6

Квартирно - рейдерский утилизатор

ГОСТИ

Елена Моставичене

комиссар Общественного комитета по защите от квартирного рейдерства


Юрий Коваленко: Мы переходим к нашей следующей теме. Квартирное рейдерство выходит на новый уровень. Теперь никто не забирает жилье силой. Даже наоборот: тихо, цивилизованно по суду человека просто выставляют за порог. И спрашивается: как так? А ведь всего лишь он кредит взял копеечник, платил вроде бы в срок. Но вот постановление суда - "выселить".

Ольга Арсланова: Теперь рейдеры, уважаемые друзья, стали работниками микрофинансовых организаций. Звучит это несколько необычно. Но по сути дела означает практически то же самое. Просто эти люди теперь более юридически подкованы. Сидят в хорошо отремонтированном офисе, выдают кредит под залог недвижимости. Точнее, вы думаете, что подписываете некий кредитный договор, а на самом деле не подозреваете о чем-то весьма и весьма важно. Вот о чем именно о том, как страшно лишиться квартиры, мы будем сейчас говорить с нашим гостем в студии. В студии программы "Отражение" Елена Михайловна Моставичене, комиссар общественного комитета по защите от квартирного рейдерства. Елена Михайловна, вы давно занимаетесь проблемой рейдерства в нашей стране. Действительно рейдерство меняет лицо и способы работы?

Елена Моставичене: Вы как-то все смешали сразу. Вы знаете, оно так многолико. Тут нужно понимать, что умысел один. Если мы говорим о рейдерстве, оно бывает разное. Это и микрофинансовые организации, и организации, которые работают в цивильных офисах с какой-то определенной командой. Там бывают очень примитивные способы. Это смотря с какой аудиторией они работают.

Ольга Арсланова: Почему мы так все смешали? Потому что мы фокус своего внимания обратили в первую очередь на микрофинансовые организации. Потому что раньше такого опыта не было, или, может быть, он оставался как-то за кадром, а сейчас все чаще и чаще.

Елена Моставичене: Это не чаще. Это критическая масса. Очень много. Это невозможно не замечать.

Ольга Арсланова: Масса растет.

Елена Моставичене: Растет. Это уже индустриальный размах приобрело. Это бизнес. И самое главное, что этот бизнес развращает.

Юрий Коваленко: Бизнесу все-таки учат и учатся. Откуда берутся эти криминальные схемы? Кто этот криминальный гений, который выдумывает это? Это берется за границей, или это у нас рождается?

Елена Моставичене: Это коррупция вообще-то. Потому что любое квартирное мошенничество на раннем этапе сразу распознается. Мы же предполагаем, что нас профессионалы защищают, правда? У нас есть определенные структуры, которые отвечают за нашу безопасность.

Юрий Коваленко: То есть до определенного момента схема скрывается до точки невозврата, а потом уже пытаетесь что-нибудь делать, оспариваете в суде. Так?

Елена Моставичене: Всегда, когда идет умысел у любой такой команды, у которой конечная цель отъем квартиры, потому что это максимальная прибыль. Вы же понимаете: или дать деньги просто так, какую-то ренту получать, либо сразу получить все. То есть, чтобы понимать, нужно на что обратить внимание? Что всегда цель какая? Там на два этапа все разбирается. Первый этап когда человек побежал в суд, по задумке он должен проиграть суд.

Юрий Коваленко: По задумке?

Елена Моставичене: По задумке организаторов. Там ничего гениального нет. Никакого высокоинтеллектуального преступного бизнеса здесь нет. Вы ошибаетесь. Здесь именно расчет на то, что в гражданском суде проиграть, а в уголовной части этого дела не возбудить. Не заметить преступление, переквалифицировать, объяснить пострадавшему, что если он проиграл в гражданском суде, значит все. Перевести в разряд гражданско-правовых отношений, вот в эту область. Это же массово. Знаете, что я хочу сказать, коль мы уже тронули эту тему? Вот сегодня такой знаковый день для общественного комитета по защите от квартирного рейдерства.

Ведь сегодня выигрывали в Перовском суде. Судья Примак (я очень хочу подчеркнуть эту фамилию, судья молодой, но замечательно отнесся). Выиграли мы дело блокадницы Блиновой Светланы Николаевны. Вот бились.

Народный антирейдер, общественный комите по защите от квартирного рейдерства

На фото Светлана Николаевна Блинова, сделано 3 сентября 2017 года, после посещения православной художницы Татьяны Ивановны Куликовой

Юрий Коваленко: Очень интересное дело.

Елена Моставичене: Да, это интересное дело. Оно резонансное. Оно знаете, чем интересно? Что в упор восточно-административный округ (я имею в виду отдел полиции) не замечали там преступления. Там масса отказов было. То есть мало того, что мы человека в прямом смысле спасли. Потому что физически ее не дали увезти куда-то, устранить. Она осталась в живых. Мы просто успели ее застать в таком положении. Человеку 80 лет. Человек очень интеллигентный. Она врач высшей квалификации.

Ольга Арсланова: Расскажите предысторию. Каким образом она оказалась в этой ситуации?

Елена Моставичене: Я сейчас объясняю. 80 лет. Трехкомнатная квартира. И в какой-то момент она решила взять кредит в 50 000. Потому что у нее стало немножко сдавать здоровье. Спортивные травмы сказывались. Она в прошлом спортсмен. Потом уже врач. И соединила две эти области. И работала на восстановление наших военных когда-то, афганцев. И она пошла взять 50 000 рублей всего-навсего. Она увидела объявление в газете. Потому что все эти вещи очень широко рекламируются. Где-то в интернете. Она в газетке прочитала. И она эти 50 000 пошла взять. И попала, конечно же, в ООО "Энергию" (Калининский проспект, 1). Вот она пришла взять 50 тысяч, а получилось, что 10-миллионную квартиру потеряла. И она у нее три раза была перепродана. Три раза. То есть переходила к мошеннику, потом он на свою тетю, потом опять на себя. И все это время, когда мы ее застали и принялись ее защищать, мы бились во всех инстанциях. Отказывали просто на пустом месте.

Я подчеркиваю что здесь? Что когда офицеры полиции 80-летнему человеку говорят, что "мы не видим здесь преступления" и пишут ей отказ в возбуждении уголовного дела, а в это время уже квартира переведена на мошенников, они понимают, что за этим последует. А за этим последует просто физическое устранение: либо вывоз человека… Сейчас такие, как грибы, растут параллельно нашему квартирному рейдерству, нелегальные объекты круглосуточного пребывания. Называют их "дома для престарелых", как хотите, пансионаты. Все Подмосковье нашпиговано. Целая сеть. Это тоже преступная, абсолютно коррупционная вещь. Это всегда в основном на садовых участках. То есть три охранника, какие-нибудь киргизы или кто-то. Из Молдавии граждане вахтово приезжают работать. И людей туда свозят. То есть жулики стали экономные. Они отбирают у них карточки Сбербанка и снимают пенсию. То есть людей не убивают. То есть если есть подозрение, что заявит еще могут. А так их свозят, и там несчастные старики впроголодь, без медицинского обслуживания продолжают кормить преступников своей пенсией. Вот это страшная вещь. Это как фашистские лагеря, наверное. То есть утилизировать полностью.

