logistfm

пикабушник
поставил 25993 плюса и 19 минусов
проголосовал за 0 редактирований
2870 рейтинг 223 подписчика 42 комментария 11 постов 7 в "горячем"
30

Призрачная электричка 3. Часть 1

Я неспешным шагом шел с работы к железнодорожной станции. В наушниках играла какая-то легкая попса. Несмотря на то, что я слушаю в основном тяжелую музыку, я не брезгую еще иногда послушать что-то популярное по радио. На улице было уже прохладно, но еще не дубак. А может, я еще не успел замерзнуть, потому что пар уже шел изо рта. Проходя мимо своей машины, я закинул туда кое-какие бумаги по работе, забрал небольшой пакет с квадрокоптером, который должен был отдать Темычу, и пошел на станцию. Мы собирались с товарищами на хоккей и переться на 3 машинах не собирались, так как все давно не виделись, а пообщаться хотелось. Поэтому решили поехать на одной. Свою же машину я оставил около офиса, так как собирался вернуться за ней поздним вечером и уже на ней поехать домой.


Так же неспешно я пришел на станцию, взял в кассе билет и прошел на перрон. Музыка в наушниках притихла, а затем снова заиграла с прежней громкостью. Значит, пришло сообщение. Я достал телефон из внутреннего кармана и посмотрел на экран. Это было сообщение от моего друга Темыча.

- Ну я выехал за тобой! – было написано в Вацапе.

- Давай, я уже на платформе, – ответил я ему.


Ехать мне надо было всего одну остановку, на которой мы договорились встретиться и поехать в ледовый дворец. Телефон снова завибрировал:

- Ты пиво будешь? - спрашивал Темыч, добавляя к вопросу кучу скобок.

- Я ж за рулем, мне обратно домой ехать, - ответил я.

- Мне тоже. Так брать? – опять вопрос с кучей скобок.

- Бери! – с таким же количеством скобок ответил я. Конечно же, он возьмет кока-колу и еще что-нибудь пожрать, так как Темыч вел здоровый образ жизни, а про пиво только шутил.


Темыч прочитал сообщение, но ничего не ответил. Я поднял глаза и приятно удивился. Прям передо мной стояла электричка с открытыми дверями. Я шагнул в тамбур и почувствовал, как за мной с грохотом закрылись двери. Динамики электрички что-то невзрачно прохрюкали, и она начала набирать ход.


Я разблокировал телефон и написал своему товарищу:

- Я в электричке, еду к тебе! – я нажал на отправку, но сообщение не уходило. Вместо галочки на сообщении так и висели маленькие часики. Я поднял глаза на верхнюю сторону экрана, где был индикатор приема сети. Сейчас он был пуст.


"Да и хер с ним, - подумал я. - Все равно сейчас приеду через 2 минуты и увидимся". Я переключил песню и убрал телефон обратно во внутренний карман куртки. Прислонившись к стальной обшарпанной стене вагона, я уставился в окно. Огромная луна ярко светила в окно вагона, освещая серый и холодный лес…


Меня словно слегка кольнули иголкой. Какая, к черту, луна? Когда я был на платформе, еще смеркалось. Не могло же стемнеть за 30 секунд? И какой к черту лес, когда в окне должны быть многоэтажные дома и дорожные развязки? Сердце с тревогой заколотилось сильнее. Я подбежал к другому окну, в котором было то же самое. Как сейчас говорит молодёжь: WTF? Что здесь происходит?


Я кинулся внутрь вагона с надеждой, что, может, кто-то из людей мне поможет понять, что тут происходит. Но вагон был пуст. Самое неприятное, что освещался он очень тусклыми светильниками, как будто специально, для атмосферы, понизили напряжение. Я без раздумий развернулся и кинулся в вагон напротив. Как и следовало ожидать, он тоже был пуст.


Может, я сплю? Или мне кажется? Я похлопал себя по щекам. Да нет, не сон, сознание четкое и ясное. Может, дернуть стоп-кран? Я повернулся к тому месту, где должен был быть стоп-кран. Но на его месте ничего не было. Только стальной лист с выштамповкой под ручку стоп-крана. Мой взгляд упал на кнопку вызова машиниста. Не раздумывая, я подскочил к ней и нажал.


Вместо вежливого «Машинист слушает» из динамика пошел громкий и дикий скрежет, похоже на звук старого модема, который загружается через телефонную сеть, только намного противней, раз так в тысячу. Испугавшись звука, я отскочил в тамбур. Мысли метались в голове, и я не знал, что делать. Музыка в ушах стала раздражать, поэтому я вытащил наушники и выключил музыку. "Может, попробовать дойти до машинистов? - подумал я. - Давай попробуем…"


Я пошел в направлении поезда. Конечно же, он был пустой. Ни единой души. Наверное, Темыч сейчас думает, какой я дебил: если бы не хотел ехать на хоккей, так и сказал бы, а не устраивал спектакль с отключением телефона. Темыч, извини, если выберусь отсюда когда-нибудь, то расскажу тебе, почему я тогда пропал. За своими мыслями я прошел, наверное, вагонов двадцать, а то и больше. Но конца поезда не было видно.


-Да что за чертовщина-то?! – выкрикнул я в пустой вагон, когда в очередной раз увидел пустые сиденья и тусклый свет. От нервов у меня стали подкашиваться ноги, а лицо загорелось, будто я сижу около русской печи. Я сел на ближайшее сиденье и, обхватив голову руками, стал думать, что делать дальше.


Что за странная такая электричка бесконечная, как я сюда попал и как отсюда выбраться? В голове возникла интересная мысль. Достав телефон, я открыл навигатор. Навигатор загрузился, но местоположение он не определял, даже ни одного спутника не показывал. Хорошо, что я зарядил телефон перед выходом с работы, поэтому сейчас у него было 94% зарядки. Я не придумал ничего лучше, чем записать видеообращение. Включив на телефоне камеру, я начал говорить:

- Меня зовут Шереметьев Дмитрий Борисович. Я сел в эту электричку 29 октября, – я назвал нынешний год. – Темыч, если ты это смотришь, значит, я либо умер, либо сам тебе это показываю. Извини, я сел не в ту электричку, - я поднес часы к камере. – Мы с тобой должны были уже ехать на хоккей, но я в этой электричке, – я перевел камеру на окно. – Тут за окном только этот лес и луна, а электричка между тем все едет и едет. Не знаю, выберусь ли я. Выхода здесь нет, я пробежал уже 20 вагон…


Я прервался, так как электричка стала замедляться.


- Похоже сейчас будет остановка… Посмотрим, что здесь.


Я, не выключая камеры, встал и вышел в тамбур. Электричка остановилась, и двери с грохотом распахнулись. Первое, что я почувствовал, это дикий холод. Когда я садился в эту чертовку электричку, на улице было примерно +3 градуса. А тут все -15!


Полумрак за дверями сильно давил на психику. Но все же я решился выйти на платформу. Звенящая тишина… Абсолютно пустая платформа с одним фонарем и каким-то указателем. Фонарь был настолько тусклым, что, кажется, у меня диод в телефоне горит ярче. Подойдя к фонарю, я повернулся к электричке… Бесконечные вагоны с двух сторон, уходящие в темноту леса. Я перевел камеру на себя:

- Руки стынут, пока съемку заканчиваю… - я выключил телефон и убрал его во внутренний карман куртки. Пока я осматривал станцию, если можно ее так назвать, я заметил, что здесь почти нет цветов, как будто кто-то взял пульт, выкрутил насыщенность на минимум. И только фонарь сильно отливал желтым. Тихо так…


Вы, наверное, подумаете, что когда тихо, - это хорошо. Нет! Когда ТАК тихо, - это плохо! Тишина здесь была гнетущей и давящей на уши, тянущаяся и липкая, как жвачка. Брр… У меня по спине пробежали мурашки.


Я застегнул молнию куртки до конца и втянул голову в плечи. Постояв так некоторое время, тишину пронзило противное хрюканье из динамиков электрички. Что делать? Остаться тут или обратно в электричку?


Двери с грохотом закрылись. Я вошел в вагон и присел на ближайшее сиденье. Пейзаж за окном медленно поплыл… Надо было думать, как отсюда выбираться. И тут я вспомнил про квадрокоптер Темыча, который еще болтался у меня на руке в сумке. Думаю, на очередной станции я его использую. Пусть пока подождет, чтобы понапрасну не расходовать заряд. Я вздохнул и прижался лбом к холодному стеклу. Не знаю, сколько я так просидел. Час или два. Может, 10 минут. На часы я не смотрел, да и не хотелось. Видимо, я начал потихоньку отъезжать в сон. Потому что когда сзади раздался звук раздвигающихся дверей, я вздрогнул. Смотреть назад было страшно. Еще страшнее было не знать, что там сзади. Явно кто-то протискивался в салон. Двери несколько раз раздвинулись и сдвинулись, громко ударяясь об упоры на стенах вагона. К мерзким звукам протискивания добавился еще и голос: «Ыыыыыы…эээээ…ааааааа…» По моим ощущениям, двигалось это нечто очень медленно. Я встал с сиденья и медленно повернулся… То, что я увидел, заставило меня онеметь от страха. Сердце перестало биться и упало куда-то в штаны… В дальнем конце вагона двигалось оно… Пеннивайз из фильма «Оно» был просто чмошным красавчиком. Я не знаю, из чьих кошмаров вышел этот мутант, но фантазия у него прекрасная… и больная.


Монстр передо мной был настолько огромным, что ему приходилось нагибаться, чтобы пройти по вагону. Полностью войдя в вагон, он постоял секунду и, словно вздохнув, пошел вперед. Монстр медленно пошел вперед, при этом начал ощупывать каждое сидение своими огромными ручищами, которые были размером с тумбочку. Он тщательно проверял всё пространство в вагоне. Щупал под сидениями, сами сидения и даже ощупывал полки для багажа. При этом он бормотал что-то нечленораздельное, фыркал, похрюкивал и хрипел. Что он там бормотал, я не расслышал, да и не особо хотелось. Я развернулся на пятках и рванул вперед к носовой части поезда. Со страху я так рванул, что даже не заметил, сколько вагонов пробежал. Влетев в очередной вагон, я не сразу заметил фигуру человека у окна. Только пробежав мимо 2-3 ряда сидений, я затормозил. И обернулся.


- О! Привет! – человек заметил меня и махнул рукой. – Дружище, иди сюда - гостем будешь!


Фраза больно резанула по ушам. В моей голове пронеслось куча воспоминаний и образов людей.


- Боцман? – хрипло спросил я. Именно так мы прозвали Андрея Кондрашова, когда его призывником привезли к нам в учебную роту. Андрей был самым старшим из всех призывников, мне тогда было 23, а Андрею 26 лет, и через два дня после призыва исполнилось 27 лет. Я на тот момент отслужил уже почти месяц, но был еще «запахом», как и Андрей. А прозвали мы его так за приличную бороду. Поскольку служили мы в ВМФ, то после присяги мы должны были стать карасями. Бороду он побрил впервые полчаса пребывания в учебке. А кличка так и закрепилась. Даже офицерский состав и деды так и звали Андрея Боцманом. Андрей очень гордился ей. Так как у других клички были обидные и неоригинальные. Андрей был парнем очень веселым, даже чересчур. Когда после суток мы где-то встречались, он всегда приветствовал меня и других ребят своим фирменным: «Дружище, иди сюда - гостем будешь!»


- Знакомы? – парень очень удивился и встал со своего места.

- Дима… - так же хрипя, ответил я. – Аэропорт… - я назвал свою армейскую кличку.

- Дима… - повторил парень. – Шереметьев!!! – Андрей ловко перепрыгнул сиденье и подбежал ко мне. Мы осторожно обнялись. - Димастый… - Андрей сжал меня так, что у меня затрещали кости. – Уж кого, а тебя я не ожидал увидеть…

- Андрюха! Мне дышать нечем, – прошептал я.

- Да, конечно. Извини, – Андрей отпустил меня. – И ты, значит, попал в это чистилище.

- Да, собрался с товарищем на хоккей, блин… - я махнул рукой. – Одну остановку надо было проехать от Фрезеровочной до Речной. Проехал…

- Пойдем, пожрешь, – Андрей жестом пригласил меня на своё место.

- Пойдем… А, СТОП!! – я повысил голос. – Какой пожрем: там такой мутант к нам ползет, я еле ноги унес! – я начал тащить Андрея к выходу.

- Он нам ничего не сделает, успокойся! – Андрюха улыбался.

- Как ничего не сделает? – от удивления я открыл рот.

- Садись, я тебе сейчас все объясню, – Андрей силой усадил меня. - Угощайся, – он сел напротив и протянул мне фольгу с едой. На фольге аккуратно были положены бутерброды с колбасой, отдельно нарезанный сыр и помидоры с огурцами.

- Нормальный натюрморт, – я взял бутерброд.

- Ты, главное, успокойся и ешь.

- Откуда хавчик? – спросил я с набитым ртом.

- Был у меня в сумке, – Андрей показал на спортивную сумку. – Смотри, Димастый, мы сейчас с тобой в другой вселенной или параллельной реальности, называй, как хочешь. У этой электрички нет начала. А этот монстр вроде как местный кондуктор. Сумку на боку не заметил у него?

- Мне как-то не очень хотелось его разглядывать, – фыркнул я.

- Ну не важно, короче, двигается по вагону он крайне медленно. А учитывая, сколько вагонов ты пробежал, у нас в запасе еще... – Андрей прервался и посмотрел на часы, - часа два с половиной.

- Понятно. А ты как сюда попал?

- Да к матери собрался в Рязань. И случайно заскочил сюда. Уже месяц еду, – на последней фразе Андрей перестал улыбаться. Он вздохнул и почесал бороду.

- Мы с тобой выберемся отсюда! – утвердительно сказал я.

- Надеюсь! Я тут уже много перепробовал, – Андрей отвел глаза.

- Что, например? – спросил я, собирая себе новый бутерброд «Разорвирот».

- Значит, слушай, – Андрей снова вздохнул. – Я сел на электричку поздно вечером у себя в Ижевске. Главное, я не помню, как она подъехала. Стою на платформе, залипаю в телефон. Переписываюсь с мамой, мол, жди, к обеду буду. Поднимаю глаза, а передо мной уже открытые двери. Не услышал, как она подошла. Ну, думаю, отвлекся, просто пропустил. А главное, что не смутило, что электричка зеленая. Сейчас же их РЖД перекрасило свои вагоны в серо-красный. А эта зеленая. Я в нее и шагнул. Даже не подумал, что она какая-то не такая. И, главное, двери сразу закрылись. Потом только дошло, куда я сел. С кондуктором не сразу столкнулся, через некоторое время. Чуть коньки от страха не отбросил.

- Я почти отбросил, – усмехнулся я. – Я, кстати, тоже не услышал, как она подошла. Но у меня еще музон в ушах орал. Списал на это…

- Ну вот видишь. А я реально не услышал. Так вот, я много перепробовал здесь. Даже кондуктору за спину умудрился попасть. Он мне чуть башку не оторвал.

- Так за кондуктором, наверное, такие же бесконечные вагоны, – предположил я.

- А вот и нет! – Андрей кивнул. - За ним вагоны исчезают. Я дверь открыл и увидел рельсы. Подумал выпрыгнуть, да какой там. Эта электричка несется раза в 2 быстрее наших городских.

- А не видел, куда рельсы уходят?

- В темноту, – не задумываясь, ответил Андрей. – И, главное, ровные, как по нитке. Потом пришлось резко ретироваться, кондуктор почуял, видимо, что я сзади. Обернулся - и как давай ручищами своими махать. Еле увернулся. И обратно бежать в вагон. Также убить этого мутанта пробовал. Но ему все по барабану. Я его насквозь протыкал. Оторвал тут поручень прямой, наточил об пол и метнул в него. Тот в ответ в меня сиденье метнул, – Андрей усмехнулся.

- Как это? – я перестал жевать.

- А вот так! Схватил за край и выдрал с корнем.


Я подавился.


- Димастый, не спеши, – Андрей похлопал меня по спине.

- Спасибо, – сказал я, откашлявшись.

- Кстати, хавчик этот не мой. А здешний. Я тут постоянно сумки нахожу.


Я прекратил есть и уставился на остаток бутерброда:

- А она не заразна? – я покосился на Андрея.

- Не думаю… К тому же, она вся из нашего мира, – Андрей достал из сумки бутылку пепси и поднес ко мне. – Видишь. Марка и все остальное написано нашими буквами. Даже дата изготовления стоит. Мне кажется, что когда кто-то в нашем мире забывает сумки с едой, их телепортирует сюда.

- Ну вроде как понятно, – сказал я.

- Даже на станции пробовал оставаться, – добавил Андрей.

- И как?

- Никак. Впрыгнул в последний момент. Страшно стало. Они здесь, кстати, меняются и всегда разные. То со зданиями полуразваленными, то просто голый перрон.

- По поводу станции у меня есть предложение. Я Темычу квадрокоптер отдать должен... Был… Предлагаю на станции выскочить и взлететь повыше. Может, что увидим. Он у него дорогой, берет далеко и в телефон транслирует.

- А что, это мысль, – ответил Андрей, почесывая бороду. – Хотя мне кажется, кроме фигуры из 3-х пальцев, мы ничего не увидим, – он засмеялся.

- Ну а вдруг, – я пожал плечами.

- А, Димастый, еще пробовал расцепить вагоны! – воскликнул Андрей. – Как только последний шланг расцепил, тут же из ниоткуда появился еще один мутант, как наш «любимый» кондуктор. Только помельче. Он меня схватил, думал, разорвет, но он просто кинул меня в тамбур. Спина дня три, наверное, болела. А сам он полез вниз, сцепил все обратно и исчез.

- Значит, помимо кондуктора тут еще есть «люди»...

- Получается, что так, – Андрей кивнул. – Кстати, еще вагоны веселые попадаются.

- Это как? – спросил я.

- Ну вот заходишь ты в вагон, вроде обычный вагон, а там гравитация наоборот или вбок. Забегаешь такой, а тебя как к потолку припечатает. Или еще попадаются вагоны, из которых выйти нельзя. То есть зашел, открываешь тамбур и видишь собственную жопу.

- Вот это да, – офигевал я: – и как же выбрался из такого?

- Ну мне повезло: была станция как раз, я на ней вышел и просто обошел этот вагон. Прокатило.

- И как часто такие вагоны попадаются?

- Мне всего один раз попался.

- Ну хоть так, – я покачал головой.


Поезд начал замедляться.


- Ну что? Будем запускать твоего дрона? – Андрей деловито положил руки на колени.

- Давай! – я снял пакет с руки и достал коробку с дроном. Я это сделал так быстро, что даже поезд не успел остановиться. Достал из куртки телефон, включил вай-фай и вставил телефон в пульт от квадрокоптера. Я перевел выключатель на дроне в положение «on». Коптер загорелся разноцветными лампочками и расправил свои крылья, на которых были винты.


- Ого! – удивился Андрей. – А казался таким маленьким.

- Да, крутая штука, – улыбнулся я. – Погнали!


Мы выскочили на станцию, на которой не было ничего, кроме разбитой скамейки и вывески станции. Конечно же, все обшарпанное и убитое.


- Давай запускай, я на шухере постою, – сказал Андрей, съежившись. – А то мало ли что или кто.

- Хорошо!


Я поставил квадрокоптер на землю и поднял рычажок на пульте на максимум. Коптер сорвался с места и стал удаляться от нас в небо.

- Ну че там?

- Ничего, – я подошел к Андрею: – смотри.


На экране телефона четко было видно нас, серый лес, одинокая станция, и линия рельс ровно, словно по линейке, делила экран на две части.


- А главное, смотри, – сказал Андрей, – никакого изгиба планеты – словно ровная площадка.

- Ладно, я буду садиться.

- Давай. Ничего нового не увидели… - Андрей раздосадовано махнул рукой.


Я стал медленно садить дрона. Потому что здесь GPS не работало, и дрон болтался в воздухе, как ему вздумается, приходилось ловить его траекторию. Осталось уже половина высоты, как вдруг дальше случилось неожиданное...

Показать полностью
19

Пожалей их...

Вечер. Скоро начнет темнеть. Я стоял совершенно один в лесу и смотрел то на небо, то на деревья вдалеке. А что еще делать? Свинцовые тяжелые тучи мрачно и медленно ползли по небу. Почти черные. В воздухе чувствовался запах дождя. Еще не хватало, чтобы меня облило.


Далеко за деревьями остался дачный поселок. Собственно оттуда я и пришел. Далеко идти, но прогулки полезные для здоровья. Лучше поработать на даче, чем пить и курить. Таким заниматься могут только недалекого ума люди. Я к таким не отношусь. Спорт и труд – все перетрут. Такой мой девиз.


Надеюсь не останусь здесь ночевать? Уже начало темнеть.


Сколько еще ждать? И так опаздывает.


Наконец показалась, медленно подьезжая, электричка.


С радостью вошел в вагон, который почти как всегда, оказался совершенно пустой. Сел на деревянную лавку и поезд отправился. Что ж, впереди два часа прекрасной, так сказать, поездки.


Закинув ногу на ногу, уткнувшись спиной в спинку, я уставился в окно. Еще чуть-чуть было видно лес.


Проехав 10 минут, поезд остановился на следующей станции. Обычно здесь только сходят, но вот вошли трое амбалов. Они пару секунд постояли, решая в какой вагон идти и выбрали тот, где сидел я. Что ж, хоть не скучно будет ехать. Усевшись, они начали травить анекдоты. Они сидели далеко от меня, но прекрасно было слышно, поскольку говорили и хохотали на весь вагон. Сразу видно, что пьяные. Я таких не люблю, но что ж поделать, это их выбор, демократия, же у нас, как-никак.


Я слушал анекдоты, внимания на меня они не обращали, так и прошел уже час. Но мне захотелось в туалет.


Встал и пошел к двери, с огромным скрипом ее открыл. Скрип пролетел через весь вагон, долетев до трех здоровенных лбов. Они сразу все оглянулись на меня. Мне стало неудобно, но не моя, же обязанность смазывать эти двери. Правильно?


Я вышел из туалета, они втроем стояли под дверью в тамбуре.


-Мужик, есть закурить?


Я бы сказал им правду, что не курю, но как показывают в кино, этот ответ сразу приводит к драке. Смешно получилось. Поэтому просто ответил, что нет.


-Так дай нам телефон тогда, позвонить надо срочно.


-Так у меня нет телефона.


-Что?!


Один из амбалов сильно меня толкнул, так что я не удержался на ногах. Я упал, но остался лежать, чтобы избежать драки.


-Обыщи его.


Здоровенный амбал склонился надо мной и прощупал, убедившись, что нет ни телефона, ни денег, ни другого добра, поднялся. Грязно выругавшись и поржав, они ушли на свою лавку. А я сел на свою.


Очень хорошо, что я сумел удержать себя в руках и не испугался. Хотя мог бы. Ну ладно, подумаешь, толкнули. Зато сохранил им жизнь. Идиоты. Придурки. Но очень хотелось испугаться. Не сдерживать своих эмоций. Козлы конченые. Я пытался успокоиться. Через таких козлов нельзя нормально жить. Ладно, надо угомонить свои мысли.


Эти кретины о чем то, говорили, уже тише и часто оглядывались на меня. Я мог бы, наверное, пройти в другой вагон, но велика для них честь. И могли снова ко мне пристать.


И вот я замечаю, что они все встают и твердым шагом направляются ко мне. Кретины! Все ясно, точно идут, чтобы избить, не хотят отвязаться.


Что ж, позволю себе испугаться. Вот и мощный вброс адреналина.


Пока они приближались, я думал, что с ними сделать. Тот, что меня не трогал, будет жить, ему я просто выколю глаз. Тому, что меня обыскивал, я, наверное, оторву ногу и засуну в его рот. Ну а тому, что меня толкнул, длинным когтем я распорю живот, вытяну кишки, и если еще останется жив, или если не останется, все равно намотаю вокруг шеи и сожму, так что треснут его кости…


Амбал вопя убегал по вагону. Я тоже вопил, поскольку, когда лезут когти и шерсть, мне больно. С лавки и со спины убегающего верзилы, капала кровь, которая бурным потоком хлестала из живота трупа обмотанного кишками вокруг шеи. Хруст его костей, хоть какой то, приятный момент против моей боли. Второму я пытался всунуть в рот его ногу, очень аккуратно отрезанную словно лезвием, но она, конечно же, не входила, поэтому я просто бил ею по лицу орущего ублюдка. Второй рукой сдавливал кишки вокруг шеи второго, не в силе отпустить их с бездыханного тела. Я ревел, они орали, пол вагона в темной крови, раньше меня бы развеселило такое безудержное веселье. Но не сейчас. Видимо духовно старею. Третьему надо выколоть глаз и пускай живет. Он убегал, но схвачу его в три прыжка.


И кто потом поверит пьяному идиоту или двум? Скажут, что просто в вагон попал медведь, например. Бывали же такие случаи и раньше…

Показать полностью
27

Лунная магистраль.

Лето, ночная дорога в сторону Крыма, хороший автомобиль и любимая рядом. Что может быть прекрасней?

С Юлей мы познакомились в госпитале, куда я попал после ранения. А ранение я получил в одной жаркой стране, где служил по контракту.

В общем, попали мы тогда в переделку и в результате остался я без левой руки. Ампутировали прямо по плечо. Да там и ампутировать-то нечего было, взрывом ее оторвало, одни ошмётки висели.

Я тогда опечалился очень. Она хоть и левая, да своя, родная. Я ей не хуже правой управлялся: и стрелял, и ножи метал, и даже писАть мог свободно. Но с другой стороны хорошо, что жив остался. Спасибо ребятам, вытащили меня из этой передряги.


Потом был самолет в Москву, госпиталь и предложение, от которого я не смог отказаться. А предложили мне протестировать экспериментальный образец нейропротеза, который был разработан в одном из КБ при министерстве обороны. Ну, я естественно согласился.


Этот протез вживлялся прямо в плечевой сустав, титановая конструкция покрывалась полимером, который ни на вид, ни на ощупь не отличался от человеческой кожи. Но самым поразительным ноу хау, было то, что искусственная мускулатура протеза управлялась командами головного мозга.


Да, после операции по вживлению мне пришлось прожить почти полгода в госпитале. Бесконечные процедуры, физиотерапия, тренинги. Много времени ушло на то, чтобы научиться управлять новой рукой.


Но оно того стоило! После всех мучений я получил два обалденных бонуса. Новую руку и самое главное, Юлькину любовь.

Все это время медсестра Юля была рядом со мной, и наши отношения зашли так далеко, что до свадьбы оставался один шаг.


Вторая фаза испытаний протеза должна была проходить, так сказать, в полевых условиях, и нам с Юлькой разрешили поехать в Крым, где я должен был делать все то, что делают обычные люди с двумя руками. Плавать в море, лазать по горам, ездить на машине... В общем, жить полноценной жизнью и наблюдать за поведением своей левой руки.


А потом доложить строгим профессорам обо всех замеченных мной недостатках.


Наша дорога лежала через Воронеж. Мои родители жили там, и я очень соскучился по отчему дому. Нет, конечно, они регулярно приезжали проведать меня в Москву. А вот я перед имплантацией подписал договор, в котором обязался не покидать госпиталь в течение шести месяцев после операции.


Погостив несколько дней у моих, мы поехали в Крым. Ехать решили ночью, так и машин меньше на дороге, и прохладнее.


Шел третий час пути. Я был за рулем. Дорога давалась легко, мы слушали музыку и болтали.

- Как управляемость? - спросила Юля.

- Ты о руке или о машине? - шутливо переспросил я.

Мы называли протез рукой, потому что он действительно был... рукой. Это чудо инженерной мысли уже не являлось протезом. С таким девайсом я совершенно не чувствовал себя инвалидом.

- И о том, и о другом, - улыбнулась Юля.

- Все в полном порядке, товарищ военврач! - шутливо отрапортовал я.


Мы рассмеялись, но уже в следующую секунду нам было не до смеха.


Огромная встречная фура на полном ходу резко съехала со своей полосы и понеслась прямо на нас. И у нас, и у фуры скорость была более чем приличная. И за долю секунды мы поняли, что столкновение неизбежно. Ни времени, ни пространства для маневра у нас уже не было.


Я оцепенел, глядя на фары встречной машины. Юля вцепилась в мою руку, зажмурилась и завизжала что есть мочи.


Длинномер, как исполинская хищная змея в последнем броске, из ночного полумрака летел нам навстречу. И мы уже ничего не могли поделать.


В такие минуты время замедляет свой бег. Вся жизнь буквально пролетела перед глазами. Я не знаю, сколько адреналина высвободили наши тела, но то, что произошло дальше, совершенно не поддавалось пониманию.


И наш автомобиль, и фура буквально застыли в паре метров друг от друга. Я подумал, что это и есть тот момент перед смертью, когда время замирает, а дальше... бабах и все.


Но вот в Юлькиных легких уже закончился воздух, и чтобы продолжить визжать, ей потребовалось шумно вдохнуть. При этом она открыла глаза, и ее второй визг застрял, так и не вылетев наружу.

Она увидела то, что видел я. Всё вокруг нас зависло в пространстве.

Машины сзади, фура перед нами и наш автомобиль. Всё выглядело как один большой стоп-кадр. Мы, как ошалевшие, смотрели по сторонам и не могли вымолвить ни слова.


Тут меня пронзила мысль. Раз такая оказия, надо быстро выскочить из машины.


- Выходи из машины! - заорал я во все горло.

И мы стали ломиться в двери. Но не тут-то было. Ни двери, ни стекла не поддавались. Все стало каким-то монолитным, и мы совершенно не могли ничего сдвинуть с места. Я даже пытался разбить приоткрытые стекла. Бесполезно. Мало того, я даже не смог высунуть руку на улицу, через щель в окне. Сам воздух снаружи стал как будто стеклянным.


Весь мир вокруг нас застыл, как насекомое в прозрачном янтаре. И только мы двое, по какой-то неведомой причине, сохраняли способность шевелиться, но лишь в пределах салона нашего автомобиля.


Бросив тщетные попытки выбраться из машины, мы не то чтобы успокоились. Просто нас охватила некая отрешенность. Мы стали чувствовать себя словно наблюдатели, которые как бы со стороны разглядывают странный застывший мир. Нам даже удалось рассмотреть водителя злосчастной фуры. Он просто лежал на руле. Возможно, у него случился приступ, а может он просто заснул. Такое бывает.


- Костя, почему все зависло? - дрожащим голосом произнесла Юля.


В моей голове совершенно не укладывалось все то, что видели мои глаза. Винегрет мыслей и состояние шока не позволяли сосредоточиться. Я, было, открыл рот, чтобы сказать Юле что-нибудь ободряющее, но в этот момент фары грузовика вспыхнули таким ярким светом, что нам пришлось руками прикрыть глаза.


Эта вспышка длилась не более секунды, и когда мы открыли глаза, то увидели вокруг себя еще более потрясающую картину.


Перед нами не было фуры! Мало того, мы находились в совершенно другом месте, и наш автомобиль стоял с заглохшим двигателем на незнакомой ночной трассе, а вокруг ни одной машины.


Справа и слева лес, а впереди прямо над горизонтом висит неимоверных размеров Луна. Казалось что трасса, на которой мы стоим, упирается прямо в ее поверхность.


Я потер руками глаза и попробовал открыть дверь, она легко поддалась. Мы с Юлькой, не отрываясь от созерцания окружавшей нас мистики, молча вышли из машины.


Снаружи картина завораживала еще больше. Тишину нарушал лишь легкий ветерок, который шумел в листьях непроглядного ночного леса по обеим сторонам ровной, как стрела, дороги.


Вокруг ни души, ни единой машины. Ощущение, что мы совершенно одни в этом странном месте, пробирало до костей, но когда мы обернулись назад, то этот холодок показался пустяком.


Позади нашего автомобиля земля просто обрывалась! Я медленно шагнул к обрыву и глянул в бездну. Там были звезды! Да, да! Там было продолжение ночного звездного неба!


В обе стороны, докуда хватало глаз, был виден край земли. Асфальт дороги и лес заканчивались ровной кромкой, будто кто-то исполинским ножом просто срезал часть планеты.


От увиденного у меня закружилась голова, я отпрянул назад. Юля, вскрикнув, тоже отскочила к машине.


Мозг не понимал, как реагировать на такую картинку. Как может земля прерваться? Что там внизу? Космос? А вокруг нас тогда что?


И в обрыве, и над нами - звездная бездна. А что с гравитацией? Вдруг она сейчас откажет и мы улетим!


Видимо, эта мысль пришла к нам одновременно, и мы, не сговариваясь, бросились в машину. Я повернул ключ зажигания и ударил по педали газа. Нам просто панически хотелось убраться отсюда подальше.


- Ты это видела!?

- Офигеть! Я чуть туда не свалилась от страха!


Пока машина разгонялась, мы засекли длиннющий указатель

в виде огромной стрелки вдоль правой обочины, на котором красными буквами было написано: «Лунная магистраль».


- Лунная магистраль?! Что это за трасса такая?! Первый раз слышу! - почти кричал я, разгоняя машину.

- Костя, ты когда-нибудь такую огромную Луну видел?! - тыкала пальцем в лобовое стекло Юля.

-Блиин... Юлька, может мы уже разбились об ту фуру и на том свете находимся?!

- Не знаю... Я уже щипала себя десять раз, и мне было больно! Значит наши тела с нами! А на том свете одна душа должна быть, без тела! - возбужденно ответила она.

- Выходит, мы как-то обрулили этот грузовик и...

- Ага! И на краю земли оказались! - прервала мои доводы Юлька.

Пока из нас бил фонтан эмоций, я не заметил, как набрал приличную скорость. И, выскочившая из леса прямо под колеса фигура стала для меня полной неожиданностью.


Громко ругаясь, я ударил по педали тормоза, выкручивая при этом руль в надежде избежать столкновения. Юлька завизжала громче покрышек, но мне удалось выйти из ситуации без потерь. Машина остановилась, а странный тип, не останавливаясь, скрылся в чаще с противоположной стороны дороги.


Буквально выпрыгнув из автомобиля, я побежал вдогонку. Во мне вулканом кипел гнев, я непременно хотел смачно пнуть этого бегуна под зад. Но тот скрылся в ночной чаще, и моя погоня закончилась ничем.


- Откуда тут мог взяться пешеход?! Кругом лес непролазный! -раздраженно развел руками я, возвращаясь к Юле.


Пока я бегал за пешеходом, она пыталась включить свой телефон.


- Слушай, Костя, у меня мобильник не включается, попробуй со своего позвонить куда-нибудь.


Я достал трубку из кармана, но мой смартфон тоже был отключен, и все попытки его запустить были тщетны. Сев за руль, я включил навигатор, который торжественно сообщил, что ни одного спутника он не обнаружил. Последней надеждой был радиоприемник, но и он кроме противного шипения на всех мыслимых диапазонах нас ничем не порадовал.


- Может, над нами какой-то эксперимент ставят? Типа на психологическую выносливость, - вопросительно посмотрел я на Юлю.


- Костик, давай уже поедем отсюда... жутко тут как-то.


Действительно, местечко было не из веселых, по бокам две стены ночного леса, а впереди огромная Луна, и при этом ни души, ну, кроме странного пешехода.


- Юль, а ты этого идиота не разглядела? - заводя машину, спросил я.

- Я увидела, что он в жилете был, на голое тело, да еще... У него голова как-то странно болталась, когда он бежал.

- Я тоже на его голову обратил внимание. Похоже, он все мозги растерял, вот и кидается под колеса.


Мы ехали словно по какому-то бесконечному полутемному коридору. Телефоны по-прежнему не включались, а Луна в конце этого коридора просто поражала воображение. Она действовала гипнотически, почему-то непременно хотелось до нее добраться. Но вместе с этим чувствовался какой то страх. Ведь непонятно, что может произойти, если вдруг мы действительно до нее доедем.


- Может, это просто какое-то редкое астрономическое явление? Ну, там верхние слои атмосферы увеличивают Луну, типа как большая линза, - пытался для успокоения поумничать я.


- Хорошо, если так. Но куда подевались все машины, да и по обочинам сплошной лес, даже заправок нет. Куда все испарилось? И телефоны не включаются, даже на зарядке.

- Не переживай Юль, сейчас куда-нибудь да выскочим.

Пустынная ночная трасса давила на психику, но когда я увидел в зеркале заднего вида одинокий огонек фары, то напрягся еще сильнее. Пока мы ехали, я не заметил ни одного перекрестка. А в начале этой странной магистрали был огромный обрыв, который более всего походил на конец земли из каких-то сказок.


- Нас кто-то догоняет, - сообщил я Юле.

- Это - байк! - обернувшись, произнесла она. - Но откуда он мог взяться позади нас?

- Не иначе, как из леса... - насторожился я. - Давай подпустим его поближе, чтобы разглядеть.


В тот момент я еще не знал, что это была плохая идея. Байк быстро сократил дистанцию примерно до десяти метров и сел нам на «хвост». В свете Луны мы узнали в наезднике того странного типа, который чуть не попал нам под колеса. Тот самый жилет на голое тело, и голова... Его голова болталась на ветру так, как будто у него был сломан шейный отдел позвоночника. Нам стало не по себе.


- Костя, что это значит?! - затрепетала Юля.

- Спокойно, зайка, мы сейчас от него уйдем.


Я вдавил педаль газа в пол, но это не помогло. Стальной конь не отставал ни на метр, но и обгонять он не собирался. Четко выдерживая дистанцию, байкер достал пистолет и стал стрелять по нашей машине. Прицельной стрельбы у него не получалось ввиду болтающейся головы. Поэтому он палил без разбору.


Но нам от этого было не легче. Заднее стекло разлетелось вдребезги, в лобовом четыре отверстия. Пули дырявили корпус автомобиля и летели сквозь салон, как разъяренные пчелы.


Юлька сползла под сидение и дрожала от страха. Я пробовал ехать зигзагом, но это не помогло. Этот «всадник Апокалипсиса» ехал за машиной, как привязанный. При этом он умудрялся периодически менять магазин в пистолете. Казалось, что байк, словно запрограммированный, едет сам по себе, а эта странная тварь только и делает, что жмет на курок.


Нужно было срочно что-то предпринимать, машина уже походила на решето.


- Юлька, держись! - крикнул я и, заложив вираж влево, ударил по тормозам.


Столкновение было неимоверной силы. Байк наполовину вошел в багажник. Стрелок пролетел над крышей машины и, сделав несколько кульбитов в воздухе, смачно впечатался в ствол огромного дерева, что росло по левую сторону дороги.


Испуг вперемешку с яростью кипели во мне адским пламенем, и я ударил по педали газа. Мне хотелось раздавить этого урода, как надоедливого шершня. Чтобы аж брызги разлетелись.


Что я и сделал, не щадя автомобиля.


Когда я вытащил из салона чуть живую от страха Юлю, то нашему взору предстала печальная картина. Машина превратилась в груду металлолома, а запах бензина говорил о дырявом бензобаке.


Бывший пешеход, он же байкер, был расплющен между деревом и капотом. Я вынул из кармана небольшой светодиодный фонарик и, подойдя к дереву, осмотрел место встречи байкера и машины.

То, что я увидел, повергло меня в шок. Голова стрелка была расколота и внутри абсолютно пуста. Я дотронулся до нее рукой. Она была пластмассовой. Это была голова манекена, пришитая черными нитками к обезглавленному торсу человека.


- Твою ж налево! - вырвалось у меня. – Как же он двигался… Как стрелял без башки-то?!

Юля сидела на обочине и ее сильно мутило. Видимо, даже для опытной медсестры подобные приключения были достаточно тошнотворны.

Я подобрал с земли пистолет и с трудом вытащил из карманов припечатанного к дереву жилета четыре магазина с патронами. Потом разыскал в салоне наши телефоны. Мне не хотелось их тут бросать. Во-первых, они каким-то чудом не разбились. А во-вторых, теплилась надежда, что хотя-бы один из них может заработать.



- Машина в хлам, - вздохнул я, присаживаясь рядом с девушкой.


Не знаю, сколько мы так сидели. Казалось, что время тут стоит на месте. Вокруг ничего не менялось. Все та же ночная трасса, Луна, лес и два человека, сидящие в обнимку на обочине дороги какого-то странного мира.


- Послушай, Юль. Я не знаю куда нас забросила судьба, но я обещаю, что сделаю все для того, чтобы вытащить нас отсюда.

- Я знаю, - тихо ответила она.


В этот момент зазвонил мой телефон. Я лихорадочно достал его из кармана и увидел входящий номер на экране. Номер был более чем странным: триста тридцать три. Я принял звонок и почти закричал в трубку:

- Алло, алло, кто это!?


Тихий голос из трубки, прерываемый шипением и помехами, пытался что-то пояснить:


- Уходите ск... шшшш...туда! Идите прямо по дороге... шшшш ...гостиницы! Шшшш...сторожны! Шшшш. Не могу долго шшшш ...рить!


- Алло! Где мы находимся!? - кричал я в трубку.

Но телефон уже отключился и больше не включался, несмотря на все мои старания.


- Кто это был, Костя?

- Не знаю, но он сказал, что неподалеку есть гостиница, и что нам не следует оставаться тут.


Голос из внезапно включившегося телефона неслабо нас напугал, но весть о том, что рядом есть гостиница, вселила надежду.


Юля к тому времени немного отдышалась, и мы пошли пешком по ночной трассе.


Пистолет мне пришлось заткнуть за пояс и прикрыть футболкой. Я знаю, что так делать небезопасно, но другого выхода не было. Один магазин я сразу сменил, остальные распихал по карманам.


Легкий ветерок колыхал Юлькины локоны, она действительно выглядела уставшей. Нам обоим не помешало бы пару часиков отдохнуть в горизонтальном положении, и кровать в гостиничном номере сразу превратилась в светлую мечту.


Идти пешком по безлюдному ночному шоссе, которое разрезало непроходимую чащу, было жутко. Мы невольно прислушивались к каждому шороху. Казалось, что из-за деревьев за нами постоянно кто-то следит. Пистолет, конечно, придавал уверенности, но мысли о том, что в этом лесу могут обитать самые кошмарные твари, заставляли нас говорить вполголоса.


- Костик, может в гостинице будут люди?

- Хорошо, если так. Но у меня ощущение, что мы зависли где-то между жизнью и смертью, как будто попали в иное измерение.

- Не пугай, и так страшно. Лучше скажи, как твоя левая?

- Лучше чем правая, на ней ни одного синяка, - похвалился я и, вытянув вперед искусственную руку, пошевелил пальцами.


Стена леса по правую сторону прервалась неожиданно. И мы, увидев гостиницу, остановились как вкопанные. Она стояла в глубине асфальтированной стоянки, которая вгрызалась в лесную чащу. Как я упоминал, само шоссе было просто идеальным, а вот стоянка и гостиница имели крайне заброшенный вид. Полоса, где заканчивалось покрытие дороги и начинался асфальт стоянки, была как граница между будущим и прошлым.


Желтая штукатурка трехэтажного здания местами осыпалась. Гостиница была похожа на гигантский череп, который смотрел на нас глазницами темных окон. Исключением были два окна на первом этаже, которые располагались по обе стороны обшарпанной входной двери.

Видимо, это были окна вестибюля гостиницы. В них горел тусклый свет.


Справа от старой деревянной двери висела вывеска, на которой большими буквами было написано: «Лунная Магистраль». А ниже шрифтом помельче: «Гостиница».


Стоянка перед зданием была совершенно пустой, и ветерок гонял по ней листья. По углам стоянки располагались четыре старинных фонаря, железные плафоны качались от ветра и жутко скрипели. Один из них даже работал, испуская чудом сохранившейся лампой желтый конус света.


Заходить в этот эталон дома с приведениями было страшновато, но оставаться на улице было еще страшнее. Окружающий стоянку с гостиницей лес обдавал нас каким-то ужасом, и мы направились к входной двери.


Открыв тяжелую и скрипучую дверь, мы шагнули в вестибюль. В плохо освещенном помещении я разглядел две фигуры. Одна за стойкой администратора, другая, с журналом в руках, сидела в кресле неподалеку.


- Здравствуйте, - произнес я.

В ответ тишина, ни одна из фигур даже не шелохнулась. Подойдя ближе к стойке, я понял, что это не человек. За стойкой стоял манекен.


Администратор был выполнен очень качественно, его глаза смотрели как живые, он широко улыбался белыми, как снег, зубами и держал в вытянутой пластиковой руке ключ от комнаты, на бирке которого красовался номер: «201»


- Нам на второй этаж? - тихо спросила Юля.

- Думаю да, - ответил я.


Интерьер гостиницы соответствовал ее фасаду. Все сильно запущено и покрыто слоем пыли. Только манекены были как новенькие. На лице того, что сидел в старом ободранном кресле, была изображена сосредоточенность. Он держал в руках потрепанный журнал и казалось, что он читает увлекательную статью. На обоих манекенах были надеты строгие костюмы, а на ногах черные лакированные туфли.


Больше мы никого не увидели. Мистика происходящего пробирала по полной программе.

Пустая, заброшенная гостиница где-то на границе миров. А в полутемном вестибюле - два новеньких манекена.


- Жуть какая-то, - прошептала мне на ухо Юлька. – Пошли, закроемся в своем номере, может, к утру людей увидим.


Я взял ее за руку и повел на второй этаж. Лестничный марш из бетонных ступеней освещался еще хуже, чем вестибюль. А второй этаж и вовсе пользовался лунным светом, который пробивался сквозь окна.


Наш номер находился в конце левого крыла длинного темного коридора. По пыльной ковровой дорожке мимо старых облупленных дверей мы дошли до самой последней комнаты, на которой красовалось число 201. Повернув ключ в замке, я открыл дверь, и мы вошли внутрь.


Оглядевшись, я нащупал на стене выключатель и нажал на него. Раздался щелчок, и на потолке зажглась маленькая тусклая лампочка. Юля взяла у меня ключ и заперла дверь изнутри.


Номер был небольшим, но на удивление чистым. Это меня немного озадачило. В такой обшарпанной гостинице, и вдруг чистый номер со свежим постельным бельем.


Юлька, не обращая внимания на такие мелочи, издав блаженное «оооох», сразу плюхнулась на широкую кровать, по бокам которой стояли две тумбочки.


На той, что справа, располагался старинный дисковый телефон. За изголовьем кровати находилось плотно занавешенное окно, выглядывать в которое совсем не хотелось. Судя по расположению комнаты, окно выходило в сторону леса за зданием.


Эта странная гостиница с манекенами в вестибюле, конечно же, вселяла в нас неслабый страх. Но, то ли мы сильно устали, то ли обстановка запертого номера действовала успокаивающе - нас стало просто нестерпимо клонить в сон. Когда я присел на кровать, Юлька, кажется, уже вовсю спала. Свет мне, естественно, выключать не хотелось. Я подумал: «Полежу немного с открытыми глазами».


Но, как только моя голова коснулась подушки, я провалился в глубочайший сон.

Сначала мне снились кошмары, какие-то мутанты на мотоциклах. Потом приснилась Юлька, ее лицо было в слезах, я обнял ее, а она стала шептать мне прямо в ухо:

- Костя, проснись! Скорее, любимый! Просыпайся! Спаси нас!


Мое сердце бешено заколотилось, и я открыл глаза. Увиденное повергло меня в шок.


Я лежал у стены, на грязном кафельном полу, заваленный кучей манекенов. Через сплетения пластиковых рук и ног я видел большую тускло освещенную комнату. Это был не наш номер!


Когда я попытался встать, то понял, что мое тело совершенно меня не слушается. Я был парализован! Двигались только глаза. Я даже рта открыть не мог.


Мысли метались в голове. Как я тут оказался? Почему парализован? Может, мне что-то вкололи, пока я спал? Или это воздействие какого-то газа? Где Юлька?


Вихрь мыслей прервался, когда я увидел маленькие колесики, которые подъехали к той куче манекенов, под которой было погребено мое обездвиженное тело. Кто-то, фыркая, поднял пластиковую копию человека из кучи, и мне открылась кошмарная картина. Передо мной стояла медицинская каталка, на краю которой сидело... нет, оно стояло!


Существо, стояло на коротких ногах прямо на высокой каталке. Его ноги, не более десяти сантиметров длинной, заканчивались обезьяньими лапами. Пальцы лап цепко держались за края металлических носилок на колесах. Зато длиннющие и сильные руки этого франкенштейна, доставали до пола! Бледный торс был усыпан хирургическими шрамами, из которых местами торчали нитки. По всему было видно, что его собирали из разных частей человека и животных. А вот с головой, похоже, что-то не задалось, она была плотно обмотана грязным бинтом, оставалась только щель для глаз. Из-под бинтов раздавалось пыхтение и хрип.


Этот жуткий симбиот уложил манекен на каталку головой вперед и, отталкиваясь руками от пола, подъехал к дальнему окну комнаты, которое было переделано в своеобразную гильотину. Затем толкнул манекен шеей под нож и дернул рычаг на стене.


Косое лезвие с грохотом съехало вниз, отсекая пластиковую голову, которая полетела на улицу. Обезглавленный корпус манекена был сброшен на пол, и каталка снова поехала в мою сторону, чтобы повторить процесс. Бурые пятна на кафеле комнаты говорили о том, что под нож гильотины попадали не только манекены.


От происходящего меня пронзил ужас. Кровь застыла в жилах, но я не мог даже кричать. Я не понимал смысла того, что происходит в этом кошмарном помещении, но видел, что через пару манекенов настанет моя очередь. Фантазия рисовала мне картину, где мне пришьют пластиковую голову, и я буду бегать по этому миру, выполняя чьи-то бессмысленные команды.


Прикладывая неимоверные усилия, я пытался расшевелить свои руки и ноги и заметил, что моя левая, титановая, рука выполняет команды мозга. Какое счастье! Она шевелится! Пусть она сейчас придавлена тяжестью моего тела, но ведь когда я окажусь на каталке, она освободится! Лишь бы пистолет был на месте. Одеревеневшее тело почти ничего не чувствовало, и я не был уверен, что он по-прежнему у меня за поясом.


Когда последний лежавший на мне манекен лишился головы, адская тележка покатила по мою душу. Я не знаю, что в этот момент выражали мои глаза, но сердце было готово выпрыгнуть из груди от ужаса.


Колеса каталки подъехали к самому моему носу. Прохрипев заметно сильнее чем от погрузки легких манекенов, франкенштейн поднял меня наверх, и конструкция скрипнула под весом моего тела. Теперь я лежал перед ним и смотрел прямо ему в прорезь для глаз.

Каталка поехала к гильотине, а моя левая рука поднялась и вынула из-за пояса пистолет.


Жуткий утилизатор манекенов, увидев, что я шевелюсь, издал глухое и протяжное «ээээ…» и ускорил движение.


От выстрела в забинтованную башку он опрокинулся, как железная утка в тире. А каталка по инерции доехала до гильотины и остановилась, ударившись о стену.


Еще несколько минут я держал входную дверь под прицелом, опасаясь, что какая-нибудь тварь прибежит на шум выстрела. Но все было тихо.


Ужас происходящего пробирал до костей: в полутемной комнате на медицинской каталке лежит парализованный человек, за его головой висит нож гильотины, а на полу валяется убитый монстр и куча обезглавленных манекенов.


По телу побежали мурашки, и это был хороший признак: чувствительность возвращалась. Похоже, токсин постепенно покидал мои вены. Я стал разминать себя левой рукой, и вскоре правая стала шевелиться. Потом я смог сесть и уже двумя руками размял ноги.


Немного пошатываясь, я подошел к двери и открыл ее. Перед моими глазами был тот самый полутемный коридор гостиницы, в другом конце которого находился наш номер. Дверь его была распахнута, и свет тусклой лампочки прямоугольником падал на противоположную стену.


В голове пульсировал один вопрос: «Что с Юлькой?» Добежав до нашей комнаты, я увидел, что она пуста. Окно открыто настежь, кровать помята, а девушки нигде не было.


- Юля!... Юля, ты где! ... Отзовись! - громко звал ее я, обшаривая комнату.


«Видимо, нас траванули каким то газом, а теперь проветривают комнату», - мелькнула в голове догадка.


Выглянув в окно и не увидев там ничего, кроме ночного леса, я выбежал в коридор и стал ломиться в соседние двери, но они были заперты. Вдруг я вспомнил, что на стене первого этажа, за стойкой администратора, висел настенный ящик с ключами от всех комнат гостиницы.


Забег вниз по ступеням произвел столько шума в безмолвном здании, что казалось за мной бежит рота солдат. Ворвавшись в холл, я на секунду оторопел. На лице манекена за стойкой было выражение какой-то запредельной ненависти. Он смотрел прямо на меня, обе его ладони покоились на стойке.


Моя рука потянулась за пистолетом. Но тут возникшую тишину разорвал звон целого хора телефонных аппаратов. Все телефоны гостиницы зазвонили одновременно. Я чуть не подпрыгнул от неожиданности, а они продолжали раз за разом трезвонить. Осознав, что манекен трубку не возьмет, мне пришлось сделать это самому. Подойдя к аппарату на стойке, я снял трубку и прокричал:

- Юля, это ты!?


В трубке опять был тот тихий голос и помехи:

- Девушку шшш...везли в больницу, шшшш...паре километров от гостиницы по дороге...шшш... торопись. - Дальше короткие гудки.

- Что с ней? Кто ты? - закричал я в трубку, не успев осознать, что связь прервалась.


Бросив трубку на рычаг аппарата и не теряя времени, я выскочил на улицу. Тут ничего не изменилось, та же дорога, ночь и луна. Похоже, время было не властно над этим мрачным миром.


Два километра по ровной асфальтированной дороге - это пустяк, мигом добегу. Беспокойство за Юльку подгоняло, и я бежал совсем не легким бегом. Преодолев около половины пути, я стал замечать, что меня кто-то преследует. Оглядевшись по сторонам и назад, никого не увидел, но явно слышу чье-то дыхание и хруст веток. Кто-то незримый бежит по лесу, вдоль дороги, но самое странное - никакого топота не слышно.


Мурашки размером с кулак стали водить хороводы по спине, придавая мне скорости. Никогда не думал, что умею так быстро бегать.

Тем временем количество преследователей стало нарастать. С обеих сторон дороги за деревьями лавиной трещали ветки, и дышали уже далеко не в одно горло. Боковое зрение стало улавливать мелькающие в лесу тени. Наконец из леса с рычанием выскочила огромная лохматая псина, за ней вторая, третья. С другой стороны дороги происходили такие же маневры.


Стая диких собак взяла меня в клещи. Они вели себя странно. Обычно бродячие собаки громко лают, когда преследуют бегущего человека, и если свора большая и псы крупные, то нападают сразу.

Эти только изредка рычали и чего-то выжидали. Видимо тут не на каждого можно напасть безнаказанно, и, похоже, они присматривались.


Выхватив пистолет, я выстрелил назад в надежде распугать их. Но кроме ответного рычания ничего не добился.


Я еще раньше заприметил: по правую сторону рядом с дорогой, над верхушками деревьев, возвышается опора высоковольтной линии. Теперь до нее оставалось метров сто, и я понимал, что мне срочно нужно к ней, иначе разорвут.


Опора была стальной, очень высокой и ржавой. Стояла она на четырех ногах, на одной из которых имелись железные скобы в виде лестницы.

В комментариях...

Показать полностью
60

"Арзамас 17".

С Саньком мы дружим со школьной скамьи. После школы вместе отслужили в ВДВ. И так же вместе с ним мы ездим на охоту. К ней пристрастил нас еще до армии мой дядя - Николай Михайлович, который всю жизнь проработал егерем.


Именно к нему мы с Саней в конце лета и поехали отдохнуть и поохотиться после дембеля. Сторожка Михалыча находилась в дремучем лесу на дальнем кордоне. Жил он там один, как отшельник. Из хозяйства верный пес Буран, пара коз да куры.

Жена давно умерла, а дочери повыходили замуж и живут в разных городах.


Самому Михалычу немного за шестьдесят, но он крепкий русский мужик, на здоровье никогда не жаловался и обладал метким глазом. В школьные годы мы с Санькой часто каникулы у него проводили и премудростям охотничьим обучались. Как из ружья стрелять, как зверя выслеживать и как в лесу себя вести надо. Лес - это живой организм, и пренебрегать собой он не позволит.


Прибыли мы на кордон к егерю на своем УАЗе уже затемно. Михалыч сиял от радости - давненько нас не видел. Да и мы с Сашкой соскучились - пока служили, постоянно о нем вспоминали.


Буран хоть и был большим и серьезным псом, но даже он повизгивал от радости, когда нас увидел. Баня была на всех парах, стол - ломился от дичи. По всему было видно, что очень ждал нас дядя Коля.


После баньки - за стол. Выпили терпкого квасу за встречу. Алкоголь Михалыч не признавал ни в каком виде. Говорил, что лес и охота алкоголя не терпят. Засиделись допоздна. И когда, наконец, рассказали друг другу все новости, егерь поведал нам одну историю.


«Дело было в 1986 году, - начал рассказ он. - Этот кордон в то время пустовал, тут была только сторожка для ночлега. Мы с женой жили тогда в Алексеевке, и я сюда приезжал набегами, проинспектировать вверенную мне территорию да браконьеров приструнить.


В конце марта я приехал сюда на лошади и думал пробыть тут с недельку, участок обойти, поохотиться, а потом домой вернуться. На следующий день после объезда уже затемно возвращаюсь в сторожку и вдруг слышу сверху шум да свист, пронзительный такой. А в небе полоса огненная. Ну, думаю, метеорит летит. Потом как бабахнет в лесу, далеко, километров двадцать, а то и дальше от сторожки. В самые дебри за холмом упал.


С утра пораньше я в ту строну на коне поехал с проверкой, вдруг там пожар произойдет или еще чего, - март в том году у нас был теплый и сухой. Перебрался через холм и еще километров пятнадцать проехал в направлении падения этого гостя из космоса.


А дальше мне нельзя было ехать, с меня подписку тогда брали, чтобы далее пятнадцати километров в этом направлении от сторожки я в лес не углублялся. Там, дескать, секретная часть находится, и посторонним туда соваться нельзя, разглашать сей факт тоже запретили.


Обошел там все, проверил - вроде, все в порядке. Вернулся назад. А потом и вовсе позабылась эта история с метеоритом.


Но год назад, когда вы с Сашкой в армии служили, приезжают ко мне два генерала отставных - поохотиться. Начальство мое просило, чтобы я оказал им самый теплый прием. В баньке попарил да на кабанчика сводил. Дескать, люди важные, со связями в столице.


Ну, я завсегда гостям рад. Все по высшему разряду сделал.

После охоты да бани сидим мы с генералами за столом, дичь едим, а они ее коньячком запивают. Захмелели уже хорошо. Беседуем.

Слово за слово. Тут я рассказал им про метеорит, который в 86 году в лес упал. Они переглянулись и поведали мне продолжение этой истории.


Оказалось, что в лесу не просто часть секретная была, а целый военный наукоград. Назывался он "Арзамас-17". И они как раз в то время в нем служили. В этом городке конструировали миниатюрные ядерные реакторы, ракетные двигатели на ядерном топливе и, самое главное, - там разрабатывали систему телепортации.

Так вот эта самая система требовала много электроэнергии, ее обеспечивал небольшой ядерный реактор. Так вот точно в этот реактор и попал тот самый метеорит, который я видел».


- И что, там ядерный взрыв был? - спросил Саня.

- Взрыв был, конечно, от удара метеорита, но не ядерный, - уточнил Михалыч. - Просто произошло разрушение работающего реактора, со всеми вытекающими последствиями. Радиоактивная пыль, заражение территории, срочная эвакуация людей и тому подобное.

- Прямо Чернобыль какой-то! - удивился я.

- Верно, Чернобыльская авария произошла практически через месяц после этого, - подтвердил Михалыч. - Но Арзамас-17 был так засекречен, что мама не горюй. Поэтому о нем практически никому не известно. Да и после Чернобыля о нем даже те, кто знал - забыли. Главное, людей вывезли, а сам городок забросили. И потом все на Чернобыль переключились.


- Ух ты! Значит, мы имеем километрах в двадцати отсюда целый заброшенный город в лесу? - заинтересовался Саня.

- Радиоактивный город, - осадил его я.

- Ребят, эта авария старше Чернобыльской. Реактор в разы меньше. А в Чернобыле уже люди живут, - рассуждал егерь.

- Михалыч, я чувствую, ты хочешь туда сходить, - хитро заметил я.

- Да, хочу. И на то есть причина, - продолжил он. Не так давно, во время обхода территории я на такую картину нарвался, что волосы зашевелились. Мы с Бураном нашли медведя, вернее то, что от него осталось. А остались от него лапы да клочки шерсти. И угадайте, кто его сожрал?

- Ну не кабаны же местные? - усмехнулся я.

- Волки! - выпалил Михалыч. А точнее всего два волка!

- Когда мы с Бураном то место увидели, то просто остолбенели. Там земля буквально вспахана. Медведь был крупный, и без боя он, естественно, не сдался. Кора с деревьев была содрана. Стволы все в кровище и кишках. Везде шерсть окровавленная. И обглоданные медвежьи останки.

- Да как такое может быть, Михалыч? - возмутился Саня. - Как пара волков может задрать здорового медведя? Да он их - одной лапой! Он ведь хозяин леса!


- Я тоже так думал, Саня! Пока это месиво не увидел. Вот Буран не даст соврать.

Буран серьезно посмотрел на Санька.

- Мы когда с Бураном следы этих волчар увидели, то своим глазам не поверили, - продолжил Михалыч. - Эти зверюги размером с быка взрослого. А что вы хотите? Более тридцати лет в лесу фонит развороченный реактор. Людей-то сразу вывезли, а вот зверье там шастает беспрепятственно.


- Я понял тебя, Михалыч! Ты хочешь сказать, что эти волки — жертвы мутаций?

- Именно это я и хочу сказать. Только теперь жертвами становятся те, кто попадается им на пути. И мне это очень не нравится. На таких мутантов никаких медведей не напасешься. Поэтому мы с вами должны съездить в этот заброшенный Арзамас-17 и посмотреть, что там происходит, а заодно поохотиться на волков. Как вам такое предложение?


Уговаривать нас не пришлось. Охота обещала быть интересной. Мы уже представляли себе чучело волка размером с быка. Это же любой охотник обзавидуется. Да и городок заброшенный посмотреть очень хотелось.


- Михалыч, а как мы туда доберемся? Пешком далеко ведь. А УАЗ по лесу не пройдет, там ведь заросли, не продерешься, - озаботился Санек.

- Сань, неужели ты думаешь, что министерство обороны город построило, а дорогу к нему не провело? - вопросом на вопрос ответил егерь.

- К нему бетонка ведет, причем проходит тут недалеко, до нее доберемся по тропе, а дальше по ней и рванем.

- Так она там за тридцать лет уже вся заросла небось, - нахмурился Саня.

- Ну, между плитами растет трава, конечно, да кое-где завалы встречаются, деревья от ветра попадали. Придется нам бензопилу с собой взять, да еще у вас лебедка на машине есть. Так что, я думаю, прорвемся. И давайте закругляться, на сегодня объявляю отбой, - скомандовал Михалыч. - А то завтра дорога предстоит непростая.


С утра проснулись, чаю хлебнули и давай собираться. Продуктов взяли дня на три, палатку, спальники, патроны. Михалыч дозиметр взял. Говорит, что после рассказа генеральского специально купил его и частенько с собой брал в походы на всякий случай.

Саня сел за руль, Михалыч как штурман устроился рядом. А мы с Бураном запрыгнули назад. Егерь вывел нас к старой бетонной дороге какими-то звериными тропами, где УАЗ с трудом протискивался.


Зато бетонка была шикарной. В стыках между плитами, конечно, росла высокая трава и кусты, но наш УАЗ, казалось, от этого только кайфовал. Через пару километров его пузо, наверное, было очищено до блеска.

Ехали мы, как в тоннеле - с обеих сторон непролазная чаща. Дорога не была прямой, она обходила большой холм. И все бы хорошо, если бы не завалы. Полбеды, когда одно дерево лежит поперек дороги, а вот если их несколько, то приходилось поработать. Таких крупных завалов было аж четыре. И бензопила, и лебедка тогда очень пригодились.

Да еще колесо по пути прокололи, пришлось запаску ставить. В общем, убили мы на дорогу до Арзамаса весь день. Радовало одно - назад за полчаса домчим, дорога-то расчищена.


За холмом дорога спускалась в низину. Городок располагался в эдакой естественной чаше, со всех сторон окруженной высокими холмами. Уже вечерело, и чем ниже мы спускались по дороге, тем становилось прохладней. Потом машина нырнула в густой туман, и Саньку пришлось включать фары и снижать скорость.

Вдруг из тумана вынырнул бетонный блок, за ним другой и третий. Они стояли в шахматном порядке прямо на дороге. Саня аккуратно их объехал и остановил машину перед огромными закрытыми воротами.


Ворота были ржавыми, и на них висели выцветшие от времени знаки стоп и радиоактивность. Слева от ворот было здание КПП.

Единственное окно было усилено решеткой, а дверь, как и ворота, была закрытой. В обе стороны от КПП уходил в туман высоченный бетонный забор, по верхней кромке которого извивалась ржавая колючая проволока.

- Ну хоть ворота за собой закрыли, когда уехали, - вполголоса произнес Михалыч.


Санек заглушил мотор, и мы вышли из машины. Вокруг стояла тишина. Казалось, все звуки просто вязнут в тумане. Солнышко зашло за холм, а луна еле угадывалась сквозь белую пелену тумана. Мы стояли во мраке перед воротами в таинственный и заброшенный город. Атмосфера какой-то мистики пронизывала все вокруг.

Михалыч медленно подошел к дверям КПП и осторожно постучал. Мы замерли, слушая гробовую тишину, и почему-то совершенно не хотелось, чтобы с той стороны кто-нибудь ответил на стук.

- Вроде пусто, - почти шепотом сообщил Михалыч и подергал дверь за ручку.

Дверь была заперта.

- Парни, нам надо в КПП попасть, ночевать лучше в здании, - обратился к нам Михалыч.

- Давайте решетку с окна лебедкой сорвем, - предложил Санек.


Он завел двигатель и включил фары. Я зацепил крюк за решетку. Лебедка зажужжала и натянула трос. Решетка выгнулась и выскочила из проема. Затем я прикладом разбил самое большое стекло в окне. Санек меня подсадил, и я влез в темное помещение.

Луч моего фонарика нащупал добротный засов на внутренней стороне двери. Засов был хитрый, его можно было закрывать снаружи специальным ключом. Я с лязгом его сдвинул, и дверь со скрипом открылась.


Когда все вошли, я закрыл дверь. Три луча фонарей стали шарить внутри КПП. Собственно там была только проходная с вертушкой и отдельная комната для дежурных . В комнате стоял старый пыльный диванчик, стол и пара стульев. На столе - телефон для внутренней связи и какие-то бумаги. Везде был толстый слой пыли. Буран постоянно чихал, обнюхивая комнатку.

Дверь, которая вела в сам городок, и вовсе отсутствовала.

- Надо загнать машину, - сказал Саня и направился открывать изнутри ворота. Ржавые петли ворот издали такой рев, что в лесу с веток вороны попадали.


Машину припарковали у внутренней стены КПП. В комнате дежурных устроили привал. Зажгли примус, стали греть тушенку .

Буран, торопливо съев свою порцию тушенки, пошел обнюхивать ночные окрестности КПП.

- Буран, далеко не ходи! - крикнул ему Михалыч.

Пес фыркнул в ответ и пошел метить ближайшее дерево.


В тусклом свете фонарика трое мужчин неторопливо ужинали в небольшой комнатке заброшенного военного города, который находился глубоко в темном и дремучем лесу.

- Те два отставника еще мне поведали, что тут под землей практически второй такой городок, - негромко рассказывал Егерь.

- Там лаборатории всякие секретные и даже кольцевая ветка метро проложена.

- Ничего себе! - загорелись у Сани глаза. - Да тут можно серьезную экскурсию устроить!

- И, главное, похоже, до нас тут никого не было! - продолжил его мысль я.


Азарт исследователей охватил нас всех, включая Бурана, который, постоянно фыркая, что-то вынюхивал рядом с машиной. Михалыч включил дозиметр, и тот стал изредка потрескивать, показывая нормальный фон.

- Вроде работает, - сообщил он и положил дозиметр на стол.

Потом мы принесли спальники и, расстелив их на полу, стали располагаться на ночлег. Бурану же Михалыч определил место у дверного проема, что вел в городок и с командой «Охраняй» кинул ему там подстилку.


- Михалыч, тебе не кажется странным, что метеорит угодил прямо в реактор? - глядя в окно, спросил Санек.

- Я задавал этот вопрос моим гостям, они сказали, что этот метеорит очень похож на ответку.

- Как это? - не унимался Санек.

- Ну, дескать, тот телепорт, что тут создавали, был доведен до испытаний. А наши люди ведь не мелочатся. Взяли железную болванку в двадцать кило да прямо на Луну ее телепортировали. Только вот первый блин всегда комом. Болванка вместо того, чтобы аккуратно переместиться на поверхность спутника, шарахнула по Луне так, что неслабый кратер образовался. А через пару часов прилетел кирпич из космоса да прямо по реактору жахнул. Телепорт рядом с реактором построен. Потом они, говорят, долго репу чесали, совпадение это или кому-то очень не понравился новый кратер на Луне.


- Это они что, на инопланетян намекают, что ли? - усмехнулся я.

- Да кто его знает? - задумчиво проворчал егерь.

- Так, может, на этом космическом камушке бациллы или споры какие нибудь прилетели, да прямо в реактор бахнулись! - продолжал хохмить я.

- Ага, потом мутировали и теперь ползают по деревьям, шишки собирают! - рассмеялся Саня.

Заняв свои места в спальниках, мы еще долго не могли уснуть. Переговаривались почти шепотом. Но потом усталость взяла свое, и я отрубился. Последнее, что помню, это лежащего у входа Бурана, который напряженно вглядывался в ночную пустоту покинутого Арзамаса.


Проснулся я от звука двойного выстрела. Схватил ружье и бросился на улицу. Рассвет пытался пробиться сквозь плотную пелену тумана, но у него это плохо получалось. В полумраке улицы я увидел странную картину. Санек сидел на земле и стонал, держась за голову обеими руками. Рядом стоял Михалыч с ружьем и выпученными глазами.

- Саня, ты как!? - тряс он за плечо Сашку.

- Голова трещит, - стонал Санек, раскачиваясь.

- Что за война, Михалыч! - выпалил я, подбегая.

- Вон, смотри, какая зверюга на Саню напала! - указал егерь немного в сторону.


На земле лежали кровавые ошметки черного волосатого паука, который был размером с небольшую собаку.

- Нифига себе! - констатировал смерть я.

Тем временем Михалыч отвел Саню в помещение и дал ему две таблетки цитрамона от головной боли. Я, поковыряв палкой останки паука, тоже зашел в КПП. Бледный Саня сидел на диванчике, Михалыч рядом на стуле.


- Вы представляете! - начал возбужденно Михалыч. - Выхожу я по нужде на улицу, а там Саня куда-то идет прочь от меня! Я ему кричу, а он ноль внимания! А на голове у него как будто шапка! Я фонарь навожу! А эта шапка поворачивается да как сверкнет на меня шестью глазами, я чуть в штаны не наложил! Потом разогнался, да как толкну его в спину, он свалился, а эта тварь бежать! Ну я ее из двух стволов и приложил!


- А где Буран!? - обратил я внимание на отсутствие охраны.

- Я знаю, где он. Его эта тварь утащила. Они охотятся на спящих, - простонал Саня.

- Как это? - удивился я.

- Эти мутанты чувствуют излучения мозга, и как только человек или животное уснет, этот паучара бесшумно спускается сверху на паутине прямо на голову спящего. И сразу перехватывает управление телом. Добыча уже ничего не может поделать, только подчиняется. После чего он просто едет на ней в свое гнездо.


- Сань а ты как это узнал все? - вытаращился на него Михалыч.

- Он когда к мозгу подключается, то происходит как бы слияние его разума с разумом жертвы. Только паук доминирует. Я теперь все о нем знаю. Он сначала Бурана увел, когда тот задремал, а потом за мной вернулся. И если бы не ты, Михалыч...


- Вот тебе и приехали на охоту, а сами добычей стали, - грустно заметил егерь.

- Надо идти Бурана вызволять, он в гнезде лежит, паутиной обмотанный, - начал приходить в себя Саня.

- Так ты что, и дорогу туда знаешь? - не переставал удивляться Михалыч.

- Как к себе домой.

- Пару кварталов прямо по улице проедем на машине, там слева трехэтажное здание - нам туда.

- Сань, ты прямо как местный житель теперь стал.

- Так этот членистоногий мне почти всю свою память закачал, я теперь даже жену его знаю, которая чуть им не отобедала.


Между тем мы собрали все вещи в машину, и наш УАЗ стал медленно рассекать волны густого тумана в направлении, известном одному Сане.

С обеих сторон проплывали заброшенные здания, высотой не более трех этажей, вокруг домов - много деревьев. Видимо, когда проектировали городок, то деревья не убирали по соображениям секретности. Чтобы из космоса не очень-то светился. Ну или смахивал на какой-нибудь санаторий. А за время его беспризорности растительности тут сильно прибавилось. Трава и кусты лезли из всех щелей.


Машина остановилась у заросшего подъезда трехэтажки в административном стиле, позднего СССР. Широкие ступени, прикрытые бетонным козырьком, вели к большим стеклянным дверям. Двери чудом уцелели, но были распахнуты настежь.

Мы вышли из машины.


- Видите, вон там, в фундаменте, маленькое вентиляционное окошко? - негромко спросил Санек. - Этот сонный паук обычно через него в свое логово ползает, но когда едет верхом на своей жертве, то ему приходится через двери входить.

Мы с Михалычем переглянулись, а Сашка повел нас прямо в вестибюль здания. Внутри было грязно, за годы запустения сюда надуло ветром много листвы и веток. Кое-где даже росла трава. Санек, ориентируясь, как у себя дома, повел нас вниз по лестничному маршу.


- Это один из входов в местное метро, - включая фонарь, сообщил он.

Спираль бетонных ступеней, наконец, привела нас в подземный тоннель. Естественно, тут пахло сыростью и было совершенно темно и тихо. Единственное, что нарушало эту тишину, были звуки наших осторожных шагов да капающая где-то вода.


Метро, конечно же, было не как в Москве - здешний тоннель был диаметром метра три, не более. Пол был просто асфальтирован. Видимо, передвигались тут на колесном электрокаре с небольшими открытыми вагончиками. Я такое видел в какой-то передаче по телевизору.

Мой фонарик высветил на стене электрощит с тумблерами и выцветшей надписью «Резервное освещение». Ну я взял да щелкнул их по порядку. И свершилось чудо! По самому верху купола тоннеля зажглась редкая гирлянда тусклых запыленных плафонов.


- Что за аккумуляторы тут установлены? - удивился Михалыч.

- Ага, больше тридцати лет прошло, а они работают, - развел руками Санек.

- Военные технологии, однако, - решил поумничать я. - Может, у них тут ядерные батарейки подключены. Или реактор еще один работает.

Мы прошли по тоннелю метров пятьдесят, и тут Михалыч стал хлопать себя по карманам.


- Кстати, о реакторе, - произнес он. - Я кажется дозиметр потерял. Точно помню в вестибюле его включил, а потом вроде в карман сунул. Наверное, обронил. Я сейчас быстро сбегаю за ним, а вы тут меня подождите, я мигом, - распорядился егерь и побежал искать дозиметр.

Не прошло и пары минут, как началась такая заваруха, что нарочно не придумаешь!


Михалыч выскакивает в тоннель с лестничной площадки. Вскидывает ружье и с обоих стволов палит в сторону ступенек. И тут же изо всех сил бежит к нам, да как заорет во всю глотку: «Стреляйте, парни! Волк!»

Мы приготовились стрелять. Следом за егерем выскакивает этот мутант. Волчара размером с быка. И тут мы понимаем, что выстрелить не сможем, Михалыч ведь прямо на нас бежит. В такие моменты время как бы замедляется. Мы даже успели разглядеть этого волка в полумраке тоннеля. Огромный и сильный, со вздыбленной холкой, он бежал за егерем. Его пасть была оскалена, а желтые глаза выражали звериную ярость.


- Такого даже из четырех стволов не уложишь, - как-то с грустью мелькнуло у меня в голове.

То, что произошло дальше, повергло нас в настоящий шок. Сначала мы увидели, как нечто бледное и огромное движется по тоннелю с невероятной скоростью. Словно локомотив, оно неслось по тёмным недрам этого подземелья, легко настигая сзади зубастого хищника.


В последний момент эта бледная тварь разинула усыпанную зубами пасть, размером с весь тоннель и целиком проглотила волчару. Пасть тут же захлопнулась и начались конвульсии. До Михалыча весь этот кошмар не докатился буквально полметра. Егерь продолжал бежать к нам. Мы же, парализованные страхом, смотрели, как огромный бледный червь, покрытый толстыми щупальцами, извивается, переваривая свою добычу.


Михалыч не видел, что творится за его спиной. Когда он поравнялся с нами, то думал, что за ним по-прежнему бежит волк, и опять заорал: «Стреляйте!!!», - но увидев наши застывшие лица, он обернулся и посмотрел назад.


- Это что за хрень?! - тяжело дыша, прохрипел он.

- Ребята, валим отсюда! - вышел из ступора Санек.

И мы побежали подальше от этого монстра, не дожидаясь пока он переварит волка и займется нами.


Через сотню метров мы добежали до ответвления влево. Еще метров двадцать - и мы увидели лестничную площадку. Ступеньки вели вверх и вниз. Саня повел нас вниз. Мы спустились в коридор, который заканчивался выбитой дверью в какую-то лабораторию. Тут не работало резервное освещение, и лучи фонарей выхватывали из мрака какое-то оборудование, разбросанные стулья. Везде было много паутины.

- Пришли, - сказал Саня. И тут мы услышали, как где-то скулил Буран.

- Буран! Буран! - позвал Михалыч. Собака заскулила сильнее, мы повернули фонари на звук. На полу лежал белый извивающийся кокон.

Михалыч с Саней стали срезать паутину, которая была толстой и прочной, как рыболовная леска. Я стоял рядом и светил фонарем. Как только Михалыч освободил голову Бурана, тот стал неистово облизывать руки хозяина.


- Буранушка, сейчас мы тебя вызволим, дорогой, - ласково успокаивал собаку егерь, орудуя острым ножом.

Когда пес оказался свободен, его лапы дрожали, и его пошатывало. Видимо, затекло у него все. В комнате было еще несколько пыльных коконов, а на полу валялась высохшая мумия крысы, величиной с Бурана. Нам захотелось поскорее покинуть это паучье гнездо.


- Как назад-то пойдем? - спросил я Саню, - там поди этот червь тоннельный лежит, пищу переваривает.

- Думаю, он уполз уже, тем более я другой дороги не знаю, - ответил Санек.

- Ладно, бойцы, оружие на изготовку и на цыпочках возвращаемся старой дорогой, - скомандовал Михалыч.

Мы шли тихо, как никогда. Впереди шел, пошатываясь, Буран. Он теперь тоже знал эту дорогу.

Тоннельный червь действительно куда-то уполз, и мы беспрепятственно поднялись в вестибюль.


- А вот и дозиметр, - обрадовался Михалыч, увидев потерянный прибор на кучке старых листьев.

Около машины мы обнаружили следы того самого волчары и его напарника.

- Похоже, где-то в заборе проход есть, - заключил я. - Иначе как зверье из леса сюда попадает? Ворота ведь были закрыты.

- С меня на сегодня адреналина хватит, давайте домой сматывать, пока дружок этого мутанта не прибежал, - устало произнес Саня.

- Точно, а за вторым в другой раз вернемся с подкреплением, - сказал егерь, садясь в УАЗ.


Дорога назад заняла не более часа. Буран через пару дней оклемался, и у него с Сашкой образовалась какая-то ментальная связь, они понимали друг друга с одного взгляда.

С тех пор мы частенько ездим в "Арзамас-17" на охоту. Такие трофеи там добываем — закачаешься. Чучело второго волка у Михалыча дома стоит.


Ну, а если кто желает адреналина хапнуть - обращайтесь. За скромную плату можем устроить.


-------

Георгий Немов.

Показать полностью
10

Паразит.

Ледяной январский ветер обдувает неприкрытые стопы. Еще несколько минут назад я не чувствовала их, но сейчас каждый шаг отражается острой болью, распространяющейся от ног и по всему телу. Словно с каждым шагом ломаются кости. В прочем сейчас это не имеет абсолютно никакого значения. Улица, по которой я иду, удаляясь от центра нашего небольшого городка, почти безлюдна. Попадающиеся на моем пути сомнительной внешности люди - делают вид, что не замечают меня. Обходят стороной. Где-то позади затухает праздничный Новогодний гул.

Замечаю в отражении припаркованного автомобиля свою походку. Выглядит так, словно я вот-вот рухну на заснеженный асфальт. Но я не падаю. Иду вперед. Врезаюсь босой ногой в выступающий металлический канализационный люк. Прямо мизинцем. Раздается такой хруст, что даже шум ветра не глушит его. Нестерпимая адская боль врывается в мое тело лишь спустя несколько секунд. Единственное на что мне хватает сил - издать глухой протяжный звук закрытым ртом. Я просто продолжаю движение вперед. У меня не хватит слов, чтобы описать весь ужас происходящего.


Меня зовут Аня. Мне всего 7 лет. И эта история началась несколько часов назад.


***


Начать хочется с того, что мой папа - самый лучший папа в мире. Несмотря на мой столь юный возраст, я вижу и понимаю, сколько заботы они с мамой дают мне. Сколько тепла и внимания я получаю.

Сегодня, как вы уже догадались, особенная ночь. Сегодня Новый год. Мой самый любимый праздник. Его я жду даже больше, чем День Рождения. Во всех этих городских украшениях, в наряженной и украшенной гирляндой елке, в телевизионных передачах - есть что-то. Что-то волшебное.


На часах было сорок пять минут двенадцатого. Во дворе нашей многоэтажки уже взрывались одиночные салюты. Мама, нарядно одетая, расставляла посуду на столе в гостиной комнате, где я, развалившись в кресле, смотрела какую-то веселую телепередачу. В нескольких метрах от меня - в коридоре, прошмыгнул красный силуэт. Мама загадочно заулыбалась. Я знаю - это папа, надев свой костюм Деда Мороза, взяв красный мешок с моим подарком и нацепив длинную белую бороду, собрался выйти из квартиры в подъезд.


Незаметно для меня. Он делает это каждый год. И каждый раз я подыгрываю ему. Эта чудесная семейная традиция - еще одна причина, по которой я люблю этот праздник.


Еле слышно закрылась входная в квартиру дверь. Я выключила телевизор и приготовилась услышать дверной звонок, означающий, что пришло время получать подарки. Мама продолжала улыбаться.

Замерев в ожидании - я не сводила взгляд с настенных часов, висевших прямо над нашей праздничной елкой. Прошла минута. Еще одна. Мама, отложив в сторону кухонные приборы, тоже с удивлением взглянула на часы.


Наконец ручка входной двери со скрипом задрожала и опустилась. Я поняла, что Дел Мороз наконец-то пришел! От радости, не обратив внимания на то, что звонок так и не прозвенел, спрыгнула с кресла и собралась было бежать в коридор. Но, сделав несколько шагов, я остановилась. Потому что свет в коридоре, с щелчком выключателя, погас.


Я удивленно посмотрела на маму, ища в ее лице улыбку - означающую, что папа придумал что-то новое, и все идет согласно его затеи. Но увидела я только настороженное удивление.


- Олег - Позвала она папу. В ответ только тишина. Мама крикнула еще раз, уже с интонацией, дающей понять, что происходящее ей не нравится. - Олег?!


Щелк. Свет снова зажегся. На пол перед дверным проемом в гостиную падала папина тень. Я хотела сделать шаг навстречу. Щелк. Свет вновь потух, и раздалось какое-то шуршание.


- Олег, это уже не смешно! Ты пугаешь Аню! - На самом деле мне не было страшно. Скорее я чувствовала себя как-то настороженно. Мама прошла вперед, оказавшись возле открытой двери в коридор, и выглянула в темноту. Снова шуршание и, наконец, прямо перед ней возник силуэт папы, одетого в костюм Деда Мороза.


Сказать откровенно - от озорливого предвкушения вручения подарков - не осталось и следа. Я стояла в стороне, позади мамы, и ожидающе наблюдала.


- Олег... ты чего? Все в порядке? - В голосе мамы я услышала первые ноты волнения. Вместе с ними, наконец, тревога достигла и меня. Мама повторила еще раз - Олег?


Папин силуэт вытянул правую руку вперед, к стене гостиной, на которой находился выключатель. Щелк. Единственным источником света в комнате осталась лишь мигающая разными цветами гирлянда, намотанная на елку. Папа сделал шаг вперед, и мама попятилась, оказавшись рядом со мной. В тусклом освещении я, наконец, увидела его лицо. Белой бороды и шапки не было - и не оставалось абсолютно никаких сомнений. Это был мой папа. Но что-то в его лице было не так. Он был... совершенно безэмоциональным. И даже взгляд на маму проходил как бы сквозь нее, направленный куда-то в никуда. В папином взгляде была только пустота.


То, что происходящее было чем-то нехорошим и, как минимум, очень странным, я отчетливо понимала. Но в моем детском сознании включился какой-то защитный механизм... и от этого я была спокойна. Думаю поэтому я не увидела, как кухонный нож со стола оказался в папиных руках. Не увидела, как, блеснув, сталь вошла в тонкую мамину шею. И лишь глухой треск, хрипящие попытки стона и грохот падающего тела, привели меня в чувства. Все эти звуки разлились по всей комнате, а затем словно схлопнулись в самом ее центре, где стояла я. Папа, отведя взгляд с лежащего на полу тела, направился ко мне. Я оставалась неподвижной. В моих детских широко раскрытых глазах отражался грядущий неминуемый конец.


Спасением, как я наивно полагала в тот момент, оказалось то, что еще не потерявшая до конца сознание мама, лежащая на полу с торчащим из шеи ножом, и захлебываясь собственной кровью, смогла протянуть руку вперед и ухватить папину штанину. Он вновь перевел взгляд вниз. Затем наклонился и протянул обе руки к маме. Точнее к ее голове. Вместе с раздавшимся хрустом ее тело, на мгновение, затряслось. И уже в следующий момент безжизненно замерло. Навсегда.


За стеной у соседей раздались радостные крики "Урааа!!!", и зазвенели фужеры. Наконец настал новый 2018 год.


Наблюдая за происходящим, я заметила, что растекающаяся по полу кровь вот-вот достигнет моих ног. Я попятилась назад и, подняв глаза, посмотрела на отца. Он все еще находился в сидячем положении, и его голова была прямо на моем уровне. В этот момент гирлянда вспыхнула белым светом. И в черных немного кучерявых папиных волосах я увидела это.


Я не знаю, что это... я никогда раньше не видела ничего подобного. Но на затылке кожа, вместе с волосами, немного расходилась, образуя что-то похожее на трещину. И прямо из нее вверх на несколько сантиметров тянулось что-то, по форме напоминающее то ли щупальцу... то ли стебель какого-то растения. Что-то тонкое серое полупрозрачное. Оно шевелилось. Легкие извивающиеся движения были видны очень хорошо.

В состоянии того шока, в котором я пребывала, мои действия были совершенно спонтанны. И я подошла к отцу.


- Папа, у тебя здесь что-то... - протянув руку и ухватив за отросток, я потянула его на себя.


Раздался какой-то странный и неестественный хрип. Кричал папа. И через секунду его тело бездыханно рухнул рядом с мамой, уткнувшись лицом в кровавую лужу.


В этот момент - весь ужас моей причастности к происходящему как есть обрушился на меня. Сердце заколотилось и казалось вот-вот выпрыгнет из груди. Воздуха не хватало.


Я упала на колени рядом с папой.


- Папочка! Прости, я не нарочно! Я случайно, прости! - Кричала я. Воздуха стало не хватать на столько, что на новые выкрики его уже не хватало. В этой истерии я совершенно не заметила, как отросток, который оставался до сих пор в моей руке, куда-то исчез.


На мгновение стало темно.


А затем я открыла глаза.


Передо мной белый потолок. "Это всего лишь сон. Страшный сон." - Пронеслась мысль в голове. Я потянулась рукой, чтобы протереть глаза. Я попыталась потянуться рукой, чтобы протереть глаза. Но вместо этого я обнаружила, что не могла сделать ни единого движения. Моя голова опустилась вниз. И стало понятно, что я все еще в гостиной комнате. Два трупа моих родителей, как и мгновения назад - лежат рядом. За окном громыхают салюты. И я больше не управляю своим телом.

Постояв так несколько минут, мои ноги начали перебирать по направлению выхода. Я не поняла, как кухонный нож из маминой шеи оказался у меня в руках.


***


Ледяной январский ветер обдувает мои неприкрытые стопы. Еще несколько минут назад я не чувствовала их, но сейчас каждый шаг отражается острой болью, распространяющейся от ног и по всему телу. Словно с каждым шагом ломаются кости. В прочем сейчас это не имеет абсолютно никакого значения. Потому что боль чувствую я - а моим телом управляет кто-то другой. Или правильнее будет сказать, что-то другое. Я лишь наблюдатель. Чувствую, как что-то пульсирует и извивается на моем затылке.


Иногда, когда ветер дует совсем сильно - мое тело, одетое в нарядную домашнюю запачканную кровью одежду, начинает сдаваться и мне кажется, что я все-таки рухну. Тогда это на моей голове шевелится еще активнее, и я продолжаю движение вперед.


Впереди виднеется какое-то здание, огороженное металлическим забором. Это место мне знакомо. Я была здесь полгода назад, когда мне удаляли миндалины. Еще спустя несколько минут - удается прочитать надпись на вывеске: "Городская детская клиническая больница №1".

Я совершенно точно помню, что оставалась здесь на ночь, вместе с другими детьми. И так же помню, как хотела, чтобы родители остались со мной, но мама объясняла мне, что так не положено. Ночевать мне приходилось одной. Скорее всего, и сейчас там есть дети...


Я знаю, что с легкостью протиснусь между металлическими штырями забора. Нож все еще в моей руке. Меня и центральный вход разделяет менее ста метров. Вновь порыв ледяного ветра. Кажется, я вот-вот упаду, но отросток снова зашевелился на моей голове. Я двигаюсь вперед. Что-то подсказывает, что самое страшное еще впереди.


Стекающие из глаз слезы замерзают прямо на моем лице.


Остается лишь надеется на то, что хрупкое детское тело замерзнет быстрее, чем я окажусь внутри этого здания.

Показать полностью
2629

R.I.P.

Август месяц. Утро. Город Брянск. Сижу на кухне, пью кофе и ни кого не трогаю. На мобильник звонит Леха. Беру трубку.


-Здорова, Серый. Не спишь?

-Не. Кофе пью. Сам чего делаешь?

- Да мне тут на форуме диггер один под ником RIP приглашение на коп кинул. Ему человека три нужно в помощь. Пишет, что знает где немецкий самолет с хабаром лежит. Место глухое, за болотами ,говорит что никто не знает и он один тропинку к нему нашел.

-Леха, чего то ник у него странный. Может, аферист какой?

-Не знаю, Серый, но вроде складно все рассказывает.

-А где место-то? Далеко?

-Километров 50 от города. Точнее не скажет, пока не согласимся. Боится что без него обойдемся.

-Логично… Сам чего думаешь?

-Думаю бери Саню и дуйте ко мне. Втроем все обсудим.


Через полчаса звонок в дверь оторвал Леху от клавиатуры. Он открыл и впустил парней в квартиру.

-Пока вы добирались, я еще пообщался с RIP-ом и выяснил подробности. Он говорит, что самолет укомплектован под завязку, и его видать зенитчики потрепали. Короче, рухнул он в глухом лесу, а вокруг болота. Упал аккуратно, груз почти весь целый, кроме провизии. Ее экипаж сожрал. Они на парашютах спрыгнул в том же месте. И через болото выйти не смогли, поэтому там же и загнулись.


-Н-нифига себе триллер. - заикаясь сказал Саня.

Он слегка заикался, особенно когда волновался.


– Т-так это там еще и фашистики мертвые в-валяются?

-Надо думать. - задумчиво изрек я.

-А за-зачем ему мы н-нужны? - вопрошал Саня. -П-почему он весь хабар себе не з-заберет?

-А давай я спрошу. Он в онлайне. - ответил Леха и, напечатав вопрос, метким ударом по энтеру отправил его новому знакомому.


Ответ пришел мгновенно:

«Я один почти ничего не смогу унести через болото. Там метров 500 по жиже идти, местами по грудь. Один не справлюсь. Человека три мне бы в помощь надо. Столько наберется?»


«Не проблема. Мы как раз втроем на коп и ходим.»-ответил RIPу Леха.

-А если зимой пойти, когда болото замёрзнет?-выдал я.

«А если зимой пойти?»- тут же напечатал и отправил Леха.

«В том месте болото не замерзает даже в самые лютые морозы. И зимой там еще опаснее ходить.» -ответил RIP.


-Т-тогда зимой не поедем.-резонно заметил Саня.

-Ну что , господа-диггеры, поедем с RIPом самолет трофейный смотреть?-спросил Леха.- А то он ответа от нас ждет.

-А почему он именно на нас вышел?- вопросил я.

-Я уже у него спрашивал. Он говорит, что читал мои комменты на форуме, и ему понравилось мое отношение к теме войны. Я там писал, что если мы наших бойцов находим, то не трогаем ,а сообщаем координаты этого места военно-патриотической группе «Поиск», и они производят перезахоронение останков. –пояснил Леха.


-Ясно.-ответил я.-Значит у нас с ним понятки одинаковые. Наши- это святое, а немцев сюда никто не звал. Это хорошо.

-Ну так что, решаем ,парни?- снова задал вопрос Леха.

-Я в отпуске, могу хоть завтра ехать, а Санька вообще уволился с работы.-ответил за двоих я.

-Меня шеф тоже отпустит на недельку.-подумав, сказал Леха.

-Ну пиши ему, что мы согласны. Пусть говорит куда ехать надо, и где мы его встретим.


Леха отбарабанил вопрос на клавиатуре и тут же получил ответ, который гласил следующее: «Встретимся у вас. Я могу подойти завтра утром, сразу и стартанем. Ехать 50 км. До села Георгиевка. Там у меня есть избушка, от деда в наследство досталась. Оттуда едем в лес до болота. У вас машина какая?»

« «Нива» у нас, русский вездеход.» -ответил Леха.

« «Нива»-это хорошо. Из снаряги возьмите с собой вейдерсы, это такие сапоги-комбинезон, если не хотите промокнуть в болотной жиже. А металлодетекторы не берите, копать не будем. Там все на поверхности лежит, прямо в самолёте. Да и, адресок чиркни, куда мне завтра подходить?» - пришло от RIPа


Леха отправил адрес , стартануть решили часиков в 9 утра. Оставшийся день посвятили подготовке.


На следующий день, около 9 утра, экипированная и подготовленная нива стояла у подъезда. Леха загружал в нее провизию , а мы с Саньком рылись в багажнике ,проверяя, не забыто ли что-нибудь из экипировки.

-Привет диггерам!- раздалось за спиной у ребят.

Все хором обернулись и увидели высокого худощавого парнишку, лет двадцати пяти, в камуфляжном комбинезоне.


-А ты значит RIP?-спросил Леха

-Ага, он самый. Ромашов Игорь Петрович, сокращенно- RIP. –выдал новый знакомый

-Теперь ясно, откуда такой ник. -Сказал Леха, и парни по очереди представились, пожав руку Игорю.


-А это значит и есть ваш вездеход?- спросил Игорь.

-Он самый! -гордо ответил Леха, и похлопал рукой по крыше автомобиля.

-Хороший конь, как раз то, что нам надо! И даже лебедка спереди есть, отличная машина!-с уважением заключил Игорь.


-Это Леха у нас мастер на все руки. Техника его любит!- пошутил я.

-А Ты ч-что на легке?- поинтересовался Саня, увидев ,что у Игоря ничего с собой нет.


-У меня вся снаряга в Георгиевке. Так что я готов стартовать.

-Тогда по коням!- сказал Леха.


Парни расселись, и «Нива», урча двигателем устремилась в сторону Георгиевки. Игоря усадили на переднее сидение рядом с Лехой. А мы с Саньком сели сзади.

-Так ты говоришь, у тебя там домик есть?-спросил я , обращаясь к Игорю.

-Да, избушка от дедушки. В наследство досталась. Он у меня в войну партизанил в тех местах. Ему тогда лет 16 было. Так вот он мне про этот самолет и рассказал. Говорит, однажды ночью услышал гул немецкого самолета , который летел со стороны немцев в наш тыл над лесом. Он в свои года уже опытным партизаном был, различал по звуку наши самолеты от немецких.

А через несколько часов, когда стало рассветать, увидел, как этот самолет летит, что называется , «на честном слове» назад. Его, видать, наши зенитчики неслабо обработали. Из самолета выпрыгнул экипаж из 4 человек.

Дед сказал, что самолет упал на Змеиный остров. Это островок среди болот, на который нет тропы. Туда никогда, никто не ходил, потому что топь непролазная, да и место то нечистым считается в народе. С тех пор самолет там и лежит. Дед говорил, что наши в войну, отправляли туда группу захвата, но те реально не смогли пробраться.


Ни местные, ни партизаны за все время так и не смогли найти туда тропу. Да и не до летчиков тогда было. Наши готовили грандиозное наступление, и там такой кипишь был, мама не горюй. Танки, артиллерия, пехота- все куда-то ехали, бежали. В общем , плюнули на этих фрицев, и решили, что они оттуда выбраться не смогут.


-А как же ты тропу-то отыскал?- спросил Леха.

-Я месяцами ее искал, буквально жил в лесу у болота. Сам-то я давно в городе живу. Из Георгиевки молодежь вся поразъехалась, работы нет. Но я все отпуска там проводил. Много лет искал, и вот , недавно повезло. Буквально на ощупь нашел тропинку. Уж больно мне хотелось увидеть, что там произошло на острове.

-Ну и как там обстановочка?-спросил я.

-Самолет я нашел не сразу. Пока добрался до острова- измотался весь. Когда отдохнул, пошел искать. Там лес густой, видимость плохая. Пришлось побродить по острову. Потом увидел его. Он когда упал, в нем горючего почти не осталось, поэтому он не взорвался, да и вообще довольно аккуратно приземлился. Крылья конечно по отрывало, но фюзеляж практически целый.

-А фрицы?-продолжил я.

-У них все плохо кончилось. С острова они так и не выбрались. В общем приедем, сами все увидите.


Километров через 45 свернули с трассы, ехали по гравийке через лес.

За очередным поворотом показалось село. От былой Георгиевки осталось с десяток стареньких домиков и одна-единственная улица между ними. Молодежи, естественно, тут не было, но кое-где виднелись старушки, хлопотавшие по хозяйству. Два бородатых колоритных деда сидели на скамеечке перед покосившемся домиком и провожали взглядом «Ниву» с ребятами.


Игорь попросил остановить машину на окраине села около старенькой избушки.

-Вот это и есть наследство от дедушки. -сказал Игорь, показывая на ветхий домик. -Теперь это моя база. Тут у меня все что нужно для копа.


Парни вышли из машины. У соседнего домика копалась в палисаднике бабуля.

- Привет баб Нюр! -крикнул Игорь. -Вижу покой вам не по душе?

-Добрый день Игореша. -ответила бабуля.

-Да вот, захотелось немного погреть косточки на солнышке. Продолжила она. -А то дома прохладно, как в могиле. Ребята, а вы не голодные? А то я борща наварила да пирогов испекла. Заходите ко мне, я вас накормлю. -предложила радушная старушка.


Саня уже было шагнул в направлении ее дома, но Игорь положив ему свою руку на плечо, остановил его порыв отведать деревенского борща.

-Спасибо, баб Нюр. -Громко ответил Игорь. –Как-нибудь в другой раз. Торопимся мы.


Вдруг из-за дома, прямо на улицу вывернул странный всадник. Он скакал верхом на палочке. На вид взрослый такой детина, босиком в каком то тряпье. Скачет на палке как на коне, да кричит на всю улицу: «Но,но! Пошла, родимая!»

Увидев ребят, этот кавалерист направил свою лошадь-палку к ним и прискакал поближе.


-Смотрите, какая у меня лошадка! -Обратился он к ребятам. -А я гусар! А вы знаете что тут никого нет? Тут пусто! -Продолжал кричать возбужденный гусар.

-Ну хватит уже, Борька, людей пугать! Скачи давай к мамке, она тебя, наверное, обыскалась! - строго скомандовал Игорь.

Гусар развернул своего коня и поскакал прочь.


-Это наш деревенский дурачок Борька, не обращайте на него внимания. -пояснил Игорь. -Он в соседней деревне живет, километров пять отсюда. Ну и к нам иногда заскакивает, лошадь то у него вон какая, ему пять верст не крюк. -открывая старый навесной замок на двери избушки шутил Игорь.


Когда замок поддался, Игорь жестом пригласил всех внутрь.

Внутри обстановка была аскетичной: сени, пара комнат и русская печка. Из мебели кровать, стол, несколько стульев и старенький сервант.


Зато буквально везде лежали найденные Игорем военные трофеи: на стене висели немецкие каски и несколько сабель, на полках лежали ножи, пряжки от ремней, гильзы от патронов, фляжки и металлические кружки с орлами, а также медали и знаки отличия. Находки были в разном состоянии. На полу стоял ржавый пулемет «Максим». Парни кинулись рассматривать коллекцию.


-Вы пока тут осмотритесь, а я соберу свое снаряжение. -сказал Игорь.

-Не слабая у тебя коллекция! -заметил Леха. -не боишься , что украдут в твое отсутствие?

-Самое ценное я храню в надежном месте, а здесь так-себе вещички.


Игорь вышел из дома и вернулся через пару минут, в руках он держал две добротные, раскладные лопаты.

-З-зачем лопаты? Ты в-ведь сказал, что к-копать не придется.-спросил Саня.

-Потом расскажу. -загадочно ответил Игорь.


Игорь закрыл дом, все сели в машину и поехали в лес. Игорь показывал дорогу. Километра три удалось проехать, а дальше такие заросли пошли, что машину пришлось оставить.

Еще около километра прошли пешком и вышли к болоту. У болота устроили привал, немного перекусили. Потом каждый срубил себе по длинному шесту- в болотах без шеста никак. И натянули вейдерсы поверх одежды.


Игорь же остался в своем комбинезоне.

-А ты чего, свои вейдерсы дома забыл? -обратился я к Игорю.

-У меня комбез из водоотталкивающего материала, не промокает. -ответил тот.

Мы не доверчиво переглянулись.


-Видите, вот первая вешка, а вон вторая? -указал Игорь на длинную палку торчащую на берегу и на следующую, торчащую из болота метрах в пятидесяти от неё.

-Друг за другом идем точно к ней. Будьте очень аккуратны, идите строго за мной. От одной вешки к другой. Ни шагу в сторону. Каждый не верный шаг может стоить вам жизни. -продолжал он.


-Не усугубляй, а то передумаем.- буркнул Леха.

-Хорошо. Погнали. -скомандовал Игорь и полез в болото.


Все шли цепочкой, сначала по колено, затем по пояс в жиже. Прошли несколько вешек — жижа по грудь. Вокруг плавают какие то моховые кочки, коряги, осока. Летает какой то гнус и мухи.


Болото пузырится и воняет какой-то тухлятиной. Плутать приходилось то вправо, то влево. Но все сошки были расставлены аккуратно, и Игорь шел очень уверенно, что вселяло в нас оптимизм.


Наконец дошли до суши. Берег Змеиного острова резко поднимался из болота. Игорь развернулся и стал помогать нам выбираться. Затем забрался сам.


Когда он вслед за нами взобрался на бережок, мы глядя на него рты по открывали. Он был совершенно чистым и сухим.

На нас резиновые вейдерсы по самую грудь, и мы стоим все в грязи и тине. А Игорь вылез из болота совершенно чистый и сухой.


-Н-нифига с-себе комбез в-водооталкивающий.- еще сильнее заикаясь от увиденного произнес Санек. -М-мы как с-свиньи грязные, а он г-гляньте — к-как ангел с-сияющий, вылез из б-болота. -указывал Саня на Игоря.


Я, конечно, понимал, что на Змеином острове нас ждали всякие новые впечатления. Самолет немецкий, находки разные. Но то, что произошло дальше, просто повергло нас в шок, и мы в секунду забыли про чудесный непромокаемый комбез Игоря.

Из-за кустов, прямо на нас выскочил здоровенный фриц, при полном обмундировании. Глаза бешеные. Орет что-то по-немецки. Мы поняли только :«Хенде хох». Вскидывает автомат и дает очередь над нашими головами.


Я почувствовал, как пули просвистели прямо по моим волосам.

Страх пронзил нас до самого костного мозга, и мы как по команде (впрочем так оно и было) вскинули руки.

Все оцепенели от ужаса. Все, кроме Игоря.


А дальше началось такое!!!… В общем, от каждого нового акта этого жуткого представления наши челюсти отвисали все ниже и ниже.


-Пошел отсюда, придурок!!! -заорал на весь лес Игорь. Затем рванул к фрицу и со всего маху пнул его под зад. Его нога пролетела сквозь фигуру этого головореза, и немец испарился на наших глазах, как легкая дымка.


-Достал он меня, бегает по лесу, орёт на всех! -возбужденно пояснял нам Игорь возвращаясь.


Вернувшись он окинул нас взглядом. Мы застыли грязные, с поднятыми руками, открыв рты и выпучив глаза.


-Можете опустить руки. -медленно произнес Игорь.

Мы синхронно опустили руки.

-И закрыть рты. -так же спокойно продолжил он.

Мы так же синхронно выполнили и эту команду.


-Пацаны, их бин кирпичей отложил, прямо в вейдерсы! -без заикания произнес Санек.

-Ого а фриц то целебный оказался! -удивился Игорь. -Сашку от заикания вылечил.


-Игорёк, дорогой, что это мы сейчас все видели? -наконец обрел дар речи я.

-Сейчас все поясню, не переживайте. -начал Игорь.

-Снимайте с себя вейдерсы и пошли за мной, по пути буду рассказывать. -продолжил он.


Мы так и сделали. И он повел нас к самолету.

-В общем, как я уже говорил, в самолете было четыре немца. Все они удачно приземлились на этот островок. Самолет тоже более-менее нормально присел. Запас консервов, сух. пайков да коньяка в самолете солидный. Но вот выбраться с острова они не могли. Какое то время они тут жили, а потом у них стали сдавать нервишки. Стали они ругаться да ссорится. А под коньячок еще и стрелять друг в друга начали. В общем, одичали они тут совсем.

Тем временем, пока Игорь рассказывал, мы подошли к трем холмикам.

-И как результат их одичания мы имеем четыре могилы.-продолжил он, указывая рукой на эти самые холмики. -Но прошу вас обратить внимание на то, что одна могила не засыпана, и в ней лежит как раз тот бандит, что перепугал вас на местном «пляже». Поскольку в завершении естественного отбора он остался в гордом одиночестве, то ему пришлось самому копать себе могилу и пускать себе пулю в голову. А вот присыпать его уже было некому. А так, как он не захоронен, как положено, то его мятежная душа бегает по окрестностям, ходит прямо по глади болота на ту сторону, орет по-немецки всякие гадости и пугает редких тут грибников и прочих туристов.


-Обалдеть, это что, нас призрак так напугал? -произнес Леха.

-Совершенно верно. На то он и призрак, чтобы пугать. -ответил Игорь. -И как только вы закопаете его бренные останки, он сразу же покинет этот мир, и больше не будет бегать по лесам нашей необъятной родины, пугая людей. -завершил он.


Мы подошли к последней могиле. На дне действительно лежал скелет в лохмотьях. В его черепе зияла аккуратная дырочка, а в правой руке был ржавый пистолет.


Я не особо то верил в призраков, но после того, что я видел своими глазами, мне нечего было возразить.


-Блин, остров сокровищ какой-то. Стивенсон просто отдыхает. -глядя на скелет, таинственно произнес Леха.

-Да, кстати, а где сами сокровища? До самолета-то далеко еще? -спросил я у Игоря.

-Самолет метрах в ста отсюда. Но я настоятельно рекомендую сначала засыпать могилу, чтобы этот бармалей не портил нам настроение, выскакивая из кустов в самые не подходящие моменты. -ответил он.

Действительно, встречаться с этим «бармалеем» больше не хотелось. И мы с Саньком, взяв те самые лопаты, которые захватил Игорь, стали резво закапывать останки оккупанта. Почва была песчаной, и мы управились очень быстро. Теперь холмиков стало четыре. Три старых и заросших, и один новенький.


- Ну вот, каждому фашисту по могиле. -произнес надгробную речь Леха.

- Кто к нам с мечом придет, тот от меча и погибнет. -продолжил Саня, совершенно не заикаясь.


На тот момент мы получили столько впечатлений, что не успевали их переваривать и удивляться череде новых. Но когда Игорь привел нас к самолету, это было что-то.


Помятый, но довольно целый фюзеляж, покрытый мхом, лежал в конце заросшей от времени борозды, которую он пропахал приземляясь. По бокам борозды росли молодые деревья, так как старые были срезаны крыльями. Сами крылья тоже не выдержали схватки с деревьями, и их обломки валялись где-то в зарослях.


Картина была завораживающей. Необитаемый остров со скелетами и призраком, густой лес, старый разбитый самолет и четверо кладоискателей- чем не тема для романа?


Около самолета были видны следы жизнедеятельности, ведь четверо немцев жили тут какое-то время. Разжигали костер, заготавливали дрова, готовили пищу. Внутри самолета же, был просто Клондайк. Куча ящиков с фашистскими орлами, большая часть еще не вскрытых. В одних-оружие, в других-провизия, обмундирование- чего там только не было. Даже аккуратные пачки дойч марок. И главное, все в отличном состоянии. Мы были в полном восторге, глаза горели, когда мы брали в руки эти предметы.


-Парни, у нас с вами мало времени, вы должны сделать еще одно очень важное дело. –как-то скорбно произнес Игорь.

Мы насторожились. В тот момент нам казалось, что все приключения уже позади. Но мы ошибались.


-Я хочу вам кое-что показать, тут не далеко. - очень серьезно продолжал Игорь.


Оторвав от сокровищ, он отвел нас к небольшому оврагу метрах в пятидесяти от самолета. Мы подошли к краю и глянули в низ.


-ОХРЕНЕТЬ!!! -испуганным голосом произнес Санек.


На дне оврага, на спине лежал Игорь, из его груди в области сердца торчал острый корень дерева. Было видно, что его тело лежит так уже несколько дней.


Мы смотрели то на тело в овраге, то на рядом стоящего Игоря. Картина просто шокировала. В необитаемом лесу на дне оврага лежит мертвое тело, а его живая копия стоит на краю этого оврага и смотрит на нас.


-Это кто? -прохрипел Леха, хотя было и так понятно, что это Игорь.

-Это я. -подтвердил наши самые кошмарные догадки Игорек.

-Как? -снова прохрипел Леха.


-Когда я нашел тропу к острову и влез на берег, то стал искать самолет. Но первое, что увидел- это могилы немцев. -медленно, как бы медитируя стал вещать рядом стоящий Игорь. -Проходя мимо, я плюнул на могилы и сказал : «так вам и надо». Потом я нашел самолет. Был вечер. Смеркалось. Я, как Али-Баба в пещере с сокровищами, восторгался находкам в недрах самолета. И тут выскочил тот гад с автоматом, которого вы закопали.


Вы не представляете, как я перепугался, ведь тогда еще я не знал, что он призрак. Хотя думаю, что от этого легче бы мне не стало. В общем, я побежал так, как никогда еще не бегал. Фриц за мной. Бежит, орет и стреляет. В темноте я споткнулся, залетел в этот овраг и напоролся прямо на корень. Вот так и настигла меня смерть.


-Так ты чего!? Призрак!? -прохрипел теперь уже Саня, глядя огромными глазами на Игоря.

-Да, я призрак.

-Но мы ведь тебя осязаем... -начал было я.


-Все верно. -прервал меня Игорь. Пока мое тело не предано земле, я нахожусь как бы в двух мирах одновременно. Я могу исчезать, перемещаться в пространстве, ходить по воздуху, но в то же время я могу взаимодействовать и с предметами из вашего — материального мира. А как только вы похороните тело, мой дух окончательно покинет этот мир. Собственно для этого я вас сюда и привел. Вы должны похоронить мое тело, а то я как бы застрял между мирами.

-А почему ты сам... -снова начал я.

-Сам я не могу. -опять прервал меня Игорь. Мертвых должны хоронить только живые. Такие тут правила.


-Так этот фриц ,получается, мог и настоящий автомат взять и всех нас тут положить? -испуганно выдал Санек.


-Нет, он не мог. Во-первых, на его совести много невинных жертв, а во-вторых- он самоубийца. В загробном мире у него не завидная участь. И с предметами из вашего мира он взаимодействовать не может. -пояснил Игорь.


-От тех мук, что он испытывает, его разум совершенно осатанел, и если бы он мог, то уничтожал бы все на своем пути, но тяжесть его грехов ограничивает возможности. Поэтому он мог только выскакивать из того мира, как джинн из бутылки и пугать людей. Но после погребения он и этого не сможет. -продолжал пояснять Игорек.


-А как ты нас нашел? -обратился к Игорю Леха.

-После того как я понял, что мое тело умерло, я мгновенно вернулся в свою квартиру в Брянске, сел за комп и стал шарить по форумам, искать тех, кто поможет мне захоронить фрица и мое тело. Вот так и вышел на тебя. А приманкой был самолет. -пояснил он.


-Ребят, у нас мало времени, скоро начнет темнеть, а оставаться с ночевкой на этом острове думаю вам не захочется.- забеспокоился Игорь.

-Это точно. -подтвердил Санек.


Пока мы копали могилу, Игорь стоял рядом и инструктировал нас.

-В кармане моих брюк возьмите ключи от гаража. Адрес я уже скинул Лехе по электронке. Сходите туда. Там в углу стоят два черных чемодана, в них все самое ценное, что я находил. Это все ваше.


Аккуратно все заберите, без следов и не привлекая внимания, а то по полициям затаскают. Все что тут в самолете- тоже ваше. Но сегодня много не берите, вам еще через болото переправляться. Идите по сошкам. А дальше сами знаете.


Когда дело было сделано, то в свежий холмик вместо креста, мы воткнули уцелевший пропеллер от самолета. Игорь с благодарностью обнял каждого из нас, мы попрощались и он растворился в воздухе как туман.


Захватив понемногу самых ценных вещей из самолета, мы успешно переправились через болото, двигаясь точно по сошкам. Когда мы дошли до машины, начинало смеркаться. Мы спешно выдвинулись к Георгиевке.


При въезде в село нас ожидало еще одно потрясение. Село выглядело так, как будто тут лет десять не ступала нога человека. Вместо домиков -заросшие развалины. Улица покрыта травой. Один только дом Игоря был в более — менее жилом состоянии.


Но дом бабы Нюры- это просто куча заросшего хлама, как впрочем и все остальные. В вечерних сумерках это зрелище произвело на нас удручающее впечатление.


-Сегодня утром тут люди жили! — со страхом в голосе произнес Санек.

Леха включил фары и поддал газку. Подпрыгивая на кочках мы быстро проскочили заброшенное село.


-Похоже, не было тут людей, одни покойнички. Я боюсь представить каким борщом хотела нас накормить баба Нюра. -еще больше испугав парней произнес я.


-А помните, как Борька дурачок говорил, что пусто тут, никого нет! А мы стоим такие среди призраков, улыбаемся! -уже кричал от страха на всю машину Леха, поддавая газу.


Наконец мы выскочили на асфальт и рванули домой на всех парах.

Больше мы к тому самолету не ездили, страшновато как-то. Может, когда-нибудь и соберемся. Но пока что-то не тянет. А Саня с тех пор больше не заикается.


---

Георгий Немов.

Показать полностью
61

Разведка.

Конец лета, 1943 год, Брянские леса. Нашу разведгруппу отправили в самую глушь к болотам, выяснить возможность переброски артиллерии во фланг фашистам. Там в болотах сухой проход был, метров сто шириной. И если по этому коридору пушки протащить, то можно ударить фашистов с фланга.


Танки там не пройдут. Во-первых - чаща густая, а во-вторых танк - он тяжелый. Того и гляди в болоте сядет. Попробуй его потом выдерни. А вот легкие пушки, если их лошадьми тянуть, то в самый раз будет.


Но, фашисты тоже знали про этот коридор и понимали его важность. Поэтому хорошенько его прикрыли. Соорудили дзот, выкопали окопы, перед окопами растянули колючку, все как положено. Нахрапом не возьмешь.


И вот лежим мы на пузе впятером в кустах, все замаскированные, веточками утыканные, словно лешие. С двух шагов нас не отличить от окружающего пейзажа. А перед нами - рукой подать, - немецкие окопы. Окопы неглубокие, потому что вода рядом. Справа и слева болото. Обойти не получится, и прорваться тяжело будет.


- Человек сорок их там, а за дзотом блиндаж, - шепчет командир, изучая в оптику обстановку.

- Ага, три пулемета и даже миномет есть, сковырнуть их отсюда будет очень непросто, - дополняю информацию я.

- Справа в ста метрах вижу избушку, - чуть слышно докладывает наш снайпер Тулаев, который залег рядом со мной.


Мы вглядываемся в чащу и действительно замечаем между вековыми стволами ветхий деревянный сруб. Строение едва различимо на фоне леса, и только зоркий глаз Тулаева смог разглядеть покрытую мхом избу на таком расстоянии.


- Это еще что за хибара? Семенов, сгоняй в эту развалюху и проверь, нет ли там снайпера, а то он нас перестреляет всех. И, я тебя умоляю, сделай все тихо, - не отрываясь от оптики, отдал приказ командир.

Я осторожно отполз назад и, прикрываясь кустами да деревьями, стал медленно приближаться к избушке. Временами она скрывалась из виду за стволами деревьев, но я четко придерживался направления.


Прополз метров сто, а домик не приблизился. Двигаюсь дальше. Еще сто метров - никакого результата.

- Что за бред? -шепотом возмущаюсь я.

Это же не мираж, ее все видели. Вон она, в ста метрах от меня.


Мелкими перебежками преодолеваю еще метров двести, а избушка как будто издевается. Как была в ста метрах от меня, так ни на метр не приблизилась.


Усевшись под деревом, я уставился на избу и пытаюсь собрать мысли в кучу. Сначала ущипнул себя для проверки - не сон ли это, потом стал тихо проговаривать ситуацию вслух:


- Так, что мы имеем? Есть изба в ста метрах от меня. И есть приказ ее осмотреть на предмет наличия вражьей силы. Приказ надо выполнять. Петрович не поймет, если я доложу ему, что избушка от меня сбежала. Тьфу-ты! В голове не укладывается.


Я удалился от группы почти на полкилометра, а избушку так и не догнал. Ну не бред ли?


Вдруг слышу со стороны болота женский голос:

- Спасите! Помогите!


Я аж подскочил от неожиданности. Откуда в этой глуши люди, да еще и женского пола!?


Продравшись через заросли, вижу картину: молодая девушка попала в трясину. Оступилась видно. Ее уже по грудь засосало, но она обеими руками ухватилась за корень могучего дуба и держится из последних сил.


Я, естественно, бросаюсь на помощь. Схватив ее за руку, тяну на берег что есть мочи. И тут происходит такое, от чего я поседел раньше времени.


Девушка хватает меня за руку стальной хваткой, второй рукой продолжает держаться за корень. Затем с неимоверной силой подтягивает меня к себе. Ее глаза становятся темно бордового цвета. И каким-то рычащим голосом она произносит:


- Слушай сюда, вояка! Я попала в передрягу. Две недели уже вот в таком положении. Так случилось, что у нас возникли разногласия с хозяином этих болот. Разгавкались мы с ним не на шутку. В общем, схватил он меня и тянет в болото. Ничего хорошего мне там не светит. Поэтому, не знаю как, но ты должен меня выдернуть из его лап, или я утащу тебя с собой. Усек?


Пока она мне все это говорила, ее внешность менялась, приобретая совершенно ужасные черты. Буквально за несколько секунд она из красивой девушки превратилась в кошмарное нечто. Ее кожа стала как кора старого виноградного куста, которая свисает лохмотьями, но руки и мимика при этом не теряли своей гибкости. Вместо носа две дырки, а рот как говорящее дупло. Из деревянной башки на меня смотрели два кроваво-красных глаза.


Всякое случалось со мной на войне, но здесь я, признаться, от страха обалдел малость. Попытался вырваться, да не тут-то было. Ее полудеревянная рука-лоза буквально обвила мое запястье своими длинными пальцами. Выхватив нож, я рубанул пару раз по ней. Но тщетно, даже следов не осталось. А эта тварь хохотать стала, как будто издевалась.


- Кто ты? -выпалил я.

- Я - хозяйка этого леса, вы называете меня по-разному. «Яга, леший, кикимора, лесной дух» - все это я.


Я, конечно, читал в детстве сказки про Бабу Ягу, но, чтобы вот так повстречать... Да если бы кто рассказал, я бы на смех его поднял. А тут сам вижу своими глазами. Может все-таки сплю?.. Да нет, руку аж ломит от боли, так крепко держит меня эта жуткая тварь.


Тут я замечаю, как вокруг нее вода волнами ходит и временами щупальца выныривают, толщиной с мою ногу. Уловив мой взгляд, карга пояснила:

- Держит крепко, самой мне не вырваться.


Через пару минут, оценив обстановку, я принял решение. Достав противопехотную гранату, я решил немного блефануть и произнес:


-Теперь ты слушай сюда. У тебя есть два варианта.


Вариант номер раз: я сейчас выдерну зубами чеку из гранаты и брошу под корень, за который ты ухватилась. От взрыва корень оборвется, я погибну, а ты поступишь в распоряжение твоего болотного друга. И, поверь, мне терять нечего. За невыполнение приказа все равно расстрел ждет. Так что - часом раньше, часом позже, - все равно.


Вариант номер два: я бросаю гранату тебе за спину, прямо в омут. От взрыва под водой на пару секунд наступит ад. Щупальца ослабнут, и я тебя выдерну. Но, тут мы действуем на взаимовыгодной основе. Я тебя освобождаю, а ты мне помогаешь справиться с немцами, что засели в окопах не далеко отсюда. Какой вариант выбираешь?


- Второй, - загробным басом прорычала карга.

- И давай без обмана, мне надо, чтобы к утру там ни оного немца в живых не было. Хотя нет, одного оставь, нам языка приказано притащить, - продолжал гнуть я.

- Сделаю, - гулко раздалось из дупла в голове.

- Ну, с Богом! - помолился я и выдернул чеку.

- Не упоминай! - прошипела карга.

- Ничего, потерпишь, - приободрил ее я, кидая гранату в болото.

Как только граната булькнула, я залег на землю, а в голове включился посекундный отсчет. Через четыре секунды жижа вздыбилась и закипела. Хлопок был негромким, вода приглушила звук взрыва.

Я вскочил и изо всех сил дернул каргу за руку. Второй рукой она тоже, видимо, потянула корень на себя. Совместными усилиями мы так ее вырвали из трясины, что она вылетела как пробка и со всего маха, перевернувшись в воздухе вверх тормашками, шарахнулась спиной о дуб. Удар был такой силы, что с дуба посыпались листья, и пара ворон облегчилась не по графику.


- Вы не ушиблись, бабуля? - поинтересовался я, подходя к дереву. Но вместо благодарности это чудище вскочило на ноги да как сиганет на ветку, которая метра четыре над землей росла. И по кронам деревьев в сторону избушки так припустило, что я бегом бы не догнал.


Скоро начнет темнеть. Я стал пробираться к своей группе и

через десять минут был на месте.


- Ты что, в Берлин ползал? - нахмурился Петрович.

- Да я там на растяжки напоролся, пришлось обезвредить, - слукавил я.

- Хату осмотрел?

- Так точно, все чисто.

Ну, не мог же я доложить, что избушка от меня сбежала, а потом я встретил Бабу Ягу.


- А что за шум там был?

- Да одна растяжка сработала, пришлось гранату в болото швырнуть, - продолжал я складно сочинять.

- Немцы, вон, тоже заволновались. Теперь во все бинокли таращатся, - посетовал Петрович. - А тебе еще ночью за языком идти.

- Не переживай Петрович, добуду языка, никуда он не денется.


- Справа пятьдесят метров, вижу движение, - снова доложил глазастый Тулаев.


Все повернулись и обалдели. Мимо нас по лесу в сторону окопов шла богато одетая немецкая фрау. Она собирала цветочки и напевала песенку на языке нашего врага.


Мы с Петровичем - старые разведчики. Немецким владеем в совершенстве. И когда мы это увидели и услышали, то наши челюсти отвисли до земли. Благо, мы лежали.


Тем временем беззаботная фрау с букетом цветов подошла к колючей проволоке и стала кричать:


- Гюнтер! Гюнтер! Это я, твоя мама! Гюнтер, ты тут? Проведи меня через эту ужасную проволоку!


Немцы в окопах, похоже, так же офонарели от этой картины, как и мы. Минут десять они не могли поверить своим глазам. Протирали бинокли, махали руками, показывали друг другу на эту фрау.


Фрау же, продолжала звать Гюнтера. Наконец из окопов раздалось:

-Не стреляйте! Не стреляйте! Это - моя мама!


Из траншеи вынырнул здоровенный детина и побежал к женщине.


- Семенов, это твоя работа? - грозно раздалось над моим ухом.

- Никак нет, товарищ командир, первый раз вижу эту женщину, - в этот раз не соврал я.

- Брешешь, поди? Небось, в избушке ее нашел?

- Чес-слово Петрович, не видел я ее никогда.


Между тем Гюнтер приподнял колючку, и мамаша с трудом пролезла под ней.


- Мама, как ты тут оказалась? - удивленно таращился Гюнтер.

- Ооо, сынок, наш фюрер отныне позволил родителям посещать своих сыновей на фронте. Мне любезно предоставили место в самолете, я прилетела пару часов назад и немного заблудилась в этом лесу.


Слышимость в чаще была прекрасной, и мы улавливали каждое слово.


- Что за чушь она несет? Какой самолет? Какой фюрер? - ошарашенно прошептал Петрович.


Видимо, Гюнтер тоже не мог поверить своим ушам, но глаза видели родную мать, и это совершенно сбивало его с толку. Гюнтер обнял ее и проводил в блиндаж.


Мы продолжали лежать с отвисшими челюстями.

- Это что за родительский день я сейчас видел, Семенов? - очухался командир. - Нам еще языка брать, а к нему мамаша прибыли, как теперь нам быть?


- Что-то мне подсказывает, Петрович, что у них там скоро веселуха начнется, давай пока просто понаблюдаем.


Смеркалось. Луна лениво вышла на свою ночную смену. Лесные звуки стали стихать.


- Какое-то движение справа и слева от немцев, - тихо сообщил Тулаев.


Мы пригляделись. С обеих сторон на немецкие окопы надвигался синеватый, тускло светящийся туман. Он постепенно накрыл все их позиции.


Через пару минут из блиндажа стала доноситься музыка. Потом начали раздаваться веселые голоса и смех. Сначала смех был только мужским, но потом стали смеяться и женщины. Мы слышали множество женских голосов. Они визжали и смеялись. Гулянка набирала обороты. Пьяные крики и гогот. Хоровое пение на весь лес.


- Откуда там столько женщин? Мы видели только одну, - недоумевал Петрович.


Но никто не мог объяснить этот факт. Мы просто наблюдали, как разворачиваются события.


Гулянка достигла своего пика. Шум стоял такой, что попрятались все болотные лягушки. Я уже хотел выдвигаться за языком, пока немцы шумят и пьянствуют.


Но тут все стихло, как по команде. Просто оглушающая тишина. Весь лес замер. И через пару секунд мы услышали вопль. Это был просто душераздирающий крик, я такого никогда не слышал. Казалось, что сам лес кричит от дикой боли. Это была мистическая минута, нас всех пробрало тогда до костей. Ночной лес, вековые деревья, огромная луна. Немецкие окопы окутаны мерцающим туманом. И над всем этим - леденящий душу вопль.


Когда все стихло, из тумана на лунный свет вышла фигура нечеловеческих пропорций. Рост метра три, руки до земли. И как будто облезающая лохмотьями кожа. Красные горящие глаза уставились прямо на нас. Мы нутром почувствовали, что оно нас видит. Какой-то первобытный страх парализовал всех. Мы лежали и боялись шелохнуться. При этом я совершенно отчетливо понял, что в окопах все кончено.

Видимо, доведя до меня эту мысль, тварь сиганула вверх, прямо в кроны деревьев. И ветви стали шуршать и прогибаться, отмечая стремительное движение жуткого существа в чащу ночного леса.


- Что это было? -прохрипел Петрович.

- Леший, - ответил Тулаев.

- Ты откуда знаешь?

- Мне дедушка рассказывал, он охотником был и сам его видел.


Все понимали, что у немцев произошло что-то из ряда вон выходящее. Поэтому лезть к ним ночью не было никакого желания. Командир это понимал, и решил дождаться утра.


С рассветом туман над окопами рассеялся, и мы двинули прямо к ним. Кровавая дорожка стелилась от немецких позиций до того места, где лесной дух запрыгнул на дерево.


В самих окопах была совершенно жуткая картина. Солдаты были разорваны на куски, которые валялись повсюду. Но самое ужасное ожидало нас в немецком блиндаже.


Посреди блиндажа в аккуратную пирамиду были собраны оторванные головы. От основания этой пирамиды во все стороны расходились лучи из вырванных рук. Вокруг этой жуткой «ромашки» в абсолютной тишине, с табуреткой в руках, вальсировал сошедший с ума Гюнтер. Его голова была совершенно седой, а на лице расплывалась блаженная улыбка.


- Все, как и обещала, один остался, - с ужасом в глазах тихо пробормотал я.

- Что? -прохрипел Петрович.

- Да, нет... ничего... просто пытаюсь понять, что тут произошло.


Гюнтера мы забрали с собой. Правда, от него не было никакого толку, но не оставлять же его здесь. Пусть начальство решает его судьбу.


Блиндаж и дзот взорвали. После этого пошли к нашим.


Через пару дней по перешейку между болотами перебросили артиллерию. А в первые дни осени началась Брянская наступательная операция, в результате которой был освобожден город Брянск.


__

Автор: Георгий Немов

Редактор: Vetka

Показать полностью
38

Две минуты.

Когда случаются «пробки», я часто срезаю путь по дороге домой через частный сектор. Так было и в этот раз. Тренировка закончилась поздно, и на улице уже было темно.

Сев в машину, почему-то я вспомнил, как в первый раз пришел в спортзал. Для нашей памяти – это как развлечение: иногда рандомно проявлять старые воспоминания, вызывая какую-то легкую ностальгию в душе.

А через пару лет занятий тренер подошел ко мне и сказал:

- Илья, у тебя есть талант. И я хочу научить тебя настоящему карате.

- А разве мы занимаемся ненастоящим? - удивился тогда я.

- Нет, Илья. То, чем занимаются в секциях, - это спортивное карате. А настоящим, боевым, - даже в Японии теперь мало кто владеет. Это искусство передается там в семейных кланах. Из поколения в поколение. И посторонним оно недоступно.

- А вы владеете, Сергей Иваныч?

Тренер улыбнулся и продолжил:

- В молодости мне пришлось длительное время жить в Японии. И, однажды, там я очень помог одному человеку. В благодарность он решил научить меня этому искусству. Восемь лет мастер Такаши тренировал меня вместе со своим сыном. Но перед этим он поставил мне два условия. Первое: обучить этому искусству я могу только одного человека, а всех остальных я могу обучать только спортивному варианту. Второе: ни я, ни тот, кого я научу боевому карате, не должен никогда выступать ни на каких соревнованиях.


Пять лет назад я так же принял эту своеобразную «присягу», которую в свое время принял Иваныч: строго соблюдать эти два условия. И мы приступили к индивидуальным тренировкам.

Это был совершенно другой уровень. Разницу начинаешь понимать примерно после года занятий. Спортивное карате, по сравнению с боевым, - как плоская фотография, по сравнению с трехмерной реальностью.

Наставник учил меня управлять и пространством, и временем.

- Когда ты сможешь двигаться молниеносно, ты увидишь, как медлительны твои соперники, - постоянно повторял он, требуя увеличивать скорость моих ударов и перемещений.

И это действительно было так. Через три года тренировок, наблюдая, как дерутся на ринге обладатели черных поясов, я просто поражался. Ведь раньше они мне казались суперменами, я смотрел на них с благоговением и думал, что никогда мне не суждено овладеть такой техникой.

А теперь... Они были, как сонные мухи! Та скорость, которую я набрал в результате упорных тренировок, изменила мое восприятие времени. Пока эти чемпионы на ринге, поднимали ногу, чтобы нанести удар, я успел бы, как говорится, «три раза отжаться» - и нанести контрудар.

Кроме того, мне было не важно, сколько человек на меня будет нападать. Та техника... Нет, это уже не техника, это – действительно, искусство!!!


То древнее искусство, которое передал мне Сергей Иваныч, позволяло видеть панорамную картинку. Видеть не глазами, а головой. Мозг научился складывать трехмерную модель того, что происходит даже за моей спиной. Это был какой-то другой, не ведомый ранее, режим работы моего сознания.


И вот теперь, спустя пять лет тренировок, я осознал важность тех двух условий, которые сначала поклялся соблюдать мой учитель, а потом и я. Ведь то, чем я овладел, было грозным оружием, которое нельзя отнять.


И выходит - нужно очень тщательно выбирать человека, которому желаешь передать это оружие. Этот человек должен уметь держать в руках себя, свою гордыню и не демонстрировать свое умение на показ. Поэтому - никакого участия в соревнованиях.

Пока эти мысли крутились в моей голове, я выруливал по темным закоулкам частного сектора. Осталось проехать мимо пустыря с недостроенным домом, а там метров триста - и проспект. Теплая ночь опустилась на город, и улица была безлюдной. И тут мои фары выхватили на полутемном пустыре совершенно драматическую картину. Человек пять гопников избивали пожилого мужчину.


Честно говоря, я полагал, что эта шпана разбежится, как только я остановлюсь и выйду из машины. Но наглость этих мерзавцев была просто поразительной.


Подбегая ближе, я выкрикнул: «А ну, прекратить безобразие!» В ответ я услышал предложение прогуляться лесом, и один из гоп-компании, замахиваясь битой, побежал мне на встречу.

В эту секунду я включил боевой режим, и все вокруг стало двигаться медленно. Бита шла сверху вниз. Он целил мне в голову. Мой мозг моментально рассчитал траекторию, и я выполнил уход влево.


Уходы с линии удара - это целое направление, которому уделяется особое внимание. Овладевший этим искусством, может просто утомить нападающих, молниеносно убирая свой корпус с линии огня.

После моего ухода этот бугай уже не мог ничего изменить, инерция направляла его вперед. Он сделал еще шаг и оказался на одной линии со мной, буквально плечом к плечу. Бита еще не описала всей дуги, когда я сделал выпад ему за спину с одновременным ударом локтем правой руки ему в затылок.


Если бы я взял чуть ниже и чуть сильнее ударил, то сломал бы ему основание черепа, но у меня не было цели убивать, я просто его вырубил.


Со стороны все выглядело, как будто детина споткнулся и рухнул на землю. Но я знал, что ближайшие полчаса он не встанет.

Его группа поддержки, видимо раздосадованная таким эпичным падением кореша, двинула на меня. Мозг продолжал генерировать модель ситуации. Четыре человека, у крайнего справа сверкнул нож, следующий - без оружия, у третьего - кастет, и последний - тоже пуст. Расстановка — полукруг.


Буквально доля секунды, и я уже знал, как буду действовать. Теперь инициатива была у меня. Рывок вперед и мощный удар ногой в солнечное сплетение тому, что с кастетом.


Удар называется йоко гери. У потерпевшего нет шансов, он падает на спину со всего маха. Я оказываюсь между двух безоружных, один из которых прикрывает меня от типа с ножом. Резкий выпад к нему и удар ребром ладони в горло.


От этого удара сразу не падают, а стоя задыхаются и хрипят. Это мне и нужно, он ведь прикрывает меня от ножа. Последний из безоружных теперь был у меня за спиной и уже замахнулся кулаком.


Резко перевожу взгляд на него и - очередной йоко гери назад отправил агрессора в полет. Он еще был в воздухе, когда тип с ножом, наконец, обошел своего хрипящего друга и с выпадом, как фехтовальщик, направил лезвие прямо мне в грудь. Пока он наносил удар, я успел разглядеть его. Двигался он суетно. Я уловил в нем некую психологическую неуравновешенность. Рыжий, с косым шрамом во всю правую щеку.


Шуто-учи, рука меч. Это удар ребром ладони. Человек, владеющий этим ударом, может запросто сломать руку противнику. В моем случае я бил с верху вниз. У меня не было цели ломать ему руку, поэтому ударил в сустав запястья. Нож тут же вывалился на землю. Ну, а дальше следует убойная пара - уракэн-учи и йоко гери. По-русски это кулаком в голову и ногой в грудь.

Схватка длилась секунд десять. Четверо лежат, у пятого спазм горла - стоит у дерева и не может толком дышать. Но, все живы.


- С вами все в порядке? - спрашиваю я у мужчины, которого избивали горе-хулиганы, - давайте, я вас подвезу.

- Спасибо Вам большое, Вы спасли меня! - взволнованно благодарит он, поднимаясь с земли.

Его лицо окровавлено, одежда грязная и изорванная. Я помог несчастному сесть в машину и, подав ему чемодан, поехал в сторону больницы.


- Они хотели меня ограбить, а я оказал сопротивление... Если бы не Вы, они бы меня убили, - вытирая кровь салфеткой, поведал пассажир.


- А что вы делали так поздно в этой глуши?

- Я - часовщик, ремонтирую антикварные часы. Шел на остановку от клиента, а тут эти отморозки.


Подъехав к больнице, мы вошли в приемный покой. При оформлении выяснилось, что спасенного зовут Семен Петрович.


Торжественно пообещав его навестить, я отбыл домой.


Дома за ужином поведал о своем приключении Свете. Она переехала ко мне совсем недавно, но отношения у нас были очень серьезные, мы по-настоящему любили друг друга. Дело шло к свадьбе. Поэтому секретов между нами не было.


На следующий день по пути с работы я заехал в больницу.

- Здравствуйте! В какой палате вчерашний Семен Петрович?

А мне в ответ:

- Какой Семен Петрович? Первый раз слышим.


Такой ответ меня немного позабавил. Однако, когда я битых полчаса пытался пояснить, кто такой Семен Петрович, и когда он поступил, мне показали журнал регистрации за предыдущие сутки. Там не было Семена Петровича. В состоянии легкой оторопи, я покинул больницу.


Света сразу заметила мою растерянность и поинтересовалась причиной. Выслушав мой рассказ, она, чтобы поднять мне настроение, пошутила:

- Ну, он же часовщик!! Наверное – он просто отмотал время назад!

Мы посмеялись и выбросили этот инцидент из памяти.


Через несколько дней мы со Светой решили развеяться, и я купил билеты в кино. Билеты получились на последний сеанс, так как работаю я допоздна. Да и просто хотелось пройтись пешком, подышать ночным воздухом, а завтра еще и суббота была... Так что все складывалось наилучшим образом. Кинотеатр находится всего в двух кварталах от нашего дома, ленивый дойдет. Кроме того – путь можно было срезать через старый парк. Центральные аллеи в нем освещаются фонарями, это довольно комфортно.


Прибежав с работы пораньше, я увидел, что Светик была уже собрана и готова. Ужинать не стали, решили по дороге из кино домой сделать заказ пиццы: пока дойдем – привезут.


Я переоделся, и мы спустились во двор. Настроение было прекрасным.

- Ну, что? – спросил я, - Как идем? По улицам, или через парк?

- Давай через парк! – сказала Света, - Такая замечательная погода, пройдемся, подышим!

Мы прошли через двор, пересекли детскую площадку, направляясь к парку. И тут Светлана резко остановилась и говорит:

- Илююююша!......

Я аж напрягся. Что посмело помешать так отлично начавшемуся вечеру? Наверное, этот вопрос читался в моих глазах.

- Илюш, ты с работы в каком пиджаке пришел?

-В синем.

- А сейчас в каком?


Я все понял. Билеты были в кармане синего пиджака. Кроме того, там же остался и кошелек. А пиджак синий остался висеть в зале на спинке стула. Я почесал макушку, незадача-то какая вышла, еще и сам виноват, растяпа. Возвращение за билетами отнимет время, пять минут – тоже имеют значение. Дом – пятиэтажка, лифта нет, мы живем на четвертом. Туда две минуты, назад две минуты, на открытие-закрытие замка и билеты – еще минута… Ситуацию разрешила Светлана, она сказала:


- Давай не будем терять время, ты сбегаешь за билетами - это будет быстрее, чем возвращаться вдвоем. И догонишь меня. А я пойду очень-очень медленно вот по этой центральной освещенной аллее. Ничего со мной не случится за пять минут, милый.


Я решил согласиться и рванул в квартиру за билетами. Забежал, нашел пиджак… И тут слышу - хлопнула моя входная дверь, и сразу же быстрые шаги по ступенькам вниз. Еще удивился: вроде дверь закрывал. Но думать было некогда, я подцепил кошелек и билеты и помчался назад.


Забежав на освещенную аллею, Светы я не увидел. Она же не могла далеко уйти за такое время. То, что я увидел, повернув голову налево, - оборвало все у меня внутри. Света лежала на траве, рядом с кустом акации, очень удивленными глазами смотря перед собой, не мигая. На нежно-голубом летнем платье красными розами расплывались следы от нескольких ножевых ранений. Рядом – никого. Ни одного прохожего в этот поздний час.


Длительные тренировки довели мое самообладание почти до совершенства. Но происшедшее просто подкосило меня. Смутно помню, как вызывал скорую, как сидел рядом с любимой, воя, как волк… Как скорая вызывала полицию, как последняя допрашивала меня, брала подписку о не выезде, осматривала квартиру, сообщала родственникам... Как забирали мою Свету в белой машине и увозили от меня так далеко, где я больше никогда с ней не встречусь. Как потом с укором смотрели на меня ее родители. Как стоял на кладбище. И не было мне прощения, я – не смог ее сберечь.


На работе я взял отпуск за свой счет, и мне было абсолютно все равно, как и что будет дальше. Равнодушный ранее к спиртному, теперь я редкий вечер не заканчивал бутылкой водки. Я сидел на кухне, в душе воя раненным зверем, и плача беззвучным плачем. Я содрал костяшки о столешницу, когда в порыве безысходности бил кулаками о стол.


Полиция не могла никого найти. Улик – нет. Свидетелей – нет.

Как жить дальше – я не представлял. Был бы хоть маленький намек, кто это сделал – я бы из-под земли достал подонка. Но зацепок не было.


А примерно через две недели мне приснился сон. И прямо во сне пришел ко мне в квартиру… Семен Петрович! Часовщик-антиквар, которого я спас от гопников на пустыре, и который испарился из больницы. Семен Петрович мне и говорит:


- Илья, ты меня спас от смерти, и я тебе хочу отплатить.

Я сплю и во сне думаю: «Ну, все! Приехали. Белочка»

А Петрович продолжает:

- Я могу вернуть тебя в прошлое, ровно за две минуты до убийства Светланы. Твоя задача, не встречаясь с самим собой, выскочить из квартиры и бегом в парк, спасать Свету. На все про все - две минуты. Успеешь - проснешься в исправленной реальности, и твоя невеста будет жива.


Находясь на границе сна, я соглашаюсь на эту авантюру. Потому, что слышу и понимаю, о чем он. А я этого желаю больше всего на свете!


Семен Петрович достал странные песочные часы со сверкающим песком, перевернул их, и я оказался в своей спальне, только на две недели назад.


Я на мгновение был огорошен. Сработали, значит, часы Петровича. Звук ключа в замке вернул меня к реальности. Дождавшись, когда второй «я» пройдет в зал за билетами, я рванул по ступеням вниз, хлопнув дверью.


Мой мозг захватила только одна единая цель: «успеть, успеть…» Я бежал вниз, а в полутемном подъезде навстречу поднимался парень с большой собакой. Не разглядев в темноте пса, я споткнулся об него, и кубарем скатился по ступеням. Грохот, лай, ругань.... Я потерял время!

Опоздал! Света лежит мертвая, две минуты истекли…


В холодном поту вскочив с постели, я не сразу смог прийти в себя. Фонтан эмоций просто зашкаливал. Начиная призрачной надеждой вернуть любимую и заканчивая тоской и безысходность, даже ненавистью к себе. Ведь я снова не смог ее защитить и сберечь.


Мне давался шанс. И я его так бездарно потерял. Последние две недели невыносимого горя прибили, измотали меня, притупили мое восприятие и мироощущение. Бестолковая собака!!! Откуда ты взялась!!!? Да и я хорош! Не смог исправить свою ошибку. Разве, я уже не тот?? Горькое отчаяние убивало меня.


Вскоре, произошло невероятное. На следующую ночь в мой сон, снова пришел Семен Петрович.


-Я предполагал, что одного шанса может не хватить, поэтому дам тебе еще две минуты, - сказал он, переворачивая песочные часы.


Меня снова отбрасывает в день убийства. Квартира, ступеньки, предусмотрительно прыгаю через собаку. Несусь в парк, вижу силуэт моей живой Светы!! Ей на встречу идут двое. Больше в парке никого нет. Один из них вынимает руку из кармана, в ней сверкнуло лезвие. Они! Мелькает в голове.


Обгоняю Свету, окрыленный тем, что она жива, и - с разгона ногой в того что с ножом, потом в другого. Взгляд падает на алюминиевую расческу на земле. Это был не нож! Это расческа!


И тут слышу вскрик Светы. Молниеносно обернулся. Да, она упала. А тень мелькнула в кусты. Две минуты истекли, я проснулся с выскакивающим из груди, бешено колотящимся сердцем.


День я прожил, как в бреду. Получается, БЫЛИ свидетели изначально!! Трусы, безвольные слизни. Сбежали, не став свидетелями убийства. Сбежали подальше от полиции, проблем и своей совести! Злость захлестывала меня. Злость на них, злость на самого себя. Я успел, я видел мою любимую! Но, – не сберег, снова не сберег! Я не мог себя за это простить. Третьего шанса не будет. Я чувствовал себя ничтожеством.


Ночью с горем пополам снова забылся сном, не надеясь уже ни на что. Но Семен Петрович появился снова.


- Илья, эта попытка - последняя, больше не смогу, таковы правила. Готов ли ты еще раз попытаться и принять результат окончательным? Это будет уже навсегда.

СтОит ли говорить о том, какую огромную надежду мне подарил этот последний шанс??

Опять, песочные часы, хлопок двери, вниз по ступеням, пытаясь обогнать самого себя, собака, парк, силуэт, двое встречных.


Но теперь я бежал прямиком в кусты. И вот там меня ждал настоящий сюрприз. В кустах притаился тот Рыжий со шрамом, психопат с ножом.


Я увидел его глаза. В них удивление сменилось ненавистью, и он выхватил нож.


Паззл в моей голове сложился мгновенно: где я живу, скорее всего, он узнал случайно, встретив меня во дворах. А потом выследил до дома. И стал ждать удобного момента, периодически бродя в окрестностях.


Он знал, что со мной ему не справится, а вот Света была легкой «добычей». Он просто хотел мстить. И незамедлительно готов был воспользоваться ситуацией, когда тем вечером увидел нас в нашем дворе, направляющимися в сторону парка. Он бесшумной тенью стал сопровождать нас, просчитывая, как удобнее воплотить свой замысел.


Услышав наш разговор про забытые билеты, он понял – это подарок судьбы. Ведь теперь так легко было ударить меня в самое больное место, растоптать меня одним жестом, отомстить за испытанное тогда на пустыре унижение – подло, нагло, с удовольствием убить мою девушку. Испортить, уничтожить, разорвать самого дорогого моего человека, причинив мне невыносимую, изощренную боль. И, к сожалению, в реальности это у него получилось.


Я не стал медлить ни секунды. Время играло против меня. Вся ярость к убийце, которая скопилась во мне , наконец нашла выход.

Сначала сломал руку с ножом. Потом захват головы, хруст ломаемого позвоночника. Рыжий маньяк с переломанной шеей рухнул на землю.


Я успел оглянуться и посмотреть сквозь кусты. Света, услышав возню, остановилась и испуганно смотрела в мою сторону.


Две минуты истекли. Проснувшись среди ночи, я подскочил с кровати. Ударился о стул. Тот покатился по полу.


Это не просто, перескакивать из одной реальности в другую. Адреналин бьет в голову, сердце готово выпрыгнуть.


Света вынырнула из-под одеяла.

-Ты чего, милый?! Страшный сон?


Я, не веря глазам, кидаюсь к ней, обнимаю, целую.

-Ты жива?! Ты жива!

-Да что там тебе приснилось такое? - тревожно спрашивает она.


Еще долго я не мог понять, где сон, а где реальность. Я как будто попал в другой мир, в котором Свету не убивали. В этом мире в тот злополучный день мы со Светой дошли до кинотеатра, посмотрели фильм. Потом вернулись домой, ели пиццу. Мы просто жили, ходили на работу, в магазины, смотрели телевизор..... Но, я всего этого не помню. В моей памяти совершенно другие события.


Меня словно вырвали из какого-то кошмарного мира, и поселили в этот, радостный. Где Светка не умирала, и все события шли по другому сценарию.


Зато теперь я свято верю — любовь сильнее смерти.


----

Автор: Георгий Немов

Редактор: Vetka

Показать полностью
55

Нулевой этаж...

Я работаю штатным электриком в девятиэтажном офисном здании. Основная часть этажей в нем сдается в аренду. Девятый этаж занимает компания собственник этого здания. Есть еще и подвальный этаж, который находится под землей. Там в основном складские помещения.


Сегодня мне позвонил менеджер по аренде и попросил сходить в цокольный этаж и установить там дополнительные электрические розетки. Арендаторы, дескать, просят. Не вопрос, надо так надо.


Захожу в лифт, нажимаю кнопку с цифрой «-1» и в гордом одиночестве начинаю свой путь в подвальное помещение. Лифт у нас просторный и чистый, а на одной его стенке большое зеркало висит.


Еду я, значит, в лифте, а боковым зрением улавливаю, что мое отражение ехидно так ухмыляется в зеркале. Поворачиваю голову. Ничего необычного. Нормальное такое лицо отражается. Всю мимику повторяет, как и положено. А только отвернусь, вижу краем глаза ухмылку. Недобрую какую-то, аж мурашки по коже. Пару раз резко поворачивал голову в сторону зеркала, но отражение каждый раз успевало синхронизироваться с моим лицом, демонстрируя мои ошарашенные глаза.


Наконец лифт остановился, и я заметил одну странность. На табло светились сразу две кнопки - единичка и минус один. Двери раздвинулись, и я немного сбитый с толку вышел из кабинки.

Лифт сразу же уехал.


Уже сделав несколько шагов, я остановился как вкопанный оттого, что приехал не туда. Этаж был совершенно не похож на подвальное помещение, но зато он практически точно копировал наш девятый. Кроме нескольких нюансов. У нас на девятом, слева как выходишь из лифта, череда окон. А тут глухая стена.


И еще эта копия нашего офиса была какой-то старой пыльной и совершенно безлюдной. Как будто тут лет десять никого не было. На потолке горела пара тусклых светильников. В полумраке виднелась облупившаяся стойка администратора. Коридор уходил куда-то в темноту. Некоторые двери были открыты. Гробовая тишина накрывала все пространство.


Я знал все этажи нашего здания. Такого у нас точно нет! Вернее... он, конечно, похож на девятый, но ведь я спускался вниз. Это чувствуешь, когда едешь в лифте.


"Куда же это меня занесло?" - мелькнуло в голове.


И тут я увидел доску объявлений, что висела у стойки администратора. На этой доске висела пыльная фотография в черной рамке. Приглядевшись, я увидел, что на фото Аркадий Семенович - заместитель нашего директора. Но почему фото в черной рамке? Я сегодня с ним виделся, он жив и здоров.


Гнетущая атмосфера мистики царила в этом месте, и мне захотелось поскорее сбежать отсюда.


"А вдруг я останусь тут навсегда, и лифт больше не приедет!" -проскочило в голове, и сердце забилось от ужаса.


Я подскочил к старой потертой кнопке и со всей силы надавил. Кнопка тускло засветилась и лифт отозвался гулом электродвигателя. Мне казалось, он едет целую вечность.


Когда наконец передо мной распахнулись двери лифта, я запрыгнул в него как ошпаренный. Свет в кабинке буквально ослепил меня после мрака того непонятного этажа. Казалось, лифт приехал прямо с небес, чтобы забрать меня из этого жуткого места.


Пока мои глаза привыкали к свету, лифт самостоятельно привез меня в подвальный этаж и раскрыл двери. Мне даже не пришлось нажимать на кнопку.


- Ты где пропал? -возмущался ожидавший меня тут менеджер по аренде.

- Д-а-а в лифте ехал, - промямлил я.

- Через Ташкент, что ли? - подколол он.


Я пожал плечами, и он, видя мое замешательство, просто показал, где крепить розетки, и сбежал по своим делам.


Целый день я ходил сам не свой, никак не мог понять, что со мной произошло. Потом я все списал на усталость.


- Наверное, привиделось мне все это, - подумал я, ложась вечером спать пораньше.


На следующий день весь этаж гудел от страшной новости. Прошлой ночью Аркадий Семенович погиб в автокатастрофе. И уже к вечеру в нашем офисе на доске объявлений висела его фотография в траурной рамке.


Череда этих событий совершенно выбила меня из привычного жизненного ритма. Я ходил на работу как зомби. В голове все время крутились вопросы: "Откуда мог взяться еще один этаж между первым и подвальным? Там ведь плиты перекрытия в пару десятков сантиметров", "Почему именно я там оказался?", "Может, это была галлюцинация?", "Но как тогда я заранее узнал о гибели заместителя начальника?" И ведь никому не расскажешь, за идиота примут.


Через две недели я снова попал на этот нулевой этаж. С утра позвонил охранник с первого этажа и попросил посмотреть выключатель, тот, дескать, искрит и не работает. Ну, я в лифт, жму кнопку номер один. И опять замечаю в зеркале неуловимую ухмылку. Лифт снова останавливается на этом самом нулевом этаже, двери раскрываются, но я решаю не выходить и жму по очереди на все кнопки. Лифт не двигается с места. Как будто он желает, чтобы я вышел и посмотрел, что там.


Я выхожу в коридор ровно на шаг, чтобы рукой придерживать дверь. Очень не хочется отпускать лифт и оставаться в этом месте.


В этот раз я вижу заброшенную копию второго этажа. Все в пыли, стены обшарпаны. В полумраке коридора я вижу стремянку. Она стоит прямо посреди коридора метрах в десяти от меня. Рядом с ней на полу лежит человек, лицом вниз. Человек не шевелится. В темноте я не могу понять кто это, а отрываться от лифта совсем не хочется.


Тут лифт стал пытаться закрыть двери, мне стало жутко не по себе... и я заскочил в кабинку. Как ни странно - лифт тронулся. Как будто я выполнил его условие. Проехав немного вверх, он выпустил меня на первом этаже.


Как во сне я провел весь оставшийся день, мне казалось, что я стал выпадать из реальности.


"Может мне надо записаться к психиатру?" - подумал я, придя вечером домой. Всю ночь мне снились какие-то кошмары.


Утром следующего дня мне позвонили арендаторы со второго этажа и попросили посмотреть светильник в коридоре. По их словам он отчаянно мигает.


Взяв стремянку, я поехал на второй этаж...


***


Я недавно устроился электриком в девятиэтажное офисное здание.

С предыдущим электриком произошел несчастный случай. Его убило током, когда он, забравшись на стремянку, ремонтировал светильник в коридоре второго этажа. Очень жаль парня.


Работа мне нравится, есть свой маленький кабинетик, да и зарплата неплохая. Все хорошо, только вот мне кажется, что зеркало в лифте какое-то странное. Отражение в нем вроде как ухмыляется иногда.

А может, это просто мне показалось...


---

Георгий Немов

Показать полностью
27

Перекресток 2.

Перекресток 2. Глаз Кондуктора.


Сны бывают разные. Яркие, мутные, приятные или кошмарные. Бывают сны в руку, а бывает - встаешь не стой ноги.


Но, я попал в какой-то сверхреалистичный сон. Он был, как продолжение повседневности. Родители еще в пятницу вечером уехали на дачу. Я один в квартире. Завтра суббота, в институт идти не надо. Красота!


Стоп. В моем сне суббота уже началась. И, началась она с того что из зеркала в прихожей в нашу квартиру, как к себе домой, вошла пожилая женщина с подсвечником, на котором горели три свечи. Гостья была в старинном черном облачении. Морщинистое лицо было серьезным.


И, самое интересное, - я совершенно не испугался. Не потому, что я осознавал, что вижу сон. У меня было ощущение, что я ждал этого визита. И, за пару секунд до ее появления, я почувствовал, что она

где-то рядом.


Это странное шестое чувство стало проявляться во мне давно. В основном, когда я подходил к зеркалам. Редко - но отчетливо, - я ощущал присутствие кого-то за стеклянной поверхностью. Но, кроме собственного отражения, никого не видел.


А тут, паззлы сложились. Сначала предчувствие, а следом визитер.

Я даже испытал удовлетворение от того, что, все-таки, не сбрендил, а действительно обладаю каким-то даром.


- Здравствуйте, Евгений! - прозвучал вежливый, но строгий голос гостьи.


Да, испуга у меня не было, но удивление накрыло по полной.

- Здрасьте... А Вы кто? - растерянно поинтересовался я.

- Меня зовут Таисия, и я - бывший проводник.

- Вы что, в поезде работали?

- Нет, при жизни я работала на «перекрестке» миров и была проводником в иные измерения. Теперь я должна передать свою должность тебе.


- Погодите, можно я присяду, а то столько информации, что у меня мысли путаются, - пробормотал я, ища глазами стул.


- Родители, наверное, рассказывали, как они еще до твоего рождения попали на перекресток миров. Твоя мама тогда уже была беременна. И, это не прошло для тебя бесследно. У тебя есть дар. Ты следующий проводник.


- Но, я...


-Не перебивай, у нас мало времени. Это очень важно. Я оставлю подсвечник тут, когда проснешься - бери его и иди через зеркало на городскую площадь. Там увидишь черный купол, подходи ко входу и прислони руку. Дверь откроется. Иди прямо по коридору в зеркальный зал. Первое зеркало справа. Заходи в него. Это - кабинет Курта. Он наш друг. Он тебе все расскажет. Можешь полностью доверять ему. Он...


И, тут я проснулся. На часах семь-двадцать. Утро, солнышко, суббота. Я один в квартире. Вспомнил про свой сон. Ну, приснится же такое. Прямо бред какой-то. Надо пойти умыться.


По пути в ванную иду мимо прихожей, а там перед зеркалом подсвечник стоит, с горящими свечами. Я, наверное, на метр подпрыгнул от неожиданности. Подсвечник был в виде дерева, и на нем горели три свечи.


Нет, ну, одно дело - во сне все это увидеть и забыть. И, совсем другое - когда сон перетекает в реальность, это прямо до костей пробирает.


Медленно иду к зеркалу, а у самого зуб на зуб не попадает, и вовсе не от холода. У зеркала мне совсем поплохело. Потому что вместо него проход образовался. В памяти всплыл батин рассказ, о том, как они с мамой в зазеркалье попали.


Я всегда думал - это что-то типа семейной легенды или сказки, которую для меня придумали. А тут своими глазами вижу. Портал, блин! И подсвечник точно такой, как батя рассказывал, бронзовый и ветвистый.


Мысли заметались, прям хоть «караул» кричи. Надо пойти умыться, и все пропадет, это глюки, наверное. Бегу в ванную и под холодный душ. Охладился, оделся и выхожу с закрытыми глазами.


Открываю глаза и вижу, не помогло. И бронзовое дерево со свечами, и портал в зеркале - все на месте.


Ну, что-же, думаю, наверное - судьба, надо сходить. Уже прямо и любопытно становится. Не каждый же день двери в параллельный мир попадаются.


Беру подсвечник и шагаю в портал.

Заброшенная версия нашей квартиры встречает меня хрустом поломанной плитки под ногами и полным запустением.


Я сделал шаг и огляделся. Все так, как и рассказывал отец. Но, увидеть своими глазами - это куда круче, чем сто раз услышать.


Обои лохмотьями свисали со стен, аж до пола. На кухне следы кострища. Окна выбиты, и все это покрыто толстым слоем пыли.

Увиденное пробивало аж до мурашек. Но, когда я вышел на улицу, мурашки стали размером с кулак.


Мой родной город выглядел, как после нашествия пришельцев. Безглазые высотки опутаны мощными корнями. На улицах ржавые, разбитые автомобили. Асфальт везде буквально взорван буйной растительностью. А на небе вращается огромная воронка из черных облаков.


- Обалдеть - не встать! - вырвалось из моих уст что-то среднее между восхищением и удивлением.


- Так, надо дойти до площади, - проговорил я вслух инструкцию от женщины в черном.


Площадь находилась недалеко от нашего дома, буквально через квартал, но из окон квартиры ее не было видно, мешали высотки.


Вывернув из-за угла последнего дома перед площадью, я чуть не присел от неожиданности.

Огромный черный купол, высотою с девятиэтажку, накрывал центр площади. Идеальная полусфера... Хотя нет, приглядевшись, я стал понимать, что это шар. Огромный черный шар.


Все выглядело так, будто гигантская рука метким броском, со всего маха, вколотила этот шар прямо в середину площади.

Шар вошел в землю ровно на половину своего диаметра. Поверхность площади застывшими волнами расходилась от эпицентра удара. Столкновение с землей было такой силы, что потрескались ближайшие дома, а тротуарная плитка, разлетаясь, изрешетила их стены. Вероятно, дома остались стоять только благодаря мощным корням, которые их опутывали.


Центр черной воронки в небе находился точно над этим шаром. Мне вспомнился какой-то фильм про астрономию. Там показывали, как спиралевидные галактики вращаются вокруг черной дыры.


Нечто похожее происходило у меня перед глазами. Этот шар, какой-то чудовищной силой, собрал все облака в огромную черную воронку, заставляя ее вращаться и сверкать разрядами молний.

- Вот это жееесть! - снова вслух восхитился я и с открытым ртом пошел искать вход в черную сферу.


Преодолев неровности местности, я сразу увидел вход. На идеально ровной поверхности шара резко выделялось отверстие, диаметром метра три. Отверстие располагалось на уровне земли, из него, как черный язык изо рта, был выдвинут прямоугольный трап.


Вид этой сферы поражал двумя вещами. Идеальностью и аскетизмом. Ничего лишнего, просто огромный шар, в нем отверстие и трап. Никаких надписей, окон или выступов. Просто фантастически правильные формы и отполированная до черного блеска поверхность. И все!


Отверстие оказалось входом в короткий тоннель, всего шагов пять. А дальше - тупик. Стена, такая же идеальная и черная.


Как будто огромным сверлом кто-то начал сверлить этот шар и вдруг передумал.


- Приложить руку... - снова проговариваю я инструкции, полученные во сне, и прикладываю правую ладонь к глянцевой поверхности.


Задвижка молниеносно уехала вверх, не издав ни звука. Я даже не успел понять, какой она толщины. Передо мной просто открылось продолжение этого тоннеля. Нигде не было даже малейшей щели или проема.


- Вот это я понимаю - дверь! Ни единого стыка! Не то, что у нас в подъезде, - пробормотал я и пошел вперед.


Через пару шагов я оглянулся: задвижка уже перекрыла вход. Источников света я не замечал, но при этом - все прекрасно было видно. Освещение было таким, как в пасмурную погоду, когда солнце за тучами.


Метров через пять тоннель заканчивался огромным залом в виде купола. По всему периметру висели большие круглые зеркала, диаметром в рост человека. Над каждым зеркалом метка в виде небольшого рисунка. Десятки одинаковых зеркал синхронно отразили меня и стало как-то не по себе.


Первое зеркало справа от входа в зал. Такое же, как и все остальные, за исключением метки. Над зеркалом были изображены два глаза.


На полу перед зеркалом стоял второй подсвечник в виде дерева, а рядом лежал коробок спичек.

И это было весьма кстати. Ведь свечи на моем подсвечнике давно потухли. Кто-то предусмотрел, что так может произойти, и положил рядом с бронзовым деревом спички.


Я поджег свечи на обоих подсвечниках, положил коробок в карман, и зеркало стало порталом.

На той стороне - роскошный интерьер железнодорожного вагона класса люкс. Вот это номер! Я стою тут, перед порталом, а там едет вагон! В его окне ночь, луна и мелькают кроны деревьев. Поразительно!


Вдыхаю поглубже и делаю шаг вперед. Вагон ярко освещен и обставлен изысканной мебелью. На полу мягкий зеленый ковролин. На окнах занавески в тон ковролина. Стены отделаны полированным деревом цвета дуба. Резной стол и несколько стульев с зеленой кожаной обивкой. Позади меня - огромное зеркало-портал в дорогой оправе.


- Ну, просто президентский номер, - мелькает у меня в голове.


- Одну минуточку, коллега, я сейчас выйду! - раздался громкий, каркающий голос. -Присаживайтесь пока на диван!


Потушив свечи, я поставил оба бронзовых подсвечника на стол, а сам присел на кожаный диван. Через пару минут открылась дверь, и прямо ко мне, вытянув правую руку, энергично зашагал хозяин вагона. Он был в белой майке, спортивных штанах и белых кроссовках.


Меня поразил его внешний вид. Накачанные мышцы, бритая голова, шрам на лице и толстая цепь на шее. Он выглядел бы очень брутально, если бы не одно «но». Его рост. Он был карликом и буквально дышал мне в пупок. Карлик-бандит. Я еле сдержался, чтобы не хихикнуть.


- Меня зовут Курт, я - проводник в этом холодном и темном мире! -громко представился миниатюрный качок.


Его каркающий голос заполнял все пространство вагона, при этом Курт еще и картавил. Но, ни рост, ни дефект речи его не смущали. Он буквально излучал уверенность в себе.

- Евгений, - ответил я, пожав его маленькую, но сильную руку.


Курт забрался на высокий барный стул, видимо ,чтобы казаться выше, и продолжил:


- Мадам Таисия говорила мне, что ты скоро придешь, и просила обучить тебя всем премудростям нашей профессии. Я очень обязан ей, и поэтому с радостью согласился. Для начала ты должен понять, что существует множество миров, которые располагаются в параллельных пространствах. В каждом из них есть проводник – это, как правило, абориген, и у него особый дар. Он чувствует других проводников. Это невозможно объяснить, но - это факт. В его обязанности входит контроль за посетителями из других миров и сопровождение своих пилигримов до интересующего их мира. Естественно, все это держится в тайне, и только избранные знают о перекрестке.

- А что за шар, из которого я сюда попал? - спросил я.

- Никто не знает, откуда взялся этот шар. Собственно с него все и началось, он как портал между мирами, - старательно выговаривая букву «р», пояснял Курт.


- А что насчет зарплаты? - хитро прищурился я.

- Проводнику положена квартира в бессрочное пользование, автомобиль и денежное довольствие в размере... - тут Курт на секунду задумался. - В общем, мало не покажется.

- Звучит неплохо. -оценил я.

- Ну, так что скажешь Жека, согласен ты работать проводником и по совместительству смотрителем перекрестка? - протягивая мне руку, спросил Курт.

- Конечно! - согласился я, и мы хлопнули по рукам.


- Скажи Курт, а что это за вагон такой?

- Это мой кабинет, нулевой вагон, точнее - это целых три вагона. Имею право! Я в этом мире самый главный! - горланил Курт.

- Как это? - не понял я.

- Я, друг мой Жека, являюсь средоточием всего интеллекта в этом мире безмозглых мутантов! Вот, смотри!


Курт подошел к столу и снял чехол с предмета, который напоминал высокий фужер. Бронзовая ножка фужера была выполнена в виде лапы хищной птицы, которая в своих когтях сжимала большой стеклянный шар. Внутри шара, в прозрачной жидкости, плавал огромный глаз, размером с кокос.

- Это глаз кондуктора, который обитает в этой электричке, представляешь какого размера он сам!?


Я представил и аж передернулся.


Придвинув глаз ближе ко мне, Курт сказал:

- Но, не смотря на размеры, интеллект этих мутантов сопоставим с интеллектом холодильника!

- Так у вас тут кондуктором работает одноглазый мутант? - поразился я.

- Нет, Жека, у нас тут кондуктор совсем без глаз, и оба его глаза были у меня! Пока этот несостоявшийся проводник, правнук мадам Таисии и по совместительству алкаш, не украл второй глаз.


Бешеный темперамент буквально распирал Курта, он не просто говорил, а как будто играл на сцене. Снова забравшись на высокий барный стул, он продолжил речь:


- В каждом мире есть свой сверхпредмет. В моем и твоем мире они парные. У вас два бронзовых подсвечника, а у нас - два глаза кондуктора. Когда они находятся в родном измерении - это просто ключи от порталов. Но, если сверхпредмет попадает в другой мир, то он приобретает дополнительные свойства.

Например, твои подсвечники в нашем мире сделают тебя невидимым, даже для мутантов с глазами. А глаз кондуктора в вашем измерении - позволяет читать мысли собеседника.

- Обалдеть! - поддержал беседу я.

- Так вот, наша с тобой первая задача, как смотрителей, - вернуть второй глаз на место, в этот вагон.

- А как мы его найдем, Курт?

- Не переживай, Жека, мне недавно снилась Таисия и рассказала где его искать. Ее правнук-алкаш продал глаз одному спиритисту - гадателю из вашего города. Предлагаю наведаться к нему прямо сейчас и выкупить у него глаз.


Курт сунул в карман толстую пачку денег, надел на шею свисток на шнурке и торжественно изрек:

- Поджигай канделябры, Жека!

Со свистком на шее Курт стал похож на физрука-гопника. Я, улыбнувшись, зажег свечи, и мы вышли через зеркало вагона прямо в зеркальный зал.


-А теперь я покажу тебе фокус! - гаркнул на весь зал Курт.

- Видишь вон то зеркало, над которым метка в виде двух деревьев?


- Ага, - кивнул я.

- Это - прямой вход в квартиру проводника, то есть в твою служебную квартиру.

- Значит, мне не обязательно тащиться по разбитым улицам «перекрестка», чтобы попасть в зеркальный зал? - обрадовался я.

- Вот именно! - подтвердил Курт, входя через зеркало в мою служебную квартиру.


В квартире был бедлам, под столом стояла батарея пустых бутылок. В воздухе висел тяжелый запах.


- Твой предшественник тут безобразничал, тебе придется немного прибрать, - деловито рассказывал Курт, показывая мне квартиру.

Большое зеркало, три комнаты, кухня и кое-какая мебель. Не так роскошно, как у Курта, конечно. Но, зато не трясет, как в вагоне.


- Жека, там в прихожей на полочке ключи от гаража и машины, бери и пошли заводить твое служебное авто.

- Курт, а у тебя права с собой?

- У меня кое-что покруче прав есть, - при этом он достал из кармана две картонки и, протягивая одну мне, сказал:

- Это - билеты на электричку из моего мира, они обладают совершенно удивительным свойством тут, у вас. Если ты предъявишь этот билетик, то тебя пропустят куда угодно.


Я не доверчиво взял картонку, на которой был какой-то набор случайных букв, и положил в карман.


Служебная «Нива». Завелась без проблем. Курт неплохо знал город и показывал дорогу.


- Курт, а зачем тебе свисток?

- Как зачем? А наряд вызывать!? Работа проводника. Бывает опасной.

Я улыбнулся в ответ, не понимая, шутит он, или нет.


Подъехав к зданию, надпись на котором гласила, что тут находится сауна, бильярд и гостиница, мы припарковались и вошли в распахнутые двери.


- Здравствуйте, вы в сауну или в бильярд? - широко улыбаясь, встретила нас девушка за стойкой администратора.


- Нам нужен медиум! - громогласно объявил Курт.

- Ах, вам к Анатолию Борисовичу. Идите за мной.


Девушка повела нас в конец длинного коридора и, постучав, вошла в дверь с надписью: «Гавар А.Б. (медиум, предсказатель, шаман)».


Через минуту вышла и пригласила нас войти.


Кабинет соответствовал своему предназначению, на стенах - странные картины, африканские маски да шаманские бубны. Освещение тусклое. На специальной подставке дымят благовония.


За широким столом сидит, видимо, сам предсказатель: непонятного возраста и с жидкой седой бородкой. На нем был роскошный китайский халат с драконами. Но, главное перед ним - на столе стоит то, за чем мы пришли. Стеклянный шар в хищной бронзовой лапе, а в шаре - глаз кондуктора.


- Проходите, друзья мои, - указывая на два кресла перед столом, пригласил нас хозяин кабинета.

Курт подошел к столу и сразу взял быка за рога:


- Послушайте, уважаемый, у Вас на столе стоит вещь, которая ранее принадлежала мне, я знаю, что вы ее купили за двадцать тысяч рублей. Мы с коллегой очень торопимся, поэтому давайте я уплачу вам за нее сто тысяч, и вы уступите мне этот глаз. После чего мы удалимся и больше вас не потревожим.


- Да вы в своем уме! - возмутился медиум. - Эта вещь не продается, она бесценна! Я думал, вы пришли, чтобы заглянуть в будущее!


- Хорошо, Хоттабыч! Уговорил! Я дам тебе двести тысяч рублей за этот глаз, и мы с тобой мирно расстанемся! - вынув пачку денег из кармана, продолжал громко торговаться Курт.


- Глаз не продается! - испуганно лепетал медиум.

- Я не уйду без глаза! - буквально прорычал в ответ Курт, залезая прямо на стол.


Вдруг предсказатель схватил глаз и кинулся в соседнюю комнату. Курт побежал за ним, а я следом.


Соседняя комната оказалась лестничным маршем вниз. Мы, вслед за убегающим шаманом, побежали в подвал. Там в конце длинного коридора была дверь, которую охраняли два амбала. Медиум с глазом кондуктора забежал в нее.


Амбалы сомкнули плечи и набычились, когда Курт подбежал к ним.

- Ты куда собрался, недомерок! - прорычал один из них, вытягивая ладонь размером с половину Курта.


- Оба, валите отсюда по-быстрому! - вынимая пистолет, приказал второй.

Я стоял рядом с Куртом, опустив руки, и думал, что нам через эту оборону не прорваться.

Но, я плохо знал Курта. Он извлек из кармана тот самый картонный билетик на электричку из его мира и с важностью министра обороны буквально ткнул его в нос обоим амбалам.


Дальше произошло немыслимое. Амбалы вытаращили глаза так, как будто он показал им килограмм обогащенного урана. У одного из бандитов рука потянулась к голове в попытке отдать честь, а второй открыл двери и вытянулся по струнке. Курт без тени сомнения вошел внутрь, я с открытым ртом последовал за ним.


В большом зале стояло несколько игровых столов, за одним из которых сидели четыре человека и играли в карты. Рядом с одним из игроков стоял наш медиум с глазом кондуктора в руке. Как только мы вошли, он стал тыкать в нашу сторону пальцем, повторяя:

- Вот они, Савелий Петрович! Это они хотели забрать наш глаз.


Савелий Петрович, увидев, что мы вошли, заорал не человеческим голосом:


- Рыхлый, ты совсем охренел!!! Ты куда их впустил!!!

В зал вбежал один из бандитов, стоявших у входа. В его глазах были испуг и растерянность. Он сам не понимал, как это произошло. Было видно, что он панически боялся своего главаря.

- Так ведь... Мы … Они ведь... - мямлил Рыхлый, чуть не падая на колени перед своим шефом и не зная, что делать.


В этот момент инициативу перехватил Курт, его громкая и картавая речь заставила всех повернуться к нему.


- Господа бандиты, мы с коллегой пришли к вам исключительно с деловым предложением, вам даже не надо для этого вставать из-за игры. Мы хотим купить у вас этот глаз, за вполне достойные двести тысяч рублей. После чего мы удалимся, и я даю вам слово джентльмена, что про ваше подпольное казино не узнает ни одна душа.


Я стоял, чуть дыша. Мы ворвались в подпольное казино, где в данный момент находились такие люди, которых мы не должны были видеть. Они могут стереть нас в порошок и никто, никогда, нас не найдет. Понимание того, что мы с Куртом попали по-крупному, заставляло трястись мои колени. Но, как оказалось, пугаться было рано.


После наглой речи Курта возникла секундная пауза, затем главарь бандитов издал роковой для себя приказ:


- Рыхлый! Быстро отвези в лес этих придурков, и чтобы я больше их никогда не видел!!

- Все сделаю, Савелий Петрович, я их так закопаю, ни одна собака не сыщет, - чуть не повизгивая от готовности исполнить приказ хозяина, ответил Рыхлый.


Развернувшись к нам, он достал ствол и наотмашь шарахнул рукоятью Курта по лицу. Курт отлетел к двери, по его лицу текла кровь. Рыхлый с перекошенной рожей надвигался на нас.

Пытаясь помочь Курту встать, я получил удар в спину от второго охранника. В глазах потемнело, и я рухнул на пол. Поднимая голову, я увидел Курта. Он вскочил на ноги. Рыхлый уже тянул руку чтобы схватить его.

- Жека, похоже, нас вынуждают пойти на крайние меры! - услышал я голос Курта.

Затем он взял в руку свисток на шнурке, который висел у него на шее, и громко свистнул.


Вот тут начался настоящий кошмар.


Я созерцал все, лежа на полу.


Посреди зала, где-то на высоте двух метров над полом, ярко сверкнули две вспышки. Они буквально ослепляли, как сварочная дуга. Пронзая пространство, в наш мир ворвались два мутанта. Один высокий, другой пониже. Их лысые головы были покрыты шрамами. Босые, но оба в старых грязных брюках, голубые рубахи в багровых пятнах полопались от неимоверной мускулатуры.


Вы когда-нибудь видели, как ведет себя хищник, попавший в стадо своих жертв? Нет никакого театрального рыка. Нет устрашающих жестов. Нет ничего лишнего. Он просто рвет плоть направо и налево. Он делает свою работу.

Точно так действовали мутанты из темного и холодного мира Курта. Рыхлый успел несколько раз выстрелить, прежде чем был разорван напополам одним страшным ударом. Напарник Рыхлого хотел сбежать, но был настигнут одним гигантским прыжком, и мутант просто откусил ему голову.


Через пару минут все было кончено, Курт стоял посреди этой свистопляски и молча смотрел на происходящее. В конце этого побоища телохранители Курта собрали все останки в кучу и вместе с ними пропали, снова ослепив нас вспышкой разорванного пространства.


Все стены и потолок были залиты кровищей. На полу валялись зубы, пуговицы, карты, стволы. Но, самое главное - на полу лежал глаз кондуктора. Видимо, прозрачный шар, в котором плавал глаз, был достаточно прочным, что не разбился в такой заварушке.


Курт, словно олимпийский факел, поднял над головой бронзовую лапу, что сжимала шар с глазом.

- Кууурт, а могу я уволиться? - прокряхтел я, поднимаясь с пола.

- Не дрейфь, Жека, сработаемся, я выдам тебе свисток! -торжественно прокартавил этот олимпиец, стоя в позе статуи свободы.


Уже через час мы сидели в уютном вагоне Курта и пили какой-то невероятно вкусный чай, который он раздобыл где-то в параллельных мирах. На лице Курта красовался пластырь. Оба глаза кондуктора стояли на столе перед нами. За окном проносилась бескрайняя тайга. Огромная Луна сверху присматривала за этим странным миром, просторы которого рассекала бесконечно длинная электричка.


- Послушай Курт, а что это за электричка?

Курт закинул ногу на ногу и начал рассказ:


- Этот мир является результатом сбоя в пространственно-временном континууме. Фактически - это альтернативное ответвление от вашего мира. Когда-то давно в одной электричке вашего мира произошла жуткая трагедия. Сбежавший маньяк перерезал пол вагона пассажиров. Один человек, чья девушка погибла в том вагоне, решил исправить прошлое при помощи двух сверхпредметов. Это часы в комплекте с зеркалом.

Часы с зеркалом могут управлять временем. Но этот глупец не понимал, как действует механизм событий. Он вернулся в прошлое и убил маньяка прямо в электричке. Еще до того, как тот стал резать людей.

А потом этот герой еще и встретил самого себя в электричке чем вызвал хронопарадокс, и от вашей действительности отделилась альтернативная ветвь. Только вот, в результате хронопарадокса тут все настолько исказилось, что пострадали сами законы физики.


Все в этой реальности перевернулось вверх ногами и появились мутанты, бесконечная электричка, вечная ночь и мороз...


- То есть, в нашей реальности ничего не поменялось? - прихлебывая чай, спросил я.

- Нет, Жека, у вас все осталось по-прежнему, только пропал один человек. Тот, который нырнул в прошлое и ушел навсегда в альтернативную ветвь событий.


- А что это за часы такие, что позволяют попасть в прошлое, Курт?

- Оооо, друг мой Жека, это очень мощный сверхпредмет. А самое печальное - я даже не знаю, где они находятся.

- Отыскать часы. Это наша следующая задача, Жека.


Сегодня мои представления об окружающем мире буквально перевернулись. Все, что я знал до этого, оказалось лишь небольшим фрагментом на фоне бесконечной мозаики реальности. Множество новых вопросов роилось в моей голове. Но, что может быть интереснее и увлекательнее, чем поиск ответов на самые невероятные вопросы?


---

Георгий Немов

Показать полностью

Готовы принять вызов и засветиться в рекламе? Тогда поехали!

Готовы принять вызов и засветиться в рекламе? Тогда поехали!

Признайтесь, вы хоть раз, но заходили на Авито. Возможно, продавали старые книги, детские вещи или старинные, но совсем ненужные вам вазы или статуэтки. Когда звезды сходятся, покупка или продажа выходит крайне удачной. Как у наших героев.


1. @MorGott

Почти открыл свой магазин на Авито из детских вещей, из которых вырос его ребенок.


2. @Little.Bit

Привел с Авито третьего в их с женой уютное семейное гнездышко, и теперь они счастливы вместе.


3. @MadTillDead

Собралась с силами и продала на Авито все, что напоминало ей о бывшем.


4. @Real20071

Его жена доказала, что в декрете тоже есть заработок. Причем на любимом деле и Авито.


Своим удачным опытом они поделились в коротких роликах. Теперь ваша очередь!

Снимите видео об успешном опыте продажи, покупки или обмена на Авито, отправьте его нам и получите шанс показать свой ролик всей стране. Представьте, вы можете попасть в рекламу Авито! А еще выиграть один из пяти смартфонов Honor 20 PRO или квадрокоптер. Ну что, готовы принять вызов? Смотрите правила, подробности и ролики для вдохновения тут.

Отличная работа, все прочитано!