jopkatolstaya

На Пикабу
поставил 3120 плюсов и 84 минуса
отредактировал 0 постов
проголосовал за 0 редактирований
10К рейтинг 197 подписчиков 47 комментариев 4 поста 2 в горячем
21

Глава 2. Дорога

II Дорога

-Наконец-то очухалась – сказала демонша с набитым ртом. От порося осталась уже едва ли половина. Молча, не зная что сказать, Ллиенара опустилась на лавку и огляделась, пытаясь игнорировать звуки желудка. Обычная таверна, деревянные столы и лавки, сено на полу, уже с утра накурено, а с вечера спят под столами некоторые постоянные посетители. Но больше всего внимания все же привлекал остов поросенка. Опять желудок победил. Чего не жрешь?- как команду услышала она, и схватилась за ножку. Жадно жуя, она пыталась мысленно переварить вчерашний день. Выходило еще хуже, чем ранее. Ножка таяла во рту, сок стекал по руке, а насущные мысли теснились роем мух. Как же так выходило, что никто кроме нее не обратил внимания на эту девицу. Девка верхом, да еще и с мечом, в штанах, не могла не вызывать всеобщего неодобрения. Однако никто не возмущался, а толстый хозяин таверны бегал периодически вокруг, и спрашивал, не желает ли госпожа чего-нибудь еще. Непонимание росло с каждым кусочком ножки, и не желало рассеиваться. Ллиенара доела, уж было пыталась осмелиться спросить что же все-таки происходит, но была ошарашена кинутой в нее золотой монетой.

-Иди купи одежду в дорогу.- отрезала девица все расспросы. Ллиенара сжала в тощий кулачек сокровище, и ринулась на выход. Он нашелся почти сразу за поворотом стены. Выбежав на улицу, осмотревшись, что вокруг никого нет, она чуть разжала ладонь. Нет, не показалось. Королевский золотой лион ярко блестел гранями на солнце. Треть дохода ее огромной семьи за год блестел в ее руке. Многие лиги обрабатываемых полей, десятки человек трудящихся на поле, нецы шкур, и сотни мотков шерстяных ниток она держала в одной руке. Задыхаясь от смеси ужаса и счастья, она побрела в сторону центральной площади, совершенно не зная что делать с таким богатством. Как пьяная она бродила вдоль лавок торговцев, смотря на товары. Обрывки молитв клубились в голове, так и не выстраиваясь в упорядоченное. Рыночные воришки иногда метались вокруг, но у них не было и шанса - так крепко она сжимала монету, что ее острые грани впивались в кожу.

В какой-то момент она оказалась за роскошной кованной дверью. Ковры на полу, резные шкафы, продавец в бархатном зеленом камзоле, и огромная люстра с прозрачными камнями поначалу даже не напугала ее. Она увидела невероятной красоты куртку из конской кожи, и залюбовалась.

-Эй, а ну пшла отсюдова! – заорал зеленый камзол, как будто она могла одним взглядом испортить вещи. Продавец достал щетку для пола, и даже попытался замахнуться на гостью.

Неизвестно откуда Ллиенара взяла смелость, нагло посмотрела на торговца, и дерзко выпалила

-Хозяйка велела одеться в дорогу!- и кинула монетой в камзол. Торговец внимательно глянул на оборванку в хламиде не по размеру, громко хмыкнул, и удалился куда-то за еще одну дверь. Ллиенара, за те несколько минут, что торговца не было видно, успела проклясть его род до тридцатого колена. Она подумала, что он украл сокровище и убежал, но продолжала стоять как вкопанная на том же месте. Когда она уже мысленно простилась с богатством, камзол вышел из-за двери, и протянул ей роскошные кожаные штаны, копию той куртки, что так зачаровала Ллиенару, сапоги, портки, рубашку и легкое седло. И мешочек со сдачей. Опытный торговец не решился обмануть глупую девку, ибо это все таки обман человека, у которого есть такие деньги чтобы одеть в дорогу служку будет явно себе дороже. И не факт что только на монеты.

Одевшись с помощью торговца, еле как разобравшись с мудренными ремешками и застежками, гордая Ллиенара вышла из кованной двери. Скрипя штанами и баюкая за пазухой мешок с серебром. Штаны, конечно, быстро натерли ноги и зад по швам, но кого волнуют такие мелочи. Гордо таща на плече седло, она пошла назад в таверну.

-На чем ехать собралась? – огорошила девица, глядя на новоиспеченную гордячку. Удаль поубавилась, таща седло, она даже не подумала, что ехать ей, собственно то и не на чем. И как она умудрилась даже об этом не подумать, размышляла она, глядя на шикарное блестящее седло. Мешочек со сдачей она пыталась отдать демонице, но та шокировала ее вопросом, мол, не запихать ли в задницу этот мешок. Не став уточнять про чью задницу речь, Ллиенара быстро убежала в комнату вместе с седлом.

Мысли ворочались тяжело, как медведи в зимней спячке. Чертово седло, и как я только умудрилась потратить на него деньги?? Страшно было пересчитывать остаток монет. Такие деньги она не умела считать. Пару полумедяков – это ясно и понятно. А вот далее уже темный лес. Что там осталось в мешочке, отданным камзолом, было не ясно. Страшась своей дальнейшей судьбы, она спустилась в таверну, чтобы спросить демона. Но ее нигде не оказалось. Поев на монету из мешочка, она осталась сидеть за тем же столом, что и хозяйка утром. Ллиенара сама не заметила, как начала звать незнакомку хозяйкой. Как то само прилепилось после покупки одежды. Да и незнакомка не собиралась представляться сама. Так в тяжелых думах пролетел почти весь день.

Хозяйка явилась к четырем часам, и велела идти найти хорошего коня. Выскочив из таверны, Ллиенара почти бегом отправилась в тот же магазин, где была ранее. Скептически глядя на девушку, камзол пытался задавать уточняющие вопросы. Кроме определения «хороший» у нее небыло ничего. Камзол хмыкнул, велел подойти через час, и поехать с ним и хозяином на поле. Через час приехала карета, куда залез камзол. Ей же оставалось место на козлах. Ехали долго, солнце начало клониться к закату. Доехали до небольшого загона. Камзол, с разрешающего кивка хозяина, показывал ей лошадей. Особенно хвалил спокойного серого в пятнышко мерина. Конь был вроде хорош, таких в своей деревне Ллиенара никогда не видела. Круглые бока, гладкая шерсть, вроде все хорошо. Но взгляд ее зацепился за другого. Рыжая бестия творила непонятно что среди загона. Конь то брыкался, то катался в грязи, то бешено мчался вокруг забора. Он был высок, поджар, и необуздан. Неадекватная скотина, выразил свой вердикт камзол. А вот в душе наивной девушки расцвел цветок невероятного восхищения. Сколько?- спросила она. Двадцать золотых лионов, озвучил человек в зеленом. Сердце ее почти остановилось. Она знала что кони стоят дорого, но дороже восьми лионов в ее родных местах лошади никогда не стоили. Да и что это за кони то были, вспомнила она. Маленькие, тощие, с проплешинами. А эти были прекрасны.

-А за рыжего?- И ответом ей полились речи о том, что зачем ей это, он ненормальный, и скоро его забьют. И не ожидая от себя такого, она продолжила торговаться за этого рыжего коня. Сошлись на 12 лионах. Вместе со сбруей. Седло у нее уже было.

