Shtern54

на Пикабу
поставил 649 плюсов и 632 минуса
779 рейтинг 2 подписчика 407 комментариев 5 постов 0 в горячем
-2

Злодейский Новый Год. 3 Часть

Мало что может быть так прекрасно, как предаваться гедонизму в послеобеденный час. В гостиной жарко горел камин, растянувшиеся на пушистом ковре перед ним черти, громко ругаясь и гремя костяшками, "забивали козла". Вольдемар же, сидя в любимом кресле, попыхивал трубкой и листал книгу. Старый, но все еще актуальный справочник “Ядовитые и сильнодействующие растения и грибы”. Сегодня он был одет в халат черного цвета с красной хризантемой, вышитой на левой стороне груди. Молодое, болезненно бледное лицо с тонкими и резкими чертами было безмятежно. С правой стороны кресла была прислонена кочерга, а колени злодея прикрывал толстый плед.


Идиллию испортил мерзкий звук дверного звонка. Через несколько минут, из-за дверного косяка опасливо показалась морда Поликарпа.

- Сеньор, к вам посетитель, что прикажете?

- Кого там принесла нелегкая? Он что, бессмертный?

Хрипло и с явным неудовольствием вопросил Злой Гений. Голос его изрядно сел после вчерашних возлияний с мухоморовкой, и говорить ему явно не хотелось.

- Ваш сосед, этот итальянец. Его фамилия Бонасейра.

- И какого черта ему нужно?

- Он сказал, что будет говорить только с вами, Господин.

Злой Гений тяжело вздохнул.

- Опять, наверное, будет жаловаться на Кешу или зомби, впрочем, черт с ним, заводи. Парни, освободите место, будьте так добры.


В комнату вошел немолодой, лет шестидесяти, мужчина с обширной проплешиной на голове, жидкими усами и бегающим взглядом. Он был одет в строгий костюм-тройку, черный офисный галстук немного сполз в сторону. Весь его вид говорил о том, что он чрезвычайно взволнован. Входя в комнату, мужчина запнулся о все так же лежащую на полу дверь. Поликарп представил гостя и тихо удалился.

- Добрый день, присаживайтесь в кресло и излагайте суть вашего визита.

Хрипло сказал Злодей, указывая мундштуком трубки на соседнее кресло. Мужчина замешкался, глядя на Юлиуса, уже стоящего за правым плечом хозяина дома. На собачьей морде демона явно читалась настороженность. Висячие уши едва заметно шевелились, словно слышали, как колотится сердце визитера. Пятачок носа слегка подергивался, улавливая запах страха. Могучие лапы, сложенные крестом на широченной груди, не сулили ничего хорошего. “Вход у нас свободный, это выход по пропускам” - подумал демон.

-Заходи, не бойся, уходя, не плачь.

Подал голос Младший, уже занявший козырное место на софе. Впрочем, он моментально осекся под взглядом Вольдемара.

Гость резко подошел к креслу и грузно на него упал. Шумно вздохнул несколько раз и начал свой монолог.


- Я верю в эту страну, она дала мне состояние. Я воспитал дочь в традициях этой страны. Я предоставил ей свободу, но я учил ее быть осторожной. Она нашла друга, не итальянца. Она ходила с ним в кино и поздно возвращалась. Я не возражал. Четыре дня назад он приходил в мой дом, гулял по нашему саду. Он выпил с ней вина, а потом попытался кое-чего добиться. Она не позволила. Она берегла честь семьи. И тогда, следующей ночью, этот мерзавец сделал это. Когда я утром вышел в сад, мои садовые гномы были сломаны. Я подошел к моему любимому, я звал его Марио. Его колпак был сломан, а половинки бороды висели на проволоке. Милое лицо с румяными щечками было залито зеленкой. Я разрыдался. Вы смеетесь? Фигурки садовых гномов - это давняя семейная традиция. Пусть и старомодная, и на ваш взгяд глупая, но наша семья каждый год выставляла их в саду перед новым годом. Они были прекрасны, теперь же, это всего лишь кучки гипса.

Мужчина закашлялся и заплакал. Жестом руки Злой Гений указал на него Младшему. Тот подскочил с софы, прыжком переместившись к столику, налил рюмку коньяка и принес ее гостю. Бонасейра с благодарностью выпил и извинился. Вертя в руке пустую рюмку, он продолжил рассказ, бурно жестикулируя свободной рукой

- Я пошел в полицию, как порядочный гражданин. Этого парня вызвали в суд. И судья приговорил его к неделе общественных работ. Неделе общественных работ! В тот же самый день он вышел на свободу. Я стоял в зале суда, как дурак. А этот мерзавец ухмылялся мне. Тогда я сказал себе, за справедливостью надо идти к Дону Вольдемару.


От такого поворота густые черные брови злодея против его воли поползли вверх. Поборов удивление и сложив тонкие худые ладони на груди, он ухмыльнулся одной половиной лица. И задал вопрос.


- Почему ты пошел в полицию, а не пришел сразу ко мне?

Собеседник резко приподнялся в кресле и всплеснул руками.

- Скажите, что вам от меня надо, просите что угодно, но сделайте, что я прошу.

- Что именно?

Злой Гений выпустил несколько колец сизого дыма, потом разогнал их движением руки. Собеседник тихо поднялся, на ватных ногах подошел к Злодею и, склонившись к самому уху, тихо и отрывисто произнес.

- Я хочу его смерти.


От такой подачи Вольдемар едва не выронил изо рта трубку. “Мать моя женщина, да он же психический, его лечить нужно электричеством” - пронеслась в его голове мысль. Юлиус тихо зарычал, и гость спешно вернулся в свое кресло. Злой Гений подумал про себя: «И это я олицетворение Мирового Зла, после таких-то заходов. Кто бы мог подумать, надо срочно ставить забор. Поставим трехметровый, кирпичный, с егозой, и вышку. Непременно вышку с прожектором и пулеметом.» Лицо его оставалось непроницаемым. Взгляд спокоен, а тонкий длинный нос, похожий на клюв, развернулся на севшего собеседника.


- Этого я не могу.

Итальянец подскочил с кресла, не видя, как напряглись демоны, готовые моментально кинуться на него при малейшем движении в сторону Хозяина.

- Я отдам Вам все, что попросите.

Внезапно откуда-то выбежала здоровенная крыса-альбинос. Она пробежала через гостиную и забралась на колени Вольдемара. Развалившись на спине, она требовательно затеребила рукав его халата когтистыми лапками. Почесав ее за ухом, он обратился к собеседнику.

- Я знаю тебя много лет, ты никогда не обращался ко мне за советом или помощью. Я не могу вспомнить, когда ты в последний раз приглашал меня в свой дом на бокал вина или рюмку чая. Хотя между нашими домами нет забора, а однажды я по ошибке подстриг и твой газон. Будем сейчас откровенны. Ты никогда не искал моей дружбы. И ты боялся быть у меня в долгу.


Проситель тяжело вздохнул, вытер платком вспотевшую плешь, прямо посмотрел в глаза Вольдемару и ответил.

- Я не хотел нажить неприятностей.

Злодей усмехнулся, почесал разыгравшейся крысе живот, одним пальцем щелкнул по носу и вернулся к разговору.

- Я понимаю. Ты нашел в этой стране Рай. У тебя хорошо шли дела, тебя защищала полиция, и тебе не нужны были такие друзья, как я. А теперь ты приходишь и говоришь. «Дон Вольдемар, мне нужна справедливость.» Но ты не просишь с уважением, не предлагаешь дружбу. Даже не думаешь обратиться ко мне: "Сосед”. Нет, ты приходишь ко мне в дом, в послеобеденный час, совсем незадолго до Нового года, и просишь меня убивать за деньги.


Крыса, лежащая на коленях, довольно попискивала и терлась о руки, совсем как кошка.

- Я прошу справедливости.

Попытался оправдаться итальянец. Капли пота градом стекали по его лицу.

— Это не справедливость, пусть они и чрезвычайно тебе дороги. Пусть у них милые румяные щечки, но это всего лишь гипсовые статуэтки гномов.

Вольдемар назидательно качнул указательным пальцем.

- Тогда заставьте его страдать так, как страдаю я. Сколько я должен вам заплатить?


Забывшись от удовольствия, крыса вероломно укусила гладящую ее руку. Поплатилась она моментально. Оскорбленный в лучших чувствах Злодей цепко схватил ее за голый хвост и запустил в сторону аквариума. Судя по громкому шлепку и резкому оживлению среди обитателей, он попал в цель. Встав с кресла, он медленно подошел к окну, завешенному жалюзи, и ответил.

- Бонасейра, что я тебе сделал? Почему ты ни капли меня не уважаешь? Если бы ты пришел ко мне по-дружески, как сосед к соседу, подонок, разбивший твоих старомодных гномов, мучился бы уже сегодня.

Злодей медленно подошел к пожилому итальянцу и посмотрел серыми глазами прямо в его глаза.

- Если бы случайно честный человек вроде тебя нажил врагов, они стали бы моими врагами.

Аккуратно поправив галстук на собеседнике, он ободряюще похлопал его по плечу.

- И тогда они боялись бы тебя.


Итальянец закрыл глаза, облизнул пересохшие губы и произнес.

- Будьте моим другом.

И слегка наклонив голову, добавил.

-Дорогой Сосед.

Склонив голову, он дрожащими руками взял правую руку Вольдемара и поцеловал ее.

“Однозначно псих” - подумал тот, но в слух ответил другое.

- Хорошо.

Приобняв соседа и двигаясь с ним к дверям, он продолжил.

- Когда-то, может быть, такой день никогда и не придёт, я попрошу тебя о какой-нибудь услуге. Но до этого дня прими справедливость, как подарок к приближающемуся Новому Году.


Закончив, он буквально вытолкнул его в руки вовремя подоспевшего Поликарпа. Вернувшись в кресло, он поправил зачесанные назад волосы и сказал.

- Черти, я поручаю это вам. Не переусердствуй, Юлиус, мы же не убийцы, что бы ни говорил этот гробовщик. И да, скажите Поликарпу, что у нас опять завелись крысы. Весело галдя, черти ломанулись на выход. А Вольдемар, сидя в кресле, размышлял о том, не стоит ли сделать славной традицией свершение хотя бы одного доброго дела в канун Нового Года

Показать полностью
-1

Злодейский Новый Год Часть 2

В розовом халате с кислотно-зеленым подбоем, крадущейся злодейской походкой, ранним утром двадцать третьего числа зимнего месяца Декабря в зимний сад между двумя крыльями своего особняка вышел Злой и Вероломный Гений Вольдемар.

В зимнем саду, расположившись за карточным столом, сидели черти и Поликарп. Игра явно была в самом разгаре, опытный глаз Вольдемара, бывшего профессиональным шулером, моментально заметил заметил, как шельмует Младший. Старый и прекрасно известный прием заключался в серебрянном портсигаре, лежащем на столе. Глядя в его отражение, Младший прекрасно видел, какие карты он раздает игрокам. С появлением Хозяина игроки прервали партию и с выжиданием посмотрели на него. Что, впрочем, не помешало Младшему вытащить из рукава свитера несколько карт.

Злой Гений обвел всех взглядом, глубоко затянулся папиросой и... Нет, он не сказал, даже не изрек, он Молвил... «Мои дорогие». На этой фразе Поликарп вжал голову в плечи, Старший опасливо прижал уши, а Младший судорожно сглотнул. Как правило, такое начало фразы не означало абсолютно ничего хорошего. Дрожащей рукой Дворецкий вынул часы из жилетки и посмотрел на циферблат: 11.36. «Все очень и очень плохо, ведь если Сеньор проснулся в столь ранний час, да еще и обращается к нам в подобном роде, жди беды» пронеслась в его голове мысль.

- Мои дорогие, близится праздник, елка благополучно украдена, установленна и наряжена. Теперь, следуя давней традиции, вам необходимо написать письма.

- Мы опять будем писать письма с угрозами, засыпать в них споры сибирской язвы и рассылать в приюты для домашних животных?

Перебил Вольдемара Младший, он довольно часто бывал несдержан, за что регулярно страдал.

Злодей посмотрел на него взглядом, от которого у королевских кобр переставал производиться яд, а налоговики забывали, зачем пришли. Старший с нескрываемым удовольствием отвесил нетрепеливому бесу тяжелую затрещину, от которой тот едва не слетел со стула.

- Нет, мои дорогие прихвостни, это слишком банально. Мы Коварны, Вероломны и Изощренны, а я еще и Гениален. Поэтому, сегодняшней ночью, я продумал Коварный и Вероломный План. Каждый из вас напишет письмо Санта Клаусу. Поликарп, я помню твои убеждения, ты вполне можешь писать Деду Морозу.

Троица задумалась, они явно не ожидали такого поворота.

- Видимо, вам не вполне ясно, в чем Коварство? Оно заключается в том, что вы напишете абсолютно честные письма, со своими искренними мечтами и пожеланиями. Посмотрим, что на это ответит нам старый хрыч. Документы подготовить к 23:00, запечатать в конверты и сдать лично мне в руки.


Сев за письменный стол, Поликарп зажег керосиновую лампу, заточил перо, пододвинул к себе чернильницу и, поправив пенсне, уставился в пустой лист бумаги. За этим столом с множеством ящичков писались многостраничные отчеты, составлялись хозяйственные списки, на немецкой печатной машинке печатались рапорты и докладные. Бобер задумчиво почесал за ухом, повел усами и принялся присать.


«Дорогой Дед Мороз! Я не вполне уверен, что ты читаешь письма антропоморфных бобров, но тем не менее, в канун нового года, я пишу тебе это письмо. Если тебя не затруднит, подари мне, пожалуйста, новый цилиндр. Я буду искренне благодарен, если подклад будет выполнен из кевлара или арамида. Дело в том, что мой хозяин имеет скверную привычку стрелять из ружья по моим головным уборам. Также, абсолютно не лишними в моем гардеробе были бы латные рукавицы. Ведь совсем скоро придет весна, и мне придется пересаживать в оранжерее цветы. Они порой отличаются аргессивностью и излишней плотоядностью, особенно в те дни, когда Хозяин хандрит. Если же моя просьба тебе не удобна, то с большой радостью и чрезвычайной благодарностью я приму ванночку для ног. Видишь ли, от постоянного хождения по каменному полу, ласты сохнут и их ломит в непогоду. Я понимаю, что страждущих очень много, а ты, как никак, один, так что, если мои просьбы будут тебе в тягость, я не буду опечален, ведь в мире очень много тех, кому твое внимание будет гораздо важнее.»

Внимательно перечитав письмо, дворецкий посыпал его мелким песком, стряхнул, аккуратно уложил в конверт и запечатал. Снял пенсне, с удовольствием потянулся, посмотрел на висящие на стене часы и откинулся в кресле.


Комната Старшего более всего походила на казарму. Окрашенные в зеленый цвет стены, из всего интерьера: письменный стол, табурет, прикроватная тумбочка и кровать с панцирной сеткой. Кровать по уставу застелена серым одеялом, ни одной складки, ни одной морщинки. Все линии строго парралельны и перпендикулярны, ведь все, что не парралельно или не перпендикулярно, то валяется. Из всех украшений - старый плакат, висящий на стене. На плакате мужчина с героическим лицом в черной военной форме и надпись готическим шрифтом: «Моя честь называется Верность!» Демон сидел на табурете и кропотливо, мелким, довольно неразборчивым почерком писал письмо.


«Дарагой Санта, пишет с бальшим уважением тебе, Юлиус свирепый. Панятия не имею зачем, но Хазяин приказал написать тебе о сваих желания и том, что бы я хотел палучить на новый гад. Мине очень нужна бальшая коробка мечей для бальшого тенниса. Дело в том, что я очень любою с ними играть, а Младшый рекулярно их крадет и где-то Вироломно прячет. Так же, я бы очень хотел, что бы в новом Году, Хазяин как можно чащи брал нас на всячиские злодейства, что бы нам не прихадилось сидет дома, в одиночестве с этим бабром. Но больше всиго, я бы хател, что бы наш дарагой Хазяин в новом годе как можно чаще был в харошем расположении духа. Вить мы его очень любим, и дароже его у нас никого нет. Если ты можешь так сделать, то я буду очень рад. Тогда ни нужно мне ничего дарить. Это будет самым лутшим падарком в грядущем годе. С уважением и бальшой надеждой, юлиус Свирепый.»


На огромной мягкой кровати, вольготно развалившись на целой горе подушек, лежал Младший. На его животе лежал немного потрепанный ноутбук. Бесенок увлеченно печатал, от напряжения высунув и слегка прикусив кончик языка.


«Здравствуйте, Санта, вас беспокоит Жулиус Бесноватый, я никогда ранее не писал вам писем, но вот этот день настал. Весь год, я очень усердно плутовал, шельмовал, обманывал и лихоимствовал. Хозяин неоднократно говорил, что я Хороший Мальчик. И если есть на всем свете кто-то, кому в этом вопросе стоит безоговорочно доверять, то это определенно он. Все мои просьбы сводятся к тому, что если вам это действительно под силу, то пусть Господин чаще бывает в доме и, желательно, в хорошем расположении духа. Мне, да и Юлиусу, очень не хватает его внимания и совместных часов. Ведь как приятно спать у камина, когда он складывает на нас свои ноги и курит свою пахучую трубку. А уж совместный досуг, или групповые Злодеяния... Это то, ради чего я живу, дышу и существую.

Если же по какой-то причине, это вам не под силу, я благосклонно готов принять в подарок следующие предметы. Колоду крапленых карт, книгу «Яды, или история Франции», набор отмычек, а также любую сумму в валюте или биткоинах.»

Демоненок закашлялся, ему, кажется, снова немного нездоровилось. Бегло перечитал текст, включил принтер и отправил документ в печать.


Двери в кабинет Вольдемара позавидовал бы любой швейцарский банк. Толстый лист бронестали, титановые ригеля толщиной в руку и замок, считывающий рисунок сетчатки. Дверь с тихим шелестом отворилась, и Злодей вошел в помещение. Зажег свет и, подойдя к небольшому столику в углу комнаты, включил чайник. У зарешеченного окна на насесте из красного дерева сидело нечто. Огромное чучело птеродактиля, словно франкенштейн, сшитое из частей неизвестных животных или птиц. На брюшке чудовища красовалась латунная дверца, закрытая на небольшой навесной замок. Чудовище открыло глаза и издало истошный вопль, которому обзавидовалась бы не только выпь, но и пикирующий юнкерс. «Иннокентий, тихо! накажу!» строго сказал Злой Гений. Тихим свистом чайник оповестил о том, что вода закипела. Вольдемар достал из кармана конверты и поочередно подержал их над струей пара. Старый, банальный, но очень действенный прием, известный любому перлюстратору. Если быть достаточно аккуратным, никаких следов не останется.

Сев за рабочий стол, покрытый зеленым сукном, он поочередно прочитал письма своих подопечных. В глубокой задумчивости убрал их в конверты и запечатал. Открыв резную дверцу, достал из стола штоф мухоморовки и граненый стакан. Придвинул к себе хрустальную пепельницу, достал из халата сигареты и, закурив, налил полный стакан. Чокнувшись с штофом, резко, одним движением влил в себя весь стакан девяностоградусной жидкости и акуратно выдохнул. А может, и правда, стоит на секунду вспомнить о том, что когда-то ты был ребенком? Да, ни Санта, ни Дед Мороз не приходят к взрослым, а уж тем более, они явно не приходят к злодеям. Но вдруг в самую волшебную ночь года случится чудо? Заправив в печатную машинку чистый лист бумаги, он начал печатать.


«Дорогой Санта, для начала я хочу извиниться за то недоразумение с твоими санями и ракетой земля-воздух. Это была шутка, в конце концов, абсолютно очевидно, что, если бы мои намеренья были тверды, ракета бы в цель попала. Не держи на меня зла, как говорится, кто старое помянет, тому глаз вон, а у тебя ведь и так проблемы со зрением, возраст уже не тот. Не знаю, в твоих ли это силах, но, в первую очередь, я бы хотел, чтобы в новом году у Младшего было поменьше проблем со здоровьем. Ты ведь знаешь, как он кашляет, особенно при перемене погоды.

Что касается меня, то мое черное сердце очень порадовал бы плюшевый медведь, с которым я с удовольствием спал бы длинными зимними ночами. Также я давно мечтаю о вязанных тапочках с помпонами и кожанной подошвой. Ладно-ладно, я ведь пишу не посмеяться. Если ты действительно хочешь знать мою сокровенную мечту, то долгие годы я мечтаю о котенке. Маленьком таком, пушистом. А то тут все лысые, страшные, с рогами. Какие это кошки? Увы, статус Злого Гения не позволяет мне завести его самому, а так я смогу свалить все на тебя. Ведь нельзя отказаться от подарка Санты, верно?

Но самое главное, подари мне, пожалуйста, немного времени. Чтобы я мог посвятить его своим домашним, о которых так скучаю. И на которых его так не хватает. Впрочем, подарок может быть абсолютно любым на твое усмотрение.

P.S. Не нужно дарить мне книги по медицине, эксперимент с гомункулусом был бредовой идеей.»

Допечатав, Вольдемар вложил письмо в конверт, налил на него сургуча и поставил личную печать. «Может быть, все-таки стоило подсадить туда пару-тройку чумных блох?» вяло подумал он и вновь налил из штофа мухоморовки.

Показать полностью
-1

Злодейский Новый Год Часть1

Глядя на захламненную гостинную, было очень сложно сказать, что это логово Злого Гения. Всюду царил бардак. Древние манускрипты валялись на полу, рядом с носками, пустыми бутылками и упаковками от чипсов. Чучело упыря, криво висящее над камином, было покрыто как минимум трехсантиметровым слоем пыли. Мандрагоре, стоящей в горшке, явно нездоровилось. Возможно от того, что ее давно не поливали, а возможно, от того, что ее горшок регулярно использвали в качестве пепельницы. Венерина мухоловка косилась на соседку с явным гастрономическим интересом, хотя ранее тяги к вегитарианству за ней замеченно не было. Пираний в аквариуме очевидно стало меньше, чем было изначально. Ядовитые пауки размером с среднюю кошку, живущие в вольере у стены, благоразумно впали в спячку.

Злой Гений проснулся. Открыл один глаз. Медленно осмотрел комнату. Громко и зло выматерился и прикурил сигарету. Мешки под глазами, недельная щетина, запах перегара и мятая одежда, вкупе с состоянием гостинной, могли значить только одно. Злодей хандрил. Подойдя к окну и отдернув штору, он выматерился еще более громко и нецензурно. Под окнами белел снег. Злой Гений ненавидел зиму. Он ненавидел снег, снеговиков, детей, мандарины и красную икру. Деда Мороза и Санта Клауса он четверовал бы после повешенья, предварительно забив головой эльфа или Снегурочки. Он ненавидел Новый Год.

Докурив, он бросил окурок венериной мухоловке. Растение вцепилось в бычок и проглотило его не жевав. «Поликарп!»- раздраженно крикнул представитель Мирового Зла. Дверь в гостинную заскрипела, начала отворяться и рухнула подняв столбы пыли. «Все же стоило заменить петли» меланхолично и спокойно подумал Злодей. В дверном проеме показался местный дворецкий. Бобер, метра полтора ростом, одетый в смокинг. На носу его с грацией собаки, сидящей на заборе, расположилось пенсне. Из кармана смокига торчали карманные же часы, в передних лапах он держал серебрянный поднос. На подносе в гордом одиночетве стоял в мельхиоровом подстаканнике граненый стакан с чаем.

-Господин Вольдемар, ваш чай.

Бобер учтиво склонил голову и, тихо шлепая по полу перепончатыми лапами и хвостом, приблизился к своему хозяину. Приближался он так, как по минному полю движется опытный сапер. В сиюсикундной готовности бросить поднос и спасаться бегством. Он служил своему хозяину не первый год. И прекрасно знал, что его и без того резкий и вздорный нрав в периоды хандры становится так же безопасен и приятен, как жонглированние заведенными бензопилами на пороховом складе во время фаер шоу. Одно обнадеживало. Злой Гений был трезв.

-Поликарп, а где твой циллиндр?

Бобер поежился.

-Ваша милость изволила в него стрелять из ружья, вчера вечером.

По лицу Вольдемара пробежали морщины, он явно силился вспомнить вчерашний вечер, более того, он его прекрасно помнил, ну по крайней мере, до того момента пока не принял на грудь штоф настойки на мухоморах и волчьей ягоде.

-Да, ваша милость, это было после мухоморовки, и да, мой господин, вы в него попали.

-Спасибо, Поликарп. За чай тоже спасибо. А где собственно черти?

-Ваша милость, я думаю в пыточной. Отсиживаются.

По лицу слуги было явно заметно, что он завидует демонам, благоразумно спрятавшимся в пыточной в самом начале вчерашнего вечера.

-Прикажи им прибыть сюда, для них есть работа.

Злой Гений отхлебнул чая и уселся в любимое кресло возле камина.

Выждав для верности еще двадцать минут, черти предстали перед Хозяином. Первый был рослым демоном, с широкой грудью, перечеркнутой множеством шрамов, Мускулы перекатывались под его шкурой, покрытой черной шерстью, при каждом движении, словно океанские волны. Благородно черного цвета шерсть была чуть тронута серебром седины. Левый глаз, затянутый бельмом, перечеркивал шрам.

Второй был скорее бесом, мелкий, немного сутулый, с чрезвычайно хитрой мордой. Крапчатого окраса, он напоминал белку, которую напоили кофе с кокаином. Казалось, ему чрезвычайно сложно просто стоять на одном месте без движения, что он пытался исправить, выделывая тонким хвостом замысловатые движения.


Злой Гений встал с кресла и, заложив руки за спину, начал расхаживать по комнате.

-Приближается Новый Год. Нужно ставить елку и всячески ее украшать. Гирлянды с Хеллоуина куда-то потерялись. Украшать елку черепами врагов - моветон и дурной вкус. Поэтому, мной разработан Коварный и Ужасный План. Старший, ты украдешь в городском парке самую красивую елку.

Крупный демон молча кивнул.

-А я! Я! Как же я! Чем буду занят я! Мне тоже нужно Злодейское Задание!

Мелкий Бес кричал фальцетом. Его нервы сдали. Вольдемар отвесил ему затрещину. Достал из кармана розового халата сигареты. Остановился. Задумчиво закурил. Он явно использовал эту заминку в педагогических целях. И она явно оказывала большее влияние, чем затрещина.

-А ты, мой дорогой, нетерпеливый друг, прокрадешься в сны, и украдешь у кое кого, самые лучшие воспоминания об этом годе. Только представьте, как это Злобно и Вероломно! В канун нового года, похитить самые лучшие моменты, этого самого года, заточить их в игрушки и нарядить нашу Елку!

-Очень Злодейски!

-Чрезвычайно Вероломно!

Хором ответили слуги, а младший вдобавок подпрыгнул, хлопнул в ладоши, щелкнул хвостом и хрюкнул.

Уже вечером того же дня гостинная преобразилась. Поликарп вымел всю грязь, стер пыль, вынес несколько мешков бутылок и окурков и растопил камин. Хозяин покормил пираний золотыми рыбками, злодейски украдеными из живого уголка детского сада. Полил мандрагору коньяком, а мухоловке скормил снегиря, мерзко чирикавшего по утрам на подоконнике. Вскоре явились бесы. Старший, покрытый коркой льда, тащил на плече огромную ель. Младший, одетый в свитер ручной вязки, тресся от холода, но цепко сжимал в лапах большую коробку с логотипом почты России.

-Кто мои хорошие мальчики? Кто мои замечательные черти?

-Мы!

Хором ответили демоны, размахивая хвостами.

Спустя еще четверть часа, елка была установленна в центре комнаты. Демоны, с аппетитом поев, развалились у камина, а Злой Гений открыл коробку. В ней было множество елочных игрушек. Внутри каждой был маленький мир. Он взял большой шар красного цвета и заглянул в него.

Карибское побережье, Тортуга. На городской площади толпа. В ней люди абсолютно пиратского вида и несколько испанских солдат. Толпа кругом обступает двух людей. Молодого авантюриста в коричневом костюме и старого пирата. Судя по шпагам и кинжалам в руках у этих двоих, это явно дуэль. Пират старше и опытнее. Человек в шляпе моложе и значительно проворнее. В толпе можно увидеть, как двое пиратов крепко держат за руки молодого дворянина с козлинной бородкой в черном костюме. Дуэлянты медленно движутся по кругу. Мужчина в шляпе встает так, чтобы солнце было за его спиной, ухмыляется и немного опускает оружие. Пират атакует. Солнце, слепящее противника, и опущенный клинок были всего лишь уловкой. Росчерк клинка, и на рубахе пирата появляется красная полоса. Мужчины замирают. Что-то говорят друг другу. Роворачиваются к толпе. И в этот момент пираты, державшие дворянина в черном, перерезают ему горло. Дуэлянты пожимают друг другу руки. Молодой мужнина подходит к убитому и вкладывает ему что-то в ладонь.

Злой Гений завистливо присвистнул. Повеслил шар на ветку и потянулся за другим. На этот раз зеленым. А что притаилось в нем?

