Как мой дед защищал мой дом

77 лет назад – 13 марта 1943 года состоялся бой в Рогани, пригороде Харькова – всего в нескольких километрах от дома, в котором я сейчас живу. Непосредственно на кладбище в Рогани похоронена моя бабушка, а её будущий муж – мой дед, офицер артиллерийской разведки Пётр Прокофьевич Лисичкин, принимал участие в описанных ниже событиях.


Село Рогань находится на международной автомагистрали Киев – Харьков – Чугуев – Ростов-на-Дону, на юго-восточном выезде из Харькова. Оно раскинулось в низине по обеим сторонам реки Роганки, которая не являлась препятствием не только для прохода пехотных подразделений, но и для танков. В самом селе каменных зданий было три: церковь, школа и сельский совет, остальные глинобитные. Местность у Рогани резко повышается к западу, что давало противнику превосходство над советскими оборонительными позициями в Рогани.


Однако главная атака на Рогань шла не с запада, т.е. со стороны Харькова (ещё не полностью занятого противником), а с севера – в обход Харькова.


Это были последние дни Третьей битвы за Харьков. Наступательная операция Воронежского фронта, под кодовым названием «Звезда», была логичным продолжением Сталинградского контрнаступления советских войск, и включала в себя освобождение Харькова 16-го февраля.


Однако противник, перебросив под Харьков дополнительные силы: как из Европы, так и отступавшие с Кавказа и с берегов Волги, нанёс контрудар и снова овладел Харьковом.

Немецкая концепция штурма Харькова предполагала глубокий обход города с севера силами Второго танкового корпуса СС – от Люботина через Дергачи и Салтовку – к Рогани и Чугуеву, где они должны были соединиться с армейским 48-м танковым корпусом, подошедшим к Харькову с юга, образовав кольцо вокруг города.


Нынешней Окружной дороги тогда ещё не было, но была дорожная сеть на окраинах Харькова, в частности – дорога, идущая восточнее Харькова параллельно нынешней Окружной в 5 километрах восточнее её – через Ольховку, Степанки, Малую Рогань, в Большой Рогани пересекаясь под прямым углом с трассой Харьков – Чугуев – Ростов. Впрочем, та дорога есть и сейчас, ею пользуются контрабандисты и выпившие водители для объезда стационарного поста ГАИ перед Роганью.


А в марте 43-го по этой дороге, с севера подходила к Рогани танковая дивизия СС «Тотенкопф», завершавшая свой маневр по окружению Харькова. Не вся, правда: после гибели командира дивизии, Теодора Эйке (он был убит 26 февраля в районе Лозовой), «Тотенкопф» была, говоря военным языком, «раздёргана» и уже не использовалась как единая дивизия. Одна её треть в эти дни сражалась в Богодуховском районе (там и сейчас живёт моя тёща), другая – южнее Харькова, а в описанных ниже событиях участвовала боевая группа – один из полков «Тотенкопфа», существенно усиленный самоходной артиллерией.


Здесь оборонялась советская 113-я стрелковая дивизия, перед этим (9-11 марта) участвовавшая в боевых действиях в Тарановке Змиевского района.


1288-й стрелковый полк этой дивизии вышел в сторону рубежа обороны из района Терновое – Шмаровка – Красная Поляна и подошел к селам Сороковка и Рогань к 6 часам утра 12-го марта, после 30-километрового марша из Тарановки. Солдаты были обуты в валенки, которые за четверо суток марша были стерты до дыр и разбухли от весенней распутицы. Задача полка была подготовить и удерживать оборону по реке Роганка от хутора Степанки на юг, далее на хутора Коропы, Назариев, Хромой, Малая Рогань и Большая Рогань.


1-й стрелковый батальон этого полка занял оборону в Малой Рогани, 3-й стрелковый батальон – в учхозе «Коммунист» (ныне «Докучаевское»), 2-й стрелковый батальон под командованием капитана Черкашина получил приказ подготовить оборону на западной окраине с. Рогань, препятствуя возможному прорыву танков противника со стороны Харькова на шоссе Харьков – Ростов-на-Дону в сторону Чугуева. Передний край обороны 2-го батальона (протяженностью 1,8 км) проходил от упомянутой дороги на Малую Рогань по гребню высот к северо-западу и до развилки дорог на станцию Рогань, где сейчас поворачивает направо маршрутка, идущая от переезда на кладбище.


Все три роты 2-го батальона развертывались в один эшелон. С 14:00 командиры рот стали выводить личный состав для подготовки линии обороны. 4-я стрелковая рота прикрывала дорогу на Малую Рогань с одним станковым пулеметом и двумя противотанковыми ружьями.


Левее 6-я стрелковая рота заняла оборону у шоссе Харьков – Ростов-на-Дону с тремя противотанковыми ружьями (у самого шоссе) и двумя станковыми пулеметами (на флангах), и одно противотанковое орудие простреливало шоссе.


Ещё левее 5-я стрелковая рота обороняла высоту «173,5» с одним станковым пулеметом на фланге и двумя противотанковыми орудиями в кустарнике у дороги, ведущей на станцию Рогань. В резерве был сводный взвод автоматчиков у штаба батальона на северо-западной окраине села, там же был ещё один станковый пулемет на зенитном станке. Минометная рота располагалась у пруда и готова была вести огонь по всем трем направлениям.

Телефонной связи с ротами не было из-за отсутствия кабеля.


К 23:00 большая часть бойцов смогли только углубится в мерзлую землю, и были защищены лишь смежными брустверами. Выставлено было боевое охранение на шоссе Харьков – Ростов-на-Дону в 800 м западнее от линии обороны батальона. К 23:00 прибыли подводы с продуктами со стороны Чугуева.


Для усиления батальону была придана стратегическая артиллерия – вторая батарея 1112-го артиллерийского полка, в составе двух 203-мм буксируемых гаубиц Б-4 (аналог нынешних «Пионов»). Её позиция располагалась в саду в 400 м от церкви села Рогань.


Мой дед, офицер артиллерийской разведки штаба Воронежского фронта Пётр Прокофьевич Лисичкин, в самом начале Воронежско-Харьковской наступательной операции (в 1-й половине января 1943 года) был прикомандирован именно к этому 1112-му артполку, что видно из приведенного скана наградного листа. Но у меня нет сведений – был ли он с этим полком именно в день боя в Рогани, и именно с этой батареей (а в полку четыре батареи). Скажем так: вполне возможно, что был. Такие вещи более точно установить невозможно.


13 марта в 5 часов утра, передовое подразделение немецкой танковой дивизии СС «Тотенкопф», которым командовал оберштурмбанфюрер СС Отто Баум («группа Баума»), выдвинулось в сторону Рогани с севера – через Сороковку и Ольховку, двигаясь от верховьев реки Роганки, от шоссе Харьков – Старый Салтов. В эту группу входила и рота тяжелых танков «Тигр».


В 7:00 эсэсовцы атаковали правый (северный) фланг 1288-го стрелкового полка, в 9:00 они с боем взяли хутора: Коропы, Назарцев и Хромой. В 10:00 группа Баума уже вела бой за Малую Рогань при поддержке авиации. Через час 30 бойцов из 1-го стрелкового батальона, обороняющего Малую Рогань, были подобраны разведкой 2-го батальона и вошли в его состав для обороны села Рогань.


В 11:40 с запада, со стороны г. Харьков на ростовском шоссе появился немецкий разведывательный дозор из трех лёгких танков – это уже из дивизии СС «Дас Райх», прошедшей через Харьков по Московскому проспекту – их вектор наступления был перпендикулярен «Тотенкопфу», пересекаясь в Рогани. Когда дозор приблизился к боевому охранению, по нему был открыт огонь из противотанковых орудий. И в этот момент, совершенно неожиданно для всех, вступил в бой одинокий танк «Т-34», который прошел через Рогань с востока (от Чугуева) в сторону Харькова. Под его давлением, передовой эсэсовский дозор отступил за гребень западнее боевого охранения батальона. В это же время из Малой Рогани вышло ещё 50 бойцов вместе с командиром, из соседнего 1-го батальона. Эта группа была размещена на развилке дорог в сторону станции Рогань.


