14

Дочь Вороньего Короля. Глава 29

Дочь Вороньего Короля. Пролог.

Дочь Вороньего Короля. Глава 28.

С утра зарядил мелкий противный дождик, который и не думал прекращаться ни к вечеру, ни к следующему утру. Пораженная бедой земля, казалось, рыдала навзрыд, моля о спасении. Заметно сократившийся отряд продвигался медленно и с превеликой осторожностью, постоянно проверяя, что творится вокруг.

Но, то ли изначальные нашли более подходящую цель, то ли бойня, учиненная возле замка барона Урсуса основательно выкосила ряды магических насекомых, однако им никто не пытался преграждать путь.

Мислия клятвенно заверяла, что на расстоянии в пол мили нет ничего, кроме лесных животных. С каждым днем ее контроль над Звериным Амулетом рос и крепчал – первая Тень уже научилась подманивать оленей и кроликов, а обычными насекомыми управляла, безо всяких проблем.

Последнее сковывающая сочла особенно важным достижением. Конечно, нельзя было сказать, сумеет ли она подчинить своей воле королеву, но даже если той придется тратить часть сил на сдерживание артефакта, а не на поджаривание мозгов своих противников, это можно будет считать великолепным достижением.

К такому мнению пришли все члены отряда, даже недолюбливавший главную шпионку Дилириса Ридгар расщедрился на скупую похвалу ее талантам.

Медальон Архитектора вел их четко на восток, и ни у кого уже не оставалось сомнений в том, что логово существ, что старше самых древних рас Интерсиса, находится именно в Восточных горах. Возникало лишь два вопроса.

Первый - как попасть внутрь. С этим по словам Орелии проблем не предвиделось, так как что в Бесконечных горах, что в примыкающих к ним Восточных горах выходов наружу было превеликое множество. Шахтеры, чародеи, самые разнообразные подземные твари, включая тех же изначальных, неплохо потрудились, решая эту задачу. Ну а дальше, требовалось просто двигаться в направлении, указанном медальоном.

- Скорее всего, - поясняла Мислия, - амулет укажет на ближайший к королеве вход, так что долго плутать нам не придется.

С решением первого вопроса, остро вставал второй: как быть, если в подземельях отряду встретится орда наподобие той, что осаждала замок. Брать ли обычных гвардейцев с собой, или не стоит?

На этот вопрос ответила Игнис:

- Мы прожжем себе путь вперед, - уверенно произнесла огнерожденная, тряхнув рыжими локонами. – Чтобы разобраться с врагами под землей большая толпа не потребуется. Она лишь навредит.

Все согласились с ее правотой.

Еще три дня отряд ехал безо всяких приключений, и их главной головной болью стала борьба с местностью - один лес сменял другой, причем все они были непроходимы в буквальном смысле. Сперва исчезло всякое подобие дорог, затем - тропинок. Наконец путникам пришлось прорубать себе путь через непролазный ельник, причем - на протяжении многих часов.

К ночи все были так измучены, что падали без сил. Если бы враги пожелали, они могли бы с легкостью напасть на спящих, но, к счастью, кажется, Бог на этот раз был на стороне героев, а потому ничего страшного не произошло. Спустя еще два дня леса начали редеть, а земля - потянулась вверх. Они добрались до Восточных гор, причем, как и предсказывала Мислия, выбрались возле знаменитого Седого Старика – огромной горы, которая нависал над ними, пряча свои склоны посреди облаков.

Все чувствовали, что цель путешествия почти достигнута и, невзирая на усталость, двигались вперед, точно одержимые. Пару раз Лариэсу казалось, что за ними кто-то следит, но он так и не сумел обнаружить источник своего беспокойства, а Мислия божилась, что никаких врагов поблизости нет.

Наконец, небольшой отряд выбрался к подножию тропинки, тянущейся наверх. С одной стороны тропинка эта упиралась в отвесную пропасть, с другой – в серый, поросший мхом, камень.

