Grafomaniac

Grafomaniac

пикабушник
поставил 5694 плюса и 241 минус
проголосовал за 0 редактирований
4591 рейтинг 590 комментариев 112 постов 39 в "горячем"
32

Феникс и Змей

Глава 37

Когда я умер


- Мне точно это одевать?

Максим в полном недоумении смотрел на ботинки. Новые, сшитые из легкой, но прочной кожи, ботинки выглядели для него слишком дорого чтобы их носить. Кроме того, шнуровка была для него в новинку.

- Тебе точно это НАдевать. - отозвался Алексей поправляя костюм.

Рыжий мяукнул из угла.

- Ошибаешься. - произнес убийца, - ты идешь. Это важно, так что идут все.

- А что там будет? - спросила Таня.

- Все что вам нужно знать это что мой друг Олег даст вам кольца , которые вы будете беречь и всегда носить с собой. Тогда же вы сможете выходить на улицу. Если к вам подойдет кто угодно и начнет изображать из себя проблемы - вы покажете им кольца. Кто бы там ни был - он развернется и уйдет.

- А там пельмешки можно заказать? - Максим был озабочен более важными вещами.

- У Олега сегодня праздник, так что оденемся прилично. И да, пельмешки заказывать можно.

- Кстати, ты говорил, что тебя самого когда то тоже подобрали. Как ты нас. - сказала Таня.

- Да.

- А зачем он тебя тогда подобрал?

Алексей промолчал. В голове промелькнулое старое воспоминание.


***


Тощий, полунагой мальчишка дрожал от холода, медленно ковыляя вдоль проселочной дороги. На дворе был март, но зимние холода и не думали покидать юг Скифарии. Позади у него ничего не было, впереди была полная неизвестность. Впрочем, он и сам понимал, что ему осталось не больше пары часов до того как его настигнет стража.

Услышав шорох, он замер. Затем медленно отошел на середину дороги.

- Кто тут?

- Только я.

Мальчишка не понял откуда появился этот мужчина. Невысокий, с проседью на небритом подбородке, он был одет в серо-коричневое пальто. Глаза мужчины скрывались за черными очками с круглыми стеклами.

- Не подходи. - предупредил мальчишка, вытаскивая из-за пояса тяжелый, дорогой, богато украшенный кинжал и перекидывая его из руки в руку.

Мужчина бесстрастно наблюдал за мальчиком. Затем он исчез. Просто сделал шаг в сторону, полы его плаща распахнулись и он слился с окружением.

- А?

За спиной раздался стук копыт. Стража. Раньше чем он думал.

Мальчишка обернулся и оскалив зубы, ждал.

Два всадника. Он про себя назвал их Толстый и Тонкий. Они могли бы затоптать его, раздавить конскими копытами, но за поимку его живьем им полагалась награда.

Толстый остался на коне. Справиться с едва живым пацаном смог бы и один взрослый мужчина. Так и произошло. Тонкий одним движением вырвал у мальчишки кинжал.

- Хорошая вещь.

Тяжелой, хлесткой пощечиной, он свалил преступника на землю, затем подхватил его и перекинул через коня, поместив его между седлом и шеей.

- Это у него там кинжал графа что ли был? - жадно поинтересовался Толстый.

- Много будешь знать - скоро состаришься.

- Дык, а делиться с ближним?

- С хера ли?

- А подумай.

Тонкий, усевшись в седло, недовольно фыркнул. Делиться не хотелось, но иначе, друг его тупо заложит...

Дикое ржание коня, вставшего на дыбы и Тонкий полетел на дорожные камни вместе со своим пленником. Взбрыкнув ногами, конь умчался прочь.

- Ах ты едро!

Матерясь и пыхтся, Толстый с трудом слез со своей кобылы.

- Что за леший это был?

Он подошел поближе чтобы посмотреть что с его другом. Тонкий лежал на земле, а на нем лежал мальчишка упавший на стража сверху. Тонкий был без сознания, у него под головой растекалась лужа крови.

- Неужто насмерть?

Толстый откинул тело мальчика. Его взгляд упал на кинжал графа. Знаменитый кинжал "Стальной Клык" со змеей из белого золота, обвивающей рукоять и крупным рубином на навершии. Такой стоил целое состояние.

Толстый протянул руку к кинжалу. Оружие было тяжелым, но таким приятным. Не хотелось его бросать.

- Красота то какая...

Он посмотрел на Тонкого. Делиться не хотелось. Совсем не хотелось.

Ослепленный жадностью, он не заметил ни разреза на шее Тонкого, ни того как сзади него, крадучись, поднимается с камней полумертвый мальчишка.

Удар тонким лезвием в пах на миг осветил мир ярко-красной вспышкой. Мальчишка успел нанести еще один удар прежде чем стонущий и вопящий страж развернулся и выбил у него из руки заточку. В голове пульсировала боль, и все происходящее замедлилось. Толстый вытащил револьвер.

Мальчишка  молча прыгнул на стража как загнанная в угол крыса, обхватив его руками и ногами. Он не был в бешенстве или исступлении. Это была холодная ярость. Ему нужно было убить. Просто убить чтобы жить самому.

Он вцепился в лицо Толстого зубами и сомкнув челюсти на правой скуле, почувствовал как ему в рот хлынула теплая, соленоваато-сладкая кровь.

Толстый завизжал от боли и страха. Одной рукой он пытался сорвать с себя этого дьяволенка. Револьвер в правой руке издал громкий хлопок.

Мальчик пошатнулся. Его левая рука обвисла плетью, но он крепче сжал ноги вокруг необъятного тела врага. Челюсти разжались и вцепились чуть выше - в глаз. Резцы и клыки продавили веки и погрузились в глазное яблоко. Челюсти двигались с неумолимой силой и жестокостью, наполняя глотку пацана ошметками мягкого органа.

Еще два хлопка. Мальчишка упал на землю. Он знал что умирает, но ему было все равно. Рядом с ним на земле корчился его убийца. И это тоже было все равно. Вообще безразлично. Даже боли нет.

"Умирать не страшно" - промелькнула мысль в его голове. - "Я все равно не жил."

Толстый всхлипнул и затих.

- Хочешь жить? - послышался негромкий голос.

Кто это спрашивает....

Мальчик не был уверен в том хочет он этого или нет. Он не был уверен в том что знает что такое жизнь.

Но он кивнул.


От мужчины, следившего за всей этой сценой не ускользнул ни один момент. Ни то что полуживой ребенок заметил его передвижение по дороге, хотя на это не были способны обычные стражи при патруле. Ни то что дорогой кинжал был призван отвлечь внимание от клинка спрятанного в рукаве. То как он пырнул коня, чтобы тот встал на дыбы, как он перерезал глотку оглушенному падением стражу, пока его напарник слезал с коня. И даже та отчаянная решимость с которой он сражался за чужую смерть. Мужчина заметил это все. И он решил отступить от своих правил во второй раз.


***


Анастасия наблюдала за проплывающими мимо окна деревьями и неторопливо потягивала кофе. Волшебница лежала на паре дюжин подушек, большую часть которых она стащила у Жоржа пока тот тренировался. Ее лицо, обычно утомленное, сейчас почти прояснилось. Она выглядела... почти расслабленной.

- Анастасия! - послышался голос монтеньца.

- Не отдам! - решительно произнесла девушка. - Я не слезу отсюда. И если ты вытянешь подушки из под меня - я упаду и мне будет больно. А тебе - стыдно.

- Но mon ami, я не могу сидеть на кушетке без подушек. - возразил монтенец.

- Жорж, ты с утра обливаешься ледяной водой и на крыше моего транспорта полтора часа прыгаешь как дикий козел. Каждый. Божий. День.

- Я упражняюсь в савате и фехтовании.

- Ты фехтуешь на крыше кареты, хотя НИКТО и НИКОГДА не фехтовал на крыше карет. В принципе.

- Так что у меня будет преимущество. - пожал плечами монтенец. - Но это во время боя. А за завтраком я не хочу боя.

- Иди забирай подушки у Артема. Ничего не знаю и ничего не отдам.

Волшебница укрепилась на бастионе из подушек и воинственно поглядывала на мага.

- Mauvais tone, mon cheri! - покачал головой Жорж. - А ведь мне еще учить Артема предусмотрительности.


Карета резко затормозила, из-за чего Анастасия съехала с подушек, а за ширмой грязно выругался Жорж. Послышался звон металла

- Ооо... кто то попал. - пробормотала Анастасия.

На улице кто то разговаривал и ругался матом. Много. Дверь кареты дернули.

Жорж распахнул дверь. Из-за его спины выглядывал сонный Артем.

- Что произошло?

Как и ожидалось, снаружи оказались разбойники. Единственное чего не предполагала Анастасия - что разбойникам окажется по пятнадцать лет - шестнадцать лет. Правда их было много - порядка трех дюжин. Жорж об этом как то не думал. Его не интересовал ни возраст разбойников  ни их количество.

- Merde!

Маг начал убивать. Направо и налево. Без пощады и сожаления. Клинок в его руке зло свистел, рассекая воздух, сталь, дерево, плоть и кости одинаково быстро - словно их не существовало.

Артем еще пытался его остановить, но Анастасия, знающая что это бесполезно, парализовала ученика мага, чтобы тот не попал под руку монтеньца.

Жорж остановился лишь когда все дети побросали оружие и побежали прочь. Ноздри волшебника трепетали.

- Не вздумай. - предупредила его волшебница. - Самозащита это еще куда ни шло. Но преследовать их ты не будешь.

Маг медленно вдохнул и выдохнул.

- Из-за них мой клинок... моя трость упала на землю.

- Ты им отомстил. - резонно заметила Анастасия. - И пусть они валят.

- Мы с ними еще встретимся. Я предчувствую.

- И ты не будешь им мстить. Ты свое уже взял.

Он поколебался.

- Да, ты права.

- И сейчас... Жорж, ты сам будешь объясняться с Артемом, на глазах которого начал рубить людей как капусту.

- Да... это... мне придется объясниться.


Анастасия повела рукой над шеей парня, снимая паралич.

- Ты маньяк! Ты гребаный, мать твою, маньяк!

- И да и нет. - пробормотал Жорж. - Прежде чем вы скажете что-либо еще, я, как ваш наставник, должен кое-что вам рассказать о себе.

- Послушай, Артем. Оно того стоит. - согласилась Анастасия.

- История началась много тысяч лет назад, еще до постройки египетских пирамид. Я бы сказал, это было примерно восемь с половиной или девять тысяч лет назад Это было во времена Первого Царства, самый его расцвет. Маги и Вампиры правили народами - как тайно, так и явно. Несколько областей назодились под безраздельным контролем Сидов - эльфов и вообще волшебного народца. И все они старались не вмешиваться в дела друг друга, лишь изредка объединяясь против общих врагов: Демонов - обитателей Ямы и Спектров - обитателей Бездны, что периодически пытались захватить власть над Теллурианом - Землей. Это было время когда наиболее сведущие и мудрые волшебники объединились в Культ Тота. Одним из них был Таура Мельхиор по прозвищу Буревестник...


Стоя перед беломраморным портиком храма, высокий, бородатый мужчина с обритой головой, одетый в тонкие льяные одежды, приветственно наклонил голову. В следующее мгновение, пространство перед ним искривилось, и из зияющего тьмой провала, выступила низкорослая, грузная женщина закутанная в шкуру медведя. Она улыбнулась ему, обнажив два ряда желтых, кривых зубов. В правой руке она сжимала сучковатую корягу.

- Ваш визит является украшением этого дома. - произнес он на енохианском - универсальном языке волшебников - языке силы.

- Я жрать хочу. - ответила она, обдав его смрадом разложения и нечистот.

- Внутри слуги исполнят ваши желания. - ответил он, сдерживая позывы в тошноте.

Она прошла мимо него в храм. Арага с северных земель, принявшая титул Матери Гор после исчезновения Ирины. Если повезет, то сегодняшний день может стать первым в союзе Культа Тота и Северных Шаманов после долгого перерыва. Исчезновение Ирины - Мастера Материи, было большой потерей для Севера, где, в отсутствии твердой руки, начались волнения. Яга, древняя Носферату переманила на свою сторону почти все волшебные народы тех земель - леших, водяных и прочую мелочь. Кроме того, она в кратчайшие сроки организовала несколько сект в которых научила людей чародейству. Та магия, что творили ее ученики, сама по себе выполняла нужные людям функции, но была деталь - одна десятая всей затраченной людьми Квинтэссенции переходила к Яге, увеличивая ее мощь. После такого расклада, Высшие сиды были вынуждены отступить от этих земель, потеряв несколько реликтов - яиц гигантских рептилий, которые прибрала Яга. Передел сфер влияния низверг Север в затяжную войну, в которой набрал силу Янь Ло - некогда владыка Ада почитаемый одной из мелких народностей на Востоке, а сейчас - Бог Смерти для славян, известный как Костетелый. Арага сумела взобраться на престол и положить конец войне. Таура и его наставник предполагали, что она это сделала не без помощи Яги, но если так - даже лучше, союз будет с большей силой чем только маги.

Песок под ногами мага забурлил, закипел и начал подниматься, принимая очертания человеческой фигуры.

- Аль Асаф ибн Римал, я польщен вашим вниманием к моей скромной персоне.

Бородач склонился.

- Вы любезны - отозвался его собеседник, голосом похожим на перезвон серебряных колокольчиков.

Рыжий парень, одетый в просторные одежды бедуина, весело глядел по сторонам. За спиной бедуина висел длинный, широкий, изогнутый меч, а на его плече сидел ручной фазан. Глядя на него нельзя было подумать о том что этим самым мечом он накануне вечером вырезал полсотни пиратов, что проходили мимо берегов его территорий. Тонкий, звонкий, с нежными чертами лица, он походил скорее на наложника в гареме, нежели на воина.

- У вас сладости есть? - капризно спросил бедуин.

- К вашему приходу мои повара сотворили более пяти сотен сладких блюд.

Таура Мельхиор старался не задерживать взгляд на лице Аль Асафа. Бедуин был известен как "Демон безводной пустыни, Желтоглазый Волк и Аватар Кошмаров" и его безупречная красота за доли секунды могла превратиться в гримасу наводящую ужас, а лучистые карие глаза в любой момент могли вспыхнуть потусторонним огнем. Тауре доводилось видеть и воинов и магов что умерли от безотчетного страха при виде этого лица. Взрослые мужчины с почерневшими лицами искаженными словно одержимостьб демонами.

- Уиии... как это мило с вашей стороны. - пропел Аль Асаф отправляясь в храм.

Бородач продолжал встречать гостей. Сегодня был его праздник. Он стал Мастером. Приятный день, когда ты стал не просто равен богам, но начал их превосходить.

Следующего мага Таура не знал.

Это был мужчина, лет 28-35 на вид, выше среднего роста, гибкий и, даже в спокойной позе, напоминающий хищного зверя. Волосы мужчины, очень тёмные, но всё же скорее коричневые, чем чёрные, свободной гривой лежали на плечах. Короткая колючая бородка, сросшаяся с усами, без бакенбард, тяжёлый взгляд глубоко запавших карих глаз, длинный нос и усмешка в уголке рта.

- Ты похож на петуха. - начал разговор мужчина. - Точно так же горд и любуешься собой - тем что сумел взобраться на вершину навозной кучи.

Таура прошептал слово на енохианском и мужчину оплели огненные цепи. Они должны были разрезать его как горячий нож разрезает масло, но этот ублюдок словно и не заметил цепей.

- Ты оскорблен что ли? Пытаешься убить меня? Тебе не достать меня, грязь ты, из под ногтей. Не сейчас. Ты слаб, ты хил, ты смешон в своей попытке достать меня. Для тебя это так же недостижимо, как для петуха невозможно сбить с курса комету.

Таура воззвал к духам мщения и боли. Его врага стиснули призрачные клыки, но он продолжал как ни в чем ни бывало.

- Ты сможешь. Когда-нибудь, ты сможешь сделать это. Ты этого пока не знаешь, ты даже не представляешь себе что ты такое на самом деле. Вернее, кем ты можешь стать, если переродишься из этой уродливой, слабой формы в то что таится внутри тебя. Освободи ту бушующую силу внутри себя и воссияй над этим миром как сверхновая. Стань солнцем этого мира!

Мужчина исчез, оставив побледневшего от ярости Тауру Мельхиора. Маг поделился со своим наставником, рассказал о пришельце. Наставник поведал ему о полумифической секте Путников - магов владеющих силой за пределами человеческого понимания. И Таура мог бы стать одним из них, ибо его Аватар представлял собой воплощение целой стихии - Огонь.


- А что потом?

- А потом произошли три вещи. - произнес Жорж. - Таура Мельхиор загорелся идеей стать сильным. Обрести ту силу, о которой он узнал от того мужчины. Затем... при невыясненных обстоятельствах погиб его наставник. Он был испепелен в собственном святилище, куда пройти могли лишь избранные. Подозрение пало на Тауру Мельхиора.  Он попытался оправдаться и обвинить во всем демонов, устроил колоссальную резню, выступив в одиночку против целой армии демонов. И... затем и сам Таура Мельхиор был повержен собственной жадностью - его душа не выдержала поглощения сути высшего демона - владыки Ямы. Его Аватар был найден Мастерами, разбит на десять кусков и каждая часть была заклеймена предательством, после чего - заточена в темницах. Время шло, люди и маги находили эти сосуды. Одна из частей Аватара нашла себе воплощение - мага из Монтени. Он сидит перед тобой и он посвятил свою жизнь поиску остальных частей Аватара. Еще одна часть превратилась в демона, которого маг позже найдет и подчинит себе, и назовет Кальцифер. Третья часть Аватара пропитала собой металлический сосуд в котором она хранилась. Маг нашел этот сосуд и с помощью демона Кальцифера перековал сосуд в клинок. Металла было немного, так что клинок вышел короче чем обычный, но при этом он режет абсолютно все до чего достанет.

- А...

- И я повторюсь, я не знаю, был ли Таура Мельхиор предателем, который убил своего учителя ради силы или же не был. Я не знаю предатель я или нет. Но я это узнаю когда соберу все десять частей своего Аватара.

- И тогда же ты станешь тем самым всемогущим магом, как хотел Таура Мельхиор? Ну то есть ты хотел?

- Именно так. И при этом, если что то происходит с одной из частей Аватара - с Кальцифером или с клинком... иногда у меня глаза застилает огненная пелена. Рефлексы и желания Тауры Мельхиора берут верх. Не то чтобы я считаю, что эти люди заслуживают жизни... но... я бы не стал убивать столько людей.

- Да брось. - фыркнула Анастасия.

- Не стал бы. Я бы их только покалечил. Честно.

- Вот это ближе к истине. Но все равно не верю.

- Ааа... слушай... а вот ты соберешь все эти куски своего Аватара. И станешь Таурой Мельхиором. Эдаким всемогущим засранцем. А если потом вдруг ты выяснишь, что он и на самом деле предатель и страстно хотел замочить всех вокруг просто потому что он вот такой маньяк как ты полчаса назад? Это что тогда произойдет, а? - вдруг спросил Артем.

Жорж задумался.

- Мне кажется, или Артем эволюционирует прямо на глазах? - медленно произнес монтенец. - он думает наперед. На два шага вперед.

- Артем. Я никогда не думала что скажу это, но ты не совсем безнадежен. Ты проявил зайчатки ума. - восхитилась Анастасия. - пойду заварю себе кофе.

- Но в общем и целом - я пока не знаю. - пожал плечами Жорж. - но я намерен продолжать поиски. Я уверен в том что я не мог быть настолько низким и подлым.

Показать полностью
37

Феникс и Змей

Глава 36

Брат мой брат

Столица Монтени, Шаруа, издавна был известен разительным контрастом между блеском богатых кварталов и нищетой окраин. На одной из этих самых окраин располагается вонючий рынок, на котором торгуют всем понемногу. Тут же, небольшая компания серых личностей наблюдали за азиатом, который усиленно торговался с торговкой на тему покупки шести пирожков с капустой и запахом мяса. Дородная торговка настаивала на половине су за каждый пирожок, в то время как азиат предлагал одну треть су.
- Тут чистое мясо, нельзя просто так взять и купить мясо так дешево!
- Уважаемая, я точно знаю чье тут мясо и поэтому не заплачу больше трети су за пирожок.
- Ты на что намекаешь, бесстыдник!? Мои пирожки сделаны из мяса.
- Был бы я уссурцем, я бы посмеялся над каламбуром, но сейчас мне просто охота кушать. И нет, кошек там нет, в ваших пирожках. Но кошки бы с удовольствием эти пирожки съели. Понимаете о чем я?
Торговка сдалась и продала азиату пирожки с мышатиной за два су.
- Вот этот оставьте. - он указал на один пирожок, который она собиралась положить в бумажный кулек. - Это не для меня.
- Он свежий! - возмутилась торговка.
- Он позавчерашний. И повторюсь - он не для меня.
Как раз в этот момент к ним подошел бездомный мальчик. Тощий, грязный, похожий на побитого котенка. Немой от рождения, он побирался, обшаривал помойки и выживал как мог. Как и десятки тысяч граждан Монтени, которым не повезло родиться в предместьях.
- Вот тебе, деточка, возьми бесплатно. - торговка протянула мальчику пирожок, который тот уничтожил в два укуса.
- Да, это было для него. - кивнул Кощей, глядя на нищего. - Сегодня вечером, острое пищевое отравление.
Он постарался запомнить ребенка. Когда он придет к смертному одру, все будет не так болезненно как должно быть. Кощей был равнодушен к своей работе, но не любил излишние агонии.
Забрав кулек, он прогулялся по рынку, неторопливо жуя пирожки. Было вкусно, хотя можно было бы добавить чуть больше перца.
- Есть ли в мире справедливость?
Он обернулся на вопрос. Перед ним стоял один из тех самых парней что за ним наблюдали пока он покупал пирожки.
- Справедливость? А что ты считаешь справедливостью? - задал встречный вопрос Кощей.
- Некоторым дается все и задаром, хотя они этого не заслужили. А нам приходится страдать и зарабатывать каждый кусок. И каждый норовит этот кусок отнять. Чиновники и аристократы делают что угодно, а с народом обращаются как с быдлом.
- А причем тут справедливость? - поинтересовался Кощей.
- Разве это справедливо?
- Смотря что считать справедливостью. Вот я точно знаю, что каждый умрет - и бедняк и богач. И это справедливо. Разве нет?
- Но после смерти им воздастся!
Бог смерти скептически посмотрел на парня.
- Далекоооо не всем. Те кто верил в то что у них после смерти будут Рай и Ад, те попадут туда. Преимущественно в Ад, потому что каждый знает за собой свои грехи. Те кто представлял смерть пустотой уйдут в забвение. Вестенцу - Вальгалла, буддисту - Сансара, сайентологу - непонятно что. Но по итогу - каждый получает то во что верил.
- Ты сможешь найти...
Кощей вгляделся в лицо говорящего. Да, вместо сцены смерти он видел пустоту. Он должен был умереть по воле своего бога.
Будучи богом смерти, Кощей имел информацию о почти каждой смерти которая когда либо происходила в мире. За редким исключением - тех смертей, что происходили по воле богов или от их рук.
- Идем, где там ваше собрание. Прямо жажду поговорить с первожрецом, или как его там у вас зовут.

Четыре дня назад.
- Итак, Тонатиу, я тебя предельно вежливо спрашиваю. Где. Твоя. Сестра? - спросил Кощей, присев на корточки над телом солнечного бога ацтеков.
Раны божка залечивались быстро, однако ничто не мешало Кощею вновь сломать ему несколько костей. Недостаток большинства богов заключался в том, что они были созданы по образу и подобию человеческому, а потому - имели те же уязвимые точки, с поправкой на бессмертие и вечное исцеление.
- Я тебе не скажу, черный. Если уж ты и сожрешь кого то, то не ее.
Молодой, стройный, смуглокожий бог выплюнул на землю светящуюся жидкость. Ихор - золотая кровь богов, была размазана по всему полу подвала.
- Жаль Форсети все еще в Тартаре. - пробормотал Кощей.


Сегодня

Кощей зашел в полуподвальное помещение, уставленное свечами и пахнущее ладаном и чем то еще. Для большинства людей этот запах был бы практически неразличим, но Кощей слишком хорошо знал его чтобы не заметить.

Сырой человеческий жир.

Где то тут, совсем рядом, висела свежеосвежеванная туша человека. Скорее всего, во соседней комнате. Константин на секунду прикрыл глаза ладонью. Распахнулись два бездонных черных колодца.

Бог смерти не видел окружение. Эта территория принадлежала другому богу.

Отняв руку от лица, Кощей задумался.

- Какому богу вы поклоняетесь? И как давно?

- Мы узнали истинного бога, его имя Абраксас.

- Ага. Интересно.

Кощея провели дальше по темному залу, пока они не дошли до слабо освещенного алтаря, на котором стояла небольшая, светящаяся изнутри статуэтка.

- Преклонись перед нашим повелителем.

Кощей слишком хорошо знал людей и богов чтобы поворачиваться спиной к первым и кланяться вторым.

- Вы не спросили, не удивились и вообще не выразили никаких эмоций с тех самых пор как встретили меня. Вы думаете, что знаете кто я.

- Ты Кощей, славянский бог смерти. И у тебя нет силы на территории других богов. Сейчас в тебе не больше сил чем в обычном смертном.

Кощей тряхнул головой. Волосы черной волной упали на пол. Его рост увеличился, черты лица заострились.

- Но вы не представляете каким я могу быть на самом деле. - прорычал он.

Это было не то чего ожидали культисты.


Три дня назад

- Я не знаю где она. - прохрипел искалеченный бог солнца.

- Но ты знаешь где информация о ней может быть. - пожал плечами Кощей.

- Знаю... это культ... служители культа какого-то светлого бога. Я думал это ацтекский культ. В Монтени. Они убивают и потрошат жертв во имя своего культа. Я почувствовал от них веяние божественной силы и я согласился пойти с ними.

- Ты прятался в Монтени?

- Да, там резонанс магический весьма высокий. Меня было бы трудно найти.

- Но если бы тебя нашел какой-нибудь достаточно сильный местный аристократ, он сделал бы из тебя амулет. И потрошение было бы только прелюдией.

- Да, потому я прятался в бедных кварталах. Там они ко мне и подошли. Спросили верю ли я в бога и предложили пойти к первосвященнику. А там уже... на территории его храма я был бессилен - меня связали, но эта статуэтка сказала не убивать меня. В итоге, меня продали сюда. Как какого-нибудь раба.

- То есть там есть бог занимающийся профессиональной ловлей богов. - кивнул Кощей. - Пойду, поговорю с ним о твоей сестре.


Сегодня

- А сейчас, Абраксас, мы с тобой поговорим.

Кощей принял свой обычный вид, и аккуратно вытирая пальцы от крови, с сожалением смотрел на загубленый костюм. Куски культистов валялись разбросанные по всему залу.

- Кстати, у твоих мертвых подчиненых есть приличная одежда? Я бы позаимствовал. Цены в Монтени просто заоблачные.

Он обращался к золотой статуэтке изображавшей крылатого ангела с мечом в одной руке и горном в другой.

- И не молчи. Я точно знаю что ты меня слышишь. Брат.

***


Анастасия осмотрела останки Геши.

- Я смогу сделать ему новое тело. Ну вернее как, новое... если у меня будет подходящее животное с похожим Узором, то я смогу видоизменить его в трубкозуба.

- Вы можете сделать этому животному новое тело, но не можете вырастить глаз Артему? - спросила Авиела.

Их было двое, в этой комнате. Артем сейчас под руководством Жоржа учился ориентироваться с помощью одного глаза. Определять расстояние стало труднее чем Артем полагал. Слуг в гостинице не было - все разбежались, хотя через пару недель они вернутся уже в качестве рабочих - для работ по восстановлению. Хозяин гостиницы уже получил от Жоржа щедрую плату, которой хватило бы чтобы купить три таких здания. Взамен он пообещал Жорж не ныть в пределах слышимости монтеньца, слух которого оскорбляли возгласы "И как мне теперь жить". Чтобы избавиться от заунывного воя, Жорж потратился.

- Не вылечить, а вырастить. - поправила Анастасия. - И да, могу. Потому что животные это совсем другой Узор и другая сложность. Примерно как кузнецу отливать свинцовую бляшку для ремня и ковать меч. У людей Узор намного более тонкий и запутанный. У Артема еще и Аватар, который может ослабнуть если Узор сильно нарушить.

- И... неужели ему никак нельзя помочь? Я могу обратиться к Высокому Двору за помощью.

- И вы видите как кто то из Высших эльфов срывается из Авалона и бежит сюда? - спросила Анастасия? - При всем моем уважении к Высокому Двору, они и пальцем не шевельнут ради того чтобы помочь в такой мелочи. Они и к вам не примчались на помощь.

Она вернулась к осмотру Геши.

- Они слишком высоко чтобы видеть проблемы тех кто на земле. - пробормотала женщина.

Авиэла думала. Она вспоминала блеск в глазах парня. Он смеялся. Он находил в себе силы смеяться.

- Я не могу так просто его оставить.

- Можете. - пожала плечами Анастасия. - Это сейчас вы такая чувствительная и все такое. Потому что он у вас перед глазами. Через пару дней вы будете уже далеко и будете петь песни о том кто спас вас рискуя своей жизнью. Песня станет популярной и вы поедете по всему миру с новой группой, петь песни о своем спасителе. По итогу через пару сотен лет вы решите вспомнить о нем, а окажется, что он уже давным давно в могиле. Потому что люди не живут вечно. В вечной славе живут только их поступки. А сами люди умирают в доме престарелых, никому не нужные и всеми забытые. Не верите? Вспомните героев всех тех войн что сотрясали наш мир. О ветеранах вспоминают на один праздник, дарят им букет цветов и уходят, оставляя их в тишине. Так что не парьтесь, вы оставите его и ничего не изменится. Кроме его жизни.

Авиела молчала. Затем. что то решив для себя, она отправилась во двор гостиницы, где упражнялся Артем.


- Нет. - покачал головой Артем, услышав слова эльфийки. - Однозначно нет.

- Но... почему? Я же искренне предлагаю тебе. Я музыкант, для меня этот глаз... я смогу его заменить, наверное. А ты хотел стать воином.

- Светочем. - поправил ее Артем. - Солнцем этого мира. Солнце может быть и одноглазое.

- Послушай, я же видела как тебе сложно. И... я не хочу чтобы ты из-за меня страдал.


Неподалеку от них на скамейке обитой войлоком сидели Анастасия и Жорж.

- Какие сопли они там разводят. - вздохнула Анастасия.

- Я тоже не понимаю зачем они так расшаркиваются друг перед другом. - согласился Жорж. - Ну ровно дети какие то. То хочу, то не хочу. Тебе нужнее, нет, это тебе нужнее.

Монтенец покачал головой.

- Звучит как плохая мелодрама. Раз решила отдать свой глаз как благодарность - просто отдай и не тяни.

- О, вот, они вроде бы решились. - вздохнула Анастасия.


- Это будет больно? - спросила девушка.

- Нет. - заверила ее Анастасия. - я обезболю ваши тела.

- Я буду спать?

- Не обязательно. - покачала головой волшебница. - мне нужно отслеживать изменения в сознании Артема чтобы понять когда именно глазные нервы срослись правильно. Он спать не будет. А вы - только если пожелаете.

- Я не хочу спать.

Они лежали на параллельных столах. Жорж понизил температуру в помещении, сложным совместным с Анастасией ритуалом Жизни и Сил замедляя метаболизм человека и эльфийки.

- Ну... начнем. - прошептала Анастасия.

Эльфийка начала негромко петь.


- Налей еще вина, мой венценосный брат,

Смотри - восходит полная луна;

В бокале плещет влага хмельного серебра,

Один глоток - и нам пора

Умчаться в вихре по Дороге Сна...


- А нельзя потише? - спросила Анастасия, которую порядком подзадолбала романтика этого места, где то парень жертвует своей жизнью ради незнакомой девушки, а потом она вся такая жертвует своим глазом, а теперь, мало того что поет, так еще и называет Артема своим братом. Анастасия хотела просто провести операцию и пойти наверх чтобы качественно напиться без всяких там эльфиек. Однако, ее никто не услышал.


- По Дороге Сна - пришпорь коня; здесь трава сверкнула сталью,

Кровью - алый цвет на конце клинка.

Это для тебя и для меня - два клинка для тех, что стали

Призраками ветра на века.


- О боги, ну ты это все на ходу выдумываешь что ли? - бормотала волшебница.


- Я, кажется, вижу... - неуверенно произнес Артем.


- Так выпьем же еще - есть время до утра,

А впереди дорога так длинна;

Ты мой бессмертный брат, а я тебе сестра,

И ветер свеж, и ночь темна,

И нами выбран путь - Дорога Сна...


- Да, да, брат и сестра. - ворчала Анастасия, соединяя мышцы двигающие глазное яблоко.


- И чтоб забыть, что кровь моя здесь холоднее льда,

Прошу тебя - налей еще вина;

Смотри - на дне мерцает прощальная звезда;

Я осушу бокал до дна...

И с легким сердцем - по Дороге Сна...


- Сделано. - выдохнула волшебница.

Песня замолкла. Артем попытался сесть, но сильная рука Жоржа прижала его к столу.

- После таких операций лучше просто полежать. - сказал маг, заглядывая в глаза ученика.

- Цвет глаз оставить прежний или сделать оба одинаковым? - спросила Анастасия.

- Пусть будут такими какие есть. - ответил Артем.

Парень взирал на мир одним карим и одним серо-зеленым глазом.

- Ну и отлично. Жорж, пойдем, накатим вина. Ненавижу когда поют под ухом. Кстати, Авиела, вы можете двигаться. Я закрыла рану и зарастила ее.

- Авиела, ты меня слышишь? - негромко позвал Артем, когда Жорж и Анастасия ушли.

- Слышу. - послышался ее голос. - Я благодарна тебе за все что ты для меня сделал. И... я не хочу чтобы ты видел меня такой, какая я сейчас. Ты начнешь винить себя в том что согласился. А я хочу чтобы на моем будущем солнце не было пятен. Прощай, Артем.


***


Рынок Самарканда был как всегда полон. Можно ли словами передать то разнообразие цветов и звуков в которых тонет путник попавший в это чудесное место? Здесь в оружейных рядах блестела сталь - гордость оружейников. Кованые ножи из вороненой стали угрюмо лежали на своих подставках, в то время как их светлые собратья наполняли воздух бликами клинка. Тонкие сабли беззвучно разрезали пространство, оставляя после себя огненный отсвет. Мужчины, стар и млад, никогда не шли по этому ряду быстро, все, от ремесленника до поэта, шли мимо оружия с внимательным и мечтательным взглядом, видя себя воинами. Сразу после оружейных рядов шли ряды где находили свою радость девушки и женщины всех возрастов - ювелирные ряды. Местные богатства сторожили чародеи-джигиты, яростно глядящие на каждого прохожего, подобно драконам стерегущим свои сокровища. Украшения были на любой вкус - от дутых золотых колец, чванливых и глупых, до тонких цепочек из серебра, что оставят зависть в сердце самой придирчивой и капризной дамы. Сапфиры и рубины из Бхарата горели глубоким, красным и синим пламенем, редкостные изумруды из далекой Колумбии светились чистой зеленью, и матово отсвечивали жемчуга из Крессентского моря. Чуть дальше начинались ряды гончаров, где продавалась посуда, которую не было бы стыдно выставить на стол в присутствии правителя. Тонкостенные кувшины, хранящие воду холодной даже в самый жаркий летний день, расписные пиалы и тарелки. Они пленяли сердца безупречным звоном. Разнообразие Самаркандского рынка пленяло глаза и порою, зайдя на полчаса, человек проводил там весь день, но все же не успевал осмотреть все товары этого места. Для тех кто уставал тут были чайханы, в которых за символическую сумму в два медных таньга можно было купить сытный обед - миску плова, чайник чая и шесть пирожков с ливером - гумма, жаренные в масле. Поев, можно еще долго лежать на курпачах - специальных матрасах, расстеленных по всей поверхности возвышения для еды - тахты. Лежа, Кристофер наблюдал за тем как подобно муравьям во все стороны ходят люди.

- Ты падла. - заявил Эдик заходя в чайхану.

- Думаешь? - с сомнением спросил Кристофер.

- Да точно. Слушай, ты же Искатель, ты сраный миллионер же! И ты вот так вот сбегаешь чтобы не платить?!

- Не, я свои деньги давным-давно потратил. - пожал плечами Крис.

- НА ЧТО?!

- В основном, на женщин. Еще на девушек. В основном - азиаток. Мне нравятся девушки из Чосона. Они такие маленькие, милые. Их можно крутить, вертеть...

- Не продолжай. И ты все потратил на них?

- Ну да. Я же и говорю. Еще из Тхайя девушки просто огонь. Правда потом выясняется что не все они девушки... приходится возвращать откуда взял. Иногда выясняется слишком поздно, так что чтобы замыть следы нужно снимать настоящую девушку.

- Ты в прямом смысле проебал несколько миллионов?

- Ну да.

- И на что ты живешь?

- Ну, как правило, я использую Энтропию чтобы госпожа Фортуна мне улыбнулась. Знаешь, если умеешь управлять вероятностью и случаем, то выиграть в лотерею или в любую азартную игру не то чтобы трудно. Но ладно, не будем обо мне - начнем искать Ходжу Насреддина.

Кристофер сел поудобнее.

- Смотри, духов-трикстеров вроде Ходжи очень трудно поймать. А поймав - еще труднее удержать. Причем если поймал и не удержал - то жди беды. духи-трикстеры превратят твою жизнь в Ад.

- И как их ловить?

- Ходжа Насреддин, как и любой дух, подчиняется своему эгрегору. То есть тому что является его сутью.

- Не томи.

- Чтобы понять что является его сутью - мы прочитаем книги о нем. Их много, но они хорошие.

- Кристофер. Дай мне понять. То есть ты, маг Смерти, Эфтанатос, Кристофер из Бхарата, Плетущий Судьбу, Изгой среди Изгоев, Убийца Реальности, вот ты сейчас мне говоришь, что мы тут, на занюханом рынке будем сидеть и читать книжки?! Ну это же бред!!

- Да. - согласился Кристофер. - Бред. И лично я буду читать лежа. Просто другого плана у меня нет.

Он указал на стопку книг.

- По идее, все эти вещи в Скифарии и прочих местах запрещены. Просто местным Уравнителям насрать на соблюдение части основных законов. Они не такие зануды как эти законники из Монтени и Айзена. Так что... садись, читай. Изучаем свою цель.

- Я не так представлял себе приключения. - проворчал Эдик садясь рядом с Кристофером. Он взял первую попавшуюся книгу.

- "Возмутитель спокойствия" - прочитал он название. - Я вот точно возмущен.

Показать полностью
52

Феникс и Змей

Глава 35

Новые цели

- Тебе не кажется, что мы о чем то забыли?

Эдик, лежавший на спине, оперся на локоть чтобы приподняться и посмотреть на Криса. Проститутка, ублажавшая парня, подняла голову.

- Не, родная, ты не отвлекайся, - успокоил ее Эдик. - продолжай как было.

- Я говорю, мы вроде, планировали чем то еще заниматься. - напомнил Кристофер, над которым тоже трудилась жрица любви.

- А, да. Мы хотели узнать кто и зачем направил бога смерти открыть Врата Тартара. - покивал Эдуард. - Потом решили зайти в бар, потом одно повлекло другое и вот мы зависли в борделе на три дня.

- Ага. Жорж будет ворчать. - вздохнул Кристофер, не выказывая ни малейшего желания покидать сие заведение.

- Блин... Жорж, я же ему обещал.

- И Анастасия будет ворчать. Это хуже. Она мне все мозги выест. Опять будет говорить что я дурной. - вновь вздохнул Кристофер.

- Слушай, а ты когда Искателем был, какого это вообще?

- Ну... до того как Дилан дал сожрать свою душу Лорду Ямы, это было круто. Мы побывали почти во всех странах, наводили там порядок, помогали Уравнителям. Ну или по настроению Коуэна, мы мешали Уравнителям. Жорж тоже иногда мешал Уравнителям. Нам это сходило с рук. Объединенный круг опасности Искателей считался первым.

- Наравне с Изис? - недоверчиво переспросил Эдик. - То есть вы... сколько вас там было?

- Семь. - пожал плечами Кристофер. Я, Жорж, Коуэн, Анастасия, Дилан и Рин.

- Это шесть. - заметил Эдик.

- Шесть? Мгм...

Кристофер посчитал на пальцах. Пересчитал дважды.

- Ну значит шесть.

- И вот вы вшестером имели первый круг опасности? Как Изис? Как какой-нибудь бог или боевой механоид?

- Ну да, как то так оно и было. - кивнул Кристофер.

Эфтанатос сощурился, глядя на усердно работающую жрицу любви.

- Дилан был гениальным стратегом. Коуэн был сильнейшим боевым чародеем десяти поколений. Жорж извращенно силен в своей нечеловеческой природе. Анастасия помогала нам в бою и в быту. Рин была прелестна в своей ярости.

- А ты?

- А я убивал тех кто должен был умереть. Пока все остальные занимались охраной, я пробирался в самое сердце вражеского построения и возвращал врага на круг Сансары.

- Коуэн был самым сильным? Я слышал, что он вроде как отрубил руку Жоржу как то раз.

Кристофер потянулся за пивом, стоящим на столике рядом с кроватью.

- Коуэн в одиночку сражался против армии в которой таких как Жорж было по меньшей мере полсотни. И это было еще за полторы сотни лет до того как мы пошли в то проклятое подземелье. Он стал сильнее минимум в три раза с тех пор.

- Значит он был самым сильным?

Эфтанатос улыбнулся.

- Так... надо вспоминать где сейчас живет Ходжа Насреддин.

- Трикстер? Наверное в Азии.

- Очевидно... ну что же, тогда валим в Азию. В Самарканд. Ты портал с помощью Связей открывать умеешь?

- В Айзене смогу. Тут резонанс подходящий. Повозится придется, но смогу.

- Вот мои координаты. Увидимся.

Кристофер сунул в руки Эдику кусочек пергамента, после чего поджег свечой занавеску.

- Что бля? - пробормотал Эдик.

Кристофер одним взмахом погасил пламя. По комнате разнесся удушливый дым. Пахло жженым хлопком и почему то пирожками. Дым все сгущался, Эдик услышал шум, словно множества голосов, говорящих на неизвестном ему языке.

- Я тебя в чайхане подожду. - донесся до Эдика голос мага.

Дым развеялся. В комнате были только две проститутки и голый еврей.

- Это ты чтобы не платить сбежал? Ах ты ж жадная морда! - возмутился Эдик. - Искатель сраный!


***


- То есть теперь я буду ходить вот так?

Артем не был злым или расстроеным. Он был озадачен. То и дело, он подносил руки к тому месту, где когда то был его левый глаз. Правый, светло карий глаз, был в порядке.

- Ну да, вот так. - ответила Анастасия.

- А вылечить?

- Я уже говорила. Я не могу создавать новые органы. Не мой уровень. Могу затянуть раны или восстановить поврежденное, но с нуля не могу. То что я выковыривала из пасти монстра восстановлению не подлежит.

- А как то... попробовать начать регенерацию одного глаза и переносить клетки в другой? - предложил местный знахарь. - Вы же владеете и Жизнью и Связями.

К гостинице стянулось много народа. Были и представители Уравнителей, с которыми разговаривал Жорж. Судья Аделаида слушала Жоржа с плохо скрываемым раздражением. В основном потому что он рассказывал ей о том насколько она некомпетентна, что в ввереном ей участке разгуливают монстры. Среди этих людей был и местный знахарь - чародей специализирующийся на лечении.

- Регенеративная трансплантация это конечно хорошо. Но для этого вначале придется хирургически удалять ему правый глаз маленькими кусочками, которые затем наращивать и переносить и потом просто наращивать чтобы залечить нанесенное увечье. Теоретически возможно, но практически - я выдохнусь задолго до конца операции, да и глаз склеенный из кусков не факт что начнет работать.

- А взять у них глаз? - Артем показал на два трупа монстров.

- Могу пересадить тебе чужой глаз. - согласилась Анастасия. - Но тут есть проблема.

- Какая?

- Твой Аватар. Та твоя часть, что дает тебе возможность пользоваться магией. Если твое тело будет иметь... скажем так, если какая-либо часть твоего тела будет иметь обладать чужеродным резонансом, то твой Аватар ослабеет, как и магия. Это как если на бас гитару натянуть струну от скрипки.

- Понятно... чужеродный резонанс это плохо. Это нужен кто-то из родных типа?

- Можно и так сказать. Кто-то, кто тебе очень близок.

- Мой дедушка уже умер.

- Это может быть и жена и дети. И кроме того, глаз должен быть отдан добровольно. То есть даже не за деньги, не обманом, а просто добровольно.

Артем поморщился, но его единственный глаз сверкнул.

- Все сложно. Но все же, я рад что все это произошло.

Авиела и Анастасия удивленно глянули на него.

- Я доказал сам себе что я не боюсь. Но я при этом не просто отбитый на всю голову деревенский парень, а вполне себе воин и могу сам за себя постоять. Глаз - малая цена за то чтобы узнать о том, что у меня есть предназначение.

Анастасия покачала головой.

- Псих.


Закончив изысканно унижать судью Аделаиду Жорж отправился в подвал, изучать трупы шляхтичей. Монтенец был мрачным. Будучи от природы обидчивым, и имея обостренное чувство справедливости, он воспринял нападение на эльфов как досадную случайность. Однако нападение на Артема и травму своего фамильяра, пусть и причиненную самим Гешей, он воспринял как личное оскорбление. Не то чтобы много людей могли позволить себе такую роскошь как оскорбление Жоржа и планы на следующий год.

В тесном помещении винного погреба маг недовольно огляделся по сторонам. Тут было слишком мало места чтобы нормально осмотреть тушки шляхтичей, которые валялись в коридоре. Их сюда не затащить и подобающим образом не изучить. Бутылки и бочки с низкопробной спиртовой бурдой, которую в Скифарии называли "горилка" мешали.

Жорж ухватил покрепче трость и нацарапал на дубовой двери символ, тускло светящийся алым. Затем маг вытащил флакон с демоном.

- Кальцифер. Тут мусор, освободи помещение.

Полужидкое пламя духа приобрело зеленый цвет. Жорж захлопнул дверь за секунду до того как внутри разразился огненный шторм, от которого раскалились камни подвала. Когда он открыл дверь через пятнадцать минут, на него хлынула волна испепеляющего жара.

- Хорошо что демоническому огню не нужен кислород чтобы гореть. - удовлетворенно произнес Жорж, глядя на пол залитый расплавленным стеклом. Бочки, стойки и все что было сделано из дерева - все обратилось в прах.

Четверть минуты и температура в помещении упала до минус десяти. Дополнительно проветрив подвал, Жорж дотронулся кончиком трости до трупа. Тот словно приклеился к трости и поднялся в воздух.

Перетащив оба трупа, Жорж поочередно изучил каждый. Магический резонанс был почти полностью чист, если не считать ауры Цимисхов - клана вампиров по прозвищу Изверги. Цимисхи были известны своей способностью манипулировать плотью и костями, вылепливая их словно скульптор лепит глину. Сращивать живые тела вместе, повелевать бесчисленными порождениями своей больной фантазии - все это подходило под репутацию Цимисхов. Однако было одно большое "Но".

Тела были сшиты.

Цимисхи заставляли плоть течь и изменяться, а тут - оно было просто пришито одно к другому и затем анимировано с помощью природных способностей Цимисхов управлять приделанной к ним конечностью как своей.

Подделка. Кто то поймал несколько птенцов Цимисха и сделал из них вот такие куклы, послушные чужой воле.

Жорж нахмурился. Значит у этого мага были Основы, чтобы стереть свой резонанс с марионеток. Разум, чтобы подчинить их. Связи, чтобы управлять ими на такой расстоянии. Это минимум.

- И ему нужны были сердца эльфов... Кальцифер, мне нужна одержимость. Внутри этого тела находятся сердца. Я чувствую их.

Дым, служивший демону телом, скользнул в рот одной твари. Туша пришла в движение - потянулась лапами к своей грудной клетке и разорвала ее. Из открывшейся ниши выпала шкатулка.

- Спасибо, Кальцифер.

Демон покинул тело и скользнул обратно во флакон.

Жорж поднял шкатулку. Внутри было поле Жизни, которое он ощущал даже сквозь толщину шкатулки. Сердца еще бились.

- Отлично.


***


Старик склонился над ребенком. Пригладил встрепавшиеся волосы. Девочка металась в горячечном бреду. Мастер Ли негодовал - его сдернули из-за прилавка в самый денежный момент. За прилавком стоит Концзи, а этот малец совершенно не умеет торговаться!

- Да сделайте вы что -нибудь! - не выдержала женщина.

Катаец медлил. Он пытался убедиться в том, что он видел. Тонкими пальцами, он слегка подвинул голову девочки набок. Лимфатический узел надулся огромной черной шишкой.

Чума.

Мастер Ли достал мелкую речную жемчужину и приложив ко лбу больной, растер жемчужину в руках. Жемчужный порожок отливал зеленым перламутром.

Магическая чума.

Ли открыл мешочек с припасами и вытащив из него шарик из нуги, протянул девочке.

- Это поможет. - прошептал старик.

Девочка и в самом деле быстро успокоилась, замерла и заснула. Катаец покачал головой.

- Только не открывай глаза. - шептал он на катайском.

Девочка улыбнулась и села на кровати.

- Мама, папа, я здорова.

Старик тяжело вздохнул.

- Что было в той конфетке? - спросила мать девочки.

- Цианид.

В глазах и голосе старика отражалась тоска.

- Это лекарство такое?

Катаец не любил такие моменты. А они все же иногда наступали.

- Это яд. Вашу дочь невозможно было спасти. Магическая чума, запущенный случай. А я не лекарь, я солдат и немного торговец.

- Это шутка такая?

Катаец посмотрел на девочку. Ее душа была мертва, а тело управлялось чьей-то дурной волей. Он знал что в этой деревне что-то происходит неладное, но надеялся что все обойдется лешим или домовым. А это - концентрированный ужас любого Уравнителя - опасность первого круга, Чума-живых мертвецов. Стопроцентное заражение, почти такая же вероятность смерти и послесмертие в виде живого трупа, ходящего и разговаривающего как обычные люди. Заражающего всех остальных.

- Это не шутка. Какие уж тут шутки.

Катаец вышел на улицу. Его четверо учеников стояли, ожидая его приказа.

- Я окружу эту деревню защитным полем. - негромко сказал он на катайском. - а вы убьете здесь всех до единого. Каждый житель этого места должен быть обезглавлен и сожжен. Каждый дом и каждое животное должно быть испепелено дотла. Ничто не должно выжить. Никто не должен уйти.

Ученики смотрели на него ошарашенно.

- Мы не подвержены заболеванию из-за защитных амулетов. А все они уже заражены. И... Концзи... ты можешь не принимать участия в этом. - добавил Мастер Ли. - Мы все поймем.

Мальчик продолжал стоять на месте, оглушенный приказом.


Полтора часа спустя все те же пятеро катайцев стояли все на том же пригорке. На этот раз перед ними вместо деревни были дымящиеся руины.


- Мы не успели за этой тварью. Но мы ее догоним. Чем бы она ни была. - бросил Мастер Ли.

- Почему вы раньше не сказали что мы следуем за какой-то опасной тварью? - спросил Концзи.

- Потому что раньше я не считал что те следы что я находил принадлежали опасной твари. Раньше она ограничивалась тем что пила кровь жертв и я полагал что это был просто вампир. Сейчас же я вижу что ошибался. Идем, искать следующую деревню.


***


От автора.


Уважаемые читатели. Приношу свои искренние извинения в связи с поредевшим выпуском глав Феникса и Змея и небольшим размером конкретно этой главы. У меня начался новый семестр на работе и новый семестр в учебе. Надеюсь что завтра смогу начать писать следующую главу чтобы уже ближе к вечеру понедельника выложить.

Спасибо вам огромное за ваше терпение и интерес к моему творчеству.

Показать полностью
43

Феникс и Змей

Глава 34
Путь воина


Их было двое. Низкорослые, и... как тряпочные куклы, они производили впечатление чего-то настолько же кошмарного, насколько неестественного. Серая кожа местами носила следы разложения, и из мест где одни куски мяса были пришиты к другим, из прорех текла темная, ароматная как старое вино, кровь. Лишние конечности торчали из лишенных какого-либо покрова тел под неестественными углами. Запах смерти забивал все чувства, они источали вокруг себя ауру нежити. Они передвигались ползком, рывками,  дергая всеми конечностями без видимой системы. Скрежещая зубами, они ползли к гостинице, словно не замечая ни молодого мага, ни его спутника.
Геша глухо заворчал. Шерсть трубкозуба встала дыбом.
- Артем... бежим!
Парень как завороженный смотрел на монстров.
- Это... неправильно...
- БЕГИ!!! - заорал Геша.
Сам бы трубкозуб сбежал давным давно....

- Геша, я ухожу, скоро вернусь. - промолвил маг, собираясь в дорогу.
- Агась.
- Пока меня не будет, ты будешь присматривать за Артемом, чтобы с ним ничего не случилось.
- А тебе не все равно что с ним станет, разве? - удивился фамильяр.
- Мне безразличны исключительно те вещи, которые меня не касаются. - маг ласкающим движением вытащил клинок из своей трости и проверил его блеск. - Ученик который меня ослушался - не моя забота. Но если он был мне полезен и слушает меня, он становится мне дорог как хорошее имущество.
- Ну оки, если на то пошло, то присмотрю за ним.
- И еще, Геша.
- Да?
- Если ты его попытаешься убить в любой другой период времени - это твое дело и я не стану мешать твоим забавам. Но если с ним что-то случится в то время, когда я тебе сказал заботиться о нем...
Жорж посмотрел на Гешу. В тусклом, колеблющемся свете единственной свечи, на лице мага были не его глаза. Это были глаза Предателя, одно имя которого некогда заставляло орды демонов впадать в истерику и бежать, бежать невзирая на страшные кары и проклятья своих генералов. Визги тех кто был недостаточно быстр еще сотни лет звучали кошмарным эхом в разумах выживших.
- Таура Мельхиор будет недоволен. - произнес Жорж чужим голосом. Или же произнес некто, губами Жоржа. - И ты будешь отвечать передо мной.

Артем отпрыгнул из под удара чудовищной конечности, и схватив шест обеими руками, вложил всю свою силу в один вертикальный удар. Плоть создания поглотила удар с глухим шлепком.
- Это бесполезно, беги, блять, твою душу, бога! - бесновался Геша. - Это вампиры, им посрать на удары, они уже итак мертвые! Ебанутое ты создание, беги!
Артем увернулся еще от одного взмаха.
- Это... Я СМОГУ!
В здании за спиной Артема, в узкую щель меж полуприкрытых ставен на парня смотрела синеволосая эльфийка. Он был ей никем. Она его даже не знала толком - лишь помнила его восторженные глаза на ее концерте. И вот он рискует всем, чтобы защитить ее.
- Кхем, кхем.
Она быстро обернулась и побледнев, прижалась спиной к стене. Перед ней стояло нечто. Возможно когда то оно было человеком, но не сейчас. Пахло дерьмом, мочой и опарышами.
- Я не убивать вас пришел. - заверило ее кошмарное существо. - По крайней мере, не сейчас, не пока этот мальчонка жив.
Чудовищно раздутой рукой, по которой тысячами бегали тошнотворные насекомые, он указал на Артема.
- Я лишь присмотрю за вами, пока его будут убивать. А потом уже видно будет. Кстати, вы управляете им? Ну, там, песнями или еще чем? Я не знаю как там у вас, у Сидов это работает.
Авиела медленно покачала головой.
- К-кто вы? Почему вы и ваши... хотят убить меня?
- Боб по прозвищу Губка. Носферату. - представился вампир. - И я не хочу вас убивать. Но я выяснил, что те громилы, что внизу, пришли за вами по заказу некоего Лорда Александра. А у меня есть несколько обоснованных претензий к этой мрази. И чтобы ваше сердце не попало к нему в руки, я намерен его лично раздавить. Ничего личного, извините. Ну и разумеется, я не сделаю этого раньше чем того мальца убьют. Это было бы низко с моей стороны, тем более, я поклонник вашего таланта.
Боб глянул в окно.
- Пока у них туше. Они не могут за ним успеть, а он не может их пробить.
- Кто такой Лорд Александр? - с трудом выдавила из себя Авиела.
- Я и сам хотел бы это выяснить.

Артем метался из стороны в сторону. Его атаки были бесполезны, а их замахи были слишком медленными. Но он со временем начинал уставать, а они были неутомимы. Игра в которой он не мог победить.
- ДЕРЕВО, КРЕТИН! - надрывался Геша. - ДЕРЕВО ИМ В СЕРДЦЕ!
Трубкозуб кружил вокруг то одного, то второго вампира, отвлекая их, не давая им окружить Артема. Удары его длинных когтей оставляли на телах вампиров глубокие, сочащиеся грязно-фиолетовой жидкостью, раны. В отличие от повреждений нанесенных шестом, эти раны не заживали. Но даже таким образом убить их казалось невыполнимой задачей.
В очередной раз отскочив из под лапы кровососа, Артем заметил стул, стоящий в паре метров. Удар шестом разбил стул на куски. Прыжок, перекат, в правой руке парня оказалась обломанная деревянная ножки.
- Сейчас! - заорал Геша, бросившись вперед и ухватив вампира всеми четырьмя лапами, впился в него когтями и придавил к земле своим внезапно увеличившимся весом. Сейчас Геша был по меньшей мере величиной с матерого кабана.
На пару секунд вампир оказался парализован. Этого времени чтобы Артем одним прыжком преодолел расстояние между ними, и воткнув острый конец импровизированного кола чуть ниже левой лопатки монстра, со всей силы ударил по нему шестом как молотом, вгоняя кол туда, где должно было находиться сердце.
Вампир упал как подкошенный.
- ДА! - взревел Артем.
В следующую секунду длинная гибкая рука второго вампира схватила кол и выдернула его из спины собрата. Конечности чудовища немедленно развернулись и схватили назойливого человека.
- Блять. - только и успел прошептать Артем.
Вампир не собирался церемониться. Еще секунда, и парня разорвет на куски.
- Нет! - истерически завопил Геша.

"Таура Мельхиор будет недоволен"

Геша вонзил когти в свою ногу, это был его последний козырь в драке.
- Молю вас, духи огня, возьмите эту немощную плоть в жертву и переродите ее в сущность вашей ярости!
Тело трубкозуба объяло ревущее пламя, жрущее его изнутри. Прогремел взрыв.

Артема отшвырнуло ударной волной как мелкую щепку. Ударившись о что-то большое и твердое, он на несколько секунд потерял ориентацию в пространстве. Весь мир словно обратился в круговерть углов и камней. Голова кружилась, несколько ребер были сломаны, парень с трудом понимал где он находится. Окружение начало двигаться, но как именно - он не понимал. Кажется, его куда-то тащили.
- Он еще жив. - донесся до него чей то голос.
- Да, жив. И вон, один из шляхтичей тоже еще жив, а фамильяр мага скоро скончается. Я думаю, тут все решено.
Он с трудом разлепил веки. Над ним склонилась эльфийка. Она сумела оттащить его в горящее здание гостиницы. Снаружи их ждал вампир, так что даже перспектива сгореть заживо выглядела лучше.
- Авргжиле .. иела... нре бройжся...
Ворочать языком было трудно - челюсть была сломана, щеки изрезаны изнутри острыми осколками разбитых зубов.
На его щеку упало что-то теплое.
- Ты храбрый. - прошептала она. - Да, я не боюсь.
- Агхра.
- Ты... ты не должен умирать из-за меня. - продолжала шептать девушка. - я уже достаточно жила. Ты должен жить.
- Я н.... нре уйдру...
- Я знаю. А значит должна уйти я.
Авиела закрыла глаза.
- Артем. Ты же хочешь меня защитить?
- Джда.
- Поклянись что защитишь меня.
- Клджянаусь
- Им нужно мое сердце... Ты не отдашь им его. Ты убьешь меня и сам заберешь мое сердце. - глухим голосом произнесла девушка. - ты заберешь его и... уничтожишь. Ты не сможешь справиться с вампиром, а я не хочу чтобы меня касались его грязные лапы.
- Нжееет... неееееет! - мычал Артем, пока девушка пыталась поднять его на ноги. На его груди слабо засветился целебный амулет, пуская последние крохи Квинтэссенции на то чтобы если не исцелить, то хотя бы уменьшить повреждения головы. Порезы на щеках и губах стали чуть меньше.
- Ты поклялся.
- Нет, я не сделаю этждого. - мотал головой парень.
- Либо это сделаешь ты, либо это сделает тот кошмарный вампир... прошу, умоляю...
Мягкими руками, она вложила в его руку узорную рукоять кинжала.
- Вот сюда... В основание черепа. - она повернулась к нему спиной. - Мне не будет больно. Этот клинок не причиняет боли Сидам. Отдашь его моим родным, они все поймут.
Рука с кинжалом медленно поднялась. Авиела шептала слова молитвы предкам. Она была готова.
Артем дрожал. Он еще никогда никого не убивал. Он не убивал девушек. Тех что ему нравились. Тех кому он хотел поклоняться. Тех, кем он восхищался. Ту, кого он поклялся защищать.
- Ты поклялся. - напомнила девушка. - Моя душа не должна достаться им.
В голове парня зазвучали слова Геши. О пробуждении второго уровня сферы Сил, о поедании сердца жертвы стоя на костре. Сфера Сил... он сможет победить вампира...
Артем закрыл глаза и взмахнул ножом. Брызнула кровь.
- Что ты делаешь?
- Избавляюсь от слабости. - зло пробормотал Артем, вытаскивая острие клинка из своей ладони. - Напоминаю себе кем я стану. Светоч этого мира не может быть людоедом.
Он с удивлением глянул на рану. Края раны едва видно светились мягким голубым свечением и стягивались на глазах.

Согласно регламенту дворянства Сидов, каждый аристократ был обязан носить с собой оружие, символизирующее его статус. Мечи для мужчин, кинжалы для женщин. Для Высших Сидов создавались Камлан таур - "Длань хозяина". Сталь полученная из метеоритного железа трижды очищалась ковеном из пяти придворных магов. Клинки выкованные из этой стали проводили энергию своего владельца. В руках воина они становились оружием ужасающего разрушения, но в руках поэта, каждая рана нанесенная ими исцелялась в считанные секунды. Клинок сплетника сочился изысканным ядом, а меч лентяя был удивительно тяжелым. И все они не могли ранить своего владельца, за единственным исключением - лишь безумцы могли убить себя подобным оружием.

- Идем. - буркнул Артем. - Я не убиваю тех, кого поклялся защищать.
Находится на первом этаже было уже невозможно - огонь быстро пожирал весь кислород, наполняя воздух удушливым дымом.
Спотыкаясь и кашляя, они поднялись на второй этаж.
- Останься здесь, - приказал Артем. - я быстро... разберусь.
Он выглянул в окно. Да, обгоревший, раненный вампир все еще находился там, прямо под окнами, ожидая когда же потухнет огонь и можно будет добраться до эльфийки.
- Он тебя убьет! - крикнула девушка, видя как парень встает на окно.
- Не убьет. Он медленный. Он не такой как вчера.
Артем захрипел и откашлялся, выплюнув сгусток крови.
- Вчера они были быстрыми, очень. Сделали все за считанные секунды. А сегодня они не могли попасть по мне. Не знаю почему, но они стали медленнее, намного медленнее чем вчера. Я не Жорж... но у меня есть шанс.
Парень сжал в руке кинжал.
- Если я не смогу, я просто не заслуживаю быть героем.
Он нырнул вниз.
Авиела подбежала к окну и увидев картину внизу, закрыла лицо руками и сползла по стене, потеряв сознание.
Вампир все же оказался немного быстрее падающего человека. Он успел обвить его в свои мерзкие объятия. Шея монстра удлинилась, голова с торчащими клыками поднялась до уровня лица Артема.
"Это конец" - промелькнуло в голове парня.
Вампир прильнул к левому глазу Артема. Смердящие челюсти раздвинулись, выпуская длинный, усеянным шипами язык.
- АААААА
Язык вампира проколол глаз Артема и единым движением выдернул его из глазницы.
Парень не переставал кричать и кричать, сопротивляясь, дергаясь, колошматя вампира всем чем мог.
Кинжал, зажатый в руке парня кромсал истончившуюся шею монстра. Удар за ударом, он вырывал крупные куски мертвой плоти. Один из этих ударов стал последним, перебив позвонки.
Обезглавленный вампир рухнул безжизненной тушей. На нем лежал бесчувственный Артем.
Рядом с ним из ниоткуда появился Боб Носферату.
- А ты хорош. - признал он.
Боб был слишком умен чтобы давать Становление такому перспективному юнцу. Да, он бы стал великолепным пополнением для рядов Носферату, однако его нынешний учитель был известен как несдержанный маньяк, а такие враги канализационным крысам ни к чему. Ну и... Боб симпатизировал смельчаку. Жаль было бы сделать его уродом.
Носферату аккуратно оттащил парня подальше от огня и убедившись, что Артему ничего не угрожает, растворился во тьме.
- Еще увидимся.

Жорж и Анастасия прибыли к часу ночи. Гостиница сгорела дотла. Во дворе гостиницы лежали два трупа шляхтичей, обгоревший полутруп Геши и тело Артема, над которым склонилась Авиела.
- Помогите, умоляю, помогите ему!
Анастасия слетела с лошади и подбежала к ученику. Поломанные  ребра, конечности, порезы, ушибы, гематомы. Ничего страшно...
Анастасия подавила стон боли, увидев лицо парня. На месте левого глаза зияла дыра.
- Вы сможете? - с надеждой спросила девушка.
Анастасия закрыла глаза. Ей хотелось плакать.
- Нет. Я... я могу вылечить болезнь, срастить кости и плоть, ускорить заживление... но не могу выращивать новые органы и конечности.
Ее руки шевелились словно отдельно от нее. Они откупоривали зелья и выливали их на израненое тело, обтирали порезаную кожу ароматными листьями, сжимали и смещали вместе кости.

- Это не вампиры. - задумчиво произнес Жорж, глядя на трупы. - Это шляхтичи, боевые гули Цимисхов. Хм... а почему они сшиты, да еще и какими-то нитками? Или жилами? Да любой Цимисх вырвал бы себе почки увидев подобную халтуру. Ладно, на досуге изучу получше.
Он посмотрел на трубкозуба, от которого остались лишь поломанный скелет обтянутый остатками внутренностей и мышц. Непостижимым образом, он еще не умер, хотя все его органы были уничтожены взрывом.
- Взорвал самого себя. Принес тело в жертву духам огня. И, как я вижу, это чтобы спасти парня. Хвалю. - кивнул монтенец. - Однако если ты думал что освободишься так легко, придется тебя разочаровать. Я привязал тебя к этому телу, так что, полагаю, ты провел несколько поразительно неприятных часов, застряв в трупе.
Маг легко спрыгнул с лошади и подошел к Геше.
- Анастасия тебя починит. Ну а пока, я обеспечу тебе минимальный комфорт.
Жорж дотронулся до останков своего фамильяра, разрывая часть связи духа с телом.
- Так ты не будешь чувствовать боль. - пояснил Жорж. - Настя, кавайная ты моя, почини моего трубкозуба. Он сломался.
Анастасия молча смотрела на обезображенное лицо Артема, который уже начал приходить в себя. Вокруг собирались люди, глазеющие на тела вампиров, и в небо поднимался смрадный дым.


***

Змей опустил глаза, оглядывая свое тело.

Жизнь, Энтропия.

Теперь он мог видеть вероятностные ранения, наиболее уязвимые места. Вот, участок на животе покрылся струпьями и кровавой коркой. Значит снайпер сейчас уже целится. Змей выжидал. Вот, струпья начали исчезать, кровавая корка начала разжижаться...

Мужчина дернулся. Негромкий звук, похожий на приглушенный чих, и по его правой руке потекла кровь.

Змей на одном дыхании перемахнул обратно через забор и уже не скрываясь, побежал к зданию фабрики. На бегу он сорвал с себя маску, свернул плащ.

- Михайловские!!! - заорал Змей, ворвавшись на фабрику. - Они там, они сюда бегут, с оружием!

Сонные рабочие переполошились. У них ушло почти полминуты чтобы сообразить кто, что и куда - за это время Змей успел преодолеть четверть пути. Он прекратил кричать, чтобы экономить дыхание, но вместо него это уже делали другие.

Убедившись в том, что все проснулись, он нырнул в самый темный угол, и там, надев маску, начал карабкаться наверх.

Дальше все прошло именно так как Змей и рассчитывал.

Те, снаружи, увидев что ранили наемника, потеряли самообладание и бросились вслед за ним, через забор. Возбужденные рабочие поверили крику тревоги, к которому они были готовы, и отреагировали на него, сонные, плохо разбирающиеся в кто именно кричит. Они высыпали навстречу стрелкам. Количество превозмогло качество и тех кого поймали злые рабочие избили смертным боем. Тот факт что трое лидеров забастовки были убиты лишь добавил злости и отчаяния рабочим. В этой суматохе Змей смог выбраться за пределы завода.


Результаты он узнал лишь на следующий день, когда по Самватасу разнеслись новости о том, что рабочие прекратили забастовку и согласны на переговоры с хозяевами фабрики.

- Интересно, что стало с дикими псами? - пробормотал Алексей, задумчиво набивая стеклянную мензурку кусочками красного фосфора для дальнейшего преобразования его в белый фосфор.

- С какими дикими псами? - спросил Максим.

- С дикими рыжими псами. Которых пчелы покусали. - туманно объяснил Алексей. - И откуда они взялись? И куда они делись? Столько вопросов.

Это не могли быть люди Михайловского - владельца фабрики. Нет, этот человек был не настолько глуп чтобы заказав услугу у криминального авторитета пытаться устранить исполнителя в обход Олега. А то что Олег не подставил бы перспективного и надежного исполнителя, не вызывало у Змея сомнений. Да и если бы у Михайловского были такие люди, наемники ему бы не понадобились. Значит это был кто то из свободных людей. В последнее время... Змей посчитал на пальцах, - он переходил дорогу не больше чем пяти организациям и людям способным на организацию чего-то подобного.

- Все то им неймется.

Он погрузился в размышления.

Показать полностью
48

Феникс и Змей

Глава 33

Сопутствующий ущерб


Вмешательство богов - отличное оправдание для любой ошибки, небрежности, жадности или попросту разгильдяйства. Говорят, во времена Второго Царства мракобесы поливали водой высокотехнологичные устройства перед их запуском, говоря что то о благословении божьем. Как правило в случае сбоя устройства в некорректной работе были виноваты инженеры обслуживающие машину. Успех же миссии был заслугой исключительно бога и его представителя, оказывающего услуги по сходной цене.

В Третьем Царстве фабриканты поспешили списать на вмешательство богов невыплаты зарплаты работникам.

- Врата Тартара открылись, на волю выпущена куча демонов, наш бизнес терпит колоссальные убытки. Мы не можем платить зарплату прямо сейчас. - причитали адвокаты.

Обращения в суд не давали результата в то время как дома сидели голодные дети. Рабочие спичечной фабрики "Победа" организовали забастовку, встав перед зданием фабрики и стуча по земле инструментами.

- И что? - пожали плечами фабриканты.

Среди рабочих нашли самых отчаянных, тех, кто не мог уже смотреть на страдания близких. Им предложили выплатить зарплату прямо сейчас, если они выйдут на работу. Так появились штрейкбрехеры. Рабочие возмутились. Предводительствуемые несколькими рабочими - инициативной группой, они заняли завод и выбили оттуда штрейкбрехеров.

Не первая и не последняя стачка в большом бизнесе. Фабриканты знали что делать в таких случаях. Вопить о защите частной собственности и личных прав как можно громче. Тупые люди на это ведутся.

Они отправили запрос Уравнителям. Судья Григорий отказал в помощи фабрикантам пока те не выплатят зарплаты рабочим. Судья Аделаида сказала чтобы они убирались прочь с глаз ее. Один из претендентов на занимание поста судьи, некто Эдуард, коротко и ясно послал их по матери.

- Не прокатило. - хмыкнули хозяева завода и обратились к Королевской Страже.

Генерал Хмельницкий молча указал на дверь. Еще несколько генералов соглашались помочь, но, буквально в течение пары часов, меняли свое мнение, после сеанса связи с Хмельницким и его давним другом, генералом Каменским.

- Бывает.

Фабриканты продолжили ждать пока рабочие не уступят. Голод не тетка - рано или поздно рабочие будут вынуждены сдаться. Однако, по слухам, положение магнатов становилось все более  и более шатким - генерал Королевской стражи взял это дело под свой контроль. В ближайшее время прикормленные судьи и прокуроры начнут таки шевелиться и выполнять свою работу.

- Ну и хрен с вами. - усмехнулись фабриканты.

Нужные люди согласились за определенную сумму сделать рабочих более уступчивыми.

---


Змей тихо залез на забор окружающий фабрику и неспешно начал изучать окружение. Рабочие не собирались покидать здание пока их требования не будут выполнены, так что они разбили палаточный городок прямо в здании фабрики и даже установили охранные посты по периметру. Этих мер хватало против городской стражи, прущей через главные ворота, но не против наемника. Ночью, в своей бледной, камуфлирующей на снегу одежде он был практически невидим для рабочих совершающих обход территории. Собак у них не было, так что можно было пройти в самое сердце завода менее чем за четверть часа.

Его целью были трое рабочих - Старинов Илья, Ким Алексей и Чиркина Юлия. Согласно тексту заказа, они были местными главами самоуправления.

- Значит вы будете где то ближе к центру. - пробормотал Змей.

Он коснулся рукояти кинжала - своего фокуса для концентрации, необходимой для магии.

Связи и Жизнь.

Перед его глазами развернулась карта, вернее, грубая схема с загорающимися на ней огоньками - живыми организмами.

- Так...

Он неохотно стянул с руки перчатку. Кожу обжег мороз. Из желтого, бумажного конверта, он достал короткий, каштановый волос и сжал его в руке.

Волосок вспыхнул и сгорел.

Один из огоньков на мысленной схеме засветился ярче.

- Илья. Значит остальные рядом с тобой, наверняка те кто мне нужен.

Змей соскользнул на землю.

Дальше все было делом техники. Взобраться по стене здания, проникнуть внутрь, проползти незамеченным к дальнему углу фабрики. Найти нужный отсек - тут у отдельных помещений не было потолка, только общая крыша высоко над всеми отсеками - в случае взрыва, вся энергия должна была уйти вверх.

Змей затаился в перекрытиях. Отсюда он имел неплохой обзор происходящего в отсеке. Поначалу здесь были только Илья и, судя по разрезу глаз, тот чосонец - Ким Алексей


Старинов Илья устало повел плечами и выпрямился, разгибая немеющие суставы. Последние три часа он вместе с Лешей и Юлей пытались сообразить откуда достать деньги на питание и отопление - в котельной угля хватило бы еще максимум на пару дней, а дальше нужно было закупить новую партию или замерзнуть. Они сидели над схемой фабрики, пытаясь понять как им распределить рабочих по помещениям, чтобы максимально эффективно использовать оставшийся уголь и отапливать минимальную площадь до хоть сколько то приемлемых условий.  У пяти рабочих то ли простуда, то ли пневмония, еще пара десятков жалуется на недостаток еды. Еще немного, и люди начнут ломаться и согласятся на предложение хозяев завода - частичное погашение задолженности за один месяц. И в наказание за бунт - уменьшение зарплаты.

- Это пиздец. - пробормотал уроженец Чосона. - ну как так жить то.

- Не матерись. - одернула его Юля, - ну дети же рядом.

Леша обернулся, на диванчике поставленном в той же комнате, сидела дочь Юли - пятилетняя Наташа, сосредоточенно рисующая нечто необыкновенно важное. От старания, девочка высунула язык, обводя домик на фоне гор.

- Извини... ладно, завтра снова попробуем поговорить с...

В этот момент Илья, разминая затекшую шею, поднял голову и встретился взглядом с темной фигурой в маске, застывшей в углу.

Змей метнулся вперед. Удар нужно было нанести первым, иначе он будет один против троих.

Илья не успел понять что именно происходит, когда тень налетела на него и они вместе кубарем покатились по полу. Что то ударило его в грудь. Мысли затуманились, тело стало тяжелым. Все происходящее дальше напоминало сон, в котором люди двигались то быстро, то очень медленно. Лежа на полу, он сквозь полуразомкнутые веки видел происходящее, но не мог ничего сделать.

Чосонец успел схватить со стола какую-то тяжелую вещь и с размаху опустить ее на то место где только что был нападавший. Змей успел откатиться в сторону, туда где стояла шокированная Юлия. Женщин нужно нейтрализовать первыми - они начинают кричать, а этот завод полон людей. Мужчины глупые - им стыдно кричать, они думают, что должны справляться собственными силами. Благородство не ведет к выживанию.

Юлия судорожно глотнула воздух, но выдохнуть уже не смогла - нож в руке убийцы прошел меж ребрами, после чего с силой повернулся. Воздух хлынул грудную клетку, открытый пневмоторакс сложил ее левое легкое как рваный рыбий пузырь. Вместо крика раздался сдавленный хрип, кашель и булькание.

Змей уклонился от второго удара Леши. В помещении оставалась только одна угроза.

Удар ножом по горлу оборвал короткую жизнь Наташи вместе с начинавшимся криком о помощи.

Чосонец на мгновение застыл, увидев как наемник хладнокровно расправился с девочкой. Этого времени хватило чтобы нанести удар в сердце.

Змей оглядел комнату. Надо было подчистить за собой. Он добил здоровяка и женщину, убедился в том, что никто из четверых не дышит. Заказ выполнен.

Он аккуратно забрался обратно на перекрытия между стенами и покинул фабрику тем же путем, как и проник сюда.

Уже покидая территорию фабрики, он обратил внимание на отпечатки обуви на снегу - внешней стороны уже была цепочка следов. Он тогда бегло глянул на нее - выглядело как обычный разовый обход периметра. Сейчас же он заметил как от этой цепочки следов отошло ответвление... судя по размеру обуви и длине шагов - мужчина. При этом он отошел с уже существовавших следов чтобы подойти к следам Змея и пройти вдоль них несколько раз.

- Ходите след в след, чтобы не было понятно сколько раз обходили территорию? - пробормотал Змей.

Охрана завода состоявшая из рабочих находилась исключительно с внутренней стороны периметра и они были совсем не таким аккуратными. Профессионалы, которые увидели его следы, но не подняли шума и не предупредили тех кто находится внутри. Их целью не была безопасность рабочих. Их целью был... он.

-  То есть вы где то рядом...

Жизнь и Связи.

Их было не менее дюжины, и они смыкались вокруг него в полукольцо. Его не подстрелили... да, ночью, в такой одежде и почти без освещения, он не самая лучшая цель для снайпера. Стоит ему отойти от забора и он окажется в котле.

- Сссуки...

***


- Жорж, будь так добр, напомни мне, а почему я с тобой вообще какие то дела имею? - устало выдохнула Анастасия, глядя на монтеньца. Последние несколько часов она восстанавливала порезанные, обожженные, обмороженные конечности, выкуривала подкожных паразитов и сращивала кости. Принципиально она не выключила нервную систему, предоставляя Жоржу всю гамму ощущений от лечения. Надо отдать Жоржу должное, он не издал ни звука даже в момент пробуждения левой ноги, попавшей под заклинание огненного шквала. Бледный как смерть монтенец позволил себе лишь сжать в зубах жгут из шелкового платка.

- Потому что я великолепен. - предположил Жорж. - А еще я разделяю с тобой кучу общих воспоминаний. И любовь к ниппонским произведениям времени Второго Царства. И называю тебя няшкой.

Анастасия слабо улыбнулась.


---


- То есть он рисковал своей жизнью чтобы защитить вот это?

Дилан не доверял странно выглядящим устройствам, особенно, если они находились в подвале богатого преступника. Он недоверчиво смотрел на стену, в которое было вмонтировано черное зеркало.

- Жорж, это магия?

- Нет, это технология. И вы могли бы быть несколько уважительнее к своему куратору.

Жорж и Кристофер осматривались, пытаясь с помощью Основ уловить намеки на магию. Коуэн, Рин и Анастасия были наверху - все трое терпеть не могли подвалов.

Дилан пожал плечами.

- Ага.

Он ушел наверх и вернулся с пленником - отпрыском дома Норштейн. Юрию было двадцать три года, он еще не был испорчен теми возможностями, которые открываются у людей его круга, но почему то он рисковал всем, ради нескольких артефактов Второго Царства. Дилан тащил его как котенка за шкирку, держа в воздухе с помощью телекинеза.

- Это и есть та хрень которую тебе таскали наемники? - спросил иниш указывая пальцем на черное зеркало.

- Отпусти! - дернулся Юра.

- Ой да ладно.

Дилан ослабил телекинетическую хватку, позволив парню шлепнуться на пол.

- Итак продолжим. Услуга за услугу. Что это за технология?

- Телевизор. - потирая ушибленный зад, ответил парень. - и проигрыватель дисков.

- А, слышал о таком, но не видел. И что же оно делает?

- На дисках хранится информация. А проигрыватель и телевизор ее читают и показывают.

- Слушай, из тебя каждое слово нужно тащить как клещами? Что за информация на дисках?

Жорж, не обнаруживший магию, подошел к говорящим.

- Дилан, ты все еще не залез ему в мозг? Что именно он прячет и где?

Иниш покачал головой.

- Это неправильно - сразу лезть в мозги. Я так не делаю, ты же знаешь, это скорее по "чьей то еще, которого не существовало" части. Меня бабушка учила вначале разговаривать, причем вежливо.

Он повернулся к еврею.

- Итак, мусорная голова, что за информация на дисках?

- Мультики. - буркнул Юрий.

- Что?

- Я покажу.

Жорж бросил взгляд на Кристофера. Глаза Эфтанатоса затуманились на долю секунды, пока он рассматривал линии вероятностей, после чего он кивнул.

- Не ловушка.

- Валяй. - разрешил Дилан.

Юрий дотронулся до панели на стене, и из открывшейся ниши, вытащил небольшой ящик.

- Это антология СССР. - он показал кристальный диск. - Вот тут антология США. Это антология Европы. А вот это не совсем мультики. Это из Японии.

- Что он говорит? - уточнил Дилан у Жоржа.

- Он перечисляет названия стран Второго Царства. А это собрания всех "мультиков" чем бы оно ни было, относящиеся к этим странам.

-  Хотите посмотреть?

- Уравнителям не понравится если мы будем изучать труды Второго Царства. - прошелестел пахнущий смертью Кристофер. - Это прямое нарушение законов Сезара.

- Ну а мы то им не скажем, что мы их смотрели. - возразил Дилан, подталкивая Юрия к ящику. - Ну и если он обрек себя на смерть, то оно наверняка стоило того.

- А что ставить?

- Давай вначале... что ты там назвал?

- СССР.

- Вот давай это.

Черное зеркало засветилось изнутри. Послышалась негромкая музыка. Появились белые буквы.

- Они пишут на уссурском. - удивился Дилан. - так вот поэтому они все и поумирали. Нелогичный язык с правилами построенными на исключениях.

Жорж закатил глаза.

В подвал заглянула Рин. Она уже перекинулась из Криноса в человеческую форму и ходила в своем нагом великолепии.

- Вы что тут делаете?

- Я не знаю. - пожал плечами Кристофер. - полагаю, что мы подписываем себе смертный приговор.

Рин посмотрела на появившуюся на экране странную зверюшку и неопределенно хмыкнула.

- Похоже на черно-белый сон.

Странная зверюшка ходила и искала лошадку. Периодически она натыкалась на непонятные темные пятна.

- Серьезно? - разочаровался Дилан. - И вот ради этого ты подставил под Уравнителей весь свой род?

- А на мой взгляд неплохо. - возразил Жорж.

- Я не думал что я это скажу, но я согласен с Диланом. Я не понимаю в чем смысл происходящего. - промолвил Крис.

- Я как то не сильно вникла в то что увидела. - призналась Рин.

Послышались чьи то тяжелые шаги.

- Вы там не умерли? - прогрохотал Коуэн, пытаясь втиснуться в дверь высотой не более метра семидесяти. - Вы там уже минут пятнадцать торчите. Как же я ненавижу подвалы.

Послышался звук вынимаемого клинка. Коуэн, видимо, собирался прорубить себе ход. Кристофер не поворачивая головы прошептал слово на мертвом языке. Косяк и камни дверного проема осыпались на каменный пол трухой и песком.

- Вот другое дело.

Коуэн вложил Рэйнбоу обратно в ножны. За ним в подвал зашла Анастасия.

- Итак что вы тут делаете?

- Эм... выбери, США, Европа или Япония? - предложил Дилан.

- Я не знаю что это, но пусть будет Япония. Звучит смешно.

Юрий нажал на кнопку.

- Магия или технология? - засомневался Жорж, глядя на огромный шагающий замок.

- Какая разница, выглядит красиво. - голос Коуэна заглушил музыку.

Они вышли из того подвала лишь наутро. Почти сутки, двадцать часов, они не прерываясь смотрели картинки что нарисовали руки неизвестных мастеров прошлого. Храбрый полурослик, несущий кольцо в вулкан, непонятное что то про крылья, ноги и хвосты, худощавый сын громовержца, творящий подвиги чтобы стать героем, львиный король...

- А вот и Уравнители. - с сожалением пробормотал Дилан, щурясь от солнечного света.

Их было десять человек - один судья и его помощники. Пришли вершить суд, заключавшийся в физическом уничтожении любителя живых картинок и всего его собрания.

- Спасибо за помощь.

Судья Григорий кивнул своим людям, но в этот момент у них на пути встал Коуэн.

- Ложная тревога. Там нет ничего стоящего внимания.

Горец возвышался над Уравнителями как гора над лесом. Уравнители оглянулись на судью.

- Коуэн? Как это понимать? - процедил Григорий, сжимая в руках короткий жезл.

- Прямо так и понимайте.

Коуэн улыбнулся, обнажив два ряда белоснежных зубов. Конфликт с одним Уравнителем это конфликт со всеми Уравнителями сразу. В самом лучшем случае, ему грозит просто смерть, если он посмеет поднять руку на любого представителя самого могущественного органа.

- Там, за моей спиной, нет ничего достойного внимания уважаемых Уравнителей. - чеканя каждое слово произнес Коуэн. - У вас есть мое слово, слово Коуэна МакЛауда из клана МакЛаудов. И ваше невнимание к моему слову я восприму как личное оскорбление мне и моему клану.

Коуэн не любил представляться полными титулом, которому завидовал Жорж. Скала Уилтшира, Последний Воин, Несломленный, Победитель Теневого Танцора, Враг Каждого Спектра, Человек-Армия.

- Если там есть что-то запрещенное, то и ты и твой род будут уничтожены. - лицо Григория было искажено плохо скрываемой яростью.

- Да. Но вы этого уже не увидите. - невозмутимо ответил Коуэн.


Провожая взглядом взбешенных Уравнителей, Анастасия обратилась к горцу.

- Почему?

- Потому что то, что сохранил этот маленький человек стоит намного больше моей жизни. - пожал плечами Коуэн. - Это красота и культура ушедших от нас. По сравнению с этим, жизнь одного человека - ничто.


С тех пор Искатели периодически наведывались к Норштейну и проводили долгие часы за просмотром того, что когда то сотворили давно почившие люди.


---


- Итак, ты готов?

Жорж кивнул.

- Служи, Кальцифер!

Анастасия подняла руку над извивающейся, связанной крысой. Грызун запищал от боли и ярости, пока его внутренние органы разжижались в биомассу и собирались вновь, но уже в другой форме. В рот ноздри и уши зверька вливался дымный демон. Через полчаса на месте крысы было нечто напоминавшее помесь крота и ящерицы, одержимое Кальцифером.

- Рой.

Создание ушло почти вертикально вниз, прорывая себе путь сквозь толщу земли. Жорж напряженно ждал. Анастасия закрыла один глаз, которым она видела то, что видело перерожденное ею создание.

В какой то момент она покачала головой. Жорж в бессильной злости стукнул тростью по полу.

- Нет... если я правильно понимаю... это старый ядерный реактор, который все еще каким то образом греется, но взрывная цепная реакция не начинается. - бормотала Анастасия - Грунтовые воды не дают ему перегреться и начать плавится. Горячая вода с паром идет наверх. Извини, Жорж.

- Ладно... бывает. - вздохнул маг. - мы лишь время потеряли. Кстати, где-то тут ведь еще вампиры. - вспомнил он.


***


Артем стоял во дворе гостиницы, сжимая в руках стальной шест. Позади него стоял Геша. Солнце клонилось к закату.

- Я тебе говорю. Бежим отсюда, пока эти не вылезли. Эта эльфийка все равно тебе нафиг не сдалась, а ты не сдался им. - нудел трубкозуб.

- Если я уйду сейчас, то я не смогу вернуться. - покачал головой Артем. - Я уйду от самого себя. И уже никогда не стану светочем этого мира.

- Ты станешь трупом этого двора. - резонно заметил Геша. - И ты о ней вообще ничего не знаешь.

- Она поет как целый хор ангелов. Она не умрет от их руки.

Солнце бросило последний луч и скрылось за горизонтом.

В абсолютной тишине раздался зловещий звук отодвигаемой крышки люка. Из канализации полезли они...

Показать полностью
45

Феникс и Змей

Глава 32

Враг у ворот



В морге городской больницы Самватаса была почти полная тишина - только негромкое звякание инструментов друг о друга, да приглушенное дыхание. Алексей проводил вскрытие трупа молодой женщины, в то время как дети стояли рядом и смотрели. Сейчас они уже более ли менее справлялись с рвотными позывами и были способны смотреть на происходящее. Время от времени мужчина молча вынимал из тела очередной орган, а они находили в иллюстрированном анатомическом атласе его название.

- Прошу прощения. - в морг зашел патологоанатом. - Иван Иванович, уже час дня, главврач скоро выйдет на обход.

Патологоанатом регулярно получал от Алексея сумму равную его зарплате, и за это периодически давал ему доступ к самым интересным трупам в морге. Также на зарплате у Алексея были две медсестры и ночной сторож.

- Хорошо, мы заканчиваем.

Алексей указал на органы.

- Где и что располагалось?

Таня довольно уверенно указала на объемный, темно-красный орган.

- Вот это было вот тут.

- Вот что и вот где? Говори на человеческом. - спокойно попросил Алексей.

- Печень. она была тут, под ребрами.

- В правом подреберье. - закончил за нее мужчина. - Молодец. А теперь бери ее и укладывай туда где она должна быть.

- Не. - Таня попятилась. - не буду.

Алексей закрыл глаза. Он не любил когда с ним спорили тупые люди, а пока он видел детей как исключительных кретинов.

- Я же не спрашивал хочешь ты или нет. - мягко сказал он. - Я тебе сказал сделать это.

- Давайте я.

Максим сделал шаг вперед, протянул руки вперед, через труп. Встав на носочки, с учетом того что он выгнул руки чтобы не задеть лежащее тело, он едва доставал печень пальцами. Тяжелый, склизкий орган выскальзывал из рук.

- Тебе удобно? - поинтересовался Алексей.

- Ннет.

- Почему?

- Не могу дотянуться.

- Значит?

Максим подумал, затем обошел стол и снова взялся за печень кончиками пальцев.

- Она все равно мертвая. Ей не больно. А ты уже испачкался.

Со вздохом, Максим неуверенно обхватил печень обеими руками. Он вспотел от напряжения, белокурые волосы слиплись на лбу, руки дрожали, с носа свисала капля.

- Куда ложить?

- Клади ее в правое подреберье.

С видимым усилием, мальчик выполнил задание. Дело было не столько в физической нагрузке, сколько в моральной. Он во второй раз в жизни видел труп так близко.

- Отлично. Теперь все остальное. Один за другим укладывайте органы обратно, на их места. Не забудьте называть их.

Алексей отошел от стола. К нему подбежал Персик и замяукал.

- Да не пытаюсь я их сломать. С чего ты решил?

- Мя.

- Не вижу в чем проблема. Тело человека это такой же кусок мяса как и любой другой. А они такие же люди как и все остальные. И нет, я не проецирую свое детство на них, я же не неудачник.

- Мя.

- Нет, кушать его я тебе не дам. И нет, не потому что мне противно. Кошки не едят тухлятину - оно вам вредно.

- Мя.

- Я понимаю что ты не хотел кушать человечину, а меня воспитать. Только я уже не в том возрасте чтобы меня перевоспитывать.

Алексей обратил внимание на детей. Таня, держа в руках анатомический атлас, указывала на орган и громко называла его, после чего Максим клал его на место.

- Если бы я хотел их сломать, я бы проводил вскрытие их матери. Эксгумацию и вскрытие. - добавил он вполголоса. - Ну или подарил бы им щенят, а через неделю заставил бы их убить своих питомцев. Вопрос в том что я им не родитель. Моя цель не сломать и согнуть под себя, а научить и воспитать.

- Мя.

- Потому что я знаю медицину. Я не умею вышивать и поэтому не буду учить вышивать. Но я знаю физиологию, биохимию и так далее. Им и буду учить.

- Мя?

- Да, и этому тоже. Не сейчас. Мне не нужны Дэнни.

- Мя?

- Так называют убийц - цепных псов в человеческом обличье.

- Мя?

- Сам не знаю кто мне нужен. До сих пор не понимаю почему я взял их. Это ведь ты им сочувствовал, а не... Так.

Он глянул на Максима, вытиравшего руки покрытые сгустками свернувшейся крови об одежду. Перчатки, которые ему дал Алексей, валялись тут же, на полу.

- Мелкий, ты сейчас что делаешь?

- Ой.

- Ты зачем перчатки снял?

- Так оно скользко было, неудобно.

- И теперь ты еще придумал вытирать руки об одежду.

Алексей зажмурился, затем открыл глаза. В морге разлился сладковатый запах гноя. Дети почти привыкли к этим гниющим глазам за сегодняшнее утро.

- Тебе повезло.

Алексей спокойно рассматривал руки ребенка с помощью сферы Жизни. Ранок не было, и не было следов проникновения микроорганизмов в кровеносную систему.

- Помнишь что я сказал насчет перчаток?

- Неа.

- Если ты не наденешь перчатки, то следующий труп на этом столе вполне может быть твоим. Сейчас снимай рубаху. Обратно пойдешь в куртке на голое тело. Как придешь - будешь стирать свои вещи.

Они собрались и покинули больницу. Поели в "Старом Самватасе", где "просто Олег" долго и пристально смотрел на них, прежде чем кивнуть Алексею.

- Ну, хорошо, буду иметь в виду и своим парням скажу. Печаток под их размер у меня сейчас нет, сделаю за пару дней. Но ты же сам знаешь, основная часть траффика детей проходит через Печерских.

- Знаю. Увидят твою печатку, свяжутся с тобой. А то на фоне этой истерии с богами, все слетели с катушек. Итак, к делу?

Олег протянул Алексею конверт.

- Там все необходимое.

- Хорошо.

- Слушай, а зачем они тебе?

- Дети?

- И кот.

Персик возмущенно мяукнул.

- Ну, Персик утверждает что он красивый.

- Ты его реально понимаешь или ты один из тех кто целуют котов и наряжают в платья? Бля!

Олег отдернул руку, которую цапнул Персик.

- Мя!

- Он говорит чтобы ты не подавал мне идей. И да, я действительно его понимаю. Как бы... маг и все такое.

- Я подумал что старый шутит, а вот оно что... Слушай, тебе же теперь придется проходить регистрацию у Уравнителей. И записываться в официальном порядке в ученики к магу.

- Можно же и без этого.

- Можно. - не стал спорить Олег. - но если ты попадешься на какой то мелочи, на любой, не обязательно на работе, и они выяснят что ты маг - тебя отправят на плаху без суда и следствия. Вернее будет суд Уравнителей, а они сейчас, как ты говоришь, на фоне истерии с богами, тоже ебанулись на отличненько.

Алексей вздохнул.

- Найдешь мне преподавателя? Магов же много. Может даже твой ключник?

- Не то чтобы много, но есть. Ключник, кстати, не маг, он чародей. Да и с магами проблема - мало у кого есть лицензия на преподавание и желание преподавать. Но я для тебя постараюсь.

- Возьми мой гонорар в оплату.

Олег не стал спорить. По его опыту, Алексей редко менял свое решение, особенно в том, что касалось денег за труд. Предыдущий, первый наниматель Алексея был убит им вместе со всей своей семьей когда отказался выдать награждение за выполненный заказ. Будущему Змею на тот момент едва исполнилось шестнадцать.

- Хорошо.

---

Поздним вечером, Алексей зашел в тот самый переулок, в котором он несколько дней назад повстречал безумца считающего секунды. Да, он все еще был тут же.

- Это ведь ты вмешался тогда? - без приветствия начал Алексей.

- Смотря что считать вмешательством. - неожиданно спокойным, тихим голосом ответил юродивый. - я лишь отсчитывал секунды до твоей судьбы. И она продолжает решаться. Сто сорок.

- Я спросил у одного чародея. Он сказал что ты, должно быть вампир. Он назвал тебя Малкавиан. Вы воздействуете на разум. И видите будущее.

- Бессмертный? Да. Пью кровь? Да. Безумен? Абсолютно верно. Но я не внушал тебе жалость к детям. Я на это не способен - лишь усилить то чувство что ты уже испытываешь. В тебе не было жалости. Я лишь усилил твою эмпатическую связь с котом и личную жажду власти. Он их жалел, не ты. Сто десять.

- Зачем?

- Зачем бриться налысо? Это мог быть внезапный импульс или же часть тонкого расчета. В любом случае, оно уже свершилось. И они твоя надежда на то чтобы выжить. Ведь ты не послушался живого мертвеца, ты засомневался в его словах. Сегодня истекает пятый день с его явления и Каменский еще жив, а стало быть, тебе суждено умереть, и эти дети твоя единственная надежда на выживание.

- Ты видел будущее?

- Я вижу закономерность в хаосе и логику в действиях правительства. Я совершенно безумен, может быть даже я спящая бабочка.

---

Генерал еще раз перечитал доклад. "Никс" был обнаружен мертвым и нет никаких сомнений в том, что он был убит наемником высокого класса. В докладе упоминали о найденных следах крови не принадлежащей ни волками вокруг ни самому "Никсу". Лабораторные исследования указали на животное происхождение крови - кошка или кот. Специалист по оккультизму почти уверен в том, что это животное - фамильяр мага убийцы. Для отслеживания нужно больше материала - образец был весьма ограничен в объеме.

- Света, мне нужны данные по всем магам имеющим фамильяра кота или кошку. Со специализацией на ядах.

- Владимир Константинович, завтра будет готово.

- И если будут какие-то новые, свежие регистрации по сети Уравнителей, то их тоже сразу мне отправишь.

- Хорошо, Владимир Константинович. Следователей привлекать?

- Пока что я сам займусь всем. Группы быстрого реагирования есть свободные?

- Я проверю, Владимир Константинович.

- Хорошо.


***


- Мастер, смотрите!

Катайцы стояли на холме, возвышающемся над небольшой, заснеженной деревней стоящей на берегу реки, что огибала деревню, как змея, заключая ее в полукольцо. С их высоты было видно что почти все население деревни собралось у хлипкого, деревянного причала.

- Концзи, дорогой, а что они там делают? – Ли подслеповато прищурился. Мальчик сложил несколько знаков руками.

- Око мага!

Кристально чистый, морозный воздух словно загустел перед катайцами. В воздухе обозначилась система линз, преломляющих свет определенным образом. В результате, прямо перед Мастером Ли оказалось круглое «окно» показывающее берег словно до него было рукой подать.

- А зачем они… - начала было девушка и осеклась.

Местные жители собрались вокруг полыньи на замерзшей реке. В эту полынью они по очереди ныряли.

- Жертвоприношение?

- Суицид?

- Тренировка духа?

- Отсев слабых?

- Это скифы. – усмехнулся Ли. – они странные. Верят в то что ледяная ванна один день в году очищает их от грехов.

- А это так?

- Ну, я склонен считать, что ледяная вода и грехи находятся в разных, непересекающихся плоскостях. Но если кто-то считает, что год жизни мерзавца очищается одной минутой холода и кружкой водки, то это его право.

- Остановимся здесь на ночь или поедем дальше?

- Остановимся, конечно. Они пьяные и благодушные, поскольку считают что они праведны как ангелы. Торговля пойдет отлично.


***


- Итак, что именно ты думаешь делать? – лениво спросил Кристофер, опрокинув в себя очередную кружку пива.

- Для начала, я хочу пойти к какому-нибудь богу тьмы или смерти. – Эдик прикрыл рот и громко рыгнул. – Поболтать с ним о том что творит этот… который славянский.

- Ты ведь в курсе что большинство богов в Тартаре, а те кто вырвался не загорятся желанием говорить с магами? – осторожно уточнил Кристофер.

- Ну да. Выбора то другого и нет. Я имею в виду, с самим этим… который открыл врата Тартара не поговорить. А узнать надо. Его родичи должны знать побольше.

- Как вариант, можно найти тех кто просто в курсе вообще дел происходящих в мире сверхъестественного. – предположил Кристофер.

- Типа кого?

- Если брать восточных духов, то это Ходжа Насреддин.

- Это кто?

- Дух хитрец - трикстер. Когда то он был человеком. Умным, хитрым, великодушным и одновременно безжалостным. И очень остроумным. Вначале он был просто известен, но потом, когда о нем начали писать книги, слагать сказания и истории, он обрел собственный эгрегор. Он стал олицетворять остроумного и сообразительного борца с несправедливостью и беззаконием. Так он и стал духом. Во второй Войне Крови его не заключили в Тартар потому что он, как и большинство трикстеров, был слишком хитер чтобы его схватить.

- И как он поможет? И главное – зачем ему это?

- Трикстеры знают много, очень много того, что творится за закрытыми дверями. Он может и знать. И еще Ходжа всем сердцем ненавидит тех кто притесняет народ. А тот кто сподвигнул Кощея на то чтобы освободить богов, таким образом повредил народу – подверг их опасности.

- Понятно. А еще варианты есть?

- Есть. И тоже трикстер.

- Но?

- Сунь Укун. Повелитель Обезьян.

- Министр Персиков Катая? Я слышал что он вроде как то ли дух, то ли бог, но Уравнители Катая его не трогают.

- Он самый.

- Так он дух?

- Он Король Обезьян. Пока трудно сказать что именно это означает, но суть – он тоже трикстер.

- Тоже слишком хитрый чтобы его поймали?

- Нет. Он слишком наглый и сильный чтобы его поймали. Всепобеждающий Будда. Императрица Катая заключила с ним договор, который держится в тайне, но по итогу – ему не мешают Уравнители, а он не размазывает их тонким слоем по поверхности земли.

- Ходжа звучит лучше. Ну и как вариант, вначале можно попробовать поговорить с кем-то из богов тьмы или смерти.

- Давай сразу по-хорошему? – предложил Кристофер. – Не будем тащиться к куче опасных и обозленных божеств тьмы, а сразу к хитрым, но добродушным трикстерам. Зачем идти пешком, если можно полететь на орлах?


***


- Туда нельзя, там частная вечеринка!

Тщедушный работник бани пытался остановить Жоржа, прущего вперед как бык. За Жоржем шла Анастасия.

- Дорогой, понимаете ли. Я тут прикинул с помощью сферы Сил, и как бы самая горячая вода у вас в северном крыле. И Настасья говорит что Связи и Материя свидетельствуют, что потоки воды идут с той стороны. А значит источник нагрева у вас именно там. А мне он нужен, причем прямо сейчас. И я не склонен рассматривать людей в качестве помехи.

- Но там у нас авторитетные люди! Очень авторитетные, вы понимаете, они...

- Мы что, зря коней гнали? - хмуро добавила Анастасия

Маг с размаху ударил запертую дверь своей тростью, в которую вложил сферу Сил.


---


- Я настоятельно рекомендую вам опустить ваше оружие. - интеллигентным голосом произнес Жорж, глядя на дюжину рослых мужчин.

Вряд ли его кто-то послушал бы. Маг только что разнес в щепки тяжелую, окованную железом дверь в частный сектор бани. И судя по тому как выглядели и вели себя посетители, они нарвались на что-то вроде сходки местных воровских авторитетов в сопровождении их охраны.

- Жорж, это боевые чародеи. - подала голос Анастасия, шевелящая пальцами левой руки, сплетая заклинание защиты. - Это не пушечное мясо. Попробуем поговорить? Ну, для разнообразия и чтобы не умереть на пустом месте.

- Но я же не могу просто так взять и уйти только потому что меня могут убить. - возмутился Жорж. - Это как минимум не достойно мага Ордена Гермеса.

- Орден Гермеса? - раздалось откуда-то из-за спин охранников. - Ментовская шавка или честный бродяга?

Жорж оскалился. Его глаза приобрели тот нездоровый блеск, что Артем видел в глазах Жоржа когда тот слетал с катушек.

- Вы обращаетесь ко мне в неверном ключе... Служи, Кальцифер!

Демон взвыл от восторга, обретая, пусть и кратковременную, но власть над своими силами. Вокруг Жоржа взвился столб ядовито-зеленого пламени в котором ясно проглядывались три красных глаза.

Анастасия высвободила заклинание защиты. Под ее ногами, разбивая кафель, выросла лоза, обвивающая волшебницу многочисленными побегами. Корни лозы погрузились в ноги женщины, а вокруг нее стебли срослись в единую, толстую древесную скорлупу.

- Хорошо хотя бы, что Артем остался в гостинице. - пробормотала Анастасия.

Схватка изначально была неравной. Два мага против двенадцати чародеев, каждый из которых был полноценным бойцом.  Анастасия, закрывшись в Гнезде Ткачика, мониторила происходящее вокруг. Она не была бойцом, ее ролью была поддержка. Одного за другим, с помощью сфер Связей и Жизни она находила движущихся вокруг чародеев и людей. Часть сил уходила на то чтобы регенерировать повреждения на лозе. Благо пока не нужно было лечить Жоржа.

Маг парил в полутора метрах над землей, в ореоле Кальцифера. Демон жадно тянул многочисленные огненные отростки к быстро кружащим вокруг чародеям. Дух обратился к Жоржу на языке, одно звучание которого заставляло слабых людей чувстовать дурноту и терять сознание. Енохианский - язык Силы.

- Хозяин, без полной свободы я не смогу успеть за ними. - прошипел демон.

- Кальцифер, пока опасность не такая серьезная. Они не могут скоординироваться и мешают друг другу.

Чародеи действительно мешали друг другу. Заклинания искажали реальность, сталкивались друг с другом и долетали до демона в ослабленном состоянии, где они сгорали в нечистом пламени.

- Сектумсемпра!

Заклинание выброшенное одним из чародеев прошило насквозь ауру демона. На лице, руках и теле Жоржа появились многочисленные порезы.

- Изысканное оружие в руках вора. Вора! Ты украл чужое. - прохрипел - пробулькал Жорж хватаясь за порезанное горло.

- Сектумсемпра! - повторил головорез.

Жорж успел поднять руки перед собой. Набалдашник его трости сверкнул, отражая заклинание. Чародей рухнул на пол безвольным мешком искореженной плоти.

- Я не создатель заклинания, но я тоже умею его останавливать. И не только.

Горло Жоржа уже заживало, Анастасия ударными темпами направляла в мага исцеляющую волну.

Сквозь Кальцифера пролетело второе заклинание. Кажется, чародеи заметили, что пламя Кальцифера тускнеет, сжигая магическую энергии, и сосредоточили свои усилия на паре мест, куда они били всей толпой. Жорж не успевал отражать все подряд, а Кальцифер не успел сжигать. Одно за другим заклинания достигали мага, царапая, раня и калеча его. Ледяная стрела пробила плечо Жоржа, рой паразитов внедрился в правую голень, немедленно начав пожирать плоть мага изнутри, светящаяся красным цепочка обвилась вокруг торса мужчины и начала сжиматься, разрезая его на части. Жорж стиснул зубы. Ошибка, какая же ошибка...

Боль захлестнула его волной кипящей кислоты, залилась во внутренности и начала жрать изнутри.

"Анастасия прекратила меня лечить" - вспыхнуло в голове мага. - "Неужели все закончится именно так?"

Кальцифер еще поддерживал защиту, но того что уже достигло Жоржа хватило бы чтобы убить его несколько десятков раз. И новые заклинание пробивали барьер и кромсали тело мага, замораживали и облучали.

Маг сжал кулаки. Пришло время умереть как истинный монтенец. Он воззвал к заклинанию, что таилось в дальних уголках его сознания, в самом укромном закоулке памяти. Заклинание зашевелилось, полуживое, полуразумное создание, обладающее достаточным интеллектом чтобы вести диалог.

- Жорж, по своей ли ты воле меня пробудил?

И... что то случилось. Жорж почувствовал, что его тело, замороженное, обугленное порезанное, но все еще поддерживающее в себе искру жизни, перестали добивать. По органам разлилась... услада... Заклинание вернулось в спячку.

Он открыл глаза. Шесть грузных мужчин, испещренных татуировками, стояли вокруг него. Они дрожали, словно пытались уйти, дергались, но их как будто что-то держало.

- Кретин ты, Жорж. - прошипел один из них. - Ввязался в хуй пойми что, а расхлебывать нам обоим.

- Анастасия, солнышко...

Жорж сам не узнал свой голос. Хриплый, свистящий, едва слышный, он был совсем не похож на то мурлыкание аристократичного, холеного монтеньца, к которому он привык.

- Виноват... прости.

- Я нашла их авторитетов, взяла их мышцы под контроль и привела сюда, выставила вокруг тебя. Пока что их охрана не знает что делать чтобы не ранить своих.

- Ну, я то это точно знаю. - кивнул Жорж.

Маг воздел руки.

- Я больше не буду недооценивать противника. Ошибку дважды не повторяю. Властью Предателя, приказываю, Лорд Яма, собери омерзительную жатву!


Пламя преисподней хлынуло в мир, заливая скверной тела вопящих от ужаса людей. День обратился ночью, стены закровоточили, и услышали люди визги нерожденных младенцев. На их глазах невообразимые демоны поднимались из глубин дальних миров чтобы сожрать их души. тысячи лап и искаженных щупалец потянулись к жертвам чтобы потащить их в ненасытные, вечно голодные пасти существ, чьи имена способны сводить с ума. Истерический хохот разгрызаемых заживо бандитов затих вдали.


- Вот и разобрались. - сухо пробормотал Жорж через четыре часа, когда он был способен хоть как то держаться на ногах.


---


Артем смотрел в окно. Парень дрожал.

- Они там? - переспросил Геша.

- Там. - тихо ответил парень.

Он еще раз глянул на Авиелу, синевласую эльфийку, что свернулась в клубочек на кровати, за его спиной. У нее не было защиты кроме него. И еще раз он посмотрел в окно.

Крышка люка шевелилась. Тяжелая, весом в двадцать пять килограммов, чугунная крышка время от времени приподнималась и опускалась.

Под ней были те, кто в прошлую ночь пришел за музыкантами и убежал с сердцами ее друзей.

Они вернулись чтобы завершить начатое. Им оставалось лишь дождаться ночи. Артем не мог даже решиться убежать - он четко понимал, что лишь его наставники способны остановить этих тварей, а придут они именно в эту гостиницу.

Солнце потихоньку клонилось к закату, а Жоржа и Анастасии все не было.


***

Показать полностью
10

Мифы по соседству Том 2

Часть 3 - Чертово наследство (Окончание)


Утро у Смитта и Исы выдалось не самым приятным. Звонки на работу с объяснением причин отсутствия, быстрый завтрак и поездка в округ, и всё это в сопровождении отчаянья Ганса.

- Ты просто объясни, ну как ты умудрился? – спрашивал его Марисон, когда они сидели в черном автомобиле Смитта. Азиат невозмутимо вел Кадиллак по трассе.

