Беспорядки на улице Сезам

БЕСПОРЯДКИ НА УЛИЦЕ СЕЗАМ

- Алло! Президент?! Мистер Трамп!
Сержант Джонсон, сэр, штат Миннесота!
Наш отряд застрял на Сезам,
И, спешу доложить, сэр, тут творится какая-то полная жопа!

Здесь всё полыхает и гибнет в огне,
Беспорядки царят и мародерства.
Нам б ночь продержаться, да ещё один день,
Если мы выживем – пусть нам споют “Happy Birthday!”

Народ поражает какая-то дрянь:
Какой-то, блин, вирус, и я не утрирую,
Говоря, что наш второй лейтенант превратился в жуткую тварь.
Господи, сэр! Он реально во что-то мутировал!

Сначала мы думали, что у него просто озноб:
Он валялся в бреду, и его больная утроба
Издавала урчащее: “зелибоб…зелибоб…”,
Лейтенант засыпал. А просыпаясь, истошно кричал: “ЗЕЛИБОБА!!!!”

Так продолжалось суток не больше пяти.
Мы надеялись, что пойдёт на поправку…не
Спасти - мы поняли, что его не спасти,
Когда услышали это мерзкое чавканье.

Мы слышали этот страшной скрежет зубов,
Его рот наполняла ядовитая пена,
И все тоже: “зелибоб…зелибоб…”
От которого кровь стыла в жилах и венах.

Нас он уже перестал узнавать:
Бросался на каждого, пасть разевая в оскале.
Тогда мы повалили его на кровать
И крепко верёвкой связали.

Он осыпал нас проклятьями, грозился что всех нас убьет -
Это зрелище было более чем богомерзким,
Непотребные гадости источал его бешеный рот
И что-то еще на санскрите, латыни и древнешумерском.

Мы записали те речи и включили транслейт,
И вот, что нам помог разузнать переводчик:
Эта тварь не из нашего мира (во что только вляпался несчастный наш рейд?!),
А порождение ада и ночи.

Его настоящее имя - Кор’Жик,
Он демон из измерения сумрачной середины.
И он пришел в этот мир, в мир живых
По указанию своего господина.

Его повелитель – древний, могучий, хтонический Бог,
Переполненный гневом и неистовой злобой,
Неотвратимый, словно судьба, словно сам рок,
И имя ему – ЗЕЛИБОБА.

Его пришествие близко, он уж грядёт,
И всё, что мы наблюдаем – пока лишь только прелюдия.
Страшное ждет весь человеческий род.
“Вот что вам нужно знать, забавные, жалкие люди…” –

Так говорила та мерзкая тварь,
Усмехаясь над нашим оцепенением,
А в окна вползала какая-то хмарь,
И не было времени на промедление.
Решено было действовать так:
Тварь не развязывать. Приставить конвой. И покуда
Ночь не закончится, держать оборону и ухо в остро на постах,
А утром по-быстрому сваливать, нахрен, отсюда.

План был отличный, план был хорош,
Да вот только пошло как всегда всё совсем не по плану.
От событий, что следуют дальше, проносится дрожь
По коже и бьёт прямо в самую гланду.

Всё было спокойно где-то до трех
Часов ночи. В окна луна брызгала жидкою желчью.
Как внезапно нас оглушили нечеловеческий рев
И вопли сразу следом за ним … но уже человечьи.

Леденящий ужас всех нас объял,
Плечо рефлекторно объединилось с прикладом,
И вот мы с оружием несемся в подвал
Где оставили тварь, что когда-то была нашим вторым лейтенантом.

Что мы встретили там? Там мы встретили кровь:
Кровь на полу, потолке - кровь по всюду,
И смрад. Сладкий смрад, как на забое коров -
Запах, которого я никогда не забуду.

Двое наших конвойных были мертвы -
Жалко парней. Не хочу представлять их даже мученья:
Эта тварь обглодала их с ног и до головы
И из сухого пайка сожрала все запасы печенья.

Сама тварь исчезла, но мы знали одно:
Она где-то рядом, в этом же здании,
Да уж сэр, нам свезло –так свезло…
Лучшая в мире работа, лучшее в мире задание!

Мы понимали, что оставаться здесь больше нельзя:
Нас ждала участь невинно убитых конвойных.
Кто бы нам в тот момент рассказал,
Что на улице мы попадем в ещё большую бойню?!

Кто бы нам рассказал… пожалуй - никто,
А даже если и… то и выбора в общем-то не было.
И вот наш отряд с кличем: “GO!GO!”
Врывается в ад под автоматное тремоло!

Свет прожектора ударил в глаза,
Я ослеп на секунду, но через мгновенье
Предо мной предстала… Сезам
Во всём извращенном своем воплощении.

Что увидел я, Господи, что я узрел?!
Монстры… жуткие монстры - они были повсюду,
И груды окровавленных тел -
Каждой твари по паре, каждой твари по трупу.

Они пожирали еще полуживых,
Они пожирали и сгнившую падаль -
Мне словно бы дали куда-то под дых,
Земля плыла из-под ног: я, кажется, падал

В бездну, в мрак, в темноту,
В царствие вечного, мутного холода…
“Очнитесь, сержант! Вы с нами ?!Вы тут?!

Пора выбираться из этого города!”

“Пора выбираться…” - я прошептал,
И остатки былого здоровья сознания
Ко мне возвращались, а с ними и ада земной филиал,
Что я наблюдал, глядя эти создания

Коих именем был - Легион -
Бессмысленный и такой беспощадный.
Мы вели по ним плотный огонь,
Да только пекла исчадий

Меньше не становилось, число
Их неуклонно лишь возрастало,
Перманентно, словно назло - хотя что это было, если и не чистое зло?!
И когда в этом мире зла было мало?

Чего уж чего, а уж этого ты не проси:
С этим избыток и так, как, по-моему,
В отличие от наших не бог весть каких сил,
Как и запасов патронов в обоймах.

Особо с последним был дефицит:
Сыпались гильзы, словно в песочных
Часах… и каждая гильза, как суицид.
Был нужен план действий. Новый. И срочно.

Ситуация, мягко сказать, не ахти,
Но и вешать носы не стоило рано.
Хоть нам и пришлось в тот момент отступить,
Чтобы остыть и зашить свои свежие раны.

Мы нашли один закоулок и сокрылись во тьму
С той мыслью что: тварей всех не убьём, но хоть
Передохнём. Ведь немного передохнУть -
Это всё же получше, чем передОхнуть.

Но отдохнуть было не суждено:
Из бака, стоящего рядом, вылез мусорный монстр -
Его прикончил капрал армейским ножом:
Холодно, быстро, точно и просто.

Всё же насилие меняет людей
Или ломает – пожалуй, что так даже будет вернее -
Страшные мысли… от них отвлекли шорох где-то там, в темноте,
И протяжное тихое: “Кеееермит…”

Что там за нечто скрывала порча
Мрака густого - мы искали прицелом,
А голос отвратный зазывно звучал
И повышал, не спеша децибелы.

Мы подступали всё ближе, иль тьма
Ближе и ближе к нам подступала.
В капельках пота с холодного лба
Страх на глаза смывал кожное сало.

Мы приближались: не видно ни зги,
Кровь червяком билась в теменной вене,
И когда мы достигли кульминации тьмы,
Вынырнул длинный и красный язык
И оказался на шее

Рядового - его звал Шон -
Фамилия, кажется, Виллоу иль Вислоу,
Понять, что тогда с ним произошло
Никто не успел, а Шон даже пискнуть.

Он открыл было рот и словно сова
С вопросом на нас посмотрел очумело -
Сейчас он умрет -
Тьма исторгнула: “Ква!”,
И его голова
Отстыковалась от тела.

