425

Король: этимологический комментарий

Недавно @gorette попросила меня прокомментировать происхождение названий титулов король, царь и князь. Мне казалось, что это хорошо известные истории, однако, вероятно, многим интересно будет почитать поподробнее. Начну со слова король.


Чтобы восстановить его праславянскую форму, нужно помнить о таком фонетическом изменении, как метатеза плавных, ранее уже восемь раз фигурировавшем в моих постах (дорога и дорогой, коловрат, карачун, преданный, сорок, ладья, берёза, крамола). Один из его аспектов можно упрощённо сформулировать следующим образом: праславянская группа CorC (где C – любой согласный) отразилась в чешском как CraC, в польском как CroC, а в русском как CoroC. Соответствие králkról /круль/ – король в эту схему идеально вписывается, и мы можем реконструировать праславянскую форму *korľь (ľ – звук, отличающийся от русского ль, его можно найти в словенском kralj, сербохорватском kralj, словацком kráľ).

Король: этимологический комментарий Лингвистика, Занудная лингвистика, Русский язык, Длиннопост

Комментарий: праславянские ъ и ь – гласные звуки типа у и и; x = х, j = й.


Если мы хотим этимологизировать *korľь дальше, нужно разделить его на морфемы. Чисто теоретически тут возможны два варианта: *kor-ľ-ь (корень – суффикс – окончание; об этом варианте ниже) и *korľ-ь (корень – окончание). Если отталкиваться от второго членения, то нужно отметить, что корень такой структуры (r и ľ подряд) не мог быть в праславянском исконным. Что автоматически наводит на мысли о заимствовании.


В принципе, ничего удивительного в этом нет, титулы заимствуются чрезвычайно легко: президент, император, граф, маркиз, барон, да и царь с князем – это всё заимствования. Даже слова вождь и владыка заимствованы в русский из старославянского. По-русски было вожь и володыка. Польский учёный Александр Брюкнер в своё время писал, что славяне не придумали собственного названия для короля/царя потому, что по натуре своей были анархистами. Это, конечно, не так, просто крупные государства у славян появились позже, чем в Западной Европе.


Есть ещё одно важное наблюдение: на Руси словом король называли только европейских правителей. Своих, а также восточных звали царями. То же относится и к болгарам. Из православных славян только сербы использовали оба слова (краљ и цар).


Логично предположить, что источник слова *korľь следует также искать в западноевропейских языках. И у нас есть очень хороший кандидат в германских языках. Это шведское и исландское karl «мужчина», немецкое Kerl «парень», английские устаревшие churl «крестьянин» и carl «простолюдин» (первый вариант – собственно английский, второй заимствован из древнескандинавского языка) и многие другие формы. Все эти карлы восходят к праформе *karlaz ~ *kerlaz «свободный человек», корень которой – тот же, что и в нашем слове зреть, а также греческом γέρων «старик» (откуда геронтология и геронтократия). Были предположения, что славянское *korľь заимствовано уже из этой прагерманской формы, но семантически это, конечно, маловероятно.


Германские народы активно использовали и используют это слово как имя. Чего стоят одни только шведские короли (сейчас правит Карл XVI; первых шестерых, правда, придумали). Самым знаменитым из Карлов является, пожалуй, Карл Великий, впервые после падения Рима построивший в Западной Европе великую империю. Карл воевал как с аварами (те самые, которые «погибоша аки обре»), так и со славянами, так что они знали о нём не понаслышке. Поэтому ничего удивительного в том, что они сделали его имя названием верховного западного (а потом и своего) правителя вообще. Фактически, такая же история ранее произошла с именем Цезаря (откуда немецкий кайзер и наш царь). Другой похожий пример – в своё время литовцы заимствовали имя Владимира Великого (Володимѣръ) как valdymieras в значении «правитель; хозяин» (сейчас слово сохранилось только в диалектах).

Король: этимологический комментарий Лингвистика, Занудная лингвистика, Русский язык, Длиннопост

Теперь давайте вернёмся к варианту членения *kor-ľ-ь. Такая версия имеется, её выдвинул ещё один польский учёный – Миколай Рудницкий.


Суффикс *-ľ- в праславянском языке действительно существовал и мог образовывать имена деятелей от глаголов, ср. ковать > коваль «кузнец» или польское śmierdzieć «вонять» > śmierdziel «вонючка; скунс».


Хуже с корнем. Рудницкий видел здесь глагол *koriti (от которого наши корить и укорять). Это проблематично с точки зрения как формы, так и семантики. Суффикс *-ľ- в праславянском присоединялся к основе инфинитива (и от *koriti мы бы ожидали *koriľь, а никак не *korľь). В плане значения Рудницкий отталкивается от польского upokarzać «унижать». То есть, якобы, король – это был тот, кто имел право унижать виновных. Но основные значения потомков глагола *koriti в славянских языках – «корить, стыдить, бранить». Король как «коритель» или даже «унижатель» звучит совершенно фантастично, ни одной параллели для этого в других языках мне не известно. Предупреждая возможные вопросы: покорить – от того же корня, но значение «завоевать» у него вторичное, вряд ли уже праславянское, а даже если бы таковым было, от *pokoriti мы бы ожидали форму *pokoriľь, а никак не *korľь.


Краткое резюме: русское слово король восходит к праславянскому *korľь, в основе которого, скорее всего, лежит имя Карла Великого, самого могущественного правителя в Европе VIII-IX веков, неоднократно воевавшего со славянами. Существует альтернативная версия, по которой *korľь образовано от глагола *koriti «корить», но она маловероятна.

Король: этимологический комментарий Лингвистика, Занудная лингвистика, Русский язык, Длиннопост

Вот такая история. Можете пилить мемы с Карлом.


Источники:

Этимологический словарь славянских языков, том 11, страницы 82–89.

Kroonen G. Etymological Dictionary of Proto-Germanic, страница 285.

Rudnicki M. Prasłowiańszczyzna – Lechia – Polska, том 2, страницы 111–112.

Sławski F. Słownik etymologiczny języka polskiego, том 3, страницы 153–157.


Занимательный факт: имя Карл в разных вариациях (Карлос, Шарль, Чарльз и т.д.) распространено у многих народов. В Польше это Кáроль (например, Кароль Войтыла). Соответственно, Карл Маркс и Фридрих Энгельс – Кароль Маркс и Фрыдэрык Энгельс.


Занимательный факт-2: русское слово кролик заимствовано из польского królik, которое образовано от król «король» (см. подробнее).

Найдены дубликаты

+16

А слово "Краля" действительно произошло от слова король?

раскрыть ветку 30
+42

Да. Поляки позаимствовали чешского краля (král) как название игральной карты, достроили ему пару, даму (krala), как название карты это попало в русский, где уже развилось современное значение.

раскрыть ветку 18
+29

Уии, новый пост!


А можно вас попросить сделать пост про "ложных друзей переводчика" в польском и русском? И почему вдруг польская uroda в русском так поменяла смысл? Почему sklep в русском имеет совсем другой смысл?

раскрыть ветку 15
0

А «красть», «украсть» к этому имеет отношение? Крайне созвучно.

раскрыть ветку 1
+2

Я хотел пошутить про слово "сорока", но словарь говорит, что по-словенски таки "sraka"

раскрыть ветку 9
+3
Иллюстрация к комментарию
раскрыть ветку 8
0

Ну да, синоним "цыпа".

+3

Интересно, спасибо.

Недавно задумался как связаны разные значения слова мешать: смешивать и препятствовать? Неужели они тоже произошли от одного слова?

раскрыть ветку 2
+4

Да, конечно, сначала смешивать, потом от него препятствовать, ср. мешаться, вмешиваться.

раскрыть ветку 1
+2

А, действительно. Все просто оказалось.

+3

А можно чуточку про слово "вожь"?

Не могу сообразить, от чего произошло и какие могли быть родственные слова.

раскрыть ветку 7
+3

< *vodjos, от "водить".

раскрыть ветку 5
+1

Вожжи не оттуда же? И нет ли здесь соответствия - жд-/-жж-?

раскрыть ветку 1
+1

Думал так, но не был уверен.

Ещё вопрос из чистого любопытства, если бы от этого формировалось имя по типу Владимир, то как бы оно выглядело?

Вожамир, Вожемир, Вожимир?

PS хотя конечно можно остановиться на Мировожь, тут вроде прозрачно и без разночтений :-D

раскрыть ветку 2
0

Вожжи? Извозчик?

+6

Традиционная лингвистическая задача.

Иллюстрация к комментарию
раскрыть ветку 19
+4

Свичу я задул - бяда как чядила?

раскрыть ветку 2
+1

Нет, будьте внимательнее:)

раскрыть ветку 1
+2
Свячу я задул- бяда как чидила.
вирсты читыре пойдешь - а там дорога примая
испяки к завтрашнему диньку блины.
раскрыть ветку 8
+1

К сожалению, неверно.

раскрыть ветку 7
+1

А дайте-ка попробую:


Свячу я задул, бида как чадила.

Вирсты чятыре пройдешь - а там дорога примая.

Испяки к завтрашнему дяньку блины.


Не уверен только насчет дяньков в последнем предложении.

раскрыть ветку 6
+3

К сожалению, нет.


Свичу я задул - бида как чидила.

Вярсты чатыре пройдёшь - а там дорога примая.

Испики к завтрашнему диньку блины.

раскрыть ветку 5
+3

А хорошее слово, красивое, пафосное.

Можете про что-нибудь сложное и неясное написать? Про кукурузу, например?

раскрыть ветку 5
+8

Могу, конечно, но интересных тем, к сожалению, больше, чем свободного времени. Возможно, однажды руки дойдут:)

раскрыть ветку 4
+1

Жаль, что тут нет программы финансового поощрения авторов, как на Хабре.

раскрыть ветку 3
+2

Зачитываюсь вашими постами.

+2

Чего стоят одни только шведские короли (сейчас правит Карл XVI; первых шестерых, правда, придумали)


А вот тут можно коротенько, почему первых шестерых придумали?

раскрыть ветку 2
+10

Как обычно, придумали легендарных правителей и начали нумеровать сразу с седьмого.

https://en.wikipedia.org/wiki/Charles_VII_of_Sweden

раскрыть ветку 1
+3

Спасибо

+1

Супер. Как всегда, всё по полочкам❤

+1
А можно "этимологию" слова - пацан. В инетах уж слишком все противоречиво...
раскрыть ветку 1
+2

Вообще давно есть в планах, но не обещаю, что пост выйдет скоро.

+1

А английской king от скандинавского Конунг образовалось? Мне казалось, что русской король и конунг тоже связаны.

раскрыть ветку 2
+8

1. Не образовалось, а родственно.

2. Не король, а князь, и об этом будет отдельный пост.

раскрыть ветку 1
+2

Мммм, князь...

Иллюстрация к комментарию
+1

Ждем про царя. Как он из Цезаря получился )

раскрыть ветку 6
+3

Так уже ж написано. Та же херня, но с Цезарем.

раскрыть ветку 5
+3

Ну, там есть, что подробно расписать:)

раскрыть ветку 4
+1
Пикабу позновательный. Спасибо, было интересно
0

А есть ли онлайн словарь основ - вот этих вот *korľь, *korva хотя бы с приблизительным переводом на современный?

Я нашёл 41 том словаря Трубачева, но он не окончен, пока что только до *pažьnъ добрались.

раскрыть ветку 4
0

В интернете есть сканы всех вышедших томов ЭССЯ, кроме как раз 41-го, кажется, а также 8 томов польского Праславянского словаря и однотомный Etymological Dictionary Of The Slavic Inherited Lexicon Дерксена.

раскрыть ветку 3
+1

Пожалуйста, объясните про "карлаз - керлаз" и "зреть". Как у них корни-то похожи, не могу понять. Про "герон" вообще молчу :-)

раскрыть ветку 2
0

А есть теория, объясняющая причины изменения произношения слов? Вот раньше славяне говорили ор, потом русские почему-то стали произносить оро, поляки ро, чехи ра. На мой профанский взгляд выглядит это странно, ведь ребенок учится говорить от родителей и, соответственно, должен был бы сохранить их произношение. А его дети сохранили бы его произношение и т.д.. А тут весь народ меняет произношение по довольно строгим законам.

раскрыть ветку 4
+1
ребенок учится говорить от родителей и, соответственно, должен был бы сохранить их произношение. А его дети сохранили бы его произношение и т.д.

Если бы так было, то мы бы все до сих пор говорили на едином общечеловеческом языке. Эти сдвиги происходят незаметно для носителей. Вот Вы слово дрожжи произносите с мягким жж (дрожжи) или твёрдым (дрожжы)?

раскрыть ветку 3
0

Вот именно. Значит, получается, действует какая-то сила, из-за которой дрейфует произношение. Может быть это случайное изменение произношения одного слова, к которому подтягиваются подобные? Но, мне кажется, основная масса слов со старым произношением наоборот затерла бы изменение. Ещё, я думаю, это может быть влияние других окружающих народ языков. Или действительно есть закон, по которому произношения языка стремится упроститься, как это произошло в английском языке, оставив нам жуткую орфографию, и русском языке (тут мы от всяких ятей избавились)? Но тогда должен быть, наверно, и закон, отвечающий за усложнение произношения?


Дрожжи я произношу с твердым. А ещё я произношу девушка как деушка, проглатывая 'в' . Причём я не кавказец )

раскрыть ветку 2
0

Итак, лингвистика - это наука. И, соответственно, имеет свои законы, которые, при попытке опровержения, только подтверждаются. На основе этих законов вы можете изучать древние языки, вымершие, устанавливать связи.


А можете ли вы, на основе своих законов, предсказать, как в будущем изменится язык? Не фантазируя, а используя научный подход. Можете ли вы, как научные фантасты, придумать язык инопланетян, если знаете (придумаете) основные звуки, характерные для инопланетной расы?


Если коротко, ваша наука нацелена только на прошлое или может прогнозировать и будущее? Было бы интересно узнать, каким вы видите, например, русский язык через 200-300 лет. Но основываясь на известных вам законах, а не фантазиях.


Спасибо.

раскрыть ветку 3
0

И да, и нет. Можно предсказать, как будут развиваться уже наметившиеся тенденции, но вариантов развития может быть не сколько, и чаще всего невозможно предугадать, по какому пути они пойдут. Кроме того, часть изменений носит случайный характер, их не предскажешь. Со временем и того хуже.


Приведу пример. Мы знаем, что звук ə (как в первом слоге слова молоко) любит исчезать. Соответственно, более чем вероятно, что однажды он исчезнет и в русском, и люди начнут говорить млако. Однако, когда это произойдёт, предсказать невозможно. Может, в следующем поколении, а может, через 500 лет. Или тысячу. Вопрос вероятности.

раскрыть ветку 2
0

А вам самому интересно поразмышлять на эту тему? Или может знаете, кого почитать?

раскрыть ветку 1
0
Как по-разному перевести словосочетания King's park и Queen's park?
раскрыть ветку 1
0

Парк короля и Парк королевы, не?

0

А скажите, я правильно понял «каста» как название социальной группы и cast (англ. «бросать»), отсюда кастовать не могут быть родственными?
Сам в Викисловаре нашёл нижеследующее, но уж больно красивая теория получалась, и пишется почти одинаково.

cast (глагол)
Происходит от ср.-англ. casten, из др.-сканд. kasta«бросать, опрокидывать», из прагерм. «*kastōną» («бросать), далее из неустановленной формы. Родственно нем. casten, нидерл. casten, скотс. cast, датск. kaste, фарерск. kasta, шведск. kasta«бросать, сбрасывать» и исл. kasta «передавать, бросать»


каста

Из порт. casta «порода, происхождение», далее из лат. castus «чистый, непорочный», далее из праиндоевр. *kas-to- «резать». Русск. кастазаимств. через нем. Kaste или франц. caste. 

раскрыть ветку 3
+6

Да, это лишь случайное совпадение, на таких далеко не уедешь. Вот, скажем, по-турецки durak - "остановка", а kulak - "ухо", но строить на их созвучии русским "дурак" и "кулак" какие-либо гипотезы не стоит.

раскрыть ветку 2
+3

Зато какой простор для лингвофриков!

раскрыть ветку 1
0

А я думал что князь от слова конь,  то есть наше,  славянское. А оно оказывается заимствовано

раскрыть ветку 1
+2

От слова конь буржуинские слова шевалье и кабальеро, поменьше князя и не наши, но зато про коней

0

Скажите, а этимологический словарь русского языка онлайн где-нибудь можно найти? Английским пользуюсь https://www.etymonline.com/ (кстати, можете что-нибудь про него сказать?), а вот русского похожего что-то не получается найти.

раскрыть ветку 2
+5

Фасмер есть тут: http://starling.rinet.ru/cgi-bin/main.cgi?flags=eygtmnl&amp;...


или можно в пдф скачать.


https://www.etymonline.com/

Не пользовался, предпочитаю Klein E. A Comprehensive Etymological Dictionary of the English Language.

раскрыть ветку 1
+1

Спасибо!

0
своё время литовцы заимствовали имя Владимира Великого (Володимѣръ) как valdymieras в значении «правитель; хозяин»

Гм.. А разве "Владимир" не означает "Владеющий миром"? Суть - тот же правитель?

Или я что-то недопонял?

раскрыть ветку 5
+18

В том-то и дело, что первоначально он фигурирует в форме через -ѣ-, что с миром не соотнесёшь. Но это отдельная большая история, которой необходимо посвятить отдельный пост.

раскрыть ветку 4
+10

Было бы интересно.

Вообще спасибо за пост, на фоне политоты и котиков - луч света.

+1

Владимир вроде как ославяненое "Вальдемар", нет? В любом случае, ждём вашего поста од этом!

раскрыть ветку 2
-9

А чешский язык в каком году изобрели?

Иллюстрация к комментарию
раскрыть ветку 2
+1

Да уж давненько. До XV века точно.

раскрыть ветку 1
-3
Восстанавливали по 1 библии, но та оказалась поддельной, нет?
ещё комментарии
Похожие посты
421

Русизмы в финском языке

Продолжаем разбирать историю русских заимствований в других языках. Предыдущий пост был о русизмах в чешском.


Музыкальное сопровождение к посту: Värttinä – Travuska


Для начала напомню, что финский язык относится к большой семье финно-угорских языков. Его ближайшие родственники - эстонский, карельский, ижорский, вепсский, водский, ливский. Все вместе они составляют прибалтийско-финскую группу в составе финно-угорской семьи.

Русизмы в финском языке Лингвистика, Занудная лингвистика, Финский язык, Русский язык, Длиннопост

Приблизительно к началу I тысячелетия до нашей эры движущиеся с востока финно-угорские племена доходят до Прибалтики и начинают активно её заселять. Со временем они проникают и на территорию нынешней Финляндии, где ассимилируют местное скандинавское население, а саамов оттесняют на север.


В свою очередь в середине I тысячелетия эры начинается экспансия славян. Те племена, которые шли на восток столкнулись с балтийским и финно-угорским населением. Приблизительно такая картина сложилась в IX-X веках:

Русизмы в финском языке Лингвистика, Занудная лингвистика, Финский язык, Русский язык, Длиннопост

Славяне начинают контактировать с прибалтийско-финскими племенами и обмениваться с ними лексикой. Разумеется, в финском языке меньше всего старых русизмов среди прибалтийско-финских языков, но всё же их достаточно много.


Предки финнов фигурируют в древнерусских летописях как сумь и емь/ямь. Вот, скажем, запись из Новгородской первой летописи за 1256 год:

Русизмы в финском языке Лингвистика, Занудная лингвистика, Финский язык, Русский язык, Длиннопост

Сумь – это, понятно, суоми, современное самоназвание финнов. А емь/ямь связывают с финской областью Хяме.


Теперь рассмотрим, какие слова попали в финский язык из русского в древнейший период. Буква ä обозначает гласный, как в английском cat. Долгие гласные обозначаются удвоением буквы. Древнерусские формы даны в условно-усреднённом виде.


Пожалуй, самая обширная группа – это ремесленная терминология:

Русизмы в финском языке Лингвистика, Занудная лингвистика, Финский язык, Русский язык, Длиннопост

Бёрдо – это часть ткацкого станка. Кострика / паздера – это стебли конопли или льна, раздробленные при трепании. От неё своё название получил месяц октябрь в белорусском и польском языках (кастрычнік и październik соответственно).


Некоторые слова связаны с домом:

Русизмы в финском языке Лингвистика, Занудная лингвистика, Финский язык, Русский язык, Длиннопост

Верея – это столб, на который навешивается створка ворот.


Одежда и обувь:

Русизмы в финском языке Лингвистика, Занудная лингвистика, Финский язык, Русский язык, Длиннопост

Еда:

Русизмы в финском языке Лингвистика, Занудная лингвистика, Финский язык, Русский язык, Длиннопост

Толокно – это мука из особым образом приготовленного овса и каша из такой муки.


Фауна:

Русизмы в финском языке Лингвистика, Занудная лингвистика, Финский язык, Русский язык, Длиннопост

Хорт – это борзая собака.


Религия:

Русизмы в финском языке Лингвистика, Занудная лингвистика, Финский язык, Русский язык, Длиннопост

Абстрактные понятия:

Русизмы в финском языке Лингвистика, Занудная лингвистика, Финский язык, Русский язык, Длиннопост

Прочее:

Русизмы в финском языке Лингвистика, Занудная лингвистика, Финский язык, Русский язык, Длиннопост

Русизмы в финском важны для исторической фонетики. Так, древнейшие заимствования отражают ещё не павшие ъ и ь: лъжька > lusikka (см. пост об этимологии этого слова) и положение дел до возникновения полногласия: *tolkъno и *poltьno, давшие в русском толокно и полотно, в финский были заимствованы как talkkuna и palttina (подробнее об этом я писал тут).


При этом особенности финской фонетики отразились и на облике заимствований. В финском действовал запрет на сочетание двух согласных в начале слова. Поэтому крьстъ дал risti, а грамота Raamattu. Кроме того, в финском раньше не было звонких b, d, g (b и g и сейчас встречаются только в заимствованиях). Поэтому бобъ дал papu, а попъ pappi.


В XII-XIII веках Финляндию завоёвывают шведы, что ограничивает контакты финнов со славянами. Однако в 1809 году в результате русско-шведской войны Финляндия входит в состав России, в результате чего в финский начинают проникать новые русизмы.


Их тоже можно разделить на несколько групп. В первую очередь, это характерные реалии:

Русизмы в финском языке Лингвистика, Занудная лингвистика, Финский язык, Русский язык, Длиннопост

Инфраструктура:

Русизмы в финском языке Лингвистика, Занудная лингвистика, Финский язык, Русский язык, Длиннопост

Наименования лиц:

Русизмы в финском языке Лингвистика, Занудная лингвистика, Финский язык, Русский язык, Длиннопост

Флора и фауна:

Русизмы в финском языке Лингвистика, Занудная лингвистика, Финский язык, Русский язык, Длиннопост

Прочее:

Русизмы в финском языке Лингвистика, Занудная лингвистика, Финский язык, Русский язык, Длиннопост

Оговорюсь, что данный пост не претендует на полноту, это лишь краткий обзор. Русизмов даже в финском литературном заметно больше, не говоря уже о диалектах.


Источники:


Елисеев Ю.С. Финский язык // Языки мира. Уральские языки. М., 1993. С. 112–113.

Основы финно-угорского языкознания (прибалтийско-финские, саамский и мордовские языки). М., 1975. С. 119–121.

Bjørnflaten J. Chronologies of the Slavicization of Northern Russia Mirrored by Slavic Loanwords in Finnic and Baltic // The Slavicization of the Russian North. Mechanisms and Chronology. Helsinki, 2006.

Häkkinen K. Nykysuomen etymologinen sanakirja. Juva, 2005.

Kallio P. On the earliest Slavic loanwords in Finnic // Slavica Helsingiensia, 27, 2006. P. 154-166.

Показать полностью 15
582

Почему поляки – пшеки

Недавно я писал о том, почему поляков называют ляхами. Сегодня поговорим о том, почему к ним приклеилось прозвище «пшеки».


Первый слой ответа очевиден: всякий, кто хоть раз слышал польский, знает, как часто в этом языке встречается сочетание пше. К примеру, вот первая строка из стихотворения Яна Бжехвы (того самого, который писал сказки о пане Кляксе):


Nie pieprz, Pietrze, pieprzem wieprza, wtedy szynka będzie lepsza

Не пепш, Петше, пепшем вепша, втэды шынка бэндже лепша

Не перчи, Пётр, перцем свинину, тогда ветчина будет лучше


Но давайте разберёмся в вопросе поглубже. Начнём с того, что в древнечешском и древнепольском языках мягкий рь перешёл в специфический звук, который до сих пор можно услышать в чешском, например, в словах řeka и moře. На русский слух воспринимается как рж, и так обычно передаётся в русской записи чешских фамилий или топонимов, но на самом деле это один звук, а не два. На конце слова или рядом с глухим согласным (п, т, к и т.д.) этот согласный стал произноситься глухо. Примеры: pepř «перец», kříž «крест», před «перед». Есть такая знаменитая чешская скороговорка:


Tři sta třicet tři stříbrných stříkaček stříkalo přes tři sta třicet tři stříbrných střech.

Трши ста тршицэт трши стршиибрниих стршиикачек стршиикало пршес трши ста тршицэт трши стршиибрниих стршех.

Триста тридцать три серебряных шприца брызгало через триста тридцать три серебряных крыши.


Записывались оба этих звука (звонкий и глухой) в средневековой чешской и польской графике диграфом rz. Впоследствии чехи перешли на диакритику (надстрочные значки), а поляки в значительной мере сохранили верность диграфам. См. отдельный пост на тему.


Уже в начале XV века в части польских диалектов звуки, стоящие за rz, совпадают с ж и ш. То есть, слова może «может» и morze «море» начинают произноситься одинаково – как /мóжэ/. Аналогично żyć «жить» и rzyć «задница» – /жычь/. В XVIII веке так говорили уже на большей части Польши. Однако даже в XX веке, когда диалектологи стали тщательно обследовать говоры, ещё сохранялись ареалы, в которых законсервировалось старое произношение.

Почему поляки – пшеки Лингвистика, Занудная лингвистика, Польский язык, Чешский язык, Длиннопост

Для польских школьников запомнить, где пишется rz, а где ż и sz – большая проблема, а ошибки в этом моменте – предмет особой ненависти польских граммар-наци. До сих пор в топе польского башорга висит следующая цитата (pomoże «поможет»; Pomorze и Mazowsze – регионы Польши, ktoś «кто-нибудь»; niestety «к сожалению»):


<xxx> Pomorze ktoś?
<Unf> Niestety, Mazowsze.

Но откуда в польском взялась такая высокая частотность именно пше? Здесь следует сказать, что в праславянском, предке всех славянских языков, были две разные, но похожие приставки - *pro- и *per-. Вторая дала в русском пере-, а в древнепольском pre-. Сходство pro- и pre- оказалось столь велико, что поляки стали их путать, и в итоге они слились в pre-, а затем и prze-. Причём поляки в этом отношении не одиноки, ровно то же произошло в словацком и словенском языках.


Проиллюстрирую примером:

Почему поляки – пшеки Лингвистика, Занудная лингвистика, Польский язык, Чешский язык, Длиннопост

Не секрет, что букве п в словаре русского языка отведено большего всего места в связи с наличием разнообразных приставок: па-, по-, пра-, про-, при-, пере- / пре- (первая – исконнорусская, вторая – церковнославянская по происхождению). Это справедливо и для других славянских языков, включая польский. А если учесть, что в prze- слились две приставки, это делает её, пожалуй, одним из самых распространённых префиксов в польском языке.


Конечно, шипения польском речи добавляет и то, что на месте русской приставки при- закономерно обнаруживается przy- /пшы/. Кроме того, мягкие дь, ть, сь, зь дали в польском джь (dź), чь (ć), щ (ś) и жь (ź).


У того же Бжехвы есть знаменитое стихотворение, начинающееся следующей строкой:


W Szczebrzeszynie chrząszcz brzmi w trzcinie

В Шчэбжэшыне хшоншч бжми в тшчине

В Щебжешине жук жужжит в тростнике


Эти яркие черты польского языка были высмеяны Салтыковым-Щедриным. В «Истории одного города» фигурируют паны Кшепшицюльский и Пшекшицюльский. Не остались они без внимания и со стороны чехов, которые дали полякам прозвище Pšonci /пшонци/ (единственное число – Pšonek /пшонэк/). Вообще люди очень любят называть соседей по особенностям речи. Например, цуканы были названы так за цоканье, а лемки – за словечко лем «только».

Показать полностью 2
427

Почему английская орфография такая странная-2: island

В комментариях под постом об английском gh @RobbinBobbin спросил, почему англичане «остров» пишут как island, а читают как /áйлəнд/. Думаю, это отличный повод рассказать об одном интересном явлении в истории английской орфографии – этимологизирующих написаниях (etymological respellings).


Музыкальное сопровождение к посту: Iron Maiden - Rime of the Ancient Mariner


В XVI-XVII веках английские книжники вслед за своими французскими коллегами озаботились этимологическим вопросом. Скажем, вульгарнолатинское слово debita «долг» дало старофранцузское dete «долг» (современное dette /дэт/), заимствованное в английский в виде dete, dette или dett. С ориентацией на этимологию в написание этого слова ввели -b- и теперь оно выглядит как debt /дэт/.


Аналогичным образом написание глагола endyte «обвинять» модифицировали в indict /индáйт/, поскольку в конечном счёте оно восходит к вульгарнолатинскому indictare. Слово vitaille «еда, корм, пища» стало выглядеть как victual /витəл/ из-за того, что его предок – латинское victualia.


Происходило это всё довольно непоследовательно. Так, receit «квитанция» переделали в receipt /рисиит/, поскольку оно восходит к латинскому receptus. Но однокоренные deceit /дисиит/ «обман» и conceit /кəнсиит/ «самомнение» сохранили старый вид, и написания deceipt и conceipt не смогли закрепиться. Fantom преобразовали в phantom /фæнтəм/ в связи с его этимологией (от греческого φάντασμα «призрак»), а вот fancy /фæнси/ «иллюзия, фантазия» от того же корня (греч. φαντασία «представление, видение») удержало старое написание, хотя и были попытки писать phancy.


Иногда этимологизирующие написания опирались на ошибочные представления. Так, rime «рифма» стали писать как rhyme /райм/, поскольку посчитали, что оно происходит от греческого ῥυθμός «ритм». На самом же деле в английский оно пришло из старофранцузского rime, а туда – из франкского (франки, напомню, говорили на германском языке).


Вместо sithe «коса (инструмент)» стали писать scythe /сайҙ/, вероятно, из-за ассоциации с французским scier /сье/ «пилить». Зачем-то вставили -c- в sent «запах, аромат», которое стало выглядеть как scent /сент/. Это слово происходит от французского sentir «чувствовать», в котором никогда не было -c-.


Перейдём к истории слова island. В прагерманском языке, предке английского, было слово *awjō /аўйоо/ «остров», родственное латинскому aqua «вода». *Skadinawjō «остров Сконе» было заимствовано в средневековую латынь как Scandinavia. Кроме того, *awjō дало немецкое Aue /аўə/ «пойменный луг, речная долина; зелёный остров на реке», исландское ey «остров» (ср. первую часть слова Эйяфьядлайёкюдль «Островогороледник») и древнеанглийское, в зависимости от диалекта, ēg /ээй/ или īeg «остров».


Довольно старым, по-видимому, является и сложение ēg / īeg с land «земля». У него есть аналоги в других германских языках, например, нидерландское eiland /эйлант/ «остров» и немецкое Eiland /áйлант/ «островок». Древнеанглийское ēgland / īegland дало среднеанглийское iland, произношение которого постепенно пришло к современному /áйлəнд/.


Теперь перенесёмся в романский мир. В латыни было слово insula «остров», давшее старофранцузское isle /ислə/ и, соответственно, современное французское île /иль/ «остров». Англичане заимствовали его уже в новом произношении без -s-, но пишут по-старому: isle /айл/ «остров». Так в определённый момент складывается ситуация, когда есть два слова – своё iland /áйлəнд/ и заимствованное isle /айл/. Кому-то пришла в голову мысль, что эти слова родственны, и надо «подкорректировать» написание iland, офранцузив его. В результате получилось island, хотя звука -s- в этом слове никогда не было.


Видимо, подобная ассоциация произошла в случае слова eile «боковой неф храма; проход между рядами в церкви», которое стали писать как aisle /айл/, несмотря на то, что восходит оно к старофранцузскому aile «крыло» (современное произношение - /эль/).


В отдельных случаях изменение написания привело к тому, что некоторые слова, первоначально имевшие книжный характер, даже произносить стали несколько иначе. Так, fault /фоолт/ «вина», vault /воолт/ «подвал», soldier /соўлджə/ «солдат» изначально были заимствованы из французского как faute, vaute и soudier, а -l- в них вставили в соответствии с произношением их латинских этимонов.


Когда учёными была выяснена ошибочность многих этимологизирующих написаний, было уже слишком поздно: они уже закрепились в английской орфографии. Хотя нужно упомянуть о попытке газеты Chicago Tribune упростить написание многих слов, в том числе ряда упомянутых выше. В 1934 году в газете стали употреблять формы iland, det и rime. Эксперимент длился около сорока лет, и в итоге был свёрнут.


Источники:

van Gelderen E. A History of the English Language, 2014. Pp. 18–19.

Klein E. A Comprehensive Etymological Dictionary of the English Language, 1966–1967.

Kroonen G. Etymological Dictionary of Proto-Germanic, 2013. P. 41.

Millward C., Hayes M. A Biography of the English Language, 2012. P. 257.

Ringe D., Taylor A. The Development of Old English, 2014. P. 53.

Williams J. Origins of the English Language, 1986. P. 365.

Показать полностью
1499

Почему английская орфография такая странная: gh

Многие видели картинку, воплощающую всю нелогичность английской орфографии:

Почему английская орфография такая странная: gh Лингвистика, Занудная лингвистика, Английский язык, Длиннопост

Давайте попробуем разобраться в причинах этой странности. Сделать это возможно, только если немного копнуть вглубь.


Древнеанглийский унаследовал от своего предка, прагерманского языка, фонему h, которая реализовалась по-разному в зависимости от позиции. В начале слова это был глоттальный h (как современное английское или немецкое h). После i или e – среднеязычный ç (условно говоря, хь). В остальных позициях – заднеязычный x (как русский х). Кстати, очень похожее распределение ç и х можно найти в современном немецком (так называемые ich-Laut и ach-Laut).


Для наглядности (речевой аппарат в разрезе):

Почему английская орфография такая странная: gh Лингвистика, Занудная лингвистика, Английский язык, Длиннопост

В родственных английскому голландском и немецком х здравствует и по сей день:

Почему английская орфография такая странная: gh Лингвистика, Занудная лингвистика, Английский язык, Длиннопост

Все три вышеописанных звука англичане изначально писали одной буквой – h. Затем ç и х стали в рукописях обозначаться буквой йог:

Почему английская орфография такая странная: gh Лингвистика, Занудная лингвистика, Английский язык, Длиннопост

Наконец, в среднеанглийский период от йога отказались, заменив его на диграф gh (на юге) и ch (на севере). Поскольку современный литературный английский базируется на южных диалектах, то со временем победило обозначение gh.


Нужно сказать, что до определённого момента разрыв между произношением и правописанием в английском был минимален. Соответственно, слово night «ночь» произносилось примерно как /нихьт/.


В XIII веке между e/i и ç возник звук i (й), что получило отражение в орфографии. То есть, древнеанглийскому ehta /эхьта/ «восемь» соответствует среднеанглийское eighte /эйхьтэ/.


Здесь я должен сделать ремарку о системе гласных среднеанглийского языка до Великого передвижения гласных, которому следует посвятить отдельный пост. Дело в том, что в ней различались закрытые e и o и открытые. Такую систему можно найти во многих современных языках: немецком, французском, итальянском, словенском и ряде других.

Почему английская орфография такая странная: gh Лингвистика, Занудная лингвистика, Английский язык, Длиннопост

Если i возникал после i, это давало удлинение гласного (night /нихьт/ > night /ниихьт/) никак не отражавшееся на письме. Дифтонг ei с закрытым e также спустя некоторое время перешёл в долгое .


В XIV веке ç исчезает, а впоследствии долгий i в рамках того самого Великого передвижения гласных переходит в ai.


Представим это в виде таблицы (даю более точную транскрипцию латиницей и приблизительную кириллицей):

Почему английская орфография такая странная: gh Лингвистика, Занудная лингвистика, Английский язык, Длиннопост

Примечание: ə - это звук, который можно услышать в первом слоге русского слова водовоз.


Первой строчке в таблице соответствует судьба следующих слов:

bight [baɪt] «бухта»;

bright [bɹaɪt] «яркий»;

fight [faɪt] «драться»;

flight [flaɪt] «полёт»;

fright [fɹaɪt] «испуг»;

knight [naɪt] «рыцарь»;

light [laɪt] «свет»;

might [maɪt] «мощь»;

night [naɪt] «ночь»;

right [ɹaɪt] «правый»;

sight [saɪt] «зрение»;

slight [slaɪt] «незначительный»;

tight [taɪt] «тугой».


Вторая строчка:

high [haɪ] «высокий»;

height [haɪt] «высота»;

thigh [θaɪ] «бедро».


И третья строка это:

neigh [neɪ] «ржать»;

weigh [weɪ] «взвешивать».

eight [eɪt] «восемь»;

straight [stɹeɪt] «прямой» (ранее писалось как streight);

weight [weɪt] «вес»;

neighbour ['neɪbə(ɹ)] «сосед».


Теперь перейдём к gh после гласных a, o и u. Перед ним также появлялся звук, но не i, а u. Это получило отражение в орфографии: вместо thoght стали писать thought. Если gh шёл после звука u, то такой u становился долгим. А если он уже был долгим, то с ним ничего не происходило.


Если после gh шёл другой согласный (как правило, это был t), то впоследствии gh просто исчезал. Долгий u в ходе того же Великого передвижения гласных переходил в au. Наконец в XVII веке: ou и au, возникшие перед gh, давали долгое о. Разберём это на примере слов thought «мысль» и taught «учил»:

Почему английская орфография такая странная: gh Лингвистика, Занудная лингвистика, Английский язык, Длиннопост

Аналогичная история произошла со следующими словами:

daughter ['dɔːtə(ɹ)] «дочь»;

slaughter ['slɔːtə(ɹ)] «забой (скота)»;

aught [ɔːt] «что-либо»

caught [kɔːt] «поймал»;

fraught [fɹɔːt] «преисполненный»;

bought [bɔːt] «купил»;

brought [bɹɔːt] «принёс»;

fought [fɔːt] «дрался»;

nought / naught [nɔːt] «ничто»;

sought [sɔːt] «искал»;

wrought [ɹɔːt] «выделанный».


Теперь перейдём к случаям, когда gh находился после a, o или u, но не перед согласным. В этих случаях группа ugh /ўх/ переходила в f после слога под ударением. Нечто подобное можно найти в некоторых сербохорватских и словенских диалектах, где слово hvala «спасибо» стало произноситься как fala. Аналогично в некоторых русских диалектах хвост > фост. Или напротив, в древнерусском языке когда-то не было звука ф, и в просторечном произношении заимствований заменялось на хв: Хвёдор вместо Фёдор.

Почему английская орфография такая странная: gh Лингвистика, Занудная лингвистика, Английский язык, Длиннопост

Примечание: ɐ - это звук, который можно услышать во втором слоге русского слова водовоз. ɒ - это специфический английский звук (как в слове God), который на русский слух воспринимается как среднее между а и о.


Такова была история также следующих слов:

chough [ʧɐf] «клушица»;

slough [slɐf] «сброшенная кожа (змеи)»

tough [tɐf] «жёсткий»;

cough [kɒf] «кашель»;

laugh [lɑːf] «смех».


В borough ['bɐɹə] «городок» и thorough ['θɐɹə] «тщательный» группа ugh находилась после безударного слова и просто исчезала. Аналогично в служебных словах, на которые ударение вообще не ставится: though [ðəu] «хотя» и through [θɹuː] «через».


У некоторых слов в формах единственного и множественного чисел чередовались g и gh. Переход gh > f привёл к появлению нового необычного чередования, которое впоследствии устранялось, иногда путём отбрасывания этого f. Такова история bough [bau] «сук» и plough [plau] «плуг».


В ряде случаев написание gh является неэтимологическим и появилось уже тогда, когда звуки, скрывавшиеся за этим буквосочетанием, уже утратились, и англичане вставляли его в слова, где х или хь никогда не было. Так, delight [dɪ'laɪt] «удовольствие» заимствовано из старофранцузского delite. Ещё один пример – ghost [gəust] «привидение», родственное немецкому Geist /гайст/ «дух». В некоторых заимствованиях gh пишется на месте фрикативного г или подобного звука в языке-источнике: ghoul [guːl] «гуль», yoghurt ['jɒgət] «йогурт».

Почему английская орфография такая странная: gh Лингвистика, Занудная лингвистика, Английский язык, Длиннопост

Источники:

Hasegawa K. On Middle English [ux] →/f/ and Other Related Changes: Corroboratory Evidence for an

Interpretation of Middle English 'Long' Vowels // Hitotsubashi journal of arts and sciences, 3(1), 1963. Pp.14–22.

Nieuwint P. What Happened to Middle English /(u)(x)/? // Neophilologus, 65/3, 1981. Pp. 440–467.

P.S. Произношения английских слов даны согласно RP и записаны международным фонетическим алфавитом.

Показать полностью 8
486

Двадцать, тридцать, девятьсот

Продолжаю отвечать на вопрос @RainbowDysch о числительных (см. первую часть). Сегодня мы поговорим о русских названиях десятков и сотен.

Двадцать, тридцать, девятьсот Лингвистика, Занудная лингвистика, Числительные, Русский язык, Берестяные грамоты, Длиннопост

Для начала нужно сказать, что числительные первого десятка в праиндоевропейском языке вели себя по-разному. Самые древние, 1–4, как прилагательные, они согласовывались с существительным по числу и роду (в современном русском разные формы родов есть только у 1 и 2, но раньше были также у 3 и 4). Более новые, 5–10, по происхождению сами были существительными и после них зависимое слово ставилось в родительный падеж множественного числа (это называется управление). Эта же схема сохранилась в праславянском и старославянском языках (напоминаю, что это не одно и то же).

Если учесть, что в праславянском языке было три числа, мы получаем четыре возможных способа сочетания числительного с существительным:

1 + именительный падеж единственного числа;

2 + именительный падеж двойственного числа;

3-4 + именительный падеж множественного числа;

5-10 + родительный падеж множественного числа.


Продемонстрирую это в таблице (для простоты берём только неодушевлённое существительное мужского рода):

Двадцать, тридцать, девятьсот Лингвистика, Занудная лингвистика, Числительные, Русский язык, Берестяные грамоты, Длиннопост

Современные славянские языки пошли несколькими путями:

1) полностью сохранить старую систему смогли только те языки, где есть двойственное число – словенский и лужицкие;

2) в русском и сербохорватском 2-4 сочетаются со старой формой именительного падежа двойственного числа;

3) в польском, чешском и словацком с 2-4 используется именительный падеж множественного числа;

4) у болгар и македонцев с 2-5 сочетается так называемая счётная форма, которая восходит к всё тому же именительному падежу двойственного числа.


Перейдём к наименованиям десятков. Нужно сразу сказать, что уже в праиндоевропейском языке было слово *ḱm̥tom /кьмтом/ «сто», прямым потомком которого наше сто и является. Соответственно, существовали и названия десятков, которые хорошо сохранились в санскрите, греческом, латыни и ряде других ветвей индоевропейских языков, но праславянский заменил их на новые, более прозрачные, обозначения. Скажем, 20 для праиндоевропейского реконструируется как *ṷih₁ḱm̥tih₁ /ўихкьмтих/ (сложение *dṷoh₁ «два» и *deḱm̥t «десять»), и эта форма отразилась в латыни как viginti /ўигинти/, в древнегреческом как εἴκοσι /экоси/, а в санскрите как viṁśatí /винщати/. Если бы это слово сохранилось в современном русском, оно бы звучало как *висяти. Однако праславянский ввёл вместо него *dъva desęti, то есть «два десятка».


Все названия десятков в праславянском и древнерусском вели себя как сочетания единиц и числительного десять, полностью подчиняющиеся вышеописанной схеме.

Двадцать, тридцать, девятьсот Лингвистика, Занудная лингвистика, Числительные, Русский язык, Берестяные грамоты, Длиннопост

Поначалу это были именно словосочетания, то есть, между их компонентами могли вставляться другие слова, кроме того, при склонении названий десятков в древнерусском изменялись обе части:

Двадцать, тридцать, девятьсот Лингвистика, Занудная лингвистика, Числительные, Русский язык, Берестяные грамоты, Длиннопост

Это хорошо видно в берестяной грамоте №293:

Двадцать, тридцать, девятьсот Лингвистика, Занудная лингвистика, Числительные, Русский язык, Берестяные грамоты, Длиннопост

Довольно рано словосочетания срастаются в одно слово, и первый компонент слов 20 и 30 перестаёт склоняться. Кроме того, произошло фонетически незакономерное упрощение слов 20 и 30. Так, из древнерусского дъва десяти в современном русском должно было получиться двадесяти. Однако для числительных довольно характерны нестандартные укорачивания. Скажем, на месте литературного тысяча в разговорном русском появилась форма тыща, хотя у нас сейчас не действует фонетического закона, по которому заударные гласные бы просто так исчезали. Аналогичным образом в двадесяти отвалились -е- и -и. При этом произношение типа двадсять было невозможно, поскольку в русском не могут друг за другом следовать звонкая и глухая согласные. Вследствие этого на месте -дс- получаем -тс-, а -тс- уже в свою очередь сливаются в -ц- (аффриката ц по сути и состоит из т и с). Похожие процессы имеем в случаях браться – /брацца/ или /браца/, детский – /децкий/.


Форма трицать засвидетельствована уже в новгородской берестяной грамоте №1 (1380‒1400 гг.):

Двадцать, тридцать, девятьсот Лингвистика, Занудная лингвистика, Числительные, Русский язык, Берестяные грамоты, Длиннопост

Современная запись вида двадцать и тридцать наполовину фонетична, наполовину этимологична, она объединяет -ц-, возникшее в результате описанных выше процессов, и -д-, которое там уже давно не произносится.


Довольно похожие процессы проходили, например, в чешском языке:

Двадцать, тридцать, девятьсот Лингвистика, Занудная лингвистика, Числительные, Русский язык, Берестяные грамоты, Длиннопост

Несложно заметить, что русский ввёл новые названия для 40 и 90. О первом я уже как-то писал, о втором надеюсь сделать отдельный пост в дальнейшем.


Перейдём к сотням. Их обозначения выстроены по тем же принципам, что и названия десятков:

Двадцать, тридцать, девятьсот Лингвистика, Занудная лингвистика, Числительные, Русский язык, Берестяные грамоты, Длиннопост

В отличие от названий десятков, в современном литературном русском эти обозначения сохранились почти в неизменном виде. Вполне закономерно пали «редуцированные» (ъ и ь – особые гласные). Кроме того в форме двѣстѣ произошла диссимиляция, то есть расподобление ѣ…ѣ > ѣ...и. Аналогичный пример: сѣдѣти > сидеть.


Отдельно следует оговорить вопрос склонения названий десятков и сотен. Как я уже написал выше, первые части 20 и 30 перестали склоняться рано. Что касается 50-90, со временем вместо форм типа пятьюдесятью начинают появляться пятидесятью, шестидесятью и так далее:

Наконец подпоручик Толстовалов с пятидесятью охотниками сделал вылазку, очистил ров и прогнал бунтовщиков, убив до четырехсот человек и потеряв не более пятнадцати. [А. С. Пушкин. История Пугачева (1833)]
В сию минуту Салманов передался, и Бошняк остался с шестидесятью человеками офицеров и солдат. [А. С. Пушкин. История Пугачева (1833)]
Однако литературная норма по-прежнему требует, чтобы в таких числительных склонялись обе части, даже несмотря на то, что пишутся они слитно:
Двадцать, тридцать, девятьсот Лингвистика, Занудная лингвистика, Числительные, Русский язык, Берестяные грамоты, Длиннопост

В разговорном языке существует тенденция к полной утрате склоняемости первой части, которая является частью того же процесса, который упростил склонение 20 и 30:

Если вес уссурийского тигра достигает трехсот килограмм, а бенгальского ― двухсот пятидесяти, то «туранец» весил не больше пятьдесяти-шестьдесяти килограмм. [Александр Яблоков. Точка возврата позади // «Знание - сила», 2006]

Литературная норма также велит, чтобы в названиях сотен склонялись обе части:

Двадцать, тридцать, девятьсот Лингвистика, Занудная лингвистика, Числительные, Русский язык, Берестяные грамоты, Длиннопост

Однако в разговорной речи эта система уже в значительной степени разрушена, и есть сильная тенденция ориентироваться на склонение числительного сто. Отсюда формы типа пятиста:

― 8-я английская армия в 4.30 утра 6 апреля внезапно штурмовала позиции Роммеля, открыв огонь из пятиста орудий. [В. В. Вишневский. Дневники военных лет (1943-1945)]

Кроме того, зачастую не склоняют первые компоненты составных числительных, то есть состоящих из названий нескольких разрядов. Для многих носителей современного русского будет достаточно проблематично просклонять числительное в следующем примере в соответствии с нормой:

Написав по этой азбуке цифрами слова L'empereur Napoleon, выходит, что сумма этих чисел равна 666-ти и что поэтому Наполеон есть тот зверь, о котором предсказано в Апокалипсисе. [Л. Н. Толстой. Война и мир. Том третий (1867-1869)]

Надеюсь, этот пост помог вам лучше понять, как устроены русские числительные 20-900 в исторической перспективе. За более подробной информацией отсылаю к книге О.Ф. Жолобова Историческая грамматика древнерусского языка IV. Числительные. Больше о том, как русские числительные утрачивают склонение можно прочитать в статье М.Я. Гловинской Изменения в склонении числительных в русском языке на рубеже ХХ—XXI веков // Язык в движении: К 70-летию Л.П. Крысина. М., 2007.

Показать полностью 8
137

Магия против науки — сравнение книг о Гарри Поттере и диссертаций

Продолжаем анализировать русский язык при помощи математики! Предыдущие посты:

1. Частота букв в русском языке

2. Лев Толстой против Пикабу — статистика русского языка


В комментариях под прошлым постом предложили сравнить очень интересный материал — магистерскую и докторскую диссертации, написанные на одной кафедре. Этим мы сегодня и займёмся! А чтобы читать пост было интересно всем, сравним их с первой и последней книгами из серии о Гарри Поттере


Волшебник из книг Джоан Роулинг рос вместе с нами. Первая книга «Гарри Поттер и философский камень» написана простым языком, понятным и детям. В последней книге серии — «Гарри Поттер и дары смерти» герои взрослее, а проблемы серьёзнее

Магия против науки — сравнение книг о Гарри Поттере и диссертаций Наука, Научпоп, Статистика, Гарри Поттер, Русский язык, Лингвистика, Инфографика, Математика, Человек наук, Длиннопост

В науке исследования, как правило, ведутся в узком направлении. Но каждая работа должна быть уникальной, а магистерская и докторская диссертации отличаются по сложности. Итак, что по вашему мнению будет больше похоже: первая и последняя книги о Гарри Поттере или магистерская и докторская диссертации, написанные на одной кафедре? Ставки приняты, начнём анализ!


Тексты о волшебстве

Начнём с анализа книг о Гарри Поттере. Сперва, по традиции, посмотрим на топ 15 самых частых слов в книгах:

Магия против науки — сравнение книг о Гарри Поттере и диссертаций Наука, Научпоп, Статистика, Гарри Поттер, Русский язык, Лингвистика, Инфографика, Математика, Человек наук, Длиннопост
Магия против науки — сравнение книг о Гарри Поттере и диссертаций Наука, Научпоп, Статистика, Гарри Поттер, Русский язык, Лингвистика, Инфографика, Математика, Человек наук, Длиннопост

Да уж, нет никаких сомнений в том, кто главный герой серии. Забавно, что Гермиона обогнала Рона по частоте упоминаний в последней книге, хотя в первой уступала даже Хагриду. А ещё в серии неожиданно часто встречаются руки


Кстати, в этот раз я улучшил предобработку: теперь стоп-слова, наподобие частиц и предлогов, выбрасываются из текста, а остальные слова приводятся к одинаковой форме. Например, и «ответил», и «ответила» превращаются в «ответить», а «Рона», «Рону» и «Рон» считаются как одно слово. Это называется лемматизацией


Это делается автоматически и иногда приводит к казусам. Например «Малфой» превратился в слово «Малфа», а «Снегг» в «Снегга». Любители фанфиков, наверняка, останутся довольны


Вот визуализация топ 150 слов в текстах. Чем больше слово, тем чаще оно упоминается в книге:

Магия против науки — сравнение книг о Гарри Поттере и диссертаций Наука, Научпоп, Статистика, Гарри Поттер, Русский язык, Лингвистика, Инфографика, Математика, Человек наук, Длиннопост
Магия против науки — сравнение книг о Гарри Поттере и диссертаций Наука, Научпоп, Статистика, Гарри Поттер, Русский язык, Лингвистика, Инфографика, Математика, Человек наук, Длиннопост

В первой книге очень много имён, ведь она знакомит нас с новым миром. В последней речь больше идёт о главных героях и их действиях


Тексты о науке

Для анализа использовались две работы с кафедры электротехнологий, электрооборудования и автоматизированных производств Чувашского Государственного Университета. Большое спасибо за этот материал Фёдору Иванову (@fedor0804)


1. Магистерская диссертация «Индукционная установка для сквозного нагрева заготовок» Фёдора Иванова

2. Докторская диссертация «Исследование особенностей характеристик электротехнологических дуг в дуговых печах» Дениса Михадарова


Топ слов, конечно, совсем не похож на книги о Гарри Поттере. Главные герои здесь индуктор и дуга, а в тексте часто встречаются числа и специальные символы. Их, к сожалению, не удалось правильно обработать и на графиках они выглядят как прямоугольники. Скорее всего, это греческие буквы, например, β

Магия против науки — сравнение книг о Гарри Поттере и диссертаций Наука, Научпоп, Статистика, Гарри Поттер, Русский язык, Лингвистика, Инфографика, Математика, Человек наук, Длиннопост
Магия против науки — сравнение книг о Гарри Поттере и диссертаций Наука, Научпоп, Статистика, Гарри Поттер, Русский язык, Лингвистика, Инфографика, Математика, Человек наук, Длиннопост

Сравнение магии и науки


Итак, у нас есть 4 огромных текста. Как понять, насколько они похожи друг на друга? Для этого можно посчитать косинус угла между текстами или даже сам угол. Давайте разберёмся, как это работает


Представим два текста поменьше: по одному предложению в каждом. Первый текст — «Еле-еле ели». Второй текст совсем лаконичный — из одного слова «Едим». После лемматизации у нас будут уже такие тексты:

1. еле еле есть

2. есть


Теперь подсчитаем количество слов в них:

1. «еле»: 2, «есть»: 1

2. «еле»: 0, «есть»: 1


Мы можем нарисовать простой график, где по одной оси будет отложено количество слова «еле» в тексте, а по другой — количество слова «есть». Изобразим наши предложения на этом графике

Магия против науки — сравнение книг о Гарри Поттере и диссертаций Наука, Научпоп, Статистика, Гарри Поттер, Русский язык, Лингвистика, Инфографика, Математика, Человек наук, Длиннопост

Теперь не проблема посчитать угол между текстами! Можно, конечно, взять транспортир. Но для того, чтобы решить эту задачу для текстов с тысячами слов, это не поможет. Если конечно, вы не живёте в тысячемерном мире и у вас полно тысячемерных транспортиров


Мы представили тексты в виде векторов. В школе вы считали скалярное произведение между векторами и находили через него угол. Здесь можно сделать то же самое — и неважно, сколько всего уникальных слов в текстах – два или тысячи. Для текстов из примера — косинус будет равен примерно 0.44, а угол — 63 градуса


Чем меньше угол между текстами, тем больше они похожи. Если же угол равен 90 градусам, то тексты перпендикулярны — совсем разные. Например, такой угол был бы между текстами на русском и китайском языках — у них нет общих слов. Надеюсь, вы только что стали немного умнее :)

Магия против науки — сравнение книг о Гарри Поттере и диссертаций Наука, Научпоп, Статистика, Гарри Поттер, Русский язык, Лингвистика, Инфографика, Математика, Человек наук, Длиннопост

Вернёмся к нашим текстам. Больше всего оказались похожи книги о Гарри Поттере. Угол между ними — всего 26 градусов

Магия против науки — сравнение книг о Гарри Поттере и диссертаций Наука, Научпоп, Статистика, Гарри Поттер, Русский язык, Лингвистика, Инфографика, Математика, Человек наук, Длиннопост

Между магистерской диссертацией и книгами о Гарри Поттере оба угла составили 87 градусов. Эти тексты очень разные. Ещё менее похожими на книги Джоан Роулинг оказалась докторская диссертация — у неё получился угол 88 градусов с первой книгой и 89 градусов с седьмой


Что забавно, научные работы тоже оказались довольно разными. Угол между диссертациями — целый 71 градус


Так что, последняя книга о Мальчике, который выжил — почти то же самое, что и первая, но немного под другим углом. А читая научные работы, даже с одной кафедры, вы каждый раз изучаете новый труд

Магия против науки — сравнение книг о Гарри Поттере и диссертаций Наука, Научпоп, Статистика, Гарри Поттер, Русский язык, Лингвистика, Инфографика, Математика, Человек наук, Длиннопост

Заглядывайте в комментарии – там есть небольшой бонус. Пишите, анализ, каких текстов вам ещё бы хотелось увидеть


Моя группа ВК и телеграм-канал

Показать полностью 10
540

Почему поляки – ляхи

Пост продолжает серию об этимологии названий народов (предыдущий был о венграх).


Музыкальное сопровождение:

Strachy na Lachy – Sympatyczny Atrament

Strachy na Lachy – Żyję w kraju…


Жил себе поживал праиндоевропейский корень *lendʰ-. От него произошли, например, английское land и немецкое Land «страна, земля». В праславянском, предке всех славянских языков, этот корень сохранился в составе слова *lędo «участок леса, предназначенный или годный для расчистки под пашню» (ęносовое э).


Поскольку потомки *lędo довольно неплохо сохранились в русских диалектах (с широким варьированием значения, конечно), наверняка формы типа лядо, ляда, лядина знакомы многим читателям. Изредка встречаются они и в литературе:


Вот ляда, на которой посеяли рожь между черными пнями. [М. М. Пришвин. Дневники (1921)]
Отец был, может быть, еще более зол и неутомим в работе, работал он до ожесточения, будь то у кузнечного горна или на раскорчевке ляда, в косьбе и т. п. [А. Т. Твардовский. Рабочие тетради (1958) // «Знамя», 1989]
Названия ряда славянских племён связаны с типом местности проживания. Так, поляне живут в полях (причём название это не уникально), а дреговичи в болотах (дрегвá значит «топь, трясина, болото»). От ляда тоже получило своё название одно племя – лядяне (по-польски Lędzianie /ленджяне/).


Фигурирует оно в «Об управлении империей» Константина Багрянородного:

фема Иавдиертим [род печенегов – kl.] соседит с подплатежными стране Росии местностями, с ультинами, дервленинами, лензанинами и прочими славянами.

От усечённой основы слова *lęděninъ «лядянин» образована форма *lęxъ. Такая модель вполне актуальная для польского: суффикс -х- (графически -ch-) образует существительные с фамильярным или увеличительным оттенком, при этом от основы берётся лишь часть. Например: brat «брат» > brach /брах/; piasek «песок» > piach /пях/; Stanisław > Stach /стах/; Wawrzyniec «Лаврентий» > Wach /Вах/ (отсюда фамилия Wachowski).


В русском по похожему принципу используется -ш- (изначально вариант суффикса -х-): кот > коша (отсюда кошка); ладонь > ладоша; Павел > Паша; Алексей > Лёша.


Связь между словом лях и лядянин достаточно прозрачна ещё в древнерусском: согласно тексту Повести временных лет ляхи живут в Лядской земле:


В се же время умершу Болеславу Великому в Ляхѣхъ, и бысть мятежь великъ в Лядьской земли, и, вьставше, людье избиша епископы, и попы, и бояры своя, и бысть мятежь вь нихъ.
«В то же время умер Болеслав Великий в Польше, и был мятеж великий в земле Польской: восстав, люди перебили епископов, и попов, и бояр своих, и был среди них мятеж».

Кроме того, -д- сохранилось в венгерском lengyel /лэндел/ «поляк». Как обозначение поляков *lęxъ ушло не только в древнерусский язык, но и в литовский: lenkas «поляк». У восточных славян заимствованы румынское Leah и турецкое Leh «поляк».


Где именно проживали лядяне – вопрос дискуссионный и сложный. Вот так себе это представляют некоторые польские учёные (карта из Olczak E. Atlas historii Polski):

Почему поляки – ляхи Лингвистика, Занудная лингвистика, Этимология, Польша, Длиннопост

По этой гипотезе, лядяне были самым восточным из племён, которые впоследствии вошли в состав польского народа. Часть их территории попала в состав Киевской Руси. То, что восточные славяне ляхами стали называть не только это племя, а всех поляков (да и не только поляков, поскольку Повесть временных лет относит к ляхам лютичей) вообще вполне понятно. Ровно по такому же принципу латыши зовут всех русских кривичами (krievi), а французы немцев алеманнами (Allemands).


Помимо лядян на территории раннего Польского государства проживало множество других племён, самыми значимыми из которых были поляне, мазовшане, висляне и слензане (см. карту выше). Как несложно догадаться, основной движущей силой построения государства были поляне, название которых и распространилось впоследствии на остальные племена. При этом ляхами или лядянами поляне себя не называли. В современном польском заимствованное из восточнославянских языков Lach встречается только в составе фразеологизма strachy na Lachy, который используется, когда кого-либо пугают понапрасну.


Что касается самоназвания поляков, то соотношение полянин : поляк довольно прозрачно. Суффиксы -ан(ин) и -ак в польском являются конкурентами: и тот и другой образуют названия жителей определённой местности. Например, житель Варшавы – warszawianin /варшавянин/, но разговорно – warszawiak /варшáвяк/. Аналогично в чешском: Pražan /пражан/, но разговорно – Pražák. В случае поляков суффиксу -ак удалось победить, и старое Polanin было вытеснено новым Polak. Такая же история произошла с ещё одним славянским народом: словак – это по сути славянин (стоит помнить, что это слово исконно произносилось с -о-, и -а- здесь вторично) с заменой -ан на -ак. При этом по-словацки, если мужчина – Slovák, то женщина – Slovenka, а страна – Slovensko с сохранением старого суффикса.


Теперь вернёмся к слову *lędo «участок леса, предназначенный или годный для расчистки под пашню». Оно сохранилось в русском в виде ещё одного слова – ляд, синонима чёрта:


― Ах, ляд вас побери, ― говорил неустрашимый штаб-офицер, взирая на эту картину. [М. Е. Салтыков-Щедрин. История одного города (1869-1870)]
― А на кой тебе ляд гражданские чувства понадобились? [М. Е. Салтыков-Щедрин. Сказки / Карась-идеалист (1869-1886)]

В диалектах это слово имеет также значения «беда, несчастье; хворь, немощь; лентяй; хлыст (сектант)». Предположительно, исходным пунктом для них является значение «пустошь», в котором ляд также представлен в русских говорах. От пустоши получила своё название нечистая сила, которая там обитала (как лес > леший), а от неё уже все остальные значения.


Источники:

Sławski F. Słownik etymologiczny języka polskiego. Tom 4, s. 17–18.

Фасмер М. Этимологический словарь русского языка. Том 2, стр. 553.

Этимологический словарь славянских языков: Праславянский лексический фонд. Выпуск 15, стр. 44–48.


P.S. Посты Moderator9000 вдохновили меня на сбор обратной связи от читателей. Пожалуйста, под специально отведённым комментарием напишите, как, на ваш взгляд, мне можно было бы улучшить свои посты.

Показать полностью 1
510

Почему французская орфография такая странная-2: beaucoup

Под прошлым постом о французской орфографии появился вот такой комментарий:

Почему французская орфография такая странная-2: beaucoup Занудная лингвистика, Лингвистика, Французский язык, Этимология, Длиннопост

Действительно, слово боку «много», знакомое всем по песне из «Трёх мушкетёров», пишется по-французски в восемь букв. Давайте разберёмся, как так получилось.


Начну с того, что beaucoup хоть и пишется слитно, по происхождению это два слова – beau /бо/ «красивый» и coup /ку/ «удар». В латыни, предке французского, формы этих слов звучали как bellus и colaphus. Далее я сначала разберу, как из bellus colaphus получилось beaucoup фонетически, а затем особенности семантики: переход от «красивый удар» к «много» несколько нетривиален.


1.1. Латинское слово bellus «милый, приятный, прелестный» читателю хорошо знакомо. Оно просматривается в словах белладонна (< ит. bella donna «красавица»), беллетрист (< фр. belles-lettres «художественная литература»), бельэтаж (< фр. bel étage). Итальянское слово bellissimo – это превосходная степень от bello «красивый, прекрасный».

Почему французская орфография такая странная-2: beaucoup Занудная лингвистика, Лингвистика, Французский язык, Этимология, Длиннопост

В Галлии в VIII веке отвалились почти все заударные гласные, в результате чего bellus стало звучать как bels. В XI веке l перед согласным даёт u. Аналогичное изменение произошло, например, в белорусском, где мы находим формы воўк «волк», доўг «долг», маўчаць «молчать». Затем во французском e перед u дифтонгизируется, переходит в ea (bels > beus > beaus). Что важно, графика следовала за фонетикой: писали beaus и произносили бэаўс.


На следующем этапе (XIV век) во французском окончательно утратилось склонение, и остаётся только форма косвенного падежа beau. Потом au переходит в закрытое o: /бэаў/ > /бэо/. Наконец, устраняется зияние, то есть последовательность двух гласных: /бэо/ > /бо/. Однако теперь орфография перестаёт отражать произношение, и мы приходим к ситуации, когда пишется beau, а произносится /бо/.


Аналогичную историю последовательность ell пережила и в других случаях:

Почему французская орфография такая странная-2: beaucoup Занудная лингвистика, Лингвистика, Французский язык, Этимология, Длиннопост

Нужно сказать, что beau – форма мужского рода. В женском не было условий для перехода l > u, и латинское bella изменилось минимально, дав belle /бэль/. То есть «красивая женщина» будет belle femme /бэль фам/. Кроме того, поскольку l > u перед согласным, то в ситуации, когда старофранцузское bel находилось перед гласным, оно не изменялось. Это распределение сохранилось до сих пор: beau jour /бо жур/ «прекрасный день», но bel homme /бэль ом/ «красавец».


1.2. Теперь перейдём к coup «удар». Его история начинается в греческом, где было слово κόλαφος /кóлапˣос/ «удар кулаком». Оно было заимствовано в латынь как colaphus в том же значении. При этом большинство римлян, конечно, не умело произносить греческие придыхательные согласные, и в их устах colaphus звучало как /кóлапус/.


Довольно рано в народной латыни краткие безударные гласные в определённых условиях стали выпадать. Это произошло и с colap(h)us, которое стало произноситься как colpus /кóлпус/.

Почему французская орфография такая странная-2: beaucoup Занудная лингвистика, Лингвистика, Французский язык, Этимология, Длиннопост

Следующим этапом, как и в случае bellus, стало выпадение заударных гласных, которое было одним из факторов уменьшения количества падежей: на месте шести латинских мы находим всего два старофранцузских: именительный и косвенный.

Почему французская орфография такая странная-2: beaucoup Занудная лингвистика, Лингвистика, Французский язык, Этимология, Длиннопост

После того как в форме colpus выпал -u-, появилось сложное для произнесение стечение согласных lps. Проблема была устранена выкидыванием -p- (который, однако, сохранился в форме косвенного падежа. Далее произошёл всё тот же переход l > u перед согласным, и на месте cols / colp возникли формы cous /коўс/ и coup /коўп/.


После утраты склонения выжила только форма косвенного падежа coup /коўп/. Монофтонгизация дифтонгов приводит к тому, что на месте оў начинает произноситься просто у. Аналогична история слов collum «шея» > фр. cou /ку/ и mollis «мягкий» > фр. mou /му/.


Завершающим аккордом стало произошедшее в XV-XVI веках отпадение ряд конечных согласных, включая -p. Аналогично: drap /дра/ «сукно», trop /тро/ «слишком», sirop /сиро/ «сироп».


Правда, стоит упомянуть о такой штуке, как связывание (liaison). Связывание – это когда в некоторых словах конечные согласные перестали произноситься в положении перед паузой или согласным следующего слова, но сохранились в положении перед гласным. Например: vous donnez /ву доне/ «вы даёте», но vous avez /вуз аве/ «вы имеете». Аналогично устроены русское о / об или английское a / an. Слово beaucoup в высоком стиле или в поэзии сохраняет -p перед гласным: j'ai beaucoup aimé /же бокуп эме/ «мне очень понравилось…». Но связывание – это всё же не та причина, по которой французы пишут -p в beaucoup. Так, пишется il va /иль ва/ «он идёт», хотя в связывании вполне себе появляется -t: va-t-il /ват иль/ «идёт ли он».


Кстати, от coup образован глагол couper /купе/ «резать, рубить», а от него такие слова как coupé /купе/, coupon /купõ/ и coupure /купюр/.


Поместим историю фонетики beaucoup в таблицу:

Почему французская орфография такая странная-2: beaucoup Занудная лингвистика, Лингвистика, Французский язык, Этимология, Длиннопост

Теперь разберёмся, насколько обоснованно современное написание beaucoup:


- b – тут всё понятно;

- e – написание чисто историческое, отражает старое произношение;

- au – диграф имеет некоторый смысл, поскольку обозначает, что о здесь закрытое (во французском два вида о);

- c – без вопросов;

- ou – диграф полностью на своём месте, показывая, что здесь звучит /у/, а не /ӱ/, ср. tu /тю/ «ты» и tout /ту/ «всё»;

- p – написание скорее историческое, хотя имеет некоторый смысл в рамках связывания.


Резюмирую: написание beaucoup, конечно, традиционное и отражает не современное произношение, а века так XI, однако, если разобраться, всё не столь уж сложно и бессмысленно.


Кстати, если вы удивлялись, почему по-английски так странно пишут beauty (< фр. beauté /боте/) или coup d'état, теперь вы знаете ответ: англичане просто сохранили особенности французской орфографии.


2. Перейдём к семантике. Как из «красивый удар» вышло «много»?


Начну с того, что beau – это не только «красивый», но и «превосходный, отличный, хороший». Кроме того, это прилагательное служит как своего рода интенсификатор. Например, bel âge /бэль аж/ – это «солидный возраст», beau monde /бо мõд/ – «высший свет» (отсюда русское бомонд), beau-fils /бо фис/ – «пасынок» или «зять» (при fils «сын»), а belle-mère /бэль мэр/ – «мачеха», «тёща» или «свекровь» (при mère «мать»).


Именно как интенсификатор beau служит в beaucoup. То есть, это скорее не «красивый удар», а «отличный удар». Подтверждает это тот факт, что beau coup выиграло в конкурентной борьбе у аналогично выстроенных словосочетаний bon coup «хороший удар» и grant coup «большой удар», которые встречаются в старофранцузских памятниках.


Теперь присмотримся к coup. Его семантика тоже далеко ушла от латинской. В современном французском помимо «удара» это ещё и «выстрел; глоток; поступок, дело; раз» (кстати, русское раз тоже первоначально обозначало «удар» и родственно глаголу разить). Таким образом, во французском у coup появляется целый ряд новых значений. С другой стороны в сочетании с beau происходит процесс десемантизации: beau и coup перестают восприниматься как словосочетание и срастаются в одно слово, значение которого уходит от конкретного в сторону обозначения абстрактной интенсивности, то есть просто «много» (подробнее в статье Marchello-Nizia Ch. Les grammaticalisations ont-elles une cause? Le cas de beaucoup, moult et très en moyen français // L'information grammaticale, 2000, t. 87, pp. 3-9).


Случай beaucoup не уникален. О. Дойчманн описал большое количество случаев перехода от лексики «битья» к обозначениям вроде «много» во французском и его диалектах (Deutschmann O. L'emploi de noms d'action désignant d'abord une «volée de coups» pour signifier «beaucoup» en territoire gallo-roman // Revue de linguistique romane. 1937, t. 13, pp. 83-125). Например, taper /тапе/ «хлопать, стучать, ударять» > tapée /тапе/ «куча, масса» или tripoter /трипоте/ «теребить, мять» > tripotée /трипоте/ «град ударов; куча, множество».


Происходит это и с другой лексикой. Например, в русском и белорусском есть слово шмат «кусок», заимствованное из польского szmat. В белорусском дрейф значения завёл это слово настолько далеко, что это одно из основных слов для «много», например, можно сказать шмат людзей. Ещё одно – багата, и в словосочетании багата людзей ни о каком богатстве речь не идёт, это просто значит «много людей». В сербохорватских диалектах «много» могут обозначать слова чуда, благо, сила. Эти случаи объединяет то, что первоначально они обозначали нечто значительное («большой кусок», «благо»), а затем они утратили конкретное значение в пользу абстрактной интенсивности. Такое явление называют семантическим выцветанием (semantic bleaching).


Такова вкратце история слова beaucoup. Надеюсь, она помогла вам лучше понять, почему французская орфография такая странная.

Показать полностью 4
417

Как русские цари поляков на кириллицу переводили

Давно я не писал ничего об истории письменности. Возвращаюсь к этой теме, и сегодня мы поговорим о том, как поляков и литовцев пытались заставить писать кириллицей.


В XVII-XVIII веках Речь Посполитая, которая состояла из Польши и Великого княжества Литовского и включала в себя украинские и белорусские земли, ослабела, а её соседи наоборот усилились. В 1772 Австрия, Пруссия и Россия, договорились и оттяпали у Речи Посполитой по солидному куску. На этом, конечно, дело не закончилось, в 1793 году Россия и Пруссия отрезали себе ещё по ломтю, а в 1795 году пирог был поделен окончательно.

Как русские цари поляков на кириллицу переводили Лингвистика, Занудная лингвистика, Польский язык, Литовский язык, Длиннопост

Ненадолго польская государственность была восстановлена Наполеоном, но в 1815 году Польша была включена в состав Российской империи, причём по сравнению с 1795 годом нам досталось ещё больше территории, населённой преимущественно поляками. Соответственно перед Россией стояла задача интегрировать новых подданных и в той или иной мере ассимилировать их. Николай I в 1833 году писал И.Ф. Паскевичу: «Их делать надо счастливыми вопреки их самих и как бы насильно».


Поляки почему-то счастливыми становиться не желали. Конечно, многие успешно интегрировались в российское общество. Но значительному количеству не понравилось, что их лишили собственной государственности, и в XIX веке они подняли два крупных восстания (в 1830 и 1863 годах).


Известный славянофил А.С. Шишков считал, что всем славянам следует писать кириллицей, и для этого полякам и чехам следует отказаться от латиницы. Он убеждал своего дальнего родственника О.А. Пржецлавского, который издавал Tygodnik Petersburski («Петербургский еженедельник»), чтобы тот перевёл журнал на кириллицу.

Как русские цари поляков на кириллицу переводили Лингвистика, Занудная лингвистика, Польский язык, Литовский язык, Длиннопост

В 1844 году эту идею было решено воплотить в жизнь, Николай I поручает создать комитет, задачей которого было придумать, как применить кириллицу к польскому языку. Комитет поискал труды Шишкова на эту тему, ничего не обнаружил, и принялся создавать собственный проект.


Здесь я должен сделать небольшое отступление. С точки зрения лингвистики, графика – это шелуха, внешняя оболочка. Русский текст можно записать кириллицей, латиницей, деванагари, китайскими иероглифами, да чем угодно, от этого русский язык не перестанет быть русским.


Эта фраза по-русски: エタフラザパルスキ

И эта тоже: 伊厄塔托热

Как и эта: ⰍⰀⰍⰟⰋⰅⰕⰀ


Однако обыватели придают графике огромное значение. Петровский переход на гражданский шрифт имел целью приблизить начертания русских букв к латинским. После революции алфавиты для малых народов разрабатывались на основе латиницы, а те языки, которые письменность уже имели, активно переводили на латиницу (был проект и русской латиницы, но об этом как-нибудь отдельно). При Сталине наоборот стали заменять латинские алфавиты на кириллицу. После распада СССР маятник снова качнулся: на латиницу перешли молдаване, азербайджанцы, туркмены, узбеки, а теперь и казахи. И так далее, и так далее. За всем этим, конечно, стоят политические концепции.

Как русские цари поляков на кириллицу переводили Лингвистика, Занудная лингвистика, Польский язык, Литовский язык, Длиннопост

Точно так же перевод польского языка на кириллицу имел явную идеологическую подоплёку, хотя комитет получил указания работать, «не давая этому делу вида политического».


К началу 1845 года комитет разработал проект польского кириллического алфавита, который, по сути, представлял собой транслитерацию, напрямую копирующую ряд особенностей польской латиницы. В 1852 году Николай I вспомнил о задумке, собрали новый комитет, который создал новый проект, в деталях отличавшийся от предыдущего. Император ознакомился с ним и лично внёс некоторую правку, убрав буквы ą (носовое о), ę (носовое э), j (й), ó (у):

Как русские цари поляков на кириллицу переводили Лингвистика, Занудная лингвистика, Польский язык, Литовский язык, Длиннопост

Примечание: тильда стоит над носовыми гласными.


В качестве пробного шара полонист П.П. Дубровский на деньги Министерства народного просвещения издал книгу «Образцы польскаго языка въ прозѣ и стихахъ, для русскихъ». Как видно из названия, она мимикрировала под хрестоматию польских текстов, якобы для удобства русского читателя, напечатанную кириллицей. Но рассылать её предполагалось в польские учебные заведения, чтобы продемонстрировать полякам, что польский язык вполне можно записывать кириллическим алфавитом.


После этого о польской кириллице на некоторое время забыли – у страны были более насущные заботы. Вернулись к проекту уже при Александре II после восстания 1863 года. В 1865 была издана книга «Элемэнтарˇъ для дзеци вейских» (Elementarz dla dzieci wiejskich – Букварь для деревенских детей). Книга содержала алфавит и примеры для чтения по слогам, молитвы, катехизис, пространный раздел о ведении хозяйства в вопросно-ответной форме и таблицу умножения.


Алфавит:

Как русские цари поляков на кириллицу переводили Лингвистика, Занудная лингвистика, Польский язык, Литовский язык, Длиннопост

Отче наш:

Как русские цари поляков на кириллицу переводили Лингвистика, Занудная лингвистика, Польский язык, Литовский язык, Длиннопост

Для сравнения в современной орфографии: Ojcze nasz, któryś jest w niebiesiech, święć się imię Twoje; przyjdź królestwo Twoje; bądź wola Twoja jako w niebie tak i na ziemi; chleba naszego powszedniego daj nam dzisiaj; i odpuść nam nasze winy, jako i my odpuszczamy naszym winowajcom; i nie wódź nas na pokuszenie; ale nas zbaw ode złego. Amen.

Как русские цари поляков на кириллицу переводили Лингвистика, Занудная лингвистика, Польский язык, Литовский язык, Длиннопост

Вопрос: Кто является плохим хозяином?

Ответ: Тот, кто костёла сторонится, корчму считает домом, дом – постелью, постель – работой, работу наказанием господним, а руки всегда держит за пазухой.


Если говорить о системе письма, то вряд ли её можно считать удачной, она сочетала в себе недостатки как русской орфографии, так и польской латиницы. К первым относятся написание ера на конце слова; и, а не ы после ж, ш, ч; употребление и восьмеричного и і десятеричного. Из польской латиницы были перетащены этимологические написания ô (у), рˇ (ж / ш) и двух видов х. Станислав Микуцкий, автор «Букваря», называл эту систему «общеславянской азбукой русской».


Всего в 1865-1869 годах вышло шесть книг (некоторые выдержали два, а «Букварь» даже три издания). Все были предназначены для сельских школ. Видимо, власти полагали, что крестьянству идеи славянского единства будут ближе, чем горожанам.


В 1870-е от идеи польской кириллицы отказались, перейдя от псевдорусификации к русификации настоящей – преподавание в высшей и средней школе было переведено на русский язык. Польский же язык продолжил записываться латиницей. Это можно увидеть даже на двуязычных вывесках и табличках с маршрутами трамваев в Варшаве до Первой мировой войны.


Иначе дела обстояли в Литве. Там после восстания ввели запрет на печать литовских книг латиницей, который продолжался сорок лет, до 1904 года. Было разработано несколько проектов литовской кириллицы и издан ряд книг, по большей части религиозного характера. Одним из немногих исключений является «Кауказа невальникасъ» Ляонаса Толстоюса.


Этот запрет породил феномен книгонош – контрабандистов, переправлявших книги, напечатанные латиницей (преимущественно в Пруссии) в Литву.

Как русские цари поляков на кириллицу переводили Лингвистика, Занудная лингвистика, Польский язык, Литовский язык, Длиннопост

Примерный перевод: «Книгоношество. Как получить бесплатную туристическую путёвку по сибирским просторам в XIX веке».


Если оценивать проекты польской и литовской кириллиц с точки зрения политической целесообразности, то, думаю, вреда от них было больше, чем пользы. Духовно ближе к русским от этого поляки и литовцы не стали (как не стал более «европейским» менталитет русских, писавших эсэмэски транслитом), а вот ощущение того, что у них забирают национальную идентичность, создавалось.


Основной источник поста: Успенский Б.А. Николай I и польский язык (Языковая политика Российской империи в отношении Царства Польского: вопросы графики и орфографии) // Успенский Б.А. Историко-филологические очерки. С. 123–175.


Анализ графики книг на польской кириллице: Ананьева Н.Е. О графике и языковых особенностях польских учебников 1866 г. Из собрания редких книг Научной библиотеки МГУ имени М.В. Ломоносова // Вестник Московского университета. Серия 19. Лингвистика и межкультурная коммуникация. 2013. №2.


Анализ графики книг на литовской кириллице: Пиянзина Л.Н. Особенности передачи литовского языка кириллицей в 1864–1904 гг. Дипломная работа. СПб., 2011 г.


Предыдущие посты цикла:

Была ли у славян письменность до глаголицы?

Прилвицкие идолы

Как Кирилл не сочинил кириллицу

Кириллица: начало

Глаголица и кириллица: цифры

Кириллица на Руси: гнёздовская надпись

Славянская латиница

Славянская арабица

Показать полностью 7
580

Русизмы в чешском языке

Я посвятил немало постов истории слов, заимствованных в русский язык, однако недавно @Basileus навёл меня на мысль, что широкой публике почти неизвестна тема русских заимствований в других славянских языках. Тема эта велика и обширна, и о каждом языке следует рассказать отдельно. Начнём с чешского.


Следует сказать, что долгое время в качестве основного языка литературы в Чехии использовалась латынь. На латыни написана первая чешская хроника, на этом же языке записывались стихи, песни, легенды, жития. Самая старая сохранившаяся фраза, написанная по-чешски, относится лишь к XIII веку. Впрочем, довольно рано по меркам католической Европы чешский язык выходит из тени. Уже в середине XIV века чехи переводят с латыни полный текст Библии, а следующий, XV, становится золотым веком их литературы. Однако после поражения в битве на Белой горе, начинается продолжительный упадок чешской культуры. Чешский язык теряет былой престиж, дворянство и население крупных городов стремительно германизируется. К началу XIX века даже уже стало казаться, что чехи скоро полностью растворятся в немецкой стихии. Один из отцов славистики, Йозеф Добровский, в 1811 году писал: «дело нашего народа, если не поможет бог, совершенно безнадежно».


Однако, как мы знаем, чешскому языку удалось выжить, в чём немаловажную роль сыграли так называемые «будители чешского народа», которые боролись за престиж чешского языка, за то, чтобы он мог использоваться в литературе, журналистике, театре и образовании. По понятным причинам многие будители были пуристами и выступали за очищение чешского языка от немецких и латинских заимствований. В начале XIX века Россия и русский язык рассматривались в очень позитивном ключе. Россия на тот момент была единственным независимым славянским государством, и неудивительно, что интерес к русскому языку и русской культуре среди чешских интеллектуалов был очень велик.


Антонин Пухмайер в одном своём письме даже выразил своё неудовольствие этим фактом: «Я замечаю, что русский язык только портит молодых чехов, так как они без разбору и без нужды наводняют им чешский... Я тоже занимался русским и особенно польским языком, но надеюсь, что я не испортился и остался верен своему чешскому языку».


