7

За тучами Звезда

Небо было залито толстыми свинцовыми тучами всегда, насколько Фаан мог припомнить. И сад всегда был полон мёртвых деревьев – единственных свидетелей некогда сиявшей наверху Звезды. Ветер тяжело и уныло завывал свою песню, раскачивал эти безобразные коряги. Уж сколько им времени? Никто не знал. Они здесь стояли вечность. Иногда Фаан валил эти коряги, разрубал на части и разжигал костёр. Костёр давал тепло и, кажется, заменял звезду. Но вдохнуть в этот сад жизнь? Этого костёр сделать не мог. Что такое эта звезда? Наверное, тоже потрескивает, выкидывает снопы искр. Может быть, даже музицирует – кто его знает? Почему-то Фаан думал, что Звезда должна музицировать. И только проклятые толстые тучи не дают этой прекрасной музыке жизни пробиться сюда, в этот мёртвый сад.


Как только Фаан смог выбраться из Древа – он первым делом увидел эти тучи. Но тогда он и не знал, что же это такое и откуда исходят все беды. Мёртвый сад; какие-то существа, большую часть времени трудящиеся над еле-живыми растениями, чтобы прокормиться; тучи… Откуда ему было знать, что где-то там есть Звезда?


Сородичи быстро заметили пополнение в своём племени и отвели Фаана к костру, где стали всё наперебой разъяснять, подкладывая новичку куски еды получше. Тогда-то он и узнал, что эти «коряги» некогда пышно цвели и благоухали, растения давали богатые урожаи, племя их было многочисленным – все грелись в тепле Звезды, не знали забот и ужасов холода. Теперь же многие сгинули, а на этой бедной издыхающей земле осталось только одно Древо, способное продолжать их род. С великой радостью рассказывали сородичи о Звезде. Фаану даже стало тоскливо и обидно, что небо пустое, что раньше цвели густые сады, а теперь здесь ничего нет. Именно в тот день он возненавидел тучи и понял, что нужно вернуть Звезду. Во что бы то ни стало вернуть.


Фаан, как и все, трудился в саду, тратил много сил на обработку истощённой земли. После труда он сваливался без сил. И не всегда капризная земля была благосклонна к племени – часто силы уходили впустую, поэтому жили впроголодь. Перебегая на новые, ещё не истощённые, места.


– Да и нет вовсе никакой Звезды, – как-то сказал Ваанг, друг Фаана. – Это всё бред и выдумки.

– Как это «нет»? – удивился Фаан.

– А ты видел эту Звезду? Лично я её никогда не видел. И никто не видел. Ни цветущих садов, ни Звезды. Это сказки.

– А как же деревья?

– Деревья всегда были такими. Ты можешь себе представить, чтобы они вдруг взяли и расцвели? Эти-то недоразумения? Я могу представить только, как они горят в костре или как они заваливаются, когда их подрубаешь. Потому-что это я видел.

– И что теперь получается?

– То и получается. Нет никакой Звезды. Многие поколения не видели этой Звезды. Но все мечтают её увидеть, все винят в своих бедах её отсутствие. Все продолжают род, чтобы однажды кто-нибудь придумал способ достать эту Звезду. И тогда всё наполнится смыслом, думают они. Всё станет иначе, все станут жить счастливо…

– А разве нет?

– Не знаю. Но по-моему спокойней думать, что нет никакой Звезды. И не мучать себя.

– Ты мыслишь, как проигравший! – воскликнул Фаан. – А значит и живёшь зря. Какой с тебя толк? С такими мыслями Звезду не раздобудешь.

– Тогда посмотрим, как её раздобудешь ты, – засмеялся в ответ товарищ. Фаан обиделся на такие слова. Но в то же время впервые стал всерьёз задумываться над тем, как бы вернуть Звезду.


Время шло, все так же работали в саду. Иногда Ваанг подшучивал:

– Чего же ты горбишься здесь? Не лучше ли раздобыть Звезду и получать богатые урожаи, не прикладывая таких усилий?

Часто Ваанг за свои необычные мысли нарывался на конфликты с другими соплеменниками, из-за чего отдалялся от остальных, но всё же, несмотря на разный образ мысли, они с Фааном оставались друзьями.

– Им просто страшно принять мысль, будто Звезда – это выдумка, – говорил он после очередной драки, потирая синяки. – Страшно признавать, что всегда будет ТАК… А вот по-моему наоборот. На душе будет спокойней.


После работы Фаан направлял свои последние силы на сооружение хитрого приспособления с винтом. Уже много времени он потратил на эту штуковину. По задумке она должна была поднять его высоко в воздух, к небу. За толстый слой чёрных туч. А там, над чернотой, он смог бы увидеть Звезду. Или не увидеть. Есть ли она, существует ли… Или же действительно над чернотой – лишь такая же бесконечная чернота? Это была тяжёлая мысль. Она и двигала Фаана вперёд, потому что не давала покоя.


В племени объявилось несколько фанатично настроенных существ. Они выбежали в сад и принялись раскидывать всюду угли от костров. Поднялся пожар, на который стали сбегаться остальные. Пламя поглощало мёртвые деревья и перекидывалось на соседние. Фанатиков быстро скрутили и поколотили, но те стали изъясняться, будто если Звезда – это большой огонь, то можно попробовать сделать новую Звезду, поджигая всё вокруг. Эта мысль так понравилась всем, показалась вполне себе логичной, что всё племя мигом кинулось к остаткам костров за угольями. Скоро огромной силы пожар пронёсся по округе, снося и деревья, и скудные урожаи.


– Сборище идиотов! – кричал Ваанг и хватался за голову. Он и Фаан пытались остановить безумие огненной лихорадки, но фанатизм охватил всю толпу. Сад превратился в выжженное пепелище. Звезды, что странно, не получилось. Только тогда ко всем пришло ужасающее понимание того, что урожай пропал. Стали искать виновных. Зачинщиков обвинили во всех грехах, последовала кровавая расправа, которая, впрочем, урожай не вернула.


Предстоял большой голод, и можно было даже ощутить холодное дыхание смерти. Единственное, что они все могли сделать – так это подготовить поля для следующего поколения. Вот только воспользоваться плодами своих трудов никто не успеет. Паника охватила толпу.


Ваанг, не верившей в «бредни о Звезде» совсем опустил руки – гибель племени казалась ему неминуемой. Фаан, видя отчаяние друга, решил притащить к нему законченный летательный аппарат.

– Поднимись над тучами, – сказал он. – И узнаешь, существует Звезда, или же это выдумка.

– Чего же ты сам не поднялся?

– Моим словам и кому-либо ещё ты не поверишь. Поэтому поднимись сперва сам. А затем мы объединим усилия и раздобудем Звезду. И спасём остальных.


Ваанг усмехнулся, но возражать не стал.

Они вытащили аппарат на поляну, Фаан объяснил, как управлять им. Вокруг собралось несколько любопытных сородичей. Когда они узнали, что Ваанг будет первым, кто с помощью этого приспособления увидит Звезду, то возмутились.

– Почему он первый? Он же недостоин Звезды!

– Пусть сидит в грязи и говорит, что Звезды нет! А полететь дай кому-нибудь из нормальных! Из нас!

– Ваанг достоин! – отвечал им Фаан. – И достоин больше всех. Потому что вы убеждены в существовании Звезды и без того.


Ваанг уселся удобней, показал ворчунам кулак и включил винт. Медленно и плавно поднялся аппарат в воздух, поднимая облака пыли и пепла.

– Я надеюсь, что Звезда существует, – сказал он через шум винта.

Аппарат постепенно уменьшался на фоне неба и, наконец, совсем пропал из вида.


Фаан долго ждал своего товарища, высматривал знакомую точку, прислушивался к звукам, ожидая услышать жужжание винта. Что-то пошло не так. Почему он застрял в тучах на целую вечность? Может, ударился о небесную твердь? Или он вдруг нашёл другой сад, над которым не нависла чернота? А что, если он нашёл способ убрать тучи и прямо сейчас борется с неведомым противником за право владения Звездой?..


Довольно много времени прошло перед тем, как нашли разбившуюся машину с бездыханным телом Ваанга. Во время полёта какой-то механизм сломался. Соплеменники сразу же запретили опечалившемуся Фаану создавать подобные аппараты. Смерть сородича всколыхнула племя, хоть никому до Ваанга не было никакого дела. Сомневался в существовании Звезды? И за это сгинул? Как вообще можно сомневаться в таких вещах? Случай был удивительным и привёл к серьёзным дебатам, в ходе которых пришли к выводу, что подобные сомнения приведут лишь к проблемам и новым смертям, поэтому подобные мысли решили запретить, хотя бы на время голода. Нельзя передать сомнение грядущему поколению! Иначе весь род в опасности.


Фаан был вынужден отойти от своих изобретательств – не столько из-за запретов, сколько из-за потери веры в свои способности. Ведь это по его вине погиб Ваанг… Успел ли он увидеть Звезду?


Племя в спешке возделывало новые поля для грядущих поколений. Все знали, что смерть близится, но ничего с этим поделать не могли. Отчаяние росло с каждым днём и в конце концов оно вылилось в новое движение фанатично настроенных существ. Фанатики верили, что если думать, будто туч нет, то мысль материализуется и они исчезнут. Ведь от самого рождения всем первым делом показывали наверх и внушали мысль, будто Звезда за тучами. Племя ещё помнило предыдущее помешательство с поджогами мёртвого сада, поэтому к новому движению присоединялись неохотно, вяло.


Но время шло, отчаяние росло, и секта набирала силы. Настал момент, когда племя чётко разделилось на два лагеря. Тогда-то фанатики рассудили, что тучи исчезнут, только если исчезнет и последнее существо, убеждённое в их существовании. Последняя мирная попытка склонить на свою сторону скептиков закончилась кровавой резнёй. Фаану удалось скрыться – он с самого начала понимал, к чему клонится дело. Долго скитался он по окрестностям сада, прятался от сектантов и от их противников, питался тем, что попадалось по пути. А когда всё будто бы стихло – любопытство взяло верх, и Фаан вернулся на стоянку. Множество трупов он встретил по пути и никого из живых. Опустел сад, будто сделался уже окончательно увядшим.


Только под мёртвым деревом он нашёл раненного. Безумный фанатик сидел, оперевшись на ствол, и с улыбкой на лице говорил, что видит Звезду, что он достиг своей цели – так и умер…


И вот прошло много времени с тех пор. Фаан сидит у костра в полном одиночестве и смотрит на игру пламени. Костёр даёт тепло. Но тепла и света звезды он не заменит. Хоть Фаан никогда не видел звезды и не ощущал её света и тепла, но он был уверен, что костёр всего этого не заменит. Не могли все его сородичи погибнуть в своём лихорадочном стремлении к Звезде зря. И он теперь не мог уйти из этого мира, не выполнив своего долга.


Через что только ему пришлось пройти, чтобы создать этот огромный винт! Осталось внести всего пару штришков и всё будет готово. Но сейчас он внезапно решил помедлить. Как следует посмаковать этот торжественный момент. Возможно, усилия его обратятся в прах, а возможно через пару минут он больше никогда не увидит туч над собой. И тогда позади останется целая эпоха…


Колоссальных размеров винт раскручивался, набирал обороты. Вихри ураганного ветра устремились ввысь, вместе с пожухлой листвой и пеплом мёртвого сада. Оставалось только наблюдать, надеяться на удачу... Не может всё быть так легко! Всё было бы слишком просто! Но дрожь охватила Фаана, когда тот увидел за раздвигающимися тучами клочок голубого неба. Всё расширяющийся и расширяющийся клочок… И вот что-то яркое выглянуло из-за кромки. Впервые мёртвый сад посветлел, наполнился цветом, согрелся в лучах. И Фаан почувствовал, как ласковые лучи согревают его теплей любого костра. Настоящие лучи от настоящей Звезды. Тучи разошлись далеко, до самого горизонта, над головой теперь золотом сиял круг. Удивительно, что не было никакого треска, как от костра, Звезда горела без дыма и хоть она не излучала музыки, но этого и не требовалось – музыка играла в душе…


Мёртвый сад расцвёл и наполнился жизнью. Ветвистые коряги вдруг дали пышную листву. Буйная растительность распространилась по пепелищу. Созрело много сладких плодов. Пищи теперь имелось столько, что хватило бы на десять таких же племён… И не нужно было добывать пропитание в тяжёлом труде. Радовался Фаан, бродил всюду и с любопытством разглядывал преобразившийся сад. Спал в тени лесов, под шелест листьев, наедался до отвала и любовался Звездой и её теплом.


Но прошло время. Радость эта блекла, с каждым часом становилась всё менее явной. А затем и вовсе куда-то пропала, будто и не было ничего. Ни лишений, ни страданий, ни тяжёлого пути. Ни шелест лесов, ни тепло лучей, ни сладкие плоды теперь не доставляли радости. Вот же – в небе Звезда сияет. И сад цветёт. Но чего же не хватает? Будто это всё было миражом... Сердце Фаана наполнилось скукой.


Без эмоций собирал он сладкие плоды, с тоской размышляя о прошлом. От чего же эта тоска? Ведь раньше жизнь была тяжела и горестна. Сейчас же она беспроблемна… Но она вовсе не радостна.


– У меня есть Звезда! – крикнул Фаан, когда внутренняя пустота стала слишком уж жгучей. – К чему стремились сотни, если не тысячи поколений! Я исполнил волю этих тысяч, и теперь всё стало иначе! Скоро Древо даст новую жизнь – последующие поколения будут счастливы!..


Или же не будут?

Чего не хватает?

Не хватало горя.

Взгляд Фаана, ранее направленный в сторону туч, теперь направлялся на другие вещи, за этими вещами он будто бы видел выход из своего дурацкого положения. Новые Звёзды. Нужно было повторить путь.


В порыве отчаяния Фаан разрушил колоссальный винт. Нет, не в новых звёздах дело. Это всё коренится гораздо глубже и от этого не уйти. Тучи снова сомкнулись над головой. Сад погрузился во мрак и серость. Родные мрак и серость. Деревья пожухли и превратились в уродливые коряги, листва осыпалась, а растения зачахли. Возвращались тяжёлые времена, тяжёлый труд и нужда.

Фаан сжёг Древо со словами «Звезда ничего не значит».

Дубликаты не найдены

0

Тяжеловато немного читается- но очень достойно.
Аффтар- пишы ышо.

0
Полная херня. И написано отвратно.