В 12:00 пехота противника атаковала 5-ю роту (станция Рогань) со стороны нынешней улицы Роганской, по нынешнему маршруту автобуса 304, при поддержке трех танков и минометного огня. Им ответили ружейным огнем стрелки 5-й роты и левофланговый станковый пулемет 6-й роты, а минометная батарея из глубины обстреляла наступающего противника. Эсэсовцы стали окапываться в 80 м от позиций 6-й стрелковой роты. Их танки подожгли тот самый, единственный «Т-34», который оставался на шоссе, танкисты смогли потушить пожар и отошли в с. Рогань своим ходом. Этот танк и сейчас стоит здесь – на постаменте за забором воинской части, его видно из окна проезжающей электрички перед станцией Рогань. И командир его тоже здесь – лежит в братской могиле в с. Рогань.


«… Ты в Вечном огне видишь вспыхнувший танк,

Горящие русские хаты,

Горящий Смоленск, и горящий рейхстаг,

Горящее сердце солдата…»


В 12:30 по позициям батальона и селу Рогань авиацией противника был нанесен бомбовый удар: 24 бомбардировщика «Ю-88» сбросили до 150 осколочных и фугасных бомб, уничтожив полностью 2 квартала в селе. А ещё через 30 минут, с севера – из Малой Рогани – вышли до 20 немецких танков при поддержке двух рот пехоты; из сада вблизи Малой Рогани вышли ещё 6 танков. Продвижение противника было медленным, поскольку по нему открыли огонь обе 203-мм гаубицы 1112-го артполка, своими 100-килограммовыми фугасными снарядами. Понятно, что при прямом попадании от «Тигра» оставалась только одна треть, но крайне проблематично было попасть: эти орудия рассчитаны на дистанцию стрельбы до 30 километров, их использовали в качестве противотанковых от полнейшей безысходности.


«… Тигры прут, по-дикому упрямы,

Но со мною в этот трудный миг

Вместе, к окулярам панорамы

Весь наш полк, наверное, приник …»


К 15:00 пехота противника уже приблизилась на дистанцию 800 метров, и по ней был открыт огонь батальона из всех видов оружия: пулеметов, минометов, противотанковых ружей и личного стрелкового оружия. Минометная рота расстреляла все свои боеприпасы.

Полной неожиданностью для 4-й стрелковой роты стала атака упомянутых шести танков со стороны сада у Малой Рогани, которые на полной скорости атаковали правый фланг роты. Только два из них были подбиты бронебойщиками, а остальные четыре прошлись по переднему краю обороны, уничтожив и бронебойщиков и давя гусеницами плохо окопавшихся стрелков.


Ситуация сложилась критическая и спасли её вовремя подоспевшие танкисты из состава 2-го гвардейского Тацинского танкового корпуса генерала Баданова. Семь танков «Т-34», после сражения в Тарановке, шли маршем из района Каменной Яруги в сторону Харькова, с целью прикрытия Белгородского направления, и остановились у церкви в Рогани. Командир батальона капитан Черкашин попросил танкистов о поддержке, и два танка «Т-34» атаковали прорвавшегося противника. Ими были подбиты два немецких танка, а уцелевшие отошли. Пехота противника не успела воспользоваться этим прорывом танкистов, и залегла. 4-я стрелковая рота потеряла в этом бою станковый пулемет, два противотанковых ружья и 15 человек.


До 17:00 атаковать Рогань всеми силами группа Баума не могла, т.к. им препятствовали контратаки танковых подразделений Красной Армии из района Чугуева, поэтому рота «Тигров» была переброшена именно на тот участок, в сторону Чугуева, не заходя в Рогань. Общая ситуация на 16:00 была таковой, что дивизия СС «Тотенкопф» перекрыла дороги из Харькова на Волчанск и Чугуев. А в 16:20 группа Баума была сконцентрирована у с. Рогань на шоссе Харьков – Ростов-на-Дону. Ещё одна немецкая танковая группа (дивизии «Дас Райх») была в 17:10 в Лосево (т.е. фактически у Тракторного Завода). Таким образом, для уцелевших батальонов 1288-го стрелкового полка был только один возможный путь отхода – на юго-восток, в сторону села Зеленый Колодезь, а также на восток на Каменную Яругу, но последняя простреливалась противником.