Действительно, увлечение русским языком приводит к тому, что чешские писатели, переводчики и журналисты начинают активно использовать русизмы в своих произведениях. Значительное их количество дальше страниц этих произведений не пошли, однако многие смогли закрепиться, и используются по сей день.


Многие заимствования связаны с морем, что неудивительно, поскольку чехи хоть и здороваются друг с другом морским приветствием ahoj /ағой/, живут далеко от морского побережья.

Русизмы в чешском языке Лингвистика, Занудная лингвистика, Русский язык, Чешский язык, Длиннопост

Комментарий: ударение в чешском всегда ставится на первый слог, а чарка (´) обозначает долготу гласного. H произносится примерно как украинское г (хотя это всё же разные звуки). Чешские звуки (звонкий и глухой), обозначаемые буквой ř, лишь весьма условно транскрибируются как рж и рш.


Заимствовались названия не только морских животных:

Русизмы в чешском языке Лингвистика, Занудная лингвистика, Русский язык, Чешский язык, Длиннопост

Кстати, до появления русизма krysa чехи называли это животное německá myš /немэцка миш/.


Ботаническая терминология также пополнилась русизмами:

Русизмы в чешском языке Лингвистика, Занудная лингвистика, Русский язык, Чешский язык, Длиннопост

Есть термины из области химии и геологии:

Русизмы в чешском языке Лингвистика, Занудная лингвистика, Русский язык, Чешский язык, Длиннопост

Большую группу составляют абстрактные понятия:

Русизмы в чешском языке Лингвистика, Занудная лингвистика, Русский язык, Чешский язык, Длиннопост

Глаголов сравнительно мало:

Русизмы в чешском языке Лингвистика, Занудная лингвистика, Русский язык, Чешский язык, Длиннопост

Прочие заимствования (список, конечно, не полон):

Русизмы в чешском языке Лингвистика, Занудная лингвистика, Русский язык, Чешский язык, Длиннопост

Из экспрессивной лексики были заимствованы слова svoloč /сволоч/, důra /дура/ и geroj /гэрой/. Последнее употребляется в иронических контекстах, в то время как нейтральное слово – hrdina /ғрдина/.


Как видно из таблиц, нередко русским заимствованиям пытались придать такой фонетический облик, какой они имели бы, если бы были унаследованы чешским из праславянского. В случае klikva или tlupa это сделано вполне корректно, а вот kormidlo было адаптировано лишь наполовину, правильнее было бы *krmidlo. Иногда будители серьёзно ошибались. Так, слово пьяничник было воспринято как производное от «пена», а не «пьяный» и перешло в чешский в виде pěnišník. В сабельнике также не угадали саблю (которая по-чешски будет šavle /шавле/) и проассоциировали со словом «белый», в результате чего он превратился в zábělník. В ряде случаев серьёзно менялось значение. Скажем по-русски ворвань – это вытопленный жир морских животных, а у чехов слово vorvaň стало обозначать кашалота.


Иногда заимствованию не удавалось потеснить уже имеющееся в чешском слово, и тогда происходили различные семантические сдвиги. Например, русизм dumat имеет значение «размышлять, раздумывать» (а просто «думать» будет myslet). Заимствованное ženština /женштина/ не смогло вытеснить исконное žena «жена, женщина» и приобрело негативную окраску. Наоборот, borec /борэц/, не сумев побороть собственно чешское zápasník, сейчас используется в разговорном чешском в значении «молодец» или «красавчик».


Интересный кульбит совершило чешское слово poručník /поручник/ «заместитель, опекун». В своё время оно было заимствовано в польский, где постепенно его значение сузилось до обозначения офицера в звании ниже капитана. Именно в таком смысле польское porucznik /поручник/ попало в русский язык, где стало звучать как поручик. Затем чехи заимствовали русское слово в виде poručík и уже в новом значении – «лейтенант».


За прочими подробностями отсылаю к литературе:

Лилич Г.А. Роль русского языка в развитии словарного состава чешского литературного языка (конец XVIII – начало XIX века). Санкт-Петербург – Грайфсвальд – Гейдельберг, 2016.

Giger M. Rusismy v Češtině // Nový encyklopedický slovník češtiny, 2017.

Rejzek J. Český etymologický slovník. Brno, 2001.

Šmilauer V. Ruské vlivy na češtinu // Naše řeč, 25 (1941), 3, s. 65-69.

Показать полностью 7
901

Наихудшие ученики

Если вы подумали, что эта статья будет про наших школьников, или про систему образования в целом - можете расслабиться, она совсем о другом.

Бывая за границей и общаясь с иностранцами, естественно возникает желание выучить что-нибудь на их языке, и они также будут просить вас научить их русскому.

Однако же, далеко не всем Великий и Могучий даётся одинаково легко, есть такие, которым он не даётся вообще ни на сколько.

Итак, наихудшие ученики русского языка - это гонконговцы. Почему? Да всё просто - они не умеют читать! И элементарно научиться читать для них является просто наисложнейшей задачей.

Наихудшие ученики Гонконг, Китайцы, Русский язык, Лингвистика, Китайский язык, Обучаемость, Алфавит, Длиннопост

Все жители Гонконга это билингвы, или даже трилингвы. Помимо родного кантонского, вторым государственным языком там является английский (спасибо бывшим колонизаторам), также немалая часть говорит на путунхуа.

Поскольку английский у них на довольно хорошем уровне, коммуникация с внешним не представляет для местных жителей больших трудностей, а потому с изучением других языков они особо сильно не заморачиваются, ибо нет смысла. Но именно в знании своих официальных языков и заключается причина неспособности выучить другие.

Если в континентальном Китае ещё в середине прошлого века для записи произношения был разработан пиньинь, а на Тайване еще раньше чжуинь, то отрезанный от большой земли Сянган, находящийся под властью колонизаторов, эти нововведения вообще не коснулись. Они даже в компьютьере или на телефоне набирают иероглифы по ключам.

Наихудшие ученики Гонконг, Китайцы, Русский язык, Лингвистика, Китайский язык, Обучаемость, Алфавит, Длиннопост
Чтобы было понятно, что представляет из себя набор по ключам - вот представьте себе букву Ы. Из каких двух элементов она состоит? Правильно - Ь и I. Чтобы набрать букву Ы по ключам, надо сначала нажать на клавиатуре мягкий знак, а затем йоту, и тогда на экране высветится буква Ы. Вот примерно также гонконговцы печатают иероглифы, то есть чисто графически, по внешнему виду. Чжуинь же, хоть и выглядит для нас непривычно, это всё-таки запись звуков, произношения.

Видя как ты, лаовай, с лёгкостью набираешь текст пиньинем, они будут искренне тобой восхищаться. Ведь они то, китайцы, никак не могут его освоить, а у тебя получилось!

Их второй официальный язык - английский - также никак не способствует умению читать, а скорее даже наоборот - полностью его подавляет. Всем известно, что в английском языке нет орфографии, а слова представляют из себя набор латинских букв, который может даже близко быть не похож на то, как они произносятся. Но это понятно нам, так как у нас есть алфавит. Для людей с иероглифным мышлением каждое слово будет просто набором "ключей" в определенной последовательности, и никак не связанным с этими ключами произношением.

Если мы, или любые другие европейцы, видя незнакомое для нас слово, просто прочитаем его целиком, как оно написано, то жители Гонконга будут проговаривать его по одной буковке, как малые дети. Прочитать для них это очень сложно.

С английским же языком связано и отсутствие какой-либо логики и упорядоченности в транслитерации их собственного языка на латиницу. Если в материковом Китае пиньинь полностью стандартизирован и прикреплён к каждому иероглифу в неизменном виде, то в особой экономической зоне вариаций может быть великое множество. Например, иероглиф 九, который на кантонском произносится [кау], может быть записан как kow, kau, kou, kaw. И это будет на указателях, расположенных максимум метрах в 30 друг от друга. Самое забавное, что местных это нисколько не смущает, и они считают, что всё правильно, так и должно быть. Еще один забавный пример - там есть трамвайная станция, название которой записывается как TSZC или как-то так (да да, без гласных). После всех твоих упорных попыток это правильно произнести, выясняется, что реально она называется всего-лишь [дзы]. Уж не знаю, им самим пришло в голову так записать, или англичанам, но другие европейцы, которые видят это название, должны будут долго ломать голову над правильным прочтением.

Наихудшие ученики Гонконг, Китайцы, Русский язык, Лингвистика, Китайский язык, Обучаемость, Алфавит, Длиннопост

Именно в неумении сопоставить буквы со звуками и заключается основная лингвистическая проблема в данном мегаполисе. На твою просьбу записать произношение латиницей, они страшно тупят и не знают, как это правильно сделать. Ну и ты, если запишешь им произношение русских слов или своё имя, они тоже будут не знать как его читать.

Пиньинь, кстати, они не могут освоить ещё и потому, что хоть они и говорят на путунхуа, их "кантонский путунхуа" сильно отличается от северного варианта, особенно в плане произношения, что нехило так доставляет их северным соотечественникам. Например, кантоноговорящие часто путают звуки [л] и [н] (и в английском, кстати, тоже). Они считают эти 2 звука одним и тем же, и не видят между ними разницы, по этому не всегда понятно, какое именно слово они сказали. У жителей северных провинций даже есть куча мемов на эту тему.

В общем, на старте не так много сил уходит на заучивание самого алфавита, сколько на преодоление застрявших в голове убеждений. Как оказалось, такие очевидные для нас понятия, что буквы в словах это не просто случайный набор символов, они могут означать конкретные звуки, и их можно просто читать. И читать, оказывается, их нужно всегда одинаково, а не как попало в каждом новом слове.

Наихудшие ученики Гонконг, Китайцы, Русский язык, Лингвистика, Китайский язык, Обучаемость, Алфавит, Длиннопост

Героически преодолев первый этап, неожиданно натыкаешься на второй – читать то они научились, а полностью прочитать все равно не могут, проглатывают половину слова. Вместо масла будут говорить «мало», вместо вишни – «виня» и т.д. При этом ты их тыкаешь в пропущенную букву, тебе её называют, а при произношении всего слова целиком каким-то необъяснимым образом снова про неё забывают, хоть миллион раз повторяй.

Причём здесь механизм такого буквопроглатывания мне понятен не до конца – в южных диалектах сохранился довольно большой набор финальных согласных, в отличие от северных, и по идее именно у южных не должно быть с ними проблем, однако же правильно по буковкам проговаривают всё именно путунхуисты, правда, добавляя к каждой согласной слоги (масыло, вишиня).

Вот кому из азиатов русский язык даётся легче всего – так это корейцам. На фоне китайцев, прогресс у них всегда просто семимильными шагами. К тому же, в корейском языке также есть звук [ы], что не может не радовать, и, что было для меня сюрпризом, даже некое подобие падежей. А алфавит так они вообще осваивают за 1-2 вечера.

Так что если вам попадётся житель Гонконга, выучивший русский, или какой-либо другой иностранный язык – можете смело пожать ему или ей руку, этот человек преодолел просто огромное количество трудностей, прежде чем хоть что-то начал понимать.

Показать полностью 3
264

Манкеръ - кто это?

В архивах ЗАГС города Мытищи была обнаружена такая запись.
Родилась девочка Таня в 1919 году. Отец её записан как "манкеръ при заводских банях".

Манкеръ - кто это? Профессия, Баня, История, Русский язык, СССР, Завод, Лингвистика, Языковой вопрос

Это профессия? Или это образ жизни?

Прошу вас позвать на помощь знакомых лингвистов. И, конечно, высказать ваши предположения.

903

Один, един, Алёна, Елена

Попросил меня @arsdor прокомментировать данное утверждение:

Один, един, Алёна, Елена Лингвистика, Занудная лингвистика, Этимология, Древнерусский язык, Русский язык, Длиннопост

Для того чтобы разобраться в этом вопросе, нужно знать об одном важном фонетическом изменении, отличающем восточнославянские языки (русский, украинский, белорусский) от западно- и южнославянских.


Речь идёт о переходе начального e- в определённых условиях в o-:

Один, един, Алёна, Елена Лингвистика, Занудная лингвистика, Этимология, Древнерусский язык, Русский язык, Длиннопост

Комментарий: j произносится как й; болгарское е читается как э.


Теперь давайте посмотрим на это на диалектном материале, представленном в Общеславянском лингвистическом атласе (Выпуск №6 фонетико-грамматической серии, карта 6). На карте представлены формы слова «олень». Цветами обозначены гласные первого слога: зелёным e, красным o, синим a.

Один, един, Алёна, Елена Лингвистика, Занудная лингвистика, Этимология, Древнерусский язык, Русский язык, Длиннопост

Разумеется, алень произносят в тех говорах, для которых характерно аканье, а в окающих сохраняется более старое произношение. Таким образом, синий и красный ареалы в исторической перспективе следует объединить. Картина получается довольно характерная: формы олень / алень характерны для почти всех восточнославянских говоров (есть лишь несколько пунктов, в которых мы находим полонизмы).


Действовал фонетический закон, по которому e- переходило в o-, в ту эпоху, когда наши предки позаимствовали из греческого слово ἐλάδιον «маслице». Вам оно известно как оладья.


Ещё более показательным примером являются скандинавские имена Helgi и Helga, которые в современном русском звучат как Олег и Ольга (начальное h- при заимствовании исчезло, поскольку у него не было аналога в древнерусском, см. пост об этом звуке в латыни).


Переходим к имени, вынесенному в заголовок поста. Как известно, вместе с христианством на Русь пришло большое количество имён греческого происхождения, включая Ἑλένη, которое на момент заимствования в греческом звучало как /элэни/. Окончание, понятное дело, поменяли на -а, чтобы можно было склонять. А начальное э- в народных говорах в полном соответствии с описанным выше законом перешло в о-, что даёт нам форму Олена:


В лѣто 6732. Създа Семен Борисович церковь камену святого Павла, и святого Семиона Богоприимца, и святого Констянтина и Олены. [ Новгородская Карамзинская летопись. Первая выборка (1400-1450)]

Олена – это Елена Равноапостольная, мать императора Константина Великого.


Затем в части восточнославянских говоров э переходит в о под ударением перед твёрдым согласным, что даёт нам форму Олёна. Наконец возникновение аканья приводит к появлению варианта Алёна. Обычно мы по-русски аканье на письме не отражаем, но есть и исключения (например, слова паром, калач и каракатица когда-то произносились как пором, колач и корокатица).


А форма Елена – церковнославянская, не подвергшаяся этим фонетическим изменениям, зато в ней появилось протетическое й- в начале. Долгое время Елена и Алёна воспринимались как варианты одного имени, причём второе как более народное, простое, ласковое:


Я часто заглядывала в бывшую сторожку, где жили Евгений Борисович, его жена Алена (Елена Владимировна, урожденная Шпет, внучка философа Шпета), их сын Петя, родившийся в ноябре 1958 г. [Зоя Масленикова. Близкие Бориса Пастернака (1968-2000)]

Схожая судьба была у имени Ирина. Оно тоже греческого происхождения (Εἰρήνη /ирини/ в современном произношении), и в древнерусский попало в двух вариантах – Ирина и Ерина. Второй мы находим в одном из списков «Слова о законе и благодати» митрополита Илариона:


Къ сему же виждь благовѣрную сноху твою Ерину, виждь вънукы твоа и правнукы

Обращается Иларион к князю Владимиру, а Ерина/Ирина – это Ингигерда, жена Ярослава Мудрого. Как известно, при крещении принималось христианское имя, которое использовалось наряду с языческим. Иногда при выборе нового имени старались подобрать такое, которое начинается на тот же звук, что и старое. Так Владимир стал Василием, Ингигерда Ириной, а Ярослав Георгием.


Но это я отвлёкся. Ерина подверглась тем же изменениям, что и Елена. Гласный первого слога перешёл в о-, что дало форму Орина, которую мы находим в памятниках:


Се яз, Семен Парфенов, купил есми пожню Телятевскую у Орины у Ефимьевы жены да у ее детей у Федота да у Гриди, собе и своим детем впрок; завел им в перечьных. А дал есми на них рубль да четверть да овцю пополнка. А завод той пожне по старой завод, куды коса их ходила. [Семен Парфенов. Купчая Сем. Парфенова на пожню Телятевскую, купленную у Орины Ефимьевой (1430-1460)]

Затем аканье привело к появлению формы Арина, которая тоже довольно долго не теряла связи с Ириной. Так, 5 мая (по старому стилю) – день мученицы Ирины Македонской. В народном календаре – Арины-рассадницы.


А как быть с тем, что в русском есть не только один, но и единый, и значения этих слов отчасти пересекаются (Все для мечтательницы нежной в единый образ облеклись, в одном Онегине слились)?


Ларчик открывается просто: один – исконная русская форма, а единый – церковнославянизм. В памятниках мы можем найти массу примеров, когда единъ используется именно как числительное. Цитата из Повести временных лет:

Один, един, Алёна, Елена Лингвистика, Занудная лингвистика, Этимология, Древнерусский язык, Русский язык, Длиннопост

Впоследствии, значения исконно и заимствованного слов разошлись, причём, как это обычно бывает, для церковнославянизма характерно значение более абстрактное.


А вот фамилия Есенин никак не связана с церковнославянским словом есень «осень». Она образована от формы Есеня, уменьшительной от Есип, то есть Иосиф.


P.S. Насчёт Ярослава-Георгия была не шутка. Поскольку в древнерусском языке не было мягкого гь, при заимствовании его заменили на й, и греческое имя Γεώργιος в древнерусском стало звучать как Юрий или Егор.

Показать полностью 2
340

Буковый, дубовый и вишнёвый

Задал мне недавно @XitriyZhuk вот такой любопытный вопрос:

Буковый, дубовый и вишнёвый Русский язык, Занудная лингвистика, Ударение, Древнерусский язык, Длиннопост

Чтобы ответить на него, нужно понять, по какому принципу в древнерусском языке ставилось ударение в производных словах, и что изменилось в современном русском.


В древнерусском у существительных было три основных акцентных парадигмы, то есть схемы расстановки ударения при склонении слова. Вот они:

Буковый, дубовый и вишнёвый Русский язык, Занудная лингвистика, Ударение, Древнерусский язык, Длиннопост

Парадигма (a) чрезвычайно проста: ударение всегда ставится на основу. В (b) наоборот – почти всегда на окончание. Хитрее была устроена (c), в ней ударение прыгало между основой и окончанием. Вдобавок со слов парадигмы (c) ударение могло убегать вовсе, реликты чего сохранились и в современном русском: óт роду, нá голову.


Согласно современным представлениям Московской акцентологической школы, каждая морфема (корень, приставка, суффикс, окончание) в древнерусском языке имела акцентную маркировку. Если предельно упрощать, существуют три основные маркировки: самоударный плюс (тенденция перетягивать ударение на себя), правоударный плюс (тенденция перетягивать ударение на следующую морфему) и минус (тенденция оставаться безударной).


Давайте разберём на примере. Если у нас слово состоит из двух морфем, корня и окончания, возможны следующие варианты (+ самоударный плюс, > правоударный плюс, – минус, красным цветом выделена маркировка ударного слога):

Буковый, дубовый и вишнёвый Русский язык, Занудная лингвистика, Ударение, Древнерусский язык, Длиннопост

Вот, что мы видим в таблице:

1) при сочетании типа /+ –/ или /– +/ ударение ставится на плюс;

2) при правоударном корне ударение будет стоять на окончании;

3) если обе морфемы имеют одинаковую маркировку (+ + или – –), то ударение будет ставиться на левую. Разница в том, что с полностью минусового слова ударение убегает на предлог, а с плюсового нет: нá голову, но на си́лу.


Собственно, именно этим и объясняется наличие акцентных парадигм: сила идёт по парадигме (a), жена – (b), голова – (c).


Теперь рассмотрим, как это работает при словообразовании. В первой строке прописано, к какой парадигме относится производящее слово.

Буковый, дубовый и вишнёвый Русский язык, Занудная лингвистика, Ударение, Древнерусский язык, Длиннопост

Примечание: правоударный плюс не может перетянуть ударение на следующую морфему, если в ней содержится ъ или ь в слабой позиции.


Эта довольно стройная и непротиворечивая система была разрушена в ходе истории русского языка. Многие старые производные слова сохранили старое ударение, но кое-какие сменили его в ходе огромного количества преобразований.


Например, уже в древнерусском у большинства прилагательных на -ивый ударение падало на -и-. Неудивительно, что слова прáвдивый и краснорéчивый со временем стали равняться на большинство и ударяться по-новому: правди́вый и красноречи́вый. Таким образом современный русский выработал правило: в прилагательных на –ивый ударение ставь всегда на -и-. Исключениями являются только книжные прилагательные юрóдивый и ми́лостивый, не затронутые процессами, идущими в живой речи.


Нечто подобное происходит и с прилагательными на -ливый. Так, уже сменили ударение слова молчáливый, гáдливый, спрáведливый, шкóдливый, счáстливый, гордéливый и терпéливый. Пока ещё держатся вéжливый, подáтливый, зави́стливый, проны́рливый и жáлостливый, но весьма вероятно, что в будущем и в них ударение будет ставиться на –ли́в-.


Обратимся наконец к прилагательным на -овый / -евый. Поскольку ситуация здесь очень сложна, ограничимся теми, которые образованы от названий растений. Вот как они ударялись ранее (парадигмы существительных указаны древнерусские, у некоторых они слов поменялись):

Буковый, дубовый и вишнёвый Русский язык, Занудная лингвистика, Ударение, Древнерусский язык, Длиннопост
Буковый, дубовый и вишнёвый Русский язык, Занудная лингвистика, Ударение, Древнерусский язык, Длиннопост

Что изменилось в современном языке по сравнению с древнерусским состоянием? Во-первых, прилагательные с ударением на окончании сменили его на наосновное: дубовóй > дубóвый, кленовóй > кленóвый, вязовóй > вя́зовый, что несколько упростило систему. Во-вторых, некоторые из тех, что несли ударение на корне, перекинули его на суффикс: ви́шневый > вишнёвый, сли́вовый > сливóвый, грýшевый > грушёвый.


В силу действия этих процессов мы движемся к новому состоянию, в рамках которого все или почти все прилагательные на -овый / -евый, образованные от названий деревьев, будут ударяться на суффиксе. Иными словами, весьма вероятно, что наши потомки будут говорить букóвый и липóвый.


Норма, как это обычно бывает, пытается затормозить действие этого процесса и пока что запрещает говорить сливóвый и грушёвый. А вот вишнёвый уже давно является «легитимной» формой (хотя ещё Лермонтов ударял так: «На кýдри мя́гкие надéта ермóлка ви́шневого цвéта).

Кстати, Чехов изначально хотел назвать пьесу «Ви́шневый сад», но потом изменил название на современное. Вот, что писал об этом Стиниславский:

«Послушайте, я же нашел чудесное название для пьесы. Чудесное!» — объявил он, смотря на меня в упор. «Какое?» — заволновался я. «Ви́шневый сад», — и он закатился радостным смехом. Я не понял причины его радости и не нашёл ничего особенного в названии. Однако, чтоб не огорчить Антона Павловича, пришлось сделать вид, что его открытие произвело на меня впечатление… Вместо объяснения Антон Павлович начал повторять на разные лады, со всевозможными интонациями и звуковой окраской: «Ви́шневый сад. Послушайте, это чудесное название! Ви́шневый сад. Ви́шневый!»… После этого свидания прошло несколько дней или неделя… Как-то во время спектакля он зашёл ко мне в уборную и с торжественной улыбкой присел к моему столу. Чехов любил смотреть, как мы готовимся к спектаклю. Он так внимательно следил за нашим гримом, что по его лицу можно было угадывать, удачно или неудачно кладёшь на лицо краску. «Послушайте, не Ви́шневый, а Вишнёвый сад», — объявил он и закатился смехом. В первую минуту я даже не понял, о чём идет речь, но Антон Павлович продолжал смаковать название пьесы, напирая на нежный звук ё в слове «Вишнёвый», точно стараясь с его помощью обласкать прежнюю красивую, но теперь ненужную жизнь, которую он со слезами разрушал в своей пьесе. На этот раз я понял тонкость: «Ви́шневый сад» — это деловой, коммерческий сад, приносящий доход. Такой сад нужен и теперь. Но «Вишнёвый сад» дохода не приносит, он хранит в себе и в своей цветущей белизне поэзию былой барской жизни. Такой сад растёт и цветёт для прихоти, для глаз избалованных эстетов. Жаль уничтожать его, а надо, так как процесс экономического развития страны требует этого.

Надо сказать, что ряд и других прилагательных на -овый в современном русском ударяется иначе, чем раньше:

Буковый, дубовый и вишнёвый Русский язык, Занудная лингвистика, Ударение, Древнерусский язык, Длиннопост

Несомненно, и в будущем русское ударение продолжит меняться, и через несколько сотен лет правильное прочтение стихов начала XXI века будет представлять для потомков определённые сложности.


Источники:

Зализняк А. А. От праславянской акцентуации к русской. М.: Наука, 1985.

Зализняк А. А. Древнерусское ударение: Общие сведения и словарь. 2-е изд., расширенное и переработанное. М.: Издательский Дом ЯСК, 2019.


Предыдущие посты об ударении:

Звонит или звонит?

Ещё раз о русском ударении: творог или творог?

Снова о русском ударении: торты или торты?

Показать полностью 6
382

История = из Торы я?

0. Наверняка многие слышали замечательную задорновскую «этимологию», согласно которой история = «из Торы я», а это значит, что вся наша история сфальсифицирована вероломными жыдами. Казалось бы, всерьёз обсуждать такую чушь абсолютно бессмысленно, однако практика показывает, что не все понимают, что тут не так, поэтому я решил использовать эту историю как полигон для наглядной демонстрации различий лингвофрического и научного подхода.


Пост делится на две части – разбор задорновской «версии» и подробный научный комментарий.


1. Как несложно заметить, при всём желании историю не получится разделить на «из Торы я». В лучшем случае выйдет «из тори я». Выходит, что куда логичнее истоки истории искать не у евреев. Как вам такие версии:


а) из тори я – историю придумала английская консервативная партия;

б) из Тори я – или же историю изобрели грузины, эстонцы, а может, ирландцы (см. регион Тори, волость Тори и остров Тори)?


Чтобы притянуть к истории евреев, лингвофрикам приходится идти на подлог, заменяя ы на и. Но если при этимологизировании мы произвольно можем менять один звук на другой, то чем тогда хуже следующие «этимологии»:


в) из Тора я – история это орудие в руках скандинавских фальсификаторов, которые стремились уничтожить всё русское;

г) из тора я – история циклична, поэтому её назвали в честь пространственной фигуры-бублика;

д) из тория я – историю назвали в честь тяжёлого металла тория, ведь, как известно, метал-группы обожают песни на историческую тематику (Iron Maiden, Sabaton и другие)?


Итак, не составляет никакого труда выдвинуть пять версий, которые не хуже, а некоторые даже лучше задорновской. Сформулируем, что тут не так.


Принцип 1: этимология не может опираться на созвучия. Звуков в любом языке не так много, и если брать сочетания самых частотных (ра, бер, тор), то их можно усмотреть практически где угодно.


Принцип 2: любая этимология обязана соблюдать законы исторической фонетики. Нельзя произвольно менять один звук на другой для удобства своей версии.


Идём дальше. Где это видано, чтобы слово само рассказывало о своём происхождении, да ещё и целым предложением?


В русском языке существуют способы сделать одно слово из словосочетания. Это словосложение (первоисточник, держиморда, царь-пушка) и сращение (междусобойчик, сногсшибательный, сегодня), но при всём желании нельзя слить предложение «из Торы я» в существительное «история».


Исключениями являются всякие шуточные ктототамы и ихтамнеты, а также заимствования. Например, французская фраза comme il faut «как следует» вошла в русский язык как комильфо. Или польское слово wihajster /вихáйстэр/ «штуковина» от немецкого wie heißt er «как он называется». Ага, выходит, всё таки возможно! Но поводов для радости у лингвофриков всё равно нет. Ведь если бы слово «история» придумывали жыды, а русские наивно не распознали, что же оно на самом деле значит, это название должно было бы быть на иврите или идише.


Если же позволим себе свободно членить слово на псевдопредложения, то можно легко получить следующие ценные для отечественной истории сведения:


е) изделия = из Дели я – наши предки импортировали большинство товаров из Индии;

ж) издания = из Дании я – наши предки научились печатному делу у датчан;

з) избрания = из брани я – традиция ругать народных избранников восходит к незапамятным временам;

и) Испания = из Пана я – испанцы – это не то дети бога Пана, не то потомки поляков;

к) Израиль = из рая ль? – жыды уже даже сами засомневались, из хорошей ли страны они попали в Европу.


Принцип 3: нельзя членить слово произвольно. Все эти приставки, корни и суффиксы – не выдумка учёных, а объективный факт.


Важнейшее отличие лингвофриков от учёных состоит в том, что фрики рассматривают слова изолированно а учёные системно. Для объяснения этимологии любого слова фрику кроме знания русского литературного языка ничего не требуется. Учёный же стремится накопить максимально возможное количество материала. Помимо русского, слово «история» представлено в массе других языков: англ. history, нем. Historie /хистóрье/, фр. histoire /истўар/, ит. storia /стóрья/, пол. historia /хистóрья /, чеш. historie /гисторие/ и так далее. Да даже и в русском XVIII века были формы гистория и гиштория. Причём, хотя все эти языки родственны русскому, здесь и речи нет о регулярных звуковых соответствиях. Значит, мы имеем дело с заимствованием. Конечно, по логике лингвофриков, все всё заимствовали из русского. Зачем им при этом добавлять в начале слова х-, конечно же не объясняется.


Принцип 4: всегда нужно привлекать максимум доступного материала, нельзя работать с разрозненными фактами.


2. Перейдём к научной этимологии слова «история». Она исходит из того, что русская «история», а также все перечисленные выше формы прочих языков заимствованы из древнегреческого ἱστορία /хисториа/ «расспрашивание; исследование; сведения; знание, наука; история». Дальше я объясню, почему. А пока давайте разберёмся, как устроено греческое слово.


В греческом был суффикс абстрактных существительных –ια (как русские –ие или -ство), например, ἀνάκτωρ /анактор/ «властелин» > ἀνακτορία /анакториа/ «управление» и διάκτωρ /диактор/ «проводник» > διακτορία /диакториа/ «служба гонца».


Теперь решите пропорцию:

ἀνακτορία : ἀνάκτωρ

ἱστορία  :  Х


Должно получиться ἵστωρ. Проверяем в словаре. Есть такое: ἴστωρ /истор/ или ἵστωρ /хистор/ «знающий, сведущий». В плане формы и в плане значения всё сходится: ἵστωρ «знающий, сведущий» > ἱστορία «сведения; знание».


Какова же этимология самого ἵστωρ? В нём без проблем выделяется суффикс -τωρ, который образовывал названия деятелей. Следует, однако, помнить о том, что в греческом в сочетаниях -ττ-, -δτ- и -θτ- происходила диссимиляция, и все они давали -στ-. Например, δυνατός /дюнатóс/ «сильный» > δυνάστωρ /дюнáстор/ властелин, μῆτις /мэтис/ «мудрость; замысел» > μήστωρ /мэстор/ «советчик, наставник». То же самое, кстати, было в своё время в праславянском языке, поэтому по-русски до сих пор веду вести (а не ведти) и метумести (а не метти). Таким образом, корень в слове ἵστωρ теоретически может восходить к одной из следующих форм: ἱσ-, ἱτ-, ἱδ-, ἱθ-.


Идём дальше. Нужно помнить, что в греческом языке когда-то был звук типа белорусского ў или английского w. Греки обозначали его буквой ϝ (вау или дигамма). В большинстве диалектов он со временем утратился или, если в корне был также -σ-, перешёл в х. В беотийском диалекте, где с ϝ ничего не произошло, ἵστωρ произносилось как ϝίστωρ /ўистор/.


В других индоевропейских языках этому ϝ соответствует w, что хорошо демонстрируют следующие греко-латинские параллели:


ἕσπερος /хэспэрос/ «вечер» – лат. vesper «вечер»;

ἴς /ис/ «сила» – лат. vis «сила»;

οἶνος /ойнос/ «вино» – лат. vinum «вино»;

οἶκος /ойкос/ «жилище» – лат. vicus «деревня»;

οἶς /ойс/ «овца» – лат. ovis «овца».


Выходит, что нам нужен индоевропейский корень вида *wis-, *wit-, *wid- или *widʰ -, означающий «знать». Такой корень нам хорошо известен. Это *wid- / *weid- / *woid- (в зависимости от ступени аблаута), сохранившийся в русском как видеть (<*weid-) и ведать (<*woid-).


Значит, цепочка словообразования в нашем случае выглядит следующим образом: ἱδ- «знать» > ἵστωρ «знающий» > ἱστορία «сведения». Семантически всё также выглядит гладко.


3. Итак, сравним две гипотезы:

а) русское «история» = «из Торы я», а формы прочих языков заимствованы из русского. Причём это совершенно не соответствует законам русского словообразования и никак не объясняет, откуда берётся х- в других языках.


б) слово «история» появилось в древнегреческом, а из него, зачастую через латинское посредство, попало в другие языки, включая русский. При этом:

- на русском материале «история» не этимологизируется, в то время как в греческом у неё совершенно достоверно есть родственники.

- с точки зрения фонетики у греческой этимологии также всё хорошо. Если говорить о том самом х-, то в позднем греческом он исчезал, поэтому вполне ожидаемо ἱστορία в древнерусский попала в виде «история». А гистория и гиштория пришли в русский позже, не напрямую, а через посредство польского или немецкого.

- немаловажно, что семантика ἱστορία куда шире, чем у русской «истории». Довольно типично, когда слово заимствуется только в одном из многих характерных для него в языке-источнике значений. Скажем, в английском killer – это убийца в широком смысле, в то время как в русском киллер – это только наёмный убийца.


В общем, вторая гипотеза всем хороша. Но она нудная, не вызывает ϝ-эффекта. Далеко не всем интересно копаться в аргументации и пытаться понять по каким принципам работает лингвистика:

История = из Торы я? Русский язык, Лингвофрики, Занудная лингвистика, Длиннопост

К счастью, в этом споре большинство всё же на стороне науки.


Предыдущие посты о задорновщине:

Радуга: дуга Ра?

Как работает историческая лингвистика, или почему не доставляет Ра

Как бога Ра звали на самом деле: немного о древнеегипетском

Русские ли этруски?

Показать полностью 1
639

Склоняются ли географические названия на -ово и -ино?

В комментариях к моим постам периодически возникает вопрос о том, склоняются ли топонимы на -ово, -ево, -ино, -ыно.

Склоняются ли географические названия на -ово и -ино? Занудная лингвистика, Топонимы, Русский язык, Длиннопост
Склоняются ли географические названия на -ово и -ино? Занудная лингвистика, Топонимы, Русский язык, Длиннопост
Склоняются ли географические названия на -ово и -ино? Занудная лингвистика, Топонимы, Русский язык, Длиннопост

Для начала следует сказать, что по происхождению названия типа Иваново – это притяжательные прилагательные. Дом (чей?) отцов. Село (чьё?) Иваново.


Притяжательные прилагательные у нас склоняются, и, разумеется, склоняются происходящие от них топонимы.

Склоняются ли географические названия на -ово и -ино? Занудная лингвистика, Топонимы, Русский язык, Длиннопост

Внимательный читатель заметил в таблице расхождение в творительном падеже. Стоит сказать, что в XIX веке говорили как под Бородином, так и под Бородиным (во втором случае топонимы полностью склоняются как притяжательные прилагательные и именно этот вариант рекомендовали грамматисты того времени).


Вообще, названия на -ово и -ино характерны для всего славянского мира. И везде, кроме, конечно, болгарского и македонского, они склоняются:

Склоняются ли географические названия на -ово и -ино? Занудная лингвистика, Топонимы, Русский язык, Длиннопост

Разумеется, такие названия склонялись в древнерусском:

Слышавъ же его Юрьи и срѣте и у Боголюбова на рѣцѣ Сурамлѣ и съ сыномъ своимъ Всеволодом, и цѣловастася с любовью великою [Московский летописный свод (1479-1492)]

И в дальнейшем:

Коварство ляхов открылось еще во время переговоров. Чиновники, посланные от князя Рожинского из Тушина в Москву, действовали как лазутчики, высматривая укрепления города и стана ходынского. [Н. М. Карамзин. История государства Российского: Том 12 (1824-1826)]

Недаром помнит вся Россия про день Бородина! [М. Ю. Лермонотов. Бородино (1837)]

Юлия Сергеевна жила на даче в Бутове, и он не был у нее уже пять дней. [А. П. Чехов. Три года (1895)]

Но в прямое противоречие с этим прекрасным условием кн. Голицын желал бы видеть в воздухоплавательном комитете представителей самых чиновных учреждений: Совета Министров, обеих законодательных палат, Академии наук, главной физической обсерватории, главного инженерного управления и проч. и проч., до аэродинамического института г. Рябушинского в Купчине. [М. О. Меньшиков. Воздушная оборона II (1910.02.16)]

Умерла от пятого инфаркта в Домодедове. [К. И. Чуковский. Дневник (1966)]

А вот первые примеры несклоняемости, которые мне в Национальном корпусе русского языка удалось найти (если, конечно, это не результат современной редакторской правки):


Новый период наших отношений с А. М. начался не с 16 августа, а с 29, т. е. со дня их отъезда из Царицыно. [Л. А. Андреев. Дневник (1898)]

Сегодня должен был лететь, завтра надо было перегнать машину из Тушино. [Л. К. Бронтман. Дневники и письма (1932-1942)]

Существует мнение, что распространению несклоняемости поспособствовали документы времён Великой Отечественной, где важно было не перепутать, например, Пушкин и Пушкино.


Привычка не склонять названий местности берет свое начало, по-видимому, из военных сводок. Но хорошо ли, что газета распространяет, укореняет эту привычку? "Я живу в Одинцово, в Кратово", а не "в Одинцове, в Кратове" – привычка не склонять названий придает живой речи какой-то официальный характер (Л. К. Чуковская. В лаборатории редактора, 1960).

Вероятно, отчасти это правда. Но откроем журнал боевых действий 16-й гвардейской стрелковой дивизии:


Наступление дивизии 05.08.42 г. с задачей овладеть д. Полунино, Галахово, Тимофеево успеха не имело. Сильный огонь противника. Задача не выполнена. 49 гсп, атакуя узел сопротивления Полунино, успеха не имел. 43 гсп, наступая на северо-западную окраину Полунина так же был встречен огнем противника, отошел в исходное положение и закрепился на рубеже 100 м северо-восточнее Полунина.

Как мы видим, человек, писавший эти строки, Полунино склоняет, кроме случаев, когда перед ним стоит «деревня», «узел сопротивления» и так далее. Так что вопрос в том, насколько последовательно и массово склонялись/не склонялись топонимы в документах военных лет, требует более тщательного исследования. Поскольку эти документы сейчас в огромных количествах выложило в Интернет Министерство обороны, то, возможно, среди читателей найдутся те, кто их изучает и попутно обращает внимание на склоняемость названий на -о. Если таковые найдутся, отпишитесь, пожалуйста, в комментариях.


Однако не приходится сомневаться, что тенденция не склонять начинает усиливаться в 1950–60-е годы. Вот как на неё реагировали Ахматова (первый абзац) и Чуковская (второй):


«Вы знаете, я считаю неприличным делать замечания людям, если они неверно говорят. Неприличным и пошлым. Ничего не поправляю, всё переношу. Но вот «во сколько» вместо «в котором часу» или вместо «когда», — тут она задохнулась от гнева и дальше произнесла по складам, — я вы-нес-ти не мо-гу. И «мы живем в Кратово» вместо «в Кратове» — тоже не могу».
Я тоже. Но в отличие от нее совершаю пошлые поступки: ору на собеседника. Или спрашиваю: почему вы говорите «живу в Переделкино», а не в «в Переделкине»? С чего бы? Ведь русский язык склонен к склонению. Почему же вы не склоняете названий? Или почему бы тогда не говорить: «Я живу в Москва»? (Л. К. Чуковская. Записки об Анне Ахматовой).

В шестидесятые годы тенденцию не склонять топонимы заметили лингвисты, появились первые работы по теме. Норма, которая по определению является штукой консервативной, несклоняемость, конечно, отвергла, и по сей день требует, чтобы в строгой письменной речи топонимы на -о склонялись.


Недавно я рассказывал о процессе, который идёт в русском языке уже несколько веков и неизвестно, когда закончится (смена ударения типа звони́т > зво́нит). В данном случае ситуация прямо противоположна, в течение всего лишь нескольких десятилетий инновация распространилась настолько, что многим людям склоняемость топонимов на -о, свойственная русскому языку 95% времени его существования, начала казаться чем-то новым и «неграмотным». Это довольно удивительно, поскольку эти люди, столь радеющие за чистоту русского языка, в школе должны были читать классиков, которые топонимы все как один склоняли.


А почему вообще топонимы на -о перестали склоняться? Можно назвать две основные причины:

1. тенденция не склонять второй компонент в сочетании с родовыми наименованиями (в городе Иваново) – то, что мы наблюдали в процитированном выше отрывке из ЖБД.

2. ориентация на несклоняемые иноязычные топонимы типа Палермо, Осло, Мехико. Даже вполне славянские Гродно и Брно не склоняются как согласно норме, так и в разговорном языке. Хотя, казалось бы, нам ничего не мешает говорить в Óсле, Мехике, Гродне, Брне и из Óсла, Мехика, Гродна, Брна.


Иногда доводится слышать такой аргумент в пользу несклоняемости: мол, если человек скажет «я живу в Пушкине», то непонятно, в каком городе он живёт – Пушкино или Пушкин. На самом деле, это лишь попытка подвести под изменившуюся ситуацию некую теоретическую базу. Случаи омоформии у нарицательных существительных пока что никого не заставили перестать их склонять. Например, если я скажу «мы говорили о вине, веке и дуле», то чтó было темой разговора? Вино, веко и дуло? Или вина, век и дуля? Так, может, чтобы избежать двусмысленности давайте перестанем склонять все существительные среднего рода? «Мы говорили о вино, веко и дуло».


В других славянских языках, в которых топонимы на -о склоняются, разумеется, может возникать некоторая неясность. Слушал я недавно один польский детектив, действие которого происходило в Пшерадове. И именно в такой форме название города всё время фигурировало в тексте (w Przeradowie). В определённый момент я решил проверить, вымышленный это город или настоящий. Для этого мне пришлось гуглить дважды, поскольку первая попытка (Przeradów) была неудачной и название оказалось среднего рода (Przeradowo). Тем не менее, никому из поляков даже в голову не приходит перестать склонять такие топонимы.


Источники:

Валгина Н.С. Активные процессы в современном русском языке. М.: Логос, 2003. С. 158.

Гловинская М.Я. Активные процессы в грамматике // Современный русский язык. Активные процессы на рубеже XX-XXI веков. М.: Языки славянских культур, 2008, С. 237–239.

Лебедев В.К. «Так вышло, что живу я в Переделкино», или к вопросу о склонении топонимов // Мир русского слова, 2014, №2.


Краткое резюме:

1. Бóльшую часть истории русского языка географические названия на -о склонялись, то есть люди говорили «в Иванове» и даже не подозревали, что может быть как-то по-другому. Несклоняемость широко распространилась лишь во второй половине XX века.

2. Норма по-прежнему предписывает склонять топонимы, однако в разговорной речи несклоняемость почти полностью победила. Сравнительно скоро норме придётся подстроиться под изменившиеся реалии.

3. Если вы не склоняете топонимы на -о, в этом нет никакой беды, Лидия Чуковская уже не наорёт на вас за это. Язык всё время меняется, а норма всегда принимает эти изменения с задержкой.

4. Если вы склоняете топонимы, а кто-то заявляет вам, что это «неграмотно», попросите его продекламировать первую строфу «Бородина» Лермонтова. Её все в школе учили.

Показать полностью 1
234

Снова о русском ударении: торты или торты?

Предупреждение: если вы видите язык исключительно в категориях «правильно / неправильно», лучше не читайте дальше. Пост написан для тех, кто любит русский язык по-настоящему.


Продолжаю тему, поднятую в предыдущих постах (звонит, творог). Сегодня мы поговорим об ударении в заимствованиях.


Места ударения в заимствованном слове зависит от нескольких факторов. Одним из них является звучание этого слова в языке-источнике. Например, в греческом слове κατάλογος «список, перечень», как мы видим, ударным является второе а (во всяком случае, в именительном падеже). Почему же норма предписывает говорить каталóг, а форму катáлог осуждает? Потому, что в современный русский каталог пришёл через французское посредство, а во французском ударение ставится всегда на последний слог.


Иногда слово заимствуется с одним ударением, но затем начинает ориентироваться на форму другого языка, и ударение меняется. Например, музыка была заимствована в русский из польского (именно поэтому она музыка, а не музика или мусика). Для разговорного польского характерно ударение на второй слог от конца, и поначалу именно так это слово по-русски и произносили: музы́ка.


Вот как рифмует ещё Пушкин:

Оттого-то шум и клики
В Питербурге-городке,
И пальба и гром музыки
И эскадра на реке.

Но затем тон в нашей музыкальной терминологии стал задавать итальянский, где musica произносится как /мýзика/, и ударение в русском сместилось на нынешнее. Кстати, древние греки, которые изобрели это слово, вообще ударяли последний слог: μουσική /мусикэ́/.


Компас наоборот был заимствован из итальянского (compasso /компáссо/) как компáс, а затем поменял ударение под влиянием немецкого Kompass /кóмпас/ или польского kompas. Но в речи моряков сохранилось старое ударение.


Слова астролог и гангрена изначально попали к нам с тем же ударением, что было в греческом: ἀστρολόγος – астроло́гъ, γάγγραινα /гáнграйна/ – га́нгрена. Впоследствии оно сменилось современным (астрóлог, гангрéна). А вот у трапезы и герцога ударение поначалу было иным, чем в греческом и немецком (τράπεζα – трапе́за, Herzog /хэ́рцог/ – герцо́гъ), а затем приблизилось к оригиналам.


Происхождением также объясняется разница между маркёром (человеком, ведущим счёт очков в бильярде) и мáркером (фломастером). Первое из французского marqueur, а второе – из английского marker. В форме дискýрс ударение ориентируется на французский, а ди́скурс – на английский. Йогýрт из французского yoghourt, а йóгурт – из английского yoghurt. Феномéн из французского phénomène, а фенóмен опирается на исходное греческое φαινόμενον.


И, конечно же, ударение у заимствований может меняться в силу неких внутренних процессов в русском языке, заимствования в этом плане ничуть не хуже тех же творога или щавеля.


Что касается слова торт, вынесенного в заглавие поста, то его проблема лежит в иной плоскости, а именно в колебании между акцентными парадигмами.

Напомню, что для современного русского литературного языка выделяют шесть основных акцентных парадигм существительных, то есть схем расстановки ударения при склонении слова:

Снова о русском ударении: торты или торты? Занудная лингвистика, Лингвистика, Русский язык, Длиннопост, Ударение

Когда какое-либо слово попадает в русский язык, нам нужно решить, по какой парадигме оно будет склоняться. Свежие заимствования, как правило, попадают в парадигму (a), поскольку она намного проще остальных – ударение всегда стоит на основе и никуда не сдвигается.


Именно так норма требует поступать со словами торт и порт: тóрта, тóрты, тóртов; пóрта, пóрты, пóртов. Зачем же в разговорном русском (a) сменяется на несколько более сложную (b), то есть тортá, торты́, тортóв? Здесь в игру вступает такой фактор как освоенность. У часто используемых слов, которые воспринимаются носителями как привычные (вне зависимости от того, заимствование это или нет), иногда наблюдается переход из (a) в (b) или (c). Особенно это характерно для односложных существительных.


Формы парадигм (b) и (c) нередко воспринимаются как более фамильярные, обиходные, свои, в противовес более «правильным» формам (a). Попробуйте образовать множественное число от немецкой фамилии Шмидт. Почти наверняка вы скажете Шми́дты. Однако великий лингвист Николай Сергеевич Трубецкой, который после революции эмигрировал в Австрию, писал, как среди русских эмигрантов есть тенденция говорить Шмиты́ (а также Кинцы́ и Турны́). Почти наверняка вы чувствуете оттенок фамильярности в этой форме.


Хорошо почувствовать этот эффект можно на примере слова фирма. Фи́рма – это нечто нейтральное, просто предприятие, контора. Фирмá – совсем другое дело, это что-то близкое и дорогое сердцу модника.


Нередко эта тенденция создаёт разницу между «обывательским» и профессиональным произношением. Скажем, норма предписывает (a) для массажа (массáж массáжа), однако в профессиональной речи отмечается (b), то есть массáж массажá.


Я думаю, каждый найдёт в своей профессии такие примеры. например, я сам лишь недавно с удивлением узнал, что согласно норме нужно говорить ю́сы, поскольку вживую я слышал только юсы́.


Что интересно, у этой тенденции есть и другая сторона. У слов, которые уходят из обихода, (b) и (c) сменяются на (a). Так, старое ударение пи́сарь пи́саря писаря́ писарéй, лéкарь лéкаря лекаря́ лекарéй меняется на новое пи́сарь пи́саря пи́сари пи́сарей и лéкарь лéкаря лéкари лéкарей.


Таким образом, формы торты́ и порты́ возникли потому, что торт и порт перестали восприниматься как нечто заимствованное и чужеродное, и стали обыденными, «своими» словами. Просто, так же как звóнит или щáвель, их постигла стигматизация и теперь по ним граммар-наци отличают агнцев от козлищ. Аналогичная смена ударения у других слов их, как правило, не заботит. Поэтому если вас кто-либо тюкает за торты́ и порты́, попросите его поставить во множественное число без заглядывания в орфоэпический словарь слова грунт, шприц, тост, сват и дед. Если же вы любите тюкать людей за торты́ и порты́, будьте готовы к тому, что всякие умники начитаются постов в Интернете и будут задавать вам коварные вопросы. В любую свободную минуту листайте орфоэпический словарь (обязательно последнее издание, иначе можно попасть впросак), и это откроет перед вами новые горизонты. Можно будет клеймить неграмотными и не знающими русский язык также тех, кто говорит сваты́ и деды́.


Источники:

Зализняк А. А. Грамматический словарь русского языка. М.: Русский язык, 1980.

Зализняк А. А. От праславянской акцентуации к русской. М.: Наука, 1985.

Зализняк А. А. Закономерности акцентуации русских односложных существительных мужского рода // Зализняк А. А. Труды по акцентологии. Том 1. М.: Издательский Дом ЯСК, 2010.

Зализняк А. А. Древнерусское ударение: Общие сведения и словарь. 2-е изд., расширенное и переработанное. М.: Издательский Дом ЯСК, 2019.


P.S. По акцентологии обязательно будет ещё один пост, где мы попытаемся разобраться в том, по каким принципам ударяются производные.

Показать полностью 1
Похожие посты закончились. Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам: