«Я смотрю как умирают цветы»

Пусть такое повествование отправиться в светлое. Одно во втором (матрешки). Я в последние дни избегаю тёмного. Вот думаю, как накопится, как хлынет однажды. Я так наблюдаю на Пикабе какие-то изменения всё загадочнее. Теперь часть моих постов не видно (оно к лучшему))). Я опасный тип!)))))))

26-светлое

Я заканчивал III курс. Май. Возился дома с какими-то хозяйственными делами. Звонок, открыл. На пороге Настя. Мы были знакомы, но довольно поверхностно. Настя была девушкой моего соученика Ромки, мы неоднократно пересекались в каких-то компаниях. У неё было забавное прозвище Пчёлка, училась на филологическом, больше я о ней особо ничего конкретного не знал. Было странно увидеть Пчёлку на пороге моей квартиры, а без Ромки и подавно. Она была в голубом платьице в какие-то цветочки, белой вязаной кофте, светлые длинные растрепанные локоны, огромные голубые глаза, верхняя губа выступала над нижней и это делало её личико по детски наивным. В руках пионы. Розовые и белые. Это даже не букет, скорее охапка. Она поздоровалась и стала заглядывать в квартиру мимо меня. Спросила, где Ромка? Я удивился и сказал, что дома один. «Он уже ушёл?» «Он должен был прийти?» Я примерно понял ситуацию. Предложил ей войти, может чай, кофе? Она опустила личико и прядки волос прикрыли глаза, я не понял расстроена она или злится, просто пошел на кухню ставить чайник. Пчёлка последовала за мной. Вся её энергия словно ушла через пол. Похоже подобный расклад её не удивил, как говорится, опасения подтвердились.

Ромку я не считал ни другом, ни приятелем, просто знакомый. В принципе неплохой парень, но я не очень люблю иметь дело с такими людьми, меня они подбешивают. Ему нет двадцати, а он уже понял жизнь, многое повидал и его ничем не удивить. При этом Роман выглядел довольно привлекательно и женское население им активно интересовалось, я так понимаю, он частенько отвечал взаимностью, при этом все сопровождалось текстом из серии, «...только, малыш, не вздумай в меня влюбиться, нет силы, что удержит меня…» и подобная хрень.

Я прикинул, что у меня нет вазы, способной приютить в себе такой огромный букет, просто принес ведро, набрал воды и сгрузил в него пионы. Поставил в большой комнате на стол у окна. На них падал свет, в приоткрытую створку проникал ветер и заставлял белые занавески трепыхаться, ведро пионов было словно окутано этим облаком занавесок, воздуха, запахов. Заварил чай, поставил перед Пчёлкой коробку с сахаром. Она мешала ложечкой в чашке, спросила часто ли Ромка у меня бывает, мы с ним вроде бы какой-то проект вместе делаем. Я резал сыр и колебался, соврать или нет? Потом подумал, а зачем мне чужие махинации? Честно сказал, что ни каких общих дел у нас нет. Она поджала губы, я понимал, что скоро расплачется. Начал рассказывать, что-то про чай, мне его подарили, там какие-то мудреные травы и вообще… она кивала, но думала о своём. Я решил, что Пчёлка сейчас чувствует себя невероятно ненужной и обесцененной, что ли... Да, мне было её жаль. Я не имел ко всему этому никакого отношения, я не знаю по какой причине Роман выбрал в качестве прикрытия именно моё имя, но это сделало меня частью происходящего, не скажу, что был в восторге. Мне показалось, что можно попробовать исправить ситуацию, сделав Пчёлку «нужной». Я предложил, раз уж она пришла, не поможет ли мне расставить книги по тематике, я как раз убирал и свалил всё в кучу, а она без пяти минут филолог… (этой куче на тот момент было уже примерно полгода). Она кивнула, постепенно увлеклась, рассказывала мне что-то, какие-то забавные истории, как кто-то из её соучеников обозвал Рабиндраната Тагора - Робинзоном Тагором и отхватил неуд и прочее. Она замечательная, светлая и наивная, нахрена ей подобный Роману тип, я не понимал. Позже перекусили, пошли в большую комнату пить кофе. Пчёлка сидела на диване обхватив свои колени, мы разговаривали, я всё время следил, чтобы ей было интересно, дабы не подпустить её к ТЕМ, неприятным мыслям. Зачем я это делал? Не знаю. Возможно просто из сочувствия. На столе стояли пионы и сквозняк разносил их аромат по комнате. Они были разной степени раскрытости, у кого-то уже осыпались лепестки, где-то виднелись бутоны. Она заметила, что я смотрю на букет и погрустнела. «Он мне изменяет, да?» Я пожал плечами, если он не с ней и не у меня, как сказал, не факт, что… можно позвонить. Она отрицательно покачала головой. «Так нет нужды заставлять его врать». Она рассказывала, как его любит, какое это особенное чувство, хотя я понимал, что это просто очередная смелая девочка, что приняла вызов «малыш, ты не сможешь меня удержать…». Какими бы мы уникальными себя не считали в какой-нибудь классификации наверняка уготована ячейка и для нас, подумалось мне. Я просто решил дать ей выговориться и слушал много слов и рассматривал то улыбки, то печальные глаза, готовые к потопу. Подобные разговоры невероятно сближают. Когда ты думаешь, что искренне интересен человеку, это делает его более ценным. Стемнело. Я предложил ей остаться, она согласилась. Перестелил ей пастель, себе разобрал диван. Я предложил выбрать что-то переодеться в шкафу. Она нарядилась в мою самую парадно выходную белую рубашку. Пчёлка сходила в душ, я уже улегся. Она забралась на диван около меня. Такая простоволосая, красивая, в белом. Смотрелась Пчёлка довольно откровенно. Через тонкую ткань отлично виднелись аккуратные остренькие груди, торчащие в разные стороны, крошечные трусики. Она сидела как русалочка на камне, в ворот рубашки показалось бледное плечико. Пчёлка уже не выглядела грустной. Я спросил, почему она не ложится? Она сказала, что хочет, чтобы я рассказал ей сказку на ночь. Я, признаться, в сочинительстве сказок не так силен (как её возлюбленный). Она предложила, просто начни, «Жил-был...».

Я задумался, кто мог жить-быть? Допустим... жил-был один совершенно обычный парень. В большом и наполненном людьми городе. Каждое утро сотни служащих спешили на свои рабочие места, десятки дворников мели свои дворы, а дети надували пузыри из соплей, по пути в дошкольные учреждения. (Пчёлка подпёрла кулачком подбородок, демонстрируя, что готова меня слушать. Всё, что я говорил, как бы вытекало одно из другого, я будто просто разматывал клубок, вытягивая нить.) Он тоже ходил на работу, какую-то совершенно однообразную и не интересную. Это напоминало некое наказание или проклятье. Возможно поэтому, он всегда шел, просто глядя себе под ноги, впрочем, как и большинство сограждан. По дороге было много магазинов с манящими и красочными витринами, до которых в это время никому не было дела. Однако, у него была свои небольшая тайна. Примерно на середине пути, располагался роскошный мебельный салон, с огромными витринами, в рекламных нишах этих витрин стояла мебель, а в одной большая кровать, с невероятными спинками, шикарным постельным бельем. Каждый раз, когда он там проходил, на этой кровати спала девушка. Интересный рекламный ход, вероятно, её специально наняли спать на этой кровати, чтобы потенциальные покупатели обращали внимание. Мало кто задерживал взгляд на витрине, а главный герой повествования выходил из дому на 5 минут раньше, чтобы простоять у этой необычной витрины и смотреть, на спящую в постели девушку. На ней была восхитительная кружевная пижама… (Пчёлка перебила меня, спросила, на кого была похожа девушка в витрине? Я сказал, что на неё. Моя слушательница, заулыбалась и стала требовать продолжения.) Итак, на ней была восхитительная кружевная пижама, по белоснежному постельном белью рассыпались светлые локоны, иногда из-под одеяла виднелась изящная ножка с узкой лодыжкой или с плечика спадала бретелька. Когда он проходил мимо, и она спала к прохожим спиной, он был уверен, что день пройдет еще более печальнее обычного, когда лицом, это всегда заставляло улыбнуться, день предвещал быть чудесным. Она не притворялась, точно спала, он в общей сложности наблюдал за спящей красавицей уже не мало часов и был в этом уверен. Дома, помешивая чай, под монотонное бубнение выпуска новостей, он пытался представить, какая она не спящая, какого цвета её глаза, как она смеётся, как звучит голос. Возможно девушка из витрины надменная гордячка или глупая дурочка? (Пчёлка прикрыла мне рот ладошкой и спросила, а она там что спала весь день?) Нет, в 15-00 спящая красавица покидала свой пост и отправлялась домой. Поэтому, когда наш парень возвращался с работы, в витрине была просто красиво заправленная постель. Временами его пугала мысль о том, что он может пройти мимо этой пастели завтра утром и она всё так же окажется не тронутой и он больше никогда не увидит свою возлюбленную. Однажды, он рассказал своему другу о своей самой большой тайне. Тот попросил показать этот мебельный салон и девушку. Утром они встретились и отправили на работу по привычному маршруту. Друг смотрел на спящую за стеклом девушку и сказал, что если наш парень в течении трёх дней не познакомится с ней, то на четвертый это сделает он. Это прозвучало, как приговор. Привычный мир рушился, нужно было принимать решение, но подобная перемена могла лишить его даже этой небольшой иллюзии и возможности фантазировать. (Пчёлка поджала губки, она прикидывала все возможные перспективы. Я высказался, что варианта тут два. Либо действуй, либо уступи конкуренту. Пчёлка возражала. Раз новый персонаж заявлен, как друг, значит сказал это с целью подтолкнуть нашего протагониста к действиям. А значит два пути, либо действовать, либо оставить всё, как есть!) Он решил с ней познакомиться, пусть это и разрушит его воображаемое счастье, но увязать в собственных фантазиях было не менее опасно и страшно. (Пчёлка кивнула. Она уселась, сложив ножки по-турецки и на рубашке расстегнулось еще пару пуговиц. Её это не смутило. Я продолжал.) Наш парень взял выходной на работе, и примерно в полдень устроился на противоположной стороне от салона, на скамейке, разглядывая всех входящих и выходящих из помещения, а она спала на своем рабочем месте. В начале четвертого огромная дверь отворилась и на улице показалась девушка, удивительно похожая, на ту, что он рассматривал изо дня в день, он быстро перебежал на противоположную сторону и пошел за ней. (Пчёлка вытянула шею: «Это точно была она?» Я авторитетно кивнул.) Было непривычно наблюдать её идущей по улице, среди десятков таких же просто шагающих по своим делам людей. На ней были голубые джинсы и белая кофта, сзади при каждом шаге покачивались распущенные волосы. Он догнал её, когда они поравнялись, поздоровался и извинился. Девушка нахмурилась, у неё были восхитительные голубые глаза, спросила почему он извиняется? Голос звучал приятно, всё почти так, как он себе представлял. Наш парень честно признался, что каждое утро простаивает около витрины по пять минут, наблюдая, как она спит. Брови у спящей красавицы нахмурились и тут же вспорхнули вверх, она рассмеялась. (Пчёлка смяла край моего одеяла. Почему она смеётся? Я поднял указательный палец вверх.) Девушка сказала, что ей очень часто снится один и тот же сон, что она лежит в постели на работе, а кто-то за ней наблюдает, но ей не страшно и не стыдно, а приятно и спокойно. Он спросил может ли провести её домой и получил согласие. Стояла теплая погода и они гуляли дворами, много разговаривали и наверно ели мороженное. (Пчёлка кивала, улыбаясь. Я следовал повествованию, уже не просто разматывая клубок, а опираясь на её реакцию. Эта история должна была быть рассказана только для моей единственной слушательницы.) «Мы пришли» - сказала девушка, но остановились они не возле обычного жилого дома, а с чёрного хода какого-то клуба. Она рассказала, что по ночам работает тут официанткой, а утром идет на работу в мебельный салон и там отсыпается, очень выгодное сочетание. (Пчёлка поджала губки и кивнула) Им было настолько хорошо вместе, что не хотелось расставаться. Он вошел в клуб с парадного хода и до утра сидел, высматривая как среди посетителей мелькают, собранные в пучок светлые волосы его любимой. Утром, оба уставшие, они побрели обратно к мебельному салону. Тут пришлось бы расставаться в любом случае, но так не хотелось и девушка, позвала его с собой. В салоне уже были покупатели и продавцы были заняты, наша парочка проскользнула за ширму, отделяющую рекламный стенд в витрине от помещения, и улеглись в постель. (Пчёлка Настя зажмурилась, предполагая дальнейшее развитие событий. Я подумал, что стоило бы в этой истории придумать душ! Однако, это сказочная ситуация, предположим, что в этом мире люди не пачкаются в принципе))) Они некоторое время лежали обнявшись, а потом не смогли сдержаться и стали целоваться. Он был счастлив, оказавшись по другую сторону стекла, потому, что там была ОНА. На улице стали собираться люди, они растеряно наблюдали за парочкой в витрине, занимающихся любовью. (Пчелка слегка покраснела, спросила, было ли это красиво? Я задумался, решил, что правильный ответ – «Да». Она была удовлетворена. Если бы я рассказывал эту историю для себя, события бы развивались иначе, но это была история для Пчёлки. Она спросила, взяли ли и его тоже на работу? Я развел руками.) А потом директор магазина обратила внимание на собравшихся у витрины прохожих и заметила парочку на кровати. Девушку уволили, ведь подобный перфоманс не предусмотрен контрактом и порицается общественным мнением. Хотя, справедливости ради, стоит отметить, что в ту неделю возросли продажи постельного белья и кроватей. (Моя слушательница уточнила, остались ли они вместе, я не раздумывая кивнул).