Идя назад в селение, девушка никак не могла понять продешевила она или нет. Такие суммы с трудом укладывались в ее голове, и это было скорее наваждение, чем реальность. Еще вчера она считала полумедяк неизменным остовом своей жизни, а сейчас резво торговалась на лионы. Не веря в происходящее, в полной прострации она вернулась в таверну. Есть не хотелось. Такие сумасшедшие деньги казались ей выдумкой, и она ждала от хозяйки нагоняя, что посмела говорить про такие суммы. И получила следующий удар под дых, когда демонша вечером сказала на ее новости «хорошо, утром посмотрим». Вот так просто – посмотрим? Это доход ее усадьбы за 4 года. 4 года адского труда на полях и фермах. Огромного количества человек. А ведь у них было всего две лошади. Было три, но один из старших уехал на войну, и не вернулся. Колючки ненависти опутали Ллиенару. Мягкая постель превратилась в терновый куст. С каждой минутой колючек только прибавлялось. Это не укладывалось в голове еще больше, чем сумма за коня. Как вот так просто можно было говорить об этом. Посмотрим. Всего лишь. Без всякого интереса. Посмотрим. Не в силах лежать, она выбежала из комнаты, и остаток ночи бродила вокруг таверны. Закончив свои блуждания, она уселась у ворот конюшни, и под мерное фырканье задремала. Проснулась она от брошенного в нее седла.

Сонно, еще ничего не соображая, она чуть не ринулась бегом подальше. Почти год скитаний выработал в ней привычку тут же бежать как можно дальше от любого непонятного шума, и уж тем более от побоев. Не раз за это время она попадалась на сне с сараях, и ничего хорошего эти пробуждения не приносили. Пока она боролась с желанием убежать и соображала что было вчера и позавчера, из ворот мальчишка-конюх вывел коня хозяйки. И тогда до нее дошло, насколько же она богата на самом деле. Вчерашние пугающие суммы на глазах увеличивались едва ли не.. неизвестно насколько. Если вчера она любовалась сытыми, толстыми лощенными конями в загоне, удивляясь про себя их виду и пугаясь их стоимости, то сегодняшнее зрелище окончательно выбило ее из колеи. Конь был огромен, холка его была даже выше макушки ее хозяйки, а она не отличалась очень маленьким ростом. Тугие мышцы плавно двигались под роскошной блестящей гладкой черной шерстью. Длинная грива была заботливо заплетена мальчишкой в витиеватые косички и перевязана лентой. Пока она пыталась вспомнить как дышать, конь повернул огромную голову, обнюхал ее, и, как будто утвердительно, кивнул. Если и показалось, мелькнула мысль, то почему хозяйка недовольно закатила глаза? Мысли не дал развиться резкий окрик

-Чего застыла? Залезай. – и девица легким прыжком оказалась в седле. Подобной грации ей от себя ожидать не приходилось. Топчась в смятении около гиганта она не знала как на него залезть, а хозяйка не торопилась протягивать руку. Помог мальчишка, который подставил спину, и потом подпихивал ее под ногу. Еле как взгромоздившись, и взяв в руки седло, пытаясь не соскользнуть, она наблюдала странную картину прощания коня с мальцом. Он склонил голову. Почесал губами кудрявые волосы парнишки, и не имел ничего против, когда малец обнял его огромную голову. Хозяйка коня не торопила. Понежившись, конь аккуратно подвинул конюха с пути головой, а в руки мальца прилетел золотой лион. Потрать на нужное- напутствовала девица, и они неторопясь уехали.

Ллиенара разглядывала селение как будто в первый раз. Она и не обратила вчера внимание почти ни на что. А уж позавчера и подавно. Пейзажи улиц мелькали и не оставались в сознании, что не удивительно, учитывая предыдущие события. Не то чтоб улицы отличались роскошью, но обилие каменных строений поражало. Люди вокруг разговаривались и смеялись, орали торговцы, сновали мальчишки карманники, торговки с лотками пробивались через небольшие толпы, тут и там торговались на повышенных тонах. Город жил и дышал. Это совсем не походило на то, к чему она привыкла. Даже люди были одеты нарядно, уж в сравнении с ее деревней, так точно. Если женщинам хватало денег на краску для одежды, не оставалось сомнения что люди не бедствовали. От обилия ярких красок рябило в глазах, но на душе странным маленьким пятнышком разливалась радость. Вот бы еще седло не перевешивало бы ее, мешая наслаждаться незнакомой жизнью. Так, неспеша, они добрались до фермы.

Навстречу выбежал парнишка, и тут же принялся сыпать вопросами. Вывалив все свое любопытство, он внимательно посмотрел на гостей, ойкнул, и исчез в недрах большого дома. Тут же вышел другой зеленый камзол. Он уже был в курсе, зачем явились гости, и проводил покупателей до входа в загон.

- Чего сидишь? Иди за своей клячей- напутствовала Ллиенару девица. Позорно упав, при попытке слезть с коня, она мелкими шагами пошла ко входу. На негнущихся, но активно трясущихся ногах, она вошла в загон. Что делать дальше у нее представления не было. Загон был огромный, а рыжая бестия весьма активной. Седло в руках, мягко говоря, не способствовало движениям. Неизвестно сколько времени прошло на самом деле, для нее это была вечность. Она бегала туда-сюда в попытках поймать чертового коня. Седло уже давно валялось в грязи и навозе, и не сказать чтоб она сама была особо чище.

-Эй, я уезжаю. У меня нет времени ждать тебя до святого пришествия. За коня заплачено. Не пропадешь. – услышала она, и девица тронула коня шагом. Ллиенара никогда в своей жизни не чувствовала такого ужаса. Да, она ее пугала до того, что иногда она забывала дышать, но это был единственный человек (а человек ли?) в ее жизни, кто хоть как-то ей помог. Нет, не хоть как-то, а действительно помог. Никто никогда ничего для нее делал, она всегда была всем должна. Должна отцу, должна матери, должна семье. Должна была работать в поле, должна была выйти замуж за проклятого Жозе, должна была слушаться всех, кроме себя. Нет, не в этот раз – подумала она, и пошла в очередной раз в сторону рыжего коня. По пути она подняла седло, и глотая слезы, давя в себе панику, просто мысленно приказала коню стоять. И он встал. Он стоял, когда она подошла, стоял пока она пристегивала седло, стоял пока она пыталась залезть в седло. Еле как запрыгнув, она огляделась, нашла глазами темную точку, неспешно удаляющуюся у дальнего угла загона, повернула коня, и припустила его туда. Она поняла, что это была плохая идея, когда после роскошного прыжка через ограждение загона она вывалилась из седла. Сознание вернулось вместе со свистящим звуком, с которым воздух ворвался в ее легкие. В жизни ей не было так больно, как сейчас. Казалось что в ней не осталось ничего целого. Боль волнами пробегала по всему телу, каждый вдох казался мучением. Ее рвало от боли, и она каталась по земле, пытаясь найти хоть какое-то положение тела, когда бы не было так больно.

- И стоило оно того?- Наклонив голову спросила девица. Когда зрение вернулось, Ллиенара разглядела всадницу, которая со странным и непонятным выражением лица смотрела на нее. В руке она держала уздечку рыжего. Ответом ей послужил стон от боли.

Показать полностью
21

Глава 1. Всадник

I

-Нет, мы не будем в это вмешиваться. – сказала девушка. Конь, которому предназначалась фраза, повернул голову, скосил огромный глаз на наедзницу, и укорительно фыркнул.

-Всем не поможешь! – и девушка дернула уздечку влево. Конь продолжал стоять, вальяжно игнорируя все команды. Грязно выругавшись, девица вынула лук из седельного крепления и тронула коня в сторону раздающихся криков. На ходу выпустив пять стрел, три из которых попали точно в цель, она ловко спрыгнула с коня, и пока пьяная стража пыталась хоть что-то сообразить, с невероятной скоростью расправилась с оставшимися двумя. Продолжая ругаться, она собрала стрелы, и начала со скучающим видом разглядывать грязное существо, на котором покоился труп одного из стражников.

-И что теперь с ней делать?- спросила она у коня. Но он не спешил отвечать. Тяжело вздохнув, она начала стаскивать тяжеленное тело с пищащей и рыдающей оборванки.

Закончив дело, она с брезгливостью осмотрела спасенную. Зрелище было весьма жалким. Тощая как скелет, грязная, босая девушка, с волосами, явно обрезанными ножом в слепую. Одета она была в мужскую рубаху и грубые холщевые штаны по колено, подпоясанными веревкой. Принадлежность к женскому полу в ней выдавало только то, что стражники явно собирались с ней поразвлечься. Чего только не пытаются выебать, и как только поняли что там есть куда, подумала девица, протирая тонкий, слегка загнутый меч о плащ ближайшего трупа.

-Тебя как звать-то?- спросила она у оборванки.

-Ллиенара- заикаясь спустя некоторое время проблеяла спасенная. Незнокомка ее пугала едва ли не больше стражников. Это было давно знакомое и понятное зло. А вот девушка, которая сейчас ее задумчиво разглядывала, вызывала какой-то животный ужас. Вот так просто она убила пять человек. Пять здоровых, хоть и пьяных мужчин. Это было немыслимо. Стражников ненавидели, но никто и никогда не пытался им противостоять. И тем более убивать. Это было за гранью понимания для любого жителя Лардоса. Но вот, пять тел окончательно рушили все устои мира, которые она знала с рождения. Такое могло сотворить только исчадие тьмы.

-Останешься тут оплакивать этих мразей?- вопрос выбил оборванку из оцепенения. Она уставилась на девицу, которая уже успела оказаться верхом. Оставаться в окружении трупов, ей не хотелось совершенно. Особенно когда их найдут свои. Тогда облавы пройдут волной по всем окрестностям, любого, оказавшегося в нескольких часах ходьбы будут пытать, пока не узнают правду. А уж уйти далеко она и не надеялась. Уставшее тело, измученное скитаниями, совершенно точно не даст ей уйти далеко. Особенно по лесу. Хромой, босой человек, против собак и солдат на конях. Куда проще взять из ножен любой клинок, и покончить с собой. Тогда есть возможность хотя бы умереть чистой и без особых мук. Или все-таки стоит взяться за протянутую руку, и уехать с этой страшной девицей?

Оборванка, как зачарованная, сама того не понимая, начала протягивать свою руку в ответ, продолжая разглядывать демона. Исчадие тьмы выглядело как обычная девушка, ничем особо не примечательная, кроме длинных волос, цвета воронового крыла и веснушек. И шикарных сапог из мягкой кожи, оказавшихся прямо перед носом. Серые глаза, обычный нос, пушистые ресницы, мягкий овал лица. Ничего, кроме пяти тел вокруг, не выдавало в ней чудовище. Ее ладонь, где-то вне сознания, легла в руку демона. Рывком ее взметнуло вверх, и она оказалась за спиной черноволосой девушки.

Место расправы над стражниками растаяло. Конь шел невероятно мягко, но задница, оказавшаяся вне небольшого седла, отзывалась болью, даже более чем остальное тело, избитое стражниками. Ужас и страх разгонял мелькающий с невероятной скоростью лес вдоль дороги. Точно демон, подумала Ллиенара, не может обычная лошадь бежать так быстро. Мысли неслись быстрее дьявольского коня, она думала о своем побеге от договорного брака, долгих скитаниях, слухах о свободе и вольном духе в княжестве Эрдэйк, куда она решилась идти. Она устала настолько, что казалось разучилась чувствовать. У нее не было сил сопротивляться даже демонам. Она пыталась помолиться всеблагому Йаарнаку для спасения души, но молитва не шла, слова мешались в кучу, а в голове были мысли об отбитой заднице. Потом она попыталась попросить прощения у всеблагой Матери, за то, что спуталась с тьмой, но ее мысли разбивались о вороненные локоны незнакомки, которые от скорости скачки задевали ее по лицу. Бросив попытки отмолить свои грехи, она незаметно переключилась на разглядывание окрестностей.

А посмотреть было на что. Неведомо как, они оказались в преддверии довольно крупного селения. Засеянные поля разлетались на лиги вокруг. Дорога была ухожена, ее явно старались поддерживать в порядке. Заборы, полосы леса, ровная дорога – все свидетельствовало о достатке местности. Когда сознание окончательно вернулось, оказалось, что они уже въехали в селение. Ремесленные лавки, кабаки и таверны окружали их. Сбавив скорость, они немного покружили около центральной улицы, выбирая место для ночлега.

Подъехав к одной таверне, чуть в стороне от главной площади, Ллиенара услышала – слезай. Не сразу сообразив, что это обращались к ней, ее бесцеремонно спихнула ногой с коня спрыгивающая всадница. Заторможенно поднявшись с земли, она как в тумане наблюдала картину, как огромный черный конь, слегка взбрыкнув, отправил в полет конюха, выбежавшего из ворот. Хозяйка коня, пнув конюха, спросила кто есть еще в конюшне. Конюх, так и не встав с земли, позвал холопа. Из ворот выбежал маленький мальчишка, конь, понюхав его, ласково потерся о голову мальца.

-Этот подойдет – резюмировала хозяйка, - а ты не подходи, ты ему не нравишься. Если не хочешь собирать кишки по конюшне.

Девица бросила серебрянник мальчишке, и велела привести девок, затопить баню, отмыть это, и дать какую-нибудь одежду. Под этим, она явно подразумевала Ллиенару. Пока мысли собирались в кучу и пытались обрести смысл, грязную оборванку под руки уже тащили служки. Все еще ничего не понимая, девушка оказалась в бане, где ее терли губками, били вениками, вычесывали вши, и снова терли губками две служки. Потом ее одели в какую-то хламиду, которая явно была ей велика, и отправили в комнаты. Когда она поднялась, девица уже спала. Разглядев комнату, она увидела одну большую кровать, для госпожи, и один узкий топчан, явно для прислуги. Не думая долго, она завалилась спать на единственное свободное место.

Утро выдалось тяжелым. Тело болело, а голова отказывалась думать. Синяки расползались и темнели. Ллиенара далеко не сразу поняла где она и что произошло. Вспомнив вчерашний день, она попыталась помолиться. Вышло плохо. Мысли о насущном явно перебивали духовное. Хотелось жрать, пить и ссать. Выпав со спального места, хромая, она поползла искать сортир. В комнате ведра не нашлось, пришлось спускаться по лестнице. Лестница вела в трактир. Там же нашлась и страшная девица, которая с аппетитом ела запеченного поросенка.

Показать полностью
9854

Чужие(?) дети

Все началось несколько лет назад с позднего звонка в дверь. Я никого не ждала, но подошла к двери. За ней стояло трое детей, лет семи-десяти. Дети предлагали взять маленькую собачку. Они были зарёванные, и спустя минуту допроса, стало известно, что они нашли щенка, но родители все были против оставить у себя собаку, и они пошли по соседним подъездам и дворам. Собака была никому не нужна, а время было под половину одиннадцатого. Моя жалостливая душонка, собирающая кошек по подвалам дрогнула, и я решила оставить псину себе, но с условием, что мальцы будут с ней гулять два раза в день.

Сказать, что я удивилась, когда в домофон позвонили без десяти семь - не сказать ничего. Я искренне посчитала, что хапнула себе геморроя на ближайшие месяцы с уходом за собакой, и готовилась к единоличным прогулкам. Но я очень ошиблась. Мальцы ответственно пришли утром, и гуляли с подопечным почти час, и помыли собаку после прогулки. В первый же день я купила ошейник и шлейку, пацаны же принесли мне вечером 1 580 рублей на корм и погуляли с собакой. Я удивилась в очередной раз.

Дни шли один за другим, на объявления не сказать чтоб сильно реагировали. Пацаны гуляли с собакой. Приносили собранные деньги на корм. Я им объяснила, что пристройство животных не самый легкий и быстрый процесс. Где- то там, в тумане времени прошла кастрация и вакцинация. Парнишки дрессировали собаку по видео из ютюба. Параллельно, неспеша, уходили кошки в дома, те самые, что я вынула из подвала.

Где-то в то же время, пацанов стало не трое, а уже четверо. Старшенькие подтащили друга и одноклассника. Я ничего против не имела, ибо я объясняла азы обращения с собакой, и рассказывала многое про кошек.

Собачку в итоге мы пристроили к новым хозяевам. Мы все радовались, и отметили это дело тортиком. Ииии вроде бы история должна была завершится, но нет. Я все так же таскала кошек, а парнишки приходили и помогали мне. И их стало пятеро.

Следующую собачку принесли сразу мне. И все продолжилось в том же режиме. Они гуляли с собакой, пока я искала в интернете новых хозяев. Приносили скопленные деньги на корм, мыли и гуляли.

Был момент, когда я заболела- ковида еще не существовало, то была обычная ангина. Но плохо было ппц как. Ребятки приходили, убирали кошачьи лоточки три раза в день. Они учились в две смены, и сделали себе на пятерых удобный график. И даже готовили мне куриный бульон.

Шли года, в какой-то момент ребяток стало 6 штук, очень незаметно, да. Мы с ними ездили в приюты для животных, гуляли с собаками, развлекали кошек. Они приходили ко мне домой несколько раз в неделю, но для меня в это время это было уже естественным мероприятием.

Темы разговоров сменялись одни на другие. С темы животных мы незаметно переходили на школьные темы. Или на темы увлечений. Боги, о чем мы только не разговаривали. Об играх, книгах, школе, об отношениях, о животных.

Ребята приходили ко мне,и могли просидеть пять-шесть часов болтая о "фигне". И уже не суть важно было, что никаких животных лишних у меня на тот момент не было. Три моих кота и все.

Самые "Странности" начались, когда у меня образовался новый "молодой человек". Он по началу искренне не понял, почему ко мне приходит кучка уже подростков и "трет" о всяком. Ну то есть сначала он думал, что это мои племянники и все такое, а потом очень *хуел, что это оказывается какие-то левые дети.. Потом я подумала его словах, и тоже удивилась.

Я бы наверное никогда не написала этот пост, но сегодня для начала, я очень пьяная, и случилось странное.

Мой "парень" сегодня купил машину. Давно хотел, ага. Знаете что он купил? Восьмиместный мать его фольцваген. На обмытии авто сегодня, почти уже не детишки, радостно обсуждали, куда на алтай мы все доедем на этой машине. Чужие дети.

Честно, у меня есть очень много вопросов. Много крайне матерных вопросов к родителям. Но я лучше промолчу, и поеду со "своими" детьми на алтай в мае. Они и так у меня почти 5 дней в неделю, и на связи 24/7.
Вполне мои дети, не важно что я их не рожала. Как и, котов,. да.

Показать полностью
89

Немного не про горлышки

В тяжкие 90е нас кормила родня с Камчатки. Куриные шейки до сих пор обожаю, ибо для меня они почти деликатес. Зато красную икру начала кушать всего пару лет назад, ибо не лезла она в меня совсем. А виной всему бесконечные трехлитровые банки красной икры в холодильнике, которые папа не мог выменять почти ни на что. Настолько не ходовой товар был, что ппц. Зато я помню эту сраную икру на завтрак, обед и ужин. До сих пор не очень понимаю почему не хотели меняться, но я слишком маленькая была. Папа до сих пор не ест красную икру, мама тоже. Я совсем чуть-чуть могу съесть. Зато сейчас экономия- курячьи шейки стоят копье, а мы их все искренне любим!

Отличная работа, все прочитано!