его словам, лёг спать и проснулся уже утром от стука с оконное стекло Джеймса Сиболта.

Художник по полученному в ходе допроса описанию сделал наброски внешности предполагаемых убийц. Казалось бы, дело стронулось и служба шерифа получила первую серьёзную зацепку, способную привести к убийцам. Однако, далее произошло то, чего ни Дуг Томас, ни кто-либо ещё причастный к расследованию, предположить никак не мог. Мэрилин Смартт, мать Джастина Исона, неожиданно заявила, что считает своего мужа - Мартина Смартта - причастным к трагическим событиям в доме №28. Утверждение это выглядело весьма и весьма обоснованным. По её словам, накануне вечером её муж Мартин, которого все вокруг называли сокращённо "Марти", пригласил её в местный бар выпить пивка. Приглашение выглядело довольно неожиданным, поскольку он не очень-то баловал супругу, да бар был по местным меркам дороговат. Вместе с Мартином и Мэрилин в бар "Back door" отправился и некий Северин Джон Бубед, известный под кличкой "Бо". По словам женщины, Бубед был весьма опасным человеком, гангстером, отсидевшим в тюрьме за участие в ограблениях банков и хваставшимся, что ему доводилось убивать людей. Бубед, хотя и был родом из Чикаго, проживал несколько последних недель в доме Смарттов и попал он туда довольно неожиданно - его привёз из больницы ветеранов Вооружённых Сил, расположенной в городе Рино, штат Невада, Мартин Смартт, который сам лечился в психиатрическом отделении этой больницы. Бубед спал на диване в гостиной крошечного домика №26, а младший сын Мэрилин - 8-летний Кейси Исон - оказался отселён в кладовку без окон. Мартин сказал жене, что Бубед останется у них в гостях столь долго, сколько пожелает. В общем, около 22 часов 11 апреля 1981 г. компания в составе Мартина, Мэрилин и Бубеда направилась в бар и прошла мимо дома №28. При всём своём желании, троица никак не могла миновать дом Шарпов, что легко понять, бросив взгляд на карту "Кедди резёт". Из бара все трое вышли изрядно навеселе уже после полуночи и направились прямиком в собственный домик. Заявившись туда, Мартин и Бубед вдруг заявили, что никак не могут лечь спать, поскольку считают своим долгом извиниться перед кем-то за какой-то инцидент в баре. Они посоветовали Мэрилин лечь спать и не дожидаться их возвращения, после чего бодро вырулили за порог и исчезли в ночной темноте. Женщина, не имевшая намерения вникать в дела пьяных мужиков, легла спать и... уснула. Однако поутру начались фокусы. Перво-наперво, она обратила внимание на то, что на столе в гостиной лежит окровавленная ветошь и молоток. Как уверяла Мэрилин, в их доме не было молотка, ибо Мартин был совершенно безруким - ни гвоздя не мог забить, ни лампочку вкрутить. Однако через пару минут её ожидало новое открытие - посмотрев в окно, она увидела, что Мартин сгребает позади дома листву и ветки. Мэрилин уточнила у своего мужа, чем это он занят, на что Мартин ответил, что хочет навести порядок на заднем дворе. Он разжёг костёр из собранных веток и прошлогодней листвы, и бросил туда какие-то тряпки... Буквально через считанные минуты появился Джастин с рассказом о том, что в доме Шарпов лежат мёртвые тела и Мэрилин, не поверив сыну, прикрикнула на мальчика: "Не смей так шутить!" Джастин заверил маму, что он не шутит и Мэрилин, выйдя из дома, увидела сотрудников службы шерифа, натягивавших заградительную ленту вокруг дома №28. Чуть позже зазвонил телефон - это Нина Микс, подруга погибшей Гленны Шарп, осведомилась, что там у них происходит? И Мэрилин повторила ей рассказ сына.

Отвечая на вопросы Дуга Томаса, Мэрилин рассказала о своём муже и семье кое-что ещё небезынтересное. До сентября предыдущего года Джастин проживал со своим отцом, первым мужем Мэрилин, в штате Монтана. Мать забрала сына к себе и его появление самым негативным образом сказалось на поведении Мартина Смартта. Теперь он оказался вынужден кормить уже двух сыновей Мэрилин от другого мужчины. Его зарплаты повара на это явно не хватало. В Мартине Смартте с некоторого времени проснулась злобность и крайняя агрессивность. В состоянии раздражения, по словам Мэрилин, он метал ножи в её сыновей и грозил им дробовиком. Как-то раз осенью 1980 г. он сделал попытку наехать на мальчиков, сидя за рулём своей автомашины. В другой раз он попытался выбросить Мэрилин и Джастина из салона машины во время езды на высокой скорости. В марте 1981 г. Мартин начал регулярно, раз в неделю, посещать психиатра в больнице ветеранов Вооружённых Сил. Он жалуется на пост-травматический синдром после, который является следствием его службы во Вьетнаме в парашютно-десантном подразделении. У него расстройство сна, приступы неконтролируемой ярости, фрустрация от неудовлетворенности жизнью и плюс ко всему этому - проблемы с алкоголем и наркотиками. Мартину назначен курс лечения и он принимает различные психотропные лекарства. Прямо скажем, после такой аттестации вырисовывался весьма малосимпатичный образ. Мэрилин заявила шерифу, что до такой степени боится за судьбу Джастина, что после его рассказа об убийствах в доме Шарпов, сразу вывела мальчика на улицу и оставалась там всё время, пока их не пригласили на допрос. Она прямо заявила, что считает своего мужа Мартина и его дружка Бубеда виновными в ночной трагедии. Трудно сказать, как отнёсся в ту минуту шериф Томас к услышанному, но думается, что он остался под впечатлением свалившейся на него информации. Он поручил свои помощникам провести осмотр дома Смарттов и осведомился у Мэрилин, может ли она некоторое время прожить вне "Кедди резёт"? Женщина заверила, что может, у неё есть подруга, которая завсегда её выручит. Подругой оказалась... да-да, та самая Нина Микс, которая ранним утром так беспокоилась о судьбе Гленны Шарп. Это именно она приезжала со старшим сыном и его другом в "Кедди резёт" из Квинси, так что ничего удивительного не было в том, что около 11 часов утра Мэрилин с обоими сыновьями, даже не попрощавшись со своим мужем, направилась в дом Миксов. Но удивительным должно показаться совсем иное - с этого дня Мэрилин Смартт никогда более не встречалась со своим мужем Мартином. Вообще! Семья распалась буквально за несколько минут.

Пользуясь разрешением Мэрилин осмотреть место её проживания, представители службы шерифа вошли в дом №26. Они не обнаружили там ни Мартина Смартта, ни Бубеда и это выглядело довольно подозрительно, потому что в первые часы появления правоохранителей в "Кедди резёт" оба никуда уезжать не собирались. Также исчезла и машина Ди Лэйка, которую утром видели позади дома. Примечательно, что самого владельца никто не запомнил и где он находился оставалось пока неясным. Осмотр дома не привёл к обнаружению окровавленного молотка и ветоши, о которых говорила Мэрилин. Также ничего не дал и осмотр территории позади дома. Детективы разворошили золу в погасшем кострище, но ничего подозрительного там не увидели. Непонятно даже было как давно горел костёр - угли оказались остывшими. Тем не менее, Мартин Смартт и его дружок Северин Бубед оказались под подозрением и никто с них это подозрение снимать не собирался. Обвинение Мэрилин представлялось очень серьёзным. После 11 часов утра она уехала вместе с детьми из "Кедди резёт" в машине своей подруги Нины Микс. По пути Мэрилин рассказала последней, что Джастин был загипнотизирован самим шерифом и назвал убийцу - им был, по словам рассказчицы, Мартин Смартт, от которого она теперь решила уйти безвозвратно. На самом деле, как ныне известно достоверно, Джастин никогда не называл Мартина Смартта в числе убийц, но Мэрилин сочла, что маленькое преувеличение только придаст её расскажу яркости. Также Мэрилин рассказала, что видела в доме рано утром окровавленные молоток и тряпку; последней, видимо, вытирали руки. Обалдевшая от всего услышанного, Нина Микс внимала словам подруги ни на секунду не задумываясь над тем, насколько они правдивы и насколько уместно говорить об этом в присутствии Джастина - важнейшего на тот момент свидетеля по делу. В дальнейшем Нина окажется источником массы всевозможных домыслов и сплетен, которые начнут распространяться среди жителей Квинси и других городов округа Пламас и в конечном итоге попадут в прессу. Изучение этих сплетен и их опровержение отнимет у следствия много сил и времени. Но это будет чуть позже. А пока машина службы шерифа сопровождала переезд Мэрилин Смартт вместе с её двумя сыновьями в дом Миксов. И в последующем патруль службы шерифа круглосуточно размещался возле дома, обеспечивая физическую охрану важнейшего свидетеля. В скором времени следствие решит, что охраны двух вооружённых человек недостаточно для гарантии неприкосновенности Джастина Исона и его матери, поэтому через пару дней их перевезут в секретное место, где они пробудут почти три недели в полной изоляции от внешнего мира под непрерывной охраной полиции штата. Понятно, что подобная перевозка разорвала все шаблоны в головах жителей провинциального Квинси и долгое время для них и местных журналистов не было более животрепещущей темы, чем преступление в "Кедди резёт" и судьба важнейших свидетелей по делу. События вокруг Мэрилин Смартт и её сына убедили всех в полной достоверности её рассказов и послужили серьёзной опорой для одной из основных версий случившейся в доме №28 трагедии, согласно которой Мартин Смартт и Северин Бубед были вовлечены в случившееся. Даже сейчас, спустя более 30 лет, эта версия рассматривается как одна из наиболее достоверных.


Между тем, клубок событий продолжал раскручиваться своим чередом и всевозможные сюрпризы продолжали поступать со всех сторон. Уже после отъезда Мерилин Смартт и её детей из "Кедди резёт" патрульные, проводившие осмотр территории зоны отдыха, отыскали несколько окровавленных предметов, выброшенных в мусорный контейнер позади магазина. Это были картонная коробка, перочинный ножик с красной пластиковой ручкой, кусок туалетной бумаги с закрученными концами и кусок тряпка, происходивший непонятно от какой вещи. Тряпка и туалетная бумага явно использовались для вытирания окровавленных рук - об этом можно было судить по характерным полосам и помаркам, образовавшимся при их сгибании. Обнаруженные предметы были взяты на криминалистическое исследование. Полной ясности с его результатами нет до сих пор - это одно из многочисленных тёмных пятен расследования. С одной стороны, считается, что выброшенные предметы находятся в причинной связи с убийствами в доме №28, но с другой, анализ групповой принадлежности крови, найденной на ноже и коробке, не обнародован. В любом случае, в тот момент обнаружение этих предметов казалось очень важным и по общему мнению потенциально было способно резко продвинуть расследование вперёд. Все упомянутые находки были предъявлены поисковым собакам кинологического подразделения полиции штата, существовала надежда, что собаки смогут по запаху восстановить следовую дорожку, которую оставил человек, прикасавшийся к найденным вещам. После полудня офис шерифа принял два интересных телефонных звонка. В 13:30 некий аноним, позвонивший из города Ливермор, штат Калифорния, расположенного примерно в 270 км. к югу от Кедди, сообщил, что слышал разговор, из которого следовало, что некий работник железной дороги вместе с другом вошёл в дом Шарпов и там они весело поиграли. Звонивший упомянул имя Дэйн и пояснил, что как он понял из разговора, жертвы были связаны нападавшими перед уходом. Как можно было заключить из сообщённой информации, звонивший ничего не знал об убийствах и не был знаком с людьми, чей разговор подслушал. В скором времени раздался ещё один телефонный звонок, на этот раз не анонимный и из куда более близкого места. В офис шерифа позвонил торговец из магазина "Сьерра" в Квинси и сообщил, что стал свидетелем подозрительного инцидента. По его словам, за некоторое время до полудня какой-то незнакомец, молодой мужчина-индеец, вдруг принялся кричать перед дверями магазина об убийстве, свидетелем которого ему пришлось стать, и называть погибших по именам. Выходка поначалу показалась заурядной болтовнёй неадекватного человека, но через пару часов продавец услышал сообщение местной радиостанции о событиях в Кедди и сразу сопоставил услышанное со словами индейца. Тот совершенно верно называл имена и фамилии убитых! Последнее сообщение очень заинтересовало шерифа и тот направил детектива Крима разобраться с этой ситуацией и отыскать неизвестного хорошо осведомлённого индейца. В это же самое время в доме №28 проводилась кропотливая работа по изучению места преступления и поиску улик. Работа детективов и криминалистов уже в первые часы показала, что групповое убийство в доме семьи Шарп явилось сложным, протяжённым во времени и не до конца понятным действом. В гостиной комнате находились тела трёх человек - Гленны Шарп, её старшего сына Джона и друга последнего Дэйна Уингейта. Кроме того, не удалось отыскать младшую из двух дочерей Гленны - Тины Шарп. Её не было ни в доме, явившимся местом преступления, ни на территории "Кедди резёт", что стало ясно после тщательного осмотра как самой зоны отдыха, так и ближайших окрестностей. Дэйн и Джон, которым на момент гибели исполнилось 17 и 16 лет соответственно, были найдены лежащими на спине и практически полностью одетыми в их уличную одежду. Лишь куртка от спортивного костюма Джона была сброшена и лежала на полу примерно в метре от его тела. Погибшие не были прикрыты, однако под голову Дэйна Уингейта оказалась помещена диванная подушка.Причём её положили либо под голову трупа, либо незадолго до наступления смерти Уингейта, поскольку под головой Дэйна уже успела появиться большая лужа крови. В эту-то лужу подушку и положили, так что она оказалась пропитана кровью с двух сторон - снизу, со стороны лужи крови, и сверху - в силу кровотечения из головы Дэйна. На полу гостиной отчётливо просматривался кровавый след волочения тела Джона длиною более 1 м. Из этого следовало, что первые удары он получил ближе к кухне, где и упал на пол, после чего его тело для чего-то переместили в сторону входной двери.

Дом смерти. Нераскрытое массовое убийство в Америке. Часть 2 Америка, Массовое убийство, Текст, Длиннопост
Дом смерти. Нераскрытое массовое убийство в Америке. Часть 2 Америка, Массовое убийство, Текст, Длиннопост

Расположение тел убитых в гостинной дома, до и после удаления одеяла. На первой фотографии , в левом углу, видны ноги Джона Шарпа.

Гленна Шарп оказалась накрыта с головой одеялом в пододеяльнике, взятом с кровати из женской спальни. Женщина была одета в домашний халат без рукавов, под которым находилась тонкая футболка и бюстгальтер. Футболка и бюстгальтер были подняты вверх, в область подмышек, обнажая грудь. Больше никакой одежды на теле погибшей найдено не было и детективы поначалу решили, что преступник (-ики) забрал трусики женщины в качестве трофея. Лишь на следующий день, в процессе проведения судебно-медицинского исследования тела удалось выяснить, что трусы были использованы в качестве кляпа - убийца засунул их глубоко в рот своей жертве, а чтобы та их не смогла от них избавиться, наложил сверху повязку, сделанную из двух, связанных связанных вместе, платков.

Все погибшие подверглись прижизненному связыванию. Для обездвиживания жертв нападавший (нападавшие) использовали различные подручные материалы - серебристую клейкую ленту и электрические провода, найденные на месте преступления. В отношение разных потерпевших использовались различные виды связывания. Гленна Шарп обездвиживалась в несколько приёмов. Первоначально были связаны её руки, их запястья охватывал серебристый скотч, под который не затекла кровь. После этого последовало связывание рук и ног двумя раздельными электропроводами. Ноги жертвы оказались зафиксированы в полусогнутом положении. Длина шнура не позволяла их разогнуть, хотя женщина явно пыталась это сделать, на что указывало специфическое повреждение кожи бедра, оставленное трением натянувшегося как струна электропровода.Джон Шарп также первоначально был связан той же клейкой лентой, что и его мать. Его руки были приведены в положение молящегося и несколько раз обмотаны вокруг запястий скотчем. Несмотря на то, что молодой человек буквально весь был залит кровью, под скотчем крови не оказалось, как и в случае с Гленной. Клейкая лента использовалась также для связывания ног - её довольно грубо намотали в районе нижней трети голеней, захватив низ спортивных штанов. Кроме того, лодыжки Джона дважды охватывал электрический провод, завязанный узлом на правой лодыжке спереди и сбоку.
Этим же шнуром были связаны и ноги Дэйна Уингейта. Провод был обмотан двумя витками в районе нижней трети голеней и обвязка оказалась не слшиком тугой, возможно, в силу того, что во время движения ног произошло её ослабление. Этот провод заканчивался вилкой для электрической розетки. Обут Дэйн Уингейт оказался в тяжёлые походные ботинки, верхняя часть которых была замотана всё тем же серебристым скотчем, который был обнаружен на телах Гленны и Джона Шарп. Однако, в отличие от них, клейкая лента не связывала ноги между собой, другими словами, её наматывание на ботинки не лишало Дэйна возможности управлять ногами. Руки же Дэйна были оставлены свободными. Это странное заматывание клейкой лентой выглядело лишённым смысла и даже абсурдным, можно было подумать, что человек, связывавший Дэйна, то ли отказался от первоначального замысла, то ли у него просто закончился скотч. При этом обездвиживание Дэйна выглядело на первый взгляд явно недостаточным - тот, имея свободные руки, вполне мог развязаться и развязать товарищей по несчастью, причём проделать этом можно было в считанные минуты. Однако, правда оказалась гораздо запутаннее первого впечатления. Уже после доставки тела Дэйна Уингейта в морг и осмотра его кожи под увеличительным стеклом, выяснилось, что руки молодого человека всё же были связаны. На кожи запястий были найдены небольшие кусочки клея, происходившие от клейкой ленты. Стало быть, скотч охватывал его руки и, скорее всего, соединял их с лодыжками, возможно крест-накрест. Для этого Дэйна следовало уложить на пол, перевернуть на живот, завести руки и ноги за спину и таком положении замотать их попарно клейкой лентой. В какой-то момент злоумышленник (-ики) решил отказаться от подобной схемы связывания Дэйна и разрезал скотч, соединявший руки и ноги. Более того, он даже снял ленту, оставшуюся на руках, и унёс её с собою, поскольку на месте преступления никаких кусков скотча найдено не было. И уже после этого преступник (-ики) связали ноги Дэйна и Джона электрическим проводом.


Материал взят с сайта http://murders.ru

Показать полностью 2
2

Дом смерти. Нераскрытое массовое убийство в Америке. Часть 1

Дом смерти. Нераскрытое массовое убийство в Америке. Часть 1 Америка, Массовое убийство, Текст, Длиннопост, Загадка

Быть строителем атомных подводных лодок хорошо во всех смыслах. Работа эта почётная, нужная обществу, интересная и притом хорошо оплачиваемая. Инженер Джеймс Шарп в начале 1979 г. получил работу на судоверфи "Electric Boat" в городе Гротон, штат Коннектикут, где принял непосредственное участие в строительстве новейших американских ракетоносцев класса "Огайо", и мог бы считать свою жизнь вполне сложившейся, если бы не семейные проблемы.


Чтобы получить эту должность Джеймс оставил работу в штате Миссисипи. Следом за мужем и отцом в Гротон переехали его жена и пятеро детей, однако на новом месте семейная жизнь Джеймса, уже давшая прежде трещину, совсем не заладилась. Какая кошка пробежала между супругами сказать сейчас в точности уже нельзя, но в Коннектикуте они прожили вместе всего-то пару месяцев. В марте 1979 г. от Джеймса ушла жена, 34-летняя Гленна, а вместе с нею из его жизни исчезли и их общие детей.  Между тем, Джеймс не был алкоголиком, наркоманом, он много работал, неплохо зарабатывал, хорошо относился к детям. Хотя впоследствии одна из его дочерей, Шейла, утверждала, что отец бывал слишком строг и даже жесток. Как бы там ни было, разбор причин, приведших к расставания Джеймса и Гленны Шарп, выходит далеко за пределы сюжета, которому посвящён настоящий очерк. Для нас важно лишь то, что в один прекрасный день Гленна вдруг поняла, что жизнь проходит мимо. И чтобы что-то изменить в своей жизни к лучшему, ей необходимо расстаться с мужем. Это было неожиданное решение для Джеймса Шарпа , но он принял условия Гленны и расстались супруги бесконфликтно. Они не стали оформлять развод официально, ведь Джеймс обещал выплачивать деньги для поддержки детей и без этого. И действительно, с момента расставания исправно перечислял Гленне оговоренную сумму. Ну, а Гленна вместе в детьми оставила Гротон и направилась в Калифорнию.

Так в марте 1979 г. была запущена цепь событий, результатом которых явилось одно из самых запутанных, противоречивых и поныне нерасследованных преступлений за всю криминальную историю Соединённых Штатов Америки.

Итак, вместе с Гленной Шарп, которая обычно пpосила называть себя Сью из-за неблагозвучности имени Гленна, в Калифорнию отправились её старший сын Джон (ему тогда было 14 лет), дочери-погодки Шейла и Тина (13 и 12 лет соответственно), а также младшие сыновья Рик (8 лет) и 3-летний Грегори. Путешествие семьи через всю Америку несколько подзатянулось. Гленна с детьми заехала к матери в штат Миссури, где гостила около двух недель. Затем семейство двинулось далее на запад. Путешествие закончилось в апреле 1979 г. в небольшом городке Квинси в северной Калифорнии, где Гленну с детишками приютил на время родной брат Донован Дэвис. Донован с женой занимали трейлер №27а в трейлерном парке Клейрмон, в Квинси, но вскоре они съехали, оставив трейлер Гленне Шарп и её детям.

Гленна поступила в колледж, рассчитывая получить образование, которое помогло бы в дальнейшем трудоустройстве. Жила на социальное пособие, которое получала как мать пятерых несовершеннолетних детей, а кроме того, как было уже написано выше, она регулярно получала денежные переводы от Джеймса Шарпа. Так продолжалось почти полтора года. В ноябре 1980 г. Гленна с детьми переехала в соседний городок Кедди, точнее, в расположенный неподалёку от него курорт "Кедди резёт", арендовав там гостевой дом под номером 28.

Дом смерти. Нераскрытое массовое убийство в Америке. Часть 1 Америка, Массовое убийство, Текст, Длиннопост, Загадка

центральная часть коттеджного посёлка, где находились ресторан, бар, гостиница, магазин, а также единственный в посёлке телефон-автомат

К интересующему нас промежутку времени - т.е. концу 70-х - началу 80-х гг. прошлого столетия - Кедди делился на несколько районов. Существовал собственно посёлок с числом жителей около 100 человек, севернее которого на расстоянии около 1,2 км. располагалась упомянутая выше курортная зона "Кедди резёт". Это был участок на высоком берегу ручья Спаниш-крик , находившийся долгие годы во владении семейства калифорнийских миллионеров Моллэт. Последние построили там несколько десятков деревянных домиков, сдаваемых внаём, рядом с которыми, само собой, появился и бар "Задняя дверь". Кроме бара имелась обычная гостиница и ресторан под названием "Keddie resort lodge", известный своей охотничьей кухней - там подавали барбекю из медвежатины, стейки из мяса енота, замечательную рыбу, дорогие марочные вина. Ресторан пользовался заслуженной славой и в выходные дни поужинать в нём и провести ночь в одном из гостевых домиков приезжали даже жители Сан-Франциско. В описываемый период управляющим "Кедди резёт" являлся младший сын семейства Моллэтов по имени Гэри. Родители выплачивали ему 130 тыс.$ в год в качестве оклада, но сынок не сильно напрягался в роли управляющего. В апреле 1978 г. Гэри нанял две семьи, которым фактически перепоручил все свои функции. Формально, впрочем, считалось, что приглашённые им семьи Альбин и Хогабум займутся реконструкцией построек, но на самом деле Дуглас Альбин и Лесли Хогабум занимались чем угодно, кроме этого. В частности, они арендовали 32 акра земли южнее "Кедди резёт", надеясь построить там собственный курорт, правда, об этом в то время мало кто знал.



Арендованная Гленной Шарп постройка являлась одним из самых больших гостевых домов. И одновременно с этим - нелепых по виду и конструкции. Дом был как бы встроен в склон холма, равномерно понижавшегося в северном направлении с крутизной около 11° - главный вход находился на вершине и при взгляде с юга на север здание казалось одноэтажным. Однако при взгляде с противоположной стороны становилось ясно, что дом имеет два этажа. При этом внутренняя лестница отсутствовала и чтобы пройти с этажа на этаж, требовалось выйти на улицу и воспользоваться наружной лестницей. Упомянутая лестница являлась одновременно и черным выходом.

Дом смерти. Нераскрытое массовое убийство в Америке. Часть 1 Америка, Массовое убийство, Текст, Длиннопост, Загадка

Дом Гленны Шарп

Cовсем рядом с домом №28, находился дом под №27, занимаемый семьёй Сиболтов. Глава семьи - Джеймс Сиболт работал комендантом "Кедди резёт", он отвечал за исправность всевозможных коммуникаций на территории зоны отдыха. Его жена Зонита была весьма своеобразной женщиной, родившейся в семье мормонов и получившей строгое религиозное воспитание, строгое, разумеется, в сектантском понимании этого слова. Её жизненные установки определённым образом сказались на отношении к Гленне Шарп, которую Зонита осуждала за раздельное проживание с мужем и к которой она относилась довольно прохладно. Это отношение, впрочем, не распространялось на детей Гленны, особенно девочек, которых Зонита всегда была рада видеть в своём доме. Шейла и Тина Шарп были очень дружны с одной из дочерей четы Сиболт - Элисой, дружны настолько, что часто оставались ночевать у них в гостях. Помимо дочерей - Элисы и Полы - чета Сиболтов растила и сына, которого, как и отца, звали Джеймсом. В апреле 1981 г. Сиболту-младшему исполнилось 17 лет.

Субботний день 11 апреля 1981 г. прошёл для обитателей "Кедди резёт" также, как предыдущие. В посёлке не происходило ничего особенного, ничего такого, что отличало бы его от предыдущих. Гленна  Шарп отвезла на своей автомашине младших детей в Квинси, где они получили возможность поразвлекаться в тамошнем парке "Ганснер". Джон Шарп сказал матери, что планирует вечером побывать на молодёжной вечеринке в Квинси вместе со своим другом Дэйном Уингейтом. Эти молодёжные вечеринки устраивались где-нибудь в уединённом месте, куда на автомашинах съезжалась школьная молодёжь, включалась музыка и каждый отрывался так, как ему заблагорассудится. Джон и Дэйн регулярно бывали на подобных вечеринках. В тот день старшеклассники запланировали вечеринку на горе Хуг - уединённом и очень живописном месте примерно в 10 км. к северо-востоку от Квинси и молодые люди планировали гульнуть там в компании сверстников.

Обе дочери Гленны провели вторую половину дня у Сиболтов. Они возвратились домой, чтобы поужинать, после чего Шейла отправилась обратно в гости к своей подруге Элис, а Тина осталась дома. Соседи сквозь освещённое кухонное окно видели, как она мыла посуду. Шейла же получила от матери разрешение заночевать в доме Сиболтов.

Так заканчивался вечер 11 апреля 1981 г. для семьи Шарпов. А в ресторан и бар в это время стал набиваться народ, в основном хорошо знакомые друг с другом местные обитатели. Публика стала расходиться только после полуночи. Всё, вроде бы, было как всегда.

Но утром 12 апреля 1981 г. жизнь в Кедди перевернулась.

Около 7 часов утра Шейла Шарп, проснувшаяся в доме Сиболтов, направилась к собственному дому - занести ночную сорочку, привести себя в порядок, да и позавтракать, само-собой. Она открыла незапертую входную дверь и остановилась на пороге... Впоследствии Шейла рассказывала, что из-за полумрака в комнате она даже не могла толком понять, что именно видит, но подсознательно сразу сообразила, что картина ей открылась страшная. Всё вокруг было в крови - больших пятнах и брызгах - на полу лежали человеческие тела в знакомой ей одежде, но непохожие на людей при жизни, что-то бесформенное было накрыто одеялом с кровати матери и из-под одеяла выглядывали длинные, явно женские, волосы. В доме стояла полнейшая тишина...

Шейла не вошла в дом, а сразу же помчалась за Сиболтом-старшим. По его словам, девушка крикнула всего одну фразу: "Давай, скорее, там три тела, всё в крови, нож и у всех связаны руки!" Мужчина бросился к соседнему дому со всех ног. Заглянув через порог в гостиную комнату, Сиболт тоже не стал входить внутрь, а прикрыв дверь, вернулся в собственный дом и позвал членов семьи. Надо отдать должное Джеймсу-старшему - он не растерялся. Поскольку телефон в его домике оказался неисправен, Джеймс отправил Зониту сообщить Дугласу Альбину, непосредственному начальнику Сиболта, проживавшему с семьёй в доме №25, об обнаружении мёртвых тел и необходимости вызова шерифа. Услышав о происшествии, Альбин немедля позвонил в офис шерифа округа Пламас. Согласно официальным документам, входящий звонок Дуга Альбина был зафиксирован в 07:10 12 апреля 1981 г.

Поскольку на появление первых патрульных машин требовалось некоторое время, Джеймс Сиболт решил с толком использовать образовавшуюся паузу и поинтересовался у Шейлы, где находится спальня младших мальчиков - Рика и Грега? Вопрос был далеко не праздным - Сиболт первым сообразил, что дети, если только они живы, могут испугаться вида крови и мёртвых тел. А значит следовало сделать так, чтобы они не выходили в гостиную. Сиболты вместе с Шейлой Шарп вышли на улицу и Шейла указала окно спальни, где должны были провести ночь мальчики. Джеймс-старший, подставив доску, заглянул в окно и увидел спящих детей. Оказалось, что мальчиков трое - кроме Рика и Грега Шарпов в спальне находился Джастин Исон, 12-летний мальчуган, также проживавший в "Кедди резёт". Постучав в стекло, Сиболт разбудил всю троицу и попросил открыть окно, что те и сделали. Стараясь по возможности не напугать детей, Джеймс-старший сказал, что им надо поскорее вылезти через окно. Мальчики отнеслись к этому совершенно спокойно - все они хорошо знали семью Сиболт, а кроме того, рядом стояла Шейла Шарп, так что оснований для беспокойства, вроде бы, не имелось. Джеймс вытащил всех троих через окно и поинтересовался у Шейлы Шарп, как лучше эвакуировать Тину? Дело в том, что девичья спальня находилась в противоположной стороне дома и её окно было располагалось значительно выше . Сиболт вполне разумно не хотел входить в дом, явившийся местом преступления, а значит, Тину Шарп тоже имело смысл вытащить через окно. Но для этого могла понадобиться приставная лестница. Джеймс-старший и Шейла принялись обсуждать этот вопрос, но в их разговор вмешался Джастин Исон, сказавший, что Тины в доме нет. Поражённые услышанным, Джеймс Сиболт и Шейла попытались расспросить Джастина о том, что ему известно о событиях минувшей ночи? но внятного рассказа не услышали. Мальчик твердил, что спал, но точно знает, что Тины в доме нет...

Что ещё мог бы сказать Джастин в первые минуты после пробуждения, мы никогда не узнаем, поскольку уже в 07:20 возле дома №28 остановилась первая машина службы шерифа. На место преступления прибыли сержант Шейвер и патрульный Клемент. В считанные минуты подтянулись и другие правоохранители, в т.ч. и шериф округа Дуглас Томас. Последний прошёл в гостиную и определил, что на полу лежат тела двух молодых людей, связанные между собою электрическим проводом. Тут же находилось небрежно брошенное одеяло с пододеяльником, из-под которого выглядывали длинные спутанные волосы. Приподняв одеяло, шериф увидел залитую кровью женщину или девушку, чей возраст трудно было определить в полумраке помещения. В силу этого шериф не смог определить чьё тело находится под одеялом - Гленны Шарп или её дочери Тины. Было лишь ясно, что трупов не менее трёх, а стало быть, оставалась неопределённой судьба ещё одного человека. Ввиду экстраординарности ситуации, шериф запросил помощь Министерства юстиции штата. Благодаря этому обращению к делу в скором времени подключились откомандированные из Сакраменто специальные агенты отделения организованной преступности Минюста Калифорнии Принс Крим и Гарри Брэдли. Чуть позже к расследованию подключилось и территориальное подразделение ФБР США в Сакраменто - от него прибыл специальный агент Ларри Отт. Также на место преступления была направлена группа криминалистов полиции штата, поскольку мощности и квалификации соответствующего отдела местной службы шерифа были явно недостаточны для должной обработки большого количества следов и улик, которые могли быть обнаружены в доме. Работа специалистов по изучению места преступления растянулась на 12 дней и на рассмотрении её результатов нам ещё предстоит остановиться особо.

Покинув дом, шериф распорядился не задерживать детей. А потому Шейла, Рик и Грег отправились к Сиболтам, а Джастин Исон - в дом матери, Мэрилин Смартт, которая вместе со своим мужем Марти занимала гостевой домик под №26. Отношения между Джастином и отчимом были натянутые, но в тот момент Марти отсутствовал и сын получил возможность поговорить с матерью спокойно. Он сообщил ей о том, что минувшей ночью в доме №28 были убиты Гленна Шарп, её старший сын Джон, а также Дэйн Уингейт, друг Джона. По словам Джастина одна из дочерей Гленны - Тина Шарп - была увезена из дома. Эта информация о случившемся, причём, полученная из первых уст, получила распространение буквально в первые же минуты с момента открытия факта преступления.

Дом смерти. Нераскрытое массовое убийство в Америке. Часть 1 Америка, Массовое убийство, Текст, Длиннопост, Загадка

Гленна Шарп

Дом смерти. Нераскрытое массовое убийство в Америке. Часть 1 Америка, Массовое убийство, Текст, Длиннопост, Загадка

Джон Шарп

Дом смерти. Нераскрытое массовое убийство в Америке. Часть 1 Америка, Массовое убийство, Текст, Длиннопост, Загадка

Тина Шарп - пропавшая девочка

Дом смерти. Нераскрытое массовое убийство в Америке. Часть 1 Америка, Массовое убийство, Текст, Длиннопост, Загадка

Дэйн Уингейт

Обращают на себя внимание поспешные и необдуманные действия шерифа, который не разобравшись в обстановке, не выяснив даже приблизительно степень осведомлённости свидетелей, выпустил из поля зрения важнейшего из них. И это в обстановке полнейшей неопределенности, когда было неясно кто преступник и где он находится. Фактически шериф поставил под удар жизнь 12-летнего мальчика, которого преступник мог попытаться убить в силу вполне очевидных соображений. Подобные действия Дуга Томаса красноречиво свидетельствуют как о его безответственности, так и крайне низкой профессиональной компетентности. Итак, уже в 07:30 или чуть позже Джастин Исон был в доме №26 и что-то рассказывал матери о событиях этого утра и минувшей ночи. Примерно в это же самое время ЛаРонда Микс, одна из жительниц Квинси, возвращавшаяся домой по автотрассе №89, увидела несколько автомашин службы шерифа, сворачивавших с шоссе на дорогу к "Кедди резёт". Удивившись, она по приезду домой рассказала об увиденном своей матери, Нине Микс, лучшей подруге Гленны Шарп. Нина Микс проживала вместе со своими многочисленными отпрысками - сыновьями Дэйлом, Чарльзом, Ричардом, Уолтером и дочерью ЛаРондой - в Восточном Квинси, примерно в 11 км. южнее Кедди, и ничего из происходившего видеть своими глазами не могла. Встревоженная странным сообщением дочери Нина Микс принялась звонить в дом №28, рассчитывая получить ответ от самой Гленны... Однако, никто из хозяев, по вполне понятным причинам, трубку так и не поднял. Не сделали этого и представители службы шерифа, хотя они слышали звонивший телефон и, конечно же, должны были поинтересоваться, кто это в такую рань звонит в дом, явившийся местом преступления? Сообщение о звонившем телефоне попало в документы расследования и долгое время детективы ломали голову над тем, кто же на самом деле звонил Шарпам? Лишь в начале 2009 г. этот вопрос был должным образом разъяснён членами семьи Микс, восстановившими события того дня с точностью до минут. Эти таинственные звонки получили самое безобидное и тривиальное объяснение.

Не добившись ничего телефонными звонками в дом №28, Нина Микс решила позвонить другой своей подруге - Мэрилин Смартт, матери того самого Джастина, которого шериф великодушно отправил домой. К тому моменту, когда Нина набрала номер Мэрилин, та уже поговорила с сыном и была в курсе событий, причём, являлась, по сути, самым осведомлённым человеком. Разумеется, Мэрилин не стала таить в себе сенсационную новость и уже к 08:00 информация об убийстве в доме Шарпов по меньшей трёх человек вырвалась за пределы "Кедди резёт". Узнав о происходящем в "Кедди резёт", Нина Микс со старшим из сыновей, Дэйлом Миксом, уселись в свою автомашину и стрелой помчались в "Кедди резёт". Впрочем, как бы они не торопились, Дэйл не забыл позвать с собою Блэйна Груберта, друга и вообще надёжного парня. Цель приглашения не совсем понятна даже сейчас, когда нам известно о событиях того дня много больше, чем самим участникам в тот момент. Трудно отделаться от ощущения, что Дэйл Микс подстраховался, чтобы не оказаться в неприятной ситуации в одиночку. Но подобная предусмотрительность кажется очень подозрительной. Как бы там ни было, Миксы и Груберт на двух автомашинах направились в "Кедди резёт". Поездка заняла считанные минуты, и менее чем через четверть часа все они очутились на месте. Если точнее, возле дома №26, где им предстала довольно необычная картина. На лужайке позади строения стоял Мартин Смартт и безмятежно помешивал угли в затухающем костре. Среди горевших сухих веток и прошлогодней листвы Дэйл разглядел обувь, что-то вроде теннисных тапочек или кроссовок - так, по крайней мере, утверждала Нина Микс и в 1981 г., и спустя четверть века, когда в 2006 г. написала несколько сумбурные воспоминания о событиях тех дней. Неподалёку стояла хорошо знакомая Дэйлу автомашина, принадлежавшая его и Смартту общему другу Ди Джею Лэйку. Самого Ди нигде не было видно и это показалось Миксу несколько странным, поскольку Лэйк жил в Квинси и вряд ли мог бросить свою машину так далеко от дома. Впрочем, в тот момент Джим Микс не придал увиденному особого значения - голова его была занята совсем иными впечатлениями.

Коротко переговорив с Мартином Смарттом и убедившись в точности сообщенной Мэрилин информации, он вернулся ко входу в дом №26. Там он встретил Мэрилин, стоявшую в обнимку с сыном Джастином; женщина заявила Миксу, что боится возвращаться в дом и потому останется на свежем воздухе. Так с мелких событий, недомолвок и странностей начинался этот самый странный с истории "Кедди резёт" день. Около 08:30 к дому №26 подкатил в автомашине шериф Дуглас Томас. К этому моменту он уже поговорил с Сиболтом-старшим и понял, что Джастин Исон, видимо, являлся свидетелем произошедшего в доме семьи Шарп, а стало быть, мальчика нужно опросить. Шериф усадил мальчугана в машину, рядом уселась его мать, Мэрилин Смартт, и разговор начался. Как протекала эта беседа узнать в точности уже невозможно. Сам же шериф никаких рапортов или протоколов по результатам этого разговора сочинять не стал. Однако, из уст Мэрилин Смартт известен вольный пересказ случившегося в машине шерифа. Из дальнейших событий мы увидим, что многие рассказы этой дамочки надо воспринимать очень осторожно и даже с недоверием, но в данном случае ей можно поверить - в силу тех неожиданных последствий, которые получил этот разговор. Итак, Мэрилин Смартт рассказала спустя некоторое время, что Дуг Томас расспрашивал Джастина о событиях вечера предшествующего дня, о том, когда мальчик отправился спать, что-то записывал в блокнот - в общем, вёл довольно обыденные расспросы, как вдруг, переключившись на Мэрилин, посчитал нужным ей пояснить: "В гостиной лежат трупы двух молодых людей и девушки. Мы считаем, что погибшая - это Тина Шарп". Шериф имел в виду младшую из двух дочерей Гленны Шарп. Едва он это произнёс, как Джастин встрепенулся и тут же его поправил: "Это не Тина, там Гленна. Тина пропала. Смотрите ниже по реке!". Несколько озадаченный этими словами мальчика, шериф продолжил расспросы и Джастин сообщил ему, что погибшие юноши - Джон Шарп и Дэйн Уингейт - приехали домой в полночь. Когда стали убивать Гленну Шарп, её сын Джон попытался защитить мать, но и его убили тоже. Явно поражённый этими деталями шериф прямо спросил у Джастина: "Ты это видел?" На что мальчик без тени улыбки ответил: "Нет, это было во сне". Самое невероятное в этой истории заключалось в том, что и Сиболт-старший и Шейла Шарп без малейших колебаний сходились в том, что ранним утром 12 апреля Джастин Исон выглядел по-настоящему заспанным. Он действительно крепко спал, когда его разбудил стук в оконное стекло Джеймса Сиболта. Так видел ли он убийство или спал?

Материал взят с сайта http://murders.ru

Показать полностью 6
33

Серийный убийца из Канады. Часть 4. Окончание.

Серийный убийца из Канады. Часть 4. Окончание. Маньяк, Текст, Канада, Длиннопост, Серийный убийца

Детектив принялся сравнивать списки жильцов домов, в которых проживали жертвы. Донован сам не знал чего искал и не верил, что совпадения отыщутся, но... совпадение нашлось! Некий Рассел Морис Джонсон проживал в обоих домах, точнее говоря, он фигурировал в обеих списках. Не зная ещё, как относиться к этому открытию, детектив Эндрюс отправился в компанию, владевшую домом на Гранд-авеню, в котором проживала убитая 15 апреля Луэлла Джордж. Там он выяснил, что Рассел Джонсон снимал квартиру до 15 апреля, т.е. до середины месяца. Он перевозил вещи в тот самый дом, где ровно через три месяца будет убита Донна Велдбум. Менеджер дома, с которым детектив обстоятельно побеседовал, смог вспомнить, что автомобиль Джонсона в те дни находился в ремонте и мелкие вещи тот самостоятельно носил из одного дома в другой. В течение дня сделал несколько ходок туда и обратно. И детектив сообразил, что всякий раз Джонсон проходил мимо того самого мусорного бака, в котором оказались найдены личные вещи убитой женщины.

Выяснив эти детали, детектив Эндрюс почувствовал, что готов назвать имя таинственного убийцы. Он ещё ничего не знал о физической подготовке Рассела Джонсона и его личной жизни, но чутьё опытного сыщика подсказывало, что простых совпадений в жизни не бывает. И если в данном случае имеет место быть простое совпадение и ничего более, то Рассел Джонсон самый невезучий человек в Канаде.

Утром 19 июля Донован Эндрюс сообщил руководству следственной группы о своих подозрениях. Немедленно три пары детективов получили задание собрать всю возможную информацию о странном мужчине, умудрившимся засветиться по месту жительства по меньшей мере двух жертв.

Последовали новые интересные открытия.

Детективы быстро выяснили, что Рассел ходит тягать железо в спортивный зал и отправились туда, дабы опросить менеджера. Но едва они представились, тот огорошил их неожиданной фразой: "Как хорошо, что вы пришли, я ждал вас все эти дни!" Полицейские аж даже языки прикусили, ведь ещё никто не знал, что Рассел Джонсон привлёк внимание следствия! Оказалось, однако, что менеджер ждал полицию вовсе не из-за Джонсона, а из-за убийства Донны Велдбум, о котором несколько дней назад написали все местные газеты. Жертва преступления не только проживала с одном доме с Джонсоном, но и занималась в одном с ним тренажёрном зале! Они не являлись близкими друзьями, но разумеется, были знакомы, здоровались при встречах и Донна до известной степени доверяла человеку, которого знала уже несколько месяцев.

Вопрос о способе проникновения в квартиру убитой женщины получил в высшей степени логичное объяснение. Джонсону не надо было угрожать ножом, опасаясь неадекватной реакции жертвы, он мог негромко постучать в дверь и с извинениями попросить соли, или чего либо другого. Ну разве кто-то откажет в такой просьбе соседу?

Теперь, когда детективы получили в Лондоне перспективного подозреваемого, следовало узнать, известен ли Рассел Джонсон коллегам из Гвелфа? Любитель взбираться по балконам наследил и здесь, и там, а значит, какая-то связь с этим городом у него обязательно должна обнаружиться. После телефонного звонка из Лондона сотрудники полиции Гвелфа подняли свои материалы по известным и предполагаемым преступлениям и отыскали в них нужную фамилию. Оказалось, что Рассел Джонсон был тем самым человеком, который в день убийства Дайаны Бейтз - т.е. 31 декабря 1974 г. - заявил в полицию о краже из его автомашины чемодана с вещами. Машина была припаркована рядом с домом, в котором находилась квартира Бейтз, а в соседнем доме проживал отец Джонсона, к которому тот приехал в гости, дабы вместе встретить Новый год.

Ещё одно поразительное совпадение - Рассел Джонсон уже в третий раз оказывался в непосредственной близости от места преступления, причём все эти преступления правоохранительные органы считали эпизодами одной и той же серии убийств!

Все эти прелюбопытнейшие открытия позволили по-новому оценить инцидент с пресловутым похищением чемодана. Теперь уже никто не сомневался в том, что никакой кражи не было вовсе, Рассел Джонсон выдумал всю эту историю для того, чтобы в случае появления подозрений в свой адрес сослаться на сделанное им обращение в полицию как доказательство собственной бесхитростности. Дескать, он и не думал скрывать от правоохранительных органов факт своего пребывания рядом с местом преступления, напротив, он сам же и обратился в полицию за помощью! Правда, в тот момент Джонсон явно переусердствовал, поскольку полиция убийство Дайаны Бейтз никак не связала с похищением чемодана и Рассел Джонсон не вызвал к своей персоне сколько-нибудь заметного интереса. Тем не менее, следовало признать, что сам по себе замысел с заявлением полиции о вымышленном хищении был далеко неглуп.

20 июля за Расселом Джонсоном установили плотное негласное наблюдение. Для непрерывной слежки были выделены четыре пары оперативников, на автомобилях, которые сменялись каждые 8 часов, кроме того, пара молодых оперативников-спортсменов были направлены для слежки за Джонсоном во время тренировок последнего. Ещё два оперативных сотрудника были откомандированы под видом стажёров на производство, где трудился подозреваемый. Телефон подозреваемого был поставлен на прослушку также прослушивались телефоны, по которым Джонсон чаще всего звонил. Кроме того, в квартире подозреваемого установили скрытые микрофоны, благодаря которым был хорошо слышен любой чих в любой точке помещения. Во время этой операции место жительства Джонсона подвергли негласному обыску, в ходе которого ничего, представляющего интерес для следствия, обнаружить не удалось. Перед полицией была поставлена задача ни на минуту не упускать подозреваемого из вида - ввиду его чрезвычайной опасности существовала угроза того, что оторвавшись от слежки на час или два тот успеет совершить ещё одно тяжкое преступление.

Рассел Морис Джонсон родился в 1947 г. Уже в детстве он обратил на себя внимание странными и как тогда казалось необъяснимыми отклонениями в поведении. Мальчик демонстрировал резкие перепады настроения, для него были характерны вспышки ярости и жестокости, которые сменялись глубокой апатией и упадком сил. По линии матери в его роду были сумасшедшие и самоубийцы, так что родители в конечном итоге связали проблемы сына с дурной наследственностью. Рассела уже в 15 лет показали психиатру и юноше поставили вполне оправданный диагноз шизофрения. До известной степени лечение юноше помогло - Рассела удалось социализировать. Он понимал, что болен и до известной степени научился маскировать свою болезнь, так что подавляющее большинство окружающих о его проблемах даже не догадывалось. Джонсон вырос трудоголиком, кроме того, он очень любил тяжёлую атлетику и культуризм, много времени проводил в спортзалах, буквально истязая себя интенсивными тренировками.Одним из болезненных пунктиков, на котором был зациклен Джонсон, являлась мания чистоплотности, но в глазах окружающих потребность в чистоте являлась скорее достоинством, нежели недостатком. Спиртное Джонсон почти не употреблял: ещё в юности врач объяснил, что при шизофрении алкоголизм нивелирует воздействие лекарств и делает распад личности неизбежным. Сказанное отложилось в голове пациента, поэтому спиртные напитки стали для него табу на всю оставшуюся жизнь.

К своим тридцати годам, когда Рассел Джонсон попал "под колпак" правоохранительных органов, он был уже шизофреником со стажем.

Во время сезонных обострений он без всякого принуждения обращался к врачам за лекарствами, и, хорошо разбираясь в рецептуре и дозировках, самостоятельно проводил назначенный курс лечения. Потом, когда приходила ремиссия, приём одних лекарств снижал, а других прекращал полностью. О его болезни знали только самые близкие люди, для подавляющего большинства окружающих Рассел Джонсон на протяжении многих лет оставался симпатичным молодым мужчиной. Создать семью с тем дефектом личности, что присутствовал у Джонсона, было довольно сложно: для шизофреника характерна выраженная эмоциональная холодность и те, с кем он сближается, скоро начинают чувствовать, что с этим человеком что-то не так. Рассел нравился женщинам, он периодически начинал встречаться с некоторыми из них, но всякий раз отношения заканчивались разочарованием для обоих. Женщины быстро понимали, что сдержанность Рассела на самом деле есть не что иное, как безразличие, а его вежливость лишь маскирует полнейшее равнодушие к партнёру. Сам Рассел не понимал, чего же именно от него хотят женщины и почему все они в конечном итоге начинают называть его не иначе как бесчувственным бревном.

На момент описываемых событий Рассел работал в компании "Linamar", одном из крупнейших машиностроительных холдингов Канады, специализировавшемся на выпуске узлов и компонентов для автомобильных гигантов США. Рассел был занят на участке контроля качества распределительных валов и коробок передач для грузовых автомобилей, он был на хорошем счету у руководства как дотошный, исполнительный и трудолюбивый работник. После смены на заводе он обычно отправлялся в спортзал, где остервенело тягал гантели и штанги. Два-три раза в неделю после вечерних тренировок он отправлялся на подработку в баре. Нет, он не мыл там посуду, как мог бы подумать кто-то из читателей - Рассел Джонсон работал вышибалой. В баре его, кстати, ценили высоко и по достоинству - флегматичный и очень спокойный, Джонсон умудрялся одним своим видом и тихим голосом вразумить самых буйных и пьяных посетителей. Драться ему даже и не приходилось, его вид и манеры производили такое впечатление физической мощи и казались настолько пугающими что никто из посетителей благоразумно с ним не спорил, не пытался лягаться и уж тем более не замахивался бутылкой. В общем, Рассел Джонсон был там на своём месте.

Поначалу никто из полицейских не знал о психиатрических проблемах подозреваемого, однако уже первые дни слежки показали, что у этого парня черепицами шурша крыша едет неспеша. Прежде всего, при осмотре его квартиры выяснилось, что у Рассела весьма богатая домашняя аптека, причём в ней присутствуют очень серьёзные нейролептики и препараты ноотропной группы. Но дело было не только в этом. Когда Рассел Джонсон думал, что его никто не видит, он начинал себя вести очень странно. Усевшись в машину, он протирал руль гигиенической салфеткой, а другой - вытирал руки... проехав несколько кварталов, он выходил из машины и обходил какой-нибудь случайный дом кругом... застывал на несколько минут, словно ожидая кого-то, затем возвращался к машине... усевшись на водительское кресло, он опять протирал руль и руки и только после этого запускал двигатель.

Сотрудники, посещавшие тот же спортзал, что и подозреваемый, тоже отметили причуды в поведении Джонсона. Перед подходом к штанге он обрабатывал руки антисептиком, одевал перчатки, занимался со штангой, затем отправлялся мыть руки. Вернувшись в зал, вновь обрабатывал руки антисептиком, одевал перчатки и повторял подход. В течение тренировки Рассел мыл руки по 5-6 раз. Воспользовавшись моментом, оперативники вскрыли шкафчик Джонсона и осмотрели вещи, которые тот всегда носил с собой. В их числе оказались флакон жидкого мыла, антисептик, увлажняющий крем для рук, две пары латексных перчаток. В сумке не оказалось ни ножей, ни верёвок, ни электрошокера - ничего из той чепухи, которую обыватели обычно связывают с преступным промыслом. Рассел Джонсон был таким человеком, который сам по себе являлся оружием.

Полицейские, зная фамилию доктора, выписывавшего рецепты Джонсону, обратились к нему с просьбой рассказать о болезни его пациента, на что врач ответил отказом. Тогда оперативники засняли портативной кинокамерой странные перемещения подозреваемого по городу, его прогулки вокруг домов, постоянные протирания рук и т.п. закидоны и пригласили для консультации доктора Рассела Флеминга. Это был ведущий специалист психиатрической лечебницы в Пенетангюшине. Лечебница эта была известна строгостью режима содержания больных, многие из которых являлись преступниками, направленными туда по приговору суда. Флеминг посмотрел представленный ему кинофильм, почитал копии рецептов, послушал рассказы детективов о привычках подозреваемого и сделал предположение о объективности заболевания Рассела Джонсона. Поставить точный диагноз он, конечно, не смог, но признал, что человек, за которым ведётся слежка, болен и в случае ареста вопрос о его психическом состоянии в момент совершения преступлений и возможной подсудности потребует проведения самой тщательной экспертизы.

Рассел Флеминг помимо этого дал ценные рекомендации по тактике первого допроса Джонсона, если только решение об аресте будет всё же принято. Психиатр сказал, что полицейским надлежит настроиться на долгое противостояние, психика подозреваема ригидна, эмоционально он холоден, равнодушен, инертен, а это означает, что его очень трудно будет запугать, сбить с толку и т.д. Подталкивать такого человека к признанию вины, взывая к его совести, состраданию, чести, совершенно бесполезно. Оскорблять и грозить такому человеку бессмысленное занятие - он просто уйдёт в себя и допрос на этом закончится. Задача допрашивающих должна будет сводиться к тому, чтобы "раскачать" психику подозреваемого, вызвать эмоциональную реакцию, истерику и даже панику. Совет, конечно, был хорош, но учитывая, что никаких надёжных улик следствие в своём распоряжении не имело, применить его на практике было совсем непросто.

Единственной уликой, которой располагало следствие к последней декаде июля 1977 г., являлось совпадение групп крови Рассела Джонсона и убийцы Дайан Бейтз, Луэллы Джордж и Донны Велдбум.

Располагая спермой убийцы, оставленной на телах его жертв, криминалисты сумели установить групповую принадлежность его крови, но далее это пойти не могли. До первых попыток сопоставления ДНК в криминалистике оставалось ещё десятилетие. Важность для суда обнаруженного совпадения групп крови Джонсона и убийцы переоценивать не следовало - примерно 12% мужской части населения Онтарио имели ту же группу крови, так что защите не составило бы большого труда отвести эту улику.

Послеполуденные часы 27 июля принесли следственной группе неприятную новость: во время обеденного перерыва Рассел сделал телефонный звонок отцу в Гвелф и договорился о скорой поездке в гости. Телефон отца был поставлен на прослушку точно также, как и домашний телефон самого Рассела, так что разговор тайны не составил. В Канаде первый понедельник августа национальный праздник, выходной. В 1977 г. этот праздничный день приходился на 1 августа, т.о. 30,31 июля и 1 августа образовывали непрерывную череду из трёх нерабочих дней. Полиция Лондона не хотела выпускать подозреваемого из зоны своей ответственности, опасаясь, что полиция Гвелфа проявит халатность.


Поэтому 27 июля встал вопрос о дальнейшей стратегии расследования: либо арестовывать Джонсона в ближайшие часы и проводить тщательный обыск принадлежавшего ему имущества, в надежде отыскать улики, либо продолжать оперативную работу, рискуя выпустить подозреваемого в "чистое поле" и утратить скрытность проводимых мероприятий. В принципе, каждое из направлений имело свои достоинства и недостатки, но в конечном итоге победила склонность чиновников к перестраховке. Джонсона было решено брать и колоть.

Правда, улик для колки не было. Убийца не оставлял на месте преступления отпечатков пальцев, что казалось совсем неудивительным, принимая во внимание любовь Рассела Джонсона к перчаткам. Имевшее место совпадение групп крови подозреваемого и убийцы являлось всего лишь совпадением и, строго говоря, ничего не доказывало. Такая же группа крови была ещё примерно у 90 тыс. половозрелых мужчин, жителей провинции Онтарио. Вся надежда следствия сводилась к тому, чтобы добиться признания Джонсоном своей вины, да возможному обнаружению каких-то улик при тщательном обыске.



Арест подозреваемого и его первый допрос поручили двум опытнейшим детективам полиции Лондона Роберту Янгу и Ларри Россу. Росс и Янг вошли в квартиру Джонсона без всякого сопровождения, хотя вокруг дома находилось не меньше дюжины полицейских, готовых вмешаться при любом признаке того, что что-то пошло не так. Джонсону был сообщено о необходимости незамедлительно проехать в полицейское управление. Тот воспринял это требование абсолютно спокойно, попросил дать ему пару минут на то, чтобы одеться и обуться. За это время он также помыл руки.



Допрос начался незамедлительно по приезду в управление. За его ходом следила большая группа полицейских и прокурорских работников. В числе наблюдателей присутствовал и упоминавшийся выше психиатр Рассел Флеминг.В самом начале допроса Джонсону предъявили постановление об аресте и поинтересовались, понимает ли он суть выдвинутых против него обвинений? Тот ответил утвердительно, заявил, что готов во всём сотрудничать и отказывается от вызова защитника. Он отрицал свою причастность к убийствам женщин, отвечал спокойно и лаконично, в полемику с детективами не втягивался. Стало ясно, что подозреваемый оказался крепким орешком и сложно было понять, как же именно можно от него добиться признательных показаний.



Допрос Рассела Джонсона продолжался более 22 часов.



Поначалу раз в час - а затем и чаще - обвиняемый в сопровождении полицейского конвоя выходил в туалет, где умывался и мыл руки. После двух десятков таких ходок, детектив Росс запретил Джонсону выходить из комнаты, объяснив это тем, что тот не пьёт столько воды, чтобы отправляться в санузел каждые полчаса. Запрет дал эффект очень скоро: Джонсон стал потеть, тяжело дышать, ему явно стало не по себе. Наблюдавший за ходом допроса психиатр Рассел Флеминг предположил, что обвиняемый переживает паническую атаку и, возможно, в ближайшее время с ним случится нервный срыв. Так и произошло - в начале двадцать второго часа допроса Рассел расплакался и признался в том, что болезненные помрачения рассудка толкали его на преступления.



Рассказ Джонсона произвёл тяжкое впечатление и превзошёл все ожидания правоохранителей. Согласно утверждениям арестованного, тот нарушал предписания наблюдавшего за ним психиатра и не принимал согласно графику назначенные лекарства в нужной дозировке. Причина для такого поведения была на редкость тривиальна - лекарства вызывали сонливость, вялость, упадок сил, от них терялась координация движений, ухудшалось быстрота реакции и становилось невозможно сосредоточиться. Но самый неприятный побочный эффект заключался в том, что Джонсон просто не мог заставить себя заниматься культуризмом: мышцы делались ватными, при малейшем усилии начинался тремор, безумное сердцебиение. Рассел нашёл выход из положения - он произвольно уменьшал дозировку и пропускал приём лекарств, что позволяло ему чувствовать себя более-менее нормально и купировать острые формы присущих ему расстройств. Подобной тактики он придерживался уже давно - лет десять или около того.

Подобная тактика, однако, имела один серьёзный недостаток. В какой-то момент Джонсон почувствовал, что не в силах управлять своими сексуальными потребностями. Похотливые импульсы толкали его порой на странные даже для него самого выходки: он мог остановить автомобиль, за рулём которого сидел, выйти из него и схватить за ягодицы проходившую по тротуару девушку, после чего вернуться к машине и уехать. Он мог подолгу - по часу и более - сидя в машине, бесцельно рассматривать проходящих мимо женщин. Он не делал попыток познакомиться с ними или хотя бы переброситься парой слов, просто тупо таращился. Когда наваждение проходило, он сам поражался тому, на что тратил время.

С 1969 г. он начал в ночное время проникать в дома без цели совершить хищение. Ему просто нравилось прикосновение к чужой жизни. Джонсона интересовали женские вещи, если в доме оказывались вещи мужчин он на них даже не обращал внимания. Зато он нюхал духи, рассматривал нижнее женское бельё, вытаскивал всю бижутерию. Иногда он забирал особенно понравившиеся вещи, но очень быстро избавлялся от похищенного, потому что придя в себя понимал насколько опрометчив такой поступок.

Поначалу Джонсон влезал в индивидуальные дома, однако через некоторое время понял, что с точки зрения техники проникновения гораздо проще попадать в квартиры. Не надо ломать замки, разбивать стекла, отжимать филёнки... достаточно подтянуться на руках и войти через балконную дверь. Если балконная дверь заперта, то можно встать ногами на перила и, подтянувшись ещё раз, подняться на балкон этажом выше. Джонсон подтягивался без особых затруднений более 30 раз, так что мог вскарабкаться на самое высокое жилое здание в Лондоне даже не вспотев.

Свои вылазки он совершал по ночам, обычно в полнолуние, либо ближайшие к нему ночи. Преступник подолгу рассматривал спящих женщин, ходил по квартире, затем уходил тем же путём, что и пришёл. После таких вояжей он хорошо спал и наутро даже сам не верил в реальность ночного приключения. Джонсон заявил на допросе и впоследствии это повторял, что частенько на следующий день приезжал к тому дому, в который проникал ночью, и рассматривая его, пытался понять, действительно ли он влезал наверх по балконам или это была всего лишь игра воображения?

