rzhaksa

rzhaksa

на Пикабу
поставил 2182 плюса и 258 минусов
отредактировал 0 постов
проголосовал за 0 редактирований
18К рейтинг 18 подписчиков 158 комментариев 62 поста 21 в горячем
1 награда
5 лет на Пикабу
1056

Цветение серебряного меча

Серебряный меч, или ахинахина,  цветет на вершине вулкана Халеакала на острове Мауи.

Это самое редкоцветущее растение на Земле. Серебряный меч живёт от 3 до 90 лет и более. Он цветёт только один раз, а затем вскоре умирает, разбрасывая засохшие семена по ветру.

Цветение серебряного меча Редкость, Растения, Цветение, Красота природы
93

Карантин для прилетевших: личный опыт (Казахстан, 23.03)

Расскажу, как это было в начале недели; сейчас, возможно, всё уже изменилось...


Уехав перед Новым Годом в Мск, должна была вернуться 24.03, но тот рейс отменили ("Уралами"), пришлось взять на репатриационную Эйр Астану 22.03. В аэрп вылета (DME) далеко не безлюдно, несколько поредело только в международном секторе. В масках примерно 60% + погранконтроль, здесь ещё и перчатки.

Экипаж самолёта в простых масках + перчатки; загруженность борта ~80%, чуть более половины пассажиров — в масках, также обычных одноразовых. До 10 человек — не граждане РК, из них 2-3 россиянина из Вьетнама, транзитом ч/з Камбоджу, кроме того — узбеки, киргизы, китайцы.

Перед началом посадки вышел представитель а/к и сообщил:

— По прибытии вы все отправитесь в карантин на 24 часа, это решение вашего правительства.

Посыпались вопросы о месте заключения, этой инфы он не дал.

В самолёте первым делом раздали анкеты: полная личная инфа + маршрут следования со всеми остановками. Дальше всё, как обычно: дорожный набор, обед. Долетели в рекордное для этого маршрута время, менее 4-х часов. А потом началась одиссея карантина.

После приземления объявили, что первыми покинуть борт должны неграждане. Вошли первые на нашем пути космонавты в костюмах 3М. Замерили t, собрали анкеты. Вышли. Вернулись: кто не сдал анкеты, у нас не хватает. После долгих призывов сидевшие рядом со мной особо одарённые достали из кармана анкеты и стали заполнять!

Далее — ждать спецтранспорт, почти час. Потом суматоха с выявлением "негров"; несмотря на многократное приглашение к выходу, двое-трое признались, что это — за ними, далеко не сразу. Снова заминка: оказывается, автобусы под нас не были готовы, а подъезжали постепенно, отбывать же мы должны были организованной колонной. Приближалась полночь.

Наконец стали выпускать — человек по 5. Внизу у трапа космонавты, наскоро сличая с оригиналом, отбирали паспорта. Потом следуешь сквозь строй космонавтов с дезинфекторами, опрыскивали ручную кладь (мне достался какой-то пугливый, шарахнулся в сторону и кое-как спрыснул мой чемодан с одной стороны и ноги — случайно, но обильно).

Автобусы рейсовые, ГАЗ Next, вмещали — из-за ручной клади — очень мало людей, что ещё продлило загрузку; водители — космонавты, полный комплект: очки, респираторы, бахилы по колено, перчатки, комбез. Наш оказался разговорчивым и за время ожидания (ещё около часа!) разболтал, что только за сегодня прибыло 2 рейса по 150+, что БСМП полна, "на Курмангазы" — тоже, поэтому мы едем в Калкаман. Бабы возроптали: хотим в центр! Да чо вы волнуетесь, — сказал водитель, — город же пустой, 15 минут, и мы на месте! Автобусы продолжали прибывать, пассажиров выпускали чуть ли не по двое, насилу собрали колонну.

Возглавляемые полицейской машиной, выехали с поля, добирались через Кульджинку - Рыскулова. Медленно, сопровождаемые мрачными взглядами редких прохожих и автомобилистов. Один любознательный притёрся к нам бортом своей колымаги и пытался вблизи разглядеть прокажённых. Наш космонавта проделал отпугивающий манёвр, и болван отстал.

Где-то в р-не Арзана вышли непонятки с машиной №2, наш остановился и, глухо (но страшно) матерясь в респиратор, пошёл на разборки. В это время полицейская глава колонны оторвалась и ушла в точку на горизонте.

По прибытии в Калкаман (Первая, распределили в родильное) началась свистопляска. Сначала подъехали не к тем воротам, потом к первому входу — послали в другой, оттуда — дальше, вокруг корпусов, потом вдруг остановились и выпустили желающих на перекур! Караулила полиция в простых масках и космонавты. После перекура, снова обогнув больницу, наконец подъехали к месту выгрузки. Тут-то все имели прекрасные шансы хапнуть вирус, если им до сих пор не обзавелись. Мы набились в маленький тамбур тесно, как в метро в час пик. Космонавты под диктовку (с массой ошибок, как потом выяснилось) записали наши данные, мы расписались, взяли из предложенных пачек маски и в такой же тесноте были сопровождены на 4-й этаж (лифт). Было около часа ночи. Нас распределили по палатам и заверили, что анализ будет взят вскорости.

Отчаянно борясь со сном, ждали забора биоматериала. Вместо этого нам принесли очередные листы под роспись: один список, одна ручка на все палаты. Персонал: космонавты в полном боевом. Примерно через час — новые анкеты, заполнили. Тут я сдалась и легла спать. Прошло время, пришли космонавты: заполнили анкеты на нас в своих смартфонах. Одна из бригады рухнула на мою постель:

— О-о-ой, можно посидеть!...

Сон. Около 3:30 наконец состоялся забор материала: мазок из горла и носа. Сон. Перед рассветом принесли документы, гору паспортов, неизвестно с чем контактировавших, вывалили на постель моей соседки, искали. Короткий сон. Замер t. Побудка.

Тянулись обещанные сутки. В коридор выходить в маске, по коридору не шляться, каждые 3 часа замер t. Питание. Весь персонал — космонавты. Стаканы одноразовые, всё остальное — обычное. На бесчисленные вопросы заключённых — заверения, что в сутки уложимся и при отрицательных рез-тах поедем домой. Выдали под заполнение расписку: обязуюсь находиться на домашнем карантине. После сбора расписок начались звонки из поликлиник прикрепления. Вечерело. Вопросы о рез-тах участились. При очередном визите медсестра, кулуарно: у всех отрицательно. Всеобщий подъём, оживление. Ужин.

Стемнело. Замер t. Медсестра, неосторожно: в течение часа домой поедете. Почти все заключенцы мгновенно оделись и с чемоданами (багаж привезли прямо в клинику) высыпали в коридор. Почти сразу объявили, что "из центра" не пришёл некий протокол, без него не дадут справок, без справок не отпустят домой. Народные волнения, крики, призывы к бунту. Звонки в Минздрав, в СЭС. В какой-то из инстанций: минут через 30-40 дадим ответ, разойдитесь по палатам. Падение духа повстанцев. Сон.

Глубокой ночью поступает новая партия контактных. По слухам, рейс из Бангкока. Наше окно выходит на зону выгрузки, слышны вопли и хохот. Очень большая толпа.

Вторые сутки. Замер t. Санитарка уже в одноразовом балахоне и бумажном респираторе. Звонки из поликлиник, удивление, что мы ещё в больнице. Принесли завтрак. Вбежавшая в нашу палату метнула тарелки на тумбочки, яйцо улетело на пол. С возгласом "ой, ё-моё!" подхватывает яйцо, ополаскивает под краном, возвращает на тарелку. Среди активистов проносится слух, что в СЭС сообщили: все, без исключения, независимо от рез-тов анализов, остаются в карантине 14 дней. Гнев - торг - принятие. Замер t. Обед. Вместо одноразовых стаканов — пиалы. Санитарка в бумажной маске, форма с короткими рукавами, весь персонал без очков.

И вдруг, ближе к 3-м часам, начинают появляться справки, и первые счастливцы выбегают на волю. "Девочка очень медленно печатает, но до вечера всех отпустим." Заключенцы наперебой предлагают помочь напечатать. В полученных справках множество ошибок: перепутаны адреса, ошибки в фамилиях, не те места работы. Устав отмахиваться, медсестра заверяет, что значение имеет только ИИН. Звонки из поликлиник.

Получаю свою справку, адрес указан чей-то. Выпускают не оттуда, куда загоняли (это было бы естественно, но партию "негров" с нашего рейса выпускали как раз там, где входили мы). Ожидая своего встречающего напротив ворот, наблюдаю трогательную картину: встречающие бросаются навстречу своим контактным и безудержно жахаются в дёсны. Потом все надевают маски и разъезжаются по карантинам.

Показать полностью
9

Кровавая «барыня»

В тему о садистах в педагогической шкуре.


Учительница первая моя, Сидельковская Вера Андреевна, наказывала мальчиков за драку так: у дверного косяка в классе был участок крупнозернистой штукатурки, о который она заставляла пацанов тереть кулаки («Кулаки у тебя чешутся?! Чеши!»).

До сих пор помню, как один стоял, тёр и ревел. Стена была в крови — свежей и засохшей. Никто не жаловался, никак не защищались.

Отличная работа, все прочитано!