Ольга Арсланова: Елена Михайловна, у нас есть история из Новосибирска. Вы рассказали один достаточно резонансный случай. А у нас есть история из Новосибирска. Там около 100 жителей. Вот как раз по схожей схеме. При оформлении займа под залог своей недвижимости лишились своего жилья. Давайте посмотрим, как там развивались события. Все подробности у Павла Афанасьева.

СЮЖЕТ

Ольга Арсланова: Вот такие истории из Новосибирска. Елена Михайловна, давайте просто сейчас обратимся к нашим телезрителям. Просто так или иначе с оборотом недвижимости, с какими-то операциями сталкиваются многие сейчас в нашей современной жизни. Уважаемые друзья, если у вас подобные случаи были или вы что-то знаете из жизни ваших знакомых, пожалуйста, пишите нам, звоните, мы работаем в прямом эфире. Телефон прямого эфира всегда указан на вашем экране. Есть еще СМС-портал. Все это совершенно бесплатно.

Юрий Коваленко: Возвращаясь все-таки к теме сюжета и к темам вообще всех сценариев, по которым проходит этот отъем квартиры, мы когда готовили программу, возник один вопрос: а если бы человек платил исправно этот кредит и не допускал бы просрочки, не было бы этой ситуации? К чему бы они могли придраться?

Елена Моставичене: Вы понимаете, у наперсточников не выиграешь никогда. Если это гражданско-правовые отношения, первоначально, до того момента, как человек обратился в полицию, да, люди платят, и многие совершенно честно платят. Но их запутывают в этих переоформлениях договоров. Там же разные. Если мы сейчас начнем вдаваться в подробности, мы час будем говорить.

Ольга Арсланова: Наша цель разобраться в каких-то нюансах, деталях.

Елена Моставичене: Вы поймите, что когда есть цель у мошенников отнять квартиру, потому что это максимальная прибыль. Понимаете, или дать на год, на два, на три, на пять, по копеечке собирать прибыль, или сразу взять квартиру. Мы же можем как? Мы когда разбираем, мы особенно смотрим группы. Я не говорю, что бывают единичные случаи, и там тоже мошенничество просматривается. Здесь же есть профессионалы, когда человек идет и заявляет. Он проиграл даже в гражданском суде, потому что схема была такая. К судам тоже вопросы есть. Но вдруг он проиграл. Но он знает, что он платил, что он обманут. Он же пишет заявление в полицию. И если его в полиции просто разворачивают и говорят, что основанием невозбуждения дела является проигрыш в гражданском суде, это просто преступление офицера полиции, который принимает заявление, который так объясняет.

Ольга Арсланова: Елена Михайловна, но работа микрофинансовых организаций регулируется Центральным Банком Российской Федерации. Поэтому мы не можем говорить, что любая микрофинансовая организация это заведомая мошенническая контора.

Елена Моставичене: Не все ж такие. Никто же не говорит. Речь сейчас о чем? Что если вдруг эта масса… Посмотрите, сейчас сюжет был про Новосибирск. За 7 лет они такое количество людей оставили без жилья. Понимаете, когда возбуждается дело или идет следствие, на этапе предварительной проверки это просто ни о чем. Когда начинается следствие, в развернутом виде, на полотне рассматривается деятельность компании. Я образно говорю. Взяли за год. Количество сделок же фиксируется. И мы смотрим, какой итог. В итоге что? Расстались так и выплатили деньги. Либо человек утратил свою единственную жилплощадь. И становится понятно, что умысел был, на поток поставлен отъем квартир. Вы поймите, это все разбирается в процессе. Всегда видно в процессе, работала компания именно по займам и имела прибыль займов, или капитализация компании увеличивается только за счет отъема квартир.

Ольга Арсланова: Елена Михайловна, это уже особый взгляд со стороны правоохранительных органов. Это уже должна быть определенная тревога, заявления со стороны пострадавших. Нужно знать ситуацию в динамике, как вы сказали.

А как увидеть в единичном случае состав преступления, который, как вы говорите, часто правоохранительные органы не видят. Вот приходит один человек, не коллективный иск. Состава преступления нет. Ему говорят: "Нечего возбуждать".

Елена Моставичене: Но мы же сейчас о чем говорим?

Ольга Арсланова: Обращаются к вам, а вы видите. Как? В чем ошибка правоохранительных органов? Если это не коррупция. Или это всегда коррупция?

Елена Моставичене: Я хочу сказать, что, по той информации, которой мы располагаем, по нашим личным наработкам, дело в том, что всегда весь этот рынок кому-то принадлежит. Это всегда так было.

Я объясняю, что это не бесхозные вещи. Это давно уже прибрано к рукам. То есть это имеет технически разработанную структуру. Это целый бизнес. Понимаете? Я всегда подчеркиваю: обомжевание России это очень продуманная история. Это история, как с ваучерами, наверное. Помните, как у нас сразу раз и появились олигархи, правда? Там заголовые аукционы. Это не другая история. Это одна очень умная разработка, которая была внедрена, и мы получили первую волну олигархов. А сейчас мы получим вторую, с использованием служебного положения. Потому что чтобы так заточить правоохранительную структуру и надзорные органы, чтобы они массово не замечали обомжевания собственных граждан, отъем квартир, где выбрасываются дети на улицы, где старики идут под забор, понимаете? У нас же есть какие-то планы социально-экономического развития. Мы об этом всегда говорим.

Ведь руководитель даже структуры МВД всегда же подписывает документ. Вот отказы, например, в возбуждении дела. Это всегда подписывает сам… Проходит целую череду подписей по вертикали. Он же прекрасно видит. Или судья. Вот если судья видит, что у него потоком идут одни и те же фигуранты и забирают квартиры, а люди бьются во все двери и говорят: "Караул. Мы не хотели продавать квартиры. Настолько раздули наш долг…". Понимаете, там же когда эти документы проверяются, когда изучается ситуация, понятно, что долг разбухал совершенно искусственно. В этом и состоят схемы. Они разные. Но когда это массово работают эти не только микрофинансовые, а просто всякие брокерские компании, где какие-то инвесторы, как в ООО "Энергия", бродят тоже.

Ольга Арсланова: Елена Михайловна, если в договоре нет строки "под залог недвижимости", то, соответственно, этот человек в более безопасной ситуации?

Елена Моставичене: Да все в опасности. Нет безопасных ситуаций. Мы сейчас говорим об этом.

Ольга Арсланова: Если говорить о недвижимости все-таки, о том, что квартир люди лишаются, подписывая договор, где есть строка "под залог недвижимости". Если этой строки нет, человек читал внимательно, мы сейчас даем совет пожалуйста, внимательно читайте договор, нет такой строки, человек в опасности или он себя обезопасил?

Елена Моставичене: Все равно в опасности. Там найдут, как. Найдут, черезо что.

Ольга Арсланова: Вы такие случаи встречаете?

Елена Моставичене: Да. И передоговор, и отступные, и прочее, прочее.

Юрий Коваленко: И подкладывают другой договор, который…

Елена Моставичене: И другой. Страдают не только люди пожилые с советским менталитетом, для которых это просто дикость, но страдают вполне современные люди. Всегда вся эта система отъема квартир на чем зиждется? На чем произрастала? На нашей бедности, тоскливой и непроглядной. Потому что человек бежит за деньгами.

Ольга Арсланова: У нас есть звонок из Москвы от нашего телезрителя Омара. Омар, здравствуйте. Слушаем вас.

Зритель: Добрый вечер.

Ольга Арсланова: Добрый вечер.

Зритель: Я хотел выразить такое мнение. Уже не первую ситуацию такую по телевидению показывают, когда пенсионер лишается единственного жилья, из-за того что обращается за микрозаймом. И я считаю, что это наиболее уязвимая категория граждан, потому что, как правило, пенсионеры мало что понимают в юридических аспектах договора. Необходимо на законодательном уровне принять, что сделки, которые дают микрозаймы под единственное жилье, изначально были вне закона. Признать такие сделки незаконными.

Делается это достаточно просто. Закон при желании можно принять достаточно быстро. И тогда, я думаю, таких ситуаций станет меньше.

Елена Моставичене: Вы знаете, тогда можно очень много законов придумать.

Ольга Арсланова: Разумное предложение, как вы считаете?

Елена Моставичене: Понимаете, собственность. Это же не как было при советской власти. Это было жилье государственное. А по закону мы можем, как желаем, распорядиться своим жильем. Но у нас же это доводят до абсурда. Я хочу сказать, что у нас законы вполне приличные. У нас Государственная Дума не зря работала. И есть еще большой пакет антикоррупционных законов. Дело полностью в правоприменительной практике.

Ольга Арсланова: Елена Михайловна, завершая нашу беседу, последний вопрос. Что вы посоветуете людям? Потому что в микрофинансовой организации в разных жизненных ситуациях люди обращались, обращаются и будут обращаться. На что нужно обратить внимание? Как себя обезопасить? Ну и просто собственников квартир как себя обезопасить, чтобы не лишиться единственного жилья?

Елена Моставичене: Собственникам я вообще советую почаще брать выписку из ЕГРП, чтобы убедиться, что квартира вообще им принадлежит. Потому что бывает так, что у нас многие пострадавшие живут и не знают, что квартира не их. Где-то когда-то брали вот такой маленький займ или еще как-то. То есть мошенничества очень много именно с квартирами. Та же Блинова, о которой мы сегодня говорили, когда мы к ней пришли, она не знала, что квартира 1,5 года ей не принадлежит. Понятия не имела. Понимаете? Мы не можем смешивать вполне законную, легальную деятельность на микрофинансовом рынке именно с той деятельностью, которая является преступной.

Вот сейчас я хочу сказать, что 24 числа Общественный комитет по защите квартирного рейдерства и Общероссийская организация "За реальные дела" провели круглый стол. Что явилось причиной? Огромное количество этих групп, которые связаны между собой. Вот этих мошеннических групп, которые все между собой связаны. Это абсолютно сетевая структура.

Было принято совместное решение на круглом столе Общественного комитета и организации "За реальные дела" организовать штаб, чтобы защищать уже от штаба те группы, о которых мы сейчас говорим, которые известны нам. Но они появляются новые.

Ольга Арсланова: Елена Михайловна, давайте дадим координаты вашего Общественного комитета по защите от квартирного рейдерства. Как людмя, которым нужна ваша помощь, вас найти?

Елена Моставичене: Пожалуйста. Просто набрать "Народный антирейдер".

Ольга Арсланова: По запросу в интернете.

Елена Моставичене: Да. Набираете и сообщаете, что у вас случилось. Нам часто звонят уже в такой ситуации, когда просто приходят и вышибают людей из квартиры. Это всегда вот эти зондеркоманды. И я хочу сказать, что эти люди очень часто опираются именно на решение суда, который как бы собственность изъял у человека в пользу именно микрофинансовой организации. Но не имеется еще ни судебного решения о выселении, снятия с регистрационного учета, и нету исполнительного производства службы судебных приставов. И они это делают совершенно незаконно.

Ольга Арсланова: Итак, друзья, в поисковике "Народный антирейдер". Находите, обращайтесь, пожалуйста, в Общественный комитет по защите от квартирного рейдерства. Комиссар этого общественного комитета Елена Михайловна Моставичене была сегодня у нас в студии. Спасибо большое. Не прощаемся.

Дубликаты не найдены

+3

Единственная передача из ящика, где обсуждают проблемы россиян.

+2

Общался со знакомыми следаками районого ОВДпо данной проблеме, они расскал всё как есть на примере нашего Екатеринбурга.  Очень много микрофинансовых точек кредитования, у которых учредители или сами местные( районные или городские) чиновники  или их дети. Просто так получить разрешение,  открыться на территории города достаточно не просто. В коллекторах или вышибателей долгов по кредитам берут - загорелых тожероссиян ( нигде не работают всё свободное время борьба в спортзале). Очень хорошо вышибают долги, ведь это не их город, не их знакомые и родные, вообще не их народ. Если накосячат, сразу съепываются к себе в горы.

+1

явный признак мошеннических действий

0

все это конечно любопытно, но непонятно откуда у мфо вообще столько клиентов ? неужели непонятно что проценты там грабительские и смысл есть обращаться только в абсолютно критической ситуации

раскрыть ветку 3
0

Много всего бывает- и думают, что быстро отдадут, а не выходит. И в стрессе бывают. И просто тупые - но это не значит, что их надо делать бомжами.


Государство у нас не борется с мошенничеством никак практически.

0

Мне вот тоже не ясно.

Средняя зарплата в РФ 37 тыс руб.

Зачем люди ещё и кредиты берут?

раскрыть ветку 1
0

кредиты это инструмент и в грамотном их использовании нет ничего плохого, но брать деньги под 720% годовых ? и ведь спрос немалый, судя по количеству контор

Похожие посты
83

Остерегайтесь квартирных долевых рейдеров и их представителей?

Остерегайтесь квартирных долевых рейдеров и их представителей? Квартирные рейдеры, Адвокатские истории, Мошенники

Последнее время часто в интернете встречаю имя правозащитницы - адвоката Калиничевой Е.С. И ради интереса набрал ее ФИО на сайте Мосгорсуда в поиске дел. И обнаружил, что Калиничева Е.С. являлась представителем по нескольким делам в разных судах, но вот интересы защищала она долевых собственников, которые приобрели мизерные доли в праве общей долевой собственности на квартиры в Москве (или выражаясь словами самой госпожи Калиничевой Е.С. – долевых квартирных рейдеров, ссылка. И получается странная картина: в сети Интернет и по ТВ Калиничева Е.С. грозит пальчиком и говорит «ай-яй-яй» тем лицам, которых она сама и определила мошенниками, хотя, как сама утверждает госпожа Калиничева Елена Сергеевна, у данных якобы мошенников все документы оформлены юридически грамотно, а их действия соответствуют закону (и сразу вопрос: а где мошенничество-то?!), а сама на деле защищает реальных «квартирных рейдеров», у которых и с документами не все хорошо и действия защищаемым ею «квартирных рейдеров» мало соотносятся с требованиями законодательства.

Вот яркий пример. Летом 2011 года госпожа Калиничева Е.С. через Замоскворецкий районный суд пыталась зарегистрировать по месту жительства двух граждан: Егорина В.В. и Егорина Е.В. в двух-комнатной квартире площадью около 50 кв.м на том основании, что каждому из них была подарена доля в размере 1/120 доли в праве общей долевой собственности. То есть каждому принадлежит примерно по 40 кв.см квартиры – они там даже стоять не смогли бы, не то что жить!!!!!!! И у госпожи Калиничевой Е.С. еще хватило наглости оспаривать решение Управления ФМС об отказе в постановке на регистрационный учет по месту жительства на 40 кв.см, а потом обжаловать еще и решения судов об отказе в удовлетворении заявленных требований.

После просмотра видео, на которых видно как госпожа Калиничева Е.С. с бравыми молодцами вламывается для вселения без решения суда в квартиру ветерана ВОВ Потапова А.Г., не остается сомнений в том, что зарегистрироваться по месту жительства данные граждане хотели с целью последующего понуждения других сособственников к продаже им своих долей в данной квартире за бесценок. А методы данного принуждения, видимо, были бы не совсем правовыми….

На ум приходит сравнение деятельности адвоката Калиничевой Е.С. с деятельностью нечестных сотрудников правоохранительных органов, называемых «оборотнями в погонах».

Калиничева Е.С. по факту в судах защищает настоящих мошенников, преступников, а потом по телевизору с экрана определяет, кто и в чем виноват, потому что так считает она сама. А тот факт, что вынесены решения судов не в пользу лиц, которых она называет «потерпевшими», ее не интересует, она данные решения уже определила как незаконные и поэтому призывает не исполнять данные решения и препятствовать судебным приставам – исполнителям осуществлять их обязанности по принудительному исполнению решений судов. Это очень удобная позиция: получается. что не адвокат Калиничева Елена Сергеевна не компетентна в правовых вопросах и не смогла своим клиентам подсказать верный путь решения их проблемы в рамках закона, а суды и приставы виноваты в своей коррумпированности и именно они приняли незаконные решения.

В данной ситуации жаль тех клиентов, которые обратились за помощью к адвокату Калиничевой Елене Сергеевне, а вместо помощи Калиничева Е.С. подталкивает этих якобы «потерпевших» к совершению следующих преступных действий: воспрепятствованию осуществления должностных обязанностей приставами, совершению ложных доносов, мошеннических действий в сфере кредитования.

Ссылка на документы с суда.

Показать полностью
194

Бизнес-проект по обомжеванию страны

Бизнес-проект по обомжеванию страны Народный антирейдер, Добро, Мошенничество, Квартирные рейдеры, Квартирная мамия, ООО Энергия, Длиннопост

Описанные ниже истории с равной вероятностью могли произойти как в столичном регионе, так и в любом другом. Да что там «могли», регулярно происходят. Достаточно вспомнить недавнее задержание группы «черных риэлторов» в Санкт-Петербурге. Публикуя этот материал, редакция «Парка Гагарина» руководствовалась целью не только придать огласке все случившееся, но и детально показать преступные схемы. В первую очередь для того, чтобы люди, попадающие в группу риска, знали, на чем и как их могут обмануть.


Объявлениями о займах, предоставляемых частным лицам, пестрят сегодня и печатные издания, и сетевое пространство. Да что там Интернет, буквально на любом столбе можно найти подобное предложение. Почему оно получило столь широкое распространение? Да, потому что реализуется предельно просто – кредитную историю не проверяют, поручителей не требуют. Пары часов и паспорта достаточно для того, чтобы получить на руки живые деньги. Именно это и нужно людям, попавшим в финансовое пике. Займ, как правило, дается под залог недвижимости, и на старте это кажется вполне логичным (а как же кредитору без страховки). Но именно такое условие и оказывается в дальнейшем ловушкой, выбраться из которой мало кому удается. Бытует устойчивое мнение, что жертвами подобных схем становятся люди пожилые и одинокие. Или же – социально неблагополучные, группа риска, одним словом. Не хочется говорить банальностей вроде «любой может в ней оказаться», добавлю лишь, что масштабы деятельности так называемых «черных риэлторов» оценить сторонним взглядом крайне сложно. Бенефициарам бизнеса по отъему квартир, а это конечная цель выдающих займы под залог недвижимости, долгое время удавалось создавать иллюзию, что в стране действуют разрозненные группы. Но достаточно почитать бумаги и пообщаться с потерпевшими, чтобы понять: процесс поставлен на поток и дело мы имеем с хорошо отлаженной сетевой структурой. Если говорить конкретно о Москве, то есть документы, подтверждающие, что практически все главные, действующие здесь лица, между собой не только знакомы, но и связаны. Официально зарегистрированная компания, уплаченные налоги, офис где-нибудь в центре – благонадежный фасад и прикрытие квартирному рейдерству обеспечены. Помешать процессу мало кто может, потому что слишком много тех, кто от него кормится. Как следствие – в большинстве случаев уголовные дела по обманной системе «займ – залог недвижимости» (а это лишь одна из используемых схем – О.П.) в столице до судебного разбирательства не доходят.


Со Светланой Николаевной Блиновой мы встретились во дворе Мосгордумы, где в тот день проходил круглый стол по криминальной деятельности квартирных рейдеров. В числе приглашенных оказалась и моя собеседница. Глядя на эту интеллигентную, красивую женщину, кандидата медицинских наук, выглядящую гораздо моложе своих 80-и лет, с трудом верится, что ребенком она пережила блокаду. Уверена, что уже в другой, мирной жизни она меньше всего предполагала быть столь цинично обманутой, потому и скрывала все до последнего. А я до последнего не была уверена, что Светлана Николаевна согласится говорить. Обращение в ООО «Энергия», предоставляющее займы частным лицам, серьезно изменило привычный уклад ее жизни. Долгое время женщина даже не подозревала, что собственная жилплощадь ей уже не принадлежит. О том, что у квартиры другой владелец, она узнала от правозащитников. А начиналось все, как и у многих: потребовались денег на лечение. Одинокая хозяйка трехкомнатной квартиры стоимостью 10 млн. рублей – разве могли предприимчивые деятели упустить такую добычу! Оценив болезненное состояние Блиновой, а она с трудом добралась до офиса «Энергии», некто Алексей Луньков (эта фамилия встретится нам еще не раз – О.П.), видимо, оправдывая название фирмы, энергично взялся за дело. «Я сказала, что нужно 50 тысяч полечить позвоночник, – продолжает Светлана Николаевна. – А деньги, которые я возьму, отдам быстро. Луньков вначале хотел дать под продажу квартиры, я ответила: никакой продажи не будет. Квартира у меня одна, никакой собственности больше нет, я на это не пойду. Тогда предложил под залог. Я согласилась». Светлана Николаевна вспоминает, что дело было зимой. В душном помещении, где собралось много народу, сидеть ей пришлось долго. Оставив женщину в приемной, сам кредитор заходил в какие-то кабинеты, выходил из них, просил оригиналы документов, что-то писал, снова убегал: «создавал суету, чтобы я вопросов не задавала», – говорит Светлана Николаевна. В какой-то момент ей стало плохо, и женщина попросила перенести все на другой раз. Однако, ее убедили, что осталась самая малость. Наконец, был вынесен пакет документов на подпись. «Я прошу: дайте мне прочитать или взять с собой, – продолжает Блинова. – Я не могу, не глядя, подмахнуть. А Луньков в ответ: да мы спешим, некогда, понимаете. И все-таки заставил подписать не читая, убедил как-то, он умеет. И вел себя очень вежливо. Чтобы у меня в голове зародилось какое–то сомнение? Не было этого». И Светлана Николаевна ставит подпись, искренне полагая, что на договоре займа. А по факту подписывает доверенность, которая дает право гражданину по фамилии Тюрин в Росреестре зафиксировать сделку купли-продажи. Думаю, излишне пояснять, что было продано-куплено. Женщине даже машину выделили, чтобы съездила сняла квартиру с кадастрового учета. После Блинова буквально клялась, что кроме договора займа ничего не подписывала, нотариуса в глаза не видела, подписи в нотариальной книге не ставила. Уже задним числом женщина поняла, что за нее без нее все сделали. Разве это проблема, когда в том же помещении сидит свой нотариус. Таковым, похоже, и была госпожа Амелькина, засветившаяся, к слову, не только здесь. Но сразу после получения денег Светлану Николаевну гораздо больше волновало другое: Луньков на все настойчивые просьбы отдать подписанный договор займа категорически отказывал. А квартира тем временем пошла по рукам: от Лунькова к «тетке из Орехово-Зуево», от тетки снова к Лунькову... Такой у граждан-аферистов, всегда работающих в команде, метод отмывания жилплощади. Хозяйку при этом не выселяли, ожидая, пока истечет срок исковой давности по оспариванию сделки. И тут, так некстати для «Энергии», к делу подключились Общественный комитет по защите от квартирного рейдерства и СМИ. Резонанс случился нешуточный, начали всплывать фамилии других потерпевших, выставить блокадницу при таком-то внимании на улицу, видимо, не решились. Есть робкая надежда, что следующий акт этой драмы будет разворачиваться уже в суде.


Широко о проблеме «черных риэлторов» заговорили, пожалуй, после истории москвички Татьяны Уткиной. Стоит напомнить ее в общих чертах: героиня истории – инвалид 2 группы. Женщина перенесла несколько инсультов, страдает эпилепсией, а главное – принимает сильнодействующие психотропные препараты. Обработать ее не составило труда. Но комбинация использовалась многоходовая. Для начала Уткину разводят на замену окон в квартире, сразу же организовав под это дело кредит. После чего комнату у нее снимает цыганка Галина, внушившая не совсем адекватной хозяйке, что они давние знакомые. Затем квартирантка, якобы совершенно случайно, узнает о проблемах Уткиной с деньгами, кредит-то надо возвращать. А у Галины, бывают же такие совпадения, есть на примете человек, который может помочь. И заботливая квартирантка сводит Уткину с уже знакомым нам Луньковым, уверив, женщину, что деньги от «Энергии» – исключительный шанс решить ее проблемы. Возможно, это цепь случайных совпадений, но слишком уж связаны между собой все звенья. Надо сказать, что с появлением квартирантки с Татьяной Александровной начали происходить странные вещи. Она, как рассказывали соседи, стала словно заторможенная: двигалась с трудом, сильно похудела, глаза стеклянные, провалы в памяти. И чем дальше, тем явственней. Пока не пожаловалась, что увозят ее, дескать Галя сказала, нужно вещи собрать. И здесь самое время пояснить, что Галя – «профессиональная соседка», оказавшаяся в квартире Уткиной с совершенно конкретной задачей. Обычно подобные деятели вынуждают лишних собственников съехать или за бесценок продать свои метры, в нашем же случае требовалось еще и присматривать за хозяйкой, с чем «соседка» успешно справлялась. Возможно, здоровье Уткиной так явно ухудшалось не по вине квартирантки, и это лишь очередное совпадение. И не факт, что женщину педантично обрабатывали. Но когда рано утром у подъезда появилась машина с молдавскими номерами, Татьяна Александровна уже стояла на улице с узелками наготове. На словах подобный переезд преподносится обычно как определение в коммерческий дом престарелых. На деле дом этот оказывается полузаброшенной халупой где-нибудь на окраине дачного поселка – и это в лучшем случае. В худшем – человек просто исчезает.


Скорее всего и Уткину ждала подобная участь, если бы не соседи, они буквально отбили женщину и вызвали полицию. Тогда-то и выяснилось, что квартира уже несколько месяцев принадлежит все тому же Лунькову. В полиции к новому владельцу отнеслись с полнейшим пониманием, а к прежней хозяйке – с откровенным возмущением: по какому праву она пребывает на чужой территории! Лишившись жилья, Уткина даже не поняла, что произошло: куда –то возили, что-то подписывала, вроде розовую бумажку или желтую... Бумажкой, как несложно догадаться, оказался договор купли-продажи квартиры. Которую, к слову, новый хозяин почти сразу перепродал. Уже на суде начали всплывать любопытные подробности: оказалось, что Уткина, сам того не ведая, и согласие на отчуждение собственной квартиры дала, и обязательство сняться с регистрационного учета – все при живейшем участии нотариуса. Кредиторы настаивали на абсолютной адекватности жертвы. А та утверждала, что продавать квартиру не собиралась, поскольку это единственное ее жилье. Ясность внесла комплексная экспертиза, проведенная специалистами Психиатрической больницы №1 им. Н.А. Алексеева Согласно их заключению, Уткина обнаруживает, цитирую: «...органическое расстройство личности с прогрессирующим снижением памяти на текущие события, снижение интеллекта. Указанные расстройства сформировались задолго до юридически значимого периода подписания договора купли-продажи квартиры и были выражены столь значительно, что лишали её способности к целостному восприятию ситуации, прогнозу последствий своих действий». Проще говоря, женщина совершенно не понимала, что делала. Суд признал договор купли-продажи недействительным, квартиру хозяйке вернули – но это сегодня скорей исключение. А вот фамилия Лунькова, прозвучавшая в публичном пространстве, сработала подобно детонатору. Имевшие несчастье познакомиться с ним, активизировались, начали находить друг друга, объединяться в общественные группы.


Одной из пострадавших оказалась и жительница г. Королева Галина Шувалова, отношения которой с Луньковым поначалу были просто идиллическими. Получив миллион в качестве займа от все той-же «Энергии» (в лице Лунькова – О.П.), женщина исправно выплачивала и долг, и проценты. Но главное: под задушевные разговоры Луньков убедил ее оформить договор купли-продажи квартиры. Мотивация звучала вполне разумная: дескать, бумажка эта – чистая формальность, не отдашь деньги - мне отойдет квартира, но ты же вернешь. Все было обставлено так натуралистично, что и тени подозрения не возникало. Не насторожила Галину Сергеевну и просьба Лунькова, которому однажды понадобился оригинал договора займа: «буквально на денек, кое-что в документы забыл внести». Женщина оставляет себе копию, а оригинал отдает. И примерно в это же время к ней прибегает приятельница. Работая в системе МФЦ и имея доступ к документам, она обнаруживает, что квартира Галины продана. Сама хозяйка возражает: глупости, мол, мне квитанции по коммуналке регулярно приходят. А подруга отвечает, что по документам новый владелец квартиры – некто Луньков. И вот тут-то картинка складывается целиком. Обманутая женщина звонит своему кредитору, тот не охотно, но соглашается на встречу. Только теперь перед Шуваловой, по ее признанию, был уже не прежний обходительный мужчина. Нужда в хороших манерах отпала, в ход пошли угрозы. В суде Луньков утверждает, что никакого займа не было, упомянутый миллион он отдал за купленную квартиру. В подтверждение и договор предъявляет, подписанный, как мы помним, «для подстраховки». Шувалова доказывает обратное, предоставляя договор займа, точнее – его копию. Того, что копии судом к рассмотрению не принимаются, она просто не знала. Оригинал же, напомню, предусмотрительный Луньков у женщины выманил. На этом все могло бы и закончиться, но судья – человек крайне порядочный – дает пострадавшей возможность доказать свои аргументы. А затем принимает решение: квартира в Королеве переходит в собственность Лунькова, но все члены семья Шуваловой остаются там, где жили. Поясню: когда Галина Сергеевна приватизировала жилье, родственники отказались в ее пользу. А по закону за отказниками сохраняется бессрочное право пользования квартирой. Только гражданин Луньков, похоже из тех людей, которые видя цель не видят преград. В ход была пущена тяжелая артиллерия: угрожали, пытались выселять, довели жертву до истощения. Казалось бы – полный набор для возбуждения уголовного дела, и свидетелей хоть отбавляй. Но в полиции посчитали иначе.


Ничего уголовного правоохранители не усмотрели и в облаве, устроенной на квартиру москвички Татьяны Захаровой. Сначала аферисты, получившие обманом долю, подселила к ней целую компанию иностранных граждан, чтобы вынудить хозяйку продать оставшееся за бесценок. А потом и вовсе дали отмашку «штурмовикам»: «Как они ломали дверь! Меня просто пришли убивать, – рассказывает женщина. – И полицейский был с ними вместе. Я в реанимацию попала. Несколько часов штурмовали квартиру. Вырезали ножницами по металлу дыру в двери и травили нас страшным газом перцовым». По части физического воздействия фантазия рейдеров безгранична. Но к нему прибегают уже на последнем этапе. А сначала жертву обкладывают со всех сторон. Схемы по отъему жилья продуманы до мелочей, если человек попал на крючок, шансов спрыгнуть практически нет. Начнем с того, что долг, прописанный в договоре, заведомо невыполним. Закрыть сумму, как бы жертва не старалась, не реально. Да и не надо этого. Ведь конечная цель аферистов – квадратные метры, именно поэтому займ дается под залог квартиры. И в этой схеме масса юридических тонкостей, о которых рядовой обыватель даже не догадывается. Например, практически все дела по «Энергии» если были проиграны, то как раз из-за пропущенного срока исковой давности. По закону оспорить имущественную сделку можно в течение года. Именно столько, заполучив квартиру, ее бывшего хозяина могут не выселять. А смысл? Время и так работает против него. Живет себе «отработанная» бабушка по прежнему адресу, платит коммуналку, пока однажды не вламывается в квартиру «штурмовая бригада». Бабушка пытается угрожать судом, а ей в ответ – «поздно».


К слову, описываемое здесь ООО «Энергия» специализируется как раз на пенсионерах, все его жертвы – люди старше 60-и. А значит – со своим особым менталитетом. Они, например, искренне верят, что мошенники в газеты объявления не дают. Именно это заблуждение и подвело москвичку Зинаиду Беляеву. 72-летняя вдова командира-подводника, многодетная мать, всю жизнь занимавшаяся домом, в новых реалиях ориентировалась не очень уверенно. Задолженность по коммуналке обернулась для нее судом, поэтому объявление о предоставлении займов в газете «Семь дней» Беляева восприняла буквально как спасение. Добавлю, что она ни в коем случае не была злостной неплательщицей, а всю пенсию в 20 тысяч тратила на лечение больной дочери. Позвонив в «Энергию», Беляева озвучила проблему: очень нужно 150 тысяч для погашения долга. Ее пригласили в офис на Ленинский проспект 1, пригляделись, «вошли в положение». А когда по интернету пробили квартиру, женщина попала в сферу особых интересов конторы. Еще бы! Проживает в Генштабовском доме, одних мемориальных досок на нем – не пересчитать, квартиры добротные, в подъезде консьерж. На следующую встречу попросили принести свидетельства на квартиру и выписку из домовой книги. И снова в ход была пущена знакомая песня: это, мол, страховка, вдруг вы, не приведи господи, отойдете в мир иной, что тогда взимать за долги. Позднее уже на суде Беляева постоянно твердила: займ брала не под залог квартиры, у своих кредиторов несколько раз уточняла этот момент, а те успокаивали: договор дарения исключительно для нас, юридической силы не имеет. При оформлении «энергичные» деятели проявили чудеса эквилибристики. Дело в том, что Беляева владеет только третью квартиры. И вот под диктовку она пишет заявление, что дарит принадлежащую ей собственность гражданке Гладковой-Рашниковой (это одна из участниц коллективного творчества – О.П.). за помощь в ремонте и заботу о ее здоровье. Именно эта дама, объясняют Зинаиде Сергеевне, и дает вам взаймы. Возвращаете долг, забираете обратно дарственную. Подразумевалось, что договор дарения является обеспечением займа. После подписания женщина получает аванс. А вскоре ее приглашают и за остальной суммой. К тому времени сделку дарения уже зарегистрировали в Росреестре, только Беляева об этом не знала. Договор дарения – единственный вариант проникнуть в собственники, не уведомляя об этом остальных владельцев жилья (здесь их было еще двое – О.П.). Теперь предположу, как все могло происходить дальше: квартиру сдают «профессиональным соседям», а те берутся за выселение. Методов, поверьте, масса. И отравление газом – еще не самый радикальный. Но при этом аферисты прекрасно понимали, что безвозмездную сделку, коей является дарение, легко оспорить в суде. Чтобы поиметь квартиру наверняка, они соорудили еще один договор – уже купли-продажи. Каким образом на нем оказалась подпись Беляевой – остается только гадать. Сама Зинаида Сергеевна говорит, что человек она скрупулезный и подпись ставила только там, где были обозначены суммы: отсчитали мне 150 тысяч, я тут же пишу: 150 получила. Но кто сказал, что подпись Беляевой не могли банально подделать? В результате вторую половину своей доли она, загадочным образом продала – все той же Гладковой-Рашниковой. Окончание срока исковой давности совпало с трауром в семье Беляевой. Не знаю, на что рассчитывали квартирные деятели, но примчались по адресу мгновенно. А когда хозяйка квартиры увидела собственноручно подписанный договор купли-продажи, чудом не оказалась в «скорой». Ведь обманувшим ее людям верила до последнего: такие красивые, обходительные – разве могут они быть аферистами. Судебного процесса обходительные люди явно не ожидали, равно как и появления адвоката, которая доказала, что срок исковой давности исчисляется с того момента, когда потерпевшая узнала об обмане. А в неведении она пребывала весьма долго, внешне-то в ее жизни ничего не изменилось. «Дело мы выиграли на противоречиях, – продолжает Анна Бочарова, адвокат потерпевшей. – Было два взаимоисключающих документа, две расписки: деньги получила под куплю-продажу и те же деньги под дарственную. Подписывала, не понимая, что. Про куплю-продажу вообще ничего не слышала». Гладкова-Рашникова, на которую оформили квартиру, на суде откровенно «плавала». Вещала что-то про благородного мужа, помогающего бедным бабушкам деньгами. Видимо, на фоне тотальной безнаказанности прицел сбился


Истинные же масштабы явления начали вскрываться, когда в руки Общественного комитета попал список с адресами «отжатых» квартир. Эти сведения собирали и приносили сами потерпевшие. По словам, Елены Мостовичене, комиссара Общественного комитета, через одного Лунькова, начиная с 1999-го, прошло 40 квартирных сделок. С завидной регулярностью в этих аферах начали всплывать и другие фамилии, например, Ильи Письмана. Личность он широко известная, с серьезными связями. «Только в Москве через руки Письмана прошло 66 зарегистрированных квартирных сделок, – продолжает Елена Мостовичене, сверившись с бумагами. – В его собственности находится более десятка квартир – почти все в центре, в очень дорогих домах». Одна из них – квартира №29 на Малой Бронной 34. Правозащитники приходили сюда не один раз, застать никого так и не удалось. Соседка, давно живущая в том же подъезде, рассказала, что квартиру некоторое время назад купил человек по фамилии Письман, а потом приобрел и соседнюю 27-ю. В свое время она принадлежала Анатолию Добрынину – легенде советской дипломатии. После смерти Добрынина в квартире жила его дочь Елена. Как отнимали и на чем обманули – доподлинно, увы, неизвестно. «Елена с Письманом судилась до последнего, – говорит Елена Мостовичене. – Светится по этой квартире и Луньков. Они же друг другу перепродают. А вторая пострадавшая – Чернявская (хозяйка кв.№29 – О.П.) – она вообще в прошлом году пошла в полицию писать заявление по поводу отнятой квартиры и пропала». Известно, что обе женщины сильно нуждались в деньгах. И обе, похоже, не имели родственников. От себя добавлю: одного взгляда на дверь квартиры №27 достаточно, чтобы понять: замки в ней и меняли, и выламывали не один раз.


И что же в сухом остатке? Уголовные дела по заявлениям Блиновой и Беляевой переданы в Главное следственное управление, пока – тишина. С Уткиной ситуация печальней, по факту мошенничества дело открыли еще в 2014 году, до сих пор никакого продвижения. Для подобных историй это уже обычная практика. Хорошо известна чудовищная история захвата дома в Гагаринском переулке столицы, который сопровождался гибелью и исчезновением жителей. Местные органы полиции, как выяснилось, в течение многих лет игнорировали происходящее. Большинство пострадавших годами добиваются возбуждения уголовных дел, а затем расследования. За это время аферисты успевают произвести отчуждение права собственности на отнятое имущество, выселить потерпевших и продать квартиру. А заявления о квартирных мошенничествах с некоторых пор направляются в производство участковых. Есть на этот счет особое указание сверху. В чем логика? Видимо в близости последних к отнятой жилплощади. На круглом столе в Мосгордуме вопросов у пострадавших от «черных риэлторов» была масса – к представителям МВД, Росреестра, Управления регистрации кадастрового учёта, прокуратуры. Конкретных ответов – по пальцам пересчитать. Поэтому, когда одна из жертв кричала в отчаянии «вы нас продали и продолжаете продавать» никто особо не удивился.


В этом материале мы рассказали лишь о нескольких случаях из «практики» только одной компании. В письме, которое Общественный комитет по защите от квартирного рейдерства направил Президенту РФ Путину, Министру МВД Колокольцеву, директору ФСБ Бортникову перечислено почти два десятка подобных организаций. Боюсь, что и этот список далеко не полный.


Ольга Путилова

Фото отсюда



P.S. В Москве «чёрные риэлторы» орудуют от имени коммерческих структур ООО «МСК-групп», ООО «Парнас», ООО «Московская залоговая компания», ООО «Международное кредитное бюро», ООО «Лайнер», ООО «Кредо».

Источник: http://parkgagarina.info/index.php/obshchestvo/26692-biznes-...

Ранее по теме: https://pikabu.ru/story/aferyugi__chernyie_riyeltoryi__razbi...


https://pikabu.ru/story/kreditnyie_aferistyi_tipichnyiy_razv...


https://pikabu.ru/story/shantazh_i_vyimogatelstvo_kvartirnyi...

Показать полностью
185

Столичная квартирная мафия несет потери

Сам виноват! Сам подписал! Сам пришел! и общество тебя осудит и растопчит!!!


Под таким прикрытием на протяжении многих лет действовала хорошо отлаженная преступная группа квартирных аферистов МИПК "Дипломат групп", но до тех пор пока за дело не взялся легендарный МУР.

Под каток черных риелторов попала и известная актриса Анна-Анастасия Романова


Известная актриса Театра имени Маяковского Анна-Анастасия Романова стала жертвой чёрных риелторов. Злоумышленники обманом оформили на себя её квартиру в элитном доме в центре Москвы.

Столичная квартирная мафия несет потери Дипломат групп, Мошенники, Квартира, Народный антирейдер, Залог, Займ, Подлог документов, Черный риэлтор, Видео, Длиннопост

Актриса получила деньги и спешно подписала необходимые документы. Как позже выяснилось, сама того не ведая, Романова поставила автограф на договоре купли-продажи.


Через несколько недель банда переоформила квадратные метры на гендиректора компании — некую Наталью Корчагину. Та, в свою очередь, продала её ничего не подозревающему москвичу Загребину. Вскоре Романову попросили освободить свою же собственную квартиру. Как позже выяснилось, сама того не ведая актриса поставила автограф на договоре купли-продажи.


В итоге она подтвердила факт продажи недвижимости за пять миллионов рублей в доме 2008 года постройки, которую она приобрела более чем 15 миллионов рублей.


Артистка — не единственная жертва фирмы Натальи Корчагиной. Сообщается, что компания обманула подобным образом уже не одну сотню клиентов.


Глава банды мошенников и её двое подельников были арестованы 15 ноября, а актриса и ещё 100 человек признаны потерпевшими. Как стало известно изданию, следователи им заявили, что шансы вернуть потерянные квартиры есть.


PS

Ходят слухи, что банда "Дипломат групп" пошла на договорняки и предложила потерпевшим недострой в Балашихе (построен только первый этаж). Если это на самом деле так, то у граждан ставших жертвами квартирного мошенничества, есть все шансы пополнить ряды обманутых дольшиков.


В июне 2017 года группа пострадавших граждан от "дипломат групп" обращалась к Президенту России с просьбой о помощи и привлечении виновников к уголовной ответственности https://pikabu.ru/story/prezident_obeshchal_pomoch_5129643

Показать полностью 1
488

Две бригады чёрных риелторов - отморозков: беллорусская и московская.

НУЖНА ЛИ НАМ СМЕРТНАЯ КАЗНЬ?

Стоит ли ввести в уголовное право статью: очернение чести мундира для полицейских с наказанием до 20 лет?

Беллорусские отморозки

Московские отморозки

Хочется отметить, что покровитель был авторитетный смоленский ПОЛКОВНИК ПОЛИЦИИ, который получил всего лишь 7 лет. Наверняка выйдет по УДО, где его будет ожидать безбедная жизнь...

НУЖНА ЛИ НАМ СМЕРТНАЯ КАЗНЬ?

830

Пенсионерка обнаружила схрон оружия в квартире

Новые методики квартирных рейдеров с каждым днем приближаются к методам отжима 90-х годов.


Уборка в квартире после продолжительного террора квартирных рейдеров обошлась пенсионерке ужасной находкой...

Пенсионерка обнаружила схрон оружия в квартире Доля, Квартира, Рейдеры, Мошенники, Народный антирейдер, Захват, Вселение, Длиннопост

пистолет с запасом боеприпасов

Пенсионерка обнаружила схрон оружия в квартире Доля, Квартира, Рейдеры, Мошенники, Народный антирейдер, Захват, Вселение, Длиннопост

сам пистолет

Пенсионерка обнаружила схрон оружия в квартире Доля, Квартира, Рейдеры, Мошенники, Народный антирейдер, Захват, Вселение, Длиннопост

Маска

Пенсионерка обнаружила схрон оружия в квартире Доля, Квартира, Рейдеры, Мошенники, Народный антирейдер, Захват, Вселение, Длиннопост

Кинжал в ножне

Пенсионерка обнаружила схрон оружия в квартире Доля, Квартира, Рейдеры, Мошенники, Народный антирейдер, Захват, Вселение, Длиннопост

Боеприпасы

Пенсионерка обнаружила схрон оружия в квартире Доля, Квартира, Рейдеры, Мошенники, Народный антирейдер, Захват, Вселение, Длиннопост

Вот и здесь риелторы решили применить тактику устрашения из 90-х и поглумиться над бабушкой, сделав попытку склонения к сделке, прихватив при этом с собой маску, кинжал, пистолет и патроны.


Может быть кто то и опознает этих риелторов из агентства недвижимости МГСН-ЦАО - любителей ролевых игр в маске и без

Пенсионерка обнаружила схрон оружия в квартире Доля, Квартира, Рейдеры, Мошенники, Народный антирейдер, Захват, Вселение, Длиннопост

И это лишь часть плохой компании, которая была замечена. Всего по предполагаемым данным и показаниям очевидцев порядка десяти человек несли вахту в квартире у пенсионерки (ко всему прочему еще и ветерану труда) постоянно меняя друг друга

Пенсионерка обнаружила схрон оружия в квартире Доля, Квартира, Рейдеры, Мошенники, Народный антирейдер, Захват, Вселение, Длиннопост

Да если будет критика, аккуратней. А то предводительница долевых рейдеров не раз давала понять, что у нее связи в СК

на фото генеральный директор агентства недвижимости МГСН-ЦАО

Пенсионерка обнаружила схрон оружия в квартире Доля, Квартира, Рейдеры, Мошенники, Народный антирейдер, Захват, Вселение, Длиннопост

Напоминаю, что краткое изложение ситуации можно посмотреть здесь: https://youtu.be/JOb8TrHlxS8



Ну а мы продолжим свое наблюдение за данной ситуацией...

Показать полностью 8
Похожие посты закончились. Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам: