zahar65

zahar65

На Пикабу
поставил 7381 плюс и 234 минуса
отредактировал 0 постов
проголосовал за 1 редактирование
Награды:
5 лет на Пикабуболее 1000 подписчиков
389К рейтинг 1336 подписчиков 2092 комментария 4267 постов 386 в горячем
15

Памяти великого чемпиона

«В СССР отъезд связывали с предательством, но родина со мной навсегда». Умер герой Игр-80 Юрий Седых – его рекорд держится уже 35 лет

Памяти великого чемпиона СССР, Россия, Спорт, Легенда, Длиннопост

Сегодня от сердечного приступа умер Юрий Седых – супергерой советского спорта: рекордсмен мира в метании молота, двукратный олимпийский чемпион. Его лучшее достижение (86,74 метра) держится уже 35 лет – все это время никто не метал дальше.


В начале 90-х Седых нашел редкий для тех времен контракт и уехал во Францию. Там выступал за мощный клуб, а затем больше 20 лет преподавал в университете Парижа. Седых и его супруга Наталья Лисовская – олимпийская чемпионка-88 в толкании ядра – всегда были востребованы: давали мастер-классы по миру и регулярно приезжали в Россию. Обстоятельный и интеллигентный Седых подчеркивал: связь с родиной не потеряна.


В память о великом атлете мы поднимаем в нашей ленте текстов это интервью, которое вышло в 2020-м в рамках сериала к 40-летию Олимпиады-80.



– Вам часто напоминают об очередной годовщине московской Олимпиады?


– Единственное серьезное напоминание – в 2004-м: по просьбе Первого канала я снялся в серии материалов об Олимпийских играх, говорил о Москве с Кириллом Набутовым и Анной Дмитриевой. Больше со стороны России приглашений не помню.

– Обычно олимпийскую Москву вспоминают чистой, ухоженной и пустой.


– Та Москва – это Москва воскресенья. Наверное, вам сложно представить то время: по воскресеньям транспорта и людей было очень мало, не сравнить с современными выходными. Перед Олимпиадой правительство города и страны пошло на определенные меры, чтобы не было сложностей.


Всех транзитных пассажиров, которые пребывали на вокзалы и путешествовали дальше, организованно доставляли с вокзалов в аэропорты. Частный и грузовой транспорт обходил город по кольцевой дороге. Власти убрали с улиц категорию сомнительных элементов, нищих, бродяг. Я не знаю, где и как их разместили: они были во все времена, но не на Олимпиаде.


Благодаря этому организация соревнований и всего, что им способствует – шикарная: по нашим понятиям, мы как будто выехали за границу. Все настолько четко, точно, чисто. Везде хороший сервис: люди, работавшие на обеспечении, приветливы, доброжелательны. Любое нормальное пожелание выполнялось без проблем. Для меня Олимпиада-80 – эталон, отправная точка по суждению о других соревнованиях, как они организованы и как протекают.

Памяти великого чемпиона СССР, Россия, Спорт, Легенда, Длиннопост

– Москва воскресенья – можно ли в такой обстановке ощущать праздник?


– Для любого человека день отдыха – маленький праздник. Если более точно понять специфику праздника для спортсмена, то это особая ситуация: возможность реализовать труд многих лет, воплотить его в результат. Если спортсмену ничто не мешает сфокусироваться на себе и своем выступлении, это праздник.


Я реализовал свои возможности на отлично: хорошая форма, хороший возраст – 25 лет, выиграл с мировым рекордом.


– При этом в Москве вы выступали действующим чемпионом.


– Вторая Олимпиада имела для меня несколько другую психологическую подготовку и основу. В Монреале я победил в 21 год: приехал туда без титулов, без званий – свободный художник. Да, тогда все зависело от меня. Но если бы я выступил плохо, всегда нашлась бы отговорка: молодой, еще не обрел опыта.


Это, конечно, полная ерунда. Если спортсмен готов, то он и так обладает всеми качествами, чтобы показать результат в экстремальной ситуации. Если нет, никакой опыт не поможет – это все бред для оправдания инвестиций, продления финансирования со стороны государства и спонсоров.


Возвращаясь к Москве. Когда ты обретаешь звание и уже имеешь имя, отстаивать – не так легко. От тебя ждут подтверждения, что ты где-то там, в далеком Монреале завоевал медаль не просто так. Настрой в Москве был не такой бесшабашный, как в Монреале – хотя и там я серьезно настраивался. Но победить в 21 год – это для моего спорта очень рано. В 25 – самое время. Мое отношение было более серьезное: я ощущал, что нельзя сделать ошибку – я точно осознавал степень ответственности.


– Домашняя обстановка давила или помогала?


– Легкая атлетика в СССР не была особенно разбалована публикой: в основном на трибунах сидели тренеры, спортсмены, специалисты – простых болельщиков мы почти не видели. Чаще удивлялись большому количеству зрителей за границей, особенно в Германии – они приходили со знанием и большим энтузиазмом. У наших людей такого не было, даже правила соревнований знали немногие.


На Олимпиаде испытал эти ощущения от заполненных трибун, хотя, конечно, там были не только соотечественники. Когда молот летел за 80, стадион аплодировал – были возгласы, как будто забит гол. Это меня сильно удивляло и радовало: одни из немногих соревнований в СССР и России, которые оставили приятное впечатление о зрителях.

Памяти великого чемпиона СССР, Россия, Спорт, Легенда, Длиннопост

– Бойкот со стороны США и других стран испортил Олимпиаду?


– В метании молота бойкот абсолютно не затронул распорядка мест на пьедестале – издавна в СССР это был очень сильный вид. Олимпиада-1972 – золото и бронза, Олимпиада-1976 – три медали, в Москве – три, Олимпиада-1988 (после пропуска Лос-Анджелеса) – три. Правда, сейчас ничего подобного нет – меня это удивляет и не радует.


В 1980-м нельзя было сказать, что на расклады в молоте повлияло чье-то отсутствие. Государство сделало большой праздник: я не чувствовал, что на трибунах нет американцев или итальянцев, ощущения ущемленности не было.


Что касается других видов – естественно, это сказалось на уровне. В легкой атлетике 100 и 200 метров выиграл Уэллс – при наличии американцев взял бы максимум бронзу. И так много где. Вообще, бойкот Москвы – не первый; вы знали, что в 1976-м Африка полностью бойкотировала Игры в Монреале? Весь континент не участвовал – можно представить себе результаты в беге от 800 метров и дальше: они все были неполные.


– Нелли Ким рассказывала, что именно с бойкота-1980 ненавидит политику за вмешательство в спорт.

– Я абсолютно против того, чтобы в спорт вмешивалась политика.

Памяти великого чемпиона СССР, Россия, Спорт, Легенда, Длиннопост

Давайте вспомним 1972-й – тогда на Играх в Мюнхене расстреляли израильтян в деревне. В деревне, где не было ни заборов, ни полиции: все дружелюбно, открыто, ты мог спокойно идти на соревнования без оцепления. После 1972 года началось: охрана, пропускные дела – и это по сей день.


После того теракта спорт стал объектом спекуляций в политических делах – я этого никогда не пойму и не приму. В свое время идеи олимпизма были направлены на сплочение: помирить людей, открыть им представления о жизни в других странах, прекратить войны и конфликты. Олимпиада была моментом, когда все в своих амбициях опускались на землю. Сейчас не так: вокруг спорта много течений и полей напряженности, связанных с политикой и допингом.

Раньше было понятие – герои спорта. Сейчас я называю их гладиаторами. Все приходит к тому, что спортсмены – гладиаторы, от которых зависит только зрелище. А все вокруг собрались ради потехи, увидеть гладиаторские бои.


– В 1984-м вы тоже пропустили Олимпиаду из-за бойкота – как узнали о том, что не едете в Лос-Анджелес?


– Наверху все было решено задолго до того, как сообщили нам. Нас начали потихоньку обрабатывать где-то с апреля. Приезжал лектор и рассказывал: Америка во всеоружии готовится к приему советских спортсменов. И чем дальше, тем выражения были резче: наша разведка точно знает, где рассядутся их снайперы… И дальше такая чушь.


Я до последнего верил, что мы поедем – пусть с повышенным количеством охраны, с особым вниманием к нашей делегации, но все-таки поедем. В июне лекторы остервенело рассказывали о том – якобы ужасном – образе жизни. А люди ведь путешествовали немного, поэтому узнавали мир только из рассказов Сенкевича в передаче «Вокруг света» и от всех этих болтунов. По мере нарастания истерии я понял, что мы не поедем. После одной из лекций пришел к ребятам и сказал: все, на Олимпиаду нам дорога заказана, вот увидите.


– Правильно ли, что за спортсменов решает государство?


– Государство имеет право, потому что берет на себя огромные расходы по финансированию, сборам, инфраструктуре. Кто обеспечивает, тот может заказывать музыку: если ты в обойме, то решение примут за тебя. Так было и 40 лет назад, и сейчас: перед Олимпиадой-2018 спортсменов тоже никто не спрашивал.


По дебатам накануне Пхенчхана я понял: наверху всегда есть люди, которым важнее всего их личные амбиции. Думаю, в перспективе олимпийское движение или развалится, или правители поймут, что это одна из немногих платформ, где они могут соприкасаться и вести дела.


Но в принципе такой подход, когда все решает государство, противоречит главной идее, для чего созывались Олимпийские игры. Я вспоминаю, как в Барселону приехали звезды НБА, при мне зашли в столовую 6-7 человек: Джордан, Пиппен, Баркли – вся столовая замерла, чтобы посмотреть на них. Уверен, им было плевать на медали (хотя они и победили), потому что цели другие. Это энтузиазм и желание быть вместе, общение и попытка показать миру: все люди одинаковые, а олимпийская арена – платформа для объединения.

Памяти великого чемпиона СССР, Россия, Спорт, Легенда, Длиннопост

– В Москве вы метнули на рекорд первой же попыткой – это осознанная тактика?


– Мы можем что-то предполагать… Это можно объяснить многими факторами.


Чтобы метнуть рекорд в первой попытке, нужно быть немножко смелым человеком. Адреналин, который выделяется накануне и в течение соревнования, захлестывает, особенно в первой попытке. Меня, естественно, трясло. Но я сумел всю эту энергию – как атомный реактор – направить в нужное русло. Кому-то адреналин добавляет результат, а других сбрасывает вниз – они не знают, как справиться с волнением, и показывают далеко не то, что на тренировках.

Второе – нужно находиться в хорошей форме. Третье – нужно обладать очень точным движением, идеальной техникой, чтобы правильно реализовать все усилия именно в первой попытке. Всем этим я обладал. Был вопрос – в какой попытке произойдет рекорд.


– Все обратили внимание, что к Олимпиаде вы сбрили бороду, с которой ходили раньше – специально?


– По-моему, еще на отборе выступал с бородой, а на соревнованиях уже без. В наше время борода полагалась – не то что по уставу, но по правилам хорошего тона – определенным категориям. В СССР если ты с бородой – значит, или крестьянин, или таежник, или геолог. То есть человек, у которого нет возможности бриться каждый день.

Памяти великого чемпиона СССР, Россия, Спорт, Легенда, Длиннопост

А человек цивилизованный, имеющий нормальную размеренную жизнь (ночь-день-утро), должен быть опрятным и аккуратным. Это этикет времени. Я посчитал, что борода – атрибутика старого времени; а в новое – коммунистическое – время надо выглядеть более опрятно.


– В одном интервью вы говорили, что, отмечая золото, выпили пару бутылок… чего-то.


– Меня поселили в деревне в трехкомнатной квартире. В одной комнате жил толкатель ядра Саша Барышников, в другой мы с Юрой Таммом, но он после соревнований сразу уехал в Киев на поезде. В третьей – Владимир Киселев, он тогда выиграл в толкании ядра. Они уже отвыступавшие, я был последним из нашего апартамента.


Вернулся в деревню после поздравления, наград – а на кухне бутылка коньяка и бутылка шампанского. Стоят Барышников и Киселев: ну давай, будем обмывать. Как водится, в бокал с шампанским положили медаль, чокнулись, выпили. После шампанского втроем допоздна сидели с бутылкой коньяка. Это реальное количество спиртного, а как все это дело увеличилось в публикациях в геометрической прогрессии – не знаю…


– Что получили за победу?


– Мировой рекорд оплачивался отдельно – 1500 рублей, это сумма брутто, из которой вычитали налоги. Оставалось грубо 1200 с чем-то. За золото – 4000 рублей, тут ничего не вычитали, давали точно.


Естественно, ты мог пойти в спорткомитет и попросить возможность купить машину за государственную цену. В то время советский Машпром был не такой сильный, как на западе, поэтому автомобили имелись не у каждой семьи.


Ну и вообще, получить талон на автомобиль за госцену – это достижение: люди на рабочих местах стояли в очередях годами. Каждый год на предприятия давали разнарядки по автомобилям, а у спортсменов была привилегия: совет министров любой республики выделял дополнительные квоты, и на спорткомитет полагалось много.


Если человек имел однокомнатную квартиру, то мог получить двух- или трехкомнатную – если большая семья, есть дети. Это негласный бонус, который ты приобретал с победой. Я купил автомобиль и через пару лет получил трехкомнатную квартиру в Киеве. До 82-го я жил на Украине, уже потом перешел в ЦСКА и через два года получил квартиру в Москве.


– Получаете стипендию олимпийскую стипендию от России – 52 тысячи рублей?


– Уже больше 10 лет. Это началось с момента, когда Путин стал президентом – он в скорости захотел сделать всем спортсменам пожизненную пенсию без учета налогов, без декларирования. Эта стипендия не входит ни в какой реестр о заработках, ее просто дают всем олимпийским чемпионам.


Чемпионов в СССР и в России много, и не все устроились после спорта лучшим образом. Дополнительная добавка – довольно весомая для обычной жизни, играет большую роль для многих ветеранов.


– Как возник вариант с отъездом за границу?


– В 90-м на соревнованиях во Франции встретился со знакомым французом – мы вместе выступали, вечером сели попить пива, поговорить. Он предложил: а хотел бы выступать за «Рейсинг Клуб де Франс»? Очень хороший, один из самых сильных в стране. И поучаствовать, и поучить нас чему-то.


Я никогда не задумывался об этом, но почему бы нет? Он пообещал спросить у президента клуба. Потом созвонились, и он сказал, что президент откликнулся с энтузиазмом. Мы потихоньку начали переговоры, осенью я приехал в Париж на встречу с президентом. Потом мне нужно было решить вопрос в СССР, потому что я был офицером в ЦСКА.


А тогда пошла мода на отъезды. ЦСКА как военная организация не мог ставить своих спортсменов на контракты за рубежом и сделал такой ход – создал контору Моспрофспорт. По большому счету, левая контора, но через нее оформляли документы для спортсменов, которые, находясь на службе в армии, уезжали за границу на время. Какой-то процент с этого получал Моспрофспорт, какой-то получал ЦСКА.


Но с этим контрактом была гарантия, что я буду находиться в армейском составе, временно прикомандированный куда-то.

Памяти великого чемпиона СССР, Россия, Спорт, Легенда, Длиннопост

– Все равно для тех времен выглядит авантюрно – почему решились на это?


– Понимал, что нахожусь в элите давно – хотелось закончить спорт в тихом месте, кому-то нужным. Не на уровне национальной команды, но хотя бы на уровне клуба.


В СССР/России такой возможности в то время не было: у нас если ты не нужен сборной, то не нужен никому – тебя списывают везде. Как вспоминаю, мягкого ухода ни у кого не получалось. Я был первым советским легкоатлетом, кто нашел такой контракт. После меня, по-моему, в Германии нашел Сергей Бубка, но в принципе в нашей легкой атлетике таких примеров немного.

В 1991-м я подписал контракт. Он был по году: проработал, переписываешь заново – так я находился в «Рейсинг клуб де Франс» до 1996-го. Клуб действительно очень сильный, один из лидеров в легкой атлетике – 25 или 26 лет подряд выигрывал чемпионат страны. По условиям далеко не такая сумма, как в футболе или баскетболе: скромные деньги, но вариант хорошо совпал с тем, что в России наступило непростое время.


– Сам переезд помните?


– Мы ехали на такси в «Шереметьево», а навстречу по Ленинградскому проспекту шла колонна танков. В тот момент я себе сказал, что ангел-хранитель помогает, что судьба ко мне благосклонна. Хотя я не думал, что в городе будут очень серьезные события, практически война. Мне казалось, что это вариант устрашения: танки едут в центр Москвы.


– К чему было сложнее всего привыкать в новом быту?


– Я адаптивный человек. К тому же в то время, когда уезжал, у Франции было много преимуществ по сравнению с СССР и Россией. Сейчас Россия поменялась, в чем-то даже ушла вперед: по сервису, местам отдыха, чистоте, обстановке.


Но тогда во Франции изобилие и доступность убирали многие проблемы с адаптацией. В Москве уходило слишком много времени на простые бытовые вещи: нужно иметь знакомых, куда-то ехать, что-то доставать. Первое отличие в этом: если есть деньги, ты получишь все, что тебе требуется. Да, для нынешнего поколения России это уже не проблема, но раньше было иначе.


Второе – язык. По-французски я не знал ничего, кроме банальных слов, известных всему миру. Зато у меня был английский.


Третье – естественно, не тот мир знакомых и друзей, в котором я жил в России. Когда я менял паспорт, мне сказали, что во Франции живет 1,5 млн русских. Думаю, сейчас уже больше. Многие ностальгируют – организуют встречи, сбиваются в общины, ищут своих. Я не испытываю такой ностальгии, у меня нет большого количества русскоговорящих в окружении.


– Кто-то увидит в этом подходе намеренный отрыв от родины.


– Никакого отрыва, я родину не терял – родина остается с тобой навсегда, где бы ты ни оказался. О том, что ты не француз, тебе скажет первый встречный на улице – и это не связано с ущемлением.


В какой-то период советского времени отъезд связывали с грубыми словами: изменник, предатель. Сейчас эти понятия стерлись. Когда мир стал более открытым для советских людей, работать за границей стало не зазорно: сейчас в любой точки земли вы найдете русского.

Я уехал по своей профессии, потом работал преподавателем – в любой стране это примерно одинаковая работа: что во Франции, что в России, что в Америке.

Памяти великого чемпиона СССР, Россия, Спорт, Легенда, Длиннопост

– Как осваивали язык?


– После первого года мне сказали: если хочешь остаться в клубе, мы тебе поменяем статус. У нас уходит на пенсию тренер, освобождается вакансия: если возьмем кого-то на его место, то уволим тебя как спортсмена. А если остаешься, то в двойном статусе. С 92-го я там был и спортсменом, и тренером. Получил по наследству группу, в которой один человек коряво говорил по-английски. Остальные – только по-французски.


Я им сразу сказал: ребята, буду объяснять технику жестами, а вы будете учить меня языку – такой обмен. И постепенно я начал внедряться: язык выучил без школы и курсов – на улице. За год по какому-то узкому направлению уже говорил.


Естественно, ошибки были, но все меня понимали. Дочь, которая знает французский в совершенстве, говорит: все понятно, но акцент есть. Я отвечаю, что в СССР было так же: грузины, азербайджанцы, люди из средней Азии тоже с большими погрешностями знали русский – ты это слышал и понимал, откуда примерно человек приехал. Когда я открываю рот, французам это режет ухо, и они спрашивают: откуда вы? Хотя и так понимают.


Отношение французов к русским в основном мягкое. Они жестко воспринимают английскую речь, англичан, американцев, их культуру. А если русский – нормально.


– Французский менталитет – какой он?


– Вот что говорят о французах американцы: французским символом является петух – вечно с поднятой головой, но ноги в дерьме.


Мой студент из респектабельной семьи однажды подошел: ты увидел весь мир, скажи, почему нас, французов так не любят? Я ему: почему ты так решил? Он: чувствую, что мы не совсем приятные для людей из других стран. Я: смотря какие страны, но видимо, в твоем вопросе уже заложен ответ – ты его и так знаешь.


Петух – это, конечно, не орел. Французы самолюбивые, задиристые, очень нелегко принимают чужаков – здесь сложно стать своим. Поколение постарше пытается не признавать ничего, что произведено за пределами страны – все лучшее только во Франции. Сами про себя французы говорят «буреку-кукареку». Если расшифровать с жаргона: пьяные петушиные разговоры – крика много, но до драк не доходит.


– Понимали, что уезжаете насовсем?


– Нет, конечно – держал в уме только на срок контракта. Допускал, что через год вернусь – как из временной командировки. Но мой контракт продлевали до 1995-го, потом объявили, что он заканчивается.


По закону Франции, если сотруднику объявляют, что он уволен или сокращен (даже в частной компании) – он еще полгода имеет право находиться на рабочем месте: нельзя все разом оборвать и выбросить человека на улицу. Так что следующие полгода клуб обеспечивал меня финансово, я там находился до апреля-96. И в это время как раз появился вариант с университетом.


– Насколько внимательно следили за переменами в России 90-х?


– Мы приезжали каждый год и видели, как в России наступает беспредел. Меня напрямую это не коснулось, но коснулось знакомых: кто-то подался в новую стезю, кого-то застрелили, кто-то сел. Хотя таких не очень много.


Что хорошо помню: в 90-х в воздухе витало беспокойство, чувствовалось особенно ближе к вечеру. Ощущения защищенности не было.


Памяти великого чемпиона СССР, Россия, Спорт, Легенда, Длиннопост

Второе – я заметил, как изменилось поведение людей. В новой стране многие как будто отпустились: появилось страшное количество хамства, матерного разговора. Это стало нравиться народу, этому стало подражать новое поколение. Я слышал, как разговаривают дети на площадке: не помню, чтобы в наше время в моем общении были дети, которые говорили матом.


– Когда для себя решили, что уже не вернетесь жить на родину?


– Никогда такой мысли не было. Я живу в городе Понтуаз – это 20-25 км от Парижа, мы снимаем небольшой дом. И я знаю: захотел – собрался и через 3,5 часа в Москве. Люди, которые уезжают на ПМЖ, не оставляя никаких корней, ни паспорта, ничего – это одно. У меня два паспорта, и нет чувства, что я оторван от родины.


Но был момент, когда я понял, что можно оставаться здесь надолго. Когда закончил спортивную деятельность и начал работать в университете, получил контракт без окончания (а не на год, как было в клубе). Тогда я понял: заниматься спортом возможно в любой стране, а работать – только там, куда тебя взяли. Для меня это была поворотная веха.


– Вас пригласили в университет Леонардо да Винчи – что это за вуз?


– Расположен в пригороде Парижа, но фактически в самом городе. Молодой – первый набор состоялся в 1995-м. Университет частный, есть актуальные, современные факультеты: инженерный, экономический и медийный – то, что связано с обменом информацией.


Это единственный университет во Франции, где спорт являлся обязательным предметом, потому что в стране практически нет спортивной программы. Студенты в клубах могут заниматься, но именно программы нет. А создатель моего университета захотел, чтобы по спорту сдавали зачеты и экзамены. Может, это было необычно для студентов, но предмет внедрился и прижился. Это хорошая инициатива, я стоял у истоков и сделал посильный вклад.


