254

500 русских спартанцев

Однажды жил-был такой бравый полковник Павел Михалыч Карягин. С усами, чутка так с бакенбардами, как положено. В общем-то, никто бы о нём и не узнал, если бы не особо известный ныне случай с русскими "трёхстами спартанцами" - как 493 солдата под его командованием противостояли 20-тысячной персидской армии. "Вот ни хуя ж себе" - сказал бы тихо царь спартанцев Леонид, если бы ему рассказали о таком факте. Но он ничего не сказал, ибо помер эдак значительно раньше.


Итак, 24 июня 1805 года персидский шах Фетх-Али увидел - Россия занята войной с французами по самые помидоры. В Персию заранее прибыли французские советники, которые начали по свойству своей нации блядски вкрадчиво кормить шаха фуа-гра, подсовывать в закуски пахучий камамбер, и говорить на ломаном персидском - "Мон шери, давай нападьём на этот рюсс, и за это, друг мой пьяный, будет новый дом в Париже, много мадмуазель и карет с люшадьми". Шах впал в зависимость от фуа-гра, нанюхался камамбера, и поддался. И вскоре, персидское войско (по одним оценкам - 20 000 человек, по другим - аж нехуёво так 40 000), вторглось в Азербайджан, дабы отобрать эту землю у России назад. Это, конечно, России ни хуя не понравилось. Но в Азербайджане толком не было русских гарнизонов, и воевать было некому. Поэтому, князь Цицианов послал отразить атаку кого есть - 53-летнего полковника Карягина с 493 солдатами и двумя орудиями.


"Да это, блядь, курам на смех" - сказали персы, вкушая дармовое фуа-гра, и закидываясь дозами камамбера. "А вот, блядь, посмотрим" - ответил Карягин. Первым делом, он столкнулся с персидскими частями численностью в 10 000 человек. Построив своих солдат в каре на возвышении у Шахбулага, Павел весь день отражал атаки персидской кавалерии. В конце концов, у них уже хуй получалось атаковать - лошади вязли в трупах. "А чо делать?" - расстроились персы. "Ешьте больше фуа-гра, и увеличьте дозу камамбера" - посоветовали искушённые в кулинарии французы. Пока там персы сервировали стол, всякие там салфетки кружевные и эти хранчюзские салатики ебучие, Карягин ушел с позиции, и совершил марш-бросок на 14 верст. "Да блядский рот!" - взвыли персы, и срочно бросились вслед за ним.


Однако, полковник Карягин мудро выбрал недоступное место среди гор - хуй подберешься. Персы опять отчаянно бросались в атаки, и опять им приходил пиздец. И так целую ночь. Фуа-гра им не помогало от слова совсем, некоторые умирали от передоза камамбером. Тогда командующий персидской армией велел мочить лагерь русских из орудий, и отрезать им путь к питьевой воде. "Да ты, блядь, смеешься, что ли?" - расхохотался полковник Паша Карягин. - "Сейчас я тебе коробку пиздюлей распечатаю". Карягинские солдаты под командованием поручика Ладинского тут же пробились к персидской батарее, и штыками сбросили ее в реку. Заодно и водички попили, ага. Правда, стало ясно - стоять так постоянно невозможно. Персов-то чуть менее, чем до хуя. А у русских жрать нечего, один камамбер трофейный, а им водку закусывать - ну нет, на это православные не пойдут.


И тогда отряд Карягина пошел на прорыв. Из кольца в 10 000 персов. И не только вырвался, но и захватил ближайшую крепость Шахбулаг, организовав там оборону на 13 дней, хотя из его отряда уже осталось...175 человек. "ДА ЁБ ВАШУ МАТЬ!" - взялись за голову персы. - "Сколько же можно?". "А столько, блядь, сколько нужно" - сказал Паша Карягин. - "Сдавайтесь вообще, пока у нас места для пленных есть, специальная акция - сдайся русским, и получи стильную кепочку и рюкзачок с двуглавым орлом". Персы охуели, и сами предложили русским тоже сдаться. Правда, скидки и акции не предложили. Карягин затянул переговоры, и опять прорвался из крепости. Персы поклялись родной матерью никогда не есть больше фуа-гра, и прокляли камамбер как врага народа Персии.


Во время прорыва, отряд Карягина штурмом взял ещё крепость - Мухрат: персидские солдаты там прослышали про акцию, сдались и получили стильные кепочки. У водного потока Тертары стало ясно - на другую сторону пушки не перетащить, нет моста. И тогда солдат Гаврила Сазонов лег в ров, а еще несколько человек последовали его примеру, создав импровизированный мост, чтобы по их телам (!) перетащили пушки. Сам Гаврила Сазонов, при этом, к сожалению, погиб. Отряд Карягина развернулся, дал бой персам, и опять их разбил. "Это ж терминатор какой-то, - сказал персидский военачальник Аббас-Мирза. - Я, ребята, сон видел - типа там чувак приходит из будущего, чтобы нас запиздить. Этого тоже послали. Его ж убить невозможно. А завода с плавящимся металлом у нас тут нету, и Сары Коннор в парандже аналогично. Недоглядели".

500 русских спартанцев Подвиг, Россия, Персия, Франция, Война, История, Мат, Длиннопост

27 июля вместе с 2 300 солдат и орудиями, на помощь Карягину выступил князь Цицианов - он получил время передышки, и собрал армию, пока персы гонялись за Карягиным. "Ни хуя себе, - сказали персы. - Да если 493 солдата нам такой пиздец устроили, что 2 300 сделают? Надо срочно съёбываться, пока живы". Цицианов, конечно, с лёгкостью разбил персов, и соединился с отрядом Карягина - к тому времени, из него выжило 100 человек.


Полковника Павла Михайловича Карягина наградили золотой шпагой за храбрость, награды и деньги получил каждый выживший солдат его отряда. Карягин умер уже через 2 года, в 1807 году, от последствий своих двенадцати ранений. Французы прям устроили себе стол с камамбером, и сказали - бля, ну наконец-то, теперь можно с Россией воевать. И доложили Наполеону. Наполеон, конечно, обрадовался. Откуда ему было знать, что через 7 лет в бункере в Париже он будет отчаянно оттягивать свой конец?


А мораль тут такова: ну не идёт камамбер под водку. Вообще не идёт. Но французы и персы этого не знали.

500 русских спартанцев Подвиг, Россия, Персия, Франция, Война, История, Мат, Длиннопост

(с) Zотов

Найдены дубликаты

+16

Нашла в сохраненном .....еще в 2015, кажется. Кто автор? Просвирнин?


500 русских против 40 000 персов: невероятная история об отряде полковника Карягина


Поход полковника Карягина против персов в 1805-ом году не похож на реальную военную историю. Он похож на приквел к "300 спартанцев" (40 000 персов, 500 русских, ущелья, штыковые атаки, "Это безумие! - Нет, блять, это 17-ый егерский полк!"). Золотая страница русской истории, сочетающая бойню безумия с высочайшим тактическим мастерством, восхитительной хитростью и ошеломительной русской наглостью. Но обо всем по порядку.


В 1805 году Российская Империя воевала с Францией в составе Третьей коалиции, причем воевала неудачно. У Франции был Наполеон, а у нас были австрийцы, чья воинская слава к тому моменту давно закатилась, и британцы, никогда не имевшие нормальной наземной армии. И те, и другие вели себя как полные мудаки и даже великий Кутузов всей силой своего гения не мог переключить телеканал "Фэйл за фэйлом". Тем временем на юге России у персидского Баба-хана, с мурлыканием читавшего сводки о наших европейских поражениях, появилась Идейка.

Баба-хан перестал мурлыкать и вновь пошел на Россию, надеясь рассчитаться за поражения предыдущего, 1804 года. Момент был выбран крайне удачно - из-за привычной постановки привычной драмы "Толпа так называемых союзников-криворуких-мудаков и Россия, которая опять всех пытается спасти", Петербург не мог прислать на Кавказ ни одного лишнего солдата, при том, что на весь Кавказ было от 8 000 до 10 000 солдат.

Поэтому узнав, что на город Шушу (это в нынешнем Нагорном Карабахе. Азербайджан знаете, да? Слева-снизу), где находился майор Лисаневич с 6 ротами егерей, идет 40 000 персидского войска под командованием Наследного Принца Аббас-Мирзы (мне хочется думать, что он передвигался на огромной золотой платформе, с кучей уродов, фриков и наложниц на золотых цепях, лайк э факин Ксеркс), князь Цицианов выслал всю подмогу, которую только мог выслать. Все 493 солдата и офицера при двух орудиях, супергерое Карягине, супергерое Котляревском и русском воинском духе.

Они не успели дойти до Шуши, персы перехватили наших по дороге, у реки Шах-Булах, 24 июня. Персидский авангард. Скромные 10 000 человек. Ничуть не растерявшись (в то время на Кавказе сражения с менее чем десятикратным превосходством противника не считались за сражения и официально проходили в рапортах как "учения в условиях, приближенных к боевым"), Карягин построил войско в каре и целый день отражал бесплодные атаки персидской кавалерии, пока от персов не остались одни ошметки. Затем он прошел еще 14 верст и встал укрепленным лагерем, так называемым вагенбургом или, по-русски, гуляй-городом, когда линия обороны выстраивается из обозных повозок (учитывая кавказское бездорожье и отсутствовавшую сеть снабжения, войскам приходилось таскать с собой значительные запасы).

Персы продолжили атаки вечером и бесплодно штурмовали лагерь до самой ночи, после чего сделали вынужденный перерыв на расчистку груд персидских тел, похороны, плач и написание открыток семьям погибших. К утру, прочитав присланный экспресс-почтой мануал "Военное искусство для чайников" ("Если враг укрепился и этот враг - русский, не пытайтесь атаковать его в лоб, даже если вас 40 000, а его 400"), персы начали бомбардировать наш гуляй-город артиллерией, стремясь не дать нашим войскам добраться до реки и пополнить запасы воды. Русские в ответ сделали вылазку, пробились к персидской батареи и повзрывали ее нахрен, сбросив остатки пушек в реку, предположительно - с ехидными матерными надписями.

Впрочем, положения это не спасло. Провоевав еще один день, Карягин начал подозревать, что он не сможет перебить всю персидскую армию. Кроме того, начались проблемы внутри лагеря - к персам перебежал поручик Лисенко и еще шесть засранцев, на следующий день к ним присоединились еще 19 хиппи - таким образом, наши потери от трусливых пацифистов начали превышать потери от неумелых персидских атак. Жажда, опять же. Зной. Пули. И 40 000 персов вокруг. Неуютно.

На офицерском совете были предложены два варианта: или мы остаемся здесь все и умираем, кто за? Никого. Или мы собираемся, прорываем персидское кольцо окружения, после чего ШТУРМУЕМ близлежащую крепость, пока нас догоняют персы, и сидим уже в крепости. Там тепло. Хорошо. И мухи не кусают. Единственная проблема - нас по-прежнему десятки тысяч караулят, и все это будет похоже на игру Left 4 Dead, где на крошечный отряд выживших прут и прут толпы озверевших зомби.

Left 4 Dead все любили уже в 1805-ом, поэтому решили прорываться. Ночью. Перерезав персидских часовых и стараясь не дышать, русские участники программы "Остаться в живых, когда остаться в живых нельзя" почти вышли из окружения, но наткнулись на персидский разъезд. Началась погоня, перестрелка, затем снова погоня, затем наши наконец оторвались от махмудов в темном-темном кавказском лесу и вышли к крепости, названной по имени близлежащей реки Шах-Булахом. К тому моменту вокруг оставшихся участников безумного марафона "Сражайся, сколько сможешь" (напомню, что шел уже ЧЕТВЕРТЫЙ день беспрерывных боев, вылазок, дуэлей на штыках и ночных пряток по лесам) сияла золотистая аура 3,14здеца, поэтому Карягин просто разбил ворота Шах-Булаха пушечным ядром, после чего устало спросил у небольшого персидского гарнизона: "Ребята, посмотрите на нас. Вы правда хотите попробовать? Вот правда?".

Ребята намек поняли и разбежались. В процессе разбега было убито два хана, русские едва-едва успели починить ворота, как показались основные персидские силы, обеспокоенные пропажей любимого русского отряда. Но это был не конец. Даже не начало конца. После инвентаризации оставшегося в крепости имущества выяснилось, что еды нет. И что обоз с едой пришлось бросить во время прорыва из окружения, поэтому жрать нечего. Совсем. Совсем. Совсем. Карягин вновь вышел к войскам: -Друзья, я знаю, что это не безумие, не Спарта и вообще не что-то, для чего изобрели человеческие слова. Из и так жалких 493 человек нас осталось 175, практически все ранены, обезвожены, истощены, в предельной степени усталости. Еды нет. Обоза нет. Ядра и патроны кончаются. А кроме того, прямо перед нашими воротами сидит наследник персидского престола Аббас-Мирза, уже несколько раз попытавшийся взять нас штурмом. Слышите похрюкивание его ручных уродов и хохот наложниц?

Это он ждет, пока мы сдохнем, надеясь, что голод сделает то, что не смогли сделать 40 000 персов. Но мы не сдохнем. Вы не сдохнете. Я, полковник Карягин, запрещаю вам дохнуть. Я приказываю вам набраться всей наглости, которая у вас есть, потому что этой ночью мы покидаем крепость и прорываемся к ЕЩЕ ОДНОЙ КРЕПОСТИ, КОТОРУЮ СНОВА ВОЗЬМЕМ ШТУРМОМ, СО ВСЕЙ ПЕРСИДСКОЙ АРМИЕЙ НА ПЛЕЧАХ. А также уродами и наложницами.

Это не голливудский боевик. Это не эпос. Это русская история, птенчики, и вы ее главные герои. Выставить на стенах часовых, которые всю ночь будут перекликаться между собой, создавая ощущение, будто мы в крепости. Мы выступаем, как только достаточно стемнеет!

Говорят, на Небесах когда-то был ангел, отвечавший за мониторинг невозможности. 7 июля в 22 часа, когда Карягин выступил из крепости на штурм следующей, еще большей крепости, этот ангел умер от о3,14зденения. Важно понимать, что к 7 июля отряд беспрерывно сражался вот уже 13-ый день и был не сколько в состоянии "терминаторы идут", сколько в состоянии "предельно отчаянные люди на одной лишь злости и силе духа движутся в Сердце Тьмы этого безумного, невозможного, невероятного, немыслимого похода".

С пушками, с подводами раненых, это была не прогулка с рюкзаками, но большое и тяжелое движение. Карягин выскользнул из крепости как ночной призрак, как нетопырь, как существо с Той, Запретной Стороны - и потому даже солдаты, оставшиеся перекликаться на стенах, сумели уйти от персов и догнать отряд, хотя и уже приготовились умереть, понимая абсолютную смертельность своей задачи.

Продвигавшийся сквозь тьму, морок, боль, голод и жажду отряд русских... солдат? Призраков? Святых войны? столкнулся с рвом, через который нельзя было переправить пушки, а без пушек штурм следующей, еще более лучше укрепленной крепости Мухраты, не имел ни смысла, ни шансов. Леса, чтобы заполнить ров, рядом не было, не было и времени искать лес - персы могли настигнуть в любую минуту. Четыре русских солдата - один из них был Гаврила Сидоров, имена остальных, к сожалению, мне не удалось найти - молча спрыгнули в ров. И легли. Как бревна. Без бравады, без разговоров, без всего. Спрыгнули и легли. Тяжеленные пушки поехали прямо по ним.

Из рва поднялись только двое. Молча.


8 июля отряд вошел в Касапет, впервые за долгие дни нормально поел, попил, и двинулся дальше, к крепости Мухрат. За три версты от нее отряд в чуть больше сотни человек атаковали несколько тысяч персидских всадников, сумевшие пробиться к пушкам и захватить их. Зря. Как вспоминал один из офицеров: "Карягин закричал: «Ребята, вперед, вперед спасайте пушки!»

Видимо, солдаты помнили, КАКОЙ ценой им достались эти пушки. На лафеты брызнуло красное, на это раз персидское, и брызгало, и лилось, и заливало лафеты, и землю вокруг лафетов, и подводы, и мундиры, и ружья, и сабли, и лилось, и лилось, и лилось до тех пор, пока персы в панике не разбежались, так и не сумев сломить сопротивление сотни наших.

Мухрат взяли легко, а на следующий день, 9-го июля, князь Цицианов, получив от Карягина рапорт: "Мы все еще живы и три последние недели заставляем гоняться за нами половину персидской армии. P.S. Борщ в холодильнике, персы у реки Тертары", тут же выступил навстречу персидскому войску с 2300 солдат и 10 орудиями. 15 июля Цицианов разбил и прогнал персов, а после соединился с остатками отрядами полковника Карягина.

Карягин получил за этот поход золотую шпагу, все офицеры и солдаты - награды и жалованье, безмолвно легший в ров Гаврила Сидоров - памятник в штаб-квартире полка.

раскрыть ветку 1
+2
Вот эта версия куда лучше написана.
+14

ТС, Павел Михайлович почил до эры фотографий. Фото Потто от балды вкорячил?

раскрыть ветку 1
0

ну не смог он у Zотова ещё и фотки из Русьстаграмма спиздить, только текст смог.

+11

300 спартанцев дали пизды персам

500 русских дали пизды персам

Наверно персам пора продумать новые методы подготовки воееннослужащих

раскрыть ветку 4
+4

Понасоздают великих империй, а потом десятки тысяч сотням сливают)

-5

Главное, чтобы тут, в этой теме, ни одного америкоса не оказалось...

Прочухают про персов, и попрут тремя- пятью сотнями затмевать царя Леонида и полковника Карягина ...

раскрыть ветку 2
+1
Как бы друг друга не поубивали. У них в этом деле богатый опыт
раскрыть ветку 1
ещё комментарии
+5
Sabaton просто обязаны написать песню про это. Ну а Тапок сразу кавер сделать.
+8

Вроде как и повод для гордости, вроде как и прекрасный пример военного искусства, храбрости, всего такого, но читать противно.

+3

За это я люблю Mount & Blade

раскрыть ветку 1
+3
Слабоумие и отвага?)))
+7
Очень вычурный слог, нарочито современно-щеголеватый. Попроще можно.

Перчинки, конечно, добавить можно, но тут уж переперчил так переперчил.
раскрыть ветку 5
+11
Вот правда. Шутка про фуа-гра и камамбер с самого начала не особо смешная была, но автор повторил 6 раз про фуа-гра и 9 раз про камамбер.
раскрыть ветку 2
+4
Раза с 10-го, к сожалению, про фуа-гра и камамбер - смешнее не стало.
0

Считать не лень было?

0

вы впервые zotova читаете что-ли?

0

В пересказе Егора Просвирнина почитайте данную историю.

+3

Интересная история и отвратиельное её изложение .  Попытка закосить под "тресковые войны" и  треском провалилась.

+3

"Это Спарта? Нет, это 17й егерский!"

Советую про оборону крепости Осовец почитать.

+2
Просто плюс
раскрыть ветку 1
+3
От себя тоже добавлю, так бы в мои годы учили
+1

А вот интересно просто, на какой ляд, армии в 20000 человек с огнестрелом и артиллерией штурмовать позицию в которой укрепилось 500 человек? Как будто в Азербайджан можно пройти только через это место, где сидят русские и не пускают. Несколько раз в тексте упоминается как русские скачут из одной крепости в другую. Ну да и бог с ними, у вас 20000 человек, делайте то зачем пришли, пока те в крепости сидят. Занимайте населенные пункты, отрезайте снабжения основным силам, идите дальше, в конце концов. Не могу поверить чтоб кто либо отдал приказ 20ти тысячной армии гонятся за группой противников в 500 человек.

раскрыть ветку 2
+9

А по другому никак. Горы очень своеобразный ТВД. Оставишь в тылу, потом кровью умоешься.

+5

Контрольная точка. Не, я серьёзно. Крепости были на наиболее выгодной позиции на местности. Ну отрежешь ты её летучими отрядами от деревень. На некоторое время снабжения в крепости хватит. И либо брать в осаду, а на это надо серьёзные силы отвлекать, либо брать крепость. Потому что если не возьмёшь в осаду, из крепости будут совершать вылазки. А если армией пройти мимо, откроешь свой уязвимый обоз, который иногда( да практически всегда) побольше самой армии будет.

0

С ума сойти

-7

Кинули в ров солдат, хотя можно было бы забить его парой лошадей. И солдат бы жив остался. Но как то не ценили у нас людскую жизнь в армии...

раскрыть ветку 7
+2

Да так то можно было и персов пару десятков кинуть. Их вообще не жалко. Да и до х... Их было

раскрыть ветку 2
0

Персов у них в наличии не было, как я думаю. А вот лошади были точно.

раскрыть ветку 1
+1
Собственно, это сказочка про солдат во рву давно кочует. И взята из мемуаров человека там не бывшего, а просто слышавшего от кого то эту легенду. Согласно донесениям мост бы построен из ружей и досок. Вот при обрушения этого моста и погибло и было ранено несколько человек
0

Не было там лишних лошадей, только для пушек. Основную часть раненых на руках солдаты тащили.

-8

Лошадок жалко. А тут расходный материал

раскрыть ветку 1
0

А вы уверены, что были лошади? Потому что у Карягина, насколько я помню, лошадей не было...и солдаты сами тянули пушки.

ещё комментарии
ещё комментарии
-1
Годно
-1

Неплохо написано, а было бы без мата так вообще - 10 из 10

-1
Интересно пишешь, только разнообразит маты. Слово "блять" глаза режет.
Похожие посты
373

«Желтые животы»

Этот оригинальный способ заточки ножей был принят на французской фабрике Клода Дозорма в Центральной Франции. Почему именно такой? Дело вовсе не в том, что в обычном сидячем положении точильщик вынужден горбиться (что вредно для позвоночника).

В данном случае шлифовальные круги приводились в действие водами реки Дюроль, на берегу которой и были построены здания мануфактуры. Вода подавалась на шлифовальные круги через специальную плотину.

Организовать иначе рабочее место не получалось. Искривление позвоночника мастерам не грозило, а вот деформация грудной клетки, ревматизм, артрит и силикоз — запросто.

«Желтые животы» Франция, Интересное, Прошлое, Нож, История, Реальная история из жизни, Длиннопост

Жернова были сделаны из песчаника и довольно легко стачивались (а иногда и ломались). Пыль от них оседала преимущественно на животе, отчего точильщиков и прозвали ventres jaunes — «желтые животы». На фото видно, что на ближайшем к зрителю мужчине надет специальный защитный фартук.

«Желтые животы» Франция, Интересное, Прошлое, Нож, История, Реальная история из жизни, Длиннопост

Собаки в ногах у некоторых рабочих находятся не случайно. Постоянный контакт с речной водой охлаждал все тело, и руководство фабрики рекомендовало мастерам брать с собой домашних животных, чтобы те согревали хозяев во время работы.

«Желтые животы» Франция, Интересное, Прошлое, Нож, История, Реальная история из жизни, Длиннопост

Работали от 12 до 15 часов в сутки, часто в паре с компаньоном, обычно — с женой. Работа была семейной, и дети часто становились помощниками.


Кстати, туристы вполне могут попробовать себя в роли точильщиков ножей сами — для этого надо добраться до Музея столовых приборов в городе Тьер в Оверни. Здесь сразу в трех зданиях представлена история региона, а главное — различные ножи (самые старые датируются XVI веком, и здесь можно узнать, чем отличались ножи знати и крестьян, например) и сохранившиеся станки, на которых проводятся демонстрации. В филиале музея на набережной реки Дюроль можно увидеть последнее действующее водяное колесо. Каждую весну в Тьере проходит Фестиваль ножей.

«Желтые животы» Франция, Интересное, Прошлое, Нож, История, Реальная история из жизни, Длиннопост

Добавим, что ножи бренда Claude Dozorme выпускаются до сих пор и входят в линейку премиум-товаров. Технологии за 120 лет, разумеется, продвинулись вперед.

ИСТОЧНИК

Показать полностью 3
585

Операция «Багратион». Часть I Идеальный шторм

Автор: Евгений Норин.


Дата 22 июня не ассоциируется ни с чем хорошим. Внезапные ночные бомбардировки, танковые колонны, идущие на восток, ужас, смерть и неизвестность впереди. В июне 1941 года, когда вермахт насквозь прошел Белоруссию за неделю, трудно было даже представить, что ровно через три года эти же края войдут в историю как место крупнейшего поражения Гитлера.

Операция «Багратион». Часть I Идеальный шторм Cat_cat, История, Война, Вторая мировая война, СССР, Германия, Третий рейх, Республика Беларусь, Длиннопост

Бесплодная весна


К лету 1944 года Белоруссия стала медвежьим углом всего советско-германского фронта. Русские наступали почти беспрерывно еще с лета прошлого, 1943-го, года и от ворот Смоленска уверенно дошли почти до Витебска, Могилева, Орши, Бобруйска, но вот здесь-то наступление и забуксовало.


Пока на Украине гремели сражения, и перекатившаяся через Днепр Красная Армия пробивалась к Карпатам и Молдавии, постоянно освобождая крупные пространства и большие города, севернее все наступления застопорились. Попытки сдвинуть линию фронта начинались по-разному, а заканчивались одинаково: остановка почти на исходных рубежах, убитые и раненые тысячами, отсутствие внятных результатов.


На нейтральной полосе монументами прежним, провалившимся наступлениям, застыли сотни сгоревших боевых машин. Вермахту эти бои также давались нелегко, однако людские потери окопавшейся в белорусских болотах группы армий «Центр» оставались умеренными, а фронт сдвинуть все равно не удавалось.

Операция «Багратион». Часть I Идеальный шторм Cat_cat, История, Война, Вторая мировая война, СССР, Германия, Третий рейх, Республика Беларусь, Длиннопост

«Насхорн» под Витебском, март 1944 года


Белоруссия бедна коммуникациями. Любой шаг в сторону от дороги часто ведет в трясину, а группа «Центр» располагала очень мощным парком артиллерии и противотанковых средств. Тяжелые самоходные противотанковые орудия, «Тигры» и обычные противотанковые пушки, во множестве размещенные против немногочисленных маршрутов наступления, выбивали бронетехнику. В это время на стрелков обрушивался град снарядов тяжелой артиллерии. Лобовые схватки приводили к тому, что исход сражения часто решала голая огневая мощь, и здесь преимущество было у немцев.


Только за январь 1944 года немецкая 3-я танковая армия, оборонявшая район Витебска, выпустила около 240 тысяч 15-см снарядов (43 кг каждый) – поистине чудовищные цифры на квадратный метр. Плотность огня немцев оказывалась выше, чем под Сталинградом или Курском. Для противодействия советским ударам немцы использовали даже осадные гаубицы.

Операция «Багратион». Часть I Идеальный шторм Cat_cat, История, Война, Вторая мировая война, СССР, Германия, Третий рейх, Республика Беларусь, Длиннопост

Самоходка «Мардер 3» и военнослужащие 742-го дивизиона истребителей танков, Белоруссия, зима 1943-44


Встречный огонь советской артиллерии, по сравнению с неприятельской, оставался откровенно жидким, расход снарядов оказывался меньшим в разы, если не на порядок. СССР был бедным государством, и если с задачей выпуска достаточного количества стволов оружия и единиц танков к 1944 году – и даже раньше – справились, то вопрос обеспечения войск боеприпасами в нужном количестве так и не был решен.


