Dmitrygrut

Dmitrygrut

пикабушник
поставил 82 плюса и 59 минусов
отредактировал 0 постов
проголосовал за 0 редактирований
5116 рейтинг 86 подписчиков 25 комментариев 75 постов 14 в горячем
17

Волны гасят ветер

В последней части трилогии о Максиме Каммерере («Обитаемый остров», «Жук в муравейнике», «Волны гасят ветер») братья Стругацкие размышляют над одним из основных вопросов научной фантастики: что будет делать «сверхразум», столкнувшись с человеческой цивилизацией? И дают на него несколько парадоксальный ответ: ему на человеческую цивилизацию будет глубоко наплевать.

11

American Gods

"Американские боги" — одно из самых известных произведений Геймана. Это роман о богах, привезенных в Америку людьми из разных уголков мира, почитаемых, а потом забытых, и о том, к чему не может остаться равнодушным ни один мужчина: о поисках отца, родины, возлюбленной, о символической и реальной смерти.

_____________________

Именно по этой книге, не так давно, вышел невероятно завораживающий одноименный сериал.

-11

Лучший роман на русском языке. Время женщин. Елена Чижова

Мое первое воспоминание: снег… Ворота, тощая белая лошадь. Мы с бабушками бредем за телегой, а лошадь большая, только почему–то грязная. А еще оглобли – длинные, волокутся по снегу. В телеге что–то темное. Бабушки говорят: гроб. Это слово я знаю, но все равно удивляюсь, ведь гроб должен быть стеклянный. Тогда бы все увидели, что мама спит, но скоро проснется. Я это знаю, только не могу рассказать…

12

Александр Ширвиндт и Михаил Державин. Спектакль Театра Сатиры

М. Державин и А. Ширвиндт играют в этом спектакле двух актеров – трагика и комика. Репетиции, гастроли… Жизнь театральная переплетается с жизнью реальной.

Именуя друг друга Аркадием и Геннадием (Счастливцев — Несчастливцев), артисты, не скрывая, играют сами себя. Все ложится идеально: и амплуа (комик–трагик), и веселая репутация любимцев публики. И даже манера общения друг с другом, нажитая в эстрадных дуэтах, где Ширвиндт — скептически усталый умник, а Державин — милый простак. Пьеса писалась именно на них человеком, которого связывает с артистами личная дружба. Ширвиндт с Державиным играли Гоголя и Грибоедова, Шекспира, Чехова, Мольера. А в конце 90–х вышли на сцену самими собой, взяли поверх смешной чепухи отчетливую пронзительную ноту. Артисты–шестидесятники вдруг запросили покоя и чего–то еще неуловимого, исполненного в интонациях старого исповедального театра. Того театра, где, казалось, все было чисто. Не на продажу.

28

Улитка на склоне в исполнении автора

Из всех читателей, которых я знаю, по–моему, есть только один или два человека, которые поняли.

Борис Стругацкий о повести «Улитка на склоне»

Надеюсь, мы найдем этих двоих...

-10

Одна из самых обсуждаемых книг 2017 года

Пишет Сальников как, пожалуй, никто другой сегодня, а именно — свежо, как первый день творения. На каждом шагу он выбивает у читателя почву из-под ног, расшатывает натренированный многолетним чтением “нормальных” книг вестибулярный аппарат. Все случайные знаки, встреченные гриппующими Петровыми в их болезненном полубреду, собираются в стройную конструкцию без единой лишней детали. Из всех щелей начинает сочиться такая развеселая хтонь и инфернальная жуть, что Мамлеев с Горчевым дружно пускаются в пляс, а Гоголь с Булгаковым аплодируют. Поразительный, единственный в своем роде язык, заземленный и осязаемый материальный мир и по-настоящему волшебная мерцающая неоднозначность (то ли все происходящее в романе — гриппозные галлюцинации трех Петровых, то ли и правда обнажилась на мгновение колдовская изнанка мира) — как ни посмотри, выдающийся текст и настоящий читательский праздник.

Галина Юзефович

-14

Самая реалистичная антиутопия. Джордж Оруэлл

Я в шоке, дорогие товарищи. Это самая страшная книга в моей жизни. Да–да, старина Кинг нервно курит в сторонке со своими Лангольерами, Томминокерами и ОНОм. Потому что в отличие от этих "страшилок" мир Оруэлла правдив, этим и страшен.


Люди, они такие нежные создания, что с ними можно сделать всё что угодно. Человек слаб, и когда ему больно и страшно — он способен на любое предательство, даже предательство самого себя. Особенно, если знает, что избавления в виде смерти от этого страха и этой боли ему не дождаться.


У меня просто волосы вставали дыбом от узнавания. От осознания того, что сейчас отращивает себе первые ложноножки, но уже вполне жизнеспособно для того, чтобы вырасти в монстра. Один Старший Брат у нас уже был, Отцом Народов назывался, но тогда чего–то не срослось, возможно, не хватило технического уровня, возможно, слишком мужественных людей компартия воспитывала, а с такими труднее. Последователи, опять же, думали больше о себе, а не о благе партии.


Зато сейчас всё готово. И новый СБ будет, вероятно, еще страшнее Оруэлловского...

Отличная работа, все прочитано!