Лето, жара. Две машины, едущие где-то за городом. Четверо молодых людей. Маленький зеленый внедорожник и большой черный джип. Оба экипажа целеустремленно пробираются к какой-то цели. Машины часто застревают в грязи, экипажи помогают друг другу и споро преодолевают преграды. Три брода, несколько участков болота, которым позавидует любой бегемот. Жужжание лебедки. Машины останавливаются где-то в лесу. Люди выходят из них и спускаются в низину. По очереди, лежа на животе, ползут по какой-то норе. Нора оказывается входом в подземную пещеру из нескольких гротов. Вода, сбегающая по стенам, холод. Темнота, рассекаемая лучами фонариков. Имена и даты на стенах.

«Понять не могу, что приятного в этом?» подумал Вольдемар. Холод, грязь, комары...

Оказывается, этот шар связан с другими цепочкой. Целая гирлянда шариков. Что заточили в них?

В первом все тот же маленкий зеленый внедорожник. Передние колеса утонули в болоте по самые фары. В метре от бампера табличка с цифрой 96. Рядом парень и девушка в черных комбинезонах и шлемах. В другом шарике все та же многострадальная машина, но уже в другом болоте. За рулем этот маньяк, в салоне стоит вода. Люди на берегу что-то кричат, девушка жестикулирует. Пилот раз за разом загоняет машину задом в болото, пробиваясь к табличке с цифрой 17. Проехав какое-то расстояние, машина возвращается на берег при помощи лебедки и вновь с разгона лезет в болото. И так раз за разом. В остальных шарах сюжет точно такой же, экипаж пытается преодолеть какие-то препятствия, двигаясь по тому, что ни один человек в здравом уме дорогой не назовет.

Видимо он так развлекается. Что ж, у всех свои вкусы.. Развесив гирлянду, Вольдемар берет новый шар.

Лес, раннее утро. Все та же несчастная машина с огромными боковыми зеркалами, напоминающими огромные уши. Метрах в шестидесяти от машины на лесной дороге стоит молодая лосиха. Спокойно, без страха рассматривает людей, вышедших из машины, и не торопясь уходит в лес, явно без испуга.

Бесы ворочаются во сне. Старший медленно перебирает могучими лапами, а Младший, лежа на спине, раскинув конечности во все стороны и вывалив язык, громко хрюкает. Хозяин смотрит на них с теплотой и бурчит что-то. Так-с, очередной шарик.

В помещении сидят люди в костюмах, девочка-скелет, пираты, террорист, демонесса. Какой-то то ли пират, то ли вампир, девушка-стиляга. На полках стоят светильки из тыкв. Люди пьют грог и играют в какую-то непонятную игру.

А тут целая гирлянда. Сюжет один и тот же, вечер, маленькая уютная комнатка, и двое. Мужчина и женщина. Они что-то пьют, мужчина часто курит, обильно жестикулирует руками. Пара явно занимается тем, что можно назвать разговорами обо всем и ни о чем.

Поликарп тихо входит в комнату, ну, насколько это возможно с его хвостом и ластами.

-Господин, зомби снова вылез из могилы, замерз и теперь стоит в саду как статуя, что прикажите?

-Сделай из него снеговика.

-Как вам будет угодно, хозяин.

Новая гирлянда. На этот раз охоты. Август и осень. С собаками и без них. В поле и на болоте. Самое якое воспоминание, молодая собака выгоняет из зарослей крупного тетерева, прямо под руку охотника. Птица пролетает несколько метров. Выстрел. Черный петух падает тряпкой на землю. Пес подхватывает его и несет в руки своему хозяину.

Отдельный шарик. Кабинет, на стене висит портрет какого-то вождя. В центре комнаты усталый мужчина в военной форме обнимает девушку. Даже скорее опирается на нее. Что-то тихо говорит, она ему отвечает, и они улыбаются.

В коробке остался всего один шар. Злой Гений вешает его на свободное место, внимательно смотрит на всю композицию, цокает языком и перевешивает чуть ниже. Внутри шара ночь, на побережье горит костер, у него сидят трое и говорят о чем-то. Место глухое, добраться сюда не так просто. Шумят волны, трещат в огне ветки. На небе звездопад.

Закончив работу, Вольдемар садится в кресло у камина, складывает ноги на спящих чертей и берет лежащую на столике трубку. Задумчиво осматривает елку. «Все же очень Злобно и чрезвычайно Вероломно»- думает он. А когда он раскуривает трубку, в его голову внезапно, как удар стилетом, приходит Странная Мысль. А может быть новый год - это не так уж и плохо?

Показать полностью
Отличная работа, все прочитано!