В 17:00 батальон подвергся авианалету до 40 самолетов «Ю-87» и «Ме-110» и нескольких истребителей «Ме-109». В это же время по восточному берегу реки Роганки на село двинулись 6 танков «Тигр». Прибывшая в Рогань к этому времени батарея 1208-го легко-артиллерийского полка открыла по ним огонь, но её снаряды были бессильны. В 17:20 «Тигры» уже достигли северо-восточной окраины Рогани. К этому времени из Рогани уже ушли советские танки в сторону Каменной Яруги. «Тигры», прикрываясь домами, вышли к берегу реки Роганки, высадили десант и открыли фланкирующий огонь по 4-й роте и по командному пункту батальона.


В 17:30 началось наступление эсэсовцев на другие участки обороны. Группа танков противника с пехотой попыталась прорваться вдоль шоссе в сторону Чугуева, но эту атаку удалось отбить и они остановились, не пытаясь приблизиться. Из Малой Рогани вышла ещё группа немецких танков с пехотой, и тогда 4-я стрелковая рота не выдержала натиска и начала отходить на юго-западную окраину Рогани. По приказу командира батальона минометная рота (60 человек), оставив бесполезные уже минометы (кончились боеприпасы к ним), заняла оборону и прикрыла отход 4-й стрелковой роты. Поддержал минометную роту станковый пулемет и противотанковое орудие, и противник залег в 300 м от её позиций.


Танки противника вынуждены были отойти под выстрелами прямой наводкой двух 203-мм гаубиц 1112-го артполка). Резервный взвод автоматчиков разместился в домах у реки Роганки и заставил пехоту противника на восточном берегу отступить до домов и оттуда вести перестрелку. Командир батальона сумел остановить и отступающую 4-ю роту, заставив её вести огонь по противнику.


Одна из групп эсэсовцев ползком приблизилась к саду у церкви, где стояли обе 203-мм гаубицы. Хотя батарея с помощью бойцов минометной роты сумела быстро свернуться и выйти из сада и пересечь мост, однако одно орудие было разбито прямым попаданием из танка, а второе орудие, переправившись, провалилось под лёд в 2-х км от моста. Шестнадцать артиллеристов второй батареи 1112-го артполка захоронены в братской могиле в Рогани, вместе с упомянутым выше командиром танка.


В ходе этой схватки противник овладел восточной частью села Рогань, отдельными строениями на северной окраине и оттеснил 4-ю стрелковую роту на северо-западную окраину.


До 20:00 противник обстреливал позиции батальона из пулеметов и минометов. В 21 час 7 немецких танков при поддержке до роты мотопехоты подошли к позициям 1-й стрелковой роты. Эту атаку удалось отбить, эсэсовцы отошли, оставив подбитыми один танк и две автомашины. Командный пункт батальона был переведен в овраг у пруда. У них оставалось мало боеприпасов. Связи с командованием полка не было, отправленный офицер связи не вернулся назад.


В 23:00 началась атака противника силами до 2-х рот пехоты при поддержке трех танков на позиции минометной роты, а ещё один взвод пехоты противника пытался обойти правый фланг взвода автоматчиков. Командир батальона отдал приказ 6-й роте покинуть рубежи обороны и бегом по лощине выйти к пруду, откуда 52 бойца роты бросились в контратаку и выбили противника из хат в районе церкви, потеснив его до северо-западной окраины Рогани.


Одновременно контратаковала и 1-я стрелковая рота также из района пруда в направлении южной окраины Рогани, откуда выбила эсэсовцев. Оберштурмбанфюрер Баум доложил командиру дивизии СС «Тотенкопф», что его группа вытеснена из Рогани, но он контролирует дорогу Харьков – Ростов-на-Дону.


По состоянию на 0:30 ночи с 13 на 14 марта, 2-й батальон капитана Черкашина занимал следующие позиции: 1-я стрелковая рота (перешедшая к нему в подчинение из соседнего 1-го батальона из Малой Рогани) удерживала южную окраину села Рогань по западному берегу реки Роганка; взвод автоматчиков находился в домах южнее моста через реку; левее минометная рота обороняла площадь и церковь с сельским советом. Дома по обеим сторонам шоссе Харьков – Ростов-на-Дону занимала 6-я стрелковая рота. 4-я стрелковая рота располагалась вдоль шоссе, а 5-я стрелковая рота занимала свои прежние рубежи на высоте «173,5». Учитывая отсутствие боеприпасов, капитан Черкашин принял решение вывести батальон из Рогани и собрать его возле учхоза «Коммунист» (ныне Докучаевское). А уже оттуда выдвинуться вновь на шоссе между Роганью и Каменной Яругой, продолжая выполнять задачу.


В 1:00 ночи, 4-я и 5-я стрелковые роты вышли на южную окраину Рогани. 6-я рота должна была находиться на позициях ещё час. Стрелковые роты, минометная рота, две 45-мм пушки, все 6 минометов и неповрежденные станковые пулеметы были переправлены у водокачки и к 2:00 сосредоточились у Докучаевского. В 3:00 к батальону присоединилась 6-я рота и взвод автоматчиков. За 13-е марта батальон капитана Черкашина потерял до 100 человек убитыми, 5 ручных пулеметов, 4 станковых пулемета и 4 противотанковых ружья.


В 5:00 утра батальон капитана Черкашина вновь вышел к шоссе Харьков – Ростов-на-Дону между Роганью и Каменной Яругой. Здесь они встретились с офицером связи из штаба своей 113-й стрелковой дивизии, который направил этот батальон на соединение с соседним 1292-м полком. Вышестоящее командование поставило 113-й стрелковой дивизии задачу удерживать линию обороны у села Зарожное и до Каменной Яруги. Кстати, у моих родителей ранее была дача в этом с. Зарожном.


Ночью в Рогань были переброшены остатки 18-го танкового корпуса генерала Бахарова – 6 танков «Т-34» и неполная 32-я мотострелковая бригада. В поддержку ему был придан 141-й отдельный танковый полк, в котором оставалось 8 танков, из них 5 легких «Т-70», а также 173-я танковая бригада генерала Мишулина. Танкисты без боя вошли в Рогань, незадолго до этого оставленную батальоном капитана Черкашина, но надолго удержать её не смогли и отступили на восток, в сторону Чугуева – в Каменную Яругу.


Утром 14 марта оберштурмбанфюрер Баум доложил в штаб танковой дивизии СС «Тотенкопф», что его группа возобновила наступление на Рогань в 5:45 утра, а через час боя в 6:45 – новый доклад о том, что он занял восточные околицы Рогани, но дальше продвинуться не может. А в 10:55 он уже докладывает о том, что его группа село захватила и из Рогани начинает выдвигаться на Чугуев. Также в донесениях сообщалось, что группа не может более вести активных боевых действий по причине недостатка в топливе для танков. Только на следующий день, 15 марта, группа Баума получила топливо по воздуху.


Последним вел бой у села Рогань выходящий из окруженного Харькова 595-й артиллерийский полк. Его две батареи и два взвода пехоты были атакованы в Рогани на шоссе Харьков – Ростов-на-Дону с трех сторон 17-ю танками противника с десантом автоматчиков. Артиллеристы подбили 2 танка и уничтожили до двух взводов пехоты противника, а сами потеряли в этом бою 8 человек убитыми, 3 ранеными, одно орудие, трактор с боеприпасами, и четыре грузовика.


Таковы основные события, которые происходили в с. Рогань в 13-14 марта 1943 г. Сегодня в поселке городского типа Большая Рогань установлен памятник на братской могиле, где захоронено 900 человек (включая и тех, кто погибнет за Рогань позже – в августе 1943 года).


«… Родина, суровая и милая,

Помнит все жестокие бои.

Вырастают рощи над могилами,

Славят жизнь по рощам соловьи.


Дней военных грозные мелодии,

Радость или горькая нужда –

Всё проходит, остаётся Родина,

То, что не изменит никогда…»


Интерактивная карта боевых действий:


https://yandex.ua/maps/?um=constructor:9226544f61ad4cae41342030f86c67b9ef8cbf0905d09e5d235c093b8c64111b&source=constructorLink

Как мой дед защищал мой дом Харьков, Бой, Март, 1943, Длиннопост