– Какая у вас была должность?


– Преподаватель по спорту. Как таковая спортивная база университета – три зала: единоборства, фитнес и штанга с кардио. Все остальное – аренда сооружение в других центрах.

Я отвечал за раздел ОФП. В занятиях мы не следовали общенациональной программе, которая есть в школах – раздел легкой атлетики, раздел игр, еще чего-то. У нас программа, адаптированная для наших условий, придуманная каждым преподавателем.


Моя программа связана с физическими качествами, в конце семестра каждый студент сдает тест. Первая часть – упражнения в кардиозале. Вторая – упражнения на руки, я использовал жим лежа со шкалой для девочек и мальчиков и некоторых весовых категорий. Третья – упражнения на ноги: жим или приседания со штангой. Элементарные упражнения, которые дают какую-то картину физического состояния любого человека.


– Почему вас заинтересовало это предложение из университета?


– Я был спортсменом, но никогда не работал. Знаю теорию, но никогда не применял ее на ком-то. Это было ново и интересно – как я могу себя проявить с другими людьми. Смогу ли научить, передать? Спорт – негласное построение того, как вести себя в жизни: есть цель, программа, трудности, стремление, испытание терпения. В этом спорт имеет познавательную часть.

Мне понравилось, и я видел взаимопонимание, ответ, что студентам нравится мой стиль общения. Люди приходили с большим удовольствием – это оценка моего труда: что я могу иметь авторитет и харизму.

Памяти великого чемпиона СССР, Россия, Спорт, Легенда, Длиннопост

Хороший ли ты преподаватель по математике? Ответить может только специалист в этом деле.


Хороший ли ты преподаватель по физкультуре? Ответят сами ученики, насколько им нравится у тебя заниматься. У нас иногда бывали дни открытых дверей, студенты подводили ко мне родителей: вот он тот преподаватель, про которого я вам говорил. Некоторые в беседах признавались: наш сын о вас так высоко отзывается.


– Еще один герой Олимпиады в Москве Владислав Козакевич работал учителем физкультуры в Польше за скромные деньги и в Германии за 3500 евро в месяц, там это статусная профессия.

– В университете мой доход был примерно на том же уровне, что говорил Козакевич – плюс подработка в зале. Статус преподавателя в хорошем месте очень высок. Труд в странах западного мира оплачивается выше, чем в России и СССР. Это мне не нравится, особенно в случае с преподавателями, которые работают с детьми и помогают их становлению как личности.


Мы и наши родители раньше этого не замечали, но школа – вторая семья. Там нам преподавали не только учебные навыки, но и навыки жизни. На Западе преподавателям не хватает именно педагогики, чувства педагогического такта, умения объяснить, подождать. Они дают информацию, но не призваны воспитывать: есть сухой подход, достаточно протокольные отношения. Я видел это по примеру дочери: у нее хорошие учителя, но не от бога, без души.

В СССР любой учитель – это ответственный за ребенка, в понятие преподавателя вкладывалась не только передача знаний, но и нечто большее. В этом смысле лучшие преподаватели – до сих пор в России. К сожалению, они как были, так и находятся в не совсем удовлетворительном положении с точки зрения зарплат.


– Когда вы ушли из университета?


– Два года назад – попал под сокращение, так называемое экономическое. Инициатор создания университета ушел в мир иной, и хорошая инициатива без него сходит на нет. Пришел антагонист, и это распространилось на все начинания: уволили около ста сотрудников, спорта коснулось в большей степени. Раньше департамент состоял из 7 штатных сотрудников и 20-25 внештатных тренеров. В итоге остался один штатный сотрудник, остальных уволили.

Естественно, пострадал сам принцип, и проведение программы по спорту стало просто формальным. Этот предмет сохраняют – может быть, чувствуя, что он имеет ценность. Но он уже не обязательный и не является тем, чем был.


Рекорду Седых 34 года – почему он не побит?


– Вам до сих пор принадлежит мировой рекорд – 86,74, установленный в 1986-м. Приятно, что уже 34 года никто не метает дальше?


– Рекорды, установленные советскими/российскими спортсменами, обычно подвергаются на западе более глубокому анализу, сомнений по ним много. Что касается моего рекорда, он ни у кого не вызывает сомнений: показан на чемпионате Европы, и не в одном броске – там была целая шикарная серия.

Памяти великого чемпиона СССР, Россия, Спорт, Легенда, Длиннопост

Я выписал статистику по соревнованиям: семь раз метал за 86 метров, 12 раз за 85, 18 раз за 84. В итоге за 80 метров метал больше 500 раз. Сейчас метни за 80 метров – это почти победа, ну максимум 81. Давным-давно я эти результаты показывал смеясь. Может, в наше время была недооценка, а сейчас до нее никто дотянуться не может. Это держит мой престиж до сих пор.


– Почему рекорд до сих пор не побит?


– В некоторых других видах так же. Бывает момент, когда созданы все условия для чего-то – как для революции, так и для рекорда.


Скажем, Боб Бимон – прыгнул 8,90 в далеком 1968-м. Хорошо, в 1991-м Пауэлл побил – 8,95. Но 8,90 до сих пор никто не прыгает стабильно. 8,30, 8,40, 8,50 – но не дальше. Да и 8,90 не показывают со времен Ивана Педросо.


О чем это говорит? При всех технологиях и прогрессе, методиках, идущих вверх, нужно что-то еще.


Я смотрю на современное поколение лучших метателей – их соревнования не радуют глаз. Ты видишь усилия, хотя в любом правильном движении (прыжки, бег, гимнастика, балет) должна быть легкость – вот это самый класс. Это показатель совершенства техники, обладания телом и применения силы, чтобы создать эту легкость.

Легкости я не вижу – вижу только силовое метание. Чем больше вырастет сила, тем дальше полетит молот? У меня такого не было, я не такой сильный, как спортсмены сейчас. Но я мог применить всю ту силу, которой обладал. И был технически совершенным – с меня пытаются учиться до сих пор.


– Зовут на мастер-классы?


– Я даю много семинаров по миру, но с одного раза люди с трудом воспринимают, что все это так просто. Все пытаются найти больше сложностей и трудностей, чем есть на самом деле.

Если бы Эйнштейн объяснил обычным языком свою теорию, я бы ее понял из уст Эйнштейна. Каждый спец в своем деле, если обладает талантом объяснения, найдет способ объяснить теорию или технику простыми словами. Когда начинаешь объяснять простыми словами, людей это удивляет. У многих что-то получается, но, вернувшись домой, они опять попадают в рутину, что должно быть тяжело.

Памяти великого чемпиона СССР, Россия, Спорт, Легенда, Длиннопост

В Европе и особенно в Америке я вижу много талантливых ребят, но их тренеры зациклены на заблуждениях. В мире не так много людей, которые понимают метание так, как понимаю его я. Пытаюсь не унести это знание с собой – обучать, если зовут.


Но, во-первых, масштаб моего спорта не такой большой, как у игровых видов. Второе – в финансовом плане даже на фоне остальной легкой атлетике метание – не топ-вид. Скорее, средняя категория, намного скромнее элиты.


Таланты рождаются не каждый день. Но некоторые таланты без мозгов – отличное тело, высокий уровень качеств, но если головы нет…


https://www.sports.ru/tribuna/blogs/russiateam/2804702.html

Показать полностью 11
86

Подлинная история варварской операции Гитлера, из-за которой он проиграл войну

The Telegraph UK, Великобритания

Подлинная история варварской операции Гитлера, из-за которой он проиграл войну СССР, Германия, Вторая мировая война, Великая отечественная война, Политика, Длиннопост

Нападение Гитлера на Советский Союз было самой масштабной, самой кровопролитной и самой варварской военной кампанией за всю историю войн. Цель операции «Барбаросса», а именно такое кодовое название дал ей Гитлер, состояла также в том, чтобы стать самой решительной кампанией Второй мировой войны. Добейся Гитлер своей цели, которая заключалась в уничтожении Советского Союза, и он мог бы распоряжаться судьбой всей Европы. Но к тому времени, когда гитлеровские армии менее чем за шесть месяцев подошли к воротам Москвы, все шансы на осуществление бредовой идеи фюрера о создании тысячелетнего рейха улетучились.


Вооруженные силы нацистской Германии вермахт будут и дальше проводить крупные наступления, одерживая серьезные победы. Но это уже будет эфемерный триумф. К концу 1941 года, а то и раньше нацисты утратили все реальные шансы одержать победу в этой войне. И все из-за провала операции «Барбаросса».


Еще три с половиной года земля Восточной Европы будет пропитываться кровью десятков миллионов людей. Но эту будут жертвы ужасной развязки, исход которой уже был предопределен.


Мой отец Ричард Димблби (Richard Dimbleby) был отважным военным корреспондентом Би-Би-Си и служил на Ближнем Востоке в те месяцы, которые предшествовали первому сражению при Эль-Аламейне в 1942 году. Он вел дневник и писал книгу об увиденном и пережитом. Но я захотел узнать больше.


Результатом стала моя первая книга о Второй мировой войне «Судьба в пустыне» (Destiny in the Desert). От нее я сразу перешел к написанию второй книги «Битва за Атлантику» (The Battle of the Atlantic), где рассказываю о непростых взаимоотношениях Черчилля, Рузвельта и Сталина. То, что я обнаружил, изучая материалы и готовясь к написанию этих книг, вызвало у меня чувство стыда. Дело было в том, что, как мое поколения, я воспитывался на уверенности в том, что Гитлера победили британцы при поддержке американцев. Советский Союз почти никогда не упоминали. Но вдруг мне стало предельно ясно, что в таком изложении налицо вопиющее искажение фактов. И это искажение до сих пор формирует наш взгляд на события той войны. Поэтому я написал новую книгу под следующим заголовком: «„Барбаросса". Как Гитлер проиграл войну» (Barbarossa: How Hitler Lost the War). Я не знаю, что подумал бы о моих взглядах отец, но поскольку он был человеком правдивым, хочется думать, что он бы меня понял.


Конечно, это обескуражит тех, кто по понятным причинам считает, что Гитлера победили доблестные парни, высадившиеся в июне 1944 года на пляжах Нормандии. Но свидетельства очевидцев и документы говорят об обратном. Безусловно, высадка союзников в Нормандии ускорила победу Сталина над Гитлером, но вермахт получил смертельное ранение от Красной Армии еще задолго до начала операции «Оверлорд». Историческая заслуга тех наших воинов, кто с боями прошел всю Францию и дошел до Берлина, заключается не в том, что они разгромили нацистов. Нацистов разгромили русские. Заслуга наших войск в том, что они спасли Западную Европу от сталинской тирании.


Начало операции «Барбаросса»


В начале лета 1941 года нацисты казались непобедимыми. Хотя в Битве за Британию люфтваффе потерпело поражение, а операция «Морской лев» (план гитлеровского вторжения в Англию через Ла-Манш) была отложена на неопределенный срок, вермахт захватил почти всю Западную Европу. Но Гитлера это ни в коей степени не удовлетворило. Как он пишет в «Майн кампф», его дьявольская концепция Третьего рейха среди прочего включала уничтожение Советского Союза.


Сталин, со своей стороны, всеми силами старался избежать войны с Германией — до такой степени, что он раздраженно отмахивался от многочисленных и недвусмысленных докладов разведки о концентрации гитлеровских войск на западной границе СССР. Даже накануне немецкого вторжения Красная Армия не была приведена в состояние полной боевой готовности. Она была совершенно не готова к темпам и масштабам гитлеровского наступления, начатого в предрассветные часы летним утром 1941 года в рамках операции «Барбаросса».


Армии фашистской Оси, перешедшие границу Советского Союза и начавшие вторжение, насчитывали в своих рядах примерно 3,3 миллиона человек. У них на вооружении были разнообразные и мощные танки, артиллерия, грузовики и самолеты. На бумаге немцам противостояла колоссальная по своей мощи сила: более четырех миллионов человек в составе 170 советских дивизий с гораздо большим количеством вооружений. Но сталинские войска были слабо подготовлены к этой войне и плохо обучены. У них были слабые командиры и устаревшее оружие, которое к тому же плохо обслуживалось. Немецкое верховное командование не сомневалось, что громоздкая и некомпетентная Красная Армия будет разбита в считанные недели. Такую точку зрения разделял остальной мир и, что весьма примечательно, Вашингтон и Лондон.


За две недели войны танковые дивизии вермахта продвинулись на восток такими высокими темпами, что начальник штаба сухопутных войск генерал Франц Гальдер (Franz Halder) уверенно объявил о победе. «Русская кампания выиграна», — написал он в своем дневнике.

Но уже очень скоро начали появляться сомнения. Вместо того, чтобы капитулировать, сталинские войска упорно оборонялись и сражались, несмотря на то, что солдат уничтожали тысячами. Был ли это патриотизм, нежелание быть расстрелянным за трусость или попасть в плен к противнику, считавшему русских недочеловеками, но сопротивлялись русские фанатично. К сожалению, одной доблести и отваги было недостаточно. К середине июля немцы продвинулись вглубь Советского Союза на 600 с лишним километров и находились в 300 с небольшим километрах от Москвы.


Первая ошибка Гитлера


В этот момент Гитлер допустил первую ошибку. Он заколебался. Не в силах решить, продолжать наступление на Москву или сосредоточить усилия на захвате южных территорий Советского Союза, чтобы получить доступ к богатым месторождениям полезных ископаемых и промышленным районам юга, он не сделал ни то, ни другое. К изумлению и нарастающему негодованию фронтовых генералов Гитлер почти месяц не мог решить, что делать. Эти недели стали для советского Верховного Главнокомандования драгоценной передышкой, чтобы перевязать раны обескровленных армий, отремонтировать сломанную технику и восстановить оборонительные рубежи.


Со временем Гитлер решил все-таки идти прямо на Москву, и наступление снова начало набирать темпы. К началу ноября проницательный и обычно осторожный генерал Готхард Хейнрици (Gotthard Heinrici), командовавший пехотным корпусом, излучал уверенность. В письме жене он отмечал: «В целом необходимо сказать, что противник уже разбит, и что теперь он потеряет остатки своей армии, которая должна оборонять Москву». Начальник Хейнрици фельдмаршал Федор фон Бок (Fedor von Bock), чья группа армий «Центр» возглавляла наступление на Москву, точно так же позволил себе нехарактерное для него высокомерие. 19 октября он объявил о «крахе русского фронта».


Если для таких триумфаторских заявлений имелись какие-то основания, то это были длинные колонны голодных советских военнопленных. Во время стремительного немецкого наступления их брали в плен на поле боя или окружали сотнями тысяч. Изможденные и раненые солдаты в лохмотьях брели в западном направлении, проходя сотни километров. У этих людей, которых всячески оскорбляли, избивали и лишали медицинской помощи, еды и воды едва хватало на то, чтобы выжить.


Тысячи умерли, не дойдя до выстроенных на скорую руку концлагерей, куда их сгоняли как скотину, огородив колючей проволокой. Лишенные крыши над головой, элементарных санитарных условий и средств выживания, некоторые военнопленные опускались до людоедства. Большинство умерло от голода.


Самая варварская операция


Бесчеловечность и жестокость на Восточном фронте отчасти объяснялась тем, что нацисты считали славян недочеловеками. Распаленные адреналином сражений, немцы проявляли ничем не сдерживаемую свирепость и варварство. Молодой немецкий офицер Роберт Рупп (Robert Rupp) описал ужасные события в одной типичной советской степной деревне. Живших в ней крестьян заподозрили в том, что они укрывают русских партизан, убивших неподалеку пятерых немецких солдат. Поэтому подразделение Руппа получило приказ окружить деревню.


«Я услышал звуки выстрелов и крики детей. Я понял, что мы вот-вот устроим кровавую бойню, — вспоминал Рупп. — Жители прятались в своих избах, а солдаты бросали гранаты на соломенные крыши, которые загорались почти мгновенно. Вскоре горели все 50 домов. «Мы слышали ужасный рев скота, вопли женщин и детей — а потом крики стихли… Мы ехали из деревни, а небо позади нас пламенело».


Жестокость порождала жестокость. Но со стороны русских варварство, однако, объяснялось обоснованным гневом в отношении захватчиков, которые забирали у них земли, сжигали дома и амбары, бомбили деревни и без счета убивали ни в чем не повинных людей. Зверства поражали даже участников этих событий.


Советский пехотинец Борис Баромыкин вспоминал: «Однажды в конце октября противник выбил нас из деревни, которую мы удерживали, и начал по нам стрелять. Но мы перегруппировались — и отвоевали деревню. Мы захватили пять немецких солдат и буквально порвали их на куски голыми руками, зубами, чем угодно. Один человек даже схватил ножку стола, чтобы разбить немцу череп. Мы убили этих людей в угаре ненависти».


А потом изменилась погода


К концу октября, когда солдаты вермахта приближались к Москве, погода изменилась. Генерал Хейнрици, до последнего времени сохранявший оптимизм, помрачнел. «Весь день идет снег, превращающий все дороги в черное бездонное болото, — писал он. — Я вижу длинную колонну утонувших в грязи, зажатых с двух сторон и поломанных грузовиков, которые безнадежно завязли».


«Рядом с машинами в грязи лежит почти столько же околевших лошадей», — заметил он. Начались осенние дожди, и раскисшие дороги стали почти непроходимыми.


Тяжелая техника сползала в воронки от снарядов, которые не было видно из-за заполнившей их воды. Машины буксовали, все больше утопая в грязи, и безнадежно увязали. Все большее количество топлива, недостаток которого начали ощущать войска, сжигалось в зачастую бесплодных попытках вытащить застрявшие машины. Но и это было не самое неприятное. Из-за износа деталей машины быстро выходили из строя. Темпы наступления замедлились, и наступающие войска уже не мчались вперед, а еле ползли.


В последующие недели температура воздуха опустилась до минус 30 градусов. Советские войска привыкли к таким условиям, а захватчики, никогда прежде не сталкивавшиеся с такими погодными условиями и все еще одетые в летнюю форму, начали замерзать. Обморожения стали обычным делом. Военные хирурги во избежание гангрены ампутировали пальцы, ступни, а в некоторых случаях и ноги. Многие замерзали до смерти.


В письме жене Хейнрици сообщал: «Никто на самом деле не может себе представить, что предстоит пережить здесь каждому человеку при такой погоде, на такой местности, при таком состоянии страны и в условиях тех вызовов, которые навязывает нам война».


«Только тот, кто пережил это сам, может понять, каково это — стоять всю ночь в карауле без теплой одежды… с мокрыми ногами, в лесу, без укрытия, на морозе, без горячего питья и, возможно, на голодный желудок».


Какое-то время Хейнрици, как и другие командиры с фронта, упрашивал свое начальство выдать солдатам подходящую зимнюю одежду. Но его лишь строго одергивали, и он слышал «категорические» указания, что боеприпасы и продовольствие важнее. «На мой взгляд, — сухо замечал он, — категорические решения чаще всего бывают ошибочными».


Провал немецкого верховного командования


После войны высокопоставленные генералы вермахта винили погоду в том, что произошло дальше. Но это не выдерживает критической проверки. Погодные условия лишь усугубляли многочисленные ошибочные оценки, но не были их причиной. Красная Армия воевала в таких же условиях, но она была лучше к ним подготовлена.


Хотя Гитлер рвал и метал, настаивая на том, что российская столица должна быть в руках у нацистов до Рождества, к концу октября солдаты фельдмаршала Федора фон Бока, по его собственному признанию, были близки к полному изнеможению.


Немецкое верховное командование недооценило не только стойкость Красной Армии, но и упорство русского народа. Как свидетельствуют письма и мемуары этих людей (некоторые из них лишь недавно были извлечены из секретных глубин советских архивов), и советские солдаты, и мирные жители были упрямы, непоколебимы и готовы пойти на смерть ради спасения Родины.


Москва укрылась маскировкой, чтобы скрыть от ночных налетов люфтваффе свои исторические здания, в том числе, Кремль и Большой театр. Тысячи заводов и фабрик были демонтированы и эвакуированы на восток. Была создана Московская зона обороны, прикрывшая город противотанковыми ловушками, рвами и рядами колючей проволоки.


Каждый гражданин, за исключением нетрудоспособных и слабых здоровьем, получил приказ участвовать в этой работе. За считанные дни была создана разношерстная трудовая армия численностью 600 000 человек, состоявшая из мужчин и женщин. Они вооружились лопатами, топорами, ломами и всеми прочими инструментами, какие у них были.


Объезжая город по периметру, беспощадный командующий генерал Георгий Жуков, к которому Сталин обращался в моменты самых серьезных кризисов, был впечатлен решимостью работников, особенно женщин: «Я видел тысячи и тысячи непривычных к тяжелому труду москвичек, которые уехали из своих городских квартир в легкой одежде, работали на этих непроходимых дорогах, в грязи, копали противотанковые рвы и окопы, устанавливали противотанковые заграждения и баррикады».


День большой паники


16 октября, в «день большой паники», порядок уступил место анархии. Когда из Москвы на своих служебных машинах побежали партийные функционеры и чиновники, вслед за ними пешком двинулись тысячи людей, везя свои пожитки на тележках. Люди ринулись на железнодорожные станции, готовые отдать все, лишь бы уехать из города. Люди дрались в очередях за хлебом.


Один журналист, в задачу которого входило гнуть партийную линию, заметил в узком кругу: «Истерика проникла в массы. Сможет ли выстоять город, когда такое настроение?»

То, что Москва выстояла, во многом объясняется молниеносными и безжалостными действиями, которые начали осуществлять спустя три дня по приказу Сталина. 19 октября в Москве ввели комендантский час. Людям запретили покидать город без разрешения, и Кремль предупредил: «Нарушителей порядка будут быстро привлекать к ответственности суды военного трибунала. Провокаторов, шпионов и прочих вражеских агентов, пытающихся подорвать порядок, будут расстреливать на месте».


Это дало результат. Порядок восстановили почти моментально, и город начал с трепетом ждать прихода врага.


Но враг не пришел. Упорное сопротивление советских армий замедлило наступление вермахта, снизив его темпы до минимума. Боеготовых войск становилось все меньше, остро не хватало танков, грузовиков, запчастей, топлива, продовольствия и зимней одежды. В совокупности все это стало катастрофическим провалом в расчетах и в организации материально-технического обеспечения. И исправить ситуацию было уже невозможно.


Ответственность за эту военную катастрофу лежит непосредственно на основателе Третьего рейха и на ближайших советниках Гитлера, которые из-за своей безропотной покорности перед фюрером не осмеливались ему возразить, — либо разделяли его заблуждения.


«Барбаросса» кончается крахом


Не исключено, что некоторые немецкие солдаты даже увидели в отдалении здания Москвы, но ближе чем на 25 километров подойти к ней не смогли. К началу декабря операция «Барбаросса» подошла к своему роковому финалу. Отступление стало неизбежно.


«События дня снова вызывают глубокую скорбь и унижение», — написал 7 декабря генерал фон Бок, когда его солдаты начали длительное отступление к рубежу обороны, поспешно возведенному почти в 160 километрах от Москвы. После кампании, в которой было убито, ранено или взято в плен полтора миллиона немецких солдат, вермахт так и не смог больше оправиться и накопить достаточно, чтобы создать существенную угрозу Советскому Союзу.


Хотя гитлеровские армии в 1942 году в достаточной мере восстановились и сумели одержать ряд существенных побед, это был эфемерный успех, за которым последовали сокрушительные поражения, прежде всего в Сталинграде в 1943 году. Красная Армия понесла более тяжелые потери, чем вермахт, но людских резервов у Советского Союза было намного больше, а еще он быстро набирался опыта в ведении боевых действий. Хотя Германия использовала все свои резервы для производства вооружения, ее военная промышленность не смогла догнать СССР по объемам выпуска продукции, а армия не сумела составить конкуренцию советским войскам по огневой мощи. Месяц за месяцем, год за годом Советы становились все сильнее, а страны Оси слабее.


Война продолжалась еще три с половиной года, но судьба нацистской Германии определилась на полях сражений Восточного фронта в период с июня по декабрь 1941 года. Операция «Барбаросса» была первым и последним шансом Гитлера уничтожить Советский Союз. Он потерпел неудачу, и в процессе этого утратил все возможности одержать победу во Второй мировой войне.

Показать полностью
13

Нужна ли России эмиссия?

Нужна ли России эмиссия? Россия, Экономика, Политика, Длиннопост, Эмиссия, Деньги

Я долго откладывал этот разговор, но пришла пора. Пора поговорить о денежной эмиссии.


Приближаются выборы (да, осенью, но многие партии уже вовсю включили предвыборную риторику), поэтому безответственные популисты всех мастей начали вещать про «нужно напечатать денег, сколько нужно, и раздать, кому нужно».


Проблемы две. Первая в том, что сколько не напечатай, всё равно кому-то будет недостаточно. И будут орать «давайте ещё» (как в США).


Вторая проблема в том, что от печатания денег материальных благ физически больше не становится.


Это вам не компьютерная игра, где можно включить ArtMoney, взломать на деньги и не париться. Реальная экономика так не работает.


И включенный печатный станок вызывает не рост благосостояния, а только инфляцию.

Сторонников теории «нужно напечатать больше денег, а дальше как-то всё само наладится» в среде нормальных экономистов давно в шутку называют «зимбабвийской экономической школой».


Потому что в Зимбабве как раз пошли по этому пути, и теперь буханка хлеба там стоит несколько триллионов местных долларов. Можно ещё вспомнить Германию в двадцатых годах прошлого века, где за хлебом ходили с тачкой, наполненной пачками денег.


Что-то я не припомню, чтобы кому-то это помогло и привело к процветанию. К обнищанию – запросто.


Причём инфляция и гиперинфляция бьёт, прежде всего, по бедным слоям населения. Тем, кто владеет физическими активами – заводами, фабриками, фермами или ГОКами – на инфляцию плевать. У них активы не в деньгах, а в товарах и средствах производства. А вот рядовые граждане, у которых сбережения в наличных или на банковском счету – могут только смотреть, как они сгорают в огне безудержного популизма.


Да, иногда нужна целевая (подчёркиваю жирным: ЦЕЛЕВАЯ) эмиссия. На нужды развития производства. Более того, если эти средства будут потрачены на создание новых производств, то они не вызовут инфляции, потому что создадут новые материальные блага – средства производства и товары, – которые сбалансируют рост денежной массы.


Базовая формула из «Капитала» Маркса: Денежная масса = Товарная масса.


Если в одной из составляющих получается перекос, то мы получаем или инфляцию, или дефляцию (и то, и другое по-своему плохо).


Проблема с целевой эмиссией в том, что сложно уследить именно за целевым использованием средств. Раньше зачастую бывало, что эти средства внезапно обнаруживались на чьих-то банковских счетах, где прокручивались, или на валютном рынке, участвуя в спекуляциях и дестабилизируя курс рубля, а в самых запущенных случаях и вовсе разворовывались.


Сейчас, как я понимаю, Мишустин с Белоусовым и Борисовым как раз допиливают создание такой системы контроля, отслеживающей деньги на каждом этапе в режиме реального времени. А пока её ещё нет, то и запускать печатный станок нельзя.


То есть с одной стороны я согласен с Сергеем Юрьевичем Глазьевым, которого всегда глубоко уважал, с необходимостью целевой эмиссии. С другой, понимаю, что ещё немного рано, нужен механизм контроля.


Опять же, многие гонят на Эльвиру Набиуллину. Но именно её реформы банковской сферы, когда сотни конвертационных центров, «прачечных» и «карманных» банков были уничтожены, а доля государства в банковской сфере превысила 70%, значительно затруднили разнообразные хищения и вывод капиталов за границу.


Можно даже сказать, что ругать Эльвиру Сахипзадовну нынче модно и даже типа патриотично. Но я не модный.


У нас в России вообще очень любят ругать кого-то, кто занимается реальной деятельностью на пользу государства. Сечин национализировал почти всю нефтянку – его ненавидят те, кому перекрыли доступ к российским недрам (всё по шаблону – рассказы про дворцы и огромные зарплаты, чтобы вызвать зависть). Сердюков посадил Ходорковского, вернул государству «ЮКОС», реформировал армию – и тоже волны грязи и ненависти. Про Набиуллину уже выше сказано – она слишком многим мешает мутить мутки и делать делишки. А уж Путина как некоторые ненавидят…


В общем, есть очень чёткая разница между «выделить деньги на строительство и покупку станков для нового завода» и «напечатать и раздать», что на профессиональном слэнге называется «деньги с вертолёта».


Первое создаёт рабочие места и стимулирует рост ВВП, второе – только порождает инфляцию.

Более того, есть ещё существенная проблема в том, какие именно заводы нужны. Потому что любые, какие попало, строить нет смысла. Огромное количество уже существующих в России заводов загружены на 40-60% от реальной мощности (и тут Сергей Юрьевич также в своё время давал наглядную статистику). Проблема зачастую в рынках сбыта, а не в наличии производственных мощностей.


Поэтому первейшая задача не просто начать строить, а сначала определить, что именно строить. Например, в случае импортозамещения всё достаточно просто – мы вытесняем с нашего рынка чужие товары и начинаем создавать свои взамен. Продукты питания, лекарства, колёсные пары, вертолётные двигатели, запчасти к самолётам, микропроцессоры и так далее.


Но у этого метода потенциал ограничен. Дальше становится сложнее.


Приведу ещё один, максимально свежий пример того, что наличия «дешёвых денег» не достаточно.


Как известно, правительство некоторое время назад запустило льготную ипотеку под сниженный процент. Классические «длинные дешёвые деньги».


И что, это привело к решению проблемы с жильём? Нет! Застройщики просто почувствовали запах денег и существенно повысили цены на квартиры. То есть породили инфляцию в отдельно взятой строительной отрасли.


Можно, конечно, давать ещё больше кредитов под ещё меньшие проценты. Как в старом анекдоте, «Мы посадим больше картошки, пусть этот колорадский жук подавится!». Но рационально ли это? Застройщики не подавятся, они только рады будут сверхприбылям. А народ, которому эти кредиты отдавать?


Поэтому в данном случае правильное решение – это не раздача дешёвых кредитов, как нас пытаются убедить, а создание государственной строительной корпорации, которая будет строить доступное жильё и демпинговать цены, заставляя и других участников рынка снижать свои аппетиты.


Но и там нужно будет следить, чтобы квартиры не скупали спекулянты. И вводить дополнительные защитные меры. Например, «одну квартиру в одни руки» и запрет на перепродажу квартиры в течение нескольких лет после покупки. Хочешь дешевле – играй по правилам.


И, кстати, я бы подумал о государственных доходных домах (то есть сдаче государственных квартир в аренду за умеренную цену) в крупных городах. Тоже, я думаю, нашлось бы немало желающих.


Как видим, бездумная и бесконтрольная эмиссия не решает проблем, а только порождает их. А реальное решение проблем всегда лежит в другой плоскости, в плоскости профессионального и грамотного управления.


Но это же учиться надо, много читать, много думать. Орать «Напечатать и раздать» существенно проще…


Александр Роджерс

Показать полностью

Дух силен, но плоть слаба

Когда президент США Байден наглядно - нагляднее некуда - проявил на глазах у всего мира свою печальную ветхость, как физическую, так и умственную, даже и неловко вспоминать, как в старые годы нам поучительно разъясняли, а мы верили, что подобные проблемы бывают только у нас.

Дух силен, но плоть слаба США, Россия, СССР, Политика, Длиннопост

И гонки на лафетах, и ельцинские «38 снайперов». Тогда как при демократии правители - и их состояние здоровья - находятся под бдительным и неустанным контролем гражданского общества. Которое не позволит терпеть у руля ветхого рамолика.


То есть проблема была всегда: правитель тоже человек и тоже подвержен немощи.

Вспомним английского короля Георга III, десятилетиями пребывавшего в безумии.

Однако с установлением цветущей демократии эта проблема была полностью решена, и несоответствие здоровья правителя стоящим перед ним ответственным задачам более не представляет угрозу или хотя бы неприятность.


В реальности хоть при демократии, хоть при тирании эта проблема была и остается, а казусы ходят рука об руку.


Век назад так случилось и в США, и в Советской России. Президента США Вудро Вильсона 2 октября 1919 года, вскоре после его возвращения с Версальской конференции, хватил удар. До самого окончания срока своих полномочий (20 марта 1921-го) он эти полномочия не способен был исполнять, а в Белом доме всем заправляла его жена, не подпускавшая к делам вице-президента Томаса Маршалла.


Тремя годами позже история повторилась в Москве. Последнее публичное выступление В. И. Ленина, формально остававшегося председателем Совнаркома до самой своей смерти, состоялось 20 ноября 1922 года. Далее его состояние только ухудшалось, его перевезли в подмосковные Горки, где он и умер 21 января 1924-го.


Была какая-то дьявольская ирония в том, что и вождь мирового пролетариата, и вождь мировой демократии скончали свою жизнь равно незавидным образом.


Не лучше было и потом. В свое второе премьерство (1951-1955) Черчилль перенес удар, потом еще один, не мог говорить и долго был в полностью немощном состоянии, оставаясь, однако, на своем посту.


Смерть Сталина поэтому прошла мимо него. Сам Сталин умер в начале марта 1953 года - и тоже от инсульта (королевская болезнь), причем, судя по всему, это был не первый удар. Что, конечно, не могло дополнительно не повлиять на качество управления.


Затем была некоторая передышка - медицина и политика вновь стали сильно резонировать спустя четверть века, в период так называемых гонок на лафетах. Термин относится не только к трем последовательно умиравшим генсекам, но к их окружению.


Премьер А. Н. Косыгин (1904-1980), шеф-идеолог М. А. Суслов (1902-1982), военный министр Д. Ф. Устинов (1908-1984). Причем составители заключения о смерти последнего, похоже, не вполне понимали, как их бюллетень отзовется: в нем рассказывалось, как у министра один за другим последовательно отказали все внутренние органы.


Следует, впрочем, отметить, что сгущенный список генсеков и членов Политбюро впечатляет, но речь в нем идет именно о физической немощи. Ясно, что это не могло не влиять на работоспособность - и не самым лучшим образом, но о прямой умственной немощи тут говорить невозможно.


Единственный случай (возможно, нарочито преувеличенный и распространенный с подачи товарища по Политбюро) - это посещение руководством страны МХАТа, где они устроили коллективный просмотр историко-революционной пьесы М. Ф. Шатрова «Так победим».


Там Л. И. Брежнев (по очень кстати включенной громкой связи) комментировал ход спектакля: «Это Ленин? Надо его поприветствовать!» На что К. У. Черненко отвечал: «Не надо, Леонид Ильич!» Или про секретаршу Ленина - «Она хорошенькая!» Зал лежал, артисты тоже, лишь чекисты из «девятки» с трудом держались.


Спектакль о Ленине и Брежневе в самом деле достигает нынешнего байденовского уровня - но только он один. В то время как у Байдена такого рода номеров куда больше.


Однако есть еще одно принципиальное отличие. Во всех этих казусах с немощными вождями от Вильсона до Ельцина (который тоже давал стране угля), несомненно, виделась печальной ветхости картина. Ставящая страну и ее руководство в не очень ловкое положение.


Но было, однако, принципиальное отличие. Никто из немощных вождей не позволял себе того, что позволил Байден. То ли окружение смотрело, чтобы не сказал лишнего, то ли (что более вероятно) в мозгах было зашито, какие вещи говорить ни в коем случае нельзя. Тогда это понимали вожди - и больные, и маразматические - в отличие от нынешнего президента США.

А что Леонид Ильич на склоне лет стал комическим стариком Панталоне, так это еще не самый большой грех. Бывает, как видим, и похуже.


МАКСИМ СОКОЛОВ


Показать полностью 1
46

"Мало читают, много пьют и смотрят сериалы". Депутат прошелся по "бедноте"

"Мало читают, много пьют и смотрят сериалы". Депутат прошелся по "бедноте" Россия, Политика

Депутат Пензенской городской думы Николай Кузяков высказался о «неправильном мышлении» бедных людей.

«Вы замечали, как много вредных привычек у бедных людей? Нет спорта, много алкоголя и табака, плохое питание, мало читают книг, постоянные просмотры сериалов и так далее», — написал он в Instagram.

По мнению Кузякова, живущие в бедности люди сами виноваты в сложившейся ситуации. У них «нет и быть не может мыслей о будущем», поэтому они «не могут мечтать, творить, добиваться и развиваться».

Такую же модель поведения перенимают их дети, пишет депутат. Родители не учат их финансовой грамотности и умению «вкладывать средства в свой доход». Вместо этого они лишь «думают о том, как накормить детей, как заплатить за квартиру и кредиты, где найти одежду для ребенка и на какие средства купить учебники». Люди озабочены тем, чтобы выжить, и не могут сфокусироваться на полезных вещах — спорте и правильном питании.

Депутат добавил, что граждане Швейцарии «добровольно отказываются от социальной помощи» и занимаются самореализацией, а не выживанием.

Комментаторы напомнили Кузякову, что он обязан своим положением в обществе родителям, которые организовали в регионе крупное кондитерское производство.

«В Швейцарии средний доход населения 4000$ и они получают свой доход стабильно долгие годы. За это время местные жители обеспечили себя и своих детей всем необходимым», — отметил один из подписчиков.


https://www.rosbalt.ru/russia/2021/02/19/1888541.html


Депутат вскоре опубликовал пост с пояснениями своей мысли. "Никого не хотел задеть своими постами, но многие приняли на свой счёт лично, поэтому приношу свои извинения и поясню ещё раз свою позицию", - пишет депутат и объясняет, что имел в виду бедный класс во всем мире.


Он привел мнение популярного голландского историка и писателя Рутгера Брегмана о том, что обучение финансовой грамотности не помогает вырваться из бедности, в отличие от изменения условий жизни, чему мог бы поспособствовать безусловный базовый доход.

Показать полностью
32

По России прокатился «Бунт сытых»: похмелье будет завтра

«Режим устоял». В Кремле даже не думали жечь документы. Стемнело, разрозненные остаточные группы протестующих еще бегают по закоулкам центра Москвы. Что-то скандируют, обидное, закусываются с ментами. Кого-то волокут с визгом в комфортабельный автобус с решетками на окнах. Кто-то оторвался, убежал и уже едет в метро, заново переживая прошедший день. И есть мнение, что вспоминать его придется много раз, в письменной форме, поставив на каждой странице протокола свою подпись.


Короткий и яростный праздник закончился, недопитые рюмки источают сивушный дух, так что режет глаза, теплые увядшие салаты уже дали сок с ядовитым токсином. Впереди – генеральная уборка на больную голову. И это очень неприятное занятие.

По России прокатился «Бунт сытых»: похмелье будет завтра Россия, Политика, Длиннопост

Никто из протестующих еще не понял толком, что их, «как голубков, лаской подманили, а потом со свистом по кругу погнали». «Тупой, жадный режим, держащийся лишь на голосах обманутых пенсов», в очередной раз обманул «мы здесь власть с хорошими лицами». Конечно, не все эти несистемные оппозиционеры, претендующие на управление Россией, дураки. Самые умные, организовав протест, никуда не пошли. Как сделал товарищ Гозман. Или Евгений Чичваркин, нарисовавший на тропическом песке пару теплых слов в поддержку протестующих. Гениально повела себя Любовь Соболь, затеявшая митинг на подходах к Пушкинской площади, после чего была сразу задержана и возможно, уже дома, клянет силовиков в интернете, бросая в виртуальное пространство гневные фразы.


А вот всем остальным не позавидуешь. Полиция совсем не случайно вела себя предельно-корректно на первом этапе. Раздавала медицинские маски, поила возбужденную школоту чаем с пирожками. Были созданы все условия, чтобы «дурость каждого была видна».

По России прокатился «Бунт сытых»: похмелье будет завтра Россия, Политика, Длиннопост

И дурость эта была явлена в полной мере, что в комплекте с мероприятием, имеющим статус незаконного, уже не позволит соскочить, сославшись на «провокаторов в толпе».


И завтра настанет такое же - серое, влажное и туманное. Отработает по соц.сетям программа распознавания лиц и поиска аналогов в соц.сетях – бывший «Финд фейс», выкупленный на корню «кем надо». Прогонят через программу лица особо-отличившихся из оперативной съемки. Сличат все телефонные звонки и вообще, наличие номеров в конкретных сотах в нужное время. Потом отработают интернет, где все на ладони и видно, кто призывал и звал, кто учил брать с собой на «прогулку» молоко от полицейского слезоточивого газа, строительные каски и петарды… Все это будет.


Протест купируют в очередной раз и обезжирят, активистов изолируют – кого в тюрьму, кого в армию, кого на условный, а кому придется на штрафы работать долго и много. Возможно, на несколько лет все опять утихнет, как было после Болотной.


Но, вслед за похмельем, всегда возникает осадочек – у тех, кто чечетку бил на салатах, и кто не давал танцевать, как хотелось. Не раз и не два, у всех, кто так или иначе был вовлечен в сегодняшние события, пусть даже через интернет-трансляции, возникнет вопрос – Почему? Почему случился этот всплеск, от чего в десятке городов возникли эти «точки бифуркации», на площадях и в головах? Все очень просто – это был сытый бунт сытых людей, не сильно боящихся за свое будущее. Проклятие любого более-менее обеспеченного и дееспособного государства или Империи. Во все времена. И может быть, кто-то поймет, что наш «режим», он очень добрый и человечный. И не нужно его доводить до крайности. Потому что единственный способ прекратить сытые бунты, известный со времен Рима, Византии и Персии – хорошая такая, тотальная война. На которой молодежь либо излечивают от морщин навсегда, либо она автоматически получает другие ценности и жизненные ориентиры. Когда становишься счастлив лишь потому, что вырвался из этого ада живым и с четным числом конечностей, с неба ничего не падает. Не нужно бежать, визжа от ужаса на пулеметы, а можно есть горячее, жидкое и ненормированное хоть десять раз в день. И можно жениться и завести сына и играть с ним машинки или ходить на рыбалку. Вот это и есть счастье. Судя по невеликой численности протестующих, большинство сограждан это понимает, а значит, власть обойдется хирургическим лечением празднующих и похмеляющихся. Иногда – с наркозом, она же добрая. Лишь бы не во вред была эта доброта.


Дмитрий СТЕШИН

Показать полностью 2
7

Несанкционированным «прогулкам» нашли новую статью: будут сажать до 10 лет

Поправки в УК готовятся из-за акций, призывы к которым активно распространяются в соцсетях

Несанкционированным «прогулкам» нашли новую статью: будут сажать до 10 лет Россия, Политика

Под новую уголовную статью могут попасть участники несанкционированных митингов, призывы к которым распространяются сейчас в соцсетях. «Свежие» поправки в статью УК РФ «Приведение в негодность транспортных средств или путей сообщения» могут позволить правоохранительным органам расширить свои полномочия и сразу привлекать граждан не только к административной, но и к уголовной ответственности.


Напомним, что в интернете началась массированная агитация за несанкционированные митинги. В четверг Роскомнадзор объявил, что оштрафует шесть соцсетей за распространение информации с призывами к подросткам. Тем временем «МК» выяснил, как еще могут наказать тех, кто все-таки решиться на несанкционированную «прогулку».


Итак, еще в конце прошлого года вступили в законную силу поправки в статью 267 УК РФ, которая касается приведения в негодность транспортных средств или путей сообщения. Автором инициативы выступил первый зампредседателя комитета Госдумы по развитию гражданского общества, вопросам общественных и религиозных объединений Дмитрий Вяткин («Единая Россия»).


Теперь под уголовку могут попасть те, кто умышленно блокирует объекты транспортной инфраструктуры и препятствует движению автомобилей и пешеходов.


В случае, если эти действия создали угрозу жизни и безопасности, то граждан будут наказывать довольно высоким штрафом до 300 тысяч рублей, обязательными работами на срок до 240 часов, принудительными работами на срок до одного года либо лишением свободы на тот же срок. Примечательно, что поводом для вменения статьи будет не только блокировка, скажем, автомобиля «скорой», который спешит на помощь, но и угроза уничтожения или повреждение имущества.


Если блокировка дороги приведет к причинению легкого вреда здоровью, то штраф вырастет до 500 тысяч рублей, срок обязательных работ до - 300 часов, а принудительных - до двух лет. Все это может быть заменено и на реальное лишение свободы — до двух лет.

За причинение вреда средней тяжести максимальная сумма штрафа возрастает до 600 тысяч рублей, а срок лишения свободы - до трех лет.


В случае наступления смерти человека (та же скорая помощь из-за блокировки дорог не успела к больному), срок лишения свободы может составить до восьми лет, а в случае смерти двух и более лиц - до 10 лет.


https://www.mk.ru/politics/2021/01/21/nesankcionirovannym-pr...

Показать полностью 1
185

Кража века


Пришла пора, мои маленькие «украинцы», поговорить серьёзно

Я расскажу вам о преступлении. А если точнее, о краже века.

У меня (и у всех у нас) украли страну.

Кража века Украина, Россия, Политика, Длиннопост, Александр Роджерс

Представьте себе, была у нас страна – одна шестая часть суши, население почти 300 миллионов, полюс мировой силы, более полувека на равных соперничавший с США за мировое доминирование. Победила Третий Рейх, первая запустила человека в космос, пояс стран-сателлитов, ядерный щит. Зона влияния почти на всю Африку, половину Азии и даже в Латинской Америке. Природные богатства огромные, нефть, газ, алмазы, почти вся таблица Менделеева в недрах. Гимн такой, что когда он начинает звучать, то сам собой встаёшь и начинаешь петь (это вам не скулёж про «вмэрлэ щеня»). Ну и там по мелочи, типа «Красной Машины», которая в хоккее регулярно разрывала на британский флаг канадских профессионалов.


Давайте договоримся, что поскольку текст для печатного издания, то дальше по тексту вы в нужных местах сами будете мысленно проставлять маты. Там очевидно, в каких именно местах они должны быть.


И вот в 1991 году у меня (у нас) забирают 97% территории (площадь СССР 22,4 миллиона кв. км, площадь Украины – 600 тысяч кв. км, считайте сами), 84% соотечественников, почти все природные богатства, гордость за страну, историю и культуру, космос и величие.


Это всё равно, что вместо «всенародного достояния» тебе в зубы всучили «ваучер», за который можно купить целый кусочек ничего.


Взамен говорят «теперь ты украинец, сынок, пышайся!».


Чем?!


Тем, что выкопали Чёрное море? Но тогда даже этого бреда ещё не придумали.


А меня вообще спросили, хочу ли я быть этим самым «украинцем»? У меня половина предков чехи, вторая половина русские из Орла и Сибири. И родственники от Мурманска на севере до Краснодарского края на юге, и от Праги на западе до Омска на востоке.


Мне говорят «Святогор, Илья Муромец, Добрыня Никитич – это больше не твоё. Держи «Котигорошка». Кого-кого?!


Тебе говорят Александр Невский, Пересвет, Иван Калита – это всё «москали». Зато у тебя теперь есть великий герой Сирко! Так, ***, собаку в забитом селе зовут, причём трусливую и шкодливую. Песня даже есть «Сирко, собака, мий собака». Хотя её тоже только потом придумали.


По истории теперь учить про Суворова, Кутузова, Румянцева, Нахимова – не надо. Жукова, Рокоссовского, Конева, Ватутина – тоже. Славных побед русского оружия не было.


Учить надо только историю бесконечных поражений биднойи нещаснойи Украйины, которую на протяжении тысячи лет попеременно дрючили клятые москали, клятые турки и клятые (но не очень, потому что хочется евроинтегрироваться) поляки.


Иван Грозный, Петр Великий, Екатерина Вторая – это тоже не твоё теперь.


Про Хмельницкого учить западло, потому что он сделал единственную правильную вещь, которую можно сделать с «Украиной» – присоединил её к России. А потому зраднык и ганьба!

Остаётся только Выговский, который пытался переметнуться к полякам, развязал гражданскую войну и довёл Малороссию до состояния, известного по учебникам как «Руина». И заеденный насмерть вшами предатель Мазепа.


Всё, на этом история Украины заканчивается.


Украв у тебя историю, начинают воровать культуру. Например, литературу. Всё, Пушкина, Лермонтова, Давыдова, Достоевского, Толстого у тебя больше нет.


И Гоголя с Булгаковым, кстати, тоже. Их особенно, потому что кляти, кляти, кляти!


А что есть? Мелкий карточный шулер Котляревский с матерной «Энеидой», истеричная лесбиянка Леся «Украинка» и «ваше всё» Тарас Шевченко. Творчество которого специально переводили с русского на украинский, потому что изначально «Кобзар» писал на южнорусском говоре русского языка – какая засада и зрада.


Чуть не забыл, ещё был Остап Вышня, но его нельзя изучать, потому что он писал про «чухраинцев» и всю эту селюковость дичайшее выстёбывал.


Что там после художественной литературы? Давайте посмотрим на философию. Виноват, на хвильософию. Украинская философская мысль – это Иван Франко, который всегда подчёркивал, что он русин и на «украинца» обижался. И Сковорода, который просто ученик и последователь Санкт-Петербургской философской школы. Всьо! Полнейшая зрада.


И куда там до этих двоих тягаться Соловьёву, Бердяеву, князю Кропоткину, Фёдорову, Циолковскому, Герцену или тому же Ульянову-Ленину? Завидуйте, москалики!


Хотя лично меня в украинской мове добил перевод «Хоббита» Толкина на неё самую. Книжка «Гобит» рассказывает несчастному читателю, что Гамгам (так поиздевались над Голлумом) ведёт Фродо и Сэма через горы, по которым бегают орки с, извиняюсь, списами. Периодически они разводят костёр сырниками. И всё это чтобы кинуть кильцэ в жерло вулкана (это даже творцы украинского языка не смогли исказить) и спасти Сэрэдземъя.


Орки – это, между прочим, искажённые эльфы. Как украинский – это искажённый русский. Что намекает.


Мова, кстати, чрезвычайно бедная. Количество слов мизерное, оборотов мало, словообразовательный механизм убогий. Человек, который думает на мове, неизбежно ограничен её мизерным словарным запасом и поэтому априори скудоумен.


Пусть теперь в мазанке хором Гансы

С ляхами ставят вас на четыре кости, поганцы.

Как в петлю лезть, так сообща, сук выбирая в чаще,

А курицу из борща грызть в одиночку слаще?


Бродский, сволочь, гениален. Всё предвидел. И даже последнюю «войну за борщ» (потому что больше у чубатых ничего не осталось).


Да самое простенькое стихотворение Николая Гумилёва или Александра Блока (если там вообще есть такие) в тысячу раз богаче самого лучшего (если там есть такие) стихотворения Тараса Шевченко или, прости Господи, Володымира Сосюры. По богатству смыслов и образов, по фонетике, по яркости красок.


С Богом, орлы, казаки, гетманы, вертухаи!

Только когда придет и вам помирать, бугаи,

Будете вы хрипеть, царапая край матраса,

Строчки из Александра, а не брехню Тараса.

Что там после языка и литературы? Пусть будет музыка.

Чем бить будем? «Щелкунчиком» или «Князем Игорем»?


Да, русская классическая музыка – это Чайковский, Римский-Корсаков, Бородин, Глазунов, Мусоргский, Глинка и так далее.


А, извиняюсь, украинская где?


Картавое блеяние Вакарчука на ворованную у «Битлов» музыку не предлагать. Остаётся только «гопцы-дрыпцы» Сердючки.


Да, в Киеве есть театр оперы и балета. Построенный русскими. Имени Тараса Шевченко. На Украине вообще, всё имени Шевченко – бульвар, театр, метрополитен, университет и так далее. Потому что нет больше никого, кроме Шевченко!


Пелевин мог бы роман так назвать «Шевченко и пустота», если бы Тарас вообще хоть кому-то был интересен, в отличие от Василия Ивановича.


Спроси кого-то в мире (не на постсоветском пространстве) «ху из Шевченко?», максимум вспомнят про футболиста. Зато кто такой Толстой, Достоевский, Пушкин, Чайковский, Шостакович, Рахманинов – ответят от Нью-Йорка и до Пекина. В Нью-Йорке, правда, не во всех районах.


И так куда не ткнись. Везде по запросу «украинский» зияющая пустота. Космонавт один (нет, одын), и тот летал не на своём аппарате – а после оказался никому не нужен.


Поэтому и идут судорожные попытки записать в украинцы Иисуса Христа, императора Юстиниана или хотя бы Джо Байдена. Не говоря уже про Вернадского, Чайковского и Сикорского.


Или хотя бы боржч!


Ведь если забрать борщ, то у свидомых останется только голая «дупа». Хотя нет, это польское слово, так что и «дупы» не останется.


Понимаете, если когда-нибудь китайцы начнут битву с русскими за происхождение пельменей в турецкой (!) Википедии – всё, можно будет считать, что Китай кончился.


Тут невольно вспоминаешь учение товарища Гегеля, что есть исторические народы и неисторические народы.


В общем, «независимость» – это когда тебя забросили на необитаемый остров, лишив доступа к цивилизации, культуре, технологиям, нормальному общению. И говорят «поздравляем, ты независим» (от чего? от своей большой Родины?!).


И ладно бы, если бы просто на необитаемый остров. А ведь под боком ещё и богопроклятая Галиция, откуда постоянно лезут маленькие злобные йододефицитные гоблины. Причём у этих гоблинов рабское преклонение перед Хранцем-Йосипом и всем западным сочетается с компенсаторным «я при белых господах, а значит я сам почти надлюдына». И они со своим «оздьо» лезут и лезут. Левко, Вуйко, Дурко и Рагулько.


Архитипичным представителем горных вуек является недоразумение по фамилии Дроздов, которое вечно воняет на различных западенских телеканалах. Этого чахлыка в школе били все, даже младшеклассники, поэтому он теперь пытается отомстить всему миру, записывая миллионы людей в «унтерменши», которых он бы уничтожил (никто не сомневается, что ему хотелось бы, вот только ни силы, ни смелости для этого у вырожденца нет).


Женский вариант вуйки – это Олэна Самбул (Маруся Зверобой). С повадками и лексикой портовой проститутки. Хотя это я, конечно, оскорбил честных тружениц секс-индустрии.


Вуйки очень гордятся Львовом – городом, в котором несколько центральных кварталов хранят развалины архитектуры более высоких цивилизаций (германской, польской и немного армянской). Вуйки к этой архитектуре никакого отношения не имеют – самостоятельно они не то, что создать шедевры архитектуры, но даже наладить нормальное водоснабжение или вывоз мусора не в состоянии. Поэтому Львов приходит в запустение и постепенно разрушается. Так всегда бывает, когда город оказывается захвачен реликтовыми гоблинами (или кобольдами, я не силён в их разновидностях). С Киевом сейчас то же самое происходит.


Извините, я отвлёкся. Наболело.


И тут, в 2014 году, пусть это прозвучит парадоксально, «благодаря» евромайдану и кровожадности вуек, я оказался в России!


Счастье-то какое! Вы себе даже не представляете.


Во-первых, по приезде в Москву ноги сами меня вынесли к памятнику Карлу Марксу. Стоит, никто не снёс, даже краской не заляпан – потому что нет сумасшедших бандарлогов.


Во-вторых, метро Марксистская, Пролетарская, Комсомольская – ничего не переименовано. Да и в целом Метрополитен им. Ленина – как был, так и остался. Дикие, отсталые варвары, куда там до просвещённых (рентгеном в одно место) укропейцев.


В-третьих, речь. Красивая русская речь на улицах. Без «шокания» и «гэкания». Это просто праздник какой-то. Я первое время вообще просто бродил по улицам и слушал, как люди говорят. Тащился.


В-четвёртых, просторы. Я вскоре после приезда поехал по делам в другой город. Недалеко, за две тысячи километров. По привычке поездом. 38 часов. Это так, чуть больше одной пятой до Владивостока. И в два с половиной раза больше, чем через всю Украину. Я же говорю – недалеко.


Ещё и слоган РЖД в поезде «Россия живёт просторами» (если не ошибаюсь). Прямо прочувствовал это. Едешь – и часовые пояса меняются. А в другой раз поехал на юг – так климат за окном меняется. Люблю поезда (больше, чем самолёты).


Вообще (в-пятых), в России всё большое. И театр тоже Большой. Чтобы понять и прочувствовать всё величие Империи, каждый должен хотя бы раз там побывать. И тогда все нелепые иллюзии, что какие-то хуторские «украинцы» смогут когда-то «перемогти» русских, мгновенно рассеются. Швеция не смогла, Пруссия не смогла, Блистательная Порта не смогла, Франция не смогла – куда уж тут каким-то окраинным вырусям.


Просторна Россия, вольна, широка. Дышится легко и свободно. И люди в России широкие (некоторые всё безуспешно пытаются сузить, но ничего не получается.


Кажется Монсон говорил в одном из интервью, что перестал в России хвалить красивые вещи у других людей. Потому что русские сразу норовят ему эти вещи подарить, причём очень настойчиво.


Так что да, в-шестых, люди! Не открытые, нет (открываться перед первым встречным это вообще неправильно), а искренние. Завоевать доверие такого тяжелее, но если уж сумел, то тогда получишь всё настоящее – и эмоции, и чувства, и помощь, и участие.


Опять же, на Украине я умирал от духоты и отсутствия мысли. Не с кем поговорить, не с кем поспорить. Да и не о чем особо. Украинские «мыслители» способны только тупо повторять прочитанные в книгах догмы, не порождая собственных смыслов.


А в России есть люди, обладающие не только огромной эрудицией (как показывают некоторые примеры из «Что? Где? Когда?», типа Новикова, начитанность ещё не означает, что человек умный и/или способный адекватно анализировать информацию), но и живым умом и мощным философским инструментарием. Который они активно используют не только для глубокого анализа всего происходящего в мире, но и для генерации идей и смыслов.


Для себя я называю таких людей Источниками. И напиться мудрости, и освежить собственные мысли (но об этом как-нибудь отдельно).


Что-то я растёкся мыслью по древу. Пора сводить к итогу.


Люди, по недоразумению считающие себя «украинцами», уже шестой год злятся, что «у них украли Крым».


А на самом деле у них гораздо раньше украли Москву и Питер, Байкал, Алтай, Кавказ, Дальний Восток, Камчатку, Суворова и Кутузова, Александра Невского и Илью Муромца, Пушкина и Толстого, Чайковского и Шостаковича, Беринга и Ермака, нефть и газ, алмазы и золото, Заполярье, Великую Степь и не менее Великую Тайгу.


Вынудили ютиться в маленькой, затхлой и насквозь фальшивой «украине» вместо огромной, могучей и прекрасной России.


Политический «украинец» (сколько бы пропаганда ни рисовала других образов) – это нищий жлоб с протянутой рукой, побирающийся и пресмыкающийся перед всей планетой. И которого непрерывно грабят под крики о «незалежности» уже тридцать лет.


И если вы это поймёте, и вместо дурацкого «Чей Крым?» (русский, ежу понятно) начнёте спрашивать (себя, прежде всего) «Чья Россия?» и, самое главное «КТО Я?!», то вы станете на шаг ближе к возвращению себе всего украденного у вас всякими мерзкими Кравчуками и их последователями.


Лично я себе свою большую Родину уже почти вернул. Большую её часть.


Я понятно объясняю?


P.S.

А представьте себе, сколько всего украли под крики о «незалежности», например, у армян, зажатых в горах среди недружественного окружения и находящихся под перманентной угрозой со стороны Турции. У белорусов, вынужденных отбиваться от козней Польши и Литвы, испытывающих фантомные имперские боли. И у всех остальных, кто когда-то был частью единой и могучей Империи.


Александр Роджерс, специально для News Front

Показать полностью
114

Познер и русские

Познер и русские Россия, Политика, Длиннопост, Александр Роджерс

Тут давеча г-ну (не господину) Познеру взбрело высказаться относительно русских и демократии. В высшей степени пренебрежительно и по-хамски, как обычно.


Ну что ж, придётся доктору Роджерсу отложить учебник экономики, надеть белый халат и побыть немного клиническим психологом.


Заодно украду у временно отсутствующего Авраама Болеслава Покоя плитку белого шоколада и немного отменного кофе.


Сначала мы разберём делириум пациента построчно, а потом поставим общий диагноз.


Познер: Следует помнить о том, что в России никогда не было демократии – ни в царской, ни в советской.


Роджерс: Следует помнить, что пациент – пафосный невежда. А демократия в России была. Вечевая, например, в Новгороде. Просто оказалась нежизнеспособной по сравнению с системой централизованной власти, особенно в условиях перманентной угрозы внешнего вторжения.

Как известно (но, конечно, не Познеру), и в Афинах, и в Риме демократия была только в мирное время, а во время войн назначали диктаторов, потому что коллективное управление во время войны слишком медленно и неэффективно.


Познер: Люди рассуждают о совершенно незнакомом для них предмете.


Роджерс: Вот тут было самокритично. Но это у г-на (не господина) Познера получилось случайно.


Познер: Что бы ни говорил Нобель, скандинавские страны, в том числе его родная Швеция, относятся к самым демократическим в мире.


Роджерс: Что бы ни говорил Познер, а скандинавские страны, в том числе Швеция – это монархии.


Познер: Отношение многих в России к таким понятиям, как либерализм и демократия, объясняется целым рядом факторов, в частности неграмотностью – ведь если спросить у этих людей, что такое либерализм, – они не смогут ответить.


Роджерс: Ну это так г-н Познер думает, потому что он с людьми никогда не разговаривал. Он всегда слышит только себя. Классический либерализм – это борьба людей против абсолютных монархий за равные права, зародился во времена появления капитализма. Со временем эволюционировал в социализм, потому что только сильное государство способно защитить права граждан, например, от произвола банд и корпораций.


Современный неолиберализм – это извращение классической идеи, обслуживающее интересы Фининтерна и глобалистских элит. Умирает.


Познер: Точно так же они не смогут объяснить, что такое демократия.


Роджерс: Демократия – это диктатура большинства над меньшинством. А не власть «демократов», как думает г-н Познер.


Познер: Если спросить их, считают ли они, что у всех людей должны быть равные права, что школа и здравоохранение должны быть доступны для всех, что выборы должны быть доступны и прозрачны, что человек должен иметь право высказывать свое мнение без страха, они все ответят, что да, так должно быть.


Роджерс: Значит в США демократии нет, потому что у бедных там нет никаких прав, у 90 миллионов американцев нет медицинской страховки, потому что больше половины американцев боятся публично озвучивать свои политические предпочтения, а выборы там фальсифицированы.


Познер: Но это и есть демократия!


Роджерс: Доступное образование и здравоохранение – это вообще-то называется «социализм». А демократия – это нечто не имеющее к этому никакого отношения. Но откуда об этом знать невежественному г-ну (не господину) Познеру?


Познер: В общем, так: неграмотность, зависть, комплекс неполноценности – вот основные, на мой взгляд, причины отрицательного отношения многих россиян к демократии.


Роджерс: Так часто бывает. Когда пытаясь рассказать о других, человек на самом деле рассказывает нам о себе. В психологии это называется «проекция».

Неграмотность, зависть и комплекс неполноценности – это исчерпывающий портрет самого г-на (не господина) Познера.


Тут нам стоит провести небольшой сеанс семейной психотерапии. Для этого я специально прочитал автобиографическую книжку мальчика Володи. Впрочем, о чём бы г-н Познер не писал – он всегда пишет исключительно о себе. Как говорит мой друг, доктор, «при такой болезни такое бывает».


Г-ну Познеру повезло – у него был очень крутой папа. Папа был действительно крут. Был выдающимся человеком, востребованным, волевым, уважаемым. Идейным. Разведчиком-нелегалом. Мог жить в Париже или Нью-Йорке, но по идейным соображениям выбрал Москву. Чего маленький Володя папе так и не простил (впрочем, как и многого другого).


Г-ну Познеру повезло – из-за крутого папы его всегда пропихивали в лучшие вузы и на самую престижную работу. МГУ, личный секретарь Маршака, престижные издания, центральное телевидение. Всего этого Володя никогда бы самостоятельно не добился, потому что он сам по себе ничего не представляет (и, как он сам признаётся, ему неоднократно говорили, что «литература – это не ваше»).


Г-ну Познеру не повезло – у него был очень крутой папа. И поэтому мальчик Володя все свои 86 лет пробыл в тени своего папы и никогда так и не смог из неё выбраться.


Отец был волевым, сын получился безвольным. Отец был идейным, сын оказался беспринципным приспособленцем. Отец мог жить где угодно, сын не может уехать из ненавистной России, потому что больше нигде он и даром не нужен.


Если поискать в интернете, можно найти видео молодого Володи, который рассказывает западным журналистам, что СССР – лучшая страна в мире, а советский строй – самый справедливый. Когда же г-н Познер был искренним, тогда или сейчас? Правильный ответ – никогда.


Маленький мальчик Володя, 86 лет, бледная тень своего отца, слабый, завистливый, обидчиво-мстительный и переполненный комплексами.


Александр Роджерс

https://jpgazeta.ru/aleksandr-rodzhers-pozner-i-russkie/

Показать полностью
43

Трапм vs. Бидон

Александр Роджерс


Борьба за американское президентство далека от завершения

Трапм vs. Бидон США, Политика, Длиннопост, Выборы США, Александр Роджерс

Многие видели некоторые из нижеследующих новостей по отдельности, а я решил собрать их все вместе. Так нагляднее


1. Инаугурационный комитет Конгресса США разделился 3 на 3 (республиканцы против демократов) и в результате не смог продавить решение о признании Джо Байдена президентом 20 января 2021 года.


2. Техас подал иск против Пенсильвании, Джорджии, Мичигана и Висконсина, чтобы защитить целостность выборов 2020. К этому иску на стороне Техаса присоединились уже 17 других штатов. Изменения результатов в этих четырёх штатах достаточно, чтобы повлиять на результаты прошедших выборов.


3. Генпрокуратура США начала проверку машин для голосования компании «Доминион» (аффилированной с Демократической партией и лично Джорджем Соросом).


4. «Google» заявил, что с сегодняшнего дня будет удалять все видео на хостинге YouTube, которые рассказывают о фальсификации выборов в США. По опубликованной статистике с начала осени они уже заблокировали свыше 8 тысяч ютуб-каналов с неугодным контентом.


5. Федеральная торговая комиссия (FTC) подала в суд на Facebook за нарушения

антимонопольного законодательства. Этот иск поддержали прокуроры 46 штатов. Если Цукерберг проиграет суд, то компанию вынудят продать «Инстаграм» и «WhatsApp», что существенно негативно скажется на общей стоимости компании.


6. Против Хантера и Джо Байденов начато расследование по обвинению в махинациях с налогами.


Плюс к этому ещё рассматривается несколько десятков «гражданских» исков, поданных в различные суды адвокатской командой Трампа.


Как видим, Трамп не только держит оборону, но и перешёл в наступление на целом ряде направлений – и развивает тему относительно фальсификации выборов, и атакует враждебный по отношению к нему «биг тех», цензурящий всю информационную повестку в соцсетях, и продолжает расследование коррупции Байдена на Украине и в Китае.


И, кстати, пытается дальше бодаться с Китаем (но об этом, возможно, в другой раз).

В общем, пока все телевизионные «эксперты» наперебой рассуждали, что «Трамп всё» и «Байден уже победил», события развиваются строго по описанному мной сценарию.


Если кто помнит, то в 2016 году было практически то же самое – почти все российские политологи говорили, что у Трампа нет никаких шансов, и лишь буквально пара человек (и ваш покорный слуга в их числе) говорили, что Клинтон потерпит поражение. Вот и сейчас они уже дружно похоронили Трампа и обсуждают будущую политику Байдена по отношению к России, а я говорю «Минуточку!».


А почему так различается точность прогнозов большинства «политологов» и наша? Потому что пока кабинетные деятели гадают на кофейной гуще и выковырывают прогнозы, кхм, с потолка, мы читаем американское законодательство, сидим на специализированных форумах и слушаем инфлюенсеров с обеих сторон.


Итак, мы констатировали, что борьба за американское президентство далека от завершения. Но констатаций мало, нужен свежий прогноз.


14 декабря должен пройти Конгресс выборщиков, на котором те должны формально проголосовать и посчитать голоса за кандидатов. Но, скорее всего, этого не произойдёт.

Потому что Верховный Суд, в рамках рассмотрения иска Техаса практически неизбежно наложит запретительный ордер. И, как вариант, ряд штатов пришлёт по две контраверсийные коллегии выборщиков – одну за демократов и одну за республиканцев. Что фактический сорвёт данное голосование.


После чего рассмотрение дела перейдёт в Конгресс. Причём там голосование будет по схеме «1 штат = 1 голос». И при таком раскладе Трамп побеждает.

Вся эта формальная возня – в судах, на коллегии выборщиков и в сенате – должна теоретически закончиться до 20 января.


А дальше, как говорили когда-то в КВН, «появляется столько вариантов».

Показать полностью 1
Отличная работа, все прочитано!