Мы обезумели, мы словили аффект:
Мы расстреляли в проклятую темень
Чуть ли не весь свой боекомплект -
Был ли от этого хоть какой-то эффект
И что это было за : “Кеееермит” -

Теперь уж неважно: мы опять на Сезам…
Помню, как желтая, хищная птица
Напала - мы ей скормили комбикорм из свинца-
Кто хочет ещё нами тут поживиться?!

А над городом уж полыхала заря…
И я обернулся к солнцу навстречу -
Я зря это сделал, действительно зря:
Теперь мой рассудок навсегда покалечен.

Подобное встретить вряд ли кому довелось:
Огромный, размером в три небоскреба
С синими перьями (а может быть шерстью покрытый?) на фоне рассвета
Грозно маячил огромный колосс -
Это и был ЗЕЛИБОБА -

Тот самый могучий, хтонический Бог,
Собой закрывавший полнебосвода.
Он многозубую пасть открыл и изрёк
Похожее что-то на басовый гудок
Тысячетрубного сверхпарохода.

Этот звук был ужасен. Мириады стекол
посыпались вниз на асфальт вереницей.
Мы уши закрыли, чтобы препон
Барабанных полностью нам не лишиться.

Тупая, звенящая, плотная боль,
Как пресс на арбуз надавила на череп -
Как если бы в кость врезали бы болт
Под напряжением в сто мегавольт -
Всё закончилось через

Может быть 10-15-30 секунд -
Я не знаю… не знаю… не знаю… не знаю… -
Словно времени не было: это был ад и он был уже тут -
В противовес всему мирозданию.

Я осмотрелся: сколько наших в живых?
Как выбрался только из шоковой комы
Истерика… крик… кровь отверстий ушных…
Кто-то свернулся в кольцо эмбриона.

Ко мне подбежал Адам Кларк – рядовой,
То, что он говорил, я услышал не сразу:
- Контужены: Питерсон, Холл, Джексон, Маккой.
Остальные ждут вас и готовы встать в строй.
Вы теперь главный. Ваши приказы?

“Ваши приказы”… Адам Кларк…рядовой…-
Мальчишка совсем, но стоек и жилист-
Я вижу его… и он как живой -
Я вижу их всех, кого мы лишились.

На наших часах каре из нулей,
И значит не день, а Судная полночь.
Отряд потерял половину людей.
Необходима срочная помощь!

Я не знаю где мы: какой-то подвал,
А, что за дом… координаты
Мы вам пришлем; ждем вертолеты и ждем напалм!
К чёрту ООН! Дохнут солдаты!

Сэр, вы должны вытащить нас!
Вы слышите, сэр!
ГОСПОДИ, ЧТО ЭТО!!!ЧТО ЭТО!!!
(Звуки стрельбы. Обрывается связь)

Walter Reed General Hospital

-Итак: Джонсон, сержант,
Пациент номер 119 -
Уволен с большим “авансом” в запас -
Прогноз так себе: пока только спад,
Продолжит в дальнейшем у нас наблюдаться.

- А пообщаться с ним с глазу на глаз
В настоящий момент будет уместно?
Его рапорт или даже просто рассказ…
- Да вы садитесь-садитесь! Кресло…

Насчёт разговора – сложный вопрос,
Об этом сейчас думать, что рано.
Вы поймите: у пациента острый психоз
На фоне недавно полученной травмы.

- Док, ну хоть что-то он вообще говорит?
И моя с ним простая беседа…
- Да, говорит … но это скорее повторы, рефрены -
Это, так скажем, “словесный поточный кульбит”
В рамках полнейшего общего бреда.

- Это печально… не ожидал.
А что, если записи… записи, кстати?!
- Записи есть, но в плане пользы… впрочем, как скажете генерал:
Мне их поставить?
- Я хочу знать, что случилось с ними тогда,
И если это хоть как-то поможет всем нам…
Так что ставьте, док, пожалуйста, ставьте!

Баю-баюшки-баю,
Не ложися на краю.
Придёт синенький Кор’Жик,
Раз! И нет тебя в живых…