В какой-то момент Джонсон решился перейти от созерцательной прогулки по чужой квартире к нападению на её хозяйку. Впервые это случилось в октябре 1973 г., тогда он задушил в кровати молоденькую девушку. Понаблюдав в течение нескольких дней за домом жертвы и не увидев полицейских, Джонсон понял, что совершенное им убийство осталось незамеченным. Последовавшая после допроса проверка показала, что 19 октября 1973 г. в собственной кровати в квартире на четвёртом этаже дома в Лондоне была найдена мертвой 21-летняя студентка университета Мэри Хикс. Удивительно, но врач-терапевт после поверхностного осмотра тела решил, что следов насилия нет и в качестве причины смерти указал аллергическую реакцию на прописанное лекарство. Поскольку смерть молодой женщины не квалифицировалась как подозрительная, полицию никто не вызывал и труп был похоронен без вскрытия.

То, как просто оказалось убить и остаться незамеченным, немало удивило Рассела Джонсона. Первое убийство доставило ему много острых и даже захватывающих ощущений, а потому он решил повторить опыт при первом же удобном случае. Такой случай представился через месяц во время поездки к отцу в Гвелф. Рассел сообщил отцу, что планирует вечером сходить в бар и если повезёт, то отыщет там женщину и задержится до утра. Вместо этого он отправился на машине колесить по городу и эта прогулка в конечном итоге привела Джонсона в квартиру 42-летней Элис Рэлстон. Беззвучно подняться на третий этаж и войти в квартиру труда для преступника не составило. Убедившись, что Элис находится дома одна, преступник влез к ней в кровать, закрыл лицо подушкой, перенёс на пол и там задушил. Затем перенёс труп обратно, вымыл пол и лёг в кровать к тёплому трупу, точно к живой женщине. Рассел пережил такое половое возбуждение, что дважды с небольшим интервалом совокупился с телом. Уходя, он подоткнул одеяло под самый подбородок трупа, включил ночник и вложил в правую руку книгу. Смерть Элис Рэлстон лечащий женщину врач объяснил склеротическими изменениями сосудов, по его мнению смерть была естественной и потому в полицию никто из родственников не обратился. Вплоть до признания Джонсона, сделанного ранним утром 29 июля 1977 г., никому и в голову не приходило считать, что смерть Элис имели криминальный характер.

Весна следующего - 1974 года - была в Онтарио ранней. Уже в последней декаде февраля вовсю светило яркое солнце, было не по-сезону тепло. Рассел Джонсон, подобно всем психически больным людям, был очень чувствителен к погодным аномалиям и солнечной активности. Ранняя весна его сильно вштырила и он понял, что хочет совершить новое убийство. Как скоро это должно произойти являлось лишь вопросом времени. В воскресную ночь с 3 на 4 марта он пустился в новое путешествие по лондонским балконам. В квартире на четвёртом этаже Джонсон обнаружил спящую молодую женщину, которую в привычной уже манере задушил, а затем осуществил половой акт с трупом. Приводя в порядок место преступления, убийца вновь вложил в руку жертве книгу, словно бы та умерла в момент вечернего чтения. Кстати, в дальнейшем убийца фокус с книгой в руках не повторял - он понимал, что если начнут находить женщин, скоропостижно умерших во время чтения ночью, то это может показаться подозрительным.

Джонсон припомнил, что жертву звали Элеонор - это имя он прочитал на оборотной стороне фотографии с изображением убитой женщины и мужчины на пляже - но вот фамилию назвать затруднился. Проверка, проведенная после допроса, показала, что речь шла об Элеонор Хартвик, 27-летней медсестре, найденной мёртвой в собственной кровати 4 марта 1974 г. Её родители и жених испытывали сомнения относительно естественных причин смерти и настояли на вызове полиции. По иронии судьбы на место убийства в числе прочих выезжал и детектив Донован Эндрюс, участвовавший впоследствии в розысках любителя скакать по балконам. Тогда же, в марте 1974 г., Эндрюс ничего подозрительного в смерти 27-летней женщины не увидел... Помимо признаний в совершении трёх убийств, о которых канадские правоохранители ничего не знали, Рассел Джонсон сообщил о своей виновности в убийствах Дорис Браун, Дайаны Бейтз, Луэллы Джордж и Донны Велдбум. Другими словами, он подтвердил предположения о том, что все эти случаи связаны с одним и тем же человеком. Рассказывая об убийстве Дорис Браун, Джонсон уточнил, что осмотрел квартиру до нападения и обнаружил спавших в разных комнатах мать и дочь. Некоторое время он колебался, не зная кого выбрать в качестве объекта нападения? В конце-концов, решил, что полненькая Лора не так привлекательна, как худощавая Дорис, поэтому остановил выбор на матери. Рассуди он иначе и поутру оказалось бы, что скоропостижная смерть настигла девочку в её день рождения.


Помимо признания в семи убийствах, Джонсон сообщил, что совершил большое количество ночных проникновений в жилища без причинения физического или материального ущерба их владельцам. С определением точного числа таких вторжений он затруднился, но согласился с тем, что таковых он совершил несколько десятков. Также арестованный дал любопытные пояснения, позволившие лучше понять детали некоторых эпизодов. В частности, Рассел Джонсон заявил, что отнюдь не всегда проникал в квартиры жертв через балконы. Например, в квартиру Дайаны Бейтз, убитой ранним утром 31 декабря 1974 г., он проник самым что ни на есть тривиальным способом, открыв входную дверь ключом. Дело в том, что до Дайаны эту самую квартиру снимала женщина, с которой Джонсон поддерживал некоторое время интимные отношения. Дамочка попросила Рассела помочь ей с заменой заедавшего замка и Джонсон не отказал. Он купил новый замок и сразу же заказал пару дубликатов ключей - на всякий случай, без какой-то задней мысли. Замок он заменил, но подруге отдал не все ключи, один оставил себе. Женщина в скором времени рассталась с Джонсоном и примерно через полгода прекратила аренду квартиры. Съезжая, она отдала положенное количество ключей менеджеру, но при этом сохранила один дубликат у себя. А о существовании второго она даже и не догадывалась. После этого минул почти год и Рассел Джонсон, приехавший к отцу в Гвелф, вдруг припомнил, что когда-то бывал в этом доме и даже сохранил копию ключа. В общем, подумав немного, он решил заглянуть по известному адресу. Действовал Джонсон совершенно наобум, он не знал, кого может встретить за дверью и встретит ли вообще кого-либо?

Помимо рассказа об обстоятельствах проникновения в квартиру Дайаны Бейтз, Рассел Джонсон объяснил, как попал в квартиру последней жертвы, Донны Велдбум. Поскольку дом балконов не имел, вопрос о способе проникновения убийцы в жилище Донны вплоть до сознания Джонсона представлялся неясным. Оказалось, что преступник на этот раз действовал предельно бесхитростно - просто постучал в дверь и пояснил, что он - сосед, которому нужно позвонить, поскольку телефон в его квартире неисправен. Донна его сразу же узнала, поскольку неоднократно встречала прежде, да и в спортзале видела не раз. Она без колебаний пустила убийцу за порог, ну а последовавшее явилось для Джонсона всего лишь делом техники.
В январе-феврале 1978 г. состоялся суд над Расселом Джонсоном. Прокуратура решила поддерживать в суде обвинения только в трёх последних убийствах: Дайаны Бейтз, Луэллы Джордж и Донны Велдбум . Также выдвигались обвинения в 2 попытках изнасилования и 10 случаях незаконного проникновения в жилища. То, что прокуратура отказалась обвинять Джонсона в тех четырёх убийствах, которые он признал после ареста, следует считать совершенно правильным. Никаких улик, доказывающих причастность обвиняемого к смертям Мэри Хикс, Элис Ролстон, Элеонор Хартвик и Дорис Браун, у правоохранительных органов не имелось. Даже сами факты убийств оставались юридически не доказаны. Тела были давно похоронены и за давностью лет их эксгумация представлялась бесполезной.

Судом с участием жюри присяжных руководил один из опытнейших судей штата Дуглас Каррузерс. Совещание жюри продлилось менее двух часов, что очень мало для процесса с таким большим числом криминальных эпизодов. Это косвенно свидетельствовало о том, что никаких особых колебаний присяжные при вынесении вердикта не испытывали. Присяжные из нескольких предложенных формулировок вердикта выбрали такую, согласно которой Джонсон признавался виновным по всем пунктам обвинения, но ввиду выявленного психиатрического заболевания подлежащим принудительному лечению в учреждении соответствующего профиля. 2 февраля 1978 г. судья Каррузерс продублировал вердикт, постановив, что Рассел Морис Джонсон должен подвергнуться принудительному лечению в условиях строжайшей изоляции и лечение это продлится столько, сколько сочтут необходимым лечащие врачи. Фактически этот приговор отправлял убийцу в психушку бессрочно. Джонсон попал в уже знакомый ему Центр психического здоровья в Пенетангюшине, где долгие годы содержался в условиях полнейшей изоляции.


http://murders.ru

Показать полностью
51

Серийный убийца из Канады. Часть 3.

Серийный убийца из Канады. Часть 3. Маньяк, Канада, Серийный убийца, Текст, Длиннопост

В марте 1977 г. в розыске таинственного любителя ночных обысков забрезжил, наконец-таки, лучик удачи. Жертва второй попытки изнасилования, предпринятой преступником, сумела не только успешно отбиться от злоумышленника, но и отлично его рассмотрела. Так полиция обзавелась первым портретом разыскиваемого. Согласно полученному описанию это был белый мужчина в возрасте 25-30 лет атлетического сложения, ростом 180 см., с "бычьей" шеей и мощной мускулатурой рук и торса.

Это был первый серьёзный успех правоохранительных органов в розыске таинственного любителя ночных краж. Но и не последний.Детективы уточнили у потерпевшей, оставляла ли она дверь на балкон открытой на ночь? Выяснилось, что женщина делала это частенько даже в зимнее время; ложилась спать под тёплым пуховым одеялом, закрывала лоб и уши толстым махровым полотенцем и всю ночь дышала морозным воздухом. Балконная дверь была открыта и в ночь нападения. Эта деталь показалась немаловажной, что побудило полицейских задать точно такой же вопрос всем остальным женщинам, заявлявшим о ночных проникновениях в квартиры. Оказалось, что почти все из них оставляли на ночь двери балконов и лоджий открытыми. Две женщины затруднились с ответом, так как не помнили таких деталей, но важным представлялось то, что ни одна из потерпевших не утверждала категорически будто дверь на балкон или лоджию в ночь нападения оставалась закрытой.

Эта информация ставила, наконец-то, всё на свои места. Теперь становилось понятно, как злоумышленник проникал в квартиры и почему он действовал только в многоквартирных домах. Хотя выбранный им способ представлялся, безусловно, крайне рискованным: некоторые из жертв проживали на четвёртом этаже, одна - на тринадцатом, ещё одна - на девятом! Лезть по балконам на девятый или тринадцатый этаж, чтобы вымыть грязную посуду и украсть трусики - это что-то из ряда вон выходящее...

Отличная физическая форма человека, способного взобраться по наружной стене дома на высоту тринадцатого этажа, наводила на мысль о его специальной подготовке. Возможно, преступник серьёзно занимался гимнастикой, или работал в цирке, увлекался скалолазанием, пробовал себя в качестве каскадёра. Понятно, что такой человек не мог иметь избыточный вес и при всей своей физической силе должен был весить не более 75-80 кг.(при росте 180 см.). Незаурядные физические параметры могли стать важным индикатором истинности при проверке потенциальных подозреваемых. Очевидно, что людей с такими атлетическими данными не могло быть очень много. Полиция начала по всей провинции Онтарио искать молодых мужчин, серьёзно занимающихся спортом, и проверять их на возможную причастность к нападениям в Гвелфе и Лондоне. Детективы приходили в спортивные залы, показывали менеджеру рисованный портрет подозреваемого, сообщали его описание и спрашивали, занимается ли здесь такой человек? Работа, конечно, предстояла колоссальная, но в принципе, она сулила успех. Преступник должен был попасться в сети.

15 апреля 1977 г. в полицию города Лондона, штат Онтарио, поступило сообщение об обнаружении в многоквартирном доме на Гранд-авеню тела молодой женщины, явно убитой.
Уже первоначальная информация наводила на мысль, что случившееся явилось делом рук таинственного любителя лазать по балконам.Луэлла Джордж занимала квартиру на четвёртом этаже и в свои 23 года была совершенно счастлива. Она работала кассиром в больнице, расположенной несколькими кварталами южнее, занималась спортом, по пятницам и субботам вместе с подругами захаживала в бары. Утром 15 апреля она не вышла на работу и её начальница, дабы не создавать Луэлле лишние проблемы, решила её прикрыть. Начальница проживала в том же доме, что и Луэлла Джордж, а потому хорошо знала администратора здания. Примерно в 10:30 она обратилась к нему с просьбой открыть своими ключами квартиру Луэллы, объяснив, что та, по-видимому, нездорова и возможно нуждается в помощи. Менеджер согласился помочь - он открыл входную дверь квартиры и обнаружил в спальне труп. Даже не имея никаких специальных познаний, он понял, что причина смерти криминальная, уж больно красноречиво выглядели тёмно-багровые следы рук на шее молодой женщины.

Прибывшие полицейские и криминалисты тщательнейшим образом изучили место преступления. Время наступления смерти Луэллы определили интервалом 9-12 часов до предварительного осмотра тела, т.е примерно от полуночи до трех часов ночи. Жертва не была убита в кровати, преступник задушил её на полу спальни, на ковре. Убийца перенёс тело в кровать, после чего свернул ковёр и спрятал его за дверью гостиной. Пол в спальне он вымыл мыльной водой, на что указывали оставшиеся разводы, после чего, по-видимому, лёг в кровать и совершил половой акт с трупом.

Преступник осмотрел плательный шкаф и как выяснилось чуть позже, забрал из него некоторые мелкие вещи. Никто из детективов не сомневался, что убийство совершил разыскиваемый любитель ночных прогулок по балконам, однако балконная дверь на этот раз оказалась закрытой изнутри. Это навело полицейских на ту мысль, что преступник попытался скрыть истинный способ проникновения в квартиру жертвы.

Полицейской собаке дали понюхать полотенце, которым убийца вытирал руки и ищейка отвела кинолога к мусорному баку в двух кварталах от дома. При его осмотре был найден полиэтиленовый пакет, в котором оказались пара женских трусиков и недорогие украшения. Украшения были предъявлены знакомым и родственникам Луэллы Джордж и все они опознали их, как принадлежавшие жертве. Убийца благоразумно избавился от похищенного, сообразив, что в случае ареста эти вещи могут превратиться в смертельно опасные для него улики.

То хладнокровие, что убийца проявил во время совершения преступления и последующем сокрытии следов, навело детективов на предположение о гораздо большей опытности разыскиваемого, нежели это представлялось ранее. Было ясно, что как минимум дважды этот человек пытался задушить свои жертвы. Теперь он довёл свой замысел до конца, но не потерял от этого голову, не запаниковал и не убежал поскорее вон из квартиры. Напротив, провёл на месте убийства ещё довольно много времени, наводя порядок и уничтожая следы собственного пребывания. Так может быть, этот человек и ранее уже проделывал такое, только преступления остались неизвестны по той причине, что место преступления оказалось скрупулёзно подчищено и смерть выглядела естественной?

Полиция Лондона обратилась к местным врачам с просьбой припомнить случаи подозрительных смертей за последние годы, о которых полиция не ставилась в известность. Были перечислены обстоятельства, сопутствующие таким случаям: женщина проживает одна в многоквартирном доме, непосредственная причина смерти неясна, но присутствует симптоматика удушения, возможно исчезновение из квартиры мелких вещей или предметов одежды, а также иные странности, обратившие на себя внимание родственников. Поскольку было известно, что таинственный фетишист помимо Лондона орудовал также и в Гвелфе, полиция этого города была поставлена в известность о возникшем предположении. Там тоже был проведен аналогичный опрос врачей.

И тут-то всплыла история, связанная со странной смертью Дорис Браун в августе 1974 г.

Теперь-то слова Лоры о странных обстоятельствах тех трагических событий попали на подготовленную почву. Полицейские были склонны поверить девушке в том, что время срабатывания будильника было сдвинуто на час позже и проделала это вовсе не Дорис Браун. Балконная дверь была открыта - это Лора помнила совершенно точно, а эта деталь тоже работала в пользу версии о полночном убийце. Но если дела обстояли именно так, как рассказывала Лора, то получалось, что преступник начал свою криминальную деятельность ещё летом 1974 г., т.е. за два с половиной года до описываемых событий! А значит, он был гораздо опытнее, чем считали поначалу стражи закона.

Разумеется, внимание законников привлекло и убийство Дайаны Бейтз. Некоторые детали этого преступления вроде бы не соответствовали модели, присущей любителю ночных прогулок по балконам. Например, на кровати убитой ворохом были навалены одеяла, убийца даже вытащил запасные одеяла из платяного шкафа и бросил их на кровать - это мало походило на свойственную разыскиваемому преступнику склонность к порядку и чистоте. Но вот другие детали вполне соответствовали.

После анализа всех за и против правоохранители решили, что случаи смерти Дорис Брайн и убийства Дайаны Бейтз могут быть отнесены на счёт разыскиваемого преступника. Подобное решение означало, что этот человек не только вор и насильник, но и убийца с неопределенным на тот момент числом жертв. Что сразу же перевело расследование в категорию особо важных и приоритетных в масштабах всей провинции Онтарио. Курировать розыск преступника взялся Королевский прокурор Майкл Мартин, занимавшийся в те годы самыми серьёзными уголовными делами, в т.ч. связанными с расследованием заказных убийств, похищений людей и пр. Подключение чиновника столь высокого ранга к розыску преступника означало как повышение статуса расследования, так и выделение под него практически неограниченных ресурсов.
При попытке вычленить узловые моменты поведенческой модели преступника, бросались в глаза следующие характерные для неё элементы: - сексуальный мотив всех эпизодов проникновений в квартиры и убийств. Даже в тех случаях, когда преступник не убивал и не пытался изнасиловать жертву, он влезал в ящики с её нижним бельём, осматривал содержимое и что-то уносил с собою. - склонность к тяжёлым сексуальным извращениям. Убийца демонстрировал черты некрофила  и фетишиста. - единообразный способ умерщвления жертв: удушение с использованием подушки, которое иногда дополнялось удушением руками. - преступник демонстрирует редкостную способность проникать в труднодоступные места, порой делая это с немалым риском для жизни. Преступник хладнокровен, выдержан, отлично контролирует эмоции, кроме того, он находится в прекрасной физической форме. - одержимость чистотой и порядком заставляет преступника затрачивать немало времени на уборку места преступления, что связано с немалым риском разоблачения. Тем не менее, убийца не в силах преодолеть свою потребность оставить после себя упорядоченное место преступления. По-видимому, эта поведенческая черта должна как-то проявляться и в повседневной жизни. - криминальный почерк преступника демонстрирует постепенную эволюцию в сторону усложнения, что характерно для многоэпизодных преступлений с неочевидным мотивом. Убийца проводит всё больше времени на месте совершения преступления, он стал вытаскивать женщин из кровати и душить их на полу, а затем возвращать тела обратно в кровать и т.п. При этом преступник предусмотрительно выбросил похищенные из квартиры одной из жертв вещи в мусорный бак, сообразив, что их обнаружение при обыске приведёт к его безусловному разоблачению. Преступник явно набирался опыта и, как свидетельствует полицейская практика, это означало, что жестокость злоумышленника в каждом следующем эпизоде будет только возрастать.

При этом обращало на себя внимание резкое изменение манеры поведения разыскиваемого на месте преступления. В некоторых случаях он действовал очень аккуратно, бесшумно, явно опасаясь разбудить хозяйку и не предпринимал попытки совершить с нею половой акт.

В двух случаях он рискнул совершить половой акт, но сразу же бежал, стоило только женщине закричать. Т.е. в этих случаях преступник явно не рассчитывал использовать свою силу для подавления способности жертвы к сопротивлению. Но зато в двух случаях преступник решился на убийство, причём действовал настолько быстро и эффективно, что даже спавшая за стенкой дочь Дорис Браун ничего не услышала. Чем можно было объяснить столь странный разброс в поведении?

Самый очевидный ответ сводился к тому, что преступник является наркоманом и причуды его поведения обусловлены употреблением тех или иных наркотиков. Устойчивая наркотическая зависимость являлась важным ориентирующим розыск параметром и теоретически эта деталь могла бы сильно облегчить распознание преступника. Теперь полицейские считали, что искать надо не просто хорошего спортсмена-гимнаста, артиста цирка или каскадёра, но и наркомана, профессиональная карьера которого, возможно, пострадала как раз из-за приёма наркотиков. Все эти соображения звучали вполне разумно.

Трагедия, жертвой которой стала Луэлла Джордж, поставила правоохранительные органы перед непростой дилеммой - сообщить средствам массовой информации имевшиеся материалы об акробате-убийце, или попридержать их некоторое время в надежде поймать преступника без лишней огласки. Борьба мнений была вполне понятна - предупреждение общественности о непойманном преступнике всегда выглядит признанием слабости правоохранительных органов, а такого рода признания не понравятся никому из политиков хоть муниципального уровня, хоть регионального. Но задержка с информированием могла создать большие проблемы в будущем. Если бы преступник совершил новое убийство, то общественность была бы крайне возмущена тем, что политики не пожелали предупредить людей о существующей угрозе. В общем, после довольно напряженных переговоров, в которые включились не только руководители правоохранительных структур, но и политики на уровне провинции, было принято соломоново решение: сообщить населению о преступнике, способном проникать в квартиры через балконы, но не упоминать об убийствах, совершенных в 1974 г. Паника никому не нужна, а вот призвать людей к бдительности - дело хорошее.

В апреле газетчикам была дана информация о действующем в провинции Онтарио преступнике, проникающем в квартиры через незапертые балконные двери. Население просили не оставлять открытыми на ночь окна и двери и понятно, что в преддверии тёплых месяцев подобное обращение вызвало массу вопросов, которые довольно быстро сменились сначала негодованием, а затем испугом. Журналисты в конце-концов разузнали, что таинственный преступник подозревается в причастности к нескольким убийствам и даже без существенных деталей эта информация вызвала панику. Правоохранительные органы обвинялись в некомпетентности, от них требовали скорейшего рапорта об успехах... А вот успехов-то и не было.

Нельзя сказать, что полиция не имела подозреваемых. В принципе, среди жителей Онтарио удалось отыскать нескольких человек, производивших странное впечатление и как будто подходящих на роль киллера-верхолаза. Один из них, например, жил в районе Брейсбридж примерно в 150 км. к северу от Торонто. Эти места изобиловали озёрами и лесами и подозреваемый зарабатывал на жизнь тем, что в одиночку занимался расчисткой территории под частную застройку, а кроме того, аккуратно валил огромные деревья. Человек не боялся высоты, без страховки и без использования каких-либо приспособлений поднимался вместе с инструментом на стволы любой высоты. О нём говорили как о человеке незаурядной силы и выносливости. При этом мужчина имел явные проблемы психиатрического профиля: жил один, женщин избегал, общался только с мужчинами. Доходило до смешного - если во время его работы на участке появлялась женщина, он мог бросить всё и убежать на несколько часов. Выглядело это как застенчивость, но для крепкого мужчины 35 лет такая застенчивость совершенно ненормальна. Были для него характерны и иные закидоны - подозреваемый явно искал общества подростков и детей, пытался с ними заговаривать, угощал всякими сладостями. Мужчина производил впечатление диковатого и несоциализированного, хотя явного криминала за ним не замечали. Полиция провинции Онтарио довольно долго осуществляла за ним негласное наблюдение и некоторые особенности его поведения привлекли внимание полицейских, например, странная ритуализированность некоторых действий, которые он осуществлял в строго определенной последовательности. Полицейские даже сняли небольшой кинофильм о поведении этого человека, который показали психиатрам с просьбой дать комментарии увиденному.

Следует отметить, что подозреваемый не считался психически больным, никогда не обследовался врачами этого профиля и не лечился. Тем не менее, казалось вполне очевидным, что у человека есть какие-то проблемы с психикой, хотя без специального обследования ставить диагноз никто не мог. Оперативники пошли на то, что даже негласно проникли в дом лесоруба и осмотрели его жилище. После этого все подозрения в его адрес отпали сами собой - мужчина оказался крайне неряшлив. Невозможно было представить, чтобы человек, никогда не мывший посуду у себя дома, принялся бы делать это в квартире жертвы. Имелось и другое обстоятельство, сильно работавшее против предположения о виновности подозреваемого пильщика стволов и веток - он жил в 180 км. от Гвелфа и более чем в 250 км. от Лондона, а подобное расстояние представлялось слишком большим для вылазок убийцы. Настоящий убийца явно был как-то связан и с Лондоном, и с Гвелфом, а в случае с рубщиком леса из Брейсбриджа такая связь не просматривалась.

Подозреваемые появлялись и постепенно отсеивались, но блуждание розыска впотьмах грозило тем, что убийца успеет нанести новый удар. В конечном итоге так и случилось.

Около полудня 16 июля 1977 г. в полицию Лондона поступило сообщение о подозрительном отсутствии 22-летней Донны Велдбум. Молодая женщина работала кассиром на автозаправочной станции и в эту субботу обязательно должна была появиться на работе. Однако этого не случилось и все попытки дозвониться по домашнему телефону Донны оказались безрезультатны. Между тем подруга Донны, работавшая с ней на той же автозаправке, сообщила, что накануне вечером та была у неё в гостях и ушла 23:30 в полном здравии. Начальник Велдбум, встревоженный этим рассказом, приехал к дому молодой женщины, однако, дверь ему никто не открыл. Он позвонил в полицию и попросил направить патруль, дабы администратор здания мог открыть квартиру в присутствии представителей закона.

После некоторых проволочек и уточнения деталей, патруль был направлен по указанному адресу и в 13:30 полицейские вошли в квартиру. Они обнаружили Донну лежащей в кровати в спальне, одеяло было поднято под самый подбородок. Женщина была мертва. Когда полицейские подняли одеяло стал хорошо виден ножевой разрез под левой грудью. Криминальная причина смерти не требовала доказательств. И очень странным казалось то, что удар, нанесённый в область сердца не дал крови - её не было видно ни на трупе, ни на постельном белье. Последовавшее изучение места преступления криминалистами показало, что убийство Донны Велдбум являлось куда более изощренным, нежели это могло показаться на первый взгляд. Судебно-медицинская экспертиза проводилась лично Джоном Хиллсдоном, директором судебно-медицинского бюро провинции Онтарио, опытнейшим специалистом своего дела, и благодаря этому были выявлены даже мельчайшие детали преступления. Оказалось, что молодая женщина была задушена, хотя такая причина смерти на первый взгляд представлялась наименее вероятной, поскольку бусы из жемчуга на её шее остались неповрежденными. Убийца душил жертву не руками, а прижав подушку к лицу - это стало ясно после того, как криминалисты обнаружили на одной из подушек следы надрывов, оставленные при закусывании наволочки зубами жертвы в процессе борьбы. Удар ножом был нанесён в тот момент, когда сопротивление жертвы ослабло. К этому времени женщина уже находилась на полу - в процессе борьбы убийца выволок её из кровати, очевидно, не желая испачкать постельное бельё кровью жертвы. После того, как Донна скончалась, убийца тщательно смыл её кровь с тела - в ванной было обнаружено большое банное полотенце всё перепачканное кровавыми разводами. После этого преступник переместил труп в кровать, вымыл пол спальни, очевидно, помылся сам и лёг в кровать к телу убитой женщины. Он совершил половой акт с трупом, оставив в нём свою сперму, и пробыл на месте преступления ещё некоторое время. Он обыскал гардероб убитой женщины и, по-видимому, не отказал себе в удовольствии перекусить её продуктами. Во всяком случае на кухне царил идеальный порядок, мусорный пакет оказался вынесен.

Совокупность улик и значимых поведенческих признаков не оставляла сомнений в том, что убийство Донны Велдбум явилось делом рук разыскиваемого акробата-верхолаза. Но некоторые детали именно этого эпизода оказались весьма специфичными и наводили на определенные размышления. Прежде всего, мастер карабкаться по балконам никогда прежде не пускал в дело нож - он полагался на свою физическую силу, что выглядело, в общем-то, логично. Использование ножа представлялось явно избыточным, но то, что преступник пошёл на это, означало постепенное усложнение его поведения в момент совершения убийства. Негодяй набирался опыта, становился смелее, увереннее в себе, в своих фантазиях он заходил всё дальше. Подобная эволюция криминального поведения характерна для серийных убийц Это означало только то, что последующие убийства будут становиться всё более жестокими и бесчеловечными.

Существовала и другая любопытная особенность, сразу обратившая на себя внимание следователей. Донна Велдбум проживала в квартире на втором этаже в доме без балконов. Убийца явно заходил в квартиру через дверь, но как он проник в дом, не привлекая внимание жильцов? В поисках ответа полицейские тщательно осмотрели окна первого этажа. Этот этаж был нежилым - там находилась прачечная, которой пользовались арендаторы квартир, теплообменный узел, дворницкая, а также несколько помещений, которые использовались в качестве складских. В них арендаторы могли оставлять лишнее имущество. В принципе, преступник мог проникнуть в дом через нежилой первый этаж, однако, все окна оказались целы.

Так как же убийца проник в дом? Уточняя обстоятельства ночи с 15 на 16 июля, детективы выяснили следующее. Донна находилась в гостях у подруги до 23:30 и ушла в добром здравии. Ей надлежало преодолеть до своего дома около 600 м. по району тихому и безопасному. Однако в то самое время, когда Велдбум уходила от подруги в соседнем квартале произошёл подозрительный инцидент. В полицию позвонила девушка и уточнила, направлен ли к ней полицейский патруль? Как оказалось, некий мужчина, назвавшийся старшим полицейского патруля, обратился к ней по домофону с требованием открыть дверь в подъезд. Девушка не открыла, а вместо этого позвонила в участок. Полицейский дежурный направил к дому настоящие патрули, чтобы задержать мистификатора, но тот успел скрылся. Расстояние от дома, в который пытался проникнуть лже-полицейский, до дома Велдбум не превышало 200 м. и встреча подозрительного мужчины с убитой представлялась вполне вероятной. Поэтому первая версия, за которую ухватились следователи, сводилась к тому, что убийца повстречался с жертвой на её пути к дому и каким-то образом обманул её доверие, возможно, представившись полицейским.

Первоначально следствие исходило из того, что убийца усыпил бдительность Донны Велдбум, выдав себя за полицейского в штатском. Это предположение было озвучено журналистам и в первые дни после убийства оно вовсю обсуждалось в газетных статьях и телевизионных репортажах.

Мог ли этот преступник проникнуть в подъезд вместе с Донной? В принципе, мог, но что произошло далее? Неужели жертва была до такой степени напугана, что пустила злоумышленника в собственную квартиру? Даже если он угрожал ей ножом, женщина должна была понимать, что впустив этого человека в квартиру, она отрежет себе все пути к отступлению. Или события развивались иначе и преступник не встречал Донну на пути домой, а позвонил ей по домофону уже после того, как оказалась в квартире?

Тщательно были опрошены все жильцы дома, но никто из них в ночь на 16 июля не видел и не слышал ничего подозрительного. Никто не звонил в их домофоны, никто не стучал в двери, представляясь полицейским.

Донован Эндрюс, детектив отдела расследования тяжких преступлений полиции Лондона, впоследствии вспоминал, что в истории убийства Донны Велдблум в первые дни существовала какая-то недосказанность, концы с концами не сходились. Пока работники следствия считали, что убийца проникает в квартиры через балконы, всё вроде бы, выглядело понятным, но вот теперь, когда балкона не было, вопрос о способе проникновения не находил удовлетворительного объяснения. Считая, что убийства Донны Велдбум и Луэллы Джордж совершил один и тот же человек, детектив принялся сопоставлять материалы обоих расследований.

Прежде всего, он обратил внимание на то, что убитые в апреле и июле женщины проживали недалеко друг от друга. А вещи, похищенные из квартиры Луэллы, преступник выбросил в мусорный бак, находившийся прямо посреди прямой линии, соединявший места проживания жертв. Это выглядело очень странно - убийца явно был привязан не к городу даже, а к конкретному району! Ведь ничто не мешало ему потратить 15 или 20 минут на то, чтобы отойти или отъехать на машине на пару километров в сторону, отыскать мусорный бак в другом районе и выбросить вещи Луэллы Джордж там.

Детектив принялся сравнивать списки жильцов домов, в которых проживали жертвы. Донован сам не знал чего искал и не верил, что совпадения отыщутся, но... совпадение нашлось! Некий Рассел Морис Джонсон проживал в обоих домах, точнее говоря, он фигурировал в обеих списках. Не зная ещё, как относиться к этому открытию, детектив Эндрюс отправился в компанию, владевшую домом на Гранд-авеню, в котором проживала убитая 15 апреля Луэлла Джордж. Там он выяснил, что Рассел Джонсон снимал квартиру до 15 апреля, т.е. до середины месяца. Он перевозил вещи в тот самый дом, где ровно через три месяца будет убита Донна Велдбум. Менеджер дома, с которым детектив обстоятельно побеседовал, смог вспомнить, что автомобиль Джонсона в те дни находился в ремонте и мелкие вещи тот самостоятельно носил из одного дома в другой. В течение дня сделал несколько ходок туда и обратно. И детектив сообразил, что всякий раз Джонсон проходил мимо того самого мусорного бака, в котором оказались найдены личные вещи убитой женщины.

Показать полностью
37

Серийный убийца из Канады. Часть 2.

Серийный убийца из Канады. Часть 2. Серийный убийца, Канада, Маньяк, Длиннопост, Текст

Примерно в то же самое время - если точнее, с марта 1975 г. - в Гвелфе и другом городе в провинции Онтарио - Лондоне - стали фиксироваться довольно странные происшествия, вызвавшие поначалу у полицейских недоумение и даже улыбку.


Ранним утром 23 марта жительница Гвелфа, имя которой никогда не было оглашено, позвонила в полицию и дрожащим голосом сообщила о краже из её квартиры, совершенной в ночное время. Женщина уверяла, что пока она спала, кто-то пробрался в её жилище и совершил хищение, или по крайней мере, попытался это сделать. Заявительница допускала, что вор ещё прячется где-то в комнатах и потому она боится полностью осмотреть квартиру. Полицейские немедленно прибыли по названному адресу и с оружием наголо, осмотрели все комнаты, шкафы, кладовые, заглянули под диваны и кровати, отодвинули все занавески и шторы. В конце-концов патрульные убедились, что посторонних в ней нет. Не было заметно - по крайней мере на первый взгляд - и следов пребывания чужака. Заявительницу попросили осмотреть имущество и сообщить, если что-то пропало. Выяснилось, что деньги и ценности не исчезли. Тем не менее, дама утверждала, что посторонний явно хозяйничал в её доме минувшей ночью - некоторые статуэтки на тумбочке были переставлены, из вазы исчезли конфеты, которые находились там ещё накануне вечером, наконец, у кровати в спальне стоял стул. Женщина была уверена, что таинственный гость сидел на этом стуле и смотрел, как она спит.
Сказанное, разумеется, звучало глуповато. Полицейские выслушали, покивали, наверняка решили, что тётенька немного подвинулась головой, но для проформы задержались и осмотрели замки на входной двери.

Никаких подозрений на использование отмычек не возникло. В общем, стражи порядка успокоили даму, как могли, заверили, что таинственное вторжение есть всего лишь плод её фантазии и на том удалились. 

Ровно через три месяца - буквально день в день - во всём похожая история приключилась в городе Лондон, расположенном на удалении около 100 км. от Гвелфа. Там женщина, снимавшая квартиру в новом многоэтажном доме, вызвала полицейских, утверждая, будто в её жилище ночью побывал неизвестный. Она в это время спала и очень была напугана тем, что таинственный визитёр вполне мог причинить ей какой-то вред. Из дома ничего ценного не пропало, однако женщина была уверена, что преступник рылся на полках, где было сложено её нижнее бельё, а также провёл какое-то время на кухне. Там он не только переставил стулья, но протёр стол и вымыл посуду, оставленную хозяйкой грязной до утра! Принимая во внимание, что квартира находилась на девятом этаже, а входная дверь не имела ни малейших следов взлома или открывания отмычками, такое заявление, конечно, не могло не вызвать у полицейских вполне понятного скепсиса. Те выслушали перепуганную дамочку, должно быть, посмеялись про себя, да и ушли...


Никаких последствий эти заявления не имели, однако, они попали в сводки происшествий и на них было обращено внимание. Поэтому когда в сентябре 1975 г. другая жительница Лондона вновь позвонила в полицию с рассказом о ночном визите неизвестного человека, к заявительнице уже отправились детективы, а не рядовые патрульные. Рассказ потерпевшей, проживавшей на четвёртом этаже многоквартирного дома, почти во всём повторял детали июньской истории: переставленные стулья, перерытое бельё, исчезнувший шоколад, начисто отмытые и протёртые сухой тряпкой мойка и разделочный стол на кухне.

До конца 1975 г. стали известны заявления ещё о двух схожих случаях - один имел место в Гвелфе, а другой - снова в Лондоне.

  Можно было бы посмеяться над рассказами женщин и объявить их неврастеничками, но ситуация казалась куда неоднозначнее. Трудно было поверить, что у пяти разных женщин независимо друг от друга имели место до такой степени схожие галлюцинации. Инциденты происходили в двух городах - Гвелфе и Лондоне, о них заявляли только женщины и все эти женщины жили в многоквартирных домах. Это обстоятельство, кстати, тоже добавляло странности происходившему, поскольку оба города застроены преимущественно индивидуальными домами. Но с теми, кто жил в отдельных домах такого не происходило.

В 1976 г. странные инциденты не только прекратились, но стали как будто чаще.

В феврале жительница Лондона заявила в полицию, что была разбужена посреди ночи звуками из соседней комнаты, там будто кто-то открывал дверцы шкафа и выдвигал ящики тумбочек. Женщина, находившаяся в квартире одна - муж, пожарник по профессии, находился на дежурстве - по её признанию, была парализована ужасом до такой степени, что даже не могла найти в себе силы, чтобы закричать. Она не могла определить, как долго неизвестный хозяйничал в квартире, по её субъективному ощущению это длилось очень долго - минут 40 или даже час - но в конце-концов таинственный визитёр вышел через входную дверь, аккуратно прикрыв её за собой.

Поведение странного ночного гостя полностью укладывалось в ту схему, что была отмечена прежде - он похитил дешёвую бижутерию и пару трусиков. Как он проник в квартиру по-прежнему оставалось неясным, но поскольку ничто не указывало на использование специального воровского инструментария, появилось предположение, что незнакомец каким-то образом добывает копии ключей. Если бы удалось понять, как именно он умудряется незаметно для хозяев делать слепки их ключей, то задача по поиску и изобличению преступника моментально упростилась бы. Если бы все потерпевшие ходили в один бассейн, клуб, или, к примеру, к одному гинекологу, то можно было бы предположить, что преступник каким-то образом связан с этим местом и именно там он получает доступ к ключам от квартир. Но нет! женщины жили в разных городах, работали в разных компаниях, имели разный возраст, принадлежали к разным слоям общества, они нигде не могли пересекаться. Их объединяло только то, что все они жили в многоквартирных домах и в ночь инцидента все они были в одиночестве.

  В мае и июне два сообщения о таинственном ночном визитёре поступили от женщин, проживавших в Гвелфе.

Неуловимый домушник оставался верен себе - осматривал полки шкафов и ящики тумбочек, переставлял вазы, пепельницы и даже зеркала, уносил с собою какую-то чепуховую мелочь, протирал мыльным раствором столы и даже пол.

Такое поведение неизвестного преступника до известной степени подействовало на полицейских расхолаживающе. Ночной воришка женского белья казался не опасным, а скорее убогим и жалким - ну в самом деле, на женщин он не нападал, ценное имущество не похищал, действовал как тривиальный фетишист. Самая большая неприятность, которую он мог причинить - напугать внезапно проснувшуюся женщину. Никто не связывал неизвестного преступника с убийством Дайаны Бейтз. К середине 1976 г. детективы Гвелфа и Лондона уже поняли, что на территории их городов действует один и тот же человек и между полицейскими управлениями был налажен обмен информацией по этим делам. Дальше этого расследование, однако, не продвинулось.

Однако в июле произошло чрезвычайное происшествие, радикально перевернувшее отношение полиции к таинственному полночному визитёру. Женщина, жившая в многоквартирном доме в Лондоне, вызвала полицейский патруль на дом и сообщила о том, что проснулась посреди ночи от присутствия незнакомого мужчины в собственной кровати. Тот попытался её изнасиловать, крепко прижимался всем телом, женщина в ужасе начала кричать. Мужчина попытался закрыть её лицо подушкой, но ему это не удалось, женщина вопила так, что её слышали соседи через несколько этажей. Насильник мгновенно сориентировался в быстро изменившейся обстановке, вскочил с кровати, метнулся к входной двери и был таков.

Обстановка на месте преступления ничуть не удивила детективов - всё было, как и в других случаях проникновения неизвестного в квартиры одиноких женщин: переставленные стулья, переложенные с одного места в шкафу на другое предметы одежды, неповрежденная входная дверь и т.д. Теперь, однако, преступник уже решился на изнасилование. Он явно прогрессировал и перерождался из фетишиста в насильника - так решили полицейские.Это открытие, однако, никак розыску таинственного любителя влезать в чужие квартиры не помогло. Примет его у полиции не было, соображений о том, где и как искать - тоже.

Во второй половине 1976 г. и в начале 1977 г. последовало ещё несколько вторжений в квартиры женщин в Лондоне и Гвелфе.

  Всего за период с января 1975 г. по апрель 1977 г.  было отмечено 12 таких инцидентов, часть из которых упомянута выше. Полиция предполагала, что случаев скрытого проникновения в квартиры на самом деле было больше, но не все женщины обращали внимание на следы вторжения, а если даже и замечали их, то по разным причинам не заявляли в полицию. Из этих 12 эпизодов, ставших известными правоохранительным органам, наиболее важным оказался последний, имевший место в марте 1977 г. Результатом произошедшего явилось то, что полиция получила-таки описание разыскиваемого.

Имеет смысл сказать о случившемся поподробнее.

В ночь с 10 на 11 марта 1977 г. в полицию Лондона поступило сообщение от женщины, утверждавшей, будто она заперла квартирного вора на балконе. Поскольку квартира находилась на седьмом этаже, преступник оказался заблокирован, ибо быстро разбить металлопластиковые окна и дверь, чтобы убежать через квартиру, представлялось практически невозможным. Несколько полицейских патрулей немедленно помчались по указанному адресу и оказались на месте совершения преступления буквально через 4-5 минут после телефонного звонка. Женщина утверждала, что неизвестный мужчина залез к ней в кровать и попытался изнасиловать, она стала сопротивляться и громко кричать, это напугало насильника и тот, вскочив с кровати, бросился на балкон. Женщина проявила завидную смекалку и отвагу - она тоже поднялась с кровати и последовала за преступником, закрыв за ним балконную дверь. Нападавший оказался в своеобразной мышеловке - прыгать с балкона было самоубийственно, а покинуть его через квартиру он не мог.

Полицейские, взяв на изготовку оружие, вышли на балкон и... никого там не нашли. Внизу трупа не оказалось - это означало, что преступник не решился прыгать. Предполагая, что негодяй перебрался на какой-либо из соседних балконов, полицейские пошли по квартирам, удостоверяясь у жильцов, всё ли в порядке? В общем, полицейская операция поставила на ноги весь подъезд, однако закончилась безрезультатно. Преступника и след простыл.

Но мало того, что он таинственно исчез! Преступник задал очередную загадку: когда хозяйка квартиры в сопровождении патрульных прошла на кухню, то ахнула - посуда, оставленная ею грязной до утра, оказалась вымыта! Преступник не просто влез в кровать к женщине - он вымыл перед этим грязную посуду на её кухне!

Если годом или двумя ранее полицейские просто посмеялись бы над рассказом женщины, звучавшем совершенно фантастически, то теперь к её словам отнеслись со всем вниманием и никто не поставил их под сомнение. Потерпевшую попросили описать напавшего на неё и оказалось, что она отлично его запомнила - это был мужчина белой расы в возрасте примерно 25 лет или старше, ростом около 180 см., с крепкой "бычьей" шеей, мощными руками, широкими крепкими ладонями, прямым тонким носом и тёмно-русыми короткими волосами. Женщина даже согласилась помочь полицейскому художнику нарисовать портрет.

В марте 1977 г. в розыске таинственного любителя ночных обысков забрезжил, наконец-таки, лучик удачи. Жертва второй попытки изнасилования, предпринятой преступником, сумела не только успешно отбиться от злоумышленника, но и отлично его рассмотрела. Так полиция обзавелась первым портретом разыскиваемого. Согласно полученному описанию это был белый мужчина в возрасте 25-30 лет атлетического сложения, ростом 180 см., с "бычьей" шеей и мощной мускулатурой рук и торса.
http://murders.ru

Показать полностью
39

Серийный убийца из Канады. Часть 1.

Серийный убийца из Канады. Часть 1. Маньяк, Серийный убийца, Канада, Текст, Длиннопост

9 августа 1974 г. должен был стать особым днём в жизни Лоры Браун, жительницы города Гвелф, расположенного рядом с Торонто. В этот день Лора должна была стать совершеннолетней и получить водительские права.Лора проживала в одной квартире с матерью - Дорис Браун - и утром они собирались вместе отправиться решать вопрос с водительским удостоверением.
Накануне вечером Дорис на глазах дочери поставила будильник на 07:15, однако следующим утром Лора проснулась часом позже и обнаружила, что будильник не прозвенел и мама ещё не встала. Дочь забежала в спальню матери и именно в этот момент зазвонил будильник. Произошло это в 08:15, т.е. ровно на час позже выставленного накануне времени. Дорис лежала, укрытая одеялом под самый подбородок, и никак не отреагировала на звук будильника. Лора попыталась разбудить её, но мать так же не реагировала. Девушка позвонила дяде и тёте, попросив их приехать как можно быстрее , так как с матерью что то не так.
Дядя с тетей приехали через 10 минут. Они вызвали лечащего врача Дорис, хотя им уже было ясно что Дорис мертва. Осмотрев квартиру, они не нашли ничего подозрительного: вещи были на своих местах, ничего не пропало . На прикроватной тумбочке упаковка со снотворными таблетками, купленными по рецепту. Их пересчёт показал, что отсутствуют всего две таблетки, так что передозировка успокоительным не могла явиться причиной смерти. Приехавший врач ограничился самым поверхностным осмотром и заявил, что для него картина ясна - 49-летняя женщина скоропостижно умерла от обширного инфаркта. Менее года назад Дорис Браун развелась с мужем, с ней остались две дочери, женщина испытывала материальные затруднения, так что перманентный стресс вполне мог спровоцировать болезнь сердца. Хотя Дорис на сердце никогда не жаловалась.
Никакого криминала в случившемся врач не усматривал и даже был готов разрешить захоронение Дорис Браун без проведения аутопсии, однако один неприятный момент не позволил ему это сделать. Когда явившиеся с целью забрать тело работники похоронной службы подняли труп, под ним оказалось пятно крови. Поражённая увиденным Лора Браун категорически потребовала провести вскрытие тела. Девушка рассказала о странном переводе времени срабатывания будильника, но врач только отмахнулся, мол, либо Лора что-то путает, либо Дорис под утро сама перевела время на час позже.
Но требованию Лоры врач всё же уступил и оформил направление на вскрытие.
Результаты вскрытия оказались довольно странными. Проводивший вскрытие врач-патологоанатом зафиксировал симптоматику, характерную для механической асфиксии.В трахее была обнаружена кровь и попала она туда как раз из-за механического повреждения дыхательного горла. Как это повреждение могло произойти врач, проводивший вскрытие, объяснить затруднился. Также в ходе вскрытия у патологоанатома появились подозрения на то что у убитой был половой акт, так как кровь , обнаруженная под телом убитой, натекла из анального отверстия. Этому наблюдению патологоанатом также не смог найти объяснения. Никакого превышения содержания в крови, мозгу или печени лекарственных или наркотических препаратов обнаружено не было. В целом, умершая была здоровой и сравнительно молодой женщиной. Наверное патологоанатом стал подозревать убийство, потому как пригласил на беседу лечащего врача и поинтересовался обстоятельствами, сопутствовавшими обнаружению тела и обстановкой на месте обнаружения трупа. Беседа с терапевтом, успокоила патологоанатома и тот написал в своём заключении, что смерть Дорис Браун последовала в результате синдрома внезапной смерти взрослых.  Лора Браун была поражена заключением до такой степени, что встретилась с врачом, проводившим вскрытие и попыталась разобраться в том, что же именно тот написал в представленном документе? Врач разъяснил, что синдром внезапной смерти взрослых существует объективно, хотя наука объяснить его пока не может. В такой смерти ничего криминального нет. Человек умирает во сне: начинается агония, которая зачастую длится по часу и более, человека пытаются разбудить, но сделать это не удаётся, поскольку его сон на этом этапе уже не является здоровым сном - это скорее кома. Непосредственной причиной смерти оказываются разнообразные нарушения в работе сердца. Правда, у Дорис Браун такого рода нарушений обнаружено не было, но это не отменяет окончательного вывода. Полученные объяснения Лору не удовлетворили и она направилась к лечившему маму терапевту. Тот в общих словах повторил объяснения патологоанатома и постарался успокоить девушку, указав на то, что сложно подозревать криминальную причину смерти в той обстановке, в которой умерла Дорис Браун. Квартира расположена на четвёртом этаже, входная дверь всё время оставалась заперта, сама Лора всю ночь проспала за стеной спальни матери - ну, как можно скрытно изнасиловать и убить в такой обстановке? И почему сама Лора не сделалась жертвой преступника, если допустить, будто таковой действительно существовал?
На этом история со странной смертью Дорис Браун оказалась на несколько лет "законсервированной". Случившееся осталось в памяти родных и близких умершей женщины, но в полицию никакой информации о данном инциденте не поступило и потому отражения в документах правоохранительных органов не нашло.
Между тем, смерть Дорис Браун являлась именно убийством, причём осуществленным очень ловко и неординарно. Преступник остался на свободе и его новое нападение являлось лишь вопросом времени.
23-летняя Дайана Бейтз  работала в бухгалтерии компании, торговавшей бензином и дизельным топливом, проживала в многоквартирном доме в Гвелфе примерно в 1,5 км. от того дома, в котором была убита Дорис Браун. В самом конце 1974 г. Дайана попросила на работе отпуск - она планировала отправиться в небольшое путешествие со своим женихом, 27-летним Джеймсом Будровски. Заканчивавшийся год, казалось, был для Дайаны очень удачным - она получила отличную работу, купила новую машину, благодаря стараниям знакомого риэлтора сняла хорошую квартиру. Так что Дайана могла позволить себе отдохнуть...
30 декабря 1974 г. молодая женщина провела вечер с своим возлюбленным. Джеймс подарил бриллиантовое колечко и сделал предложение. Ужин прошёл в самой теплой обстановке, молодые люди строили планы на будущее и Джеймс остался с Дайаной в её квартире до утра. Проснулись они в 05:45 31 декабря, молодому человеку надо было отправляться на работу и Дайана поднялась вместе с ним, чтобы приготовить завтрак. Примерно через 45-50 минут Джеймс вышел из подъезда и на парковке у подъезда заметил большую коричневую автомашину с сидевшим за рулём мужчиной. Двигатель машины работал на холостых оборотах. Ничего необычного в машине с водителем не было и Джеймс прошёл мимо.
Вернулся он обратно в квартиру Дайаны около 18 часов, открыл дверь своим ключом, потому как хозяйки дома не оказалось. Некоторое время Джеймс занимался своими делами - умылся, достал из холодильника еду, принялся готовить ужин - однако затем испытал странное чувство тревоги. Дайана ушла, не оставив записки, и это вдруг показалось Джеймсу подозрительным. Он прошёлся по комнатам, рассчитывая обнаружить указание на то, куда и зачем отправилась невеста, и только теперь обратил внимание на одеяла, сваленные в кучу на кровати в спальне. Их зачем-то вытащили из шкафа и хаотично побросали без всякой видимой цели. Джеймс принялся убирать одеяла с кровати; не потому, что заподозрил что-то, а с целью навести порядок... и под одеялами обнаружил труп Дайаны. То, что это труп, сомнений быть не могло - на шее затянута удавка, сделанная из бюстгальтера, а руки на животе связаны белыми колготками.
Шокированный увиденным, молодой человек помчался к соседям этажом выше и попросил их вызвать полицию. Те не поверили рассказу незнакомого мужчины и всей семьёй - муж, жена и 15-летний сын - направились вниз, чтобы удостовериться в истинности его слов. Через много лет участвовавший в этом подросток вспоминал, что его удивил порядок в квартире Дайаны и то, как аккуратно перед дверью в спальню были поставлены её розовые тапочки. На эту странность чуть позже обратила внимание и полиция...
Прибывшие на место преступления полицейские установили, что замки входной двери не были сломаны и не открывались посредством отмычек. Не были повреждены и окна. Всё это заставляло предполагать, что Дайана добровольно впустила убийцу в квартиру.
В этой связи на роль подозреваемого лучше всего подходил жених убитой, однако, его алиби не могло быть опровергнуто. По мнению коронера, смерть Дайаны Бейтз последовала утром 31 декабря в интервале от семи до десяти часов, а Джеймс Будровски в это время работал на складе в составе бригады из 5 человек. Невозможно было представить, чтобы он уговорил такую компанию обеспечить его фиктивным алиби. Так что на месте преступления во время убийства своей невесты Джеймс отсутствовал - это было однозначно. Полиция принялась искать человека, которого погибшая знала и кому могла бы доверять - это было основное направление розысков, которые курировал начальник полиции Гвелфа Роберт Маккэррон.
Надо сказать, что события 31 декабря не ограничились только убийством Дайаны Бейтз. В 10:20, т.е. ещё до обнаружения её трупа, в полицию обратился житель соседнего дома Рассел Морис Джонсон, сообщивший, что из его автомашины пропал чемодан с личными вещами. По его словам, машина была припаркована на той самой автостоянке, через которую ранним утром проходил Джеймс Будровски. Джонсон постоянно проживал в другом городе провинции Онтарио - Лондоне - но регулярно приезжал в Гвелф к отцу. Во время последнего приезда он оставил в салоне автомашины чемодан с вещами. Около 10 часов утра 31 декабря заявитель обнаружил, что дверь со стороны водителя вскрыта, а чемодан, уложенный на заднее сиденье накануне вечером, пропал. Полиция приняла это заявление в работу и несколько констеблей стали опрашивать местных жителей, в т.ч. и жителей дома, в котором проживала убитая. Довольно скоро выяснилось, что несколько человек независимо друг от друга видели ранним утром на парковке рядом с домом машину с включенным двигателем и водителем за рулём. Машина казалась подозрительной не только потому, что стояла с погашенными огнями, но и потому, что ранее её в этом районе не видели и никто не знал, кому она могла бы принадлежать.
Понятно, что когда стало известно об убийстве Дайаны Бейтз, эта информация оказалась очень полезна. Сразу же оформилось предположение, что в таинственной машине сидел убийца. Он дожидался, пока жених оставит Дайану в одиночестве, после чего поднялся к ней в квартиру и совершил нападение. То, как он правильно выбрал момент для нападения, косвенно указывало на то, что, скорее всего он знал Джеймса Будровски в лицо.
Судебно-медицинское исследование трупа подтвердило первоначальное предположение о смерти в интервале от 7 до 9 часов утра 31 декабря, однако, подкинуло следствию неожиданную загадку. Оказалось, что убийца совершил со своей жертвой  половой акт после её смерти. Учитывая, что руки Дайаны были связаны, ничто не мешало преступнику сделать это при жизни... По-видимому, половой акт с трупом был для убийцы предпочтительнее секса с живым человеком, а это означало, что убийца - некрофил.
Из криминалистической практики известно, что некрофилы тяготеют к такому виду работы, который каким-то образом связан с мертвыми телами. Они устраиваются работать в моргах, похоронных компаниях, иногда - на скотобойнях. Поэтому полиции Гвелфа прежде всего следовало проверить людей, работающих, либо работавших в прошлом, в такого рода местах. Работа была проведена немалая - за три недели января детективы отыскали и проверили более 200 человек, которые могли каким-то образом пересекаться с Дайаной Бейтз. Проверялось как прошлое этих людей, так и наличие у них алиби.
Работа эта никаких результатов не принесла.
Убийство Дайаны Бейтз не осталось незамеченным в городе: о случившемся написали местные газеты, по телевидению в криминальных новостях были переданы репортажи. Начальник полиции Гвелфа Роберт Маккэррон в интервью, данном в начале января 1975 г. заявил, что убийство Дайаны - это первый случай такого рода аж с 1967 г.  Итак, к концу января 1975 г. расследование зашло в тупик. Никаких продуктивных идей не было и причиной тому явилась довольно тривиальная ошибка следствия, а именно - зацикливание на одной-единственной версии. Уверенность в том, что Дайана Бейтз сама пустила убийцу в собственную квартиру до такой степени завладела умами правоохранителей, что они попросту не уделили внимания другим способам проникновения.
В оправдание канадских работников щита и меча можно сказать, что им до известной степени помешал информационный шум, подтверждавший их ошибочную версию. В начале марта появился свидетель, чьи показания, казалось, могли пролить свет на обстоятельства убийства Дайаны Бейтз. Некто Донован Колб, работавший в службе доставки сети цветочных магазинов, утверждал, будто на Рождество 1974 г. привозил Дайане букет тюльпанов. К букету была приложен конвертик, а в нём - небольшая карточка с четверостишием Китса. В общем, по словам заявителя, было очевидно, что это романтический подарок и оплачен он мужчиной. Колб утверждал, что доставил презент по указанному адресу, поговорил по домофону с Дайаной, та впустила его в подъезд и у дверей квартиры получила букет. Во время следственного эксперимента Колб без ошибок ориентировался на местности, показал где и как парковал автомашину, как прошёл к подъезду и до квартиры - в общем, не вызывало сомнений то, что он бывал в указанном подъезде. А потому история с букетом звучала вполне правдоподобно.
Жених убитой утверждал, что на Рождество 1974 г. не отправлял Дайане цветов и ничего не знает о такого рода подарках. Понятно, что история с букетом чрезвычайно заинтересовала следствие. На отработку этого направления были брошены лучшие детективы. Их работа с самого начала оптимизма не внушала - следов подобного заказа в финансовых документах цветочных магазинов найти не удалось. Это заставляло думать, что такого заказа не было вовсе.
Почти месяц детективы с разных сторон пытались отработать эту версию, но в конце-концов прекратили это бесполезное занятие. Было решено, что никаких цветов Дайана Бейтз на Рождество 1974 г. не получала, а Дон Колб сделал своё заявление ошибочно. Дескать, сработал эффект "аберрации памяти", при котором человек "вспоминает" события на самом деле не происходившие. Полной ясности в том, верны ли были утверждения курьера с цветами или он всё же вводил следствие в заблуждение, нет до сих пор. Всё-таки, свидетель продемонстрировал знание некоторых деталей, о которых не сообщали средства массовой информации. Вполне возможно, что Донован Колб действительно привозил цветы Дайане Бейтз, но это обстоятельство на самом деле никак не могло бы помочь в изобличении истинного преступника.  К апрелю 1975 г. расследование этого убийства фактически застопорилось и оно на долгое время перешло в разряд нераскрытых.
Примерно в то же самое время - если точнее, с марта 1975 г. - в Гвелфе и другом городе в провинции Онтарио - Лондоне - стали фиксироваться довольно странные происшествия, вызвавшие поначалу у полицейских недоумение и даже улыбку.
http://murders.ru

Показать полностью
135

Не пора ли требовать перемен?

Не пора ли требовать перемен? Геймеры, Перемены, Вопрос

Вам не кажется что за последнее время лига геймеров превратилась в полную помойку? Личности неопределенного возраста постят высеры на тему minecraft,баянов, своих чудесных мыслевыделений,другие рекламируют youtube каналы с неподобающим уровнем контента, часть людей пытаються найти потерянные осколки памяти, из всего этого выбиваются новостные дайджесты по игровой индустрии, дайджестам вторят пользователи, или же наоборот пользователи обгоняют дайджесты и постят актуальные и интересные новости из игровой индустрии, которые потом дублируются десятки раз. Не пора ли прекратить это? Не хотим ли мы получать хороший интересный контент структурированный по тэгам, без повторений? Не настало ли время для нормальной модерации самого большого сообщества на pikabu, когда члену сообщества не придется продираться через тонны ненужной информации чтобы почитать новую часть похождения в total war'e? Какие у вас мнения на этот счет?

-33

А может как раньше?

А может как раньше? Гифка, Lineage 2, Игры, MMO, Пати

Здравствуйте, собственно нужен биш, в Lineage 2, на х100(знаю что не тру, но уж как есть) . Хочется вспомнить старые времена. Этой игре было отдано 14 лет, и вот в последнее время напала такая ностальгия, но сколько всего изменилось да?
У нас ламповая мини пати, точнее вместе нас будет 3 человек, играем мы хорошо, я некр, второй сорк. Оденем, если надо задонатим ( точнее мы и так задонатим, но уж если вы очень хотите поиграть, но не хотите тратить деньги то мы вам поможем).
В первую очередь не рассматривайте это как обычную консту, мы просто хотим вспомнить старое и лампово поиграть, от вас главное онлайн (при старте до упора, сорк вообще уволился чтобы поиграть) и умение ( хотя бы базовое) играть на бише, от нас все остальное. Если кто захочет то дискорд для связи - kroshkaenot или skrimoza добавляйтесь там расскажем все подробно

А может как раньше? Гифка, Lineage 2, Игры, MMO, Пати
Отличная работа, все прочитано!