-8

Дрянная жидкость

Ссылка на предыдущую главу: https://pikabu.ru/story/dolgiy_put_5479856

Ссылка на первую главу: https://pikabu.ru/story/strannyiy_zapakh_5477117


Сырия: Первый контакт.

Глава 4 : "Дрянная жидкость"



Плелось пошатнувшись пьяное тело.

Стакан расплескало, упал огурец.

От боли душевной истошно ревело.

Почему сын родимый коварнейший лжец?


Весь вчерашний день дождь поливал не переставая, то усиливаясь в непроглядный ливень с бушующим ветром, то смиренно преображаясь в легкий моросящий дождик. Сквозь непроглядную толщу облаков начал осторожно выглядывать кусочек Солнца, осветивший деревню Паленовку. Последствия дождя были видны невооруженным взглядом. Размытая по дорогам грязь, громадные лужи, что отражали редкие кусочки небесного светила, и стекающие вниз по холму непроглядно болотного цвета ручейки. Старуха в мохнатой серой кофте, с той самой колючей шерстью, все причитала, глядя на разрушенный бурей забор. Забор был украшен разными витиеватыми узорами, но теперь это было трудно разглядеть под деревом, что всем своим массивным стволом обрушилось на беззащитный хрупкий забор. Кажется, вся деревня была наполнена неким возмущением, причитаниями и всхлипами.


Крыс в потрепанной тельняшке с поникшей головой сидел за столом, что освещал лишь тусклый огонь свечи. Ее воск медленно стекал на разукрашенную в лазурный деревянную миску. Окно в внешний мир сегодня было зашторено на скорую руку грязной простыней. В доме было непривычно тихо, словно чего-то или кого-то не хватало. Обычно слоновий топот, что доносился из трапезной комнаты, всегда его пробуждал от глубокого и наполненного кошмарами сна. Но сегодня он пробудился от стука по крыше. То откололся от чердака кусок прогнившей доски, что со скрежетом после гулкого удара, начал сползать по крыше, а потом с бульканьем свалился в лужу. Эта лужа напоминала болото в миниатюре, настолько она была большой. Она простиралась от самого входа в дом и прямо до забора ненавистного жидоватого соседа. Весь огород превратился в трясину. Место, где раньше росли лук, картофель и кабачки, стало напоминать поле битвы. Доски, торчащие в земле, листья картофеля, пробирающиеся свозь толщу луж, будто камыши на болоте.


Но вся эта картина не сильно печалила Микки, одиноко сидевшего со стаканом омерзительнейшего самогона, который варила бабуля, жившая при дворе их святого жреца. Его мысли были наполнены горечью и страданием. Банка с обжигающей внутренности самогоном казалась уже хорошим собеседником, чтобы излить свою душу.


- Почему он так со мной поступил? Почему он все время выставляет меня посмешищем на глазах честного люда? Неужели я заслужил весь этот позор?

- Он все время был немного не в себе. Ты же знаешь Микки, в семье не без урода.


Сообщил ему суховатый грубый голос с легкой хрипотой. Микки грустно поглядел на пустеющий стакан и доливая туда самогон, продолжил скулить о своей несчастной доле:


- Но он мой сын. Это я его так воспитал. Но откуда у него в голове взялись все эти дурные мысли? Как он только мог посметь оскорбить имя нашего короля возле церкви?

- Ничего, мы его найдем и накажем. Далеко в такой ливень он не мог убежать. Тем более он не взял с собой поесть. А ты же сам прекрасно знаешь, без еды он долго не протянет.

- Хм. Ты всего лишь банка с самогоном. Что ты можешь знать вообще о моем горе? Дрянная жидкость. Ты сводишь меня с ума.

- Банка с самогоном!?


Возмущенно проорал на поддатого Микки голос.


- Так ты значит привечаешь своих друзей. Может ты уже соизволишь повернуть свой сопливый зад и пригласить старого товарища за стол и угостить его кружечкой этой дрянной жидкости.


Трезвевший от удивления Микки повернул голову в сторону возмущенного приятеля. Его заплывшие серые глаза внимательно осмотрели гостя. То был сырянин с обрезанным ухом и повязкой на глазу, который тот потерял при обстоятельствах никому неизвестных. Пузо выпирало из-под короткой оранжевой майки с нарисованным знаком, по форме напоминающим совок от лопаты. Широкие штанины обернутые тугой веревкой, казалось, наполовину были наполнены воздухом. Это был их мусорщик Боб, его ни с кем не спутать.


- Прости Боб, не заметил, как ты пролез в мой дом. Погоди, я сейчас принесу еще стакан.

- Что, ты свою рожу хоть видел в отражении этой банки? Ты и полметра не сможешь пройти, а уже повалишься всем своим дохлым крысячьим телом на нашу банку и разольешь самогон.

- Все в порядке, ик… если бы я падал каждый раз, когда выпью, я бы давно уже умер от раскола своей черепушки.


Не успел Боб, что-нибудь возразить, как Микки поплелся в трапезную комнату за стаканом и соленьями. Мусорщик оглядел комнату, в которой он сидел. Прогнившие доски, запах плесени, разбросанная повсюду одежда говорили о том, что женщины в этом доме не было уже давно. Боб знал, что когда-то у Микки была в женах довольно тучная особа по имени Кормила. Даже его сын, Джерри, казался не таким упитанным на ее фоне. Одним махом она могла повалить на землю с десяток местных холопов. Глупо говорить, что она держала в страхе всю деревню, похлеще чем сам Жирак Великодушный. Но сейчас, единственное что напоминало о ней – это несоразмерно огромные проходы в доме. Даже потолок был выше раза в два, чем в любом другом местном жилище.


Но если честно, то Бобу было похоже плевать на проблемы товарища, ему просто хотелось выпить. Вновь дал о себе знать нос, который уже инстинктивно полезла ковырять его волосатая лапища. Послышались шаги, означавшие, что Микки нашел соленья для продолжения беседы. Боб резким движением вытер содержимое своего носа о нижнюю часть стола, пока в комнату не зашел хозяин дома. Не успел он вытащить лапу из-под стола, как Микки уже вползает в дверной проем, держа в руках здоровенную банку с солеными огурцами и стакан для своего приятеля. Боб же широко заулыбался и начал потирать руки в предвкушении трапезы.


- Другое дело, а то все изливаешь душу с банкой самогона и даже друзей не приглашаешь. Не гоже так поступать.

- А собственно говоря, по какому поводу ты решил навестить мой райский уголок?

- Хе, скорее уже райское болото. Ты хоть бы из дома вышел и посмотрел на все это пиршество мясного дьявола. Небось этот урод Дарий уже знает об урагане в нашей стране. Не удивлюсь если эти дела рук его грязных колдунишек.

- Да брехня, просто ураган, а люд как обычно понавыдумывает всякой фигни. Вон бабке, что живет в прогнившем банане, как-то тоже привиделся демон, который требовал по три кабачка в день, дабы он не забрал ее душу в мясной ад.

- А на деле то, что было?

- Что что, сосед мой жидоватый к ней повадился по ночам ходить. Надевал мешок картохи с дырками на голову, а старая ночью его за демона и принимала.

- Погодь. Неужто Коржик обманывал ту ненормальную старушенцию? А я то еще думаю, откуда у него на закусон столько кабачковой.

- А ты, я смотрю, своего не упустишь? Уже и к Коржику ходишь опохмелиться.

- Ой, вот только не надо мне нотации тут читать. Брага, она и у жида брага! И не надо меня осуждать, ты может еще и похлеще меня тут опустошаешь запасы самогона прицерковного.

- Боб, а Боб. Так что привело тебя сюда? Не думаю, что это запах самогона.

- Ааа, чуть не забыл.


Схватился уже за голову Боб в типичной для него широкой улыбке, поражающей окружающих запахом остатков еды между желтых зубов. Боб быстренько одним залпом опустошил стакан и проглотил два первых попавшихся под руку огурца. И с неизменно довольным выражением продолжил говорить:


- Я ж к тебе по работе пришел своей. Ты хоть бы только видел, что тут происходит в деревне. Я столько мусора уже несколько зим не видел. Будто твоя жена воскресла и решила погромить всю нашу общину.


Внезапно Боб понял, что сказал лишнего. Его довольная улыбка сменилась в одно мгновение нервной гримасой. Боясь что-то сказать еще он уставился на Микки всем своим нелепым видом, но тот похоже юмор явно не оценил. Пошатываясь он привстал и неловко попытался погрозить рукой, но та словно налилась чугуном и никак не хотела подниматься. Боб на всякий случай отошел подальше от стола, дабы самогон не пострадал, и всем своим видом начал готовиться к той буре, что зарождалась в его собутыльнике.


- Микки будь благоразумен, я всего лишь пошутил.

- Всего лишь пошутил!?


Удивленно и все с большей злостью вопрошал изрядно подвыпивший крыс. Он был так зол, что уже и не замечал, что стакан в руке принял горизонтальное положение и его жидкость начала орошать его и без того неопрятную тельняшку.


- Я тебя значит пригласил за стол, выливаю душу свою. А ты! Жалкое ничтожество оскорбляешь тут моих родственников, мою свинью жену, мою глупого сына. Может ты и про меня слухи распространяешь в гостях у этого Коржика?

- Микки все не так, позволь объяснить…

- Объяснить, объяснить. Ты пьешь мой самогон! Жрешь МОИ огурцы! И смеешь оскорблять МОЮ, чтоб ее семью! Да я сейчас из тебя этим же стаканом и сделаю запретную отбивную.


Не успел что-либо возразить Боб, как Микки поплелся с криком на своего товарища, но запнулся о стул, что успел поставить на его пути Боб. Пьяное тело рухнуло на пол и распласталось пузом кверху и лицом полным оскорбления. Возникла неловкая пауза. Меж двух собутыльников завораживающе прокатился стакан, остановившись у свисающей с окна грязной простыни. Остатки мутного самогона маленькой струйкой стекали из стакана на доски, окрашивая их в темные тона. Боб осторожно перешагнул через Микки, что неуклюже попытался ухватить его за ногу.


- Боб, чтоб ты ик… знал: Ты скотина.


Прошипело пьяное тело с невероятным усилием. Оно безнадежно посмотрело на свои ноги, которые были уже не в состоянии поднять его пьяную тушу, и со смирением уставилось на своего приятеля мусорщика.


- Протрезвей ты уже наконец. Кидаешься на друзей, как дикий волк. Я зайду к тебе попозже, когда разум прояснится.


С этими словами Боб направился к выходу, прихватив на дорожку еще пару соленых огурцов. Он обмотал их тряпкой и засунул в карман своих широких штанин. Открывая дверь он совершенно забыл о той луже, что превратила в болото огород возле дома. Нога Боба почти по колено увязла в размокшей грязи. С трудом ее вытащив он грустно осознал, что ему еще весь день ходить по селу с грязной штаниной. Благо, сегодня умы народа были заняты совершенно другими проблемами.


Село, напоминавшее поле битвы, постепенно просыпалось. Люди то причитали, то уже брались за дело, разгребая последствия вчерашнего ливня. День предстоял тяжелый. Лишь только Микки ничего не делал. Он просто лежал в пьяном угаре возле стола, на котором тускло освещала помещение свеча, что стояла на лазурной миске.

Найдены возможные дубликаты

-1

Ссылка на следующую главу: https://pikabu.ru/story/kandalyi_pozora_5484979