5

Мифы N-го километра

Чернобыльский Кроль

Мифы N-го километра

13 марта

"Город — это злая сила. Сильный приезжает — становится слабым. Город забирает силу "

Я проснулся от свиста в комнате. То был громкий, размашистый свист ветра, который направлял пламя костра в мою сторону. Я быстро отполз подальше, чтобы не загореться, как вдруг услышал мамин голос.

--Ну что ты, проснулся, волчонок? Тут Иизу пожарил тебе оленины. Кушай, пока не замерзла. --Она поторопилась подать мне тарелку из коры, на которой был испускающий пар ломоть мяса с мою детскую ладонь и небольшая горка соли.

--Сейчас быстро покушай и сходи на реку к брату. Он забыл свой счастливый амулет. Без него он только сапог там выловит.

--Я быстро завтракал, а мама продолжала:

--Потом забери у шамана отвар, который я просила для своих дел. Заберешь веток в доме у Рурр -- вообще молодцом будешь и я тебе куэрчэх сделаю, как ты любишь.

--С облепихой?

--Конечно с облепихой, --улыбнулась мама, --только про дрова не забудь.

--Когда закончилось мясо, я облизал всю соль на коре и случайно подцепил занозу. Я чуть не заплакал, но сдержался, чтобы не расстроить маму. Я быстро оделся в уличную шубу и собрался уходить из хижины, как вдруг меня остановила мама:

--Подожди, Тирку. Ты забыл про метку, --она достала тряпку, которая была измазана в чёрной блестящей жидкости и нарисовала этой тряпкой чёрный круг у меня на лбу, --Это для защиты, ты знаешь.

--Ладно.

Я вышел у в спешке размазал по лбу мамин рисунок. Я никогда не понимал, для чего он нужен.

До реки было далеко: сначала я прошел через территорию семейства Барр. Семья Барр -- это почти четверть деревни: двадцать человек, из которых девять -- дети. Шаман всегда помогал этой семье и говорил о их "избранности". Поэтому когда в один день мой брат и Нелли Барр упали в реку и чуть не замерзли насмерть, то Шаман сначала помог девчонке, а потом -- моему братику. С тех пор он всегда слегка сопливый, но не жалуется.

--Эй, Тирку, --подозвал меня мальчик из хижины Барр, --ты к своему брату идешь?

--Да, --ответил я, --мама послала.

--А можешь тогда и моему брату передать? --он протянул мне свёрток. От него пахло протухшим мясом оленя. Спасибо маме, что она никогда не кормила нас Копальхеном. А то я бы вырос таким же вредным как Барры.

--Передай Тилу. Ты же его знаешь?

--Да.

А знал я его, потому что мой брат с ним подрался из-за того, что они одновременно прибили копьем одну большую рыбину и не могли поделить. Шаман забрал её себе и сказал, что это урок для них. С тех пор Тилу и Иизу делят рыбу пополам, сколько бы не выловили. А шаману вообще не говорят, что рыбачат.

Я забрал пахучие ломти и положил их себе в сумку. Всю дорогу я мечтал засопливить, чтобы не чувствовать этот смрад. Брат рассказывал, что Барры закапывают оленя на полгода в землю, а потом достают и едят его. И даже врут, что это вкусно. Я однажды попробовал и меня стошнило. Стыдно было, конечно, но это не моя вина.

Спустившись к реке, я увидел человек пять: три взрослых мужика и мой брат с Тилу. Рядом с ними было два ведра, почти доверху наполненные рыбой: крупной, мелкой, некоторые из них пытались выпрыгнуть и Тилу засовывал их вглубь ведра.

--Доброе утро, соня! А мы уже вот, --Тилу показал на ведра, --Заканчиваем.

--И ничего мы не заканчиваем! --Возмутился мой брат, --Мы не выловили дурман-кувшин. И пока не выловим, будем рыбачить.

--С чего ты взял, что он существует? --Возмутился Тилу, --Шаман мне много что рассказывал, но я же не верю всему что он говорит.

--Зря не веришь. У меня дома есть пустой дурман-кувшин. Он зеленый и блестящий, прямо как шаман описывал. И если мой отец его поймал, значит и я смогу. Папа говорил, что от него легче становится и засыпать можно быстро.

--Что за дурман-кувшин? --спросил я.

--Я разве не рассказывал? Как-то раз отец выловил кувшин, закупоренный пробкой. Внутри была красная жидкость. Вкус у неё был хуже, чем у вот этого, --Иизу показал на Тилу, который кушал протухшее оленье мясо и даже притворялся что ему вкусно. --Но он очень сильно расслаблял и поднимал настроение, как будто... папа даже сравнения не мог подобрать, так что я тоже не могу. Теперь я пытаюсь эту штуку выловить. Понимаешь?

--Не очень.

--Вот выловлю дурман-кувшин -- и ты меня поймешь. И я пойму себя. А пока отнеси уже наловленное домой.

У меня ушла пара минут на то, чтобы подняться с пляжа по извилистой тропинке. Я пошатывался, одно ведро было сильно тяжелей другого и меня вечно клонило влево. Вдруг меня окликнул шаман и подозвал к себе, на Поле Древних.

--Эй, малыш! -- крикнул он --Иди сюда, помоги.

Он залез на трехметровый тотем из сосны и вырезал на нём узор. Поле Древних было усеяно подобными тотемами, но Шаман считал, что еще один не будет лишним.

--Принеси смолу! У меня ведро стоит возле огня. Заодно добавь огня.

Я забежал в дом шамана и сразу забыл, зачем пришел. У Шамана был самый просторный дом в деревне и только он был построен из дерева. Любое свободное место на стене было украшено тотемом того или иного древнего. На подоконнике росла карликовая береза и, кажется, шаман за ней совсем не ухаживал. Я быстро подкинул дров, забрал небольшую чашку со смолой и побежал прочь, потому что меня пугали взгляды тотемов со всех сторон.

--Вот,возьмите, --я подал чашку Шаману и уже было собрался домой, как вдруг...

--Подожди. Ты же не поливал берёзу?

--Нет, а что?

--Это -- дитя древнего монстра. Тебе мама не рассказывала про Блуменау?

--Нет.

--Блуменау -- самое страшное чудовище в наших землях. Оно во много раз больше чем красная змея и живет в земле. Она насылает все болезни, о которых ты когда-либо слышал, и чтобы побороть его, мы рубим березы. На самом деле, эти деревья -- его щупальца, которыми он хочет захватить всю деревню и сгубить нас хворями. Поэтому мы рубим эти черно-белые деревья при первой же возможности. Теперь ты понял?

--Да, --сказал я, --А зачем тогда вы храните у себя это дерево?

Шаман холодно ответил:

--Это дитя Блуменау. Оно у меня в заложниках и пока оно у меня, древние не рискнут наслать на нас беду. Блуменау -- жуткий монстр, но он не позволит своим потомкам погибнуть. Поэтому в деревне почти никто не болеет. Погибнет та карликовая береза -- нас всех будет ждать долгая и мучительная смерть. Так что это карликовое деревце -- наше проклятье, которое мы использовали во благо.

Шаман продолжал обрабатывать тотем смолой.

--А сосна -- это древо жизни. Думаешь, почему они так тянутся к небу? Они забирают энергию небес и передают нам. Сосна дает нам жизнь, береза -- гибель.Не забывай об этом и старайся носить при горсть сосновых иголок и шишек. Это добрый знак, как ты знаешь. Можешь себе забрать, пожевать, --он показал на остатки смолы в своей чашке, -- это очень полезно.

Я достал немного сосновой смолы и начал её жевать. Сначала она липла к зубам, но со временем я привык и мне даже понравился её вкус.

--Кстати, оставь мне рыбу, --вспомнил вдруг шаман, --мне же тоже нужно чем-то питаться.

--Но брат просил...

--Твой брат умный парень, но жадный. Оставь рыбу. Тебе за это воздастся, ты сам знаешь.

Я не мог спорить с авторитетом шамана и пошел домой с одним ведром рыбы и смолой в зубах. Он еще долго рассказывал о том, что берёзы хотят нас съесть, и нам нужно беспощадно их рубить, пока я уходил.

Мама еще что-то говорила о дровах для Рурр. Странно, раньше она меня не посылала в лес. Может я что-то не так запомнил?

Когда я шел из дома, то не замечал, как ярко светит солнце. Но теперь лучи попадали прямо мне в глаза и я щурился как только мог. Вдобавок к этому, мне в лицо дул холодный ветер Месяца Воды. Спустя десять шагов, я просто закрыл глаза и шел так до самой границы.

Добравшись до ворот, ведущих к лесу, я попытался перелезть через забор, но он был в три раза выше меня и я каждый раз соскальзывал и ловил занозы в ладони. Поэтому пришлось долго идти вдоль забора, пока я, наконец, не нашел заветную калитку. Она была украшенная узором, на котором два человека сражают при помощи копья большую рыбу, которую можно было бы оседлать верхом. Причем, кажется, на ней бы поместилась вся семья Барр.

Когда я встречусь с Шаманом, нужно будет обязательно спросить у него про эту рыбу. А сейчас у меня есть дела поважней.

Я долго собирал мелкие веточки и складывал их в одну горку, а крупные бревна -- в другую. Мама будет рада. Она делает самый вкусный Куэрчэх в деревне. Потому что в семье Рурр добавляют только кислую бруснику, а Барры вообще такого не готовят. Но мама добавляет все лесные ягоды, какие она находит. И всегда добавляет много облепихи, из-за чего её сладкий суп с ягодами и сливками имеет огненно-рыжий цвет. Часто другие дети собирают для неё ягоды и помогают по дому за её Куэрчэх. Скоро и я начну ходить за ягодами в лес.

Начало темнеть. Я присел около кучи бревен и начал думать, как все это донести до дома Рурр. Попросить их ребят? Они лентяи, да и болеют постоянно. Лучше сам за пять-шесть заходов отнесу.

--Тирку! --послышалось со стороны дома, --Ты где!?

Это был брат. Он был явно зол и я побоялся отвечать.

--Выходи давай, тебя уже вся деревня ищет! Если мама узнает, что ты тут был -- прибьет и тебя и меня.

Я испугался. Если меня ищут, значит я уже напортачил. А если я уже напортачил --меня в любом случае накажут. Покажусь сейчас -- накажут раньше. Спрячусь -- вылупят позже и гораздо сильней. Я ничего не могу сделать, чтобы спасти себя.

Я заплакал. Я ведь даже не знаю, чего меня разыскивают. Мама послала за дровами -- я пошел за ними. Может плохо что я их до сих пор не принес? Да, наверняка.

--Иизу! --кричал я срывающимся голосом от слез, --Я здесь! Я набрал хвороста. Не ругайся, я же все сделал.

Он за считанные секунды добежал до меня.

--Куда ты полез!? --психовал Иизу, --Ты маму до слез довел, Ребята тебя в реке ищут сейчас. Повезло что я колокольчик услышал.

Он очень сильно пару раз шлёпнул меня, закинул на плечо и понёс домой.

--Зачем ты полез в лес?

Я начал реветь, задыхаясь и икая.

--Я-я пошел за-а дро-дро-дро, --Я не мог продолжить.

--Дровами?

--Д-да. Ма п-п-послала.

--Она тебя послала у Рурр взять хвороста, а не за деревней искать. Теперь оправдываться будешь перед мамой. Мы тебя уже час ищем по всей округе. Надеюсь, у шамана еще есть то успокаивающее снадобье и он не пожалеет его. Кстати, ты рыбу отнёс?

--Н-нет.

--Ладно, разберемся. По домам пройдемся и найдем её. А тебя сейчас к маме отправлю.

*****

Я проснулся от шума на улице. Звук был как будто дятел долго-долго бьется об одно и то же дерево, без перерыва. В глаза падал солнечный свет -- это было утро. Хижина была пуста, а костер уже потух. Я быстро надел валенки и выбежал на улицу.

Возле шаманской хижины стоят две зеленые коробки. они и издавали этот самый стучащий звук. Вокруг этих коробок столпились как люди из деревни, так и другие, очень странные люди: у них очень-очень бледная, кожа, и одеты они не по-нашему. Вместо тонких шкур, они все одеты по-разному: чёрная шуба на худой красногубой девушке, лисья шуба на голове у какого-то старика, и цвета смолы накидка на парне, который немного старше моего брата. Всего было около десяти не-деревенских людей. Мама стояла рядом с шаманом, пока он молча выслушивал одного пришедших.

Мама подозвала меня:

--Тирку! Иди сюда! я тебя кое с кем познакомлю.

Я подбежал. Дядя в блестящей оранжевой накидке поднял меня на руки и начал крутить. Я закричал от страха и ударил его в нос.

--Ты что, сынок! --возмутился дядя, --Это же папка твой. Тебе про меня мама не рассказывала?

Он забежал внутрь стучащей коробки.

--Хорошо ты его! --похвалил меня брат.

--Иизу! Ты не слышал, через что прошел твой отец?

--Я слышал что его съела змея. Мама, а кто все эти люди? --я показал на них пальцем и они начали о чем-то говорить непонятными мне словами.

--Они из другого племени. Твой папа говорит, что он оседлал красную змею и добрался до её гнезда. А там эти люди, оказывается, научились их приручать, как мы приручили волков. Прячут их в огромных, как вся наша деревня, хижинах и выпускают только когда им нужно.

Отец вышел с ватой в носу.

--Я искал вас с тех пор как покинул деревню. Ты меня даже не помнишь, верно, Тирку?

--Чуть-чуть помню, --соврал я.

--А эти люди хотят помочь нам. У них есть много диковин, которые нас согреют и накормят. Например, вот это, --он достал из кармана две металлические палки, которые были между собой соединены кольцом, в которое отец вставлял указательный палец.

Это -- оружие. Как лук или копье. Только стреляет быстрее, чаще и убивает лучше. С этим я один могу пойти на медведя!

Шаман вырвал из рук отца оружие.

--Это -- вещь дьявола, --он схватил отца за плечи. Ты им поверил? Что они тебе еще пообещали?

--Ты не представляешь, сколько всего мне дали! --Радостно говорил мой, видимо, отец, --И они обещали привезти нам еще, если мы разрешим им смотреть на нашу жизнь.

Я почувствовал странный запах от отца. Как будто что-то кислое было у него во рту.

--Что с тобой, друг мой?

--Да так, просто настроение хорошее, --папа опять полез в коробку и достал прозрачный кувшин. Он сделал из него глоток и поморщился, после чего что-то произнес не на нашем языке.

Шаман потряс отца за плечи.

--Ты что, привез дурман-кувшины?--Дурман-кувшин!? --Очнулся Иизу, --покажите мне. --Не смейте! Я запрещаю вам пить воду из дурман-кувшинов. Это гибель.

Девушка в черной шубе что-то прошептала отцу.

--П-прости, дядь, тебя зовут тут поговорить.

Отец, женщина и Шаман пошли в хижину.

--Как тебе такое, Тирку? Еще вчера ты не помнил, как твой папаша выглядит -- и вот он уже вернулся. Я буду с ним на рыбалку ходить, а ты... может тоже пойдешь с нами. Хочешь?

--Не очень.

--Пойду я, наверное, стол накрою. Тирку, иди со мной -- поможешь. Пожарим лучшего мяса, ягод надавим и рыбки пожарим, которую твой брат вчера собрал. Вот твой папа-то обрадуется!

Встретить отца собралась вся деревня, поэтому на улице развели большой костер, и на большой доске разложили еду. Пяти приезжим и отцу дали почетные места рядом с Шаманом, а меня, маму и Иизу посадили практически на другом конце.

--Ну, --начал отец с деревянной кружкой в руках, --за дружбу с нашими гостями и мое чудесное возвращение. Пусть у нас все будет так, как раньше. Только сытней и веселей.

После этой фразы он быстро выпил из кружки и поморщился. Обратно на место он садился с трудом, будто у него болели ноги.

Меня дернул за плечо брат. От него пахло также, как и от папы.

--Слушай, малыш, как ты смотришь на то, чтобы свистнуть у Шамана нашу рыбу?

--Ты что? --возмутился я, --Он же заметит! Да и нельзя так.

--А ему можно забирать моими руками добытое? Нет! --рявкнул он и слегка зашатался.

На него повернулись почти все за столом.

--Нет, не буду я есть лосятину. Я уже сыт. --выкрутился Иизу и все вернулись к своим разговорам.

--Тише, Иизу. Он же защищает нас от нечисти.

--Мы и без него любую нечисть победим. Наш папаша умеет приручать красных змей! Если он на такое способен, значит и мы сможем. Короче, пошли к нему в хижину, пока никто не заметил.

Вдруг нас окликнула мама.

--Ребята, --подозвала она, --вы чего не кушаете?

Я объелся ягодами еще час назад, а огромная туша тухлого оленя в центре стола окончательно отбивала аппетит.

--Я ем, просто ты не замечаешь, мам, --ответил Иизу.

Люди! --шаман обратился к народу и все перестали есть в знак уважения. --У меня для вас важная новость. Да, не все из нас были рады этим гостям. Они не понимают нас, а мы не понимаем их. Но эти дикари могут быть нам полезны! Если они могут подчинять древних своей воле, значит нам есть чему у них учиться. Они привезли много дур-воды, --он достал кувшин из-под стола, --попробуйте. Марту сказал, что этот элексир дает дикарям силу и смелость, благодаря которой они могут вступить в бой с этими чудищами. Так что пейте, люди мои. И познаем мы силу пришедших к нам дикарей.

Я посмотрел на брата. Действительно: ему хватило смелости чтобы предложить ограбить дом Шамана. Но вряд ли это полезная смелость. Скорее, это безрассудная и опасная наглость, из-за которой мы можем попасть в неприятности.

Кувшин передавали из рук в руки и наполняли из него кружки. Наконец, когда последний ребенок с задних мест получил свою долю, шаман произнес:

--До дна!

Я сделал глоток и через секунду выплюнул содержимое, как и многие другие сидевшие за столом.

--Ладно, первый раз не все справляются, как мне сказал Марту. В другой раз получится, тем более, этого добра нам привезут в следующий раз еще больше.

--А чего это ты командуешь а не я? --Спросил вдруг у Шамана отец. --Я умнее чем ты, сильнее и моложе.

Сидевшие за столом замолчали.

--Пошли отсюда, от греха подальше, --сказал мне шепотом брат.

--Что!? --возмутился Шаман и стукнул кулаком по столу.

--Пошли, --согласился я. Когда я видел любые ссоры в деревне, я просто шел как можно дальше от них. Мне было неприятно смотреть, как люди ругаются. Поэтому я был готов даже на авантюру брата.

Дома у шамана мы столкнулись с проблемой: мы понятия не имели, где он хранит еду.

--Нигде её нет!

Брат неуклюже ковырялся по полкам и ронял стоявшие там вырезанные из дерева фигурки. Следов нашего присутствия становилось все больше и больше.

--Скотина! Спрятал или уже сожрал.

--А может он стол этой рыбой накрыл?

Брат рассмеялся.

--Он мне ни разу за жизнь веник не давал. Говорил, мол, со своим ходи в баню, сам его делай. А тут на тебе -- угостить всех решил.

Брат споткнулся об уроненную им статуэтку и повалился на землю.

--Черт! Давай хоть что-то заберем. Не зря же мы пришли.

--Но Иизу, это же воровство.

--Он украл рыбу! А мы у него что-нибудь украдем. Это честно.

--А помнишь как он тебя лечил, когда ты в реке чуть не утонул?

--Это его работа! А моя работа -- добывать рыбу тебе, мне и маме. Понял?

--Ты пил ту воду, которую привез папа? Может это из-за неё ты такой злой?

Что!? --разозлился Иизу, --Я всегда тебе говорил -- гнать Шамана надо. Теперь папка будет всем заведовать. А мы будем ему помогать. Сами будем тотемы делать и будем жить здесь! --он топнул ногой по земле.

Вдруг что-то прогремело, словно молния ударила совсем рядом. Мы с братом перепугались и я быстро лег на пол.

--Что это?

--Мне откуда знать? --Спросил брат, лежа на полу, --пойди, проверь. Я устал за сегодня. --после этой фразы он повернулся на бок и, кажется, заснул.

Я услышал крики на улице. Потом еще пару ударов молнии. Было страшно выглядывать на улицу. Было вообще очень страшно. Хотелось просто закрыть глаза и проснуться в завтрашнем дне, когда никто ни с кем не ругается и мой брат не пытается ограбить Шамана.

Но тут я услышал крик. Мамин крик. Я мигом выбежал на улицу.

Возле костра дрались приезжие против старшего сына из семьи Барр. а на столе лежал шаман. Мама пыталась вырвать папино оружие из его рук.

--Уйди, жена! Он заслужил умереть!

--Ты что творишь, безумец!? --кричала мама.

Отец оттолкнул её и она ударилась головой об стол. Я сразу же побежал к маме.

--Подними её и-и-и уведи её до-до-домой, --отец запинался и не мог нормально говорить.

У мамы со лба текла теплая кровь. Она взяла меня за лицо.

--Беги, сынок. Твой отец сошел с ума

--Заткнись! --крикнул папа.

--Беги в лес. На другом его конце есть деревня моей бабушки. Доберись до неё и расскажи о том, что произошло. Беги, сынок, пока не поздно.

--Не смей! --крикнул отец. И ударил своим оружием маму по голове, --не слушай эту дуру и иди домой. Завтра разберемся со всем.

Я что есть сил прыгнул и вцепился зубами в подбородок отца.

--Аааааа! --закричал он от боли, --ты что творишь, гаденыш? --он ударил меня по щеке и я отлетел в сторону. После он кинул в меня кружку с той прозрачной жижей. Она обожгла мне глаза и я заплакал.

--Не лезь, дурак, а то и тебя прибью!

Я побежал в лес. Буквально за секунду перескочил за забор и побежал дальше. Дальше от сумасшедшего папы, погибшей мамы. Дальше от брата, жадного шамана, тепла, дурман-бутылок, монстра Блуменау, тотемов. Я бежал от всего, что у меня когда либо было. Я задыхался и плакал, кричал на весь лес и умолял небо прекратить все это. Я умолял, чтобы меня разбудила мама и все было хорошо. Но я не просыпался.

На бегу я протирал глаза, и пытался разглядеть, куда бегу. Спустя десять минут слепой беготни, я споткнулся о какую-то тяжелую палку.

Когда я, наконец, смог видеть, то я увидел две длинные железные палки, которым не было начала и конца. Я понял: это та самая тропа. О ней мне говорила мама. И здесь отец приручил Змею.

Вдали все еще были слышны выстрелы папиного оружия. Я не буду убегать. Я убью его и всех незваных гостей. Я вылью всю дурман-воду в реку и спасу маму с братом.

Вдруг я услышал гудение со стороны тропы Змеи. Это была она. Я положил руку на железную палку --она дрожала.

Я приручу её. Оседлаю и вернусь в деревню. Без неё я не смогу победить.

Вдалеке появился яркий свет. Это блестели глаза Змеи.

Стой! --крикнул я ей.

Я выставил руку в её сторону. Если она меня сожрет -- все кончено. На кону мама, деревня. Я должен справиться.

змея приближался и громко ревел на меня. Но я не боялся.

--Остановись!

Он открывал и закрывал свои огненные глаза и гудел на меня так громко, как только мог.

--Я не причиню тебе зла, --крикнул я ей, --Просто помоги мне! Умоляю!

Она не замедлялась, а я не отходил. --Остановись! --крикнул я ему.

Вместо носа у змеи был рисунок на лице. два крюка, которые между собой были разделены черточкой.

--Спаси меня, Красная Змея! --крикнул я.

Я услышал человеческий крик за секунду до того, как огонь из глаз змеи меня навсегда ослепил.

Дубликаты не найдены

Похожие посты
Похожие посты не найдены. Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам: