MagnumBlast

MagnumBlast

пикабушник
пол: мужской
поставил 7318 плюсов и 208 минусов
проголосовал за 0 редактирований
1935 рейтинг 3 подписчика 1935 комментариев 4 поста 0 в "горячем"
1 награда
5 лет на Пикабу
10

Немного романтики космоса.

Когда вы хотите представить пустоту, вы в первую очередь думаете о космосе, не правда ли? Что может быть более пустым? Но космос отнюдь не пуст. Все межзвездное пространство наполнено солнечным ветром - плазмой, выбрасываемой звездами. На многие парсеки протягиваются колоссы туманностей, скрывающихся во тьме облаков водорода. Что же, теперь мы во внешних областях галактики, до блежайшей звезды или туманности сотни световых лет. Но сквозь нас непрерывно пролетают миллионы частиц нейтрино. Хуже того, мы застряли в огромном, хоть и невоспринимаемом глазом, пузыре темной материи. Но даже пусть мы переместимся в самую далекую космическую пустыню, откуда ближайшая галактика еле видна, мы не найдем пустоты. Пустоты нет. Вакуум - это не пустота. Он пронизан полями, он колеблется, подобно морю. Звезды, целые галактики скользят на причудливых изгибах гравитации, в танце длиною в эоны. Пересекают космос гравитационные волны – отголоски гибнущих звезд. Рябью исчерчивают поверхность вселенской глади нулевые колебания полей, штормовыми валами взбалтывают электромагнитные вспышки квазаров.
Космос - наш океан, а мы - капитаны звездных бригов.
Ветер небес наполняет зеркала парусов. Отдать швартовы!
-9

Моя небольшая, если можно так сказать, зарисовка.

– И все-таки не понимаю, зачем ты тут поселился... – Штурман в очередной раз окинул взглядом ледяную равнину, растрескавшуюся, словно земля в жару. Кое-где одиноко торчали зубцы, словно сделанные из матового стекла. Вдалеке из-за горизонта высовывались пики горной гряды – внешнего цирка залитого льдом кратера, в центре которого Второй Пилот построил то, что он называл “дачей”. Ажурная титановая конструкция пятнадцати метров в высоту соединяла расположенные внизу три маленьких комнаты с кухней и санузлом, а также крохотную каморку с лампами дневного света, в которой стояло пять-шесть горшков с алоэ и кактусами, которую Второй гордо именовал оранжереей, с увенчивавшей башню полусферой из армированного стекла. Сейчас они сидели в этом аквариуме в креслах и ждали непонятно чего. Когда Штурман спрашивал, что же должно случиться, Второй загдочно улыбался, но хранил молчание. Время приближалось к девяти по местному, и Штурман решил найти на стремительно темнеющем небе их “Авалон”, который должен был уже взойти на западе. Пилот тоже взглянул на часы и заметно оживился. Через пять минут он тронул Штурмана, разглядывавшего скользящую по небу точку корабля в портативный бинокль, за руку, и сказал: “Сейчас. На севере!”, но тот уже увидел и чуть не выронил бинокль. Сначала над северо-западным горизонтом появилось слабое сияние, напоминающее земной зодиакальный свет, но становящееся все более ярким с каждой секундой. Вскоре оно поднялось уже на пятнадцать градусов и стала видна яркая центральная часть, окруженная красными веретеновидными облаками, а по самым краям – синими и зелеными пятнами, которые словно переливались всеми оттенками морской волны. Наконец гигантский овал полностью поднялся над горизонтом, заслонив полнеба и затмив большинство звезд. Теперь он играл всеми цветами радуги, от синих туманностей по краям рукавов до рубиновых сполохов и желто-белого глаза центрального диска. Рядом с гигантом виднелись два овала поменьше, казавшиеся на его фоне бледными пятнышками. Вокруг, какие ярче, какие тусклее – рассыпались шаровые скопления, одно из которых, вероятно, самое близкое, по яркости сравнилось с центром галактики.
– Млечный Путь... Невероятно. Это... никогда не видел его таким.
– Теперь понимаешь, почему я выбрал именно этот комок камней и льда, да еще и находящийся в доброй тысяче парсеков от ближайшего очага цивилизации?
– Странно... я же видел его на дисплеях, когда мы подлета...
– Камера не может полностью передать все величие космоса, с этим нужно смириться. Потому-то Гипер не кажется нам таким же невероятным, как наша Вселенная, как по-твоему?
Штурман не ответил. Он смотрел на гордо взбирающуюся на верхотуру небосвода громадину. Он не думал о ничтожестве человека перед лицом Космоса, не думал и о том, как заурядна, в общем-то, Солнечная Система. Он просто поражался, как раньше не замечал великолепия звезд. Тысячи раз он глядел на них через мониторы, голографические проекторы, но никогда не мог представить всего величия этой картины. А потом понял, что это не совсем так. Он вспомнил, как однажды, когда ему было лет десять, в городе отключили электричество. Он тогда подошел к окну и увидел непонятную белую полосу, протянувшуюся по небу. Когда он пригляделся, то увидел, что полоса состоит из маленьких точек-звезд. Он тогда добрых два часа простоял почти неподвижно у окна, вглядываясь в россыпи огней на небе. Штурман подумал, что, пожалуй, тогда все и началось – отложившаяся в памяти картина космического великолепия, желание проникнуть как можно дальше вглубь звездных дебрей. В последний год, особенно после катосрофы на Фомальгауте b2, это желание как будто угасло, и Штурман собрался выйти в отставку. Второй, конечно, знал об этом – они все-таки лучшие друзья. Наверно, в глубине души он догадывался и о причинах, толкнувших Штурмана на порог звездолета, и его метаниях, потому и решил показать ему снова, что Вселенная прекрасна и что он повидал еще далеко не все. Да, целью их полета сюда было вернуть Штурмана в душевное равновесие и в команду корабля.
И ведь, черт побери, сработало!
Показать полностью
-10

Рассказ в процессе, выкладываю сюда первую часть.

– Нет, все-таки не во всем еще превосходят нас компьютеры. Вот взять хотя бы шахматы – кибермозг просчитывает миллионы комбинаций, проверяет все варианты тактик, и тем не менее, – тут Хенкс передвинул ферзя, и на экране появилось сообщение о победе, – даже я довольно легко его обыгрываю.
– Тоже мне, философ... установил сложность на минимум, да еще в двухмерном режиме, и радуется... – фыркнул Павлов, указывая пальцем на графу параметров.
– Да ладно тебе, Андрей, дай человеку помечтать! – подал голос из глубокого кресла в углу штурман Керинг. – Тем более, если он отстанет от компьютера, то неприменно захочет исполнить свои обязанности, приготовив нам какой-нибудь форшмак из консервов!
Сраженный такими аргументами, техник уселся обратно на диван и открыл на заложенной странице какой-то сборник рассказов, которому было лет двести, судя по абсолютно нечитаемой выцветшей обложке. Хенкс хотел было обидеться на "форшмак", но вместо этого слегка повысил сложность и начал новую партию.
Керинг развернул голографическую карту и принялся искать пункт назначения - какую-то заштатную систему в туманности Орла, где они должны были установить орбитальный комплекс для экспериментов с варп-фотонами. Рейс был до ужаса скучным - не попалось ни встречного корабля, ни интересной планеты. Да еще и из прыжка пришлось выйти на неделю раньше срока - на нескольких участках трассы Д-7726 сложились неблагоприятные погодные условия. Как будто погода в омега-пространстве бывает хорошей... Наконец он нашел ее – так и есть, захудалый красный карлик с двумя планетами. Обычно они хотя бы делали остановки на крупных базах вроде Бетельгейзе-3, а на этом маршруте было как метлой все выметено - ни одной крупной планеты, ни одного разгрузочного пункта – только перевалочные станции, где из пейзажей были в основном скалы и вакуум, а новости попадали вместе с грузовыми ракетами. В общем, скука просто смертная. "Неудивительно, что Хэнкса потянуло на философские рассуждения - надо же себя чем-то развлечь" – про себя усмехнулся он.
Как раз в тот момент, когда он собрался предложить коку перестать мучать электронику и сыграть с ним, тишину прорезал шум сирены. Все повскакивали с мест и кинулись в рубку. Соммерс, склонившийся над передатчиком, кивнул им, не поднимая головы. Капитан Дрейк стоял, вглядываясь в мониторы нижнего сектора обзора. Когда они вошли, капитан обернулся.
– Полторы минуты назад мы приняли сигнал бедствия от корабля "Пандора-9", сообщают о повреждении систем управления тягой и пробоине в обшивке. Мы их уже запеленговали - два с небольшим миллиона километров, но визуальный контакт появится только минут через двадцать – движемся в плотном газопылевом облаке.
– А поподробнее ты его не расспрашивал?
– Кого? Автомат?
– А на связь выйти не пробовали?
– Соммерс как раз пытается, но пока не выйдем из облака - маловероятно, даже маяк плохо ловится.
“Пандора” так и не отозвалась.. Собственно, на это уже не надеялись, потому что спустя двадцать три минуты они увидели ее. Передней половины – той, где находились рубка и жилые отсеки, просто не было. Двигатели работали – видимо, котролирующая тягу автоматика свихнулась. Огрызок корабля, неуправляемый, мертвый, несся, набирая скорость, вихляя, через край облака. Через двенадцать минут сопла полыхнули полной мощностью и погасли. Еще через десять секунд корма вспыхнула грязно-красной кляксой взрыва, по сигарообразному остову пошла широкая трещина, грянул второй взрыв, и корпус раскололся. Соммерс снял наушники. Искать шлюпки особого смысла не было, потому что температура вокруг корабля составляла четыре тысячи по Цельсию в момент визуального контакта, а после взрыва поднялась до двадцати тысяч . И тем не менее они запустили дронов. Фонило так, что даже на корабле, отделенном от места взрыва тремястами миллионами километров туманности, сработали системы противорадиационной защиты. К счастью, дроны управлялись через Гиперсвязь, а потому ни гамма-лучи, ни плазма им помешать не могли.
– По-прежнему ничего? - Керинг принес термос с кофе, уже третий, и поставил его перед Павловым.
– А ты как будто не знаешь, – хмуро ответил техник – что мы попусту тратим время.
– Именно поэтому ты уже десятый час делаешь работу, которую дублирует, а мог бы и делать самостоятельно, автомат. – слабо улыбнулся штурман.
– Да, не спорю. Но я не могу заснуть, зная, что есть хотя бы малейший шанс найти выживших. Да и делать-то больше нечего – хмыкнул Павлов – сигнал мы отправили, нужно ждать спасательный корабль.
– Слушай, а дроны могут сканировать, ну, скажем, Омегу? Отсюда.
– Да, могут. Омегу, Гипер, Измерение 30 и Ноль-пространство. А что?
– Понимаешь ли, судя по той части корпуса, что я видел, это контейнеровоз класса “Альтаир”. Я на таком ходил три года. Так вот, шлюпки на них повышенной прочности, достаточной, чтобы выдержать условия гиперпространства.
– Ты имеешь ввиду, что они могут дрейфовать в гипере?!
– Именно. Поэтому необходимо сменить спектр сканирования хотя бы на части дронов и начать поиск.
– Черт возьми, как это я сам не догадался! – стукнул себя по лбу техник и раcкрыл панель дистанционного управления. Вспыхнул трехэтажный голографический дисплей, Павлов выдвигал сотканные из света диски и пластины, которые обозначали опции. Наконец он ткнул куда-то, свернул экран и перешел к столу, на который выводилась трехмерная карта. Там было почти пусто, но постепенно компьютер заполнял пустоту получаемыми данными.
– Какого... что это?! – глаза у штурмана полезли на лоб. Через весь сектор гиперпространства протянулась полоса черных пятен. Антиматерия. Одно такое пятнышко заставляло автоматику включать силовые щиты. Пятьдесят таких пятен вынуждали компьютер проводить маневр уклонения, сто – приводили к авралу и, чаще всего, экстренному выходу из прыжка. А здесь их было не меньше миллиона. – Это... это не сбой?
– Нет, не сбой. Анализаторы метрики не сбоят. – покачал головой Павлов, – Это не сбой, это поток антиметеоритов неслыханных размеров. Но сейчас меня больше волнует другое – он увличил северную часть изображения. Там медленно перемещались две зеленых точки.
Павлов уставился в проекцию. От черных пятен до шлюпок было пять тысяч километров, не больше. Если они прицелятся недостаточно аккуратно, то рискуют захватить вместе со шлюпками несколько сот тонн антиматерии, а такую перспективу радостной не назовешь. “Черт бы побрал этот космос с его выкрутасами!” – подумал он, вводя в систему наведения координаты шлюпок. Он вызвал рубку и доложил Капитану о ситуации. Капитан Дрейк о ситуации, конечно, уже знал, поскольку сигнал голограф-проектора автоматически дублировался во время фиксации метрики.
– Дай пробный залп эмулятивным зарядом, нужно получить более точную карту.
– Как раз навожусь. Вы уже связались с базой?
– Ага, разумеется. Да тут до ближайшего Омега-ретранслятора почти парсек, не говоря уже о гипер-приемниках. Сигнал часов пять идет. Минут через двадцать должен придти ответ на первый сигнал об обнаружении корабля. По уставу мы в это время не можем придпринимать никаких активных действий, если нет угрозы жизням экипажа или терпящих бедствие выше четвертой степени. Я так понимаю, дрейф антиматерии относительно шлюпок почти нулевой?
– Вроде бы да, смогу сказать точнее, когда закончу зондирование.
– Угу. – Дрейк кивнул и отключил связь.
Павлов еще раз скорректировал положение силового канала и активировал фотонный зонд. Из носовой части корабля, рядом иглой портальной пушки, вырвалась вспышка света и тут же исчезла в гравитационном микроокне. Через миллиардную долю секунды следующая вспышка, на немного другой частоте, отправилась за первой. И так семь с половиной миллиардов раз. Анализаторы на дронах фиксировали микровыбросы энергии в точках аннигиляции и по ним выстраивали карту плотностей антиматерии. Результаты были так себе. Техник надеялся, что рой будет относительно однородным, обычно они такими и бывали. Однако эта чертовщина будто издевалась над людьми. Павлов снова вызвал Дрейка.
– Оно рябит.
– Я и сам вижу, что оно рябит. Что это значит?
– Это значит, что там перепады плотности в пятнадцать порядков, эта штука реконфигурируется, будто трясущееся на вибростенде желе. Вытащить корабли простым портальным залпом не удастся – такое серьезное искажение метрики неминуемо вызовет перераспределение и колоссальный взрыв.
– Это плохо, значит корабли спасения не могут идти через гипер. Ладно, продолжай сканирование. Вызови, как только получишь обработку по гравитационным искажениям. Соммерс, – Капитан повернулся в кресле, обращаясь к радисту – нужно отправить на все ретрансляторы сообщение о полном запрете на гиперпрыжки в этом секторе. Угроза девятого уровня. И дублируй на базу, пусть идут в Альфе или в 681м.
В это время Керинг открыл “Регистр звездных систем” и начал искать планеты в радиусе пары световых лет. Оказалось, что совсем рядом висела звезда класса G с семью планетами.
– Капитан, у меня предложение! – штурман вывел на экран карту сектора – Нужно прыгнуть.
– Зачем?
– Мы менее чем в световом году от звездной системы, на одной из планет есть автономная станция.
– Ну и что? Дозаправка нам не требуется.
– Гравитационное поле корабля создает наведенные помехи в плотностных АМ-детекторах. К тому же, у нас, если не ошибаюсь, имеется многоантенный телескоп типа “Сеть-12”. Я прав, Альберт?
– Да, забрали ее на Корифее-3а. – ответил высокий светлый норвежец Альберт Нильсен, глава научно-экспериментальной группы.
– Так вот, я работал на подобных, “Сеть-8”, на спасательном корабле. Они отлично настраивались для очень точного картографирования во всех диапазонах. Однако они работают только в гравитационно нейтральной зоне. Мы можем установить их для сканирования гипера, а самим прыгнуть к звезде и оттуда дистанционно управлять.
– А зонды?
– Зонды можно перекинуть в Омегу по дороге, точность только возрастет.
– Гм... что же, это вполне хорошая идея. Нильсен, вы сможете перенастроить телескоп?
– Да, сейчас займу наших механиков.
– Отлично. Андрей? – Капитан вызвал Павлова –
Показать полностью
-3

Упоротый SciFi за моим авторством %)

Эррон обеспокоенно оглядел индикаторы. За те двенадцать лет, что он проработал на "Спике", реактор первый раз работал на полную мощность, а стрелка на индикаторе напряженности силового поля застряла на верхнем краю шкалы. Азот циркулировал по трубкам системы охлаждения под максимальным давлением, но температура реактора все равно возрастала.
Рой неожиданно вырвался из-за облака кварк-глюонного газа - масс-детекторы плохо работают в Нуль-пространстве, особенно когда речь идет о такой экзотической вещи, как рой антиметеоритов. Не то чтобы антиметеоры были тут редким явлением, но обычно они были микроскопическими и одиночными, а роя таких огромных размеров и плотности не фиксировали еще никогда. Силовые поля, даже при максимальной напряженности, не справлялись, пришлось начать сброс радиоактивной смеси из реактора: она аннигилировала с антиматерией, создавая перед кораблем гребень реакции, что снижало нагрузку на щиты. Но даже эти меры не помогали, и периодчески на обшивке корабля возникали бесшумные вспышки взрывов, оставлявших на толстых плитах брони отметины и вмятины.
- Сколько еще? - тихо спросил Эррон у сидевшего рядом штурмана Грачева.
- Сорок шесть минут до выхода. Щиты еще держатся?
- Более-менее, но если плотность не снизится в ближайшие полчаса, рискуем выйти из прыжка на корабле, напоминающем сито. - процедил техник. - А раньше никак?
- Нет, прервем прыжок раньше, чем через сорок две минуты - и выйдем в довольно плотную туманность на субсветовой скорости. Ты-то точно должен понимать, что этого щиты точно не выдержат, и вместо сита мы получим горстку металлического песка.
"Спика" на максимальной скорости - около шестидесяти миллионов километров в секунду - ввинчивалась в пустоту, кое-где разбавленную облачками кварк-глюонной плазмы и комками нейтрино, заменявшими здесь звезды. Переборки вибрировали, микрогравитационные приводы противоперегрузочных коконов работали на полную, но людей все равно вдавливало в кресла. Это длилось сорок две минуты. Штурман взглянул на свой монитор, сверявший позицию корабля с точкой выхода в Пространство 1, и сказал "Можно", а на панели зажглась зеленым надпись "Готовность к прыжку". Техник активировал портальную пушку, и Капитан ввел команду на прекращение прыжка.
Заслонки, через которые выбрасывалась жидкость из реактора, закрылись, и теперь корабль защищали от потоков антиматерии, к счастью, поредевших, только силовые поля. Одновременно с этим из носовой части корабля выдвинулось нечто вроде длинной иглы, светившейся все ярче, мониторы снизили яркость. Через десять секунд, монотонно отсчитанных компьютером, на конце иглы вспыхнул яркий огненный шар, мгновенно расширившийся в воронку, втянувшую в себя корабль.
Переход произошел, как всегда, неуловимо для глаз. Вот мониторы показывали абсолютную черноту, разрываемую всполохами аннигиляции, а в следующий момент перед тобой знакомое звездное небо.
- Координаты? - капитан потянулся к голографической карте.
- Вышли на четыре парсека к северо-востоку от расчетных, видимо, компьютеру досталось от всех этих перегрузок.
- Эррон, как реактор?
- Перегрелся, пара стержней дестабилизировались, на ремонт уйдет часов шесть, еще два - на набор скорости для прыжка.
- Три, а не два, я не собираюсь второй раз рисковать, прыгая в этом же районе в Нуль-пространство на побитом корабле. Будем выходить в Омегу...
Показать полностью

Мы ищем frontend-разработчика

Мы ищем frontend-разработчика

Привет!)


Мы открываем новую вакансию на позицию frontend-разработчика!

Как и в прошлые разы для backend-разработчиков (раз, два), мы предлагаем небольшую игру, где вам необходимо при помощи знаний JS, CSS и HTML пройти ряд испытаний!


Зачем всё это?

Каждый день на Пикабу заходит 2,5 млн человек, появляется около 2500 постов и 95 000 комментариев. Наша цель – делать самое уютное и удобное сообщество. Мы хотим регулярно радовать пользователей новыми функциями, не задерживать обещанные обновления и вовремя отлавливать баги.


Что надо делать?

Например, реализовывать новые фичи (как эти) и улучшать инструменты для работы внутри Пикабу. Не бояться рутины и командной работы (по чатам!).


Вам необходимо знать современные JS, CSS и HTML, уметь писать быстрый и безопасный код ;) Хотя бы немножко знать о Less, Sass, webpack, gulp, npm, Web APIs, jsDoc, git и др.


Какие у вас условия?

Рыночное вознаграждение по результатам тестового и собеседования, официальное оформление, полный рабочий день, но гибкий график. Если вас не пугает удаленная работа и ваш часовой пояс отличается от московского не больше, чем на 3 часа, тогда вы тоже можете присоединиться к нам!


Ну как, интересно? Тогда пробуйте ваши силы по ссылке :)

Если вы успешно пройдете испытание и оставите достаточно информации о себе (ссылку на резюме, примеры кода, описание ваших знаний), и если наша вакансия ещё не будет закрыта, то мы с вами обязательно свяжемся по email.

Удачи вам! ;)

Показать полностью
Отличная работа, все прочитано!