- Это наш путь, - уверенно проговорила Мислия, - сомнений быть не может. Там - вход.

После непродолжительного военного совета было решено оставить всех гвардейцев внизу – под командованием Марка. Лишь Лариэсу, да Вилнару – личным телохранителям, худо-бедно защищенным от ментальной магии чрезвычайно дорогими артефактами, - было позволено следовать за своими господами. Более того, было принято решение, что гвардейцы прождут ровно сутки, после чего отправятся в обратный путь – оставаться долго на одном месте было чересчур рискованно. Доведя его высочество до места финальной схватки со злом они до конца исполнили свой долг и имели право на небольшой отдых в замке барона.

Лариэс был категорически против этого, но в итоге вынужденно согласился с доводами его высочества и, скрепя сердце, подошел к Индржиху.

- Ну что, дружище, жди нас с победой.

Марравец широко ухмыльнулся и отсалютовал капитану полутораручным мечом.

- Как вернемся в Сентий, закатим самую грандиозную пьянку в истории гвардии, и на этот раз ты не отвертишься, Лар.

- Ну спасибо, удружил.

Лариэса, который тотчас же вспомнил недавнее возлияние с Игнис, передернуло, но возражать он не стал.

«Хотят увидеть своего капитана под столом? Ну что ж, они заслужили это право».

А потому он не стал возражать и, улыбнувшись, кивнул другу.

- Так и сделаем.

Кажется, мечник не ожидал такого ответа, потому что его глаза широко открылись от удивления, но уже в следующую секунду он ухмыльнулся.

- Смотри, тебя никто за язык не тянул.

Лариэс по очереди попрощался с каждым из своих бойцов, и, наконец, подошел к Марку.

- Береги их, - протянул он руку молчаливому здоровяку.

Тот ответил крепким рукопожатием и кивнул, после чего, немного погодя, ответил.

- Постараюсь.

Большего от лейтенанта гвардии ее величества не сумел бы добиться и палач с клещами, а потому капитан лишь кивнул и, не оборачиваясь, пошел к его высочеству.

И они, наконец-то, начали свое восхождение.

Лариэс, вновь замыкавший отряд, на сей раз шел – тропа была слишком узкой для лошадей - рядом с Игнис. За последние дни девушка немного пришла в себя после увиденного, и достаточно беззаботно общалась с Блаклинт и его высочеством, хотя чуткие уши виконта и находили некоторые фальшивые нотки в смехе огнерожденной, когда принц рассказывал очередную шутку.

Их же отношения, как ни странно, продолжали улучшаться. Непонятно отчего, Игнис стала куда приветливей - кажется, искренняя забота полукровки была ей приятна, и иногда Лариэс даже задумывался, а не попробовать ли рассказать о том, что он испытывает нечто большее, нежели дружеские чувства.

Но каждый раз он усилием воли заставлял себя промолчать, вспоминая слова Вороньего Короля.

"Мы делаем не то, что хотим, а то, что должно".

Это мудрое изречение стало его своеобразным девизом.

- Знаешь, - проговорила Игнис, оглядываясь, - сейчас, когда мы почти добрались до нашей цели, я испытываю радость.

- Несмотря даже на...

Лариэс не стал заканчивать, ведь все и так было понятно.

- Именно, - серебряные губы маски сложились в милую улыбку, - за эти месяцы я увидела и испытала больше, чем за все годы, проведенные в Кастэллуме. Конечно же, я благодарна отцу за все, и никогда не смогу выплатить ему долг, но... ты понимаешь?

- Понимаю, - согласился Лариэс.

«Я тоже никогда не смогу выплатить долг Вентисам. Но тебе повезло, у тебя есть свобода, мне же придется» ... - Он оборвал себя. – «Что значит, придется? Служить его высочеству - честь и награда сама по себе. Нечего забивать голову всякими глупостями»!

Но глупости продолжали лезть в нее и Лариэс ничего не мог поделать с собой.

- Какой-то ты замкнутый в последние дни, - заметила Игнис. - Мучает что-то?

- Волнуюсь о том, что ждет нас под землей, - соврал Лариэс, для которого сейчас главной заботой были не орды изначальных, притаившиеся под землей, а угроза больше никогда не увидеть Игнис.

«Как же незаметно все это произошло! Не было ни каких громов и молний, мое сердце не замирало, ничего из того, что так любят описывать в романах. Не было мгновенно вспыхнувшего - как у самой Игнис - чувства. Просто мы медленно становились ближе друг к другу, и в один прекрасный момент я понял, что не представляю себе жизнь без нее. А придется представить»!

Чтобы скрыть неловкость, вызванную долгой паузой, Лариэс тоже обернулся назад, вглядываясь в темные точки, кружившие вдалеке - над лесом.

- Думаю, что все будет хорошо, - Игнис определенно решила его подбодрить. - Когда нас будут чествовать, как героев, ты вспомнишь эти свои страхи и поймешь, как же они были глупы и надуманны.

- Хотелось бы мне в это верить, - протянул Лариэс.

«Потому что вспоминать я буду в основном о тебе, огнерожденная».

Они поднимались и поднимались, забравшись, наверное, на высоту в добрую милю, и вот, наконец-то, добрались до открытой с обеих сторон площадки, в конце которой зиял черный провал пещеры.

- Здесь, - уверенно проговорила Мислия, держа амулет перед глазами. - Ошибки быть не может. Нужно войти в эту пещеру.

- А потом? Долго добираться до королевы? - осведомился Ридгар.

Первая Тень помедлила, пару раз моргнула, точно вглядываясь во что-то, и, наконец, ответила:

- От силы полдня.

- Что ж, тогда привал, отдохнем немного, и - вперед, нас ожидает последний рывок, - решил Таривас.


***

Когда солнце начало свой неумолимый бег вниз по небосклону, отряд был готов выступать. Первыми к пещере подошли Ридгар и Мелис. По общему решению именно двум прославленным воинам предстояло возглавить отряд. Без долгих разговоров, оба они переступили черту, отделявшую свет от тьмы, и в их руках зажглись лампы сковывающих, дающие мягкий матовый свет, не режущий глаза.

- Идем, - коротко бросил Ридгар и, не дожидаясь остальных, первым зашагал вглубь туннеля.

- Меня погоди, что ли, Бледный, - поспешил за ним Мелис. - Не желаю, чтобы вся слава доставалась тебе одному.

- Как скажешь, оборотень, как скажешь.

Следом за ними во тьму вошли Блаклинт и Вилнар. Затем – чуть погодя – Орелия.

Лариэс стоял на краю каменной площадки и смотрел в бездну. Внизу блестела тонкая голубая ниточка – там протекала река Подземная. За многие тысячи лет вода прорезала плоть земли, не думая даже о том, чтобы остановить свой непрерывный бег. Скованная с двух сторон камнем, она двигалась вперед, не обращая внимания на преграды, неостановимая и гордая, уходящая в невообразимые бездны Седого Старика.

Юноша посмотрел наверх, туда, где солнце двигалось по небосклону, отмеряя последние часы светлого времени суток. Да, здесь - на высоте - все казалось таким незначительным: зеленый ковер леса, синяя гладь реки, небольшие белы точки лагеря, разбитого у подножия горы, далекие дымы горящих деревень, напоминающие о том, что борьба отнюдь не окончена.

- Волнуешься? – Игнис подошла к товарищу и положила руку ему на плечо.

- Немного, - признался Лариэс, - но уверен в победе.

- Как и я. Мы справимся. После той безумной осады, думаю, нам все по плечу, но все-таки что-то тревожит меня.

- Вот увидишь, еще до рассвета мы вернемся назад с победой и головой королевы изначальных в качестве трофея.

Девушка кивнула.

- Да, ты прав. Идем?

- Конечно, - ответил ей Лариэс и вместе они зашагали ко входу.

- Лариэс, - раздался из-за спины голос Мислии, - буквально на минуту.

- Ты иди, - Лариэс повернулся и подошел к Первой Тени, которая стояла возле края площадки и о чем-то перешептываясь с принцем.

- Да, что такое? - удивился юноша.

- Сейчас покажу.

Мислия извлекла из кармана один из своих многочисленных артефактов - небольшой зеленоватый кристалл, на котором были изображены непонятные символы.

- Что это? - удивился Щит Принца.

- Это? Замок, - нехорошим тоном ответила первая Тень, после чего направила кристалл прямо в спину Игнис, которая как раз успела войти в пещеру, и громко выкрикнула. - Закройся!

С грохотом, напоминавшим горный обвал, из неоткуда возник громадных размеров валун, который намертво запечатал выход. Лариэс переводил пораженный взгляд с огромного камня, на котором стали проступать замысловатые символы на рассыпавшийся в руках Мислии кристалл и обратно.

Все в голове юноши смешалось, и он перестал понимать, что происходит.

- Ваше высочество, - выдавил он слабый стон, - что это значит?

- А что такого? - совершенно обыденным тоном поинтересовался Таривас. - Кажется, я с самого начала предупреждал, что Вороний Король нам не друг, стало быть, и все его союзники тоже. Благодаря маленькой игрушке Мислии ни один из них теперь не выберется оттуда, ведь этот милый кристалл не позволит Кающемуся сбежать через свои тени. Разбить его магией тоже нельзя, верно?

- Именно, - зло усмехнулась Мислия. - Ты, естественно не знал о том, что ее величество Кайса Иссон Ривеландская оказалась куда щедрее, чем могло показаться на первый взгляд. Она подарила нам не только вот это, - первая Тень продемонстрировала медальон Архитектора, - но и идеальный барьер, более совершенный даже чем тот, что использовали культисты во время осады. Я честно не знаю, откуда он у нее, но могущество этого артефакта вызывает неподдельное уважение. А самое главное, он оказался чрезвычайно простым в изучении, я во всем разобралась от силы за пару дней.

- Так что дело сделано, - довольно подытожил Таривас. - Мы избавились от кучи друзей Корвуса - поверь, они не выберутся из подземелий - заполучили ценнейший артефакт, который сам по себе стоит армии. Мислия, думаю, за пару месяцев сумеет полностью освоить его. И, самое главное, никаких свидетелей и доказательств. Гарпий, что Вороний Король отправил нам вдогонку сейчас дорезают Тени, а твои гвардейцы ничего не видели и не знают, ага?

Лариэс затравленно переводил взгляд с принца на сковывающую.

- Тени, откуда?

- А ты еще не понял? - зло усмехнулась Мислия. - Мы с самого начала прекрасно знали, куда идем!

Виконт ошеломленно уставился на нее.

- Но как такое возможно?

- Это все Кайса, - милостиво снизошел до ответа Таривас. - План целиком и полностью принадлежал ей. Помнишь, как я рассказывал о все возрастающей мощи Вороньего Короля? Правительница Ривеланда думает точно также, как и мы с матушкой, а благодаря своей богатой фантазии и обилию старых заброшенных мест на севере страны, она сумела стать счастливой обладательницей яйца королевы. Знаешь, ты, наверное, не в курсе, но ей уже несколько лет как служит новый придворный сковывающий, отзывающийся на имя Старик. Тип он весьма талантливый, но ценен не столько из-за своей предметной магии, сколько из-за обширных знаний. Он и предложил пробудить королеву изначальных на востоке - в землях возможных союзников Корвуса, а заодно - поближе к Волукриму. Ты ведь понимаешь, что надежно контролировать это чудовище не получилось бы ни у кого, а вот использовать - очень даже.

У Лариэса земля ушла из-под ног, и он едва не упал. Все странности, все непонятные моменты, встали на свои места. Хитроумная головоломка сложилась в единую картину, картину мерзкую и отталкивающую. Картину клятвопреступления, предательства, обольщения и невероятной - просто запредельной - низости.

- Получается, - он не узнавал свой собственный голос, - что все было напрасно? Все наше путешествие было обманом, заранее спланированным? А культ изначальных, а нападения на нас по дороге? Это тоже ваших рук дело?

- Нет, конечно же, - искренне удивился Таривас. - Как ты мог подумать о таком? Я же не сумасшедший. Культ изначальных стал неприятным сюрпризом даже для меня - не ожидал, что этих психов окажется так много, и у них будут столь длинные руки. Их влияние, ненормальная осведомленность и могучие покровители - отдельный вопрос, которым мы обязательно займемся по возвращении. Та засада в трактире могла бы окончится трагедией, если бы не с нами не было Целительницы. Не знаю, что за третья сторона решила сыграть против нас всех, но рад, что усилия этих таинственных недругов оказались бесплотными.

- А Игнис? – Лариэс облизнул вмиг пересохшие губы. Он вспомнил то, что рассказывал Кающийся.

«Неужели все это – правда»?

Принц с грустной улыбкой развел руками.

- Глупая влюбленная Игнис. Как же просто было заставить ее делать то, что нужно нам, ага?

Лариэс почувствовал, как кулаки начинают сжиматься, и неимоверным усилием воли взял себя в руки.

- Мой принц, но ведь это - война с Вороньим Королем.

- Да, война, но кого обвинят в ее развязывании? Нас? Мы не хотели ничего плохого, мы сделали все, что могли, но, - на лице его высочества отразилась вселенская скорбь, - обстоятельства оказались сильнее. А вот Корвус сорвется с цепи, когда узнает, что его драгоценная дочурка пропала без вести. Он наделает ошибок и подарит нам отличный повод, такой повод, который заставит Генерала, а может и его психованного дружка – Повелителя Лодок – вмешаться. Повод, который наконец-то даст нам возможность разобраться с угрозой по имени Волукрим!

Лариэс смотрел на своего господина и не узнавал его. Куда пропал тот человек, которым он восхищался? Почему его место занял этот мерзкий монстр, это отвратительное создание, в котором не осталось ничего достойного уважения? А может, так было с самого начала, просто он смотрел не туда?

- И этот валун никак не убрать? - осторожно поинтересовался Лариэс.

- Нет, - вместо принца ответила Мислия. - Нерушимый барьер не просто так получил свое название. Я читала лишь о трех заклинаниях такого типа, это - четвертое.

- Ладно, мы впустую тратим время, - вздохнул Таривас. - Пойдем, дела не ждут.

Лариэс не сдвинулся с места.

- Лариэс? - принц вопросительно поднял бровь.

- Нет, - коротко ответил юноша.

- Нет? - улыбка сошла с лица принца. - Вот как. Ты сам сделал свой выбор.

Лариэс действовал, не раздумывая. Он не успевал выхватить меч или как-то защититься, у него не было возможности даже поцарапать принца - того бы защитил ветер. Вместо этого он метнулся в сторону, выхватывая дагу и отправляя ее на свидание с Мислией.

Чародейка страшно закричала, а могучий порыв ветра подхватил Лариэса и швырнул его к обрыву. В последний момент юноша успел схватиться за камень, его пальцы со всей силы обхватили неровную поверхность, а ноги повисли над бездной.

- Сука поганая! - услышал он полный ненависти голос Мислии, и спустя мгновение над ним возникла первая Тень, зажимавшая шею. Вся ее рука была алой от крови, и лицо пышущей жизнью чародейки стремительно бледнело.

"Обидно - чуть-чуть точнее, и она бы не поднялась", - подумал Лариэс, пытаясь ухватиться за что-нибудь второй рукой.

- Ты даже не представляешь, как же давно я хотела сделать это! - воскликнула Мислия, протягивая в сторону Лариэса свободную руку. - Сейчас ты сдохнешь, гаденыш.

- Стой, - принц подошел к обрыву и замер над Лариэсом, глядя на того сверху вниз.

Мислия, ворча отошла на пару шагов назад и занялась своей раной, а Таривас на лице которого вновь застыла его любимая элегантная улыбка, продолжал смотреть на вассала.

- Кто бы мог подумать, что все так обернется, верно? - сказал он, наконец. - Ты всегда был излишне принципиален, ага.

- Ваше...величество, - Лариэс почти что сумел найти вторую точку опоры, но камень, за который он схватился левой рукой, неожиданно обломился и снова от падения его удерживала лишь правая рука. - Это... неправильно.

- История нас рассудит, - пожал плечами его сюзерен. - Вот только ты этого уже не увидишь. Знаешь, как следует поступать с собакой, которая посмела укусить хозяина?

Лариэс широко раскрытыми глазами смотрел на человека, которого столько раз выручал из передряг, с которым делил радости и тяготы, ради которого совершал поступки, тяжким грузом ложившиеся на его совесть. На человека, бывшего для него всем, ставшего смыслом жизни и самой жизнью. На человека, который сейчас смотрел на него, точно на шелудивого пса, которого следовало прикончить, чтобы не мешал.

"Неужели я всегда был для него лишь верным цепным псом"? - в отчаянии подумал юноша.

Таривас угадал эту последнюю его мысль.

- А как же иначе? Неужели, Лар, ты хоть на миг мог подумать, что я сочту ублюдка ровней себе – истинному ветророжденному? Нет, мой милый друг, ты всего лишь удобный инструмент, которым можно было пользоваться. Жаль, что встреча с дочкой Вороньего Короля сломала тебя - найти замену такому хорошему исполнителю будет непросто… - Он сокрушенно покачал головой и развел руками, - А ведь тебе всего-то и надо было, что отвернуться и перетерпеть, как в прошлые разы. Это, кстати, спасло бы жизнь твоих гвардейцев, которые ждут нас у подножия горы.

У Лариэса из глаз потекли слезы, а желудок скрутило от ужаса – не за себя, а за товарищей.

- Но почему? – выдавил он из себя?

- Неужели не понимаешь? – вздохнул принц. – Ладно, так и быть, поясню, тем более, что это не займет много времени. Если бы ты вернулся с нами, то все было бы хорошо, я уверен, что мой верный Щит сумел бы все разъяснить как надо. Они бы поверили - они слишком сильно любят и уважают тебя. Но из-за твоего упрямства вниз сойдем лишь мы с Мислией, а потом к нам присоединятся Тени. Это вызовет ненужные вопросы, ответить на которые будет некому. Надеюсь, все понятно?

«Куда уж яснее», - промелькнуло в голове у Лариэса, который почти сумел уцепиться за скалу второй рукой.

Принц покачал головой, однако в его глазах не было и намека на жалость.

- Ладно, хватит терять время, нам пора расставаться. Прощай.

С этими словами он со всей силы опустил кованый сапог на пальцы своего слуги.

От боли рука разжалась и Лариэс устремился в бездну, глядя на все удалявшееся лицо своего повелителя. Человека, который походя избавился от него, так и не стерев с лица своей милой подленькой улыбочки.

Дубликаты не найдены

+3

Почти закончился первый том. Осталась одна глава + эпилог. Выложу на следующей неделе.

раскрыть ветку 1
0

Первый том?! Если б я был султан, я бы вложился в печать...чтобы все красиво и с картинками...

0

Жесть какая-то начинается, но интрига все сохраняется, ожидаем продолжения.