15

Дочь Вороньего Короля. Глава 27 (начало).

Дочь Вороньего Короля. Пролог.

Дочь Вороньего Короля. Глава 26 (начало).

Игнис со стоном открыла глаза, затем протерла их и снова моргнула. Видение не растаяло. В комнате находился бледный высокий юноша со впалыми щеками, чьи мутные глаза сероватого оттенка пристально изучали картину, висевшую на стене.

Он сидел вполоборота к принцессе, отчего прижатое к черепу ухо отчетливо вырисовывалось в жарких лучах утреннего солнца, а неровно стриженые волосы серого – будто в тон зрачкам - цвета напоминали крысиную шкуру, которую молодой человек для какой-то необходимости нацепил себе на голову.

- Здравствуй, Паллидий, - Игнис попыталась встать, чтобы поприветствовать товарища, как оно того заслуживало, но даже попытка сесть с треском провалилась.

- Вашему высочеству не следует напрягаться, - сухой чуть надтреснутый голос сковывающего напоминал скрип пилы по камню. Тупой пилы по очень крепкому камню. – Вы перенапряглись, создав огненный смерч, хотя я должен сказать, что разрушительная мощь этого заклинания впечатляет.

- Я была не одна. Тар… - Она тотчас же поправилась. – Его высочество Таривас Вентис помог мне своей магией воздуха, в одиночку я бы не смогла сотворить Огненный Шторм.

- Жаль, - Паллидий обернулся к ней. – А я-то думал, что вы уже превзошли мой Черный Пламень.

Игнис не смогла сдержать улыбку и сняла маску. С Паллидием – ее другом детства и лучшим учеником Корвуса -девушку связывала давняя дружба, и он был одним из немногих людей, кому огнерожденная не боялась открыть лицо.

То, что сейчас барон обращался к ней на «вы» и с использованием титула говорило ровно об одном – командующий экспедиционного корпуса Волукрима не просто зол, нет, он в крайней стадии бешенства, которое у иных могло выражаться в воплях, топанье ногами и рукоприкладстве.

- Ну что ты, мне еще десять лет надо практиковаться до того, как я хотя бы подберусь к мощи этого заклинания, - примирительно улыбнулась она.

Тут Игнис не кривила душой – Черный Пламень Паллидия – его шедевр и сильнейшее оружие - являлся артефактом третьего уровня погружения, способным призывать огонь, соперничающий по разрушительной мощи с ее собственным. В качестве основы этот талантливый чародей использовал куски обсидиана, которые ему доставляли из многочисленных спящих вулканов на севере Волукрима. Дальше он преобразовывал эти куски и каким-то совершенно фантастическим образом, и на выходе получал одноразовое заклинание кошмарной разрушительной силы, упакованное в небольшой гладко отшлифованный шарик. Лишь немногие сковывающие были способны создавать артефакты массового поражения, и Паллидий – этот гений – входил в их число.

«Будь у него побольше этих артефактов, он бы, наверное, мог в одиночку разобраться со всей армией изначальных», - подумала девушка.

Увы, но на подготовку одного заклинания уходило до восьми месяцев тяжелой и кропотливой работы, а потому, насколько знала Игнис, сейчас в арсенале Паллидия не могло быть больше шести артефактов этого типа. Возможно, меньше.

В детстве она сильно завидовала талантливому юноше, чей огонь горел куда жарче, нежели ее собственный, и постоянно пыталась превзойти его. Их соревнования неизменно собирали огромную аудиторию и изрядно веселили всех обитателей дворца. Со временем противостояние переросло в настоящую дружбу, но время от времени Игнис ловила себя на мысли: «В этот раз я обязательно создам пламя мощнее, чем у него».

Судя по всему, подобные мысли посещали и Паллидия, потому как он с завидной регулярностью усиливал это свое заклинание, высвобождая все новые и новые запасы мощи там, где, казалось бы, ей и взяться неоткуда.

- Извини, что не предупредила, - продолжила она.

- Не страшно.

- Когда окончилась битва?

- Вчера утром. Вас почти добили, когда подоспела моя армия.

Игнис прикинула сроки и удивленно нахмурилась.

- Барон говорил, что большая часть твоей армии разбросана по графствам, а значит, ты должен был начать подготовку чуть ли не за неделю.

- Конечно, ваше высочество.

- Но как тогда… - начала было она, но тут же умолкла под полные ехидства взглядом друга. – Ах да, отец обещал отпустить меня, но ничего не говорил про сопровождение.

- Именно.

- И кто же?

- Отряд гарпий. К тому же, предположу, что Кающийся также регулярно встречался с учителем на Грани.

В голосе Паллидия Игнис расслышала слабо заметные нотки зависти. Увы, но гениальный сковывающий не обладал даже зачатками сноходческого дара, а потому мог только мечтать о встречах с учителем под фиолетовыми небесами границы миров.

- И всего-то?

- Учитель, по-видимому, счел, что трех Ступивших на Путь Вечности будет достаточно для вашей защиты.

- А еще – двух стихийных магов и сорока лучших гвардейцев Дилириса. Ну и я, кажется, кое-что умею.

Паллидий одарил ее новым взглядом, в котором каким-то образом поместилось даже больше скепсиса, нежели в предыдущем.

- Именно поэтому, полагаю, вы сутки валялись без сознания, ваше высочество?

Игнис скрипнула зубами.

- Пал, давай вот без этого.

- Как прикажете, ваше высочество.

- Пал!

- Вам не следует перенапрягаться. Лица королевской крови слишком ценны и важны для нас, простых смертных, мы не можем рисковать их здоровьем.

- Пал!!!

Она сорвалась на визг и тотчас же закашлялась, не в силах проглотить комок, застрявший в горле. Однако это подействовало – Паллидий встал и подошел к Игнис, а выражение бесстрастности на его лице сменилось волнением и злостью.

- Ты пошла против воли учителя. Ты отправилась в путь с людьми, половину из которых я бы прикончил на месте, не раздумывая. Ты подвергала свою жизнь опасности, не задумываясь о чувствах отца! Ты едва не погибла, пытаясь превзойти пределы контроля своей стихии!! Да о чем ты вообще думала!!!

Чего Игнис не ожидала, так это ответных криков и обвинений. Спорить лежа было неудобно, а потому она, совершив неимоверное усилие над своим измученным телом, приподнялась на локтях и, прислонившись к спинке кровати гордо посмотрела на собеседника.

- Да, я отправилась в путь, потому что мне осточертело торчать в Кастэллуме. Ты-то уже повидал половину континента, отец даже доверил тебе целую армию! А я? Сижу под замком, точно огромный бриллиант в центре сокровищницы. С меня сдувают пылинки и боятся слово лишнее сказать! Но я тоже хочу приключений, тоже хочу узнать, как устроен мир.

- И поэтому отправляешься в путь с наследным принцем Дилириса и принцессой Ривеланда, прихватив заодно оборотня? Хорошая компания, ничего не скажешь. В высшей степени надежные и достойные личности. Как только тебе горло еще не перерезали во сне?!

- То есть Ридгара с Орелией ты игнорируешь?

- Кающийся и Целительница могучи, но не всесильны. Их двоих может не оказаться рядом тогда, когда тебе больше всего на свете будет нужна помощь! И ты погибнешь без возможности воскреснуть! Уж кому, как не тебе следует знать об опасностях внешнего мира!

Игнис непроизвольно коснулась обожженной щеки, и это подхлестнуло ее ярость.

- А если и умру, тебе-то что? Это мой выбор!

- Из-за своего эгоизма ты хочешь разбить сердце отца?!

- Он – мой отец, Пал, не твой, не тебе решать!

Слова вырвались сами-собой, и уже в следующую секунду она пожалела о сказанном, но было поздно. Паллидий побледнел еще сильнее, хотя, казалось бы, дальше уже некуда. Он отступил на шаг и поник.

- Да, он твой отец, не мой, - тихо согласился юноша, став сразу как-то меньше в размерах.

- Пал…

- И не мне, беспризорнику, приказывать великой герцогине.

- Пал, ну извини…

Игнис попыталась встать, но собственное тело отказалось повиноваться. Ярость схлынула, оставив место раскаянию и стыду. Только теперь она осознала, что именно сказала в запале спора.

Паллидий был одним из так называемых детей Вороньего Короля: беспризорников, сирот, лишних ртов. Во всех странах такие водились в великом множестве. У кого-то умерли родители, кого-то выгнали из дома, кто-то убежал, кого-то продали в голодный год, кто-то, как она сама, пострадал от войны. Историй было много, но роднило всех отверженных одно – слуги правителя Волукрима без устали находили таких детей, выкупали из рабства, забирали с улиц и от пепелищ, если надо – выкрадывали из воровских притонов и прочих злачных мест. Здоровые, больные – не имело значения. Вороний Король принимал всех.

Их отхаживали, лечили, кормили, одевали, воспитывали, учили. Окружали заботой и любовью. Отворяли дверь в жизнь. Кто хотел, мог остаться в Волукриме, кто хотел – возвращался на родину. Никого не неволили. Нетрудно догадаться, что практически все из них считали Вороньего Короля своим отцом и боготворили его.

К сожалению, даже среди них мало кто относился к отцу с таким почтением, как Паллидий. Почтение это доходило до фанатизма, Игнис была уверена, что, если бы у него была такая возможность, барон обязательно организовал бы церковь Корвуса и начал поклоняться его статуи, которую поместил бы прямо за алтарем вместо распятия.

И Пал всегда завидовал Игнис из-за того, что Вороний Король удочерил ее. Он знал, что девушка напоминает Древнему родную дочку, потерянную сотни лет назад, девочку чья смерть навсегда изменила жизнерадостного мечтателя, желавшего осчастливить весь Интерсис. Умом юный артефактор понимал все, но ум – это не сердце. Сердце одинокого сироты жаждало любви и признания, причем единственным настоящим признанием в его глазах было только усыновление.

Паллидию было плевать на титулы и власть, он хотел стать сыном Корвуса, чтобы хоть раз назвать того папой – это Игнис знала наверняка.

И вот теперь она, потеряв над собой контроль, ударила по самому больному месту молодого человека.

- Пал, прости, - без особой надежды повторила она, пытаясь подняться. – Я не это имела в виду.

- Конечно, ваше высочество, - безжизненным голосом ответил чародей, плюхнувшись обратно в кресло.

Игнис вздохнула.

«Язык мой – враг мой. Нужно было смолчать, тем более что он, по большому-то счету, прав».

Жаль, что эта полезная мысль пришла в ее голову так поздно, но тут уж ничего нельзя было поделать.

Повисло тягостное молчание. Игнис надеялась, что друг успокоиться, Пал же не желал продолжать разговор, но и уходить не спешил.

Именно в таком состоянии их и нашла Орелия. Целительница вошла бесшумно, держа в руках поднос, на котором стояла исходящая паром тарелка супа. Беглым взглядом окинув комнату она издала свой лишенный эмоций вздох и покачала головой.

- Дети, вы опять повздорили?

Игнис, слышавшая эту фразу десятки раз, не смогла сдержать улыбки и хихикнула, бросив короткий взгляд на Паллидия. На его лице также промелькнула тень робкой улыбки, мимолетная и почти неразличимая.

Орелия села на кровать и поставила поднос рядом, затем взяла тарелку и, зачерпнув ее содержимое в ложку, протянула еду Игнис.

- Открой рот.

Девушка, по опыту знавшая, что сопротивляться приказам Целительницы бесполезно, повиновалась, не раздумывая.

- Куриный бульон, - скривилась она. – Отличное угощение для победителей.

- Победители сейчас пируют за стенами замка и в главном зале, а ты – раненая, потому и бульон. Он очень полезен.

- Если добавить в него немного соли и специй, станет вкуснее.

- Вкус не тождественен пользе. Они вообще никак не связаны друг с другом.

- Но я бы все-таки предпочла, чтобы он был.

- Мы все чего-то хотим. Жаль, не всегда получаем желаемое.

Звук, который последовал за этими словами Древней, не мог быть ничем, кроме смешка. А издать этот смешок мог только один человек – Игнис проследила источник звука, и у нее отлегло от сердца – Паллидий, заметно повеселевший, с интересом наблюдал за истязанием. Он знал, как сильно принцесса ненавидит куриный бульон, а потому просто не мог отказать себе в удовольствии.

«И как же это Орелия все всегда знает наперед»? – подумала девушка. – «Ведь она специально принесла именно бульон, предполагая, что мы поцапаемся. Ну что ж, я виновата, значит – должна принять наказание».

И она решительно принялась поглощать ненавистный суп.

- Стало быть, все кончено? – поинтересовалась Игнис, когда показалось дно тарелки.

- Ничего еще не закончилось, - буркнул Паллидий, - но мы получили передышку. Тараканы согнали к этому замку все, что могли.

- И, если бы среди защитников не оказалось трех стихийных магов, одной сковывающей, и троицы Древних, его бы сровняли с землей за пару часов.

- Да, - согласился ученик Вороньего Короля.

Игнис вздохнула, Паллидий уже простил ее, но еще некоторое время продолжит дуться, и ничего тут нельзя было изменить, однако друг преподнес сюрприз.

- Как я понял из слов Кающегося, вы собираетесь продолжить путь приямком к логову королевы?

- Да, тем более, что теперь, когда ряды изначальных заметно сократились, у нас больше шансов добраться без проблем.

- Сократились здесь, - заметила Орелия, - я ведь права, Паллидий?

- Целиком и полностью, госпожа, - с неохотой ответил чародей. – Моих сил едва хватает, и я уже запросил подкрепления.

- И, тем не менее, даже весьма небольшими силами ты распорядился поистине великолепно, - похвалила его Орелия. – Избиение изначальных было произведено так, что дух захватывало.

- Спасибо за добрые слова, - склонил голову чародей, - но моей заслуги в этом было немного. Они уже понесли тяжелые потери, ряды расстроились, большая часть командиров была перебита стараниями Кающегося и оборотня, - тут он недовольно поморщился, - а потому у них просто не было ни малейшего шанса оказать нам сколь-нибудь серьезное сопротивление.

Игнис слушала внимательно, ожидая, когда же, наконец, разговор зайдет о главном – о сопровождении их отряда до логова королевы. Она ни на секунду не сомневалась, что Паллидий предложит свою помощь.

- Впрочем, это не так важно, куда серьезнее другое – куда вы намереваетесь отправиться? – спросил ученик Вороньего Короля, переходя к главному.

- Куда-то на северо-восток, - пожала плечами принцесса. – Все, что я знаю, это то, что изначальные свили гнездо под Бесконечными горами, либо в Восточных горах. По крайней мере, амулет Архитектора указывает примерно в том направлении.

- Весьма разумно с их стороны – подземные тоннели тянутся на сотни миль, они пронизывают горы, точно дыры – сыр, и там можно спрятать не то, что один большой муравейник, а целую страну.

- Кстати, - Игнис, пользуясь случаем, решила задать давно мучавший ее вопрос, - по ту сторону гор не забираются?

- Забираются, - мрачно ответил Паллидий.

- Все так серьезно? – у Игнис екнуло сердце.

- Не волнуйся, ты же знаешь: жителей Великой Равнины не напугать какими-то тараканами-переростками, - усмехнулся ее друг.

В этом он, конечно, был прав – потомки колонистов, несколько веков целенаправленно очищавших земли к востоку от Северных Гор, от всевозможной нечисти, в кошмарных количествах заполонившей те края, могли постоять за себя, и все-таки…

В мыслях Игнис, впервые с того момента, как она покинула Кастэллум, закралось сомнение.

«Как там папа, надеюсь, с ним все в порядке» …

- Не волнуйся, чтобы повредить Корву, нужно нечто большее, чем кучка изначальных, - утешила ее проницательная Орелия. – Важнее другое: что ты, Паллидий, предлагаешь.

«Она тоже все понимает, интересно, станет ли Орелия возражать против участия Паллидия в нашем походе, или нет»?

Сама Игнис очень не хотела, чтобы сковывающий, либо его люди, сопровождали их в заключительном этапе путешествия – ей казалось это нечестным.

«Это мое приключение», - думала девушка, - «и я не собираюсь портить его, беря к логову королевы несколько тысяч каррасов. И к тому же»…

К тому же, сопровождение могло сделать невозможным более тесное знакомство с Таром, чего Игнис хотелось в последнее время больше всего на свете. Она понимала, что ведет себя глупо, как взбалмошная девчонка, что лучше взять все войска, какие только получится, и скорым маршем добраться до пещер, в которых укрылись изначальные. Она осознавала, что несколько лишних магов заметно облегчат дело, и все же…

И все же она не хотела этого всеми фибрами своей души!

- Я, конечно же, предпочел бы отправить армию вместе с вами, - словно почувствовав это ее настроение осторожно проговорил Паллидий. – Но увы, это невозможно – мои силы нужны в других местах, а потому от этой идеи придется отказаться. К тому же, ты, наверное, вряд ли согласишься даже на небольшое сопровождение.

Он махнул рукой.

- Так что поступай, как знаешь.

Игнис уставилась на друга, широко раскрыв глаза – она ожидала новой волны упреков, возражений, предполагала, какие аргументы может использовать старый друг, и как будет лучше всего опровергнуть их. Она готовилась к тяжелой и длительной осаде, а получила капитуляцию.

- Ты серьезно?

- Абсолютно. Ваш отряд, несмотря на свою малочисленность, абсурдно силен. Игн, давай будем справедливыми - Ступивший на Путь Вечности Ридгар, невзирая на свою полную незащищенность к ментальным атакам, если пожелает, сможет легко расчистить вам путь до самой королевы. Помимо него есть госпожа Орелия с ее чудесным даром, Мелис, - тут он вновь скривился, - который знает, с что нужно делать с мечом, и целых четыре мага – треть чародеев, положенных всей моей армии! Причем если под моим началом служат сковывающие, то вы – стихиерожденные - едва ли не лучшие на планете истребители больших вражеских отрядов. Кроме учителя, конечно же.

- А я думала, что ты будешь настаивать, - улыбнулась девушка.

- Хотел, - согласился он, - я не верю ни дилирисцам, ни ривеландцам, ни оборотню. И мне очень не нравится, что Тень владеет Звериным Амулетом.

Он развел руками, давая понять, что тут уж ничего изменить не получится.

- Но? – прищурилась Игнис.

- Но я понимаю, как это важно для тебя, - со вздохом сказал он, наконец. – Пускай ты поступила, как глупая, взбалмошная, малолетняя, напрочь лишенная мозгов…

- Пал!

- Прости, прости. Психически неустойчивая, неспособная предвидеть последствия собственных действий, эгоистичная и капризная девчонка… - Он широко ухмыльнулся и подмигнул. – Так вот, несмотря на все это и на то, что я все еще сержусь на тебя за решение бросить отц…, кхм, учителя одного, я понимаю тебя. Нам с тобой не повезло родиться в скучные времена, когда большая часть континента исследована и поделена, все древние руины найдены и разграблены, а мир худо-бедно поддерживается стараниями учителя и Генерала. Я хотя бы могу уходить вглубь предметов, и наблюдать в их отражении былые времена, ты же лишена даже такой радости. Долг дочери, долг принцессы, долг последней из дома Фейргеборов, все это давит и накладывает постоянные обязательства.

Игнис не верила своим ушам. Буквально несколько минут назад Паллидий песочил ее почем зря, а теперь, вот, буквально предугадывал все доводы, которые девушка собиралась пустить в ход.

- Так что скажешь? Справитесь теми силами, что остались?

Игнис попыталась пожать плечами и ответила:

- Постараемся.

- Вот и отлично, тогда я отправлюсь и дальше командовать мощной армией, а ты – бегай по лесам в компании пары дюжин дилирисских гвардейцев.

- Мне тоже нравится этот план, - ответила девушка.

Они переглянулись и весело засмеялись.

- Поговорили? – прервала веселье Орелия. – Вот и отлично. Паллидий, у тебя, наверняка, накопилось немало дел, связанных с армией. Игнис, а тебе пора отдыхать. Ты блестяще проявила себя на поле боя, девочка. Самопожертвование, которое ты проявила, не щадя себя и рискуя полностью выгореть, спасло множество жизней. Мы все гордимся тобой.

Игнис покраснела и пролепетала:

- Спасибо.

- Не за что, - Древняя ласково погладила принцессу по голове.

- Но сейчас тебе нужен отдых, иначе – останешься в замке барона до нашего возвращения.

Паллидий улыбнулся и развел руками.

- Не нам с тобой перечить Древней, Игн. Передохни, поболтаем позже. Пока.

С этими словами он покинул комнату и Игнис, оставшаяся наедине с Орелией, смогла задать мучавший ее вопрос.

- Как дела у Та… у наших, - быстро поправилась она.

- Ридгар еще не пришел в себя – вражеский сковывающий полностью испепелил его тело, а ты сама знаешь, к чему приводит такое.

Игнис кивнула, она знала, и еще как!

- Мелис перебегает от одной койки, к другой, словно его тотемным зверем является кролик, а не барсук, - продолжала, меж тем, Древняя. – Принц Таривас… - она на миг запнулась, и Игнис отчего-то показалось, будто Целительница хотела сказать «тоже», но в последний момент не стала этого делать. – Значительно лучше.

«Да нет, не может Тар бегать по девкам», - одернула себя Игнис, и тотчас же вспомнила слова Лариэса. – «Нет, нет, и нет, Щит просто напился. Просто напился! Не о том я сейчас думаю»!

Чтобы хоть как-то заглушить неприятные мысли, она спросила:

- А что Блаклинт, Мислией, Лариэсом и Вилнаром? Что с Клариссой и Эриком? Как вообще дела у гвардейцев?

- Тень в порядке. Вилнара пришлось немного подлатать, но он уже весьма бодр…

Игнис похолодела.

- Что с Лариэсом?

- Он… Восстанавливает душевное равновесие.

- Что случилось?

Игнис и сама все отлично понимала, но все-таки испытывала какую-то безумную надежду на то, что каким-то чудом им удалось обойтись малыми потерями.

- Оба лейтенанта останутся долечиваться в замке вместе с еще тремя тяжелоранеными… У меня нет лишней магии для того, чтобы полностью восстановить их - те крохи, что еще остаются, следует придержать до королевы. Кларисса получила тяжелое ранение в живот, но она выкарабкается и снова сможет встать в строй. Графу повезло меньше – он остался без руки.

Огнерожденная протяжно выдохнула.

«Для воина вроде Эрика стать калекой… Ему придется тяжело».

- Сколько убитых?

- Девятнадцать человек. Тела уже предали земле, но виконт тяжело переживает эту утрату. Он… - Древняя на миг запнулась, точно подбирая слова, и продолжила, - он хороший командир. Возможно даже – слишком хороший. Это может его погубить.

- Разве плохо заботиться о своих подчиненных? – удивилась Игнис.

- Заботиться – хорошо. Переживать так, как он – тоже, но цена этого может оказаться непосильной. Впрочем, полагаю, что иначе он не был бы тем, кем является. Лариэс умеет заботиться о других так, как немногие.

- Это правда, - улыбнулась Игнис.

- А еще он несколько раз навещал тебя, причем в первый раз – в лазарете.

- Он, наверняка, приходил к Таривасу, - пожала плечами Игнис. – Ради его высочества Лариэс отправится в ад.

- Именно так, - согласилась с ее доводами Орелия. – Но вернемся к товарищам. Блаклинт – хуже всего. Она в одиночку творила такие заклинания, на которые не всегда отважится полный круг стихийных магов. Я даже боялась, что девочка выгорела до основания, но, к счастью, этого не произошло, хотя восстанавливать магические силы ей предстоит долго. Блаклинт пришла в себя утром, правда, сейчас она столь же слаба, как и ты, но она, по крайней мере, слушается меня и уже спит, а значит, к вечеру сможет ходить.

- Поняла, поняла, - Игнис устроилась поудобнее. Ну, насколько позволяло измученное тело. - Уже засыпаю.

И правда, стоило ей принять горизонтальное положение, как усталость взяла свое, глаза налились свинцом, по всему телу разлилось приятное тепло, и девушка отправилась в мир грез.

Дубликаты не найдены