5

Загадочное утро.

Сразу я звал и пытался обнаружить своих родителей. Ведь мне было пять с половиной и я не мог представить свою жизнь без них.


Осознание пришло не быстро.


Все началось, когда проснулся. А может, все еще сплю..?


Просыпаясь рано утром и полностью не осознавая своих действий, я всегда отправлялся в комнату родителей и проскальзывал под одеяло, укладываясь между ними. Тепло и уют окружали меня. Мама взъерошивала мои волосы цвета пшеницы, папа щекотал бородой. Потом они укутывали меня поплотнее в одеяло, и шли на кухню, готовить завтрак.


...


Проснувшись, побежал на кухню, скользя по паркету, и с трудом вписываясь в повороты. На столе меня уже ожидали гренки и горячий шоколад. Готов поспорить на папину коллекцию китайского фарфора, это были лучшие гренки на свете.


Тем не менее, иных признаков жизни, кроме пары муравьев, покушавшихся на мой завтрак, не обнаружил. Однако, особенного беспокойства сей факт не вызывал.


Перебежками вернулся в свою комнату, проверить как дела у хомячка, по кличке Марсик (в честь моего любимого шоколадного батончика). Он был в полном порядке и выделывал всякие акробатические штуковины на прутьях своей клетки. Вдруг, потух свет и я оказался в полной темноте. Ступив назад наткнулся на игрушечный пожарный автомобиль, приложился затылком об шкаф и рухнул едва не раздавив хомяка.


Очнувшись, открыл дверь в коридор, откуда лился сумеречный свет, видны были очертания предметов. Едва смог открыть ставни. Детская озарилась сиянием восходящего, зимнего солнца. Улица за окном была пустынна, ни одного прохожего. Тут появились первые признаки беспокойства...


... Решив разведать ситуацию, начал вываливать свои вещи из шкафа. Мне пять с половиной и самостоятельно одеваться начал недавно. Конечно, одевать колготки на голову я уже перестал, но с кофтами и штанишками могут возникнуть проблемы, а о шарфе, вовсе, молчу. Шапка и перчатки были на пятой полке, если считать снизу. Для меня, это не проблема. Уже в три года занимался шкафным альпинизмом. Достигнуть вершины было вдвойне приятно, потому что там родители прятали подарки. Следует оговориться, что в паре случаев взрослые едва успели меня поймать. Но, это было в начале пути. Теперь я считал себя достаточно тренированным. Проблема состояла в том, что соседский мальчик Беня до жути напугал меня своими рассказами про шкафных монстров, которые, якобы забирают тебя в свою страну, таким образом они содержат армию детей, которых заставляют строить им дома из пластилина (как ужасно, наиприятнейшее времяпровождение преобразовано в рабский труд) и кормят гороховым супом.


Перед тем, как закрыть злополучный шкаф, зажмурив глаза, прислушался. Среди звенящей тишины пробивался едва заметный звук. Да.. Этот звук я узнаю из тысячи. Шуршание колес по асфальту, скрип тормозов, хлопок дверьми..


Я прижался к маме и расплакался. Она спрашивала, зачем я оделся. А я плакал и не мог ответить. Понимал, что незачем, но не мог остановиться.


...


Это было первое января 199х - го года. Отмечая, папа слегка перебрал и, чуть свет, они поехали за лекарствами. И не спрашивайте, где они нашли работающую аптеку. Мне было пять с половиной. В тот день мы сидели без света восемь часов.


По мотивам одного из моих детских снов.

Дубликаты не найдены