- Мы ехали на юг, к морю, - оправдывался тот. – Анна говорила, что всегда хотела побывать там, где тепло и много фруктов. И на одной из остановок автобуса, она пошла на заправку в туалет. А потом налетело торнадо, просто так, посреди ясного дня, и… И её…

- Понятно… И почему ты решил, что надо ехать в Ньюхейвен? – Иса переключился на китайца.

- Круг должен замкнуться. Началось всё оттуда. Там же и должен начаться конец.

- Ты как обычно говоришь путано.

- Ну что ты, до тебя мне в этом вопросе как до царствия небесного.


И вот трое мужчин стояли на главной площади Ньюхейвена. С безоблачного неба светило, но не грело, осеннее солнце. Был полдень, из-за чего тени, отбрасываемые мужчинами, путались у них под ногами. Площадь Ньюхейвена относилась к стандартным площадям городов Среднего Запада: покрыта брусчаткой, сориентирована строго по сторонам света. Центральным зданием, объединявшим её композицию, являлся Капитолий: очередная точная копия столичного, по уверению всех туристических справочников. По правую руку здание окружного суда, по левую – центральный банк. Чуть дальше сквер с инжиром и чугунной низенькой оградой, перед которым на лужайке стоял облюбованный голубями памятник отцу-основателю города. Дальше, по периметру, располагались административные здания по мере убывания важности.


- Что ты тут хочешь найти? – допытывался иудей. Смитт стоял, глядя перед собой на здание Капитолия. Потом начал медленно поворачиваться вокруг себя.

- Эй, ты чего? – не унимался Иса. Ганс просто молча смотрел и не понимал лицом. Китаец обвел рукой пейзаж, окружавший город:

- Смотри… Ньюхейвен построен в котловине. Вокруг него горы, а он словно в чаше. Поэтому здесь такой мягкий климат и хорошие условия для земледелия. Не зря первые переселенцы назвали его новым раем.

- И что ты этим хочешь сказать?

- Меня всё время беспокоила одна мысль, которую постоянно твердила ведьма. Древо. Дерево… Новый рай… Ни на какие мысли не наводит? И присмотрись…

Джон показал на герб Ньюхейвена на торце Капитолия. Иса вгляделся:

-Да ну нафиг… Это же плод смоковницы, и фоном – её же лист.

- Вот именно. Помнится, именно этими плодами Ева кормила Адама, что слегка расстроило твоего прародителя. Ты помнишь, что случилось потом?

- Просто напоминаю, что я тогда еще слегка не родился.

- Хорошо, хорошо… - усмехнулся китаец. – Как ты НЕ помнишь, после поедания плодов с древа познания, которое европейцы зачем-то смешали со своим родимым древом жизни и обозвали яблоней, Адама с Евой поперли из Рая жить на землю. Выгнать то их выгнали, но кое-что они унесли с собой.

- Хочешь сказать, что они унесли с собой семена райского древа, которое Отец охранял пуще глаза?

- В широком смысле унесли, да… - Джон попытался сделать серьезное лицо, но в уголках его раскосых глаз лучился смех. – Видишь ли, мой плохо образованный друг. У инжира до чертиков много семян, все они мелкие, и все они попадают в желудок того, кто этот самый инжир ест. И, как тебе не известно то, что учат школьники на уроках биологии, то, что в организм попадает с одной стороны и не переваривается этим самым организмом, обязано быть из него исторгнуто в виде отходов. Посему семена древа познания были вынесены из Рая самым естественным путем. И потом, таким же естественным путем, эти семена из них вышли… Ну и, упав на благодатную почву, эти самые семена проросли. Люциферу тогда знатно досталось за его шалость, скандал получился вселенских масштабов.

- То есть… Здесь, в нашем бренном мире, прям колосятся рощи райских деревьев? – Иса был шокирован. Смитт усмехнулся

- Ко всеобщему счастью, это не так. Семена, хоть и происходили от древа познания, сами уже не имели его свойств, и были значительно слабее, хотя кое-какими специфическими качествами всё же обладали, причем у разных деревьев они были разными. Также они несли весьма мощный энергетический заряд, то есть становились ценным трофеем для магов, духов и прочих интересных личностей. Люцифер после скандала заслал своих демонов по всему миру, искать и истреблять ростки на корню, так что к сегодняшнему дню по всем отчетам ростков дерева познания оставаться не должно было. Но, судя по всему, какое-то все же выжило…

- А что за разговоры о зельях и жертвах?

- Могу только предположить, что кто-то взял под опеку дерево. Этот кто-то проводил ритуалы по поддержанию существования дерева, а то в ответ давало силы тем, кто о нем заботился.

- То есть когда мы найдем дерево, мы найдем и Марту? А также тех, кто стоял за убийствами?

Китаец хотел что-то сказать, но осекся на полуслове, его лицо уткнулась в ладонь:

- Я идиот.

- Согласен, - не стал спорить Марисон.

- Нет, ты не понял! Я действительно абсолютный идиот!

- И с чего столько самобичевания?

- Потому что я пошел длинным путем. А можно было сделать значительно проще!

- Например? Ты просвяти тех, кто не такой умный.

- Помнишь шар, который мы забрали у ведьмака?

- В который они собирали кровь убитых в гостинице?

- Именно! Как я мог вот взять, и не использовать этот старый как мир прием?!

- Ты о чем? – иудей не понимал всё больше. Азиат посмотрел на сына Марии как на младенца из песочницы.

- Ну да… Как я мог забыть, что тебе в детстве эти истории не рассказывали… Конечно, было бы удобнее использовать клубок, но шар тоже подойдет…

Он пошел к машине, из багажника достал сверток с шаром. Пошел в сквер, выбрал самую старый, на его взгляд, инжир, и вытрусил к его корням шар из свертка. Присел к шару:

- Катись, катись, каталочка, найди своего братика, за леса, за моря, за горы, через косогоры, до краю света дойди, меня к цели приведи… - слова, произнесенные на мертвом языке, привели шар в движение. Он качнулся в разные стороны, а потом покатился по дорожке. Джон молча зашагал за ним. Иса подтолкнул Ганса в спину:

- Пошли. Он найдет твою Анну.

- Точно? – Ганс с волнением посмотрел на иудея.

- Он знает своё дело, и если взял след, то уже с него не сойдет.

А Джон шагал вперед, спеша за путеводным шаром. Его меньше всего волновало, успевают за ним его спутники или нет, важна была цель, а те, кто отставал, только мешают её достижению.


***


Трое мужчин шли, ведомые катящимся вперед шаром. В какой-то момент безоблачное небо затянули тяжелые тучи, скрывая солнечный свет. Джон беспокойно взглянул на часы.

- Сколько времени? – спросил иудей

- Почти два пополудни.

- А темень, как в полночь.

- Значит, это кому-нибудь нужно…

Они миновали окраины Ньюхейвена и шли в сторону гор. Когда последние постройки скрылись за поворотом, их взору предстали ворота, состоящие из двух вертикальных бревен, на которых на ржавых петлях были закреплены грубо сколоченные створки из тонких досок. Над воротами на растяжке висела выгоревшая вывеска: Сады Ньюхейвена. Забор при этом отсутствовал как класс.

- Я в какой-то степени восхищаюсь тем ублюдком, который это выдумал… - покачал головой Джон. – Где умный человек прячет камень?

- На берегу.

- Где умный человек спрячет лист?

- В лесу… - отозвался Иса. – И умный человек спрятал дерево в саду. В кои то веки я разделяю твою оценку.

- Как это мило с твоей стороны…

Меж тем шар докатился до створок и принялся крутиться на одном месте. Ганс удивлено смотрел на него.

- Предполагаю некий магический барьер, - пожал плечами Джон, достал часы, сверился со стрелками и пошел вперед. Отодвинул одну из дверок и зашагал дальше. Иса развел руками:

- Позер, - и пошел за ним. Ганс попытался пройти в ворота, но он натолкнулся на что-то, что держало его, подобно кирпичной стене.

- Эй, а как же я?

Его крик проигнорировали. Иса в это время внимательно осматривался по сторонам, а Джон просто целенаправленно вдвигался к тому месту, на которое ему указывали часы.


Семь фигур стояли вокруг корявого ствола огромного раскидистого дерева, к которому была привязана восьмая фигура. Шестеро сложили руки на груди крест-накрест и шептали слова заклинания. Они были обнажены по пояс, на груди кровью черного козла, чья туша догорала на костре у корней дерева, были нанесены сложные символы. С сумрачного неба начал медленно падать снег, покрывая застывших людей. Седьмой, мужчина средних лет, крепкий, с серыми, неряшливыми волосами и квадратным подбородком, выдававшим в нем твердый характер, воздел вверх руки, в которых он сжимал старый солдатский штык времен Гражданской войны:

- Ты, кто дает нам силы. Пришло время обновления. Прими же кровь, и плоть, и возродись вновь. Дай нам благодарность, и силы, чтобы служить тебе!

Он сделал шаг к девушке, распятой на стволе дерева. Приподнял её подбородок, оттянул кофту, просунул под воротник штык и быстрым движением разрезал блузку от шеи до пупка. Девушка дернулась, но он провел перед глазами рукой, и она обмякла, уронив голову на грудь.

- Время собирать урожай… - прошептал он, занося руку для финального удара. Рука с остро отточенным штыком неотвратимо опускалась вниз.

Завершить движение мужчине не удалось. Щелкнула крышка часов, останавливая время. Всё замерло, даже снег, что падал сверху крупными хлопьями. Из темноты, из-за завесы снега, вышли двое. Один светился внутренним сиянием, второй был чернее окружившей их ночи. Увидев девушку, первый бросился к ней и принялся рвать веревки, связывавшие её руки. Второй подошел к мужчине со штыком, заглянул в его застывшие глаза.

- Поведай мне свою историю…. – приказал черный человек. В его мозгу замелькали образы

, постепенно сливаясь в единую картину.


***

Ночь, сквозь которую бредет мужчина в шинели. В руках он сжимает винтовку, но к ней нет зарядов. Только штык, надежно закрепленный на стволе, служил надежным другом и товарищем. Остальные товарищи пали, кто от вражеской пули, кто от пули мужчины, когда пытались помешать ему убежать подальше от ужасов бессмысленных сражений и картечи южан. Со штыка капает кровь, на землю, на белый снег, делая его грязным. Этот дом с поселенцами, зачем он попался ему по дороге? В нем были старуха, сопливая девчонка и эта сука, что удрала, пока он заканчивал со старой каргой в то время, как малолетка со вспоротым животом остывала в сторонке. Но он знал, что успел пырнуть ту тварь, а значит, далеко она не уйдет.

Дерево. Это дерево застилало собой небо. Раненая сучка, она прижималась к его коре, обнимала окровавленными руками. Он наступил ей на спину, стараясь отбросить в сторону.

- Нет! – завопила она. – Ты не можешь! Так нельзя! Мы хранители! Хранители этого священного дерева! Мы дадим тебе всё, что ты пожелаешь, только пощади! Иначе, иначе может случиться непоправимое! Если древо не кормить должным образом, весь мир будет в опасности!

Она умоляюще сложила руки, но он рассмеялся. Короткое движение, и хрупкая фигура дергается, пригвожденная штыком к стволу дерева. Мужчина хохочет, глядя на кровь, льющуюся к корням, впитывающуюся в застывающую землю. Он хохочет и продолжает хохотать, когда дерево зашумело ветвями, вызывая ветер, спустившийся вихрем к мужчине и окутавшим его фигуру.

- Не может быть… Оно оставило меня… - шепчет из последних сил женщина и затихает навсегда. А мужчина стоит, широко раскинув руки, впитывая каждой клеточкой своего тела новую силу, данную ему напоенным кровью деревом.


***

Джон тряхнул головой, отгоняя видение. За его спиной Иса уже отвязал Анну и сейчас оттаскивал её в сторону.

- Так значит он нашел записи хранительниц, и по ним восстанавливал ритуалы… А он не такой идиот, каким казался. Хотя, может это не он сам такой умный, а это дерево за него постаралось…

Он сделал шаг в сторону и щелкнул крышкой часов. Мужчина продолжил неоконченное движение и вонзил штык глубоко в ствол дерева. Оно задрожало, словно оно почувствовало укол. Корни вырвались из земли, ветви заколебались из стороны в сторону, будто на дерево налетело торнадо.

- ЧТО?! – возопил мужчина. Он оглянулся по сторонам. Взбесившиеся корни щупальцами носились из стороны в сторону. Шестеро участвовавших в ритуале ведьм, всё, что осталось от ковена, принялись громко вопить, когда корни настигали их и пронзали, впитывая жизненную силу и соки жертв, оставляя от ведьм лишь прах, который черной пылью опадал на земь, смешиваясь с белым снегом.

- Вот к чему приводит ненасытность… - прошептал черный человек на ухо мужчине. Тот отшатнулся.

- Я кормил дерево! Оно моё! Последняя хранительницы должна сдохнуть! Я что, зря подложил её мамашу под продавшего душу Сатане?

- Ты же убил всех хранительниц… - начал Джон, и осекся. Он увидел глазами ведьмака колыбель в доме, в котором сосал палец младенец. Черный человек вздохнул, - Иногда и я ошибаюсь… Теперь понятна твоя забота о матери будущей жертвы… И такое удобное предсказание, в котором дочь контрактника нечистого должна была стать залогом будущего процветания.

Джон покачал головой. В это время мужчина вырвал штык из смоковницы и бросился на китайца:

- Пока и тебя ему хватит для еды! А потом, потом я возьму девку и закончу начатое!

Черный человек легко ушел с линии удара. Мужчина бросался и бросался вперед, а Смитт уклонялся, играя с противником.

- Поставили заслон от проникновения? Умно, - говорил он в перерывах между атаками.

- Мы поняли, что её дружок тот самый ловец ведьм, вечный бродяга, который отправил на тот свет множество наших братьев и сестер! А ты кто? Его приспешник? Тогда ты сдохнешь первым!

- Увы… В этой истории ошибались все. Ну а вы… - Черный человек отбросил свою небрежность. Его черты заострились, он перестал уклоняться, сократив расстояние за одно короткое движение. Один удар в грудь, ломающий кости. Его рука прошла сквозь тело, извлекая из него душу, которая полусгнившей тушей обмякла, сжатая рукой азиата. Мужчина разинул рот, сделал последний шаг и уткнулся лицом в холодную землю.

- Ну вот и всё… - Джон брезгливо смотрел на душу ведьмака. Он достал из кармана часы, и хотел уже открыть их, но его остановил иудей:

- Он посмел оскорбить лично меня, напав на храм божий.

- А ты сентиментален, - съязвил китаец, но сын Марии пропустил колкость мимо ушей. Он поднял открытую ладонь вверх, и с неба прямо к нему в руку упала звезда, превратившись в сияющий клинок. Иса взмахнул мечом. Его пылающее лезвие пронзило гнилую душу, отбросило её на корчащееся дерево. От дерева в стороны пошла ударная волна, сбившая Джона с ног. Иса присел, но удержался, сделал один шаг к дереву, потом второй, преодолевая сопротивление.

- Сдохни! – закричал он. Меч засиял ярче, Марисон взмахнул им, перерубая толстый ствол. Смаковница издала вопль, ломаясь пополам, пышная крона рухнула вниз. Как только ветви касались земли, они скручивались, усыхали, распадались. Дерево съеживалось на глазах, уменьшалось, и когда процесс сжатия достиг величественного пня, оно взорвалось вспышкой пламени. Джон пригнулся, закрывая глаза. Когда он их открыл, вокруг сиял день, словно ничего не бывало. Ствол гигантской смоковницы догорал, а внутри него рубином сияло огромное семя, размером с кокосовый орех. Иса осторожно рассматривал семя, а Джон присел к Анне и принялся осматривать её. У девушки был шок, но в остальном никаких проблем со здоровьем он не обнаружил. Смитт поднял Анну на руки, и в это время от ворот послышался топот.

- Могу поспорить, это наш вечный приятель.

- Похоже да, барьер спал, - Иса еще раз взглянул на семя и протянул к нему руку.

- Братец, это слегка не твоё, - прозвучал знакомый голос, заставивший Ису вздрогнуть.

- Привет, Люци. А я всё думал, как же такой бардак, и без тебя… - спокойно произнес Джон.

- Мне тебя, пожалуй, стоит поблагодарить за обнаружение очередного древа, но… Я передумал. Благодарить за выполненную работу как-то глупо. Ты же всего лишь выполнял свой долг?

- Изыди! – Иса взмахнул мечом. Люцифер покачал головой:

- Ну и откуда он такой нервный? Пока, пока, еще увидимся.

Он подхватил семя и исчез в клубах серы и гари. Иса закашлялся, Джон закатил глаза:

- Вот же кто-то любит дешевые эффекты. На, держи свою малышку, - он передал с рук на руки Гансу безвольно лежащую Анну. Иса разжал кулак, и меч в его руках растаял, словно его и не было.

- Такое чувство, что Люцифер это изначально запланировал, чтобы отыскать потерянный росток древа познания…

- Не исключено, - пожал плечами Джон. – Домой поехали?

- Угу… - мрачно пробурчал иудей. – Хотя… Я хоть что-то сделаю для девочки…

Он подошел к Анне, коснулся её лба рукой. Черты лица девушки расслабились, она ровно задышала, словно уснула:

- Я избавил её от плохих воспоминаний. Береги её, - напутствовал Иса Ганса. Джон подумал, вытащил наличность из кошелька, и всунул купюры в карман Ганса.

- Это вам точно пригодится.

- Мы поедем на юг, - твердо ответил тот, прижимая к себе Анну. – И мы там будем счастливы.

- Ну если ты в это так веришь…


За спинами уходящих мужчин догорало некогда величественное дерево. Они оставляли за собой пожарище и разрушения, а еще немного надежды и веры в светлое будущее, которое могло не наступить.

Показать полностью
37

Феникс и Змей

Глава 31

Потерять чтобы найти


Рин жадно втягивала воздух. Да, это его запах... запах кожи, сандала, стали и крови. Запах Коуэна. Его аромат плыл по ветру. Как тогда... когда они только встретились.

---

Арена Академии - круглое поле диаметром чуть больше двухсот метров, окруженное просторными трибунами - была посыпана белым, мелким песком. Здесь проводились сражения, тренировки, и здесь же проводились казни. И каким бы жестоким ни было происходящее на Арене, сколько бы крови ни было пролито, песок всегда оставался белым. Там, глубоко внизу, находился кристалл, питающийся пролитой жизненной силой. Он притягивал кровь и трупы, перемалывая их Квинтэссенцию в сырую форму. Малая толика этой Квинтэссенции направлялась на учеников и кураторов Академии, дабы повысить их уровень сил, дав им больше ресурсов для тренировок и овладения своими силами. Остальное уходило на поддерживание защитных барьеров.

- Итак, возвращаясь к вашему вопросу, Дилан. Нет, маги отнюдь не всегда проигрывают в ближнем бою, а воины отнюдь не всегда проигрывают на дальних дистанциях. И боевые маги это не всегда инвалиды, толком ничего не умеющие. - произнес Жорж, выходя на Арену. Вместе с ним выходили Кристофер и Коуэн. Маг Энтропии заранее скинул с себя плащ, оставшись в свободной, серой одежде. На поясе, в качестве штанов у него был достаточно свободный кусок ткани, хитро закрученный вокруг его ног. Когда Дилан спросил его почему он не купит себе штаны, Кристофер блекло улыбнулся.

- Я привык к дхоти. Оно меня не сковывает.

Коуэн ничтоже сумнящеся скинул с себя почти всю одежду, оставшись в сандалиях и килте. Рин тогда любовалась им. Под кожей гиганта перекатывались стальные клубки мышц, каждое его движение веяло силой. Он дышал уверенностью в себе, и несмотря на многочисленные шрамы, покрывавшие едва ли не каждый сантиметр его кожи, он был потрясающе красив.

- Рин, ну трахни ты его уже. - послышался голос иниша откуда то сбоку. - С тебя уже можно писать картины про хронический недо...

- Дилан, я тебя трахну. - огрызнулась девушка, разворачиваясь и взмахивая рукой.

Парня отшвырнула метра на три. Она отчетливо слышала хруст сломанной ключицы.

- Тебе точно надо подойти к нему и сказать чтобы он помял тебе сиськи. - Дилан хихикнул и поднялся с земли. Поморщившись, он нащупал сломанную кость. - ты уже на людей кидаешься.

---

Рин не помнила почему она тогда не прибила сволочь. Но помнила как выглядело показательное сражение на Арене. Их кураторы тогда устроили показательное сражение для того чтобы каждый мог оценить какие преимущества и недостатки могут быть на каждой дистанции. Поначалу они были совсем расслаблены. Затем стали серьезнее. Коуэн любил сам процесс сражения, Жорж наконец то нашел себе равного противника. Кристофер тогда единственный повел себя как здравомыслящий человек - он остановился и вышел из боя, в то время как Коуэн и Жорж лишь наращивали силу ударов.

---

Арена пылала адским, зеленым пламенем, песок плавился в стекло. Защитный купол над ней уже сменил цвет с желтого на оранжевый - это означало что скоро барьер может не выдержать и тогда зрителям будет угрожать опасность.

- Коуэн, вы меня приятно удивляете. Раз за разом. - произнес Жорж, источающий смрад серы и смолы. Одежда на маге была прорублена в нескольких местах, и в глубоких порезах были видны грязно-коричневые, пористые кости в которых копошились черви. - Где ваш предел?

Маг смотрел из стороны в сторону, пытаясь найти силуэт горца в пепле, что заволок воздух. Огонь Скверны, что он пролил на землю, блокировал слабую магию, так что обнаружить горца с помощью Сил Жорж не мог.

Коуэн ответил смехом. Громкий, задорный смех, одновременно по-детски счастливый и по-взрослому глубокий, гремящий как горный обвал.

- Маг, ты силен.

Горец несся сквозь огонь, объятый зеленым дымом. Он не полагался на хитрые уловки и не рассчитывал на силу эльфийской стали. Лишь на себя он мог полагаться. На свою волю к победе.

Здоровяк одним прыжком достиг Жоржа. Клинок против магии...

На землю упала и сгорела дотла, ухоженная рука с тонкими запястьями. Вслед за ней начали падать кусочки кожи. Их было много, очень много. Если их сложить вместе, человек мог бы завернуться в них как в одеяло. Ошметки толщиной в полсантиметра, они осыпались как осенние листья и превращались в пепел.

- Я думаю, мой коллега, тут можно и закончить. - недрогнувшим голосом предложил Жорж.

Гигант ответил кивком головы. У него не было губ чтобы ответить.

- Итак, как мы и говорили, дистанция это важный показатель, но она не является ключевой. - продолжил маг. - вне зависимости от предпочитаемой дальности боя, вы можете победить... ну или проиграть, все зависит от вас. На следующей неделе я жду от вас письменного разбора этой драки с учетом всех ошибок и непременно - предложениями по их исправлению.

---

Рин знала что такой человек не мог умереть. Она чуяла его. Коуэн был жив.


***


- Ах тыж... редиска!

Артем оглядел свои полуботинки, три часа назад - темно-коричневые, а сейчас... впрочем, тоже темно-коричневые, но несколько иного оттенка. Проход по канализации представлялся ему более сухим и менее вонючим. Но последний километр все становилось лишь хуже и хуже, пока он шел по изредка встречающимся следам тех кто напал на Сидов - многочисленные следам босых ног и волочения чего то. Его амулет-светильник начинал потихоньку терять яркость, канал, идущий по центру этого коридора, становился все глубже и полноводнее, и все чаще появлялись лужи мерзкой жижи. А еще от удушливых испарений кружилась голова. Захотелось присесть и отдохнуть. И тут его словно током ударило.

- Задохнусь же... я же как в сортире.

Ему вспомнился случай когда в его деревне в выгребную яму упал козленок. За козленком полез мальчик. За мальчиком полез его старший брат. За сыновьями полезла мать. За женой полез муж. В общем, в деревне освободился один дом.

- Так... надо наверх.

Ближайшая лестница наверх была совсем недалеко. Столкнув с люка тяжеленную крышку, Артем вылез наружу, и судорожно набрал полную грудь свежего воздуха.

- Так... возвращаюсь обратно что ли? Эх... Надо хотя бы умыться... а то приду в гостиницу... какодемон.

Парень огляделся в поисках ручья или канала. Однако, вокруг него была разве что проселочная дорога. Огни города были достаточно далеко отсюда.

- Мгм...

Сфера Сил... да, она сюда подойдет.

Настроив восприятие вибраций, он закрыл глаза. Обостренный слух должен помочь.

- Ну вот так лучше, ага.

Он услышал негромкий шум воды и отправился к ручью.

Умываясь, и пытаясь оттереть хотя бы самые большие пятна дерьма с одежды, Артем вдруг замер, глядя на ручей, чьи воды поднялись из за препятствия в виде артемовых ног в полуботинках.

- Блиииин, надо сказать Насте!

Дорога обратно заняла больше времени, в силу усталости, а еще он страшно промерз и продрог, ибо хваленые Жоржем "Луи Виттоны" все же пропустили воду внутрь и она там неприятно хлюпала и холодила ноги. Уже ближе к рассвету, Артем подошел к гостинице, в которой они вчера расположились.

Сейчас, при еще неясном, но уже почти дневном свете, можно было оценить масштаб разрушений. Те кто напал, они не заходили через дверь - они пробили стену. А вот эта дыра... это...

Артем посмотрел вниз, на куски стены, валяющиеся под ногами.

Это Жорж вылетел наружу когда услышал звуки борьбы. И вот они... следы драки - обугленные и рассеченные стулья, столы, деревья, следы копоти на брусчатке, в виде черных конечностей.

- Хех... - хмыкнул парень, ковыряя пальцем силуэт из жирной сажи в виде отрубленной руки.

- Он пришел! - заверещал Геша, высунувшийся из двери гостиницы. - Он все же пришел!

Прежде чем Артем успел что-либо сказать чтобы заставить Гешу заткнуться, трубкозуб спрятался обратно, как суслик в нору.

На смену фамильяру Жоржа вышла Анастасия. И она была сердита.

- Ну что, герой недоделаный, ты все же пришел?

Артем открыл рот чтобы ответить, но его левую щеку обожгла пощечина.

- Ты никому ничего не сказал, послушался хер его пойми кого, и ты вот решил что можно просто так уйти ничего не говоря?!

Вторая пощечина была сильнее первой.

- Мерзавец!

Артем зажмурился, ожидая третьей... но ее не последовало. Он приоткрыл глаза. Анастасия стояла, молча смотрела на него и по ее щекам текли слезы.

Она развернулась и ушла. Это было намного больнее и обиднее чем пощечины.

Раздались медленные хлопки. Жорж, несмотря на зимний мороз, одетый в легкое, обтягивающее трико, стоял на заборе и неспешно аплодировал.

- Браво. Мой друг, вы пали так низко, как я не ожидал. Вы умудрились предать человека, который в вас верил.

- Сам то ты меня кинул! - огрызнулся Артем. - мне вампир рассказал.

- Это спорно. - возразил Жорж. - исходя из моего понимания психологии вампиров, а конкретно, Носферату как клана, я был уверен в том, что изгой среди изгоев никак не сможет убить брата по несчастью. Кроме того, после того случая с вампирами, Анастасия снабдила вас амулетом который восстанавливает кровь при больших кровопотерях. Кроме того, я попросил его не давать вам Становление - единственное, что могло бы реально на вас повлиять. Ну а если бы, несмотря на мое знание психологии и амулет Анастасии, вас бы все равно убили - значит ваша невероятная упертость в сочетании с неспособностью прислушиваться к умным людям, все равно вас убила бы. Или перефразируя - Тупые люди не заслуживают того чтобы их спасать.

- Ты и других учеников убивал.

- Неоднократно. - согласился Жорж. - порядка пяти человек. Причины каждый раз были разные, но будь у меня выбор - я бы убил каждого из них снова. Могу лишь сказать, что ни один из них не умер из-за моей прихоти. Каждый раз это были либо крайне тупые люди, либо неудачники, либо, они себя переоценили и не послушались меня. Как в вашем случае. Вот вы... чего вы там хотели, зачем вы этого хотели - непонятно. Но слились безобразно глупо. Едва не слились.

- Я искал тех кто напал на Авиелу. И я понял где они.

Жорж выжидающе смотрел на ученика.

- Если вкратце, то я могу показать на карте где они сейчас должны быть.

- Вы их там видели?

- Я понял что они там.

- Как?

- Ну смотри... я шел по канализации и видел их следы. Они сами шли и волочили своих приятелей. А потом я понял, что дальше идти нельзя, а то задохнусь, и вылез. А следы пошли дальше. И я видел, что следы были в обе стороны. То есть они и пришли оттуда же. Дышать то там нельзя. Значит они не дышат. Вампиры то есть. Те ведь тоже не дышат. А потом я вылез из этой подземки и нашел ручей. И тут меня как стукнуло - ручей становится полноводнее если туда ноги засунуть. Ну или если туда налить еще воды. А эта канализация... там ведь тоже становилось все больше дерьма! Значит либо там препятствие рядом, либо подливают местные. И тут гляжу - а ручей то не замерзает. Раз не замерзает - значит вода там теплее. Это либо природа шалит, либо люди.

- Теплая вода круглый год... - задумчиво пробормотал Жорж. - в двадцати километрах отсюда есть геотермальные источники, на которых построен санаторий.

- И они там и спрятались значит, вампиры эти. Еда есть, так что удобно. Да и днем им ходить по улице нельзя - сгорят. А там и убежище.

Артем показал на отпечаток сажи в виде руки.

- Вот, там рядом следов от огня нет, а она сгорела - свет то дневной. Точно вампиры.

Жорж поразмыслил над словами Артема.

- Есть пара вопросов по вашей теории, но в общем и целом - я сейчас приму душ, позавтракаю и мы сможем выдвигаться. И кстати, от вас ужасно смердит. Идите, искупайтесь, а всю это одежду сожгите. Я бы спалил вам еще и брови и волосы, потому что они впитывают запахи, но вы меня несколько удивили, так что просто хорошо вымойте их.

- Откуда геотермальные источники посреди кристаллического щита, Жорж? - послышался голос Анастасии. - Бред же.

- Кристаллический щит? Это магия что ли такая? - уточнил Артем.

- Это название тектонической плиты. - пояснил Жорж. - География за седьмой класс.

Жорж задумался.

- Настя, а ведь там действительно не может быть геотермального источника. - медленно и задумчиво произнес Жорж. - Ближайший разлом тектонических плит это в Карпатах. Хм...

Они с Анастасией встретились взглядами.

- Ты думаешь... - неуверенно начал Жорж.

- Возможно. Я просто не знаю, что еще это может быть?

Жорж закрыл глаза. Открыл. По его телу пробежала дрожь.

- Я приму душ и мы без завтрака едем туда. Вот прямо срочно.

- Да что такое?! - не выдержал Артем.

- Кусок Предателя. - глухо ответил Жорж. - кусок моей души. Моего Аватара.


***


Эпоха Первого Царства

В одной из Ям, известных смертным как круг Ада.


...

Таура Мельхиор словно завороженный смотрел на потрескавшийся обсидиановый пол. Он поднял глаза... Перед ним стоял демон Ямы. Он еще держался на ногах, но оба, и маг и высший демон знали, что участь местного владыки была предрешена. Трещал огонь, вопили грешники. Вокруг них стояли сотни отродий Бездны. Они молча смотрели - это было все на что их хватило бы - в битве Лорда Ямы и Мастера они внесли бы не больше перевеса сил нежели рой блох на весах взвешивающих слона и мамонта. Им оставалось лишь наблюдать. Огненный клинок в руках мага заговорил с Таурой.

- Ты все еще считаешь что ты выдержишь?

- Не смеши меня... Я не даром зовусь Огненный Принц.

- Чистота твоего пламени будет замутнена если ты поглотишь сущность демона Ямы. И ты лишь подтвердишь свое прозвище Пред...

- Мое пламя ОЧИЩАЕТ!!!

Таура Мельхиор разбил Вселенную взмахом меча, а когда она соединилась вновь - он стоял позади демона. Маг обезглавил противника.

- Я низвергну ваши устои. Вы станете Демонами Гермеса! - провозгласил маг поднимая голову Лорды Ямы. - Мое имя вновь будет очищено!

Позади него раздалось негромкое хихикание. Обернувшись, он увидел девушку в фиолетовом платье.

- Ты... что ты тут делаешь? Как ты сюда попала? Тебя сюда притащили? Впрочем... я отомстил за нашего учителя и за нас.

- Да да... - нараспев произнесла она, глядя на него стеклянными глазами. - У Владыки стало одним конкурентом меньше и сейчас станет одним противником меньше. Тебя так легко обмануть.

У ее ног лежали два тела. Одно принадлежало их наставнику магии, а второе... ей... его подруге...

Ее улыбка стремительно растянулась в мерзкий оскал высшего демона... Демона Обманщика. Обманщик потянулся вперед.

Напряжение от поглощения сущности Лорда Ямы было огромным... и когда Обманщик вмешался в плетение, Аватар Тауры Мельхиора не выдержал и взорвался десятком осколков.

Показать полностью
43

Феникс и Змей

Глава 30
Новые знакомства

Насвистывая песенку, Геша пятачком задвинул крышку обратно на люк. Там внизу был вампир, Геша его отлично чуял. Раз канализация, значит Носферату, а раз сегодня Жорж туда сбрасывал огненное заклинание, значит злой Носферату. Парня прикончат на месте.
-Трудно поверить в то, что он настолько глуп.
Голос Жоржа, раздавшийся позади, заставил Гешу вздрогнуть и с места, галопом побежать в противоположную сторону.
- Какое разочарование. - продолжил Жорж, покачивая головой. - Нет, это просто позор.
Он вытянул одну руку с уже подготовленным заклинанием в сторону Геши, но передумал.
- Лучше иди сюда сам. У меня слишком плохое настроение, могу и убить ненароком. А второго трубкозуба искать долго и муторно.
Оценив риски, Геша решил вернуться. Так его почти наверняка не убьют. Впрочем, не смерти он боялся, а того что Жорж способен с ним сделать после нее.
- Как ты узнал? - пискнул Геша.
- Меня окружают идиоты. - Жорж приложил два пальца к виску и покачал головой. - Ты мой фамильяр. Я могу видеть твоими глазами, слышать твоими ушами и так далее.
- Я же не могу так. Я думал, ты перекрыл этот канал связи.
- В одностороннем порядке, Геша, я не настолько Артем чтобы позволять злому духу копаться у себя в голове. Итак...
Жорж дотронулся кончиком трости до крышки люка. Чугунный кругляш беззвучно разлетелся на куски. Из канализации пахнуло смрадом. Монтенец отшатнулся и приложил к носу надушенный батистовый платок. Сосредоточившись, он использовал сферу Сил чтобы перевести зрение в инфракрасный диапазон.
- Ну да, так и есть. - удовлетворенно отметил Жорж, глядя как вампир пьет Артема. - Он подыхает. Туда ему и дорога.
Вампир отвлекся от парня и зарычал.
- О, прошу, не прерывайтесь. - развел руками Жорж. - ни в коем случае не хотел мешать вашей трапезе. Просто решил в очередной раз своими глазами убедиться в том, что идиоты живут крайне мало. И нет, нападать на меня идея глупая. Я вам все равно не помеха, а убить меня вы не сможете.
Вампир перевел глаза на бессознательную тушку.
- Это ваш?
- Да, мой ученик. Решил что он самый умный и поперся невесть куда невесть зачем в одиночку. Вот прикончите его и будет ваш. Только не давайте ему Становление, а то он обязательно придет, будет пытаться мстить, а у меня непереносимость недалеких людей. Я его прикончу, а удовольствия никакого. Ни морального, ни эстетического.
Вампир недоверчиво смотрел на Жоржа.
- Маги все такие суки?
- Только успешные.
Вампир прильнул к шее парня и сделал еще пару глотков. Но все же не выдержал и отпустил.
- Я не могу так.
- Чего не можете? - удивился Жорж. - у него кровопотеря уже порядка двух с половиной литров. Допейте по-быстрому и я пойду. Вы разве не насухо его пить собирались?
- Собирался. - сухо ответил Носферату. - Но не буду. Я сохранил в себе еще какую то человечность и не могу вот так просто убить человека у которого такой мерзкий учитель, на глазах этого самого учителя.
- Вы тюфяк, месье. - ответил Жорж покачав головой.
Маг развернулся и пошел обратно в таверну.
На Артеме тем временем сработал еще один амулет из тех что сделала Анастасия. Его тело начало наполняться кровью, ранки и царапины начали быстро исцеляться.
Когда он пришел в себя, перед ним стоял тот вампир. Парень отпрянул.
- Сиди спокойно. Я уже сыт.
- Я жив?
Артем заметил куски чугунной крышки люка валяющиеся вокруг.
- Жорж?!
- Ты жив, но... как тебя угораздило попасть в ученики к такой мрази? Он увидел что я тебя пью, и сказал чтобы я продолжил.
- Не мож... - Артем осекся. Он вспомнил слова Геши. - Он, наверное... не знаю.
Мысли роились одна за другой. Жорж не мог просто так его бросить. Или мог?
- Он не боялся меня. Судя по трости, манере разговаривать и зайцеухой, говорящей свинье, это был Жорж ле Монт. - продолжил вампир. - такие как он не боятся ни бога ни черта. А ты, стало быть, Артем. Очередной ученик Жоржа.
- Откуда ты знаешь?
- Это мой бизнес. Знать то что не знают другие и перепродавать знания.
- А сколько у него было учеников до меня?
- Восемь. Хотя большинство знает только о трех. И знаешь кем они стали?
- Кем?
- Трупами. Он убил всех своих учеников.
- Ты врешь. - твердо сказал Артем. - Анастасия его ученица.
- Она изначально училась магии не у него. В Академию она пришла уже зная основы волшебства. И принадлежит она к Вербенам - сообществу магов сферы Жизни, в то время как Жорж состоит в Ордене Гермеса - традиции магов сферы Сил. И он оставил тебя в лапах... моих. - напомнил вампир. - То есть в прямом смысле, сказал мне чтобы я выпил тебя насухо.
- Я не понимаю. Зачем ему это?
- Спросишь у него сам.
Вампир развернулся и хотел было уйти, но Артем остановил его.
- Слушай... а ты говорил что ты торгуешь информацией?
- Ну да. Меня, кстати, зовут Бобом.
- Боб? Как растение?
- Изначально меня звали Владимиром, Вовой. - пояснил вампир. - Потом переделали на Боба. Губку Боба.
- Какая губка Боб?
Вместо ответа вампир поднял руки, испещренные сложной системой тоннелей - часть из них были кровеносными сосудами, другая часть была прогрызена насекомыми, которые населяли его тело.
- Твою мать! Ты... живой улей!
- В свое время я бы многое отдал чтобы избавиться от них. Но эти твари прогрызли свои ходы во всем моем теле и живут внутри. Я пробовал сидеть по несколько дней в воде, но даже когда старшие подыхали, в моей плоти оставались их яйца, я буквально пропитан их яйцами. Да и набегал другой гнус, дыры то в моем теле никуда не делись. Поэтому я просто смирился и с помощью Анимализма позже научился управлять ими.
- Я думал вампиры другие.
- Каиниты бывают разные. Я лишь один из видов. - пожал "плечами" Боб.
- Я... это... хотел спросить.
Боб ждал.
- Ты видел тех кого он преследовал?
- Видел. - кивнул Боб. - решил не связываться. От них несло паленой мертвечиной.
- А куда они пошли?
- Я продаю информацию, а не раздаю бесплатно.
- Аэм... у меня не то чтобы много денег.
- А чем ты можешь расплатиться? - поинтересовался вампир.
- Могу... не знаю... кровью?
- Я уже сыт, а впрок кушать - дурной тон. И почему ты так вообще уперся в это дело сам? Тебя хотел оставить на съедение вампиру твой учитель, а ты продолжаешь делать то, из за чего он так... разочаровался в тебе. Кажется, я начинаю его понимать.
- Ты не понимаешь. Та девушка.
- Эльфийка? Авиела? Она старше тебя в такое количество раз, сколько ты еще считать не научился. Ты надеешься переспать с ней, если, типа как, защитишь?
- Нет. - тихо ответил Артем. - я просто видел как ей было больно и страшно.
- Самоотверженный значит? Теперь я точно понимаю Жоржа. Он тебя учил, тратил свое время, силы, ресурсы, а ты взял и просто все пустил коту под хвост из за лучших побуждений?
При неярком свете амулета, лицо парня окаменело.
- Да.
- Нда... - вздохнул Боб. - ты упрямый. Итак, чем расплачиваться будешь?
- А что ты примешь?
- Одну жизнь.
- Что?
- Что слышал. Если уж ты еще не сдох, то может и потом не сдохнешь, а с таким учителем как Жорж, ты сможешь далеко пойти. Вот тогда мне и пригодится одна жизнь. То ли ты убьешь кого-то, то ли пощадишь кого-то... к примеру, меня. Не суть важно - ты мне будешь должен.
- Ладно.
- Прохладно, умник. Клянись.
- Клянусь, что отдам тебе одну жизнь когда придет время. - послушно выговорил Артем.
- Экий ты дуралей. - покачал головой вампир. - Был бы Жорж тут, он бы тебя лично пришиб. Итак, вот тебе карта с указанием ловушек...
- Тут есть ловушки?
- Конечно же есть. Я же тут живу, и гости вроде тебя мне тут не сдались.
- Ааа... почему ты тут живе... да, понятно.
Носферату посмотрел на него откуда то из груды щупалец, по которым бегали насекомые.
- Ладно... беги, гений. И да, если увидишь крокоди... большую белую ящерицу величиной с коня, то оббегай подальше. Это мой ручной крокодил по имени Данди.

***

- Мойся тщательнее.
- А вы можете отвернуться и не смотреть? - попросила девочка.
- Могу. - пожал плечами Алексей, не изменяя своего положения. Он читал книгу и время от времени смотрел на то как подобранные дети мылись в корыте. Единственное что он разрешил - чтобы они мылись по очереди, а не вместе.
- Отвернитесь, пожалуйста. Я стесняюсь.
- Чистоту своего жилища я ценю намного выше твоего комфорта и твоих убеждений. Поэтому я слежу чтобы вы мылись как надо, а не как умеете.
Ее брат уже вымылся и уплетал за обе щеки купленные на улице пирожки. Судя по выражению его лица, вкусно кушал он нечасто. С горем пополам вымылась и девочка.
- Теперь кушай. - разрешил Алексей, не отвлекаясь от книги.
Дети поели. Затем, они нерешительно посмотрели на мужчину, который за то время пока они кушали, достал из-за окна тяжелую сумку.
- А что теперь делать?
- Судя по тому что я вижу, вам, по-хорошему, надо спать. Вон там вы найдете себе два матраса и одно одеяло. Постельное белье в тумбочке.
- Еще рано же. - возразил мальчик.
Алексей вздохнул.
- Ты меня слышал?
- Да.
- Давайте договоримся. Вы вольны покинуть меня в любой момент. Но обратно вы уже не вернетесь. И при этом все что я говорю, я буду говорить только один раз. Если вы меня не поняли - я повторю и объясню, но если вы меня проигнорировали - вам не понравится результат намного больше чем мне.
- Понятно.
- Как вас зовут?
- Максим и Таня.
- Теперь идите спать.
Они пошли за матрасами и одеялом.
- А что с этим делать? - Максим указал на стопку постельного белья.
- В первый раз видишь пододеяльник?
- Что?
- Так... покажу один раз. Потом сами.
Пока Алексей заправлял одеяло в пододеяльник, он заметил как Таня отвлеклась на Персика.
- А теперь ты. - Он привел постельные принадлежности в изначальное состояние.
Девочка не смогла. Она забыла что нужно было делать и как.
- А я предупреждал.
Алексей подошел к своему столу с реактивами, и вытащив из шкатулки один флакон, открыл его, опустил в него иглу, после чего поболтал иглой в стакане с водой.
- Пей. Лучше залпом.
- Я больше не буду...
Мужчина молча ждал.
Девочка нерешительно взяла стакан и начала пить. Ее не хватило и на половину стакана. Она выронила стекло из рук и закричала.
- ААА... больно, ЖЖЕТСЯ!!!
- Что это?! Яд!?! - заорал Максим.
- Формально, да. - согласился Алексей, наблюдая за тем, как девочка вначале пытается запить жгучий вкус водой, потом она открыла окно и начала есть снег за окном. - Это капсаицин. Никого он не убьет, но научит слушать когда тебе говорят. Итак, Таня, сейчас тебе очень больно, но послушай меня. Ты сейчас должна сесть на диван и просто замолчать. Тогда я тебе помогу. Если ты этого не сделаешь, тебе не поможет вообще ничего.
Кот метался по комнате в панике. Также бегала и девочка, ее брат в отчаянии заламывал руки смотря на нее.
- Ты можешь ей помочь, если хочешь. - подсказал мужчина.
Вопящую, покрасневшую от боли, рыдающую Таню, брат с трудом усадил на диван и руками зажал ей рот.
- Вода не помогает против капсаицина. Но он замечательно растворяется в жире. - произнес Алексей, наливая в стакан прохладное молоко. - Пей. И в дальнейшем, слушай меня внимательно.
Он сам удивился что они не ушли от него. Да и куда им было уходить?
Когда через десять минут брат и сестра в полудреме лежали под одеялом, Алексей вытащил из за окна тяжелую сумку. Он выудил из сумки человеческую руку и прочитал бирку, висящую на запястье.
- Итак... мужчина, сорок лет, занимался тяжелым физическим трудом. Замерз насмерть упав в сугроб пьяный. Замечательно.
Алексей принялся препарировать руку, неспешно сверяясь с анатомическим атласом и с Сферой Жизни. Затем подошло время живых мышек, на которых он проверял свои теории.
Послышался сдавленный крик.
- Что случилось? - Алексей поднял голову. Дети смотрели на него с ужасом.
- Что?
Персик негромко мяукнул.
- Зеркало?
Алексей посмотрел в зеркало. На него смотрел молодой, крепкий мужчина, но глаза... эти белые, гниющие глаза. В неверии, он поднял руку к лицу. Нет, у него нет век... как он не замечал раньше? Глазные яблоки неровные, изъеденные гнилостным процессом. Сфера Жизни показывает, что глаза в порядке... но в чем дело? Зрение не ухудшилось ведь!
Он мотнул головой, снимая зрение сферы Жизни. Когда он посмотрел в зеркало вновь, его лицо было абсолютно нормальным. Сфера Жизни... и вновь эта гниль...
- Так это и есть моя Метка Мага? - вслух спросил Алексей. - Мой... как его там... Аватар? Это... нда...
- Чего смотрите? Спать!

Показать полностью
39

Феникс и Змей

Глава 29

Сумерки


- Не пытайся меня остановить. - предупредил Артем, продолжая собираться.

Зашедший в его комнату трубкозуб даже присел на задние лапы.

- Это ты чего... решил в одиночку куда то пойти?

- Да. Я пойду за теми кто напал на Авиелу.

- Ту эльфийку что спит в соседней комнате? - уточнил Геша.

- На нее. Найду их и устраню опасность для нее.

Геша на всякий случай выглянул в коридор и закрыл дверь. Потом, напевая под нос какую-то песенку и неуклюже пританцовывая толстыми, полулысыми ляжками, он дошел до кровати, на которой Артем разложил подаренный ему Жоржем арсенал.

"Хорошо живёт на свете

Труб-ко-зуб!

От того у него вечно

В попе зуд!"

- Ты решил в одиночку пойти на группу существ которые сумели за считанные секунды вырвать сердца полудюжине Сидов и сбежать от Жоржа? - Геша прервал песенку чтобы задать вопрос.

- Да. И я уже сказал, не пытайся меня остановить.

- Не беспокойся. Я тебя останавливать не буду. - заверил его Геша, тихо хихикнув. - На мой счет ты можешь быть уверен.

- И не вздумай предупреждать Жоржа и Настю. Я тебе это припомню.

Артем лихорадочно развешивал по себе кучу свитков, оберегов и амулетов.

- Чел, давай я тебе напомню. Я не просто фамильяр. Я злой дух заключенный в уродливое тело животного.  - говоря, Геша подцепил когтем ножны с маленьким кинжалом и спихнул их с кровати. - И если я пришел сюда ночью, то явно для того чтобы подбить тебя на что то плохое. Но, voila, ты и так уже делаешь самое худшее и самое тупое что можно себе представить, а мне не пришлось прикладывать никаких усилий. У меня как будто подарок на Новый Год.

Артем задумался.

- Ты это говоришь чтобы отговорить меня?

- Отговаривать? Я?! Не, я тебе помогу.

Они тихо вышли на улицу.

- А почему ты начал говорить... вот так... ну то слово...

- По-монтеньски?

- Ага.

- Потому что Жорж привязал меня к себе и сделал своим фамильяром. Вне зависимо от моего желания, часть наших характеров смешивается. Я, вот, начинаю говорить как он.

- А он?

- А вот черт его знает. Он всегда был бессердечной тварью.

- Жорж не злой. - возразил Артем.

- Он хуже. - заверил его Геша. - Он безразличный. Добрый хочет сделать мир лучше. Злой наслаждается тем что он может сделать с миром и его обитателями. А Жорж не видит принципиальной разницы между тем чтобы накормить голодного и убить его. Для него результат один - ему не докучают с потребностями в еде.


***


- Зачем вы пьете эту гадость? Я посылаю вам хорошие напитки. Ваша печень взорвется как ручная граната.

- Я давно наблюдаю за вами. Вы никогда... никогда не пьянеете. Вот это контроль. А контроль значит власть.

Два актера на сцене неумело изображали пьяных. Вернее один из них вроде как был пьян, а второй был трезв и умен. Решив погреться, Алексей со своим котом зашел в большой цирковой шатер, в котором сейчас на сцене показывали какой-то спектакль. Отдав подошедшему служителю несколько медных флоринов, он обеспечил себя теплом и горячей водой на ближайшее время. Если захочешь чего-то посущественнее, вроде супа или вина, все можно заказать у того же самого служителя. Он же может и рассказать что именно вы пропустили в постановке. Удобно и выгодно обеим сторонам и театру скооперированному с рестораном, и людям что хотят согреться зимой. Постановки в таких театрах - чистая импровизация, когда актеры придумывают на ходу все события, имена и факты.

Персик урча грыз кусок курицы, который Алексей вытащил из супа.

- Не обожгись только.

Мужчина неторопливо хлебал горячее варево из курицы, в которое он покрошил сухарики. Вполглаза глядя на выступление, он продолжал прокручивать в голове мысль об убийстве генерала Каменского. С одной стороны, прошло уже три дня из данных пяти, а он только заканчивал планирование убийства. Так можно и опоздать. С другой стороны, убивать кого-то только из-за того что так сказал некто пришедший к нему во сне и пахнущий смертью? Сумасшествие. Надо привести мысли в порядок и тогда уже нормально решить - что же ты будешь делать.


- Власть, это когда у нас есть все основания убить, но мы этого не делаем - продолжил актер.

Алексей поднял голову и прислушался. Его собственное видение жизни именно свободного человека, могло вполне подразумевать под собой власть.

- Этим обладали императоры. Человек что-то украл, его приводят к императору, человек бросается на колени и молит о пощаде, хотя знает, что его казнят. Император... прощает его... И отпускает на свободу.

- И все таки вы пьяны.

- Это власть, Амон. Это... Власть!

Алексей расхохотался. Ни один из тех людей что он знал ни за что не отпустил бы человека, которого он должен был убить. Это было бы расценено как слабость. Слабых убивают.

Он продолжил кушать.

Краем глаза он заметил как Персик смотрит на тощего, блохастого котенка, который изо всех сил пытался натянуть свою морду на все что осталось от куриной ножки. Сам Алексей за попытки забрать у Персика уже погрызенную кость получал оплеуху когтистой лапой. А тут этот рыжий засранец просто стоит и смотрит как у него воруют еду. Алексей знал что Персик голоден - он чувствовал голод своего фамильяра как собственный. И все же, он не делал ни малейших попыток отбить курятину.

- А ты щедрый... бываешь. Козлина.

Алексей задумался.


---


Девочка визжала, мальчик пытался драться. Трое взрослых мужиков сломили сопротивление подростков достаточно быстро. Пощечина ей, удар по затылку ему. Можно тащить. Прохожие торопливо идут мимо - эти мужчины носят значки городской стражи, так что себе дороже.

Алексей вздохнул. Он терпеть не мог разговаривать с кретинами.

- Уважаемые. Давайте я у вас куплю этих... я не помню как их называют, но пофиг. Я у вас их куплю, и мы просто отсюда пойдем.

- Нахуй иди.

Алексей шумно выдохнул.

- Попробую по-другому. У меня ессссть...

Он потянулся за сигилом своего нанимателя Олега, который он всегда носил во внутреннем кармане куртки. Обычно, демонстрации сигила хватало чтобы более ли менее интегрированные в криминальное сообщество люди прекращали агрессию. На сей раз, он не успел его достать. Резкий крик кота заставил Алексея отпрыгнуть назад. Кулак ближайшего из бандитов пролетел мимо.

"Лишь бы вы меня не задели." пронеслось в голове у Змея.

Нога предательски поехала в грязной слякоти и он упал на спину. В этот момент судьба всех трех была решена. Они заставили его упасть на землю.

- Ссссука.

Теперь ни один из них не должен был уйти. Это был вопрос репутации, а она дорогого стоит. Нельзя чтобы окружающие посчитали тебя слабаком. Слабаки не выживают.

Змей поднялся с земли быстрее чем к нему подошли и швырнув в беспредельщиков горсть уличной грязи, обеспечил в них достаточный импульс бешенства чтобы они последовали за ним в переулок.

- Сссраный мусссор.

Если у них и было какое то оружие, применить его они не успели. Змей проскользил между ними, касаясь в нескольких местах кончиками ножей. Видение Жизни и Энтропии позволило ему найти наиболее уязвимые места в их неповоротливых, тяжелых тушках. Перерезанное ахиллово сухожилие, рассеченная крестовидная связка и прокол в правом предплечье, разделивший управляющий нерв на две части. Все трое потеряли девяносто процентов своего боевого потенциала менее чем за пять секунд.

- И тут я как бы должен вам сказать, что я ваассс отпусскаю. - произнес Змей, глядя на хныкающих и молящих о пощаде бандитов. - И да, я вассс отпущу.

Через три минуты, Змей столкнул последнее тело в канализацию.

- Вы сссвободны, сссволочи.

Они были еще живы, но на шеях у них были проволочные стяжки, которые они безуспешно пытались растянуть.

- Почему ты их не убил прямо тут? Сорок четыре.

Змей почти не удивился услышав за спиной голос юродивого.

- Чтобы не заливать кровью снег. Ее будет слишком сильно видно и здесь начались бы поиски со всеми вытекающими последствиями. Те проколы что я сделал ранее не сильно критичны - кровь впиталась в их одежду. А душить всех троих вручную - долго и палевно. Они там сами задохнуться.

- Тридцать три... Понятно.

- Отсчет до чего именно?

- Твой первый шаг к трону. Ты не ястреб, но и противником у тебя будет не пес. Твой шаг к трону будет по живому.

Юродивый исчез. Не ушел. Не испарился. Не скрылся из виду. Он просто перестал быть.

Алексей вышел из переулка. Там, недалеко, на земле лежали подростки, все еще без сознания. Их уронили прямо в лужу, так что скорее всего, их одежда пропиталась холодной водой. Алексею не нужно было медицинское образование чтобы предположить чем все закончится. Через полчаса у обоих будет воспаление легких. Через неделю они будут хладными трупами.

Мужчина посмотрел на площадь по которой без остановки шли люди. У каждого свои проблемы и детям поможет кто-нибудь другой. Если пересечь эту площадь, то до дома останется еще полчаса пешком. Дома Алексея ждал план убийства Каменского, лаборатория с реактивами и еще из морга должны были прислать партию мужских рук - работы было невпроворот.

Персик жалобно мяукнул и побежал к детям. Фамильяр знал свои пределы. И знал что стоит Алексею отойти на сотню метров, он последует за ним. В связке Фамильяр-Маг сильнее всегда маг. И хотя Персику было до одури жалко детей, он ничем не могу им помочь кроме как пытаться согреть их своим теплом. Привлекать внимание людей - бессмысленно, Персик убедился в этом на своей шкуре. И хозяин его это знал. Может быть лучше чем кто-либо иной. Персик видел его воспоминания.

Алексей сжал кулаки и качнулся на месте. После чего пошел за Персиком.


***


- Кукольный театр! Только сегодня и только здесь, настоящий кукольный театр из Катая!

Мелкий катайчонок стоящий на фонарном столбе надрывался, зазывая людей в цветастый шатер. Еще трое пытались притвориться что их тут нет. Уравнители выступающие как бродячий цирк не шло ни в какие рамки даже по меркам послушников прошедших муштру монастырей.

- Почему мы ведем себя так, как будто мы цирк... - угрюмо ворчал Джа.

- Потому что так сказал Мастер Ли. - ответила его напарница. - да и не все тут такие угрюмые.

Концзи  чувствовал себя прекрасно. Для привлечения внимания он прыгал с одного столба на другой и танцевал, жонглируя ножами. Такая жизнь была ему по душе.

- Самое лучшее кукольное представление. Я вас уверяю!


Кукольный театр и вправду был хорош. Искусные марионетки, казалось, не управлялись никем, настолько тонкие у них были нитки. Детализация кукол была такой, что даже с трех шагов можно было подумать что это настоящие крошечные человечки. Тут были деревья, камни, домики... все это переносило зрителя на много лет назад, к истокам Катая...

- Генерал Сай был прославленным полководцем. В свои пятьдесят лет он был великим воином не потерпевшим ни одного поражения, он равно владел как мечом так и магией. Под его началом войска императора Си Цзуна вновь объединили все земли. Проведя больше тридцати лет с мечом в руках, завершив последнюю битву, генерал Сай попросил аудиенции у своего господина.

Невысокого роста, в изрубленных и окровавленных доспехах, воин преклонил колени перед троном покоящимся на двенадцати полированных кусках нефрита. Его лицо было залито кровью из широкой раны на лбу, через которую было видно кость черепа. И все же, генерал держался с достоинством и выправкой военного человека. Сидящий на троне мужчина чуть улыбнулся.

- Генерал Сай, за эту победу вы можете просить у меня что угодно. Вы завершили войну которую начал еше мой прадед.

- Я прошу свободу. - прошептал генерал. - я хочу вернуться к своей семье. Освободите меня от великой чести служить вам.

Император нахмурился, но было уже поздно. Он дал слово и не мог его нарушить. Через месяц генерал Сай передал все свои войска молодому принцу - Лу Си и отбыл к своей семье в отдаленную деревню.

Несколько лет Сай провел в семейных хлопотах и делах. Он был счастлив, как может быть счастлив только солдат, чья война наконец закончилась. И все же, ничто не вечно под луной. Проходя мимо соседней деревни, он увидел как солдаты в доспехах императорской армии грабят и убивают местных жителей. Он и ранее слышал о том, что молодой Лу Си не смог установить свою власть в должной мере, и не держит солдат твердой рукой, но наглядно увидел он это впервые. Сейчас же выбор у него был невелик. Либо вмешаться и тогда он станет преступником в глазах императора, напав на его солдат. Либо пройти мимо чтобы позже прийти к императору на аудиенцию и пожаловаться. Этих солдат он потом все равно не найдет в многотысячной армии, а люди умрут...

Сай попробовал остановить солдат словами, но они напали. Какие шансы были у десяти солдат против великого генерала, что подчинил себе меч и магию еще до их рождения? Никаких.

Сай пытался просить об аудиенции у императора чтобы объяснить ему причину своего поступка, но его едва не арестовали. Он ударился в бега, а его бывшие соратники вели на него охоту как на кабана. И шла бы речь только о нем - Сай бы не задумываясь сдался бы, рассчитывая на императорское правосудие. Но дело было в его семье. Он сзнал о том, что бывает с семьями пойманных мятежников, он и сам проводил такие казни, а потому боролся до конца. Если бы не помощь князя Тян Линцзи, его армия, его ресурсы и политическое влияние, Сая бы схватили и казнили.

- Генерал... я знаю вас как заслуженного воина. Я был еще ребенком, когда в императорском дворце вы подошли к трону императора и положили перед ним голову сраженных мятежников. Я поддержу вас, потому что вы честный человек и вы не заслуживаете того, чтобы слабый Лу Си принес вашу голову своему отцу.

Вслед за  Тян Линцзи, Сая начали поддерживать все больше и больше князей, отдавая свои армии под начало великого генерала. И народ шел за тем, кто был известен как герой шести войн. И принц Лу Си... слабый, неопытный принц не продержался и полугода, когда его армию смяли как грязную бумажку.

Император был повержен. Собрание князей хотели посадить на трон генерала Сая. Но он отказался.

- Я на коленях прошу вас. Дайте мне свободу. Отпустите меня к семье.

Императором стал Тян Линцзи. Первый кто поддержал Сая.

- Генерал Сай... я благодарю вас за вашу службу. - произнес Император когда они остались наедине. - И я рад отпустить вас обратно в вашу деревню. Но прежде чем вы уйдете, я хотел бы чтобы вы приняли участие в одном ритуале, который я нашел в одном отдаленном монастыре. Вы и еще одиннадцать великих воинов, которые будут служить Нефритовому Трону, и защищать Катай от всех угроз - внутренних и внешних.

Генерал согласился.

В ритуале, что длился всю ночь, душа генерала была привязана к Нефритовому Трону. Там он услышал мысли. Мысли других воинов, и мысли Императора.

Услышал и побледнел.

Те солдаты, что грабили людей в деревне, были наемниками. Наемниками Тян Линцзи, нынешнего Императора. Он послал их зная что генерал Сай не сможет пройти мимо. И Тян лично обеспечил гнев императора, нашептав ему о предательстве старого друга и о том, что при попытке аудиенции, генерал Сай захочет убить императора.  И когда старый генерал окажется в опале, то симпатии народа будут непременно на его стороне, как заслуженного защитника Катая. И первый кто поддержит его обретет славу защитника слабых. И войну опытный генерал ни за что не проиграет, имея в противниках безусого юнца. Не захочет он и принять власть над Катаем. Тогда первым претендентом на трон станет тот, кто первым поддержал победителя.

Генерал узнал это, но было поздно. Он был душою привязан к трону, как и остальные великие воины и сам Император. Попытайся он сделать что либо... и власть Нефритового Трона раздавит его. Он не боялся смерти... но были еще семья и дети. Теперь же он почти свободен. Нефритовый Трон даровал ему вечную жизнь. Жизнь на привязи.

Генерал Сай стал вечным защитником несвоего Императора.


Выходя из шатра, люди взволнованно обсуждали увиденное представление.

- Ты представляешь, куклы такие реалистичные. Там у генерала этого даже шрамик был над бровью, а ведь фигурка то сама величиной с ладошку!

- Да, и такие армии натуральные, мой муж был на войне, он говорит, так все и выглядит. Такие баталии!

Концзи, сидящий в это время на Моссе, задумчиво разглядывал Мастера Ли, пересчитываюшего выручку. На лбу у старика, над левой бровью был небольшой шрам.


***


Артем спустился в канализацию. Геша остался снаружи, и пятачком сдвинул крышку люка обратно.

- Надо же какая удача. - раздался голос в темноте. - Крысу везет сегодня. Уже второй раз.

Шест, которым Артем замахнулся на голос, был одним рывком выдернут из его рук.

- Свет!

Один из амулетов на груди Артема загорелся по команде.

Перед парнем стояло неимоверно уродливое существо, когда то бывшее человеком. Оно вежливо протянуло ему обратно стальной шест связанный в бараний рог.

- Это ваше. - сообщило порождение худших кошмаров шизофреника. Где то в пучке этих щупалец выходящих из предполагаемых плечей, была голова и рот на ней. Нижние конечности были прикрыты чем то вроде рваных штанов, а верхние были раздуты и испещрены многочисленными дырами, в которых сновали мелкие насекомые. От них шел омерзительный запах тухлого дерьма. Закостеневшее, скрученное туловище поддерживало всю эту мешанину.

- Что ты такое?

- Голодный и злой вампир Носферату. - сообщило создание, подтягивая к себе Артема многочисленными щупальцами, державшими его стальной хваткой. Среди них была пасть испещренная клыками, которая впилась парню в шею. Он дернулся раз... и потерял сознание.

Показать полностью

У «Пикабу» будет своя банковская карта, и вы можете выбрать ее уникальный дизайн

У «Пикабу» будет своя банковская карта, и вы можете выбрать ее уникальный дизайн Длиннопост

У каждого большого классного сообщества должны быть свой маскот и свой мерч. А что, если бы еще была своя дебетовая карта с уникальным дизайном? Вместе с «Тинькофф Банком» мы планируем выпустить такую карту — специально для пикабушников.


У нас есть несколько идей дизайна карты, но нам хочется, чтобы ее внешний вид был по душе как можно большему числу пикабушников (а иначе какой смысл все это затевать!). Вы даже можете предложить свой вариант, и, если другие пикабушники его одобрят, мы нарисуем макет карты по вашей идее. А теперь давайте обо всем по порядку.


Почему именно «Тинькофф Банк»?

Потому что у «Тинькофф Банка» есть крутая дебетовая карта Tinkoff Black. Хороший кешбэк в рублях, процент на остаток каждый месяц, партнерские предложения и акции, удобное мобильное приложение. Если вы никогда не слышали о карте Tinkoff Black, прочитайте о ее преимуществах в этом посте, и сразу поймете, почему мы выбрали именно ее.

У «Пикабу» будет своя банковская карта, и вы можете выбрать ее уникальный дизайн Длиннопост

А кроме плюшек самой карты и уникального дизайна что-то есть?

Есть. От «Тинькофф Банка» вы получите полгода бесплатного обслуживания карты, а от нас — набор пикабушных стикеров с Печенькой (они отлично смотрятся на ноутбуках и чехлах для смартфонов).


Окей, как я могу предложить свой дизайн?

Прислать прямо нам на почту editorial@pikabu.ru. Опишите свою идею словами или нарисуйте, если вам так проще. Умеете рисовать только схематично карандашом на бумаге — сгодится! Словом, предлагайте вашу идею так, как вам удобнее. Главное, чтобы задумка была понятна. Присылая нам свою идею, вы соглашаетесь, что она будет участвовать в конкурсе. А полные правила страшным языком вот тут по ссылке.

У «Пикабу» будет своя банковская карта, и вы можете выбрать ее уникальный дизайн Длиннопост

Но как вы узнаете, по каким идеям рисовать макеты карт?

Мы возьмем все предложенные идеи, отрисуем по ним макеты и добавим их к нашим вариантам. Когда все будет готово, мы устроим всепикабушное голосование за лучший дизайн карты.


А карту можно предзаказать?

Да! И даже нужно. Мы ведь должны понимать, сколько людей хотят получить себе такой драгоценный артефакт, как банковская карта с Печенюхой! Чтобы приступить к выпуску карты, нам нужно собрать хотя бы 1001 предзаказ.

У «Пикабу» будет своя банковская карта, и вы можете выбрать ее уникальный дизайн Длиннопост

Но у меня уже есть карта Tinkoff Black. Я в пролете?

Нет. Вы можете дождаться, когда выйдет карта «Пикабу», и перевыпустить свою Tinkoff Black в новом дизайне. Ну или выпустить ее в качестве дополнительной карты, как хотите. В любом случае вы ничего не потеряете.


Ладно, вы меня убедили, предзаказываю. Куда нажимать?

Показать полностью 3
Отличная работа, все прочитано!