Biolithiumflower

Biolithiumflower

...Be not afraid of greatness: some are born great, some achieve greatness, and some have greatness thrust upon 'em.
На Пикабу
поставил 22 плюса и 0 минусов
152 рейтинг 8 подписчиков 15 комментариев 4 поста 2 в горячем
30

Ди Жэньцзе | 2 часть | Китайские детективы

Едем дальше - сегодня о детективном жанре в китайской литературе.

В прошлом посте об авторе серии детективов, востоковеде Роберте ван Гулике здесь Ди Жэньцзе | 1 часть | Robert van Gulik

был момент, когда Ван Гулик перевёл и в 1949 году опубликовал детективный роман неизвестного автора 18 века «Знаменитые дела судьи Ди" (Dí Gōng Àn | 狄公案).


Роман основан на наполовину вымышленных событиях эпохи династий Тан (618 — 907 годы н. э) и промежуточной У Чжоу (690-705 годы н. э) и жизнеописании чиновника Ди Жэньцзе. В целом, в романе довольно много анахронизимов, что относит его к истории более вымышленной, нежели исторической.


Обложка издания уже сообщает нам о том, что все признаки бестселлера у книги имеются. :)  (фото из Интернета)

Ди Жэньцзе | 2 часть | Китайские детективы Китай, Детектив, История, Китаисты, Длиннопост, Литература

Вообще, сам по себе детективный жанр был весьма популярен в Китае. Гунань (gōngàn xiǎoshuō | 公案小说) - это поджанр более широкого детективного жанра "Фаньцзуй" (fànzuì xiǎoshuō | 犯罪小说 | рассказ о преступлениях), в котором рассказывается именно о чиновниках, распутывающих криминальные дела.


Должность окружного магистрата "сяньлин" (xiànlìng | 縣令) объединяла в себе административные и судебные функции и достигалась путём сдачи экзаменов, что позволяло талантливому человеку любого происхождения занять государственный пост. На картинке ниже  - экзамен. (фото из Интернета)

Ди Жэньцзе | 2 часть | Китайские детективы Китай, Детектив, История, Китаисты, Длиннопост, Литература

Гунань (gōngàn | 公案) - это уголовное дело, которое должен вести чиновник, отсюда и название поджанра "судебные дела".

Такое положение дел, хотя и уменьшило засилье аристократии и коррупцию, но не исключило её полностью, и глав уездов стали называть фумугуань (fùmǔ guān | 父母官) , т.е. "Отец и Мать", так как налоги, жалобы и другие многочисленные дела крестьян собирались и разбирались именно у них.


(фото из Интернета)

Ди Жэньцзе | 2 часть | Китайские детективы Китай, Детектив, История, Китаисты, Длиннопост, Литература

Тем не менее, литературный жанр развивался и уже ко времени династии Сун (960–1279 годы н.э.) был чрезвычайно интересен своим читателям.


Так, одним из первых широко известных героев стал чиновник Бао Чжэн (999 — 1062), четверть века проработавший на различных госдолжностях от окружного головы до министра финансов,  которому посвящено немало анекдотов, историй, романов, театральных пьес и ,уже в наше время, фильмов. Благодаря своей честности и неподкупности, он заслужил популярность в народе и стал ассоциироваться с богом Янло - правителем царства мёртвых Диюй, оценивающим прижизненные поступки умерших.


Одним из достаточно известных современных потомков рода Бао Чжэна являлся Бао Цзуньсинь (1937 – 2007), участвовавший в событиях на площади Тяньаньмэнь, другим из потомков является сэр Юйкун Пао (Бао Юйган, 1918 — 1991), основатель Гонконгской транспортной компании Worldwide Shipping Group, вице-президент Гонконгского Конституционного Комитета и филантроп.


(фото из Интернета)

Ди Жэньцзе | 2 часть | Китайские детективы Китай, Детектив, История, Китаисты, Длиннопост, Литература
Ди Жэньцзе | 2 часть | Китайские детективы Китай, Детектив, История, Китаисты, Длиннопост, Литература
Ди Жэньцзе | 2 часть | Китайские детективы Китай, Детектив, История, Китаисты, Длиннопост, Литература

Есть даже мемориальный храм в Хэфэе. В Китае принято чтить выдающихся предков. (фото из Интернета)

Ди Жэньцзе | 2 часть | Китайские детективы Китай, Детектив, История, Китаисты, Длиннопост, Литература

Там же находятся три легендарные символические гильотины  "Голова дракона", "Голова тигра" и "Голова собаки" из романа "Три рыцаря и пять праведников" или "Трое храбрых, пятеро справедливых" (sān xiá wǔ yì | 三侠五义), о героях и судьях, помогающих Бао Чжэну искоренить насилие. Каждая из гильотин предназначалась для разных преступников:


Гильотина с головой Дракона: гнусное преступление, виновные в смертной казни зарубежных членов императорской семьи, царей и принцев.

Гильотина с головой Тигра: министры и чиновники, незаконно приговорившие людей к смертной казни.

Гильотина с головой собаки: виновники гибели мирного населения.


В храме в зале предков в Кайфэне (фото из Интернета).

Ди Жэньцзе | 2 часть | Китайские детективы Китай, Детектив, История, Китаисты, Длиннопост, Литература

В храме в Хэфэе (фото из Интернета).

Ди Жэньцзе | 2 часть | Китайские детективы Китай, Детектив, История, Китаисты, Длиннопост, Литература

Кроме очевидной поддержки справедливости и закона, детективный жанр имел и ряд своих особенностей, отличающих его от классического детектива в европейском понимании.


Например, американский писатель Винсент Старрет опубликовал краткий, но хорошо написанный обзор тех немногих китайских детективов, что известны в сравнительно большей степени (в издании “Bookman ´s holyday”, Нью-Йорк, 1942):


"Тем не менее, западные исследователи китайский детектив по большому счёту игнорируют.

Причина этого кроется в том, что китайский детектив, хорошо написанный и представляющий интерес для синологов, для западной публики в целом является неудобоваримым. За время своего формирования, этот жанр приобрел уникальные, только ему присущие особенности, которые, впрочем, не вызывают никаких трудностей для самих китайцев. Детектив в китайском осмыслении сильно отличается от нашего, западного, отличается настолько, что для тех, кто читают детективы, чтобы расслабиться, китайские детективы не имеют никакой ценности.В китайском детективе есть пять характеристик, чуждых западной традиции.


Во-первых, престуник — его имя, прошлое, мотивы преступления — открываются читателю буквально с первых страниц. Прочтение детектива для китайца сродни интеллектуальному наслаждению, которое получаешь во время наблюдения за шахматной игрой: все факты даны, и прелесть заключается в следовании каждому шагу судьи-детектива и ответным шагам преступника, до тех пор, пока игра не заканчивается неизбежным шахом и матом последнего. В китайских детективах элемент неизвестности в большинстве случаев отсутствует. Ответ на главный для нас вопрос «Кто это сделал?» читатель получает с первых страниц.


Во-вторых, китайцам присуща любовь ко всему сверхъестественному. Здесь запросто появляются приведения и демоны, животные и кухонная утварь дают показания в суде, а сам судья-детектив позволяет себе короткие вылазки в Царство мёртвых, чтобы сверить информацию с судьями преисподней. Это абсолютно противоречит западной идее о том, что детектив должен быть максимально реалистичен.


В-третьих, китайцы люди обстоятельные и обожают детали, посему во всех романах, включая детективные, повествование щедро сдобрено длинными поэмами, философскими отступлениями и бог весть чем ещё. К тому же все официальные документы, имеющие отношение к делу, приводятся полностью. Поэтому китайский детектив – громоздкое повествование из ста, а то и более глав, перевод которых составит несколько печтаных томов.


В-четвёртых, у китайцев феноменальная память на имена и удивительная интуиция на родственные связи. Образованный китаец навскидку перечислит вам семьдесят-восемьдесят родственников без малейшего труда, причем каждого называя по имени, титулу, точной степени родства, для обозначения которого, кстати, в китайском языке существует богатейший вокабуляр. Китайский читатель любит, когда героев в повествовании много, поэтому часто количество действующих лиц достигает, а то и переваливает за две сотни.


В-пятых, у китайцев особое представление о том, что должно быть описано в детективе, а что оставлено на воображение читателя. Нам важны все детали совершенного преступления вплоть до минуты, однако какое преступник понёс наказание нас волнует мало. Китайцы же ожидают точного отчёта о том, каким образом преступник был казнён, включая самые жуткие детали. Часто автор добавляет еще и «бонус» в качестве описания наказаний, которым преступник подвергается уже после казни, в преисподней. Подобная концовка отвечает чувству справедливости китайца."


Фото из личного архива, галерея с подробным описанием "что и за что" находится в одном из павильонов на территории императорского дворца Гугун в Пекине. Добро всегда побеждает зло, так-то.

Ди Жэньцзе | 2 часть | Китайские детективы Китай, Детектив, История, Китаисты, Длиннопост, Литература
Ди Жэньцзе | 2 часть | Китайские детективы Китай, Детектив, История, Китаисты, Длиннопост, Литература

Таким образом, Роберт ван Гулик, прекрасно разбираясь в литературных тонкостях, прочтя большое количество романов, в т.ч. такой роман как «Четыре великих случая У Цзэтянь»《武则天四大奇案》, нашёл наиболее подходящий западному читателю роман и перевёл его на английский язык. И, после его успеха, продолжил написание целой серии о персонаже, личность которого более подробно рассмотрим в следующей части.


П.С. Поправки приветствуются, но тапками не кидать. Спасибо.

Показать полностью 11
11

Ди Жэньцзе | 1 часть | Robert van Gulik

Известный герой китайских детективов судья Ди - вымысел или реальность? 


Сегодня я хочу рассказать об одном их любимых литературных героев Китая, известном европейцам детективе, как его называют, китайском «Шерлоке Холмсе», исторической личности эпохи Тан – чиновнике Ди Жэньцзе.

Ди Жэньцзе | 1 часть | Robert van Gulik Китай, Детектив, История, Китаисты, Длиннопост, Литература

Откуда мы знаем о нем? Прежде всего из книг, серии дететктивов написанной Робертом ван Гуликом и снятым по ним фильмам. Кто же такой Роберт ван Гулик и откуда у него интерес к китайскому чиновнику?


Любопытствующим Википедия подсказывает: Роберт Ханс ван Гулик (高羅佩 Gāo Luōpèi 1910, Зютфен —  1967, Гаага) — нидерландский востоковед, дипломат, музыкант и писатель, наиболее известный благодаря циклу повестей о судье Ди.Родился в семье военного врача, служившего в колониальной администрации в Индонезии. До 12 лет жил с родителями в Батавии на о. Ява, где и решил сделаться востоковедом. Уже в детстве владел разговорным малайским, яванским и китайским языками, весьма рано проявив выдающиеся лингвистические способности.

Ди Жэньцзе | 1 часть | Robert van Gulik Китай, Детектив, История, Китаисты, Длиннопост, Литература
Ди Жэньцзе | 1 часть | Robert van Gulik Китай, Детектив, История, Китаисты, Длиннопост, Литература
Ди Жэньцзе | 1 часть | Robert van Gulik Китай, Детектив, История, Китаисты, Длиннопост, Литература

В 1922 г. вернулся в Нидерланды, поступив в гимназию в Неймегене, где дополнительно занимался санскритом с известным лингвистом Кристиан Корнелиус Уленбеком.

В 1930 г. они совместно издали «A Blackfoot-English vocabulary based on material from the Southern Piegans» (Англо-блэкфутский словарь, на основе материалов, собранных у племени Черноногих индейцев Монтаны), которых Уленбек посетил летом 1911 г.

Ди Жэньцзе | 1 часть | Robert van Gulik Китай, Детектив, История, Китаисты, Длиннопост, Литература
Ди Жэньцзе | 1 часть | Robert van Gulik Китай, Детектив, История, Китаисты, Длиннопост, Литература

Частным образом ван Гулик изучал и литературный китайский язык.

Первые научные публикации вышли в 1928 г., ещё до поступления в университет. Статьи были посвящены китайской поэзии, но ни одного из своих поэтических переводов ван Гулик никогда не опубликовал.

В 1934 г. поступил в Лейденский университет, где занимался индологией, китайским и японским языками. В 1934 г. защитил в Утрехте докторскую диссертацию, посвящённую лошадиному божеству Хаягрива (Hayagriva, the Mantrayanic Aspect of Horse-Cult in China and Japan, with the Introduction on Horse-Cult in India and Tibet).


Хаягрива (санскр. हयग्रीव, буквально «лошадиная шея»; т. ж. Хайягрива) — персонаж индуистской мифологии (в современном индуизме обычно как воплощение Вишну) и буддийской образной системы (как «гневное божество-защитник Учения», дхармапала), также обнаруживается в древнем джайнизме. В архаичных статуях индуизма представлен с человеческим телом и головой лошади, в буддизме небольшая голова лошади (или три головы) изображаются над человеческим лицом (лицами) Истоки образа связываются с древнеарийским культом лошади.
Ди Жэньцзе | 1 часть | Robert van Gulik Китай, Детектив, История, Китаисты, Длиннопост, Литература
Ди Жэньцзе | 1 часть | Robert van Gulik Китай, Детектив, История, Китаисты, Длиннопост, Литература
Ди Жэньцзе | 1 часть | Robert van Gulik Китай, Детектив, История, Китаисты, Длиннопост, Литература

В 1935 г. зачислен в штат Министерства иностранных дел, назначен секретарём посольства Нидерландов в Токио. В Японии определяется его кредо как учёного: ван Гулик был равнодушен к магистральным направлениям синологии, предпочитая малоизвестные аспекты материальной и духовной культуры. В Японии он освоил китайскую каллиграфию и искусство игры на цине.


Цисяньци́нь (кит. 七絃琴, ци «семь», сянь «струны», цинь «струнный инструмент»), также называется «гуцинь» (gǔqín 古琴), или «старинный цинь» — китайский 7-струнный щипковый музыкальный инструмент, разновидность цитры.

Ди Жэньцзе | 1 часть | Robert van Gulik Китай, Детектив, История, Китаисты, Длиннопост, Литература
Ди Жэньцзе | 1 часть | Robert van Gulik Китай, Детектив, История, Китаисты, Длиннопост, Литература
Ди Жэньцзе | 1 часть | Robert van Gulik Китай, Детектив, История, Китаисты, Длиннопост, Литература

Этому инструменту он посвятил две монографии и ряд статей.

Из книги «Знания о китайском цине», глава 7, приложение 4: «Китайский цинь в Японии» (Роберт Ханс ван Гулик, 1940 г., Токио, Япония).


"В прежние времена Сыма Гуан (司马光 — великий учёный эпохи Сун, 1019-1086 гг.) устроил с друзьями «Чжэньшуай хуэй» (真率会) «Собрания истинной простоты». Приходившие получали только пару плошек грубого риса да неразбавленное вино. Из этого можно понять настрой древних мудрецов. Пусть они были богаты и уважаемы, они всё же ограничивали себя, оставались воздержанными и неприхотливыми, не поддавались на всеобщие привычки мотовства. И вот мы составили промеж себя договор в подражание этим мудрецам. Мы бедны, и не можем позволить себе роскошествовать, да и по характеру своему мы стараемся избегать всяческой помпезности и деланности. И вот обстоятельства принуждают нас следовать духу истинной простоты. В согласии с этим мы утвердили «Цинь хуэй яо» (琴会约) «Условия проведения собраний цитры цинь».


Он делал переводы и сам писал также о тушечницах, знатоком которых он являлся.

Ди Жэньцзе | 1 часть | Robert van Gulik Китай, Детектив, История, Китаисты, Длиннопост, Литература
Ди Жэньцзе | 1 часть | Robert van Gulik Китай, Детектив, История, Китаисты, Длиннопост, Литература

Тушевые оттиски на бумаге позволяют воспроизводить надписи, орнаментику и рельефные изображения, имеющиеся на артефактах из камня, металла, дерева, керамики. Чтобы получить оттиск с прославленных каллиграфических или живописных произведений, изначально созданных на шелке или бумаге, их композиции гравировались в технике интальо на каменных или деревянных блоках, с которых затем снимались оттиски. Возникновение оттисков стало возможным благодаря развитию производства высокосортной тонкой и прочной бумаги.

Пишет, востоковед В. Г. Белозёрова сслаясь на работу ван Гулика, Первым среди европейских специалистов внимание на оттиски в 1950-е гг. обратил Р. Ван Гулик, посвятивший им раздел в своей монографии “Китайское изобразительное искусство в восприятии знатоков”

Ди Жэньцзе | 1 часть | Robert van Gulik Китай, Детектив, История, Китаисты, Длиннопост, Литература
Ди Жэньцзе | 1 часть | Robert van Gulik Китай, Детектив, История, Китаисты, Длиннопост, Литература
Ди Жэньцзе | 1 часть | Robert van Gulik Китай, Детектив, История, Китаисты, Длиннопост, Литература

В Японии ван Гулик входил в научный совет Софийского католического университета (en) в Токио, основал один из самых престижных японоведческих журналов Monumenta Nipponica.

В 1942 г. был выслан из Токио и эвакуировался в Китай, где служил секретарём голландской миссии в Чунцине, впервые оказавшись в Китае — стране, изучению которой посвятил всю жизнь. В Китае он подготовил к изданию сборник сочинений монаха Дун-гао. В 1944 г. ван Гулик женился на дочери крупного сановника маньчжурской династии — Шуй Шифан. У них было четверо детей, причём старший — Виллет — сделался известным японистом.


В 1945 г. был отозван в Гаагу и вернулся в Лейденский университет. В 1947 г. направлен секретарём посольства в Вашингтон (США), где был включён в комиссию по проблемам оккупации Японии. В 1948 г. ван Гулик был прикомандирован к военной миссии в Токио. В это время он увлёкся средневековым китайским судопроизводством и детективными романами.

В 1949 году переведенный ван Гуликом роман «Ди Гун Ань» был опубликован в Токио. Главный герой романа — судья Ди, реальный исторический персонаж (ок. 630 — ок. 700), был известным государственным деятелем в эпоху империи Тан (VII—X вв.), хотя в романе используется множество исторических элементов из времен империи Мин (XIV—XVII вв.).


Эта работа чрезвычайно заинтересовала ван Гулика, и он решил написать собственный вариант истории о судье Ди. Первой повестью с участием судьи Ди и его помощников стала «Убийство на улице Полумесяца» (написана в 1949-1950).


В 1951 г. в Токио вышел его альбом «Эротические гравюры эпохи Мин». Работа была основана на редких печатных клише XVII в., приобретённых у японских антикваров, и была издана именным тиражом в 50 экз., разосланных по крупнейшим китаеведческим центрам мира.

В том же году ван Гулик был направлен в Дели. Здесь он занимался индологией и переводил поэзию Калидасы, а также опубликовал монографию о тайнописи «сиддхам» (Siddham: An Essay on the History of Sanskrit Studies in China and Japan. Nagpur, 1956).


Калида́са (कालिदास, Kālidāsa IAST, буквально «Слуга богини Кали») — драматург и поэт древней Индии, писавший на санскрите. Созданные Калидасой произведения символизируют расцвет классической индийской культуры. Драма Калидасы «Шакунтала» стала одним из первых произведений восточной литературы, переведённым на европейские языки и познакомившим Европу с литературой Востока. Приблизит. IV—V век.

Ди Жэньцзе | 1 часть | Robert van Gulik Китай, Детектив, История, Китаисты, Длиннопост, Литература
Ди Жэньцзе | 1 часть | Robert van Gulik Китай, Детектив, История, Китаисты, Длиннопост, Литература

В 1953 г. назначен полномочным представителем Нидерландов на Ближнем Востоке с резиденцией в Бейруте. Ван Гулик сразу поступил в Бейрутский университет, изучал арабский язык и литературу (семья осталась в Нидерландах).


В это время были также написаны книги «Китайское искусство глазами знатока» (Рим, 1958) и перевод китайского учебника юриспруденции XIII в., где рассматривались 144 дела, многие из которых стали основой для сюжетов его детективов.

Ди Жэньцзе | 1 часть | Robert van Gulik Китай, Детектив, История, Китаисты, Длиннопост, Литература

В 1959 г. ван Гулик стал послом Нидерландов в Куала-Лумпуре (Малайзия). Здесь его заинтересовали гиббоны, что вылилось в опубликованную в 1967 г. книгу «Гиббон в Китае».

В своей последней книге, «Гиббон в Китае: Эссе на темы китайских преданий о животных», ван Гулик собрал упоминания о разнообразных обезьянах в китайской литературе и изобразительном искусстве начиная с древней династии Чжоу, и показал, что с древних времен и пока не перевелись в Китае гиббоны (примерно до XIV в.), слово 猿 (yuan, юань; также в форме 猨) означало именно гиббонов. (В наши дни, когда гиббоны не встречаются почти нигде в Китае, это слово используется как общее обозначение человекообразных обезьян). На многочисленных примерах из литературы он показал, как древние китайцы почитали гиббона, живущего высоко в кронах деревьях и редко спускающегося на землю, за аристократа (цзюнь-цзы) в мире обезьян, противопоставляя его проказливым макакам. Особым почтением гиббон — наряду с журавлём — пользовался в даосизме, приписывающем ему талант управления своим ци, тысячелетнее долголетие и другие магические свойства.

Эта книга ван Гулика и по сей день считается наиболее фундаментальной работой по отображению гиббона в китайской культуре.

«Два гиббона на дубу», сунского художника И Юаньцзи (易元吉), полотна которого, как отмечал ван Гулик, показывают глубокое знание художником анатомии и поведения этих обезьян

И Юаньцзи́ (кит. упр. 易元吉, пиньинь Yi Yuanji; на Тайване и в старой англоязычной литературе часто используется транскрипция Уэйда — Джайлза: I Yüan-chi) (около 1000 — около 1064) — китайский живописец времен эпохи Северной Сун, прославившийся своим мастерством в изображении животных, в особенности обезьян

Ди Жэньцзе | 1 часть | Robert van Gulik Китай, Детектив, История, Китаисты, Длиннопост, Литература
Ди Жэньцзе | 1 часть | Robert van Gulik Китай, Детектив, История, Китаисты, Длиннопост, Литература
Ди Жэньцзе | 1 часть | Robert van Gulik Китай, Детектив, История, Китаисты, Длиннопост, Литература

В 1961 г. лейденским издательством «Брилль» была выпущена в свет фундаментальная монография «Сексуальная жизнь Древнего Китая», явившаяся вершиной синологического творчества ван Гулика. На обширном материале XVII в. до н. э. — XVII в. ван Гулик рассматривал многочисленные аспекты китайской эротологии, включая социальный и гендерный статус замужних женщин, куртизанок, аспекты применения противозачаточных средств и т. д.

Ди Жэньцзе | 1 часть | Robert van Gulik Китай, Детектив, История, Китаисты, Длиннопост, Литература

Выпущенная в годы «сексуальной революции», монография стала основой многочисленных работ в этой области. Впрочем, самому исследователю — чиновнику высокого ранга, не хотелось связывать своё имя с «пропагандой порнографии», поэтому ряд терминов и соответствующих текстов были даны в латинском переводе, включённом в английский текст монографии.


"...В качестве примера обратимся к графеме, которая в настоящее время произносится как цюй и означает «мужчину, который берет себе женщину». Иньская графема, какой она известна по надписям на гадательных костях (рис. 1, а), состоит из двух частей: слева изображена женщина (рис. 1, г), а справа — графема, означающая глагол «брать». Этот глагол, который сейчас произносится как цюй, представлен в форме руки, держащейся за ухо. Поэтому и иньскую графему пытались истолковывать соответствующим образом: мужчина берет женщину в жены, ухватив ее за ухо. Отсюда делались и социологические выводы о доминирующей роли мужчины. В то же время глагол «брать» мог в данном случае использоваться исключительно как фонетик — цюй, что позволяет истолковывать значение пиктограммы как «женитьба на женщине», что произносилось как цюй. Чтобы продемонстрировать процесс эволюции китайской письменности, на рисунке воспроизведены и более поздние варианты этого же иероглифа; форма б использовалась на протяжении всего периода существования династии Чжоу вплоть до первых веков нашей эры; форма в встречается на ксилографах XIV в. и отражает стиль письма, сложившийся с появлением более усовершенствованной кисти, которая находится в употреблении и поныне 娶 qǔ жениться, брать в жёны.


Прежде всего, иньская графема, изображающая женщину (нюй), представляет собой коленопреклоненную человеческую фигуру, у которой отличительной чертой являются диспропорционально огромные груди; подтверждением того, что изображены именно груди, а не, скажем, руки в широких рукавах или опущенные на бедра сжатые кулаки, является рисунок, обозначающий «мать» (му), в котором прорисованы соски. Пиктограмма же, изображающая мужчину (нанъ), состоит из элемента в виде участка возделанной земли и знака, обозначающего «труд». Исходя из этого, можно предположить, что если иньцы воспринимали женщину прежде всего как кормящую мать, то мужчину они ассоциировали с его деятельностью по возделыванию земли и заботами по поддержанию семьи, — подобное разделение функций является указанием на существование матриархата.

Ди Жэньцзе | 1 часть | Robert van Gulik Китай, Детектив, История, Китаисты, Длиннопост, Литература

В 1963 г. ван Гулик был отозван в Нидерланды, где служил в МИДе. В 1965 г. назначен послом в Японии и Корее. 24 сентября 1967 г. скончался в Гааге от рака лёгких. Являлся одним из самых эрудированных синологов XX в., знатоком необычных и малоизвестных аспектов китайской культуры.

Показать полностью 25
17

Люди А Сяня

А Сянь (Лю Цзи Сянь) - один из знаковых совеменных художников конца ХХ - начала XXI века, работающий в поле влияния китайской культуры.

Люди А Сяня Современное искусство, Китай, Дзен, Скульптура, Длиннопост
Люди А Сяня Современное искусство, Китай, Дзен, Скульптура, Длиннопост
Люди А Сяня Современное искусство, Китай, Дзен, Скульптура, Длиннопост

Родился Лю Цзи Сянь в 1960 году, за шесть лет до начала "культурной революции", а творческую карьеру начал уже после её окончания, самостоятельно формируя свой собственный стиль.

Люди А Сяня Современное искусство, Китай, Дзен, Скульптура, Длиннопост

Первая выставка его состоялась в Пекине, в здании Старой Пекинской Обсерватории в 1986 году, а затем ещё ряд выставок в Национальной галерее (1986-1987). В эти же годы он начал выставляться зарубежом:  Salon d’Automne в Париже, 1987; Harkness House в Нью-Йорке, 1987-1989; Salon du Grand Palais в Париже. 1988.


В 1989 году Лю Цзи Сянь проводит два месяца в Австралии, в школе искусств при Университете Тасмании в Хобарте, а в 1990 году окончательно переезжает в Сидней под давлением критики со стороны деятелей искусства Китая. Начав жизнь на новом месте, Лю Цзи Сянь сменил множество мест работы - маляра, помощника повара и других, оставляя время на занятия искусством и оставаясь в культурном коде своей страны.


Серия картин "Глубокие Раны" (Heavy wounds) 1990 г.

Люди А Сяня Современное искусство, Китай, Дзен, Скульптура, Длиннопост
Люди А Сяня Современное искусство, Китай, Дзен, Скульптура, Длиннопост
Люди А Сяня Современное искусство, Китай, Дзен, Скульптура, Длиннопост

Смещая технику работы от живописи к скульптуре, уже в 1998 году он показывает свои первые экспериментальные фигуры Ричарду Данну, директору Сиднейского колледжа искусств при Университете Сиднея, а затем проводит ещё два месца как резидент университета, создав ещё десять керамических бюстов. В том же году он выигрывает грант консульства Австралии и уезжает в Китай, в Цзиндэчжэнь, где создаёт ещё порядка 40 скульптур, после чего получает широкое признание и начинает триумфальный тур выставок по всему миру - в Китае, в Австралии, в Германии, США и Нидерландах.


Одна из наиболее известных выставок "Метафизика" (Metaphysica), 2013–2015 которая представляет собой серию бюстов с различными артефактами, имеющими символическое значение, традиционное для китайского изобразительного искусства. Карпы,  лошади, олени, журавли, цикады, пагоды - всё это имеет особенное значение в традиционном искусстве. Отпечаток внутреннего мира, смысла существования человека на языке китайских понятий: кто-то озабочен своим долголетием, кто-то поиском гармонии, а кто-то поиском богатств.

Об этом у меня будет отдельный пост.

Люди А Сяня Современное искусство, Китай, Дзен, Скульптура, Длиннопост
Люди А Сяня Современное искусство, Китай, Дзен, Скульптура, Длиннопост
Люди А Сяня Современное искусство, Китай, Дзен, Скульптура, Длиннопост

Для выставки 2014 года в Брисбене, А Сянь подготовил речь, отражающую смысл его творчества "Одиночное путешествие" (A Solitary Journey) - это самоуглубление, отшельничество посредством снов, уход от повседневной суеты в глубь самосозерцания, древней, даосской внутренней алхимии.

Также А Сянь дистанцировался и от политики, поскольку большинство китайских художников так или иначе сильно политизированы.

Люди А Сяня Современное искусство, Китай, Дзен, Скульптура, Длиннопост
Люди А Сяня Современное искусство, Китай, Дзен, Скульптура, Длиннопост
Люди А Сяня Современное искусство, Китай, Дзен, Скульптура, Длиннопост
Люди А Сяня Современное искусство, Китай, Дзен, Скульптура, Длиннопост
Люди А Сяня Современное искусство, Китай, Дзен, Скульптура, Длиннопост
Люди А Сяня Современное искусство, Китай, Дзен, Скульптура, Длиннопост
Люди А Сяня Современное искусство, Китай, Дзен, Скульптура, Длиннопост
Люди А Сяня Современное искусство, Китай, Дзен, Скульптура, Длиннопост

Техника работ А Сяня заключается в создании портретных гипсовых слепков с натуры, их которых потом делаются формы для отливки из различных материалов - фарфора, фибергласса или бетона. Как любой художник А Сянь не просто отливает слепок, но и общается с натурщиками, узнавая об их внутреннем мире, мыслях и чувствах, поэтому каждая его фиигура - живая

Люди А Сяня Современное искусство, Китай, Дзен, Скульптура, Длиннопост
Люди А Сяня Современное искусство, Китай, Дзен, Скульптура, Длиннопост
Люди А Сяня Современное искусство, Китай, Дзен, Скульптура, Длиннопост

У А Сяня есть и подражатели, например студенты художественных училищ.

Люди А Сяня Современное искусство, Китай, Дзен, Скульптура, Длиннопост
Люди А Сяня Современное искусство, Китай, Дзен, Скульптура, Длиннопост
Люди А Сяня Современное искусство, Китай, Дзен, Скульптура, Длиннопост

Так и весьма заслуженная французская художница Джульет Кловис. Однако её бюсты отлиты по одному шаблону и не являются портретными.

Люди А Сяня Современное искусство, Китай, Дзен, Скульптура, Длиннопост
Показать полностью 25

Мышка сосиска

Навеяло вот ввечеру.

Мир мерцает как мышь. Мир ползёт влево и остаётся на месте. Есть некий абстрактный дзен в мироощущении трёхмерной двумерности. Ползти, оставаясь на месте несколько трагично, потому лишь, что следующее измерение пока, временно, недоступно. Не таково ли сознание современного нам творца? Примеров немало. Абсурд? Постирония? Дополненная реальность? Новое "Превращение" кафкианского героя, а может быть просто...


«Будем думать о простых вещах. Человек говорит: завтра, сегодня, вечер, четверг, месяц, год, в течение недели. Мы считаем часы в дне. Мы указываем на их прибавление. Раньше мы видели только половину суток, теперь заметили движение внутри целых суток. Но когда наступают следующие, то счет часов мы начинаем сначала. Правда зато к числу суток прибавляем единицу. Но проходит 30 или 31 суток. И количество переходит в качество оно перестает расти. Меняется название месяца. Правда с годами мы поступаем как бы честно. Но сложение времени отличается от всякого другого сложения. Нельзя сравнить три прожитых месяца с тремя вновь выросшими деревьями. Деревья присутствуют и тускло сверкают листьми. О месяцах мы с уверенностью сказать того же не можем. Названия минут, секунд, часов, недель и месяцев, отвлекают нас даже от нашего поверхностного понимания времени. Все эти названия аналогичны, либо предметам, либо понятиям и исчислениям пространства. Поэтому, прожитая неделя лежит перед нами как убитый олень. Это было бы так, если бы время только помогало счету пространства, если бы это была двойная бухгалтерия. Если бы время было зеркальным изображением предметов. На самом деле предметы это слабое зеркальное изображение времени. Предметов нет. На, поди их возьми. Если с часов стереть цифры, если забыть ложные названия то уже может быть время захочет показать нам свое тихое туловище, себя во весь рост. Пускай бегает мышь по камню. Считай только каждый ее шаг. Забудь только слово каждый, забудь только слово шаг. Тогда каждый ее шаг покажется новым движением. Потом так как у тебя справедливо исчезло восприятие ряда движений как чего-то целого что ты называл ошибочно шагом (Ты путал движение и время с пространством. Ты неверно накладывал их друг на друга), то движение у тебя начнет дробиться, оно придет почти к нулю. Начнется мерцание. Мышь начнет мерцать. Оглянись: мир мерцает (как мышь).» А.Введенский


Современное искусство рассказывает о времени, о человеке, об экзистенции. Расслабьтесь и глубоко дышите, до конца света ещё далеко. Мышь будет ползти ещё очень долго.


Настроение: философское

Показать полностью
Отличная работа, все прочитано!