Я был уверен, что наплел какой-то хренотени, но она была рада и это главное. Пчёлка потянула моё одеяло, забралась под него и прижалась, забросила на меня ножку. Мне стало неловко. Она уткнулась личиком мне в шею и стала шептать, что здорово, что всё закончилось хорошо, сказала, что очень необычно, когда кто-то вот так придумывает и рассказывает. Она ёрзала, стараясь устроиться удобнее. Всё, что я до этого рассмотрел, теперь мог ещё и ощутить, рубашка расстегнулась окончательно и я чувствовал, как пульсирует её сердце, как пахнет кожа, она говорила и губы едва касались моей шеи. Я с трудом сглотнул. Пчёлка приподнялась и на её лице было удивление: «У тебя там… ну…» Я виновато улыбался. Она: «Ну,… он твердый…» Я отодвинулся, она тоже отползла. Пояснил, что, если не очень одетая женщина начинает прижиматься к не очень одетому мужчине, такое развитие событий можно предположить с большой вероятностью. Она стала кутаться в рубашку, её раскованность куда-то подевалась. Покраснев, Пчелка призналась, что была уверена, что девушки меня не интересуют. (На какой-то пьянке она видела меня с каким-то парнем...) Я уточнил, типа, она думала, что мы будем лежать, обниматься, хихикая и болтая всю ночь, как две подружки? Пчёлка молчала, вжав голову в плечи и покраснев. Я констатировал, что всё же интересуют (нуу, вот такая я «личность разносторонняя»), а если бы и не интересовали, сей факт не сделал бы меня импотентом. Она виновато оправдывалась, что ничего в этом не понимает, я не стал устраивать лекцию по физиологии. Просто отшутился. Пчёлка извинилась, попрощалась и отправилась спать, взяв с меня слово, что я никому не расскажу, что она ночевала у меня.

Я остался один в большой комнате. От проникающего с улицы света, всюду были разбросаны неровные лоскуты, вырывающие из тьмы куски моей комнаты. В полной тишине, только ветерок слегка шуршал занавесками, я лежал и смотрел на охапку пионов. Время от времени опадали лепестки, дольками, клочками. Я просто лежал и смотрел, как умирают цветы, стараясь опустошить свою голову. Находят же азиаты что-то в созерцании. Я наблюдаю даже уже не смерть, а разложение, начало пути в состояние «прах». Я вдруг осознал, что со мной прямо сейчас происходит, тоже самое, только медленнее и тише. Снова опали лепестки и ветерок скинул их со стола. Я закрыл глаза, мне уже начинало, что-то сниться. Я сидел в большом кожаном кресле в витрине магазина и смотрел на прохожих на улице, шел розовый снег, с неба сыпались лепестки пионов. Где-то там, высоко тоже умирают цветы, подумалось мне.