К тому же уровень выучки войск, начиная от рядовых и заканчивая командованием наступавшего в Белоруссии Западного фронта, оставлял желать много лучшего. После наступлений штабисты сухо фиксировали плохую разведку, проблемы взаимодействия пехоты, артиллерии, танков и авиации, неудовлетворительное управление наступлением. Маскировались плохо, колонны на марше легко засекались немецкой разведкой. Собственно, планы наступлений регулярно оказывались несовершенными.


Штабной офицер 33-й армии, например, в аналитической записке на имя Сталина писал:

«Первой и основной причиной [неудач] являлось то, что силы и средства расходовались по мелочам, вместо серьезного и сокрушительного удара противнику наносились «булавочные уколы», от которых он очень быстро оправлялся, материальные средства расходовались также по мелочам, частями, и серьезного результата дать не могли.


Если ударить человека бревном, то он безусловно будет убит, но если это бревно расчленить на щепки и бить этого же человека в разное время этими щепками, то он легко вынесет эти удары и нисколько не потеряет своей жизнеспособности. Так образно можно выразить удары по врагу нашей 33-й армией».

Операция «Багратион». Часть I Идеальный шторм Cat_cat, История, Война, Вторая мировая война, СССР, Германия, Третий рейх, Республика Беларусь, Длиннопост

Эвакуация советского раненого с передовой где-то под Витебском, зима 1943-44 годов


Одно из самых сомнительных решений командования действительно состояло в назначении дивизиям чрезвычайно узкого фронта наступления. Это требовалось для концентрации сил и средств на нужном направлении, но на практике получалось нечто противоположное замыслу: полки и батальоны утыкались в затылок друг другу, а узкий фронт прорыва означал, что сам он простреливается насквозь.


Войска – полк за полком, дивизия за дивизией – шли по узким коридорам под убойным огнем тяжелой артиллерии немцев. К тому же, сами войска бросались в бой до того, как их пополнят, в результате чего в Белоруссии наступали «роты» численностью по 20-30 человек вместо штатных 144. В бою такие формирования стремительно сокращались до полной небоеспособности.


Всего за время позиционных боев в Белоруссии погибли десятки тысяч солдат и офицеров без малейшего результата.


Пока в болотах Белоруссии шли эти мучения, ситуация изменилась уже в масштабе всего фронта. На Украине наступление также приостановилось, а главное – на фоне предшествующих потерь вся РККА стала испытывать недостаток в людях. Уже осенью 1943 года начался призыв молодых людей 1926 года рождения. Мобилизационный резерв неуклонно падал, солдаты погибали в боях, и к 1944 году впереди маячила мрачная перспектива остановки общего наступления просто из-за нехватки мужчин в стране. Нацистов гнали, но слишком тяжкой ценой. Не то что Ставке, но всей стране требовался успех новых, невиданных масштабов. И – парадокс – окончательный перелом в войне на Восточном фронте предстояло совершить в тех краях, которые казались самыми бесперспективными.


Белорусский балкон


Позиции немцев в конце весны 1944 года выглядели как своеобразный «балкон», выдающийся на восток. С юга он отсечен огромными и практически непроходимыми Припятскими болотами. В 41-м эти болота фактически изолировали друг от друга группы армий «Центр» и «Юг». В 44-м они, естественно, никуда не делись и по-прежнему ограничивали любые маневры сторон.

Операция «Багратион». Часть I Идеальный шторм Cat_cat, История, Война, Вторая мировая война, СССР, Германия, Третий рейх, Республика Беларусь, Длиннопост

Немецкая штабная карта от 13 июня 1944 с предполагаемыми ударами советских войск


Дальше на север линия фронта идет через районы Бобруйска, Могилева, Орши и Витебска, и за Витебском резко сворачивает на запад, где и кончалась зона ответственности группы армий «Центр». Западнее с юга на север течет Березина. Еще дальше к западу – столица Белоруссии Минск. Еще западнее – леса и болота Белоруссии переходят в большие открытые равнины Польши. С запада поле сражения ограничивается рекой Висла с польской столицей Варшавой на ее западном берегу. Вся эта местность, на западе меньше, на востоке больше – сильно заболочена. И сейчас в Белоруссии хватает болот, хотя в позднем СССР их массово осушили, а тогда трясина серьезно влияла на ход боевых действий.


Нехватка коммуникаций вкупе с заболоченностью делали каждую дорогу немыслимо важной. В 41-м перехват единственного шоссе у Волковыска привел к прерыванию снабжения двух (3-й и 10-й) советских армий и вынудил их к мучительному прорыву из окружения. В 44-м положение с дорогами лучше не стало. Этот фактор сильно влиял на действия обеих сторон.


«Балкон» занимала группа армий «Центр» во главе с фельдмаршалом Бушем. Этот полководец не относился к «звездным» военачальником вермахта, но считался человеком, способным организовать прочную оборону, которая может долго продержаться под сильными ударами. Летом 1944 года немцы ожидали в первую очередь наступления русских на Украине, и именно туда отправлялись почти все резервы. В Белоруссии ждали куда менее амбициозных и масштабных операций, поэтому там готовилась просто прочная стационарная оборона с расчетом на упорное удержание имеющейся линии фронта. Предполагалось, что группа армий численностью более 800 тысяч человек вполне способна решить эту задачу.

Операция «Багратион». Часть I Идеальный шторм Cat_cat, История, Война, Вторая мировая война, СССР, Германия, Третий рейх, Республика Беларусь, Длиннопост

Фельдмаршал Эрнст Буш (1885-1945)


Особенностью немецкого военного дела конца войны стали «крепости» – позиции вокруг узлов дорог, строившиеся с расчетом на круговую оборону и возможность защищаться даже в полном окружении. В Белоруссии такими крепостями были объявлены Витебск, Могилев, Бобруйск и еще ряд городов. Концепция «крепостей» была не такой уж глупой, они позволяли даже в окружении долго портить жизнь наступающим, перехватывая узлы дорог, но в случае неудачи гарнизон просто уничтожался.


Крепости должны были стать опорой немецкой обороны в Белоруссии. Хуже было с подвижными резервами на случай, если что-то пойдет не так. Танковая дивизия находилась здесь всего одна. Воздушный флот формально насчитывал 839 самолетов, но фактически значительную их часть составляли бомбардировщики для ударов по объектам в глубине СССР.

Одной из ключевых проблем вермахта в новой летней кампании стало неверное определение планов советской стороны. Немцы опасались продолжения операций на Украине, и именно туда стягивались немецкие мобильные резервы. На юг отправился также ценный кадр – фельдмаршал Вальтер Модель, получивший прозвище «пожарный фюрера» за успехи в роли кризис-менеджера, спасающего вермахт из сложных ситуаций.


Разведка честно сообщала, что именно на Украине наблюдается крупное скопление советских танковых войск, и большое наступление здесь не вызывало сомнений. Однако в Белоруссии ожидались лишь вялые попытки прорыва на небольшую глубину. Никто в германских штабах и помыслить не мог, что произойдет в действительности.


Пока на немецкой стороне готовились к новому раунду позиционной схватки, советские военачальники пересматривали все принципы наступления. Будущая операция готовилась с весны. Настоящей идеей фикс советских генералов стала внезапность операции. Западный фронт был разделен надвое для лучшего качества управления, его командующий был снят с должности.

Операция «Багратион». Часть I Идеальный шторм Cat_cat, История, Война, Вторая мировая война, СССР, Германия, Третий рейх, Республика Беларусь, Длиннопост

Тяжелая артиллерия Советов


Вся подготовка шла в глубокой тайне. К линии фронта двигались грандиозные массы людей, техники, боеприпасов, топлива. Все перевозки велись по ночам, причем автоколонны шли с выключенными фарами. Специально назначенные офицеры на связных самолетах облетали тылы, следя за тем, как соблюдаются меры маскировки. В радиоэфире царило глухое молчание. Один из пленных немецких офицеров впоследствии даже сказал, что почувствовал недоброе именно из-за полного отсутствия радиообмена на стороне русских.


В это время разведка всех видов старательно вытаскивала немецкие позиции и силы из «тумана войны». Времени у нее хватало, съемки с воздуха сочетались с охотой на языков, работой акустиков; для уточнения немецких позиций использовались даже аэростаты.


Тщательное наблюдение позволило прояснить положение дел перед своим фронтом. Войска непрерывно тренировались: роты и батальоны по очереди уводили в тыл, где вели учения в условиях, максимально приближенных к реальным, с макетами немецких позиций и стрельбой боевыми патронами. Саперы готовились преодолевать многочисленные речки и топи. У солдат и генералов имелось много времени на планирование и подготовку операции, и они тратили его с умом.


Против группы армий «Центр» удалось собрать огромную армаду в 1,7 млн человек при четырех тысячах танков и 28 тысячах орудий. Поскольку времени на подготовку хватало, запасы топлива, боеприпасов, запчастей и всего прочего, что необходимо для войны, поражали воображение.


План наступления был достаточно несложен в общем, но замысловат в деталях. Основные трудности состояли в том, чтобы спрятать приготовления, но и собственно разгром группы «Центр» тоже был делом непростым. Предполагалось провести каскад окружений: сначала фронт Рокоссовского на юге и Баграмяна и Черняховского на севере должен был сокрушить фланги группы армий «Центр», затем через пробитые бреши планировался рывок на Минск с нескольких сторон и добивание остатков группы армий к востоку от Минска в грандиозном мешке. Координировали наступление Василевский (северный фланг) и Жуков (центр и южный фланг).

Операция «Багратион». Часть I Идеальный шторм Cat_cat, История, Война, Вторая мировая война, СССР, Германия, Третий рейх, Республика Беларусь, Длиннопост

Общий план операции


Существует небольшая легенда по поводу планирования операции. Якобы Рокоссовский, действовавший в районе Бобруйска, предложил нанести два главных удара вместо одного и создать таким образом отдельное окружение. По версии, изложенной в мемуарах, ему удалось преодолеть скепсис других членов Ставки и даже лично Сталина и продавить собственный план. Между тем, отметим, что документами эта версия не подтверждается, напротив, план наступления с двумя главными ударами был утвержден независимо от предложений Рокоссовского. Судя по всему, Константин Константинович настаивал на каких-то перестановках в рамках уже утвержденного замысла и впоследствии несколько добавил драматизма этому сюжету.


Шел июнь 1944 года. Четыре фронта – 1-й Прибалтийский, 3-й, 2-й и 1-й Белорусские – готовились к одному из крупнейших сражений человеческой истории.


День гнева


Немцы до самого начала наступления так и не поняли, удар какого масштаба готовится в Белоруссии. Прямо перед советским наступлением фельдмаршал Буш со спокойной совестью ушел в отпуск. Между тем, таран советского наступления уже вовсю разгонялся.


В ночь с 19 на 20 июня началось то, что уже можно назвать первыми шагами «Багратиона»: партизаны вышли из лесов и совершили более десяти тысяч (!) подрывов на железных дорогах. На некоторое время эта волна взрывов приколотила немцев к месту, лишив возможности маневра на многих участках. Полковник Теске, начальник военных сообщений группы «Центр», позже сухо констатировал, что на несколько дней группа армий лишилась управления.

Операция «Багратион». Часть I Идеальный шторм Cat_cat, История, Война, Вторая мировая война, СССР, Германия, Третий рейх, Республика Беларусь, Длиннопост

Партизаны


В это время на фронте уже шла разведка боем. Усиленные разведроты и батальоны начали пробовать немецкие позиции на прочность, выявляя слабые точки и при удаче захватывая позиции. Уже с 17 числа шли бои местного значения, в которых участвовали сотни людей и артиллерия. Кое-где удалось даже захватить немецкие передовые траншеи еще до основного наступления. 22 июня операция, получившая название «Багратион», стартовала в полную силу.

Благодаря тщательной подготовке наступление развивалось просто неудержимо. Целью первой атаки – под Витебском – было окружение самого Витебска со всеми, кто его оборонял. Этот город вдавался в советские позиции, и для русских выглядело крайне соблазнительной идеей его окружить.


Первый же день наступления превзошел все, даже самые оптимистичные прогнозы. Главный рубеж немецкой обороны у Витебска был проломлен в течение шести часов. Немецкие позиции перетряхивались громадным количеством снарядов. Артиллерия немцев, столь страшная до сих пор, благодаря тщательной разведке и накоплению боеприпасов оказалась подавлена почти мгновенно.


Вскоре на орудийные позиции ворвались русские, что стало приговором для сверхтяжелых орудий – их просто не успели увезти. Еще до полудня 23 июня железную дорогу Витебск-Орша оседлали наступающие батальоны. Мосты по дороге захватывались специально назначенными отрядами. В воздухе свирепствовали орды Ил-2, атакующие уцелевшие орудийные позиции и гоняющиеся за автоколоннами. Противодействовать им было нечем: немецкую авиацию прибили к земле ударами по аэродромам, а поднявшиеся в воздух самолеты быстро выгорели в воздушных боях.

Операция «Багратион». Часть I Идеальный шторм Cat_cat, История, Война, Вторая мировая война, СССР, Германия, Третий рейх, Республика Беларусь, Длиннопост

«Илы» утюжат немецкий обоз где-то под Витебском


Немецкий сапер, попавший в плен под Витебском, вспоминал:

«На подходах к мосту сбилась в кучу масса людей из отходящих частей со своим вооружением и снаряжением, они ожидали своей очереди на переправу. Офицеры кричали и ругались, размахивая своими пистолетами, каждый хотел переправиться со своей частью быстрее других. Наша рота работала под огнем противника, вместе с ней трудились и остальные подразделения нашего батальона. Поскольку я был ротным связным, мне приходилось доставлять требования на материалы на правый берег реки, где находился наш КП.


Как часто мне пришлось пересекать мост туда и сюда под огнем врага, я даже не могу сказать. Возможно, раз десять туда и обратно. Тут и там лежали тела моих мертвых товарищей, так, как их застала смерть во время работы, порой они еще сжимали в коченеющих руках топор, рукоять пилы или молоток. То и дело мне приходилось падать между ними, спасаясь от обстрела. Порой я лежал по полчаса и больше, не в состоянии поднять и головы, над которой осколки снарядов врезались в балки моста, а прямые попадания крушили сделанное нами. Когда обстрел стихал, на мосту появлялись санитары и подбирали стонущих раненых, а я вскакивал и бежал к КП или к своей роте.(…) Между балками и сваями моста свисали мертвые тела солдат и лошадей, на кружимых водой обломках досок виднелись ухватившиеся за них раненые».

Приказ об отводе основных сил из Витебска просто запоздал. Поскольку город был объявлен крепостью, Гитлер упрямо требовал сохранения прежних позиций. Пока между фюрером, начальником генштаба Цейтцлером и командующим 3-й танковой армией, чьи войска обороняли Витебск, шли дебаты, дороги, ведущие в город, одна за другой перехватывались русскими.


1-й Прибалтийский фронт Баграмяна обтекал Витебск с запада, наступая на юг, 3-й Белорусский Черняховского – с юга, атакуя на запад. На дорогах скапливались грандиозные пробки – километры немецких автомашин, тягачей, подвод. Вся эта масса тыловиков пыталась пробиться на юго-запад, в оставшееся пока незанятым окно. Штурмовики постоянно крушили технику, так что заторы только росли. Затем на шоссе в разных местах ворвались самоходки, давившие и расстреливавшие обозы.

Операция «Багратион». Часть I Идеальный шторм Cat_cat, История, Война, Вторая мировая война, СССР, Германия, Третий рейх, Республика Беларусь, Длиннопост

Немецкие раненые


Вечером 24 июня кольцо вокруг Витебска сомкнулось. Внутри остался немецкий корпус генерала Гольвитцера в составе пяти дивизий. Гольвитцер был ветераном Восточного фронта, сталинградской зимой он вывел крупные силы из окружения под Воронежем. Теперь ему предстояло повторить тогдашний успех или хотя бы попытаться это сделать.


Однако шансы на прорыв терялись с каждым часом. Русские вырвались к Западной Двине, захватили плацдармы и все дальше гнали основные силы немецкой 3-й танковой армии. Крупные отряды немецких войск были изолированы в Островно и Бешенковичах – и тоже почти не имели надежды на спасение.


25 июня Гольвитцер решил прорываться из Витебска на юго-запад. Гибель под залпами орудий не казалась ему хорошей перспективой. Десятки тысяч людей сорвались с места и бросились в леса. В «крепости» осталась одна-единственная пехотная дивизия генерала Хитера. Тот просидел под ураганным огнем всего несколько часов – и тоже бежал.


Однако далеко уйти им не удалось. Бегущих непрерывно атаковали штурмовики. Люди метались по лесу, на который сыпались бомбы. Малые котлы у Островно и Бешенковичей быстро погибли, так что теперь русские могли сосредоточиться на разгроме группы Гольвитцера. У озера Мошно беглецов изолировали и рассекли на отдельные группы.


Пока остатки немецкого корпуса погибали в лесах, Витебск зачищали стрелки. Город почти не оборонялся, а события развивались настолько стремительно, что немцы не смогли даже взорвать мост через Двину. Правда, взрывчатка осталась на месте.


Сапер Александр Будницкий рассказывал:

«Танковая разведка и вместе с ней разведчики пехотного полка уничтожили охрану и пошли вперед. А мы на мосту остались, обнаружили там больше тонны взрывчатки, причем, стояли мины замедленного действия. Три канала электрической связи. Наши захватили там несколько диверсионных групп. 26 июня мост захватили, 3 июля Минск освободили – вот какие темпы наступления, а мы все это время сидим на мосту. Взрывчатка залита водой, откачать ее не можем, водолазного оборудования нет, а надо обезвредить. Ныряли и прямо под водой выкручивали взрыватели, а потом вытаскивали взрывчатку».

Операция «Багратион». Часть I Идеальный шторм Cat_cat, История, Война, Вторая мировая война, СССР, Германия, Третий рейх, Республика Беларусь, Длиннопост

РККА входит в Витебск


Из лесов к наступающим начали выходить партизаны. Попасть к ним в плен для немецких окруженцев означало верную смерть. Белоруссия дала пример не только отчаянной партизанской войны, но и невероятно жестоких карательных операций, поэтому с потерявшими силу немецкими солдатами никто не церемонился. Иной раз партизаны даже выпрашивали пленных у регулярных войск.


27 июня стало днем коллапса Витебского котла. Утром окруженцам предъявили ультиматум, а к полудню Гольвитцер выбросил белый флаг. Начался сбор трофеев и прием пленников. Многие части набрали больше захваченных, чем сами имели людей в строю. Командир корпуса генерал пехоты Гольвитцер уже днем 27 числа предстал перед маршалом Василевским. Вскоре он оказался на «марше побежденных» в Москве: понурый генерал в кепи на хронике этого парада пленных – это именно несостоявшийся защитник Витебска.


Последние минуты «котла» описал немецкий солдат:

«Я лежал между убитыми, живыми и ранеными под палящим солнцем, не двигаясь и едва сохраняя сознание, уже не ощущая ни жажды, ни зноя. Поднять хотя бы голову было равносильно смерти. Так я пролежал почти до вечера, когда огонь и разрывы снарядов стали стихать. Русские убедились, что никаких атак на них больше не будет, поскольку почти все наступавшие убиты. Постепенно огонь прекратился. Наступившая тишина оглушала.

Чуть позже я увидел, как справа от меня поднялось несколько солдат — и по ним никто не стрелял. Встал и я, чересчур оглушенный и отупевший, чтобы испытывать страх, и поднял руки, сдаваясь.


Обведя взором далеко простирающийся косогор, я увидел, что он весь покрыт телами моих мертвых товарищей. Уже редко вскрикивали и раненые, чаще всего те, кто был ранен во второй или даже третий раз…»

Витебское наступление стало образцовой операцией. При умеренных собственных потерях всего за неделю удалось почти поголовно уничтожить армейский корпус, снести мощный оборонительный рубеж и освободить Витебск. По советским данным, 40 тысяч немецких солдат погибло, 17 тысяч попало в плен, и, учитывая количество сгинувших в окружении дивизий, это не похоже на хвастовство.

Операция «Багратион». Часть I Идеальный шторм Cat_cat, История, Война, Вторая мировая война, СССР, Германия, Третий рейх, Республика Беларусь, Длиннопост

Допрос генерала Гольвитцера


Лейтенант Владимир Евдокимов с удовольствием вспоминал:

«Артиллерийскую подготовку провели. И какую мощную! Все отлично было подготовлено. Подавили точки. Никакого сопротивления немцы не оказывали. Мы поднялись – я и все другие, пошли, а стоит пыль, дым, – ничего не видно, трудно ориентироваться. Кое-где там стрекочут немецкие пулеметы. Мы пошли, прошли несколько линий немецких траншей без всяких потерь.(…) Мы уже в июле шли маршем, километров по 20 в сутки. Никакого сопротивления! Ну, бывает, где-нибудь там группка небольшая в лесах застрянет. День идем, на ночь располагаемся отдыхать. Надо и покушать, и отдохнуть. Блестящая операция, блестящая!»

Взять Витебск помогло, конечно, сочетание двух обстоятельств: отличная подготовка к наступлению и сомнительные решения обороняющихся. Генералы вермахта склонны валить на безответного фюрера собственные провалы, но в данном случае это правда: упрямство Гитлера, не желавшего бросать Витебск, помогло советским войскам не добыть победу, но сделать ее более полной.


Вокруг живописных лесных озер догорала разбитая техника. Колонны понурых пленных тянулись за горизонт. Это был лишь первый шаг, всего через несколько дней из тумана войны проступят контуры одного из самых решительных сражений мировой истории.


Первая часть закончилась.


Перенесено силами сообщества Сat_cat с сайта fakel-history.ru с разрешения.

Автор: Евгений Норин (@NorinEA).

Альбом автора: https://vk.com/album-162479647_257696437

Живой список постов, разбитый по темам

Показать полностью 13
59

В дальнем сонном Оренбурге

Выходные, все расслаблены, поэтому сегодня много букв про провинцию, шпионаж и литературу.


Если кто и может похвастаться тесной связью литературы и шпионажа, так это старая добрая Англия. Нет, безусловно, другие страны тоже могут напомнить о какой-нибудь связи автора «Севильского цирюльника» со спецслужбами, но смотрится это мелковато. Если по-честному, то никто больше не может предъявить такое созвездие штатных сотрудников спецслужб, снискавших всемирную славу именно на писательском поприще: Даниэль Дефо, Грэм Грин, Джон Ле Карре, Сомерсет Моэм, Ян Флеминг…


Нет, мы тоже, конечно, можем вспомнить всесоюзно известную детскую писательницу с совокупными тиражами в десятки миллионов экземпляров, в биографии которой, как выяснилось, нашлось место многолетней работе за рубежом в качестве разведчика-нелегала под личным кураторством генерала Судоплатова, репутации одного из лучших аналитиков советской внешней разведки, званию полковника и т.п.

В дальнем сонном Оренбурге История, Большая игра, Россия, Великобритания, Средняя Азия, Афганистан, Оренбург, Длиннопост

Зоя Воскресенская, известная советская детская писательница, автор книжек о Ленине и кадровый полковник разведки.


Но если не врать самим себе, то всех наших шпионов, волею судеб ставших профессиональными литераторами, сегодня помнят разве что литературоведы, места в русской литературе они себе как-то не выслужили.


Однако был в нашей истории эпизод, когда российский литератор самого что ни на есть первого ряда принимал деятельное участие в довольно-таки жесткой схватке разведывательных спецслужб двух крупнейших империй мира: Британской и Российской. В этой истории есть все атрибуты шпионского романа – агенты-нелегалы и экзотические страны, дерзкие рейды и дипломатическое прикрытие, предательство и джентльменство, умопомрачительные карьеры и негодование сильных мира сего, смерть загадочная и смерть страшная – и многое, многое другое. И все это – на фоне какого-то даже неправдоподобного присутствия Ее Величества Литературы. Достаточно сказать, что практически все задействованные в этой операции разведчики имели прямые родственные связи с мировой литературой.


Эта история началась в 30-х годах XIX века, точнее – в 1833 году, когда в славный город Оренбург прибыл новый губернатор – Василий Алексеевич Перовский.

В дальнем сонном Оренбурге История, Большая игра, Россия, Великобритания, Средняя Азия, Афганистан, Оренбург, Длиннопост

Как его отрекомендовал кто-то из ехидных современников, «человек без предков, но с кучей родственников и необоримыми связями при дворе». И это действительно так, Василий Алексеевич был одним из самых знаменитых бастардов империи, внебрачным сыном графа Алексея Разумовского от дочери его берейтора, мещанки Марии Михайловны Соболевской. И родственников у него действительно хватало – так как представитель одной из могущественнейших фамилий империи прожил в этом, как бы сегодня сказали, гражданском браке более 35 лет, то результатом этой морганатической связи были десять детей, получивших фамилию «Перовские» в честь подмосковного имения Разумовских Перово.


И, кстати, без Ее Величества Литературы не обошлось – новоявленный оренбургский губернатор был родным братом Алексея Алексеевича Перовского (более известного как литератор Антоний «Черная курица» Погорельский) и родным дядей как писателя Алексея «Порядка только нет» Толстого, так и всех трех братьев Жемчужниковых, в сообществе с которыми и был создан великий мыслитель Кузьма Прутков.


О новом губернаторе оренбуржцы судачили долго. Василий Алексеевич был знаменит тем, что 17-летним юнцом был ранен под Бородином, потерял, среди прочего, треть среднего пальца, на котором с тех пор он носил золотой наперсток, к которому прицеплена была цепочка с лорнетом. В Москве попал в плен и пешком с обозом маршала Дау дошагал до Франции, в 1814-м сумел бежать и вернулся на Родину с дошедшими до Парижа казаками. Приключения будущего графа в Первую Отечественную стали источником вдохновения для литератора Г. П. Данилевского при написании романа «Сожженная Москва». Потом Перовский якшался с декабристами, был членом «Союза Благоденствия», но 14 декабря 1825 года принял сторону императора, и на Сенатской площади получил поленом в спину.


Николай этого не забыл и сразу при воцарении назначил Перовского флигель-адъютантом. Обласканный бастард вновь отличился в турецкую войну 1828 года, взяв штурмом Анапу, под Варной был тяжело ранен и принужден отказаться от строевой службы. Как следствие – 38-летний Перовский назначается в Оренбург, и ни до, ни после этот славный край не знал столь молодого губернатора.


Здесь следует иметь в виду, что Оренбург тогдашний и Оренбург сегодняшний – это два разных города.

В дальнем сонном Оренбурге История, Большая игра, Россия, Великобритания, Средняя Азия, Афганистан, Оренбург, Длиннопост

Дело даже не в пограничности тогдашнего Оренбурга. Просто этот трижды рожденный город появился на свет как часть глобального проекта по освоению Великой Степи и это сразу определило его облик и функцию. Это южная столица страны, центр управления «Россией кочевой», дипломатический и разведывательный центр, связывающий Россию с государствами Азии. И в таком качестве он пробудет еще минимум полвека, пока эти функции плавно не перейдут к Ташкенту, а Оренбург медленно переродится в обычный провинциальный уральский город. В 30-е же годы все еще десятикратно усугубилось тем, что продвижение Британской империи вверх по Инду, а империи Российской – вниз по Великой Степи пришло к закономерному итогу. Две конкисты почти столкнулись, и разведчики империй оказались лицом к лицу в регионе, который позже назовут «Центральной Азией». Ни тех, ни других эта встреча совсем не порадовала.


Началась воспетая Киплингом Большая игра, и в Оренбург по высочайшему повелению отправился молодой, деятельный и амбициозный губернатор. Прибыл он в край со своей командой, где, помимо прочих, был и начинающий литератор, пишущий под псевдонимом «Казак Луганский» - Владимир Даль, назначенный чиновником для особых поручений при губернаторе.

В дальнем сонном Оренбурге История, Большая игра, Россия, Великобритания, Средняя Азия, Афганистан, Оренбург, Длиннопост

Должность обязывала, и бывшего военного моряка, бывшего врача, а ныне чиновника сразу же отправляют «в поле» - знакомиться с краем ногами и узнавать обстановку на месте. Намотав в седле более двух тысяч верст, через месяц Даль возвращается в Оренбург и тут Ее Величество Литература вновь решила напомнить о себе. В Оренбург – «нежданный и нечаянный» - прибывает его давний знакомец, поэт Александр Пушкин.


По тем временам Пушкин в Оренбурге – куда круче, чем сегодня «Манчестер Юнайтед» в Ростове. Провинциальные фанатки солнца русской поэзии натурально сходили с ума: «Две знакомые барышни узнали от нее (молодой жены Даля – ВН), что Пушкин будет вечером у ее мужа и что они будут вдвоем сидеть в кабинете Даля. Окно этого кабинета было высоко, но у этого окна росло дерево; эти барышни забрались в сад, влезли на это дерево и из ветвей его смотрели на Пушкина, следили за всеми его движениями, видели, как он от души хохотал; но разговора не было слышно, так как рамы были уже двойные».


Кстати, по мнению В. Соллогуба, именно в ходе этого визита и возник сюжет одной очень известной пьесы. В Оренбурге Пушкин «узнал, что о нем получена гр. В. А. Перовским секретная бумага, в которой последний предостерегался, чтоб был осторожен, так как история пугачевского бунта была только предлогом, чтобы обревизовать секретно действия оренбургских чиновников». Пушкину об этом со смехом рассказал Даль, а потом и сам Пушкин пересказал байку Гоголю.

В дальнем сонном Оренбурге История, Большая игра, Россия, Великобритания, Средняя Азия, Афганистан, Оренбург, Длиннопост

Оренбургская икона 1870-х гг. с изображением св. Космы и Дамиана. Прообразами святых послужили Пушкин и Даль.


Смех смехом, но под Перовского, похоже, действительно кто-то копал. И проявилось это именно в сфере внешней разведки. В России тогда не было спецслужбы, занимавшейся подобной деятельностью, в Оренбурге, например, сбором различных сведений политического, экономического и военного характера занимались три структуры, относившиеся к разным ведомствам. Это Оренбургская пограничная комиссия (министерство иностранных дел), штаб Отдельного Оренбургского корпуса (военное министерство) и Оренбургский таможенный округ (министерство финансов). А вот координировал их разведывательную деятельность губернатор края, он же сводил воедино всю собранную информацию для окончательной оценки и принятия решений, докладывал остановку в Петербург и ставил первоочередные задачи на местах.


Перовский, едва успев принять дела, решает качественно усилить разведывательную деятельность, и посылает в Азиатский департамент МИДа секретное послание, в котором предлагает отправить в среднеазиатские ханства российского агента, причем «потребность сия кажется сделалась еще необходимее с появлением в Бухаре и Хиве двух путешествовавших англичан». На эту роль Перовский предлагает портупей-прапорщика Ивана (Яна) Виткевича, полиглота и человека невероятной биографии.

В дальнем сонном Оренбурге История, Большая игра, Россия, Великобритания, Средняя Азия, Афганистан, Оренбург, Длиннопост

Ян Виткевич был сыном литовского шляхтича, и, между прочим, родным дядей польского писателя, теоретика искусств и художника Станислава Виткевича. Того самого, в честь которого польский Сенат объявил 2015 год годом Виткевича. В неполные 14 лет за участие в тайной польской антиправительственной организации «Черные братья» Ян Виткевич был приговорен судом к пожизненной сдаче в солдаты и отправлен в Оренбург, в Орскую крепость. Перспектива гнить в солдатах до гробовой доски выглядит малопривлекательно, особенно в столь юном возрасте. Виткевич решает бежать из Оренбурга через Индию, и, готовясь к побегу, учит фарси и тюркские языки - разговорные узбекский и казахский и литературно-письменный чагатайский. У юноши оказались феноменальные лингвистическое способности (в неполные 30 лет Виткевич свободно владел 16 языками) и вскоре на всех этих восточных языках он говорил без малейшего акцента.


Все изменила встреча с путешествовавшим по России известным натуралистом Александром Гумбольдтом. Познакомившись поближе к приставленным к нему в качестве переводчика носатым солдатом и проникшись к нему искренним сочувствием, Гумбольдт принялся оббивать пороги высоких кабинетов в Оренбурге и Петербурге, в итоге добившись своего. Виткевич был произведен в унтер-офицеры и переведен на работу в ту самую «шпионскую» Оренбургскую пограничную комиссию, где вскоре стал лучшим полевым агентом и лучшим знатоком «туземного населения». С местным населением Виткевич в основном и работал, приводя их в священный трепет своим знанием шариата и умением цитировать Коран наизусть страницами.

Перовский быстро оценил огромный потенциал Виткевича в качестве разведчика и, предлагая его кандидатуру, писал: «... в течение десятилетнего пребывания своего в здешнем крае прилежно обучался татарскому и персидскому языкам, на первом говорит весьма свободно, а на втором объясняется без нужды, одарен отличными умственными способностями, был послан неоднократно в киргизскую степь по поручениям, которые всегда исполнял удачно и благоразумно, сделал навык к трудным в степи путешествиям и по молодости, здоровью, сметливости и знакомству с ордынцами имеет все свойства к тому, чтобы совершить путешествие в Бухарию и обратно с желаемым успехом... Путешествие сие хоть и сопряжено с опасностью, но она весьма уменьшается вышеописанными свойствами Виткевича и знакомством его с караванными вожаками».


Аргументируя необходимость отправки агента происками англичан, Перовский даже не подозревал – насколько он был прав. Упомянутые в письме «два англичанина» - полевые агенты Ост-Индийской компании Уильям Муркрофт и Джордж Требек посещали Бухару восемь лет назад, в 1825 году и были убиты на обратном пути. Однако именно сейчас в Центральной Азии всходила звезда юного лейтенанта Александра Бернса – разведчика божьей милостью и двоюродного племянника великого шотландского поэта Роберта Бернса.

В дальнем сонном Оренбурге История, Большая игра, Россия, Великобритания, Средняя Азия, Афганистан, Оренбург, Длиннопост

Посетив Кабул и Бухару в прошлом, 1832 году, ныне он в Лондоне наслаждался заслуженной славой. Кстати, написанная Бернсом во время морского путешествия книга стала одним из самых нашумевших бестселлеров своего времени, только первое издание принесло автору невиданную сумму - £800.


Тем временем в Оренбург пришел ответ из Петербурга – кандидатуру Виткевича зарубили из-за политической неблагонадежности. Как сообщал Перовскому военный министр граф Чернышев в письме от 11 октября 1833 года: «Его Величество хотя и изволит признать прежние поступки его (Виткевича — ВН), за которые он назначен на службу рядовым в Оренбургский Отдельный корпус, следствием его тогдашней молодости, но находя неудобным вверять столь важное поручение подобному лицу, не имеющему при этом офицерского чина, высочайше представляет Вам, милостивый государь, избрать для отправления в Бухарию другого опытнейшего и благонадежнейшего чиновника».


Делать нечего – начали искать замену. И она нашлась – в лице Петра Ивановича Демезона.

В дальнем сонном Оренбурге История, Большая игра, Россия, Великобритания, Средняя Азия, Афганистан, Оренбург, Длиннопост

Этот француз на русской службе работал переводчиком в Оренбургской пограничной комиссии. До этого он преподавал арабский и персидский языки в оренбургской Неплюевском военном училище и считался непревзойденным фехтовальщиком: Демезон многократно назначался судьей на состязаниях офицеров гвардии. Можете сами оценить – какие типажи тогда проживали в провинциальном Оренбурге.


Демезон рискнуть согласился, получил инструкции напрямую от Перовского и осенью 1833 года отбыл с караваном казаха Алмата Тюлябергенова в Бухару под видом татарского муллы мирзы Джаффара. Вернулись они летом следующего 1834 года, выполнив – хоть и без блеска – задание, за что и были награждены. По настойчивому ходатайству Перовского П.И. Демезон получил орден Святой Анны III степени, а караван-баши Алмат Тюлябергенов, «способствовавший благополучию его поездки и возвращения» — серебряную медаль.


Меж тем «дело Виткевича» вовсе не закончилось. Кто-то как будто очень хотел подставить Перовского, причем именно посредством осужденного поляка. Письмо Чернышева, отклонившее кандидатуру Виткевича, было отправлено из Петербурга 11 октября. А 27 октября арестант Андрей Стариков, содержащийся в оренбургском тюремном замке, подал коменданту города генерал-майору Глазенапу донос о том, что оренбургские поляки, «будучи огорчены несчастным последствием польской революции», задумали убить Перовского, затем коменданта и всю военную и полицейскую верхушку города, после чего поднять мятеж и захватить Оренбург. Об этом Старикову якобы рассказал рядовой 5-го Оренбургского линейного батальона поляк Людвиг Мейер, сидевший в том же замке за попытку побега в казахскую степь.


Главарями заговора назывались неизвестный француз и трое поляков - сотрудники Оренбургской пограничной комиссии Томаш Зан и Ян Виткевич, а также осужденный вместе с Виткевичем по делу «черных братьев» унтер-офицер 2-го линейного батальона Виктор Ивашкевич.


Разбираться с «делом поляков» Перовский отправил прекрасно знающего польский язык чиновника по особым делам В.И. Даля, и подпись нашего великого лексикографа стоит первой в протоколах допросов обвиняемых. Дело, как и ожидалось, оказалось выдуманным от начала до конца и развалилось еще при предварительном следствии. Но как минимум один результат оно принесло - Даль и Виткевич стали если не друзьями, то очень близкими приятелями. Как недавно было установлено оренбургскими историками, оба молодых человека вошли в ближний круг доверенных лиц Перовского. Так, именно в сопровождении Даля и Виткевича оренбургский губернатор в августе 1834 года совершил поездку в недавно заложенное Ново-Александровское укрепление на Каспии. А много лет прослуживший в Оренбурге (и активно участвовавший в Большой игре) генерал И. Ф. Бларамберг прямо пишет в своих воспоминаниях: «...Василий Перовский, после того как узнал Виткевича поближе, произвел его в офицеры, сделал своим адъютантом и посылал несколько раз в киргизские степи и даже два раза в Бухару».

В дальнем сонном Оренбурге История, Большая игра, Россия, Великобритания, Средняя Азия, Афганистан, Оренбург, Длиннопост

Иван Федорович Бларамберг


Сразу хочу отметить, что в этом деле, как и во всяком, где замешана внешнеполитическая разведка, до сих пор хватает белых пятен. Причины понятны - тот же Даль в письмах сестре несколько раз отмечает, что не обо всех своих делах он может рассказывать в подробностях. Неоспоримо одно – будущий автор «Толкового словаря живого великорусского языка» непосредственно участвовал в разработке и осуществлении внешнеполитических проектов губернатора Перовского. Это видно из архивных материалов - как официальных документов, так и личных заметок и писем.


Но вернемся к Виткевичу. О том, что Перовский несколько раз отправлял Виткевича в Бухару, не информируя об этом Петербург, свидетельствует не только Бларамберг. Да и самая знаменитая бухарская миссия Яна Викторовича 1835-36 года происходила как минимум странно. Хотя бы потому, что идею о поездке Виткевича в Бухару и Хиву, о которой ходатайствовал матерый волк Большой игры, председатель Оренбургской пограничной комиссии Григорий Федорович Генс, Перовский официально отверг с негодованием. В результате Виткевича отправили вовсе не в Бухару, а в казахскую степь – для разбора взаимных претензий между казахскими родами. Самая что ни на есть рутинная рутина, так как взаимных претензий у казахов всегда было больше, чем блох у дворовой собаки. 9 ноября 1835 года Виткевич выехал в полевую командировку но, как убедительно доказал наш лучший исследователь Большой Игры профессор Халфин, Ян Викторович вовсе не намеревался ехать к казахским зимовкам, а сразу направился в Бухару.

В дальнем сонном Оренбурге История, Большая игра, Россия, Великобритания, Средняя Азия, Афганистан, Оренбург, Длиннопост

Дворец бухарского эмира.


Причины столь радикального изменения маршрута Виткевич в отчете объясняет более чем туманно – мол, «обстоятельства принудили». Что же это были за обстоятельства, из-за которых Виткевич не только не понес наказания за самоуправство, но и сделал невероятный карьерный рывок? Точного ответа документы до сих пор не дают, а исследователи до сих пор ограничиваются разнообразными гипотезами. Например, такими.


Главные усилия англичан в тот период, как известно, были сосредоточены на разработке афганского эмира Дост-Мухаммеда. Именно его «разрабатывал» в Кабуле Александр Бернс, и на первый взгляд - вроде бы с успехом. Не случайно, когда Виткевич собирался в командировку в Бухару, Бернс яростно добивался в высоких кабинетах разрешения создать в Кабуле постоянную миссию. Известно также, что на встрече Виткевича с бухарским кушбеги, вторым человеком в эмирате, деятельность Бернса в Бухаре обсуждалась очень подробно. И, наконец, главное – из Бухары Виткевич возвращается не один, а с послом кабульского эмира Дост-Мохаммад-хана Хуссейном Али.


Не секрет, что в Оренбурге информацию из стран Центральной Азии отслеживали на постоянной основе, а позже вообще была создана настоящая агентурная сеть, причем некоторые информаторы, вроде купцов Батырхана Шагиморданова или Баймухаммеда Джангильдина не только много лет работали на постоянной основе, но и получали российские награды за свою агентурную деятельность. Поэтому мы вполне можем допустить, что в Оренбург попадает информация о том, что в Бухару прибыл афганский посланник Хуссейн Али. Стоит ли удивляться, что в Бухару в пожарном порядке отбывает Ян Виткевич, лично знающий Хуссейна Али еще с 1831 года. Тогда поляк работал переводчиком в прибывшей в Оренбург миссии афганского принца Ша-Заде, и свел знакомство Хуссейном Али, входившем в состав афганской делегации.


Причем все это делалось якобы «за спиной» у губернатора, которого при проигрыше надо было вывести из-под удара. Все по вечным в России принципам «победителей не судят» и «или грудь в крестах или голова в кустах».

В дальнем сонном Оренбурге История, Большая игра, Россия, Великобритания, Средняя Азия, Афганистан, Оренбург, Длиннопост

Знатные афганцы.


На сей раз смелость город взяла. В апреле 1836 г. Виткевич в сопровождении Хуссейна Али триумфально возвращается в Оренбург. Даль в то время сидел на обработке текущей разведывательной информации – разбирался с «расспросными листами» русских пленников, бежавших, или, как говорили тогда, «выбежавших из плена» в Хиве или Бухаре. Впрочем, Перовский не был бы Перовским, если бы не использовал все имеющиеся ресурсы досуха.


Так и сейчас – Даль не только работал с информацией, но и занимался тем, что сегодня бы назвали «обработкой общественного мнения». Петровский сполна использовал писательский талант своего чиновника по особым поручениям, и множество литературно обработанных рассказов бывших пленников (Якова Зиновьева, урядника Попова, Федора Грушина, Тихона Рязанова, Андрея Никитина, портупей-поручика Медяника) были опубликованы Далем в столичных периодических изданиях и вызвали огромный интерес у читающей России.


Впрочем, с возвращением Виткевича из Бухары эту работу пришлось отложить. Виткевич излагает, а Даль в рекордные сроки записывает за своим другом «Записку, составленную по рассказам оренбургского линейного батальона № 10 прапорщика Виткевича относительно пути его в Бухару и обратно». Этот отчет лучшего российского разведчика, записанным одним из лучших российских литераторов, очень долго был засекречен и полностью обнародован только в 1983 году, полтора столетия спустя.


Перовскому оставалось только одно – правильно подать дипломатическую победу оренбуржцев в Петербурге, а заодно и продвинуть Виткевича. В начале мая Перовский пишет в МИД: «В случае отправления Гуссейна-Али в столицу я полагал бы придать ему... прапорщика Виткевича... Виткевич приехал сюда, будучи почти ребенком… по тринадцатилетнем пребывании своем в здешнем крае вполне искупил вину свою примерным усердием, с коим исполняет все налагаемые на него поручения. Он прикомандирован уже несколько лет к Пограничной комиссии, знает хорошо татарский и персидский языки, может в столице надежно служить переводчиком при расспросах кабульского посланца и сверх этого может дать Азиатскому департаменту подробный отчет касательно всех отношений здешних со степью и с соседними областями Средней Азии».


Вскоре Виткевич и Хуссейн Али отбывают в столицу, где все складывается наилучшим способом. Виткевич, как бы сказали сегодня, «уходит с регионального на федеральный уровень». Вскоре уже не прапорщик, а поручик Ян Виткевич командируется с деликатнейшей дипломатической миссией в Афганистан - как плевались карьерные дипломаты, «поручик стал главой российского посольства». Там ему предстоит столкнуться со спешно вернувшимся в Кабул Александром Бернсом. Началась знаменитая «дуэль в Кабуле», пожалуй, единственный из эпизодов «Большой игры», описанный литераторами едва ли не подробнее, чем историками. Юлиан Семенов, Валентин Пикуль, Михаил Гус - кто только не отметился на этой теме…

В дальнем сонном Оренбурге История, Большая игра, Россия, Великобритания, Средняя Азия, Афганистан, Оренбург, Длиннопост

Та самая дуэль, которую Виткевич выиграл «в поле», а Россия проиграла на дипломатическом уровне. Впрочем, счастья это не принесло ни одному из дуэлянтов.


Три года спустя, 8 мая 1839 года, лучший полевой агент Империи Ян Виткевич, которому едва исполнилось тридцать лет, застрелится (или будет застрелен) в номере гостиницы «Париж» на Малой Морской улице в Петербурге. Это произойдет накануне представления императору и перевода в гвардию. Его бесценный архив бесследно исчезнет, и это загадочное самоубийство (или убийство) уже много десятилетий будоражит историков, литераторов и сторонников теории всемирного заговора.


Пять лет спустя, 2 ноября 1841 года лучший полевой агент Империи, 36-летний капитан Александр Бернс будет заживо растерзан восставшими афганцами на пыльных улицах Кабула, а Британская империя получит в Афганистане такую пощечину (афганцы вырезали всех англичан поголовно), которую островитяне не забудут никогда, и которая навсегда втянет их в бесконечную череду англо-афганских войн.

В дальнем сонном Оренбурге История, Большая игра, Россия, Великобритания, Средняя Азия, Афганистан, Оренбург, Длиннопост

Уильям Барнс Уоллен, "Последний бой 44-го пехотного полка Её Величества в Гандамаке 13 января 1842 года". 1898 г.


А в далеком Оренбурге Перовскому и Далю скучать не приходится - бухарские и хивинские дела вдруг выдали неожиданный поворот, в результате которого 10 сентября 1840 года в том самом недавно заложенном Ново-Александровском укреплении неожиданно появится англичанин по фамилии Шекспир. Именно так - Ричмонд Шекспир, лейтенант британской армии, честолюбивый политический карьерист и двоюродный брат знаменитого писателя Уильяма Теккерея.


Но это уже совсем другая история.


Как верно заметил еще один великий писатель по имени Джозеф Редьярд Киплинг, «только когда все умрут – кончится Большая игра!».

______________

Это отрывок из моей книги "Люди, принесшие холод"

Моя группа во ВКонтакте - https://vk.com/grgame

Моя группа в Фейсбук - https://www.facebook.com/BolsaaIgra/

Моя страница на "Автор.Тудей" - https://author.today/u/id86412741

Показать полностью 12
148

Художница Мари-Габриэль Капе (1783)

Автопортрет.

Холст, масло

77.5 x 59.5 см

Национальный музей западного искусства (Токио).

Художница Мари-Габриэль Капе (1783) Художник, Живопись, История, Париж, Франция

Мари-Габриэль Капе (6 сентября 1761–1 ноября 1818) была французской художницей в стиле неоклассицизма . Она родилась в Лионе 6 сентября 1761 года. Мария-Габриель имела скромное происхождение, ее предыдущее образование и художественное образование неизвестны, но в 1781 году она стала ученицей французского художника Аделаиды Лабиль-Гийар в Париже. Она преуспела как художник-портретист, и ее работы включают картины маслом , акварели и миниатюры .

218

Военный коммунизм, французский вариант

Автор: Сергей Махов.


Первый снег выпал в ноябре и укрыл озимые от колебаний температуры. До января 1710 года все было более-менее нормально, температура -6 градусов, и снежок. 6 января она понизилась сначала до -10, а потом и до -20 градусов. Такая температура держалась почти месяц, но снег спасал. Однако в начале февраля – недельная оттепель – до +6 градусов. Все начало таять, поля превратились в болота. И далее – резко – температура опускается до -20-ти! И стоит месяц! Причем это не только в Париже и Нормандии с Пикардией. В Бордо температура застыла на отметке -18 градусов на полтора месяца!


Земля промерзла на метр глубины. Крякнули яблони, сливовые оливковые деревья. Виноградная лоза приказала долго жить. Начался массовый падеж скота. Люди замерзали целыми селеньями. Потом оттепель до +15, и поля утонули в воде. Урожай погиб примерно на 60-70%.


Еще зимой торговцы зерном и сеньоры начали придерживать в запасниках хлеб и дрова, понимая, что цена взлетит на них неимоверно. Уже в феврале вязанка дров стоила 100 ливров вместо обычных 10-15 су. Цены на хлеб взлетели в 10 раз. Только за зиму 1709-1710 годов Франция потеряла 600 тысяч человек.

Военный коммунизм, французский вариант Cat_cat, История, Франция, Голод, Длиннопост

Начались голодные бунты. Крестьяне собирались в ватаги, и начали нападать сначала на сеньорские замки в поисках зерна и хлеба, а потом и на госхранилища. 15 марта недалеко от Лимузена рота французских солдат приняла целый бой с крестьянами, в результате которого полегло 30% ее численного состава. О потерях крестьян не сообщается, но они были скорее всего очень большими. Читать такие вещи просто страшно. Какой там голливудский зомби-апокалипсис? Описание типа «черные как тени люди в рваной одежде безмолвно шли на нас, шатаясь от голода и бормоча проклятия синими замерзшими губами» - это страшно.


Людовик понял, что если сейчас не предпринять меры – то будет полный писец. Далее, уважаемые читатели, не следует обвинять меня в коммунизме, поддержке деспотии и так далее. Я просто перечислю меры, которые предпринял уже старый король Франции для хоть какого-то исправления ситуации.


Первое, что решили сделать – описать и реквизировать все запасы зерна в стране, чтобы понять, сколько этого зерна есть. В борьбе против баронов и купцов Людовик на тот момент мог опереться только на армию и интендантов-комиссаров. В результате обычно к роте солдат прикреплялся один интендант, один комиссар, и один контролер (оглядываясь – кто сказал «продотряды»???). Далее эта рота подходила к замку какого-нибудь условного сеньора де Рогана и требовала предоставить допуск в кладовые. При отказе – штурм. Иногда штурмы с первого раза не получались, и в ход пускали артиллерию. Тех, кто сопротивлялся, после взятия замков расстреливали прям у стен их владений, что вызвало неистовый батхерт у дворянства, поскольку оно считало почетной только смерть от меча. 1710-й обошелся французскому дворянству в потерю примерно 50 носителей знатных фамилий. Их поместья и ценности были конфискованы в королевскую казну, что дало деньги на содержание армии и закупку зерна заграницей (прям « в левой руке Сникерс, в правой руке - Марс, мой пиар-менеджер - Карл Маркс»).


В Лионе спекулянтов зерном просто вздернули на оглоблях на Ратушной площади. Евреев Нанта, тоже пойманных на спекуляциях, утопили в ближайших прудах с мельничными кругами на ногах. Здесь тоже проводились обширные конфискации, ибо уже к апрелю было ясно – зерна не хватит.


С ноября 1708 по апрель 1710 года умерло 1.8-2.2 миллионов человек. Еще около 3-5 миллионов находились на грани голодной смерти. К лету их количество возросло до 6-7 миллионов.


Была реализована централизованная раздача зерна и бесплатные обеды для разорившихся. Конечно, торговцы и сеньоры были недовольны такими жестокими методами, вербовали отморозков, которые сбивались в шайки и нападали на государственные хранилища зерна. Однако солдаты и местные жестоко отбивали такие атаки, и попавших в плен не щадили, выкалывая глаза, отрубая руки и ноги, вырывая ноздри и т.д..

Военный коммунизм, французский вариант Cat_cat, История, Франция, Голод, Длиннопост

К апрелю умерли почти все старики и дети. Толпы голодающих, подпитываясь непонятными слухами, шатались по стране и христарадничали. Начались эпидемии, Париж за зиму-весну потерял 100 тысяч населения, умерло 32 тысячи лионцев, 4-5 тысяч человек – потери Дижона, и т.д.


Король, чтобы остановить рост цен, директивно установил цену на пшеницу в 6 ливров за буассо, на ячмень – 4 ливра за буассо, за овес – 3 ливра за буассо. Продававшие выше этой суммы могли поплатиться не только конфискациями, но и жизнью. Продажу хлеба ограничили на одного человека в день (да, да, те самые продуктовые карточки). Естественно, поскольку спрос в разы превышал предложение, торговцы зерном ушли в тень. Их хранилища находили, конфисковывали, их самих вешали – по сути зима-весна 1710 года – это военный коммунизм «по-французски».


Читать отчеты и описания священников и интендантов того периода – просто страшно. Вот кюре из Симар-ан-Бресса пишет: «Каждый день мы видели бесконечный людской поток, растянувшийся на 20-25 миль, который тянулся к городу за хлебом. Овсяная лепешка по приказу короля стоила 3 ливра, но обычно к обедне овес заканчивался, и большинство ели лепешки с лебедой, опилками и даже конским навозом».


Было понятно, что на своих запасах не прожить. Людовик путем конфискаций, повышения налогов и немыслимого напряжения всей страны собрал необходимые деньги для закупки в Турции 1 миллиона сетье пшеницы, ржи и ячменя. Расчет велся в парижских сетье – это мера, равная 156 литрам. Чтобы понять, сколько это зерна в тоннах, давайте введем простую пропорцию – 25 литров зерна – это 19.25 кг. То есть 1 сетье – это 120 кг зерна. Таким образом, денег хватило на 120 тысяч тонн. Этот объем зерна считался достаточным для прокорма 4 миллионов голодающих на месяц. Такое количество зерна турки смогли собрать только к сентябрю.


По всей Южной Европе фрахтовались крупнотоннажные суда для перевозки зерна из Смирны в Марсель и Тулон. Удалось собрать 84 корабля средним водоизмещением 250-350 тонн.

12 июня 1710 года король обратился к нации. Он сказал, что Франция окружена врагами. Что надеяться нам не на кого, кроме нас самих. Что он, как отец всех французов, и далее будет поддерживать порядок в хлебораздаче и распределении зерна. Что уже почти закуплены в Турции пшеница и рожь.

Военный коммунизм, французский вариант Cat_cat, История, Франция, Голод, Длиннопост

Король умолчал только об одном – как их доставить. Англичане и голландцы вполне понимали, что надеяться Франции остается только на Турцию. Поскольку сухопутной границы у них нет – значит доставка зерна будет морем. Перехвати этот конвой – и ты можешь диктовать любые условия Людовику.


Король же в августе месяце посетил генерального контролера Поншартрена и попросил (для Людовика, привыкшего приказывать, это было немыслимо!) привлечь к эскорту конвоя Жака Кассара. Причем формулировка была такой, что, типа, «если не сможет Кассар – не сможет никто».


А что же творилось у сопредельной стороны?


Проблема в том, что в Испании в 1709-1710 году тоже был голод, усугубленный войной и большим количеством шастающих туда-сюда армий. Кроме того, из-за диких морозов 1709-10 годов в Испании и Франции началась эпидемия цинги (по обеим сторонам фронта), что как вы понимаете, показатели смертности сделало запредельными.


Это усугубилось неразберихой в руководстве Роял Неви. В марте 1710 года с Средиземного моря был отозван адмирал Эдвард Уитакер (Whitacker), сначала командование получил Джордж Бинг, а в апреле в Западный Левант прибыли отряды адмирала Норриса и коммодора Бейкера, задачей которых была блокада французских перевозок к Каталонии, а так же – сюрприз! – закупка пшеницы в Турции. Бейкер в июне 1710-го проследовал до Хиоса и обратно, приведя в Испанию конвой из 62 транспортов с зерном, тем самым решив проблему провианта для 23-тысячной группировки эрцгерцога Карла.


В это время голодные и холодные войска Людовика XIV и Филиппа V Испанского перешли в наступление на всех фронтах, армия Стэнхоупа, хотя и достигла Мадрида, была вынуждена капитулировать в битве при Бриуэге, австрийцев Штарремберга так же не избежала сия горькая чаша. В Великобритании Мальборо потерял своё политическое влияние, попав в немилость из-за ссоры его супруги и королевы Анны.


Именно поэтому французский конвой начал комплектоваться поздно – только в августе. В середине сентября 84 нагруженных доверху транспорта с 1 миллионом сетье пшеницы и ржи покинули Смирну и под эскортом 4 малых кораблей Алжирцев, и так же двух испанских галер, тронулись в путь.


В начале октября 1710 года конвой был перехвачен соединением адмирала Джона Норриса (9ЛК +3 ФР) и был вынужден укрыться в Сиракузах. В ночь на 9 октября одна из испанских галер сумела вырваться из порта, пройти вдоль итальянского побережья, соединиться с галерами герцога де Турси у Корсики и принести в Тулон страшную весть – весь купленный хлеб под угрозой захвата англичанами.

Военный коммунизм, французский вариант Cat_cat, История, Франция, Голод, Длиннопост

Тотчас же в Тулоне начала формироваться «зондеркоманда» для спасения транспортов с хлебом. Ибо без хлеба и наступление в Испании, и вообще будущее Франции было под угрозой. Благодаря распорядительности и энергии командира Тулонского порта монсеньору д’Альжеру де Сент-Ли (Monsieur d'Aligre de Saint-Lié) удалось снарядить 4 корабля – 74-пушечный «Parfait», 58-пушечный «Sérieux», 60-пушечный «Toulouse», 60-пушечный «Sirène» и флейт снабжения «Phoenix». Судя по донесениям вырвавшегося испанца врагов у Сиракуз было гораздо больше, но рассуждать не приходилось. Единственно, что смогли сделать – попросили командующего корпусом галер де Турси провести отвлекающую вылазку у берегов Испании, чтобы хоть как-то отвлечь силы англичан от конвоя.


Галеры вышли из Марселя 17 октября. 1 ноября выдвинулся из Тулона Кассар. К тому времени эскадра Норриса терпела большую нужду в провианте и многие корабли требовали починки после штормов. Еще бы, те, кто читал «Роял Неви ЛТД» помнят, что без пополнения фруктами и свежей провизией через 2 недели начиналась цинга, а через три – тиф. Британце же уже блокировали Сиракузы месяц, вокруг были местности враждебные, и за пополнением запасов приходилось гонять суда снабжения на Балеарские острова, в Порт-Магон. И Норрис, думая, что после начала сезона штормов французы уже не придут на помощь конвою, 6 ноября решился – он оставил на блокаде конвоя только 64-пушечный «Пэмброк» (кэптен Эдвард Рамси, Ramsey, а не Rumfry, Википедию выкиньте нафиг!) и 36 пушечный «Фалькон» под командованием кэптена Джона Констебля.


Утром 9 числа, разминувшись с кораблями Норриса буквально на день, у Сиракуз появился Кассар. Не долго думая он на полном ходу ринулся на англичан, те даже не успели поднять все паруса и выиграть ветер, «Пэмброк» был атакован с двух сторон «Парфэ» и «Серен», а «Фалькон» - «Серье» и «Тулуз» (есть так же противоречащие этому описанию данные, что Кассар атаковал англичан тремя кораблями, два оставив в дозоре). Не зная, что Норрис увел корабли в Магон, Кассар решил действовать быстро, сблизившись на пистолетную дистанцию и давая залп за залпом, причем часто двойными ядрами, он просто выбил уже через 20 минут все орудийные расчеты на верхней палубе «Пэмброка», там же был убит осколком Эдвард Рамси, и французы пошли на абордаж Вообще потери только на «Пэмброке» составили 140 человек убитыми и раненными из 450-ти. К этому времени потерявший две мачты «Фалькон» уже был захвачен. Бой длился всего 30 минут. Далее «Фенни» с корсарами был послан к конвою, было приказано срочно ставить паруса, и несмотря на противные ветер строиться в колонны. Остальные французские моряки из отряда Кассара спешно в довольно бурном море латали призы и комплектовали для них команды, ибо задачей «Пэмброка» и «Фалькона» было прикрытие сзади конвоя. К вечеру 9 ноября конвой покинул гавань и под сопровождением военных кораблей взял курс на Тулон. Пройдя между Корсикой и Сардинией 15-го Кассар счастливо привел корабли в Марсель.


И тут начались пляски с деньгами. Обещанные 10 тысяч ливров (за спасение конвоя стоимостью в 8 миллионов ливров) купеческая община Марселя платить отказалась. Даже после того, как ее попросил об этом Поншартрен. Даже после того, как к купцам обратился король. Часть зерна была принята в закрома купеческих гильдий Марселя с целью «спекульнуть», а Кассару так и не удалось добиться выплат. Чтобы не обижать своих моряков, согласившихся на этот рейд смерти (кто ж знал, что Норрис уведет свои корабли ремонтироваться?) Кассар компенсировал своим матросам 7 тысяч ливров из собственных средств. Еще 3 тысячи собственных средств добавил для выплат де Сент-Ли.


Чуть позже, в январе 1711-го, к Кассару опять обратились с мольбой – на этот раз главнокомандующий армией в Испании герцог Вандом. Нужно было срочно сформировать конвой в 43 судна и сквозь английские патрули провести его в Пьенесколу, Испания (около Валенсии). Проблема была стандартная, я бы даже сказал Медведевская – «все хорошо, только денег нет». Кассар вложил 200 тысяч ливров из собственных и занятых средств, провел конвой, получил за это крепкое рукопожатие Вандома и обещание заплатить, когда-нибудь, как будет возможность и время. Денег этих он не увидел никогда.


Оригинал: https://vk.com/wall-162479647_198788

Автор: Сергей Махов.

Живой список постов, разбитый по темам


А вот тут вы можете поддержать нас рублём, за что мы будем вам благодарны. Не забывайте в переводе указать, что вы с Пикабу)

Показать полностью 4
148

ЗАЧЕМ ТАНКУ ПУЛЕМЁТ СЗАДИ?

У многих старых танков в кормовой части башни был пулемёт, стреляющий назад. Для чего он был нужен? Почему не используется на современных машинах? WARHEAD.SU даёт ответ.

ЗАЧЕМ ТАНКУ ПУЛЕМЁТ СЗАДИ? Танки, Оружие, Война, Техника, Вопрос, Ликбез, История

Танк — машина, конечно, грозная, но в реальности более уязвимая, чем можно подумать. Пехота была опасным противником этих боевых машин даже до того, как обзавелась переносными пусковыми установками противотанковых ракет и прочим хай-теком. Если танк не стоит посреди чистого поля, к нему всегда можно подобраться вплотную и закидать гранатами — особенно если дело происходит в городе или в лесу.


А ещё стоит помнить об изначальном предназначении танков — они должны были прорывать линии обороны. То есть добровольно и самостоятельно лезть туда, где вражеские солдаты кишат буквально как муравьи, прячась по окопам и траншеям, и имеют все возможности устроить танку массу проблем. Именно для защиты от пехоты ранние танки и старались утыкать пулемётами со всех сторон. Со временем от этой практики отказались — выгоднее получалось поместить всё или почти всё вооружение во вращающуюся башню.


Но башня у танка крутится довольно медленно, к тому же враг может подойти сразу с нескольких сторон. Некоторые военные рассудили, что стоит иметь дополнительный пулемёт с противоположной стороны от основного вооружения, то есть сзади башни. В СССР, например, большим энтузиастом этой идеи был Клим Ворошилов — он предложил оснастить задним пулемётом вообще все танки, за что эти пулемёты получили прозвище «ворошиловских». До войны наши действительно ставили их практически на все машины, позже они сохранились только на тяжёлых танках.

ЗАЧЕМ ТАНКУ ПУЛЕМЁТ СЗАДИ? Танки, Оружие, Война, Техника, Вопрос, Ликбез, История

Почему кормовой башенный пулемёт появился, теперь понятно. А почему он исчез? Да примерно потому же, почему исчезли и бойницы для стрелкового оружия. Выяснилось, что эффективность у всего этого добра почти нулевая. Сектор обстрела небольшой, обзор ужасный, да и застрелить пехотинца, подбежавшего в упор, не получится — ствол настолько вниз не поворачивается. Так что пользы никакой, один только вред: лишние отверстия в броне ослабляют её и являются уязвимыми местами.


А лучшей защитой танка от вражеской пехоты оказалась пехота союзная. Ну или, в крайнем случае, другой танк, который тебя прикроет со «слепых» ракурсов. Одиночный же танк от пехоты отбиться не сможет в любом случае — хоть есть у него задний пулемёт, хоть нету.

Показать полностью 1
200

Каска с петушиными перьями и мотоциклы с пулеметами - главные приметы берсальеров на полях Второй мировой

Автор: Яна Петрова.


Они участвовали в кампаниях в Южной Франции, Греции, Северной и Восточной Африке, а также в составе итальянского экспедиционного корпуса на Восточном фронте. Специально сконструированные мотоциклы обеспечивали им высокую мобильность и в Ливийской пустыне, и в степи Придонья.


Главный мотик берсальеров - Moto Guzzi 500 Alce (Альче). Его название переводится как “лось” и, учитывая его характеристики, оно было дано не зря.


Высокий клиренс (210 мм) давал им хорошую проходимость, а короткая колесная база (1400 мм) - маневренность, уменьшение угла поворота и легкость в движении в колее. Немного цифр для любителей технических характеристик:


мощность двигателя - 13,2 л.с;

емкость бензобака - 13,5 л;

скорость передвижения - 90 км/ч;

запас хода - 300 км.


Фабрика Moto Guzzi выпустила 7 059 “Лосей”. Часть машин оснастили пулеметом Breda Md 30/37 калибра 6,5 х 52 мм "Манлихер-Каркано" с неотъемным 20-патронным магазином. Для нужд армии модель выпускалась с 1939 по 1945 год, в дальнейшем часть технических решений ушла на гражданку. Например, двигатель продержался в серийном производстве аж до 1980 года.

Каска с петушиными перьями и мотоциклы с пулеметами - главные приметы берсальеров на полях Второй мировой Cat_cat, История, Война, Вторая мировая война, Длиннопост

Так выглядел мотоцикл с установленным пулеметом Breda.

Каска с петушиными перьями и мотоциклы с пулеметами - главные приметы берсальеров на полях Второй мировой Cat_cat, История, Война, Вторая мировая война, Длиннопост

Черные перья берсальеры крепили к каске так, чтобы те прикрывали глаза от солнечных лучей.

Каска с петушиными перьями и мотоциклы с пулеметами - главные приметы берсальеров на полях Второй мировой Cat_cat, История, Война, Вторая мировая война, Длиннопост

Отреставрированный музейных экспонат Moto Guzzi 500 Alce.

Каска с петушиными перьями и мотоциклы с пулеметами - главные приметы берсальеров на полях Второй мировой Cat_cat, История, Война, Вторая мировая война, Длиннопост
Каска с петушиными перьями и мотоциклы с пулеметами - главные приметы берсальеров на полях Второй мировой Cat_cat, История, Война, Вторая мировая война, Длиннопост

Распростерший крылья кондор - эмблема компании. Такой же символ красовался на фюзеляже самолета одного из основателей M.G. Джованни Равелли - Первую мировую он прошел летчиком.


Трехколесная версия этого мотоцикла назвалась “Trialce” (“Триалче”). Они выпускались с коляской - для перевозки офицеров или раненых, и с платформой - для транспортировки грузов (мобильных радиостанций, съемных бортовых средств, пулеметов). Существовала специальная модификация для ВВС - облегченная.


Несмотря на хорошее техническое обеспечение - мотоциклы у итальянцев действительно были неплохими - участь берсальеров на Восточном фронте была печальной. Но об этом как-нибудь в другой раз.

Каска с петушиными перьями и мотоциклы с пулеметами - главные приметы берсальеров на полях Второй мировой Cat_cat, История, Война, Вторая мировая война, Длиннопост

Берсальеры в пригороде Сталино, октябрь 1941.


Если интересна тема мотиков на войне - дайте знать в комментах.


Оригинал: https://vk.com/wall-162479647_213691

Автор: Яна Петрова.

Живой список постов, разбитый по темам

Показать полностью 5
172

Парусное эхо войны: как финские шхуны стали звездами советского кино

В мире нет ничего прекраснее скачущей лошади, танцующей женщины и корабля под всеми парусами. Множество советских зрителей, особенно юных, наверняка согласилось бы с последней частью этой английской поговорки. Но вряд ли кто-то знал, что прекрасные парусники из любимых фильмов — это эхо последней большой войны.

Парусное эхо войны: как финские шхуны стали звездами советского кино Парусник, Корабль, Фильмы, СССР, Финляндия, Война, История, Длиннопост

Поторгуемся?


К 1944 году финские политики окончательно поняли, что во Второй мировой их страна «поставила не на ту лошадь». Хотя линия фронта пока ещё была за пределами старых границ, успехи Красной армии под Сталинградом, на Курской дуге и Украине вполне чётко намекали: как только у товарища Сталина возникнет желание заняться северным участком фронта, финская армия вместе с финской государственностью закончится очень-очень быстро.

При этом в отличие от 1939-40 года рассчитывать на какое-то сочувствие со стороны Англии и США не приходилось. Скорее наоборот. Союзники, заинтересованные перед открытием второго фронта сковать побольше сил немцев где-то в другом месте, ещё и помогли бы «дядюшке Джо» пнуть посильнее одного из помощников рейха. Например, превратить Хельсинки в груду головешек вместе с советской АДД (авиация дальнего действия).

В общем, Финляндии требовалось срочно переобуваться в прыжке. Вопрос был только в цене входного билета на сторону будущих победителей. Однако когда финнам в Москве показали список советских требований, у главы делегации, премьер-министра Антти Хакцелля, случился инсульт.

Советские представители, видимо, ожидали примерно такой реакции, поскольку согласились чуть подождать, пока суомалайсет выберут замену — но намекнули, что тянуть тоже не стоит…

Как оказалось, финны угадали с заменой — министр иностранных дел Карл Энкель (Carl Johan Alexis Enckell) торговался так отчаянно, что сумел уменьшить сумму выплат по репарации с шестисот до трёхсот миллионов долларов.


Берём вещами…


Даже триста миллионов тогдашних долларов для Финляндии были огромной суммой, собрать которую в оговорённые сроки должникам явно не светило. Впрочем, после мая 45-го у советских представителей и без них хватало работы по составлению списков подлежащего вывозу оборудования.

У Суоми особо мощной промышленности не имелось, так что заказать им в счёт оплаты десяток авианосцев или хотя бы танкеров не получалось. Но изрядно прореженному войной советскому морфлоту любая посудина была совсем не лишней.

И если финны строят даже небольшие суда — пусть строят хотя бы их. Только побольше, побольше!

В рамках выплаты репараций финские верфи загрузили — точнее, завалили — заказами на крупные серии морских буксиров, барж… и парусников. Основным типом были парусно-моторные шхуны грузоподъёмностью в 300 тонн; ещё часть — баркентины с прямым парусным вооружением, изначально задуманные «с прицелом» и на учебные цели. Наконец, замыкала серию из почти сотни парусников изготовленная по спецзаказу Академии наук СССР немагнитная шхуна «Заря».

Парусное эхо войны: как финские шхуны стали звездами советского кино Парусник, Корабль, Фильмы, СССР, Финляндия, Война, История, Длиннопост

Немагнитная шхуна «Заря» из журнала «Техника — молодёжи»


Журналы, марки… и киноэкран


Чего у финских шхун было не отнять — так это красивого силуэта. Заглянувшие в Сингапур изящные советские парусники приглянулись даже фотографу американского журнала «Лайф» Джеку Бирнсу.

Парусное эхо войны: как финские шхуны стали звездами советского кино Парусник, Корабль, Фильмы, СССР, Финляндия, Война, История, Длиннопост

Хотя весь переход во Владивосток был для небольших шхун достаточно сложным и рискованным делом, наиболее опасным участком была как раз «родная» Балтика. В годы войны это море активно засыпали минами все воюющие стороны, создав жутковатый «супчик» из почти 80 тысяч мин. Тральных сил БФ в первые годы хватало только на расчистку основных фарватеров. Например, крупное минное заграждение на рубеже Нарген-Порккала-Удд очистили только во второй половине 1949 года.

Тем не менее до Дальнего Востока финские парусники дошли благополучно. Правда, мнение советских рыбаков об «иностранной штучке» далеко не всегда было восторженным.

Самым лучшим в парусниках финской постройки признавалась… баня.

В остальном же шхуны оказались не очень подходящими для суровых камчатских условий. Нарекания вызывали и устройство якоря, и капризные радиостанции, и малая мощность моторов — при встречном ветре силой шесть-семь баллов парусники просто несло назад. В общем, жизнь на Дальнем Востоке у шхун вышла тяжёлой и не очень долгой.

Парусное эхо войны: как финские шхуны стали звездами советского кино Парусник, Корабль, Фильмы, СССР, Финляндия, Война, История, Длиннопост

(Фото: Джек Бирнс)


Их собратьям, оставшимся в советских «внутренних морях», повезло куда больше.


«Алые паруса» и «Весёлый Роджер»


Самым ярким во всех смыслах этого слова стал, конечно же, кинодебют баркентины «Альфа». Учебный парусник ростовский мореходки передали для съёмок фильма по роману Александра Грина.

Разумеется, «главной фишкой» должны были стать знаменитые паруса. Ткань взяли на фабрике по производству пионерских галстуков. Правда, киношникам пришлось проявить немало технической сноровки, чтобы добиться адекватной передачи цвета на тогдашней советской киноплёнке. Времени у них было немного — тонкий шёлк оказался не очень хорошей заменой настоящей парусине и быстро истрепался. После окончания съёмки часть ткани подарили училищу, и ростовские курсанты некоторое время выделялись невиданными в СССР алыми шёлковыми майками…

Парусное эхо войны: как финские шхуны стали звездами советского кино Парусник, Корабль, Фильмы, СССР, Финляндия, Война, История, Длиннопост

Кинофильм «Алые паруса»


Но «Альфа» всё же осталась «парусником из „Алых парусов“», хотя снималась ещё в фильмах «Прощай», «Море студёное» и «Чёртова дюжина». А вот трёхмачтовая гафельная шхуна «Кодор» стала настоящей звездой советского кино.

«Кодор» с самого начала был везучим. Его приписали к ленинградской мореходке, причём практикой на нём несколько лет командовал легендарный подводник контр-адмирал Н.Лунин. В 70-х именно «Кодор» исполнял в Ленинграде роль парусника с алыми парусами на одноимённом празднике. А в начале 80-х он снялся сразу в двух фильмах: «Арабелла — дочь пирата» и «Остров сокровищ» — третья по счёту советская экранизация романа Стивенсона.

Парусное эхо войны: как финские шхуны стали звездами советского кино Парусник, Корабль, Фильмы, СССР, Финляндия, Война, История, Длиннопост

В ходе съёмок «Острова» парусник лишился… нормального штурвала.

В сцене, где юный Джим Хокинс угоняет «Испаньолу» у пиратов, требовалось показать, как он управляется с кораблём. При этом снимать настоящую рулевую рубку, где был установлен штурвал, нельзя было из-за обилия современных навигационных приборов. В итоге штурвал сняли и перенесли на палубу, где маленький актёр мог спокойно и абсолютно безопасно для всех на борту крутить его хоть во все стороны сразу.

Парусное эхо войны: как финские шхуны стали звездами советского кино Парусник, Корабль, Фильмы, СССР, Финляндия, Война, История, Длиннопост

«Остров сокровищ», 1971 год


Настоящий же рулевой в этой время управлял «Кодором» при помощи разводного ключа.

Это «усовершенствование» в должной мере оценили те, кто готовил «Кодора» к съёмкам в следующем фильме — «Дети капитана Гранта».

Для большего сходства с описанным в романе Ж. Верна на корабль добавили фальшивую дымовую трубу и макеты пушек. Несчастный же штурвал перенесли на специальную надстройку в середине. При этом пришлось снять с мачты грота-гик, и поэтому на всех кадрах из фильма грот-мачта не несёт парусов.

Парусное эхо войны: как финские шхуны стали звездами советского кино Парусник, Корабль, Фильмы, СССР, Финляндия, Война, История, Длиннопост

Последней ролью «Кодора» стал китобой «Пилигрим» — в фильме по мотивам романа всё того же Ж. Верна «Пятнадцатилетний капитан».

Конечно, были в СССР и другие парусники — причём многие тоже «трофейные». Но своё «большое спасибо» от советских кинозрителей финские корабелы честно заслужили.


Андрей Уланов
warhead.su

Показать полностью 7
125

Расплата за беспечность. Бой в Ла-Манше

История военно-морских сражений знает немало случаев беспечности командиров и адмиралов, приведших к поражению в бою и гибели моряков. Один из таких случаев произошёл пасмурной ночью 23 октября 1943 года в тёмных водах пролива Ла-Манш.


Лакомый кусок


Как известно, причиной практически всех сражений в Атлантике и северных водах были конвои. Немцы изо всех сил старались закрыть поток грузов, идущий на восток, в СССР. Британцы, в свою очередь, старались перекрыть поставки стратегических ресурсов в Германию из подконтрольных Оси регионов.


9 октября 1943 года британцам стало известно, что во французский Брест прибыло судно «Мюнстерланд» с грузом вольфрама, хрома и каучука. Немцы, не желая перевозить этот груз железной дорогой, планировали переправить судно в один из своих портов. Конвойная операция была назначена на 22 октября, и британское командование было полно решимости не допустить её успеха.


Беспечность в действиях британцев присутствовала уже на стадии планирования. Для перехвата конвоя в Плимуте на скорую руку было сформировано Соединение-28 в которое вошли лёгкий ПВО-крейсер «Харибдис» (тип «Дидо»), эсминцы «Рокет» и «Гренвилл», а также 4 эскортных эсминца типа «Хант». «Харибдис» только прибыл из Средиземного моря, и его команда не знала условий местного театра военных действий, а командир корабля и командующий операцией Волкер ранее был командиром-подводником. Более того, корабли соединения до этого никогда не участвовали в совместных операциях.

Расплата за беспечность. Бой в Ла-Манше Корабль, Война, Вторая мировая война, ВМФ, История, Kriegsmarine, Морские сражения, Ла-Манш, Флотилия, Длиннопост

Крейсер «Харибдис», 1943 г.


Немцы, напротив, подошли к организации конвоя максимально серьёзно, доверив охрану «Мюнстерланда» 4-й флотилии миноносцев под командованием корветтен-капитана Ф. Колауфа, который уже несколько лет служил на миноносцах, проявив себя как энергичный и инициативный командир.


В составе флотилии значилось 5 эсминцев типа «Эльбинг»: Т-23 (флагман Колауфа), Т-22, Т-25, Т-26 и Т-27, а также несколько сторожевых кораблей.


22 октября в 15:00 конвой покинул Брест и взял курс на восток, двигаясь вдоль побережья.

Расплата за беспечность. Бой в Ла-Манше Корабль, Война, Вторая мировая война, ВМФ, История, Kriegsmarine, Морские сражения, Ла-Манш, Флотилия, Длиннопост

Немецкий миноносец типа 1939


Расплата за беспечность


Навстречу немецкому конвою по Ла-Маншу на удалении от берега двигалось курсом на запад британское соединение. Корабли шли друг за другом во главе с «Харибдисом». Предполагалось, что благодаря более совершенным радарам, британцам удастся первыми обнаружить конвой и незамеченными сблизиться с ним. После этого «Харибдис» должен был осветить противника световыми снарядами и атаковать вместе с быстроходными эсминцами немецкие миноносцы. «Ханты» в это время должны были напасть на вражеский транспорт с кораблями ближнего охранения.


В 23:15 Волкеру сообщили о перехвате немецких радиопереговоров, но командующий оставил сообщение без внимания и продолжил движение заданным курсом. В это же время на немецкий Т-23 пришло сообщение с радиолокационной станции в Шербуре о непосредственной близости противника. Колауф среагировал немедленно, приведя флотилию в боевую готовность. В 0:25 немецкие акустики доложили о шуме винтов, и Колауф приказал эсминцам двигаться на север, что бы завязать бой в отдалении от конвоя.


В 0:45 Волкеру вновь доложили о радиопереговорах немецких эсминцев, но тот по-прежнему не спешил с включением радара, думая, что соединение всё ещё не обнаружено противником.

Через 40 минут с одного из «Хантов» пришло предупреждение о непосредственной близости противника — Волкер приказывает включить радар. Вскоре он обнаружил немецкие корабли, идущие полным ходом навстречу Соединению-28.


Обе группы быстро сближались, но видимость была плохой, так как с юго-востока налетел дождевой шквал.


В 1:30 Волкер объявил боевую готовность и приказал кораблям двигаться на северо-запад. Это сообщение было перехвачено немцами, и Колауф понял, что его флотилия обнаружена.


Из-за неожиданной смены курса началась неразбериха, и строй англичан рассыпался. «Харибдис» дал залп осветительными снарядами, но те взмывали выше облаков, не принося результата.


В это время немецкие эсминцы шли 2 км южнее Соединения-28. Ночь и пасмурная погода сделали своё дело — видимость совершенно отсутствовала. Однако немцы всё же увидели силуэты британских кораблей на фоне моря, подсвеченного луной из разрывов туч. Сами немецкие миноносцы на фоне берега оставались невидимыми для противников. Колауф отдал приказ сменить курс на юго-запад и произвести торпедную атаку. Т-23 и Т-26 разрядили свои торпедные аппараты, выпустив по 6 торпед в сторону «Харибдиса». Немногим позднее полные торпедные залпы выпустили Т-27 и Т-22. Всего немцы выпустили 24 торпеды.


В 1:45 с «Харибдиса» обнаружили две приближающиеся торпеды. Уже через несколько минут первая поразила крейсер в левый борт. Корабль получил крен и потерял ход. После этого произошло ещё одно торпедное попадание, и судьба уже тонущего корабля была предрешена. Растерявшийся Волкер не мог больше командовать кораблём, приказ об эвакуации был отдан старпомом Одди.


Тут море снова озарила вспышка — ещё одна немецкая торпеда нашла цель. «Лимбурну», одному из «Хантов», оторвало нос. Но обездвиженный миноносец остался на плаву.

Расплата за беспечность. Бой в Ла-Манше Корабль, Война, Вторая мировая война, ВМФ, История, Kriegsmarine, Морские сражения, Ла-Манш, Флотилия, Длиннопост

Крейсер «Харибдис» и миноносец «Лимбурн» в 1943 году. Картина У. МакДауэлла

Стоит ли говорить, какой хаос творился в рядах Соединения-28. Лишь по счастливой случайности британцы избежали ещё больших потерь. Командир «Гренвилла» Хилл, старший офицер после Волкера, приказал кораблям отойти на север и перегруппироваться.


Британцев спасло и то, что Колауф решил не преследовать их корабли. Ведь приоритетной задачей немецкой флотилии оставалась охрана «Мюнстерланда», и с ней он справился блестяще.


Только в 3:30, спустя час после гибели «Харибдиса», британцы осмелились вернуться на место боя и спасти выживших. Около 500 человек команды к тому времени насмерть замёрзли в ледяной воде. Спасти удалось чуть более 100 человек. «Лимбурн», остававшийся на плаву, был нетранспортабелен, и Хилл отдал приказ его торпедировать.


После боя


Немецкая 4-ая флотилия миноносцев была триумфально встречена на базе в Шербуре. Командующего флотилией Колауфа за бой 23 октября наградили Рыцарским крестом.


В отчёте командования Королевского флота тоже были отмечены уверенные действия немцев: «Вражеские миноносцы явно хорошо подготовлены и обучены ночной торпедной стрельбе, и они сумели использовать эффект внезапности, хотя именно мы рассчитывали на него. Их быстрый торпедный залп совершенно дезорганизовал наше соединение на долгое время, что позволило им уйти».


Так беспечность командования и чрезмерная уверенность в победе сыграла с британцами злую шутку.

Показать полностью 2
144

Советский снайпер Идрисов Абухаджи уничтоживший 349 нацистов...

Советский снайпер Идрисов Абухаджи уничтоживший 349 нацистов... Кавказцы, Кавказ, Герои, Великая Отечественная война, Чтобы помнили, СССР, Война, История, 9 мая, Длиннопост

Абухаджи́ (Абухажи́) Идри́сов (17 мая 1918, Комсомольское, Северо-Кавказский край — 22 октября 1983, Грозный) — участник Великой Отечественной войны, снайпер 1232-го стрелкового полка 370-й стрелковой дивизии 3-й ударной армии 2-го Прибалтийского фронта, старший сержант. Герой Советского Союза (1944).

Участник Великой Отечественной войны с первого дня. В составе полка с боями отступал на восток. В июле 1941 года его дивизия заняла оборону на линии Псков — Великие Луки между озёрами Ильмень и Селигер. Пулемётчик Идрисов вместе с однополчанами отбивал ежедневные атаки гитлеровцев, рвущихся к Ленинграду.

В своём доте он устроил для пулемёта особое гнездо, оставив в сторону врага узенькую прорезь. За короткое время одиночными выстрелами из пулемёта он уничтожил 22 гитлеровца. Командованию стало известно об этом, и пулемётчик был переведён в снайперы.

Вскоре его имя стало известно всему Северо-Западному фронту. О снайпере Идрисове писали газеты, его стали приглашать на помощь на другие участки фронта. В октябре 1942 года в составе группы снайперов он был переведён на один из труднейших участков фронта, где ожидалось наступление врага. Когда началось наступление, снайперы, выслеживая в первую очередь офицеров, открыли меткий огонь. Пехотинцами, при снайперской поддержке, было отбито несколько ожесточённых атак. Сам Идрисов за 10 дней боёв уничтожил около ста солдат и офицеров противника.

«Идрисов ждал. Он сидел без движения целый день. Его тянуло на сон, глаза слипались, хотелось сдвинуть с места онемевшие руки и ноги, но двигаться было нельзя. Точно так же выжидал и немец. Но он не выдержал. Он всё-таки пошевелился и это стало его ошибкой. Пуля Идрисова нашла снайпера…»

К апрелю 1943 года за снайпером Идрисовым числилось 309 уничтоженных фашистов, что подтверждалось в политдонесении 370-й стрелковой дивизии, в которой он тогда служил. После прорыва блокады Ленинграда отважный снайпер вместе с боевыми товарищами участвовал в освобождении городов и сёл Псковской области, Прибалтики. К марту 1944 года на его счету было уже 349 уничтоженных фашистов, и он был представлен к званию Героя. В одном из боёв в апреле 1944 года осколком разорвавшейся рядом мины Идрисов был ранен, засыпан землей. Товарищи раскопали его и без сознания отправили в госпиталь.

В 1944 году в городе Мозовецк была открыта фронтовая военная выставка. В одном из её залов Идрисову был отведён целый стенд. На нём была выставлена его снайперская винтовка, фотографии, а под ними была надпись: «Славный сын чеченского народа Герой Советского Союза Абухажи Идрисов уничтожил более трёхсот немецких фашистов».

Четыре месяца провёл он в госпитале города Горького. После выздоровления как спецпоселенец, представитель высланного народа, проживал в Казахстане: сначала в Алма-Ате, потом в Талды-Курганской области. Работал в сельском хозяйстве, продолжал заниматься овцеводством.

В 1957 году вернулся в Чечню. До последних дней жил и работал в родном селе. Член КПСС с 1962 года.

Умер 22 октября 1983 года.

Показать полностью
478

Алихан Гагкаев погиб в первый день Курской битвы, но успел совершить свой подвиг...

Алихан Гагкаев погиб в первый день Курской битвы, но успел совершить свой подвиг... Герои, Великая Отечественная война, Чтобы помнили, Война, СССР, Кавказцы, Кавказ, 9 мая, Память, История

Батарея из четырех 76-мм противотанковых орудий, которой командовал Гагкаев, заняла оборону у села Быковка. Утром 5 июля они приняли неравный бой с 35 немецкими танками и самоходными артустановками, которых поддерживали пехота и артиллерия.

Воины Гагкаева уничтожили 6 вражеских танков. Когда все орудия батареи были выведены из строя, а ее позиции окружены, герои бросились в рукопашную схватку. Подоспевшее подкрепление отбросило немцев, но Алихан Гагкаев уже был смертельно ранен. Похоронили его в братской могиле.

Уроженец североосетинского села, мужественный артиллерист удостоен звания Героя Советского Союза посмертно..

173

Русский генерал о способах, которыми воевали кавказские горцы. Кавказская война. 1834 год

"Жестокие, мстительные, коварные по отношению к врагам, дома — они добры, гостеприимны, надежны в дружбе, воздержанны, почтительны к старикам и благодарны за благодеяния."

Русский генерал о способах, которыми воевали кавказские горцы. Кавказская война. 1834 год Кавказцы, Черкесы, Кавказ, Кавказская война, Война, История, Россия, Российская империя, Горцы, Длиннопост

Иван Фёдорович Бларамберг

Российский генерал-лейтенант:

"Как правило, нравы и обычаи народов зависят от климата той территории, которую они занимают, от образа жизни и воспитания; из этого следует, что нравы людей почти диких, населяющих земли, изобилующие скалами и покрытые вечными снегами, должны быть, видимо, грубыми. Их просвещение ограничивается следующим: как обороняться и нападать, где можно неожиданно атаковать врагов; как воспитать в себе ненависть к врагам, уметь отомстить в любом случае, и, в конце концов, дорожить свободой более, чем жизнью.

Все они — очень бедные, либо по лености, либо от того, что их бесплодная земля не дает им даже того, что необходимо для существования. Хотя они и видят внизу плодородные долины, они редко туда спускаются, зная, что это будет им стоить их независимости. Они могут терпеть всяческие лишения, особенно когда речь идет о том, чтобы защитить их свободу, которая, по их мнению, состоит в свободном выборе каждого заниматься тем, чем ему нравится. Таким образом, они обладают всеми добродетелями и пороками людей нецивилизованных. Жестокие, мстительные, коварные по отношению к врагам, дома — они добры, гостеприимны, надежны в дружбе, воздержанны, почтительны к старикам и благодарны за благодеяния.

Эта общая картина нравов применительна к людям, населяющим Кавказ в собственном смысле слова, в провинциях же по ту сторону Кавказского хребта смешение народов имело следствием смешение нравов и обычаев.

Примечание. В общем, горные хребты - это естественные крепости, каменистая почва которых дает мало средств к существованию, но которые взамен предоставляют все возможности для сокрытия добычи и спасают от преследователей, всегда были и будут пристанищем воинственных племен, так же как степи занимают пастушеские народы, а берега моря - народы торговые, берега рек - рыболовы и хлебопашцы.

Горцы Кавказа, таким образом, по природе вещей относятся к первой категории. Захват — их единственное занятие, единственный способ добыть одежду и оружие. Почва их гор обеспечивает их лишь скудной пищей, а их стада дают шерсть для грубых тканей, но горец хочет иметь: длинное ружье, украшенное серебром, платье, обшитое галуном, хочет купить красивую девушку, которая станет его женой, и хочет пить водку и бузу. А так как желает этого человек по натуре храбрый, привыкший с колыбели во всем себе отказывать, к тому же нищий и скупой, то он присваивает себе все то, что может захватить. Горец отправляется в поход, как на охоту, и добыча, которую он захватывает с риском для жизни, есть плата за его усилия и является предметом его гордости и стимулом к дальнейшим действиям. Намерение убедить горца, который наподобие орла видит в девственной природе лишь добычу и врагов, что разбой — это постыдный порок, равноценно желанию укусить луну.

До тех пор пока цивилизация не изменит их образа жизни и нынешние нравы, пока торговля не будет у них под защитой их потребностей, горцы всегда будут теми, кто они сейчас есть.

Русский генерал о способах, которыми воевали кавказские горцы. Кавказская война. 1834 год Кавказцы, Черкесы, Кавказ, Кавказская война, Война, История, Россия, Российская империя, Горцы, Длиннопост

Так как почва давала им лишь скудное пропитание, они стали добывать необходимое набегами. Этот новый образ жизни был причиной того, что каждый род был настороже по отношению к соседним родам и не доверял им, следовательно, и торговля — источник богатства и процветания — была совершенно неведома этим племенам, и цивилизация там не смогла развиться.

Земля, которую они занимали, была пригодной лишь для пастбищ, и присмотр за скотиной стал, таким образом, их единственным занятием, в особенности же потому, что скотина не требует особых забот, и, таким образом, они могли предаваться праздности в свое удовольствие. Этот образ жизни сохранился на Кавказе до наших дней, за исключением племен, которые занимают долины и низины, и можно заключить, что именно в этих причинах — корень стольких недостатков, в которых упрекают горцев.

Нужда породила склонность к разбою и вследствие — взаимную подозрительность, за которой следуют коварство, вероломство, лицемерие, злоба и мстительность.

Так до наших дней у них нет стабильности во взаимоотношениях друг с другом, у них нет управления с установленными правилами, они предпочитают разрешать распри и кончать ссоры немедленно, это сделало их настолько нетерпимыми в этом отношении, что они даже согласны быть невинно наказанными, чем ожидать своего оправдания в результате длительного судебного разбирательства.

Горец использует малейшую сиюминутную возможность для взятия добычи, рискуя лишиться большей, но которой надо было бы ожидать со временем.

Они называют ремесло добывания военной профессией, и те из них, которые являются мастерами своего дела, пользуются наивысшим уважением и создают себе имя, особенно если это князь, дворянин или один из старейшин; даже простолюдины приобретают себе репутацию таким же способом..."

Русский генерал о способах, которыми воевали кавказские горцы. Кавказская война. 1834 год Кавказцы, Черкесы, Кавказ, Кавказская война, Война, История, Россия, Российская империя, Горцы, Длиннопост

"Та война, которую горцы ведут между собой и против наших войск, отличается до такой степени от европейских войн, что мы считаем своим долгом дать разъяснения по этому поводу. Согласно тому, что мы сказали выше о характере, нравах, образе жизни горцев, можно будет заключить, что они не знают ни стратегии, ни тактики и что они не имеют средств к существованию их отрядов, чтобы выдерживать продолжительный поход. Зато они знают толк в малых войнах, о чем хорошо осведомлены русские; их войны — не что иное, как вереница засад и внезапных нападений.

Война против горцев требует большой осторожности, особенно тогда, когда речь идет о том, чтобы действовать против них в горах, где невозможно применить артиллерию. Однако нельзя слишком увлекаться осторожностью, чтобы они не приняли ее за нерешительность, осторожность должна сопровождаться отвагой в решительный момент. Дерзость в атаке приводит врагов в замешательство, делает их малодушными, тем более что они ее не ожидают, надеясь на трудности путей сообщения, которые характер местности выдвигает на каждом шагу нападающим. В общем, в победе над ними бывает уверенность лишь тогда, когда можешь предвидеть их нападение, даже если они превосходят в численности в четыре раза.

Они отлично стреляют и берегут патроны — вот почему не надо ввязываться в длительную перестрелку с ними, надо сразу переходить к штыковой атаке.

Обычно они прячутся в кустарниках, скалах, каждый выбирает определенную цель и берет на прицел именно этого человека. Они прекрасно стреляют с упора или лежа на земле, никогда не промахиваются, но они долго заряжают, тратя на это много времени. Если они верхом на лошади, то спешиваются, чтобы перезарядить ружье. Перед тем как выстрелить, как мы уже говорили, они тщательно выбирают небольшое убежище, используя его как укрытие.

Они очень экономно расходуют боеприпасы, терпеливо поджидая врага, чтобы точнее его поразить. Когда их много, они никогда не стреляют одновременно, чтобы иметь возможность перезарядить ружье. Чтобы обороняться, они располагаются в нескольких шагах друг от друга, и, когда отступают, тот, кто впереди, производит выстрел и прячется за последнего, чтобы спокойно перезарядить ружье. Располагаясь таким образом, они используют все преимущества рельефа. Трудные дороги и всевозможные препятствия, которые часто встречаются на Кавказе, не позволяют нам вовсе, или позволяют очень редко, действовать неожиданно, делают невозможным быстрые и неожиданные передвижения. В то же время горцы очень бдительны — при малейшем шуме приближающегося наступления они покидают свои жилища, которыми они не дорожат, укрывают свои семьи и стада, домашнюю утварь в лесу или в горных ущельях, где их очень трудно достать. Обычно в такой ситуации они сопротивляются менее стойко и не пытаются противостоять нападению, предпочитая отступить.

В последнем случае нужна большая осторожность, прекрасное знание местности, самообладание, чтобы выстоять и не понести больших потерь. Подобно пчелиному рою, который растревожили в улье, горцы окружают отступающего врага со всех сторон, стреляя из ружей, и, если не проявить стойкости, с шашками наголо они нападают не только на колонны, но даже бросаются на пушки.

В то же время они не дают врагу возможности отступать, перекрыв дорогу завалами или рвами, которые они успели вырыть, и не дают врагу передышки. Малейший успех их воодушевляет, тогда как от неудач они становятся малодушными; и только когда они видят, что окружены, они сражаются отчаянно, дорого отдавая свою жизнь, и никогда не сдаются в плен. Они остерегаются нападать на нас в долине, где у нас есть пушки, где мы можем выставить один или два батальона, завязать бой, но они умеют использовать малейшую нашу оплошность, неожиданно нападая на наши маленькие подразделения, пытаются выкрасть или убить фуражиров, которые едут без достаточного конвоя, а также — погонщиков лошадей, скота, маленькие группы, которые рубят лес и т. д. В итоге эти мелкие потери по четыре-шесть человек из каждой десятки составляют сотни людей, коих мы недосчитываемся к концу года.

Русский генерал о способах, которыми воевали кавказские горцы. Кавказская война. 1834 год Кавказцы, Черкесы, Кавказ, Кавказская война, Война, История, Россия, Российская империя, Горцы, Длиннопост

Народности, которые населяют низменности и владеют тучными пастбищами, имеют прекрасную кавалерию, особенно кубанские черкесы. Их кавалеристы, полагаясь на превосходство своих коней, не боятся нашей кавалерии, если она не превосходит их числом. Они прекрасно стреляют на ходу, даже скача во весь опор. Неожиданные нападения — вот их излюбленная форма военных действий. Когда их неожиданная вылазка не удается, они стараются заманить часть наших войск, которая их преследует, в засаду. Тогда они неожиданно нападают на них, часто нанося значительные потери, прежде чем к нашим придет помощь.

Когда они намереваются вторгнуться на территорию соседей или на территорию русских, они хранят свои планы в секрете как можно дольше, чтобы нападение было неожиданным для врага; они всегда любят нападать превосходящими силами, чтобы быть уверенными в успехе. Обычно они отправляются ночью с той целью, чтобы застать врага врасплох на заре. Если экспедиция требует много времени, они назначают пункт сбора. Их предводитель должен быть человеком испытанным, выдающегося ума, который умел бы завоевать их доверие. Они плохо знакомы с [63] дисциплиной и почти никогда не составляют плана нападения, во время схватки каждый сражается отдельно, не смешиваясь с другими. Они бросают своего вождя, когда захотят, без малейших укоров совести. Таким образом, их отряды увеличиваются или уменьшаются в зависимости от обстоятельств и доброй воли каждого (Однако если они нанимаются на определенное время на службу к военачальнику, то они верно держат данное слово.). Их операции не могут быть длительными, ввиду малого количества провизии, которую они берут с собой. Запасы продуктов представляют собой обычно кожаный мешок с мукой, небольшое количество сыра, соли и кусок копченой или вяленой баранины. Этой провизии им хватает на 8—10 дней, по истечении которых они вынуждены возвращаться к себе, чтобы пополнить запасы, если им не удалось захватить добычу, которую они тут же увозят, чтобы спрятать в надежном месте.

Горцы не могут совершать крупные набеги на границы Грузии из-за основательных мер, которые наше правительство предприняло в этом отношении. Они лишь могут проникнуть через наши линии укрепления небольшими группами, ограничиваясь захватом отдельных людей или животных. На Линии им иногда удается, но очень редко, напасть на деревню и ограбить ее, отбить табун лошадей или стадо скота. Их кони просто неоценимы, т. к. они преодолевают по 60 верст в день иноходью, не уставая.

Чтобы удачно напасть, они в течение дня прячутся где-нибудь за холмами, в тростниках, в лесах, которые окружают реки Кубань, Терек, Сунжу; обычно они используют темноту ночи или туман, чтобы переправиться через эти реки вплавь или через брод (вброд). Затем они обходят наши секретные посты, убивая постовых прежде, чем те успевают поднять тревогу.

По всему течению рек Кубани и Терека расставлены посты казаков на определенном расстоянии друг от друга, чтобы охранять границы от нападения горцев.

Рано утром горцы нападают на деревню, убивают тех, кто сопротивляется, остальных берут в плен. Быстро разграбив всю деревню, нагруженные трофеями, они также быстро исчезают. Также они умеют ловко угнать табун: один из них появляется перед табуном, издавая крики, он мчится галопом в том направлении, куда он хочет заманить лошадей; испуганные криками, которые обрушиваются на них, все эти животные устремляются за ним, и тогда их угоняют вплоть до Кубани или Терека. Всадник бросается в воду, за ним следом устремляется весь табун. Кони, связанные веревкой таким образом, что на шее каждого из них накинута петля, во время переправы вынуждены держаться вместе, чтобы петля их не удушила.

Женщины и дети переправляются через реку на лошадях, а домашние животные вплавь. Когда горцев преследуют, часть из них останавливается и встречает врага или прячется в кустарниках и завязывает перестрелку, для того чтобы остановить врага и дать возможность другим спрятать добычу. Кроме того, они расставляют определенное количество засад на правом берегу Терека, Сунжи и Малки и на левом берегу Кубани, чтобы прикрывать отступление.

Русский генерал о способах, которыми воевали кавказские горцы. Кавказская война. 1834 год Кавказцы, Черкесы, Кавказ, Кавказская война, Война, История, Россия, Российская империя, Горцы, Длиннопост

"Черкесский рыцарь"

Военные действия горцев на Кавказе — это, скорее, внезапные набеги, чем регулярные наступления. Они неудержимы во время первой атаки, но затем их пыл слабеет. Малейший успех делает их дерзкими, неудача приводит в панику, тем не менее они защищаются храбро и упорно в своих укрытиях, в окружении же они сражаются отчаянно и никогда не сдаются. Неожиданно напасть на более слабого противника, причинить ему большой урон, не подвергая себя особому риску — вот в чем состоит их тактика.

Ловко отбить табун или стадо скота, прекрасно знать местность, находить тайную тропу и идти через густой лес даже глухой ночью, одним словом, быть ловким и смелым — вот в чем заключается честолюбие и слава горца."


"Историческое топографическое статистическое этнографическое и военное описание Кавказа"

Источник: http://www.vostlit.info/Texts/Dokumenty/Kavkaz/XIX/1820-1840...

Показать полностью 4
1150

"Попаданец" XVIII века, или Швед на службе степной империи

(Раз обещал - в продолжение этого текста - Каролины в кошмарной стране, или Шведы после Полтавы - следующая глава из книги).


Многие любят книжки про "попаданцев" - о том, как наш современник попадает во времена Ивана Грозного, устраивает там прогрессивные преобразования, и вскоре непобедимые московские стрельцы моют сапоги в Индийском океане.


Смех-смехом, но мировая история знает примеры реальных "попаданцев", у которых получилось если не изменить ход мировой истории, то хотя бы изрядно его скорректировать. Одним из таких "попаданцев" был Юхан Густав Ренат.

"Попаданец" XVIII века, или Швед на службе степной империи Россия, Джунгары, Китай, Швеция, История, Попаданцы, Видео, Длиннопост

Андрей Бурковский в роли Юхана Густава Рената в фильме "Тобол".


О жизни Юхана Густава Рената до русского плена мы не знаем ничего. То есть вообще. В мировой истории он возникает в 1709 году, когда штык-юнкер (по нашему — сержант) шведской артиллерии попадает в русский плен после знаменитого Полтавского сражения. Как и многие другие пленные шведы, он был отправлен в Москву, а оттуда в 1711 году — в Тобольск.


В Тобольске Ренату, как и другим шведам из рядового и сержантского состава, жилось неплохо — много лучше, чем их бывшим офицерам. Рядовых нищебродов кормила Российская империя. а офицеры должны были сами о себе заботиться. Однако бывший "швед под Полтавой" совершил несколько неправильных поступков, и в результате чего попал в плен во второй раз - но уже к джунгарам.


Джунгария, если кто запамятовал, это "последняя степная империя" в истории человечества. Монгольское государство, существовавшее на территории между Россией и Китаем в XVII—XVIII веках, простиравшееся от Синьцзяна до Алтая. Ханы Джунгарии, жителей которой на Руси называли по-разному - зюнгорцы, ойраты и конташийцы - пытались вести самостоятельную политику, из-за чего и воевали постоянно с соседями.


Попав в плен к кочевникам, Ренат первое время, как и все, выполнял тяжелую физическую работу - ломал и возил камни, заготавливал дрова, копал землю. Однако, на свое счастье, бывший сержант принадлежал к тому вымирающему ныне типу людей, которых называют «руки золотые» или «на все руки мастер». Бывают такие люди, которым бог талант спрятал в руках, и за что они не возьмутся — все спорится.

"Попаданец" XVIII века, или Швед на службе степной империи Россия, Джунгары, Китай, Швеция, История, Попаданцы, Видео, Длиннопост

Кадр из фильма "Тобол"


Путь наверх Ренат начал с сукноделия. Как рассказывал позже вернувшийся из джунгарского плена житель города Кузнецка Иван Сорокин, уже через полтора года после пленения Ренат землю больше не копал, а вместе со своим товарищем поручиком Дебешем начал «делать сукна как украинские и учить контайшинцов, чего для и мельницы завели, от чего ныне в контайшинских улусах немалое число из природных контайшинцов суконщики находятся».

Потом было производство бумаги, открытие типографии и школы, но все эти внедряемые технические новшества были не совсем то, чего хотели джунгары.


Традиционное обывательское сознание обычно представляет кочевников эдакими наивными дикарями — да, страшными в битве, но все-таки простоватыми, недалекими и, что греха таить, глуповатыми. Эдакие неиспорченные «дети природы» со своими луками, лошадьми, юртами и кумысом.


И это высокомерное заблуждение стоило жизни многим чванливым европейцам.


Технологическое отставание вовсе не предполагает отсталости умственной. Процент умных и дураков вообще всегда и везде одинаков — во все времена и во всех социальных группах.


Джунгары развивались в ином направлении, нежели европейцы — это да, но во всем остальном это были взрослые, дальновидные и мудрые люди. И у их правителей было вполне достаточно аналитических способностей, чтобы оценить обстановку и понять — молодая держава, живущая в окружении России и Китая, может выстоять, выжить и реализовать свои амбиции только если сравняется с соседями в развитии. Да, да, все тот же знакомый лозунг: «У нас есть немного лет, за которые мы или сделаем рывок, или нас сомнут».


Именно поэтому все свое царствование хан Цэван-Рабдан усиленно внедрял то, что сейчас именуют «новыми технологиями». Кочевники традиционно зависят от оседлых жителей в вопросе продовольствия, и Цэван-Рабдан буквально силой насаждает среди подданных земледелие. Да, у Джунгарии имелись земледельческие области — захваченный еще в самом начале джунгарской истории Восточный Туркестан (он же Малая Бухара) населенный уйгурами. Ойратский хан не довольствуется этой житницей, понимая, что концентрировать производство хлеба в одном месте в условиях непрекращающейся войны слишком опасно. И вот уже уйгуров переселяют в исконно джунгарские земли, требуя обучать природных кочевников земледелию.


После посольства Унковского в русской Коллегии иностранных дел была составлена аналитическая справка о состоянии дел в кочевой империи. Там, в частности, писалось:

«Перед тем временем, как Унковский был, лет за 30, хлеба мало имели, понеже пахать не умели. Ныне пашни у них от часу умножаются, и не только подданные бухарцы сеют, но и калмыки многие за пашню приемлются, ибо о том от контанши приказ есть. Хлеб у них родится: зело изрядная пшеница, просо, ячмень, пшено сорочинское ("сарацинское", то есть рис - ВН). Земля у них много соли имеет и овощи изрядные родит… в недавних летах начали у него, контайши, оружие делать, а железа у них, сказывают, что довольно находится, из которого панцыри и куяки (пластинчатый доспех - ВН) делают, а завели отчасти кожи делать и сукна, и бумагу писчую у них ныне делают».

"Попаданец" XVIII века, или Швед на службе степной империи Россия, Джунгары, Китай, Швеция, История, Попаданцы, Видео, Длиннопост

Джунгаро-китайская война в китайской живописи.


Кто делал ойратам сукна и писчую бумагу, вы уже в курсе, но основная забота джунгарского хана в развитии собственного производства, была, естественно, иной. Если твоя страна представляет собой, по сути, военный лагерь, если она ведет непрерывную войну, то основная твоя забота, естественно, не о бумажной промышленности. Если вы несколько десятилетий живете под лозунгом «Все для фронта, все для победы», если в ханстве «по вся лета сбирают со всех улусов в Ургу к контайше по 300 и больше баб и чрез целое лето за свой кошт шьют к латам куяки и платье, которое посылают в войско», главное, что тебе нужно — это современное оружие.


Но проблема осложнялась тем, что оба высокоразвитых соседа, и Россия, и Китай, вовсе не рвались продавать джунгарам «огнестрел». Собственно, они его вообще не продавали, прекрасно понимая, что завтра из этого же ружья могут выстрелить и в тебя. Поэтому все поступления оружия к джунгарам ограничивались военной добычей да нелегальными закупками. Вороватые прапорщики на оружейных складах, для которых деньги не пахнут, а совесть — неведомая химера, существуют во все времена и при всех режимах.


Джунгар эти крохи, конечно же, не устраивали, поэтому заветной мечтой ойратских владык было наладить оружейное производство у себя. С легким вооружением вопрос сдвинулся с мертвой точки в самом начале XVIII века — как сообщают «Памятники сибирской истории», русский слесарь Зеленовский уже в первых годах нового столетия завел у Цэван-Рабдана ружейное дело.


Но главные помыслы Рабдана были, естественно, о «богине войны» — артиллерии. Именно она в то время все чаще и чаще решала исход сражений, но вот беда — пушку под полой из склада не вынесешь, и в качестве трофеев они доставались чрезвычайно редко, так как охраняли их люто и при поражении спасали в первую очередь. В русской армии до конца XIX века действовал неписаный, но незыблемый закон — захватившие в бою артиллеристское орудие автоматически представлялись к «Георгию». Поэтому с пушками у джунгаров была просто беда.

"Попаданец" XVIII века, или Швед на службе степной империи Россия, Джунгары, Китай, Швеция, История, Попаданцы, Видео, Длиннопост

Мы не знаем, кто, когда и как сделал Ренату предложение, от которого нельзя отказаться. Может быть, преуспевшему шведу тонко намекнули, может быть — сказали все прямым текстом. Дескать, сукна и бумага — это очень хорошо, они, конечно, принесут тебе деньги, и ты наверняка скоро сможешь выкупиться и стать свободным человеком. Но чтобы стать не свободным, а большим человеком — нужно совершенно другое. И ты, штык-юнкер артиллерии, наверняка понимаешь — что.


Мастеровитый пленный швед был для джунгар уникальной находкой. Его ничто не связывало ни с Россией, ни с Китаем. Принимая это предложение, он не мог ощущать себя предателем, или испытывать угрызения совести. Да и награда была обещана нешутейная — богатства хан ему сулил сказочные, и, самое главное, дал слово, что если он «ево людей всему тому научит, чему сам искусен», отправить его на родину через Индию и завоевывавших ее англичан.


Так или иначе, но «Аренар» (так Рената называли джунгары) предложение принял и начал лить пушки. Когда это произошло — не очень понятно. Сам он впоследствии уверял, что «всех пушек зделал токмо четырехфунтовых 15, да малых 5, да мартир десятифунтовых з дватцать». Уже знакомый нам «возвращенец» Сорокин утверждал в 1731 году, что лить пушки Ренат начал «тому лет с пять назад» и всего изготовил около тридцати орудий — пушек, мортир и зарядов к ним, подготовив и артиллерийскую прислугу из ойратов. Но эти сведения наверняка ошибочны — вернувшийся русский посланник в Джунгарии в 1722–1724 годах Иван Унковский свидетельствовал, что, когда он прибыл в ставку хунтайджи, Ренат уже вылил шесть медных пушек и три мортиры.


Разнобой в показаниях вполне понятен — тайну этого производства кочевники охраняли надежнее, чем честь жены. Известно было, что к Ренату приставили 20 высокородных ойратов с тем, чтобы он сделал из них оружейных мастеров. Он получил в свое распоряжение 200 рабочих для изготовления пушек, и ежедневно несколько тысяч человек отсылались на подсобные работы. Русские купцы, торговавшие с Ургой, доносили только, что «русских людей до заводов не допускают и контайшинцы в тайне содержат. А волжских калмыков не токмо к тому ничем не употребляют, но ниже ничего знать не дают».

"Попаданец" XVIII века, или Швед на службе степной империи Россия, Джунгары, Китай, Швеция, История, Попаданцы, Видео, Длиннопост

Эта секретность вполне объяснима — полным ходом шла вторая джунгаро-китайская война, и шла она с переменным успехом. Только что джунгары были на вершине могущества — помимо своей немалой территории, они контролировали нынешнюю китайскую Внутреннюю Монголию, подбирались к тому, чтобы овладеть Халхой (нынешней независимой Монголией), наконец, в 1716 году джунгары захватили Тибет. Джунгария была к тому, чтобы собрать под свое крыло чуть не все буддистские страны.


И вдруг — все с горы. В 1720-м цинские войска выбили ойратов из тибетской Лхасы, в том же году ойраты потеряли Хами и Турфан — ту самую Внутреннюю Монголию. Правда, лишь на время и вскоре вернули ее себе. В конце 1722 года скончался маньчжурский император Канси, и в боевых действиях наступила передышка в несколько лет.


Вот ее-то Цэван-Рабдан и использовал для того, чтобы обзавестись собственной артиллерией. Впрочем, в ожидании пушек войска без дела не стояли — как и все кочевники, джунгары, похоже, просто не понимали, что такое жить без войны. Пользуясь перемирием с китайцами, хан перебросил войска на запад и всей мощью ударил по казахам. 1723–27 годы вошли в казахскую историю как «Годы великого бедствия». Казахи храбро сражались, но разрозненные, они ничего не могли противопоставить опытным ветеранам-джунгарам, спаянным единым командованием.


В итоге, два жуза из трех — Средний и Старший — оказались на грани исчезновения. Ойраты же изрядно увеличили свою базу, присоединив к себе огромное количество земель с оседлым населением — был захвачен весь Южный Казахстан, пали Ташкент, Сайрам и Туркестан, позже была захвачена Ферганская долина. Большинство казахов стали данниками своих вековечных врагов. Джунгарское ханство же резко усилилось.


Наконец, произошло то, чего ожидали все — возобновилась война с Китаем. Новый император Юнчжэн решил-таки поставить выскочек с запада на место.

"Попаданец" XVIII века, или Швед на службе степной империи Россия, Джунгары, Китай, Швеция, История, Попаданцы, Видео, Длиннопост

Император Юнчжен. Неизвестный художник времен династии Цин


И вот здесь китайцев ожидал сюрприз: в одном из сражений в 1731 году их позиции были буквально проутюжены десятками ядер и бомб. Сказать, что китайцы были потрясены — это ничего не сказать. Как бахвалился нашему послу майору Угримову сам Галдан-Цэрэн, попавших в плен ойратов китайцы настойчиво допрашивали: «Откуда де вы получили артиллерию, чего де у вас николи не бывало», подозревая кого угодно (конечно же, в первую очередь русских), но не допуская и мысли, что кочевые дикари могут изготовить пушки сами. Пленные, заранее проинструктированные, поддерживали их в этом заблуждении, нарочно отвечая, что пушки и мортиры «присланы к нам… и при них де прислано искусных людей сто человек».

Конечно же, это была работа Рената, который самолично отправился на войну с китайцами в составе армии уже известного нам Цэрэн-Дондоба, чтобы испытать свои пушки в деле. Ренат в должности начальника артиллерии командовал отрядом численностью в пять тысяч человек, которых он должен был научить «как в поле и в лагерях поступать по европейскому образцу».

"Попаданец" XVIII века, или Швед на службе степной империи Россия, Джунгары, Китай, Швеция, История, Попаданцы, Видео, Длиннопост

Ренар в казахстанском фильме "Кочевник"


Воевал герр Юхан хорошо, и джунгарский хан честно признавался русскому послу, что побеждают ойраты с помощью мортир. Меж тем сам Ренат был о китайской армии невысокого мнения, и о боевых качествах цинских солдат отзывался довольно презрительно: «Как ис пушек, так и из ружья к палбе не очень искусны, и в баталию вступают спешася и строятца баталион декарием шириной в десять и больше, и ежели де увидят хотя малый у себя урон, то немедленно назад ретируются и когда разстроятся уже не скоро могут поправиться». Презрительное отношение бывалого каролина неудивительно — шведская армия тогда считалась одной из лучших в Европе, а китайцы, если честно, на поле брани никогда особенно не блистали ни выучкой, ни стойкостью.


Удивительнее всего в этой истории то, что появление у кочевников артиллерии действительно стало для китайцев сюрпризом. Сохранить в тайне столь масштабное производство было бы затруднительно в любой стране, а уж в степи, где пересказывать слухи — любимое занятие местных жителей, и любая сплетня распространяется со скоростью степного пожара… В общем, в России об инновационных проектах Рената знали еще за несколько лет до первой джунгарской артподготовки.


И принесенная разведчиками новость, надо сказать, русскому правительству абсолютно не понравилась. Усиления Джунгарии там решительно не хотели, поэтому подобную информацию отслеживали постоянно. Не забывайте — разведка и контрразведка существуют столько же, сколько существует армия, и предки наши этими занятиями отнюдь не пренебрегали. Так, чиновники Коллегии иностранных дел в начале 30-х годов XVIII века специально изучали потенциальную возможность изготовления пушек для ойратского войска. Выяснилось, что в Джунгарии уже проживало несколько десятков русских фабричных мастеровых-оружейников, оказавшихся в разное время в плену у ойратов. Но, по заключению Коллегии «из подданных Е. И. В. российских людей, кто б совершенно оное мастерство знал и мог без иноземцев делать, не имелось». С появлением Рената ситуация изменилась, и Россия решила, что пора вмешаться.

"Попаданец" XVIII века, или Швед на службе степной империи Россия, Джунгары, Китай, Швеция, История, Попаданцы, Видео, Длиннопост

Когда в Джунгарию отправлялось посольство майора Угримова, одним из главных пунктов инструкции, выданной Леонтию Дмитриевичу, значилась задача кровь из носу вытащить Рената из Джунгарии. В Петербурге не без оснований опасались, что новорожденную ойратскую артиллерию могут однажды отправить на Алтай, находившийся в российском подданстве, а то и против русских пограничных городков в Верхнем Прииртышье и Западной Сибири. Повторюсь — усиление Джунгарии не было выгодно никому из ее соседей.


Задача перед Угримовым стояла непростая. Потому что к тому времени жизнь у Рената, что называется, удалась — он вошел в число высших сановников Джунгарии. Хан, обещая милости, не обманул ни словом, и бывший раб и дважды пленник получил все, о чем только мог мечтать человек в то время. Он стал сказочно богат: как писал наш историк Миллер, в джунгарском плену швед нажил «несчетное сокровище золота, серебра и драгих каменьев». Он был знатен — за изготовление пушек и военную доблесть хан присвоил ему звание зайсана (князя). Он получил власть — вместе со званием ему пожаловали и улус, в котором проживало немалое количество поданных. Наконец, недавний раб на каменоломне мог теперь жить в неге и довольстве: его поместье располагалось в райском уголке страны, в долине реки Или и славилось роскошными плодоносящими садами. В гости к новому джунгарскому сановнику периодически наезжал поохотиться сам грозный контайша Галдан-Цэрэн.

"Попаданец" XVIII века, или Швед на службе степной империи Россия, Джунгары, Китай, Швеция, История, Попаданцы, Видео, Длиннопост

Галдан-Цэрэн.


Наконец, в Джунгарии бывший шведский сержант Юхан Густав женился, причем весьма удачно. Он взял в жены не джунгарку, даже не пленную маньчжурку или казашку, а природную шведку.

История фру Бригитты Кристины Шерзенфельд была чем-то похожа на судьбу самого Рената.


Она была шведкой, родившейся в поместье Беккаскуг в Сконе в семье лейтенанта Кнута Шерзенфельда и Бригитты Транандер. Когда пришел срок, добропорядочная шведская фрекен вышла замуж за военного Матса Бернова и в 1700 году, подобно многим другим шведкам, последовала за мужем на войну. Потом… Потом была типичная для многих шведов история — мало того, что она дважды осталась вдовой, так еще Нарвская битва, плен, проживание в Москве, после неудачного Казанского бунта перевод в Тобольск, где она в третий раз вышла замуж за немца Михаэля Цимса, пошедшего на русскую службу. Однако случилось очередное несчастье — на марше на них напал джунгарский отряд. Схватка была жестокой, осажденные бились со стойкостью обреченных, но проиграли. А мужа-лейтенанта нашей фру Бернов в той схватке походя зарубил какой-то лихой ойратский воин. Бригитта Кристина осталась одна.


В джунгарском плену ей, правда, удалось сравнительно неплохо устроиться — шведки среди степняков были в большой цене. Рослые белокурые валькирии явно сводили с ума приземистых чернявых номадов — вопросы о шведках иногда решались на самом высоком дипломатическом уровне. Так, после Полтавской битвы прибывшее в Россию бухарское посольство поздравило Петра I с победой над шведами и от имени эмира официально просило прислать в Бухару девять шведок и отправить послом «разумного человека». Посла им действительно послали, а вот шведок не выдали.


Так или иначе, судьбу экзотической пленницы, сопротивлявшейся при изнасиловании так отчаянно, что даже повредила ойрату-насильнику ногу, решил сам Цэван-Рабдан. Он впредь запретил ее трогать и отдал в служанки собственной жене Сэтэржав, дочери калмыцкого хана Аюки. Вскоре новая служанка показала большое искусство в ткацком деле и шитье, и ее назначили учительницей к одной из дочерей Цэван-Рабдана по имени Цэцэн. А потом… Потом появился он, Юхан. Вошедший в силу Ренат выкупил землячку у своего сюзерена и женился на ней. Вскоре у них появилась дочка…

"Попаданец" XVIII века, или Швед на службе степной империи Россия, Джунгары, Китай, Швеция, История, Попаданцы, Видео, Длиннопост

Агата Муцениеце в роли Бригитты в фильме "Тобол".


В общем, «вербовать» джунгарского военспеца русскому послу было практически не на чем. Кочевая империя дала шведу все — но за одним единственным исключением. Джунгария не могла вернуть ему Родины. А в те времена, как это не покажется странным сегодня, космополитов практически не было, и Ренат, похоже, в своих урюковых и гранатовых садах отчаянно тосковал по любимой холодной Швеции. Именно на этом и решили сыграть русские: послу Угримову велено было передать Ренату, что если тот согласится вернуться в Россию, его, как и положено по заключенному русско-шведскому договору, немедленно переправят на родину. Решение это утверждено на самом высоком уровне, да и простая логика свидетельствовала о том, что русские не обманут. В услугах рукастого, но не очень образованного шведа-самоучки Россия не больно-то нуждается, там своих мастеров хватает, русской администрации не важно, чтобы Ренат у них был, надо, чтобы его в Джунгарии не было. И оттуда "поподанца" надо вытащить любой ценой, пока он каких-нибудь пулеметов ойратам не изобрел.


Первая же встреча Угримова с джунгарским ханом обнадежила русского майора тем, что Голдан-Цэрэн, сменивший к тому времени на троне умершего Цэван-Рабдана, простодушно признался, что Ренат джунгарам «немалые свои услуги показал» и давно «во отечество свое просился», но «нам в нем было не без нужды». Но вот отпустить шведа контайша категорически отказался, по крайней мере, до конца войны. Назревала проблема — весной 1731 года, когда Угримов прибыл в Джунгарию, война с Цинской империей была в самом разгаре.

"Попаданец" XVIII века, или Швед на службе степной империи Россия, Джунгары, Китай, Швеция, История, Попаданцы, Видео, Длиннопост

Поэтому посольство Угримова изрядно затянулось — к тому же, кроме освобождения русских пленных, майор должен был решить еще вопросы о русско-ойратской границе и заключении торгового договора, а общаться с ханом ему доводилось не так часто — тот не вылезал с фронта, ибо вторая ойрато-китайская война забирала все силы немногочисленного джунгарского народа. Как писал потом сам Угримов: «сего лета и при урге у них людей оставалося токмо одни попы и бухарцы (уйгуры) и несколько джиратов, с которыми их владелец всегда ездит на охоту, а прочие калмыки все до малого ребенка были изо всех улусов высланы на службу противу китайцев и казачьей орды (казахов)».


В общем, Угримов просидел в урге несколько лет. Но нет худа без добра — за время ожидания он несколько раз встречался с Ренатом, который принимал русского майора в своей ставке в 10 верстах от реки Темерлик «при урочище Цонджи». Шведу предложение русских явно пришлось по душе, но до конца посланнику он, похоже, так и не поверил. Джунгарский вельможа шведского происхождения очень осторожничал и в разговоре несколько раз подчеркивал, что во всех своих деяниях в Джунгарии «он вины своей не признавает, понеже шведские полоненики чинили в России тому подобное ж, а он штик-юнкер не токмо российской, но и контайшин пленник и служб в России не принимал».


Наконец, война пошла на спад, изрядно обескровив обе державы. И после прекращения военных действий и начала мирных переговоров в 1733 году контайша сдержал слово, данное его отцом Ренату много лет назад. Бывшему шведскому пленнику дозволялось вместе с посольством Угримова возвратиться в Россию. Из первого же русского поселения майор Угримов эстафетой отправил в центр донесение о том, что задание выполнено, Рената (и еще 400 русских пленников) ему удалось вытащить: «штык-юнкер Ренат при нем в Россию следует, которого я всячески едва склонил, понеже он весьма опасается своих прогрессов».

"Попаданец" XVIII века, или Швед на службе степной империи Россия, Джунгары, Китай, Швеция, История, Попаданцы, Видео, Длиннопост

Ренату, думается, было еще тяжелей — он возвращался в Россию после 18-летнего отсутствия.


По большому счету, полжизни прошло в другой стране. Стране, которая абсолютно не походила на его полузабытую уже северную Швецию, скорее уж была ее полной противоположностью. Стране, где он добился всего, о чем только может мечтать человек, и все это бросил. Ради чего? Об этом он скоро узнает.


Что его ожидает? Новый плен, теперь у славящихся своим коварством московитов, чьи прельстивые речи вполне возможно были просто ловушкой? Этот вариант швед, навидавшийся, как всякий царедворец, самых изощренных интриг и предательств, думается, совершенно не исключал. И вскоре худшие ожидания начали оправдываться. Уже в Тобольске, куда они прибыли 26 июня 1733 года, случилось нечто, очень напоминающее провокацию. Трое девушек-казашек из его свиты, прослуживших у него десять лет, заявили, что ехать в Швецию не хотят, и обратились к сибирским властям с просьбой об освобождении, изъявив желание принять православную веру и крещение.


Императорским указом Угримову было велено прибыть в столицу, «а присланных с ним контаншиных послаников потом отправить в Санкт-Питтербурх же, а штык-юнкору шведу Ренату до указу быть в Москве». Ренат сразу же обратился к шведскому посланнику в России Йоакиму Диттмеру с просьбой о содействии в отправке его на родину. Дипломат принял живейшее участие в судьбе соотечественника и попытался решить вопрос через вице-канцлера Остермана. Сыграл на стороне Рената и глава ойратского посольства Зундуй Замсо. Прослышав, что Рената оставляют в Москве, он вызвал пристава посольства И. Сорокина и заявил решительный протест российским властям, объявив, что Ренат «послан с ними (то есть с джунгарским посольством), и не в числе тех пленников… и об нем де от владелца их в листе написано и к Е.И.В. И тако надлежит им его довесть и объявить Е.И.В.». Очевидно, Ренат еще в Джунгарии решил подстраховаться и добился от контайши инструкций посольству, требовавших от Зундуй Замсо заступничества, если шведа попытаются задержать в России.

"Попаданец" XVIII века, или Швед на службе степной империи Россия, Джунгары, Китай, Швеция, История, Попаданцы, Видео, Длиннопост

Протесты возымели действие, и Рената переводят в Петербург. Швеция — вот она, рукой подать, но он все сидит в опостылевшей России, не то в качестве почетного пленника, не то в качестве джунгарского дипломата. Чтобы скрасить ожидание, штык-юнкер приводит в порядок составленную им еще у ойратов карту Джунгарии — первое европейское описание тех неведомых мест. Уточнять монгольские названия и транскрибировать их на латинский язык ему помогали члены ойратского посольства (переводчик при джунгарском посольстве М. Этыгеров доносил, что к ойратам приходил Ренат «и на имеюшейся у него ландкарте их землице калмыцкое письмо звание местам с переводу их посланцов подписывал по-шведски», но не только они. Немалую лепту в создание карты Рената внес другой герой этой книги, о чьих приключениях речь впереди - служащий коллегий Иностранных дел Василий Бакунин, говоривший на монгольском языке, как на родном.


На нем же, думается, и общались между собой при составлении карты эти два европейца — швед и русский.

"Попаданец" XVIII века, или Швед на службе степной империи Россия, Джунгары, Китай, Швеция, История, Попаданцы, Видео, Длиннопост

Одна из двух карт Джунгарии, составленных Ренатом.


Наконец, было принято решение относительно пожелавших креститься трех казашек. Одна из них к тому времени умерла, а двух оставшихся, которых Ренат с женой звали Сусанной и Юганной, забрали у шведа, крестили и определили в Вознесенский девичий монастырь. 24 мая 1734 года ойратское посольство было принято Анной Иоанновной. Там русской императрице было вручено послание Голдан-Цэрэна, где, в частности, говорилось и о Ренате: «сей швед Иван-учитель напред сего взят к нам в плен и показал мастерства — пушечное и некоторое другое. И когда за то дана ему воля, то он намерен был ехать в свое отечество. И когда ныне о том ево намерении спрашивали, он паки пожелал возвратиться и потому я его и возвратил, и прошу в том во всем ему милостиво спомоществовать».


Просьба контайши была уважена, и в конце 1734 года после 24-летнего плена в России и Джунгарии Юхан Густав Ренат возвратился на родину. С ним в Стокгольм уехали «ево жена Кристина Андреевна», дочь и оставшиеся девять служителей (семь казахов и двое уйгуров). Оставшиеся годы Ренат жил в столице, служил лейтенантом в Королевском арсенале, и умер в 1744 году в возрасте 62 лет.


Во всех фантастических книгах исчезновение "попаданца" имеет самые печальные последствия. Не стала исключением и наша история.


Через 15 лет после смерти Рената Джунгария проиграла свою неравную войну с Поднебесной империей и победители, с чисто китайской деловитостью и трудолюбием уничтожили полумиллионный народ джунгаров. Один сборный улус прорвался на Волгу, к братьям калмыкам. Многие ушли к заклятым врагам - казахам, и те их принимали - в лихие времена опытные воины лишними не бывают, а джунгары были очень хорошими воинами. До сих пор некоторые казахские "ру" (рода) неофициально называют "джунгарскими". Совсем уж мелкие осколки джунгарских улусов пробились в Афганистан, Бадахшан и Бухару, приняли ислам и были взяты тамошними ханами и эмирами на военную службу. Но подавляющая часть джунгар - по оценкам исследователей порядка девяноста процентов 600-тысячного народа - были методично вырезаны китайцами.


Это был один из самых масштабных актов геноцида в человеческой истории, но сегодня этого традиционно никто не помнит.

______________

Это глава из моей книги "Люди, принесшие холод"

Моя группа во ВКонтакте - https://vk.com/grgame

Моя группа в Фейсбук - https://www.facebook.com/BolsaaIgra/

Моя страница на "Автор.Тудей" - https://author.today/u/id86412741

Показать полностью 13 1
1267

Каролины в кошмарной стране, или Шведы после Полтавы

Поговорка "Как шведы под Полтавой" вошла в русский язык. К сожалению, мало кто знает, что же было со шведами после Полтавы.


Шведские пленные появились в России после сражений под Полтавой и Переволочной. Всего в этих двух блестящих «баталиях» было взято в плен порядка 22 тысяч человек. Как  мы помним со школы, после победы Петр пригласил пленных генералов в свой шатер, где поднял тост «за своих учителей» в ратном деле.


Увы, но любая гулянка рано или поздно заканчивается, сменяясь неизбежным похмельем. Начались нелегкие будни военнопленных.

Каролины в кошмарной стране, или Шведы после Полтавы История, Швеция, Россия, Полтава, Сибирь, Пленные, Длиннопост

Картина "Боярин Морозов снимает колонну пленных шведов на трофейный Sony Ericsson". Шутка.


По велению Петра всем пленным должно было выплачиваться жалование, им разрешалось заниматься ремеслами, а желающие могли перейти на русскую службу. Желающих, надо сказать, оказалось довольно много – только в первые недели около 6 тысяч пленников (в основном иностранные наемники, и шведы из рядовых и унтер-офицеров) принесли присягу Петру, поступили на службу России и влили толику европейской крови в русскую нацию.


Отказавшихся примкнуть к победителям расквартировали по городам средней полосы: в Ярославль, Ростов, Новгород, Владимир, Муром, на оружейные заводы в Тулу, в Арзамас, Симбирск, Вологду, Архангельск, Уфу, Чебоксары… Большая шведская колония оказалась в Казани и соседнем Свияжске.


Они-то, собственно, и испортили все окончательно.


Как написали бы сегодняшние полицейские, некий капитан Рюль, содержавшийся в Свияжске, вступил в преступный сговор с капралом драбантов Курселем, и они задумали побег. Да не простой, а массовый. Пользуясь тем, что в обоих городах пленные содержались абсолютно свободно и могли передвигаться по городу без караула, подельники начали агитацию среди офицеров. Вскоре к заговору присоединилось более 150 «золотопогонников», и – главная удача – удалось распропагандировать все три полка, которые были приставлены присматривать за пленными. То, что охранники в полном составе влились в ряды заговорщиков, объясняется просто: по извечной русской безалаберности гарнизон Казани и Свияжска составили недавние боевые товарищи пленных. А именно — три немецких драгунских полка, после Днепровской капитуляции перешедшие на русскую службу. Русских войск в городах практически не было – только небольшие отряды, расквартированные в Казанском кремле и центре Свияжска.

Заговорщики намеревались в условленный час выступить одновременно, перебить русских, захватить арсеналы и казну, и, соединившись, пробиваться в Польшу, навстречу шведской армии под предводительством генерала Маршалка.


Но все, конечно, закончилось так, как заканчиваются девять заговоров из десяти — за день до выступления шведский адъютант Бринк прибежал к коменданту Свияжска и всех сдал.


Дальше – понятно. Рота в ружье, полная боевая готовность, гонцы за подкреплениями во все окрестные города, Курселя, Рюля и еще 12 активных участников заговора в кандалы и в каменный мешок. Десятерых потом расстреляли, капитан Рюль отсидел в оковах в подземелье девять лет на хлебе и воде, но таки выжил, вернулся вместе со всеми в Швецию, и еще дотянул там до 65-летнего возраста.

Каролины в кошмарной стране, или Шведы после Полтавы История, Швеция, Россия, Полтава, Сибирь, Пленные, Длиннопост

Шведские пленные на строительстве Петербурга. Рисунок шведского военнопленного Карла Фридерика Койета, 1722 г.


Ну и сами понимаете — во избежание подобных недоразумений в будущем все шведские «каролины» (так в Швеции называли всех вояк из армии Карла XII) сменили географию проживания.


И место вышеперечисленных городов заняли совсем другие: Томск, Кузнецк, Енисейск, Туруханск, Красноярск, Иркутск, Нерчинск, Якутск, Селенгинск, Илимск, Киренск, Вятка, Соликамск, Чердынь, Кай-городок, Яренск, Тюмень, Туринск, Пелымь, Верхотурье, Космодемьянск, Сургут, Нарым, Березов, Тара, ну и, конечно, Тобольск.


И дело даже не только в заговоре – гораздо серьезнее было то, что русско-турецкие отношения обострились предельно, и Турция (на территории которой, напоминаю, и нашел убежище Карл XII) объявила войну России. Держать в изрядной близости к предполагаемому фронту огромную «пятую колонну» мог только безумец.


Поэтому Петр, резонно рассудив, что велика Россия, и есть в ней места, откуда отступать просто некуда, отправил всех каролинов (за исключением высшего командного состава, оставшегося в Москве) в Сибирь.


Охранять, мол, вас все равно некому – в армии каждый человек на счету, а оттуда не удерете. Пробиваться оттуда в Швецию через половину континента даже вашему буйному королю в голову бы не пришло, а все остальные пути ведут к диким ациатцам, у которых вам русский плен великосветской ассамблеей покажется.


И, надо сказать, это невиданное в Европе чудо – тюрьма без стен и решеток, с полной свободой, и полной же невозможностью побега — досаждала, похоже, шведам больше всего.


Ну как так, нас здесь несколько десятков боевых офицеров, пара сотен солдат, а охраняет нас какая-то инвалидная команда! Инвалидная в прямом смысле – на охрану обычно выставляли солдат, уволенных из действующей армии по старости, увечью или болезни, а то и вовсе местных жителей или крестьян. Так, 21 марта 1710 года в Сибирский приказ из Вятки поступила челобитная солдата Кузьмина, которого пленный капитан Стакелберг не только ударил по лицу, порвал одежду, но и приказал нести себя из бани на руках. А капитан Келер с товарищами избили дьячка Воскресенской церкви Алексея Зеленина.


Вообще, с местными шведы сходились трудно – слишком уж сибирская жизнь отличалась от привычной шведской, с кофе и газетами. Вот как описывает эту проблему исследовательница Галина Шебалдина: «Первые годы пребывания шведских ссыльных в Сибири были трудными еще и потому, что культура, быт и нравы европейцев сильно контрастировали с укладом жизни местного населения. И те, и другие воспринимали поведение друг друга как дикое и непристойное. Шведские мемуаристы весьма красочно описывали пьянство русских, особенно в праздники. В эти дни ссыльные старались не выходить на улицу и запирали двери. Местные же, в свою очередь, осуждали чрезмерно вольное поведение ссыльных по отношению к женщинам. В острог сажали только за попытку заговорить с русской женщиной на улице. Недопонимание и неприятие друг друга, безусловно, влияли на отношения между ссыльными и местным населением, но не были основной причиной столкновений между ними. Решающее значение имел тот факт, что местные жители волею обстоятельств вынуждены были участвовать в содержании военнопленных: нести караульную службу, размещать их в своих тесных жилищах, делиться пищей, нести дополнительные налоговые тяготы».

Каролины в кошмарной стране, или Шведы после Полтавы История, Швеция, Россия, Полтава, Сибирь, Пленные, Длиннопост

Молитва. Шведский художник Густав Седерстрём. XIX век.


Впрочем, главной проблемой были вовсе не отношения с местными. Главной проблемой стало выживание.


Россия платить офицерам перестала, а пожертвований из Швеции приходило все меньше и меньше. В начале 1714 года неформальный глава вынужденных эмигрантов граф Пипер разослал всем своим подопечным письмо, где прямо сообщил, что «касса пуста и остается только надеяться на короля и Господа Бога», добавив, что денег уже не хватает даже на покупку вина для причастия и медикаменты.


Люди выживали, кто как мог. Многие пошли на русскую службу, и на это даже перестали косо смотреть, осуждали только тех, кто переходил в православие. Бедолаги жаловались в письмах, что «многие из нижних и высших офицеров принуждены у мужиков работать, также от нужды женились графы и бароны на старых финских бабах и их дочерях только для того, чтобы добыть себе хлеба». Трудились кто на что горазд. Собирали хворост и сведения о Сибири, делали горшки и географические открытия, открывали неизвестные Европе народы и кукольные театры (первый театр в Сибири, кстати).


Практически все вспомнили былые умения и детские забавы, о которых на военной службе забыли, казалось бы, навсегда.


Опять процитирую Галину Шебалдину: «Ротмистр Георг Малин был не только поэтом, описавшим многие эпизоды своей сибирской ссылки в стихах, но и ювелиром и художником. Ротмистр Фридрих Ликстон, отбывавший ссылку в Верхотурье, покупал качественную тонкую кожу, из которой шил кошельки и перчатки. Каролины занимались изготовлением серебряной посуды и прочих предметов роскоши. Наибольшего успеха в этом деле достиг Юхан Шкруф. Его изделия были настолько качественны и красивы, что губернатор Гагарин приказал отправлять купленные у мастера поделки в госказну. Поручик Александр Борман делал гравюры, ротмистр Нирот писал картины. Поручик Эрик Улспар резал фигуры из кости так искусно, что князь Гагарин преподнес Петру Первому в подарок изготовленные каролином шахматы. В начале 1713 года в Тобольск из Верхотурья прибыли ротмистр фон Кунов и лейтенант Лейоншольдт, которые вместе с тобольским пленником Фэнриком Магнусом Сильверхельмом заключили договор об изготовлении… игральных карт. Были среди пленных врачи, переводчики, учителя, портные, гувернеры, садовники… Но наиболее популярным занятием среди каролинов, как офицеров, так и рядовых, было самогоноварение и изготовление пива».


Вообще читать биографические справки пленных шведов донельзя интересно. Судьба пробует людей на излом и все ведут себя по-разному.

Каролины в кошмарной стране, или Шведы после Полтавы История, Швеция, Россия, Полтава, Сибирь, Пленные, Длиннопост

Письмо домой. Рисунок шведского художника Göte Göransson из книги Оберга и Йорансона "Каролинер".


Корнет шведской кавалерии, Лоренц Ланг, попавший в плен под Полтавой, идет на русскую службу. С прошлым рвет решительно – Швецию даже в мыслях закрывает для себя навсегда, принимает православие, меняет имя на «Лаврентий», становится офицером русского инженерного корпуса, и вскоре ввязывается в Большую игру на китайском направлении. Становится уникальным специалистом по Китаю (где тихая Швеция, и где тот недвижный Китай!), шесть раз ездит туда с дипломатическими миссиями, несколько лет живет в Пекине в качестве дипломатического агента.


Умер в Сибири статским советником и иркутским вице-губернатором.


Драгунский капитан Бернгардт Мюллер оказался в Тобольске. Чем-то приглянулся знаменитому церковному деятелю, митрополиту Сибирскому и Тобольскому Филофею (Лещинскому), будущему святому, канонизированному в 1984 году. Принял участие в организованной митрополитом миссионерской экспедиции к остякам (хантам). Потом еще раз, потом еще… Потом увлекся миссионерством и изучением остяков настолько, что путешествовавший по Сибири брауншвейг-люнебургский резидент Вебер писал в своих записках: «Один шведский обер-лейтенант, также сосланный по некоторым причинам даже за Сибирь к остякам, теперь живет там очень хорошо. Он приобрел такую любовь туземцев, что они снабжают его всем, что только ему нужно, и во всех делах своей земли спрашивают его совета. Лейтенант этот говорил Блюеру, что он охотно закончил бы там и жизнь свою, если бы только семейству его было дозволено приехать к нему».


Тем не менее, в Швецию Мюллер все-таки уехал, и в 1720 году в Берлине отдельным изданием вышла его книга «Жизнь и обычаи остяков».


Капитан барон Горн еще в начале Северной войны во время перестрелки в Литве получает ранение в голову. С того света его вытащил верный слуга Лидбом – в самом прямом смысле вытащил из кучи сваленных в груду мертвых тел и выходил. Под Полтавой – второе ранение, плен, ссылка в Соликамск. И опять бы смерть, на сей раз голодная, кабы не верный Лидбом: до поступления на службу к господину барону он был хорошим седельником. Изготовлением седел Лидбом и кормил их обоих все эти годы, а господин барон бегал по Соликамску, истошно голося на варварском наречии: «Сетла!!! Каму сетла! Кароши сетла!!!».


К чести господина Горна, полностью залезать на шею к слуге он упрямо не хотел, поэтому в комплекте с седлами предлагал еще и кривоватые корзины, самолично плетеные господином бароном из соликамского ивняка.


В Швецию они вернулись в 1722 году, барон еще 20 лет служил, потом вышел в отставку, поселился в родовом имении, рядом с которым построил хутор, назвав его «Соликамском». Лидбом же был из слуг отчислен с негодованием, и возведен в ранг лучшего друга. На всех обедах вплоть до своей ранней смерти он восседал по правую руку от барона, несмотря на демонстративное неудовольствие аристократической родни.

Каролины в кошмарной стране, или Шведы после Полтавы История, Швеция, Россия, Полтава, Сибирь, Пленные, Длиннопост

А.Д. Кившенко. Капитуляция шведской армии.


Корнет Эннес взят был в плен при Переволочне, сидел в Тобольске, 10 лет. В детстве матушка, которой бог дал одних сыновей, скучая по дочке, научила последыша ткать на ручном станке. Вскоре по Тобольску поползли слухи о новом мастере, и сам князь Гагарин, оценив тканные Эннесом кошельки и чапрак, заказал ему для большой залы шелковые обои с золотыми и серебряными цветами. Материал и инструменты заказчика, оплата — по рублю за каждый локоть. Условия царские, но объемы – непосильные для одного. Корнет сколотил ткацкую бригаду из лучших боевых товарищей: ротмистра Маллина и корнетов Горна (не родственник) и Барри, которых и начал обучать «бабскому» ремеслу. Через несколько лет изделия их гремели по всей Сибири, и компаньоны разбогатели настолько, что каждое воскресенье могли устраивать благотворительные обеды для дюжины своих товарищей, которые, на свое горе, не знали никакого ремесла, и посему бедствовали.


По возвращении в Швецию Эннес женился и дожил до 95-летнего возраста, не забывая в каждой вечерней молитве благодарить покойную «муттер» за науку.


Голландец Генрих Буш, уроженец Горна (не родственник!), много лет был матросом, дослужился до корабельного плотника, но за какую-то провинность был списан на берег. По пьяному делу в кабаке завербовался в шведскую армию, попал — несмотря на поговорку «моряк сидит на лошади, как собака на заборе» — в кавалерию. Дослужился до капрала, в плен попал в 1706 году у Выборга. Сидел сначала в Тобольске, потом князь Гагарин, прослышав (все пьянка проклятая!) о бурном прошлом военнопленного, отправил его работать по специальности – на Тихий океан. Отряд под предводительством казака Козьмы Соколова, в котором и шел Буш, прибыл 23 мая 1714 года в Якутск и отправился оттуда 3 июля в Охотск. Там под руководством бывшего корабельного плотника казаки построили судно из осины и березы (другого дерева не нашли) и несколько лет занимались исследованиями побережья Камчатки. Жить «на самом кончике России» голландцу на удивление понравилось.


Полностью обрусел, в скучную Голландию возвращаться отказался, по крайней мере в 1736 году еще жил в Якутске, где с ним встретился историк Миллер и расспрашивал о путешествии на Камчатку.


Капитан Филипп Иоган Табберт после Полтавского сражения благополучно перебрался через Днепр, но не нашел среди спасшихся своего брата. Вернулся за ним на левый берег и попал в плен (брат, как выяснилось через 20 лет, переправился ниже по течению). Был отправлен вместе с другими пленными сперва в Москву, а затем в Тобольск. Неуемная его натура проявилась еще по дороге. В городе Хлынове, как свидетельствуют документы Вятского приказа, 24 мая 1710 г. были задержаны двое шведов, которые гуляли за городом. Это были капитаны Иоган Табберт и Иоган Шпрингер, причем они не просто гуляли, они плыли на плоту и осматривали окрестности… Показания об их прогулке давал известный капитан Врех, ставший впоследствии основателем знаменитейшей школы в Тобольске». Впоследствии Табберт погулял по всей Сибири, и стал одним из самых знаменитых ее исследователей. Все тринадцать лет плена он потратил на изучение неизвестной Европе страны.


Его слова «Мы знаем о Сибири не больше, чем остяки о Германии» были, увы, абсолютной правдой.


А достижения капитана в изучении Сибири — столь впечатляющими, что Петр лично предлагал ему пост главного картографа русской империи. По возвращении в Швецию Табберт был возведен в дворянское достоинство и принял фамилию фон Страленберг. А публикация в 1725 году карты и описания Сибири вызвали в Европе такой фурор, что еще века полтора каждый автор, пишущий об Азиатской России непременно ссылался на работу пленного шведа.


Но, наверное, самая удивительная судьба досталась доходившему в Тобольске от скуки и бескормицы штык-юнкеру Юхану Густаву Ренату…

______________

Это глава из моей книги "Люди, принесшие холод"

Моя группа во ВКонтакте - https://vk.com/grgame

Моя группа в Фейсбук - https://www.facebook.com/BolsaaIgra/

Моя страница на "Автор.Тудей" - https://author.today/u/id86412741

Показать полностью 4
41

Лжеправители: 5 самозванцев, у которых получилось

Обычно самозванцы заканчивали свою карьеру очень быстро — в тюрьме или на плахе. Но история помнит и авантюристов, которым на некоторое время удалось обмануть судьбу и добиться власти. О пятерых самозванцах, которые всё-таки стали королями, — в материале WARHEAD.SU.

Лжеправители: 5 самозванцев, у которых получилось Царь, Король, Переворот, История, Персия, Норвегия, Рим, Черногория, Длиннопост

1. Лже-Бардия


В самом сердце древней Мидии, у развалин Экбатаны, находится Бехистунская скала. Там, на высоте более ста метров над дорогой, ведущей от Экбатаны к Вавилону, высечен огромный барельеф, сопровождаемый подробным рассказом о мятеже Лже-Бардии, сотрясшем Персию в 522 году до н. э.

После того как в 530 году до н. э. умер основатель Персидской империи Кир Великий, власть досталась его старшему сыну Камбизу. Но новый царь царей оказался тираном. Вскоре против деспота начались многочисленные восстания. Везде видевший заговоры Камбиз приказал тайно умертвить своего брата Бардию, очень популярного среди персов.

Весной 522 года в Персии объявился мидянин жрец Гаумата, провозгласивший себя Бардией. Камбиз находился в походе, большая часть Персии и Мидии встали за Лже-Бардию против ненавистного Камбиза. Узнав о событиях на родине, царь царей спешно покинул Египет и отправился на войну с самозванцем, но по дороге умер от гангрены.

Лжеправители: 5 самозванцев, у которых получилось Царь, Король, Переворот, История, Персия, Норвегия, Рим, Черногория, Длиннопост

Прорисовка Бехистунского рельефа, изображающего триумф Дария над магом Гауматой (Лжебардией) и мятежными «царями»


Несколько месяцев Гаумата правил самой большой империей Древнего Востока. Но семеро персидских аристократов во главе с Дарием, дальним родичем Кира, составили против самозванца заговор и убили его. На персидский трон взошёл Дарий I. Его потомки носили корону царя царей вплоть до завоевания державы Александром Македонским.


2. Лже-Нерон


Имя императора Нерона проклинали в Риме, а вот на востоке Римской державы к нему относились не столь однозначно.

Умный, но слабовольный и болезненно тщеславный Нерон был опьянён властью, черпая в ней наслаждение. В 68 году против императора-тирана восстала армия, его предали преторианцы, и, покинутый даже слугами, он покончил с собой со словами: «Какой великий артист погибает!»

Однако восточных провинций безумства Нерона не коснулись. Зато в Греции хорошо помнили, как он сбавил налоги. Поэтому, когда осенью 68 года в Элладе объявился неизвестный понтиец, выдававший себя за чудесно спасшегося императора, у него немедленно нашлось множество сторонников. Самозванец был весьма похож на Нерона, которого хорошо знали в Греции, куда император приезжал год назад, чтобы принять участие в Панэллинских играх.

Лжеправители: 5 самозванцев, у которых получилось Царь, Король, Переворот, История, Персия, Норвегия, Рим, Черногория, Длиннопост

Обзаведясь кораблём, Лже-Нерон вместе со своими людьми отплыл на остров Цитн (нынешний Китнос на Кикладах). Обманув некоторых из находившихся там римских легионеров, он принял их к себе на службу.

Делать на маленьком острове было особенно нечего, а сил для серьёзных кампаний у Лже-Нерона было маловато. И тогда он стал королём пиратов, которые на небольших судёнышках совершали набеги на торговые корабли и похищали людей с соседних островов. Первое время пиратскому промыслу сопутствовала удача и число сторонников самозванца постоянно росло, а на Цитн всё прибывали недовольные властью нового римского императора Гальбы.

Конец королю пиратов настал после того, как на Цитн зашли две триремы Луция Кальпурния Апрената — нового проконсула Галатии. Он при помощи верных солдат быстро убедил мятежных легионеров, что их дело проиграно. Корабль самозванца был взят штурмом, а сам Лже-Нерон — убит.


3. Харальд и Сверрир Норвежские


С 1130 года Норвегия была охвачена смутой. Всё началось с того, что из Ирландии приплыл некий Харальд Гилли, называвший себя сыном короля Магнуса III. Несмотря на то, что никаких доказательств происхождения у него не было, уверенность самозванца и успешное прохождение им ордалий оказали такое воздействие, что правящий король — сын Магнуса Сигурд — признал его своим единокровным братом в обмен на отказ от претензий на власть, пока живы сам Сигурд и его сын.

Клятвы Харальда стоили недорого. Как только король умер, он некоторое время делил власть с сыном Сигурда Магнусом, но затем захватил корону, а Магнуса ослепил и посадил в темницу. Но несколько лет спустя самого Харальда убил ещё один незаконный сын любвеобильного Сигурда.

Весь это карнавал, сопровождавшийся войной всех против всех, закончился, когда недовольная знать решила, что пора навести порядок, и избрала новым королём младенца Магнуса — дальнего родственника Магнуса III.

В 1174 году против короля восстали простолюдины, которых звали «лапотники». А вскоре во главе мятежников оказался Сверрир, выдававший себя за внука короля Харальда. Самозванец выдавал себя за внука другого самозванца.

Лжеправители: 5 самозванцев, у которых получилось Царь, Король, Переворот, История, Персия, Норвегия, Рим, Черногория, Длиннопост

Гражданская война изрядно надоела норвежцам, а Сверрир оказался неплохим командиром. Его признали и поддержали не только простолюдины, но и часть знати. В 1184 году война завершилась, король Магнус погиб, а Сверрир взошёл на норвежский трон. Его потомки правили страной ещё более ста лет, хотя почти все историки уверены, что Сверрир был не более, чем самозванец.


4. Лже-Себастьян


Во второй половине XVI столетия в Португалии правил король Себастьян I — один из последних рыцарей уходящей эпохи. Он видел своё предназначение в создании великой португальской империи, охватывающей мусульманские земли Северной Африки, куда его солдаты должны были принести свет христианской веры. Но в «битве трёх королей», случившейся в Марокко в 1578 году, Себастьян I пал, не оставив наследника. Португалия потерпела тяжёлое поражение, ослабла и вскоре была захвачена Испанией.

Но среди простого народа жила легенда, что Себастьян на самом деле выжил, скрывается от врагов, но должен вернуться, чтобы возродить величие Португалии. В 1585 году этим решил воспользоваться честолюбивый Матеуш Альвареш — простолюдин, воспитанный в монастыре, обученный грамоте и хорошим манерам. Обладая сходством с погибшим королём, Альвареш сообщил о своём чудесном спасении в городке Эрисейра, где устроил свой двор и объявил о скором возвращении в Лиссабон.

Лжеправители: 5 самозванцев, у которых получилось Царь, Король, Переворот, История, Персия, Норвегия, Рим, Черногория, Длиннопост

Тем временем португальцы, недовольные властью испанцев, начали перебегать на сторону Лже-Себастьяна. Но силы мятежников были несравнимы с мощью Испании. В сражении под городком Торриш-Ведраш войско Альвареша было разбито. Король-самозванец бежал, был пойман, а затем казнён. Впечатление от авантюры Лже-Себастьяна оказалось столь сильным, что, когда в Речи Посполитой объявился Лжедмитрий, его недоброжелатели сравнивали «царевича» с «чудесно спасшимся королём португальским».


5. Лже-Пётр


К XVIII веку маленькое балканское государство Черногория было уже давно поделено между Венецией и Османской империей. Но, несмотря на это, власть турок в отдалённой провинции была почти незаметной, а черногорцы постоянно пытались отвоевать независимость.

Православные славяне со всё большей надеждой смотрели в сторону России — великой империи, сражающейся с турками, и рассчитывали на русских в обретении свободы. В такой обстановке в 1766 году в Черногории объявился крестьянин Стефан Малый. Но прошёл всего год, и простой батрак оказался весьма уважаемым человеком, к чьим словам о необходимости объединиться, чтобы противостоять исламу, прислушивались многие черногорцы.

В 1767 году сербский офицер, бывавший в Петербурге, опознал в Стефане бывшего императора Всероссийского Петра III. Популярность самозванца в мгновение взлетела до небес. Его признал главный духовный авторитет — митрополит Савва, а простой народ отправлял к Стефану делегации с просьбой принять корону Черногории. В конце концов народное собрание Черногории признало Стефана не только спасшимся русским императором, но и черногорским царём.

Лжеправители: 5 самозванцев, у которых получилось Царь, Король, Переворот, История, Персия, Норвегия, Рим, Черногория, Длиннопост

Стефан Малый


Стефан правил под именем Петра всего шесть лет, но запомнился своим подданным как добрый и разумный правитель. Царь был убит после нескольких покушений совместными усилиями турок и митрополита Саввы, который видел в Стефане слишком опасного политического конкурента в борьбе за власть в маленькой горной стране.

XVIII век стал последней эпохой, когда самозванцы ещё могли рассчитывать на успех. Развитие государственной машины и создание абсолютистских, а затем конституционных монархий Европы положило конец авантюристам, пытающимся притязать на чужие короны.


Михаил Диунов

Показать полностью 5
268

Начало

Начало Начало, Новосибирск, Сибирь, История, Мост, Россия

Немного истории.

Новосибирск образован в 1893 году — как поселок строителей железнодорожного моста через Обь Транссибирской магистрали.

Автором моста являлся профессор Н.А. Белелюбский, его соавтором — инженер Н.Б. Богуславский.

Для моста были изготовлены пролетные строения консольно-балочной системы из сварочного железа.

Подготовительные работы были начаты в мае 1893 года, когда на место будущего города прибыла группа мостостроителей, возглавляемая Г.М. Будаговым (в дальнейшем, в связи с его назначением помощником начальника строительства Среднесибирской железной дороги заканчивал монтаж пролетных строений инженер Н.М. Тихомиров).

Праходная верфь, на месте парка Городоское начало. Конец XIX века

24 июля 1894 года состоялась торжественная закладка первой опоры моста. К 28 марта 1897 года все строительные работы были выполнены, комиссией под председательством

Н.П. Белелюбского мост был испытан. Движение по нему началось 31 марта 1897 года. Несмотря на то, что мост был спроектирован по нормам конца 19-го столетия (сравнительно невеликие нагрузки), он прослужил почти сто лет.

В 1990 году была произведена реконструкция моста: на ранее существовавших ледорезах была сделана надстройка для расширения опор, на которых были смонтированы новые стальные пролетные строения, рассчитанные на высокие нагрузки.

Для сохранения памяти о первостроителях одно из пролетных строений моста сейчас установлено на набережной Оби в парке «Городское начало».

Как то так.

Показать полностью
42

Александр Пересвет, прежде бывший боярин Добрянский, как герой истории и живописи

Иноку Александру - участнику "побоища иже на Дону" - особенно "повезло" с художественными воплощениями его образа всякими разными потомками. Как уже не раз писалось, Куликово поле - это единственное из трех знаменитых полей русской славы, где наши предки бескомпромиссно навтыкали недругам - не по очкам и в перспективе, а прямо по конкретному результату: в подсчитанных фрагах, скальпах, луте и политических результатах. Однако именно про это сражение нам известно меньше всего: даже махачи с половцами 12-го века освещены гораздо лучше, чем эта битва.


Собственно, есть три русских источника об этом событии: летописный рассказ - краткий и пространный, "Задонщина" и "Сказание о Мамаевом побоище". "Сказание" и "Задонщина", как известно, представляют собой художественные произведения, уснащенные массой удивительных подробностей, чем дальше от битвы, тем более многочисленных. Краткая редакция летописного рассказа, зафиксированная в старейшем виде в Рогожском летописце, Симеоновской летописи и Новгородской Первой летописи младшего извода, записана в тетрадях 40-х годов 15-го века. Именно в Рогожском летописце и Симеоновской летописи упоминается среди убитых Александр Пересвет (последним из поименованных павших, после него идет "и иные мнози"). В пространной редакции рассказа, в Софийской Первой летописи старшего извода (70-80 гг 15 века, судя по бумаге), повествование уже расширено неимоверно и благочестиво. Пересвет также упомянут последним из именованных павших, причем сделано добавление, что прежде был боярином добрянским. Т. е. в момент смерти он боярином уже не являлся.


В "Задонщине", представляющей собой своеобразный памятник дружинной поэзии, восходящий родственный знаменитому СПИ, существует 4 законченных варианта в двух редакциях: краткой и пространной. И краткая и пространная редакция восходят к общему, не дошедшему до нас источнику, имевшему вид пространной редакции. Однако из сохранившихся древнейшим является краткий вариант - КБМ - который, собственно, и имеет единственный в своем названии слово "Задонщина". В ней Пересвет назван Хоробрым. Он занимается тем, что поскакивает на своем вещем сивце, перегораживает поля свистом, а также, как и положено политработнику, воодушевляет личный состав: "Лучше бы есмя сами на свои мечи наверглися, нежели намъ от поганыхъ положеным пасть". Родион Ослябя, видя тяжелые раны Пересвета, предупреждает брата (родного, или в иночестве - неизвестно), что "Уже, брате, вижю раны на сердци твоемь тяжки. Уже твоеи главе пасти на сырую землю на белую ковылу моему чаду Иякову..." И действительно, буквально через несколько строчек среди павших перечисляются "Иаковъ Ослебятинъ, Пересвет чернець и иная многая дружина". В пространной редакции, по Синодальному списку, Пересвет призывает, если что, погибнуть, но не сдаться, уже не кого-нибудь, а лично Дмитрия Ивановича: "государь князь Дмитреи Иванович, лучше ш бы нам, господине, посеченым быти, нижли полоненым быти от паганых татар". В этой редакции у Пересвета доспех уже золоченый и он им посвечивает, конь не вещий, а просто бордзый. В списке Ундольского суть совета князю примерно такая же, конь борзый. В обоих случая Пересвет назван и чернецом и брянским боярином, его приводят на судное место. Что конкретно означает этот момент - непонятно. Это может быть и Божий суд, и человеческий суд поединком и просто поэтический оборот, смысл которого утерян при переписке. Первый вариант "Задонщины" относится к списку 70-80 гг 15 века, пространные - к 16-17 вв., время составления протографа неизвестно. Есть мнения, что он сочинен едва ли не в конце 14-го века (датировка по упоминанию населенных пунктов, разрушенных Тимуром), но, вполне возможно, и позднее. Как видим, в этом источнике Пересвет ведет себя, как нормальный знатный воин, богатырь, тяжеловооруженный всадник и ратоборец. Он скачет, свистит, раздает по щам, получает раны и дает духоподъемные наставления православному воинству, в стиле вархаммеровского комиссара. Это вполне естественно, ведь если он пришел на Русь вместе с Дмитрием Ольгердовичем, то его монашеский стаж до битвы мог составлять от силы несколько месяцев. Впрочем, даже если он появился на Руси в 1375 году (еще одно упоминание участия брянских князей в боях на стороне Московского князя), он также бОльшую часть своей жизни был знатным воином. Кстати, про пережившего битву Иродиона Ослябю известно несколько больше. Он был любутьским боярином, и в 1398 году ходил с посольством в Царьград.


Надо сказать, что "Житие Преподобного Сергия" Епифания Премудрого эпизод с иноками не упоминает, так что вполне возможно, что они были и не из Троице-Сергиева, а из одного из Московских монастырей. Или были послушниками, а иноческий чин им дали непосредственно перед походом.


Третий источник о битве - это "Сказание о Мамаевом побоище". Оно составлено в начале 16-го века, разделяется на несколько редакций: Основную, Летописную, Распространенную, т. н. Киприановскую, Летописца Хворостина, редакцию Синопсиса, редакцию Пантелеймона Кохановского. Всего до нас дошли десятки списков этих основных редакций. Чем дальше эти повествования остоят от события, тем большим количеством подробностей они обрастают. в Списке Ундольского - 16-го века - Дмитрий, посетив перед битвой Сергия, просит его: "Даи ми отче, два воина от полка своего, Пересвета и брата его Осляба, то ты и самъ с нами пособьствуеши". Интересно, что в основной редакции такая просьба и согласие Сергия объясняются тем, что братья - "доведомыи суть ратницы" (известные воины). Т. е. Дмитрий просит не абы кого, а известных богатырей - вполне логичный шаг перед генеральным сражением, в котором должна решиться судьба земли. Старец согласился и велел воинам готовиться. Он дал братьям "орудие нетленное - крест Христовъ, нашит на скимах, и повеле има вместо шоломовъ възлагати на собя". Здесь уже начинается замена воинского снаряжения православными артефактами, так называемый "магизм православия". Однако изначально все-таки предполагается заменить только шелом. Интересно, однако, что на бой Пересвет выходит "бе на нем шолом вооруженъ арханьгильскаго образа и схим под шоломомъ". В списке пантелеймона Кохановского просто сказано, что скима была на прилбице, т. е. шлеме.


Дальше, как мы помним, из вражеских полков выезжает Челубей (Телебей и т. д.), и наш инок говорит не вполне смиренные слова: "Сой человек противника собе хощет, аз хощу с ним видетися!" и выезжает на поединок. Чем дальше, тем больше подробностей, так в одной из редакций зловредный Челубей, углядев в русской рати Пересвета и Ослябю требует у Мамая, чтобы ему дали сразиться именно с этими русскими. В этом варианте Пересвет не говорит про равного себе противника, а просто кротко просит прощения.


Известно, однако, что вся история с поединком (как и переодеванием Дмитрия перед боем), перекочевали в "Сказание" из другого произведения, очень распространенного на Руси в 15-16 вв


Итак, от воина и богатыря, с некоторым отношением к иноческому званию, литературная традиция постепенно пришла к воину, чья принадлежность к монашескому сословию проступает более ярко. "То, как надо" постепенно стало заменять "то, как было". В "Сказании" уже нет места трагической беседе братьев-воинов на поле боя - ведь по новому сценарию ее просто не могло быть! Равным образом, не находится места в нем и Якову Ослябятину - потому что как-то неудобно получается: святой инок, а у него вдруг родной сын! Это же выходит, что инок жил мирской жизнью и рожал детей! До пострига, конечно, но все равно нехорошо. Трагедия воина, который в одном бою теряет родного сына и лучшего друга, которого он называл братом, оказалась стерта, потому что она не соответствовала идеологии произведения. Интересно, что в поздних редакциях "Жития Преподобного Сергия", написанных в 17 и 19 вв, Пересвет и Ослабя уже присутствуют вовсю. Потому что так надо. Как любят говорить всякого рода мединские: "А как было на самом деле все равно никто не знает".


Как это ни печально, но в изобразительной традиции утвердилась как раз поздняя традиция. Пересвета рисуют эдаким умильным мнихом, который выезжает на бой иногда даже без доспехов (искушая Бога, что, вообще говоря, в христианстве считается в некотором роде грехом) и всем своим обликом прощая врага. Ну, с Глазуновым все понятно, он просто хреновый художник, было бы странно ожидать от него хорошей картины:

Александр Пересвет, прежде бывший боярин Добрянский, как герой истории и живописи История, Куликовская битва, Россия, Русь, Москва, Куликово поле, Монахи, Пересвет, Картина, Живопись, Длиннопост

Но ведь он такой не один! Вот, к примеру, как оттрактовал бедного Пересвета Евгений Муковин:

Александр Пересвет, прежде бывший боярин Добрянский, как герой истории и живописи История, Куликовская битва, Россия, Русь, Москва, Куликово поле, Монахи, Пересвет, Картина, Живопись, Длиннопост

Золоченый доспех? Забудьте! Схима, надетая на шлем или под него? Вместо! Доспехи? Они просто не нужны, вместо них красивая белая рубашка, расшитая тесьмой - самый монашеский наряд! Он даже повод коня не держит! Нет, конечно, бывает, что коня ведут под уздцы, но повод-то всадник при это не бросает! Интесно, что второй инок, под которым, видимо, подразумевается Ослябя, все-таки надел кольчугу. Видно, не верил в 4+ Ward Save, потому и жив остался.


Про креатив Рыженко все уже не раз говорили:

Александр Пересвет, прежде бывший боярин Добрянский, как герой истории и живописи История, Куликовская битва, Россия, Русь, Москва, Куликово поле, Монахи, Пересвет, Картина, Живопись, Длиннопост

Завалив самурая на глазах у генуэзских арбалетчиков, дед выдернул копье и отбросил его таким образом, чтобы насадиться на него на скаку второй раз (Рыженко славился некоторыми косяками в выстраивании композиции). Интересно, что фентезийному наряду русского клерика соответствует не менее фентезийная и, судя по виду, очень дорогая сбруя его коня. Ясное дело - не может же скромный воин Христов ехать на чем-то кроме мерседеса. Пацаны не поймут.


Не менее жестоко припечатал немолодого воина художник Сергей Ерошкин. Не удовлетворившись умильно-няшным обликом богатыря (его взгляд напоен такой любовью к ближнему, что на месте Челубея я бы к нему спиной не поворачивался), не зная, как еще унизить бедного боярина, он обрядил его в ЛАПТИ! Вот да, боярин добрянский идет на битву в лаптях! Художник, конечно, не знает, что нога в лапте тупо не встанет нормально в стремя, заточенное под сапог, ну да чего там:

Александр Пересвет, прежде бывший боярин Добрянский, как герой истории и живописи История, Куликовская битва, Россия, Русь, Москва, Куликово поле, Монахи, Пересвет, Картина, Живопись, Длиннопост
Александр Пересвет, прежде бывший боярин Добрянский, как герой истории и живописи История, Куликовская битва, Россия, Русь, Москва, Куликово поле, Монахи, Пересвет, Картина, Живопись, Длиннопост

Кто автор этого крео я не знаю, но на месте художника бы поберегся - как бы Иродион Батькович за такую гомосексуальную трактовку своего облика не навешал бы ему эфирных звиздюлей:

Александр Пересвет, прежде бывший боярин Добрянский, как герой истории и живописи История, Куликовская битва, Россия, Русь, Москва, Куликово поле, Монахи, Пересвет, Картина, Живопись, Длиннопост

Апофеозом всего этого умильнобесия идет картина художника Безукладникова Г. А.:

Александр Пересвет, прежде бывший боярин Добрянский, как герой истории и живописи История, Куликовская битва, Россия, Русь, Москва, Куликово поле, Монахи, Пересвет, Картина, Живопись, Длиннопост

На ней мы видим, как доктор Айболит, укравший у грузинской княжны ее покрывало, неустрашимо идет наказывать, видимо, Бармалея, чтобы тот не хватал бы, не глотал бы, этих маленьких детей.


Однако не все так плохо. Мощный образ нашего героя создал художник А. В. Городничев:

Александр Пересвет, прежде бывший боярин Добрянский, как герой истории и живописи История, Куликовская битва, Россия, Русь, Москва, Куликово поле, Монахи, Пересвет, Картина, Живопись, Длиннопост

В полном соответствии со "Сказанием", Александр носит на голове схиму, платок с крестом также лежит у него на груди. Но на этом все - Пересвет одет в кольчугу, на нем сапоги и тяжелый воинский пояс. Он умело сидит на боевом коня и смотрит на своего противника, которого собирается поражать копьем, а не гневом Господним.


Старина Корин очень любил рыцарские доспехи и хотел бы нарядить в них всех героев русской истории, чтобы они построились патриотическим русским клином и закатали всех недругов под асфальт. на его эскизе старый Пересвет одет в схиму поверх фуллплейта и готов накидать любому Челубею, будь он хоть сколько раз исполином:

Александр Пересвет, прежде бывший боярин Добрянский, как герой истории и живописи История, Куликовская битва, Россия, Русь, Москва, Куликово поле, Монахи, Пересвет, Картина, Живопись, Длиннопост

Константин Васильев не мог не зигануть по такому поводу:

Александр Пересвет, прежде бывший боярин Добрянский, как герой истории и живописи История, Куликовская битва, Россия, Русь, Москва, Куликово поле, Монахи, Пересвет, Картина, Живопись, Длиннопост

Однако, поскольку картины мастера полны всякого символизма, мы не можем точно сказать, какую фигу в кармане он держал в данный конкретный момент. Так что не исключено, что это никакой не "Пересвет и не Челубей", а, скажем, "Западный Мир из последних сил противостоит хамскому натиску красно-монгольской азиатчины".


Однако есть и работа, которая, отражая литературный эпизод сказания, в полной мере передает дух воина Пересвета из "Задонщины". Разумеется, это полотно Авилова. Картина, написанная в грозном 1943 году в полном смысле слова обессмертила имя автора. И вот здесь мы действительно видим богатыря, воина, сражающегося с врагом вполне земным оружием, потому что как еще можно сражаться на поле боя? На Пересвете - колонтарь, которые как раз начнут появляться на рубеже 14-15 вв. Его миндалевидный щит сравнительно невелик. Конечно, такие уже выходят из употребления, но еще вполне могут встречаться в западно-русских землях, откуда он и происходит. Шлем с подвижным наносьем, конечно, появится только лет через сто, но его общая форма - традиционно-русская, так что такую вольность можно простить. На груди воина - огромный крест энколпион, ковчежец с какой-нибудь святыней. Его наличие говорит о том, что художник тщательно готовился к работе, ведь именно такой крест должен был висеть на груди у знатного воина, боярина. Кстати, находки энколпионов на Куликовом поле известны. Убранство коня - небогатое, что более приличествует призванному из запаса воину, чем золотые тарелки. Картина отображает трагический исход поединка, но в то же время - отчаянное мужество и целеустремленность богатыря, стремящегося поразить опасного и сильного врага, чтобы тот не смог больше навредить ни одному из его братьев. В конце концов это и означает: "положить живот за други своя".

Александр Пересвет, прежде бывший боярин Добрянский, как герой истории и живописи История, Куликовская битва, Россия, Русь, Москва, Куликово поле, Монахи, Пересвет, Картина, Живопись, Длиннопост

(с) bigfatcat19.livejournal.com/102126.html

Показать полностью 11
28

Мундир студента: что это и зачем он нужен?

В пользу формы для школьников современные учителя приводят следующие доводы: она способствует развитию аккуратности, настраивает на учебный процесс, дисциплинирует. На самом деле, ношение мундира несёт гораздо больший смысл, и в Российской империи на протяжении двух столетий униформа была обязательным атрибутом студентов и учеников. Почему? Давайте разбираться.

Мундир студента: что это и зачем он нужен? История, Россия, Студенты, Форма, Традиции, Одежда, Мода, Образование, Ученики, Длиннопост

Утраченные традиции


Нам, жителям XXI века, зачастую непонятны многие явления прошлого. Это касается, например, формы учащихся. Вот уже сто лет никто и не вспоминает о мундирах для студентов. Хотя форму для школьников некоторое время назад формально вернули.

Впрочем, и ученики, и родители относятся к этому без особого энтузиазма. Можно констатировать: современное российское общество в большинстве своём не воспринимает форму учащихся как полезный и необходимый атрибут обучения.

Между тем, на протяжении двух столетий дела обстояли совсем иначе. Как только в русском государстве стала формироваться система получения образования, построенная по западному регулярному принципу, появились и мундиры учащихся. Которые очень быстро превратились в элемент гордости учеников и знак особого положения тех, кто постигает науки.

Как это было в России


Первая форма появилась у студентов Академического университета, основанного Петром I в Санкт-Петербурге в 1724 году. В качестве форменной одежды приняли мундир военного образца, подобный тому, который носили чины гвардии и армии.

Это был кафтан с камзолом французского покроя — зелёного цвета, с красным воротником и обшлагами.

Мундир студента: что это и зачем он нужен? История, Россия, Студенты, Форма, Традиции, Одежда, Мода, Образование, Ученики, Длиннопост

Немецкий студент XVIII века — схожего образца форму носили и российские


Похожие мундиры получили и студенты других учебных заведений, появившихся в XVIII веке: Московского университета, Академической гимназии в Петербурге, гимназий в Москве и Казани.

Разумеется, униформу носили со всеми атрибутами благородного человека того времени: париком, шляпой-треуголкой и шпагой.

Даже если учащийся был самого простого происхождения, факт получения образования делал его благородным, давая право на ношение дворянского оружия.

Постепенно мундиры учащихся начали приобретать всё более роскошный вид. Так, при Екатерине II учащиеся Сухопутного кадетского корпуса надевали прекрасную форму гвардейского образца. А кадеты-бомбардиры Артиллерийского и инженерного корпуса носили роскошные кожаные каски, украшенные бронзовой геральдической арматурой.

Мундир студента: что это и зачем он нужен? История, Россия, Студенты, Форма, Традиции, Одежда, Мода, Образование, Ученики, Длиннопост

Мундир кадета Сухопутного шляхетного кадетского корпуса (1793)


В XIX веке форма учащихся получила дальнейшее развитие. Было открыто много университетов, гимназий, училищ. Все они получили особые виды мундиров. Но каждому учащемуся — от гимназиста до студента — государство внушало: «Твоя форма — это твоя честь. Сегодня и в будущем. Учись как можно лучше и перед тобой откроется самая блестящая карьера».

Студент университета, надевая сюртук и шпагу, внешне приобщался к высшей аристократии империи.

Мундир студента: что это и зачем он нужен? История, Россия, Студенты, Форма, Традиции, Одежда, Мода, Образование, Ученики, Длиннопост

Мундир студента Московского университета образца 1785 года и текст, регламентирующий ношение мундирной одежды


Зачем нужен мундир для учащихся?


Большая часть доводов современных учителей, приводимых в пользу единой формы, на самом деле полная ерунда. Никогда ещё мундир не «способствовал развитию аккуратности», не «настраивал на учебный процесс» и не «дисциплинировал учащихся». Всё это задачи, решаемые педагогами, а не формой одежды.

Но есть гораздо более важные причины признать использование мундиров учащимися не только оправданным, но и полезным.


Причина первая: чувство общности


Мундир как ничто другое формирует чувство единства, ощущение принадлежности к коллективу. Но это работает только если следовать правилам игры, заложенным ещё в XVIII веке. Единство одновременно должно подразумевать различие. Поэтому советская школьная форма, одинаковая и обязательная для всех, абсолютно не работала. Она не создавала у учащихся ощущения причастности именно к своей школе.

Мундир студента: что это и зачем он нужен? История, Россия, Студенты, Форма, Традиции, Одежда, Мода, Образование, Ученики, Длиннопост

Кадет (унтер-офицер) Горного кадетского корпуса, январь-март 1804; студент Горного института, 1833—1834; воспитанник младших классов института, 1833—1834; кадет Корпуса горных инженеров, 1834—1848

А вот если мундир при сохранении единого стиля имеет отличия для каждого учебного заведения, то это сразу же даёт эффект. В Российской империи разные учебные заведения отличались цветом формы и её отделки. Даже если мундиры были одинаковыми, то, например, разные гимназии или реальные училища имели уникальные вензеля и гербы на фуражках, пряжках ремней и пуговицах.


Причина вторая: повышение статуса


Форма самим фактом её ношения повышает статус учащегося. Наиболее наглядно этот пример можно объяснить, вернувшись в XVIII век.

Возьмём простого крестьянина. Он находится в самом низу сословной иерархии тогдашнего общества. Он необразован, живёт в отдалении от городской цивилизации, носит традиционную одежду, подчёркивающую его положение в обществе.

Мундир студента: что это и зачем он нужен? История, Россия, Студенты, Форма, Традиции, Одежда, Мода, Образование, Ученики, Длиннопост

Кадет-мушкетёр и кадет-гренадер Кадетского корпуса в царствование императрицы Анны Иоанновны, 1730—1740


Но вот он призван в армию. И вчерашний крестьянин как по волшебству превращается в солдата Его императорского величества. Он надевает господскую одежду, парик, шляпу, на поясе его теперь висит холодное оружие. Всем своим видом он демонстрирует то, что его статус изменился. Теперь он пусть формально, но равен любому офицеру-дворянину. Ведь в Табели о рангах написано: всякий солдат имеет шанс проявить себя и стать офицером.

Так и форма учащихся — надевая мундир, любой человек, ещё даже не получивший свой первый классный чин, становится равным тем, кто уже служит государству. Ученикам наглядно демонстрируется, чего можно достигнуть, если показывать должное прилежание в учёбе.


Причина третья: демонстрация равенства


Мундир уравнивает всех, делая гимназиста или студента — независимо от его происхождения и достатка — частью единой общности учёных людей.

Если в обычной жизни каждый легко может демонстрировать свой статус и богатство родителей, то при ношении формы эти возможности резко сужаются, если не исчезают совсем. Когда все одеты в один мундир, отличием является не дорогая одежда и украшения, а знаки, связанные с успеваемостью и другими достижениями в ходе учёбы. А эти отличия достаются не деньгами, а интеллектом и трудом.

Мундир студента: что это и зачем он нужен? История, Россия, Студенты, Форма, Традиции, Одежда, Мода, Образование, Ученики, Длиннопост

Портрет графа Н. С. Строганова, студента Московского университета. Художник С. Зарянко, 1858 год


Именно поэтому, например, британские частные школы, образование в которых считается лучшим в мире, так упорно держатся за мундиры учеников. Люди, которые там работают, прекрасно понимают важность воспитания у будущей элиты смирения и готовности подчиняться.

Даже дети богатейших и знатнейших родителей надевают одинаковую форму. Ведь она помогает им понять: они не выдающиеся наследники миллионных состояний, а простые ученики, которые обязаны следовать всем приказам своих учителей.

Только так формируется настоящая аристократия, не погрязшая в самодовольстве и чувстве собственной исключительности. А критикам униформы учащихся стоит знать простую истину. На Западе обычные школы не имеют особой формы. Но если в учебном заведении есть свой мундир — это всегда особенное место учёбы. За рубежом до сих пор хорошо помнят, что форму носит только элита.


Михаил Диунов

warhead.su

Показать полностью 6
61

Северный фронт капитана Тураева

Василий Тураев воевал на Балтийском флоте, потом на Северном. Но бороться ему приходилось не только с силами кригсмарине. Каким был боевой путь легендарного подводника в арктических водах и почему он не получил заслуженную звезду Героя, — сейчас расскажем.

Северный фронт капитана Тураева Великая Отечественная война, Вторая мировая война, Флот, Подвиг, СССР, История, Подводная лодка, Длиннопост

Крысы не бегут с корабля


Небольшой остров Лавенсаари весной 1943 года был самым западным форпостом Балтийского флота в Финском заливе. Всего в нескольких милях от него начинались вражеские воды. Каждая советская подводная лодка останавливалась на острове по пути в большую Балтику или обратно.

25 мая на Лавенсаари пришли С-12 во главе с Василием Тураевым и Щ-406 Героя Советского Союза Евгения Осипова. Обеим лодкам предстоял прорыв на немецкие коммуникации. Настроение экипажей и их командиров было далеко от радостного, обреченность повисла в корабельных отсеках. И на то были причины.

Северный фронт капитана Тураева Великая Отечественная война, Вторая мировая война, Флот, Подвиг, СССР, История, Подводная лодка, Длиннопост

Подорвавшаяся на противолодочной мине Щ-406, найденная в 2017 году (фото: Иван Боровиков)


1 мая на выходе из Морского канала в Ленинграде из-за ошибки экипажа и плохой организации перехода субмарина Щ-323 вышла за пределы протраленной полосы и подорвалась на донной мине. 22 мая Щ-408 послала свою первую и последнюю радиограмму — о том, что ее преследуют противолодочные силы противника и она не может заряжать батареи. Спустя три дня ещё одна лодка — Щ-303 — доложила: Финский залив перегорожен противолодочной сетью, и изувеченная «Щука» пытается вернуться. Ещё через четыре дня исчезла в морской пучине Щ-406 Осипова.

Моряки С-12 верили, что смерть их обойдет: в трюме лодки нашли крыс. На ушедшей вперед лодке Осипова крыс не было.


Балтийский тупик


Кампанию 42-го года балтийские подводники могли осторожно занести себе в актив. Реальные цифры побед были, конечно, ниже заявленных, но в итоге балтийцам удалось уничтожить 18 судов противника и повредить десять. Ещё четыре транспорта стали жертвами мин, выставленных подводными лодками. Но даже такие потери для страдающих от нехватки судов немцев были неприемлемы.

Северный фронт капитана Тураева Великая Отечественная война, Вторая мировая война, Флот, Подвиг, СССР, История, Подводная лодка, Длиннопост

Минные тральщики кригсмарине в Балтийском море


Весной 43-го года они усилили корабельные и воздушные патрули, поставили поперёк Финского залива двойные стальные противолодочные сети и дополнительно около 10 тысяч морских мин всех типов.

Залив стал действительно непреодолимым для советских подводных лодок.

С-12 в конце мая повезло: её вернули назад в Кронштадт в ожидании новой возможности для прорыва.

Настроение экипажа было подавленным. Опять, как и в 41-м, началось пьянство и нарушения воинской дисциплины.

Сам Тураев в это время не скрывал своего мнения о новом командире бригады подводных лодок Сергее Верховском.

Капитан 1-го ранга, возглавивший подводные силы на Балтике весной 43-го года, был однокашником Тураева и сделал стремительную карьеру в годы репрессий на Тихоокеанском флоте. И, по мнению многих балтийских командиров, ни в коей мере не соответствовал своей должности.

Недовольство руководством дошло до ушей высоких командиров, и 10 июля 1943 года Тураева сняли с должности с целой серией убийственных формулировок, вроде: «при проверке показал низкие знания оперативно-тактических вопросов. Плохо и медленно ориентируется в сложной обстановке». И отправили с понижением на Северный флот.

26 июля С-12, которая в 42-м под командованием Тураева установила несколько рекордов, ушла в поход с другим командиром и пропала…


В водах Арктики


На севере к Тураеву отнеслись настороженно. С одной стороны, опытные подводники им были нужны как воздух, с другой — его личное дело украшали две отрицательные характеристики от 41-го и 43-го годов.

Войны в северных водах хватало: вся заполярная группировка вермахта снабжалась морем, а в обратную сторону суда везли стратегически важную никелевую руду. Каждый потопленный немецкий транспорт имел важное значение.

Первый боевой поход на новом для себя театре Тураев совершил в качестве старпома С-102 и почти сразу по возвращении был назначен командиром новой лодки М-200 «Месть». На ней подводнику добиться успеха не удалось: все три боевых похода закончились безрезультатно — немцы мимо него не проходили. Однако эти походы закрепили за ним статус агрессивного и умелого командира, и ему решили дать подводный корабль побольше.

Северный фронт капитана Тураева Великая Отечественная война, Вторая мировая война, Флот, Подвиг, СССР, История, Подводная лодка, Длиннопост

ПЛ С-104


С-104 считалась более чем проблемной лодкой. Она чуть было не пошла на дно в первом же боевом походе в январе 1944-го. Причем без всякого участия немцев. В течение всего плавания не прекращались технические неисправности, случавшиеся в основном по вине экипажа. К примеру, едва прибыв на позицию, лодка начала погружение с не закрытым до конца рубочным люком.

Его заклинило из-за попавшего в механизм наглазника окуляра бинокля.

В центральный пост водопадом полилась вода, а весь экипаж во главе с командиром застыл в нерешительности. Ситуацию спас обеспечивающий поход командир дивизиона Егоров. Он приказал аварийно продуть балласт — к этому моменту лодка уже успела погрузиться на глубину в 10 метров, а вода в отсеке доходила до колена.

После возвращения капитан С-104 ушел в натуральный запой. Дело кончилось его снятием, судом военного трибунала и тремя месяцами штрафной роты.

Северный фронт капитана Тураева Великая Отечественная война, Вторая мировая война, Флот, Подвиг, СССР, История, Подводная лодка, Длиннопост

С-104, уже под командованием Тураева, выходит в боевой поход


В марте 44-го Тураеву приказали привести в чувство и корабль, и его экипаж. Новый командир решительно взялся за дело. Всех поражали его выносливость и преданность делу. Когда корабль шёл в надводном положении, командир почти всё время, невзирая на погоду, проводил на мостике. Когда же лодка шла под водой, он сидел либо в центральном посту, либо в рубке гидроакустика.

Девизом Тураева было — «побеждает тот, у кого нервы крепче, и кто умеет ждать».

И он дождался своего звёздного часа. В июне потопил большой немецкий «охотник за подводными лодками» UJ-1209. C-104 была единственной, которая сумела найти обнаруженный авиацией конвой. Но это была не последняя победа североморцев — в октябре субмарина записала на свой боевой счет транспорт «Лумме» с грузом разборных деревянных бараков для немецких войск.

Северный фронт капитана Тураева Великая Отечественная война, Вторая мировая война, Флот, Подвиг, СССР, История, Подводная лодка, Длиннопост

Противолодочный корабль UJ-1209


Не Герой


В конце октября 1944 года конечной точкой немецких конвоев стал норвежский город Тромсё, находившийся уже в британской оперативной зоне. Война для Тураева закончилась.

С двумя повреждёнными и двумя потопленными судами противника он по праву стал одним из самых результативных советских подводников. Однако к высшей награде его, кавалера рекордных пяти орденов Красного Знамени, даже не представили. Считается, что Героя подводнику не дали из-за двух скандалов на Балтийском флоте и общего неумения налаживать отношения с начальством.

Тураев прослужил в советском флоте до 1964 года и вышел в отставку в звании капитана 1-го ранга.


Осенью 1942-го, командуя подлодкой С-12, Тураев установил несколько рекордов. Осенний поход балтийцев стал самым длительным среди боевых походов наших субмарин в Великую Отечественную. Хотя само по себе возвращение корабля на базу — после многочисленных бомбёжек, поломок и подрывов — уже рекорд.


Кирилл Копылов

warhead.su

Показать полностью 4
Похожие посты закончились. Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам: