28

Сато Ишимура. Глава 27

– Я ведь не один это вижу? – С неподдельным сомнением уточнил Айрат.


– Нет. – Покачала головой Даша.


– Но это же... Он не сумасшедший! – Писатель ликовал. – Он настоящий контр-адмирал! Он... Да это все меняет!


Даша устало вздохнула и разочарованно покачала головой.


– Это ничего не меняет. – Костя буквально на секунду опередил ее этой фразой.


– Не понял...


– Чему вы радуетесь? – Грустно спросила Даша. – Тому что Константин снова не нужен?


Айрат осекся и сожалеюще посмотрел на девушку.


– Я просто...


– Вы можете наблюдать, как изменилась норма. Над нами висит космический корабль, мгновенно доказавший существование инопланетян. Теперь это наша норма. Контр-адмирал в теле ребенка теперь тоже норма. И не пройдет десяти лет, как в некоторых местах люди будут буквально поклоняться детям, считающим себя контр-адмиралами. Прилетевший сюда карательный корпус в определенном смысле легализовал подобные случаи. Но с точки зрения человека – ничего не изменилось. Когда-то я работала с контр-адмиралом, от которого общество требовало стать ребенком, а перед тем родители, в некотором смысле, требовали стать кем-то другим, что только усугубляет этот ад, а теперь мы имеем мужчину, от которого требуется стать контр-адмиралом. Где во всем этом человек?


Все трое молчали. Костя взял Дашину чашку из под кофе и с улыбкой крутил ее в руке.


– Но... Нам нужен контр-адмирал. – Заметил Айрат. – Как бы паршиво это ни звучало.


– Перебьемся. – Пожала плечами Даша.


– Они же сказали, что проведут наземную операцию, если через семьдесят два часа контр-адмирала им не выдадут!


– Пусть проводят. – Пожала плечами Даша. – Я устала от всего этого. Пусть хоть весь мир сгорит в огне. Мне плевать.


Снова наступила тишина, прерываемая отдаленным воем сирен и шумом разговоров. Город впадал в панику. Зазвонил телефон.


Костя посмотрел на дисплей. Даша не сдержалась и тоже бросила взгляд на экран. Звонила, судя по надписи, Марина. Костя сбросил звонок и спокойно выключил телефон.


– Но.. – Айрат оправился от шока. – Вы просто не имеете права! Вы должны вернуть Сато! Только он сможет предотвратить... Трагедию!


– Мне плевать. – Пожала плечами Даша. – И вообще, я сильно сомневаюсь, что это возможно.


– Так нельзя! – Айрат как-то растерянно качал головой. – Нельзя! Сато должен вернуться и...


– Спасти нас? – Хмыкнула Даша, а потом неожиданно для себя самой наклонилась вперед и каким-то злым шепотом спросила. – Если нас и надо от чего-то спасать, то только от нас самих!


– Да вы оба сумасшедшие! – Отпрянул Айрат.


– Это правда. – С усмешкой подтвердил Костя, потом обратился к Даше. – Но в самом деле, почему ты не хочешь вернуть Сато?


Какое-то время она молчала, будто бы застигнутая врасплох этим вопросом.


– Ты так и останешься вечной жертвой обстоятельств. Ты человек, которого не существует. Чуть что – приходит Сато и решает все проблемы.


– Пока допустим и что?


– Ну... – Теперь Даша действительно растерялась. – Я все же хотела, чтобы эта ситуация изменилась.


Костя улыбнулся и посмотрел на Айрата.


– Оставьте нас, пожалуйста.


– А... Хорошо. – Он встал, потом уточнил. – Мне подождать в машине?


– Да.


Что заставило его безропотно согласиться с требованием? Что вообще связывает их? Даша задумчиво посмотрела вслед Айрату.


– Я понимаю, что вся эта история наложила на тебя определенный отпечаток. – Начал Костя. – Но я не жертва. Понимаю, что ты будешь со мной спорить, доказывать, что в детстве моя мать нанесла мне травму и тому подобное. Я не отрицаю, родители создали все возможные условия для того, чтобы у меня поехала крыша, но... Я довольно четко помню момент, когда принял решение уйти. Нет, не перебивай! Ты мне начнешь цитировать свои учебники по психологии. Не надо. Посмотри на одну простую вещь. Я принял решение уйти. Не важно почему, но решение принадлежало мне. Просто поверь, что не существовало лучшего варианта. Любой другой оказался бы еще хуже. Детские травмы ужасны до тех пор, пока мы не поймем, что нанесли их себе сами, приняв решение исчезнуть, быть хорошей девочкой, быть сильным, всегда слушаться маму и так далее. Ответственность лежит на нас самих. И принимаем мы это решение не только и не столько под давлением родителей, сколько из желания получать их любовь. Нет, даже не любовь, а ее проявления. Мы продаемся за одобрение, если угодно. Это можно назвать сделкой с дьяволом, ибо принимая такое решение мы продаем душу за любовь, но при этом лишаемся возможности любить. Предаем себя решив быть теми, кем не являемся. Ты ведь не будешь спорить, что человек, который не любит себя, не может по-настоящему любить других? Хотя бы в рамках ваших же психологических учебников любовь к себе и любовь к другим ничем не отличается. Да, я конечно, увлекся психологией. Я бы сказал, что психологи изобрели велосипед, переложив на современный язык религиозные тексты, описанные там инструменты и практики. Ладно, я не об этом. Так вот, я четко помню момент, когда принял решение уйти и так же хорошо помню, как появился Сато. Я стал наблюдателем в своем собственном теле. Я все видел, слышал, чувствовал, но ничего не делал. Тело само двигалось, принимало решения, ело, пило, жило. Я мог наблюдать, а мог отстраняться. Как видишь, это уже не похоже на диссоциативное расстройство, хотя вполне сойдет за шизофрению. Это не так важно. Скажи, ты понимаешь, какой удивительный дар я получил, благодаря тому, что в моей голове поселился контр-адмирал?


– Раз уж ты теперь подкован в психологии. – Хмыкнула Даша. – То ты сейчас практически идешь по учебнику. Прямо сейчас ты практически классический шизофреник.


– Ты все время пытаешься втиснуть меня в какие-то рамки. – Хмыкнул Костя. – Ты хотя бы понимаешь чего стоит осознать, что я и мое тело – это не одно и то же? Понимаешь какой уровень свободы это создает? Шизофрения? Плевать что это. Это свобода.


– Свобода в том, чтобы смотреть как твое тело без тебя живет? – Хмыкнула Даша.


– А твое тело разве делает не так? – Улыбнулся Костя. – Неужели? Даже решения принимаешь не ты, а твой мозг. Который только постфактум сообщает тебе об этом. Мне же не надо рассказывать тебе об эксперименте с двумя кнопками?


– Не надо. – Покачала головой Даша. – Тут я согласна. Решения не в нашей компетенции, мы можем только объяснить их, а не принять.


– А наши неврозы? Не они ли управляют нашим телом? Посмотри на моих родителей, они прожили почти всю свою жизнь автоматически. Манипуляция, реакция, манипуляция, реакция. Они чем-то управляли?


– Они может и нет, но...


– Но ты не такая, да? Ты психолог. Поэтому детских травм у тебя не было! Ты не принимала решений быть хорошей девочкой, помогать людям, усердно трудиться. Не было такого?


– Было, но...


– И ты живешь исходя из этих решений. Вся твоя жизнь – результат этих решений. Все твои поступки обусловлены либо неврозами, либо травмами, все твои решения – механическая работа мозга. Так и что? Ты не заперта в теле? Оно не живет без тебя?


– В некотором смысле да, но...


– Не в некотором, в прямом. Я не сразу понял, как это освобождает. Но именно Сато дал мне эту возможность. Не сразу, в семь лет такое не охватить, наверное. Но позже. И знаешь, когда он отстранился, ничего не изменилось. Я вроде бы стал полноправным хозяином тела, но... оно и без меня справлялось. Это и есть настоящая свобода. Понимаешь?


– Ты снова идешь по учебнику, я могу буквально процитировать! Как же там было... Гений шизофреника в мастерстве акробатических прыжков с одного логического уровня на другой, в смене логических построений, с одновременным сигнализированием, что он остался на прежнем уровне!


– Ты не закончила цитату. – Хмыкнул Костя и продолжил ее сам. – Подобно Христу, совершающему окончательный и величайший прыжок из класса деяний в класс всех классов, имя которому – бытие. Палацолли знала о чем говорила, но смогла только описать признаки, как по мне, а не проникнуть в суть явления. Ведь вся логическая чехарда служит только одной цели – заставить твои мозги сдаться. Чтобы ты начала чувствовать.


– Да что чувствовать?! У меня над головой космический корабль! Весь мир перевернулся с ног на голову! А теперь ты втягиваешь меня в безумие, пытаясь доказать, что быть запертым в своем теле – это здорово.


– Это не здорово, это просто есть. – Возразил Костя. – Все живут с этим, хоть и не все осознают. И поэтому делают из этого причину для несчастья. Ты сама знаешь, что чтобы решить проблему нужно сделать ее эго-дистонной. Как видишь, мне это удалось. Другой вопрос – зачем тебе делать из меня сумасшедшего именно в тот момент, когда всем стало ясно, что это не так.


– Ничего не стало ясно! – Фыркнула Даша. – Наличие в твоей голове...


– За что ты так цепляешься? – Перебил ее Костя. – Почему ты не хочешь признать, что то, что со мной произошло – это прекрасно. Чему угрожает мое счастье?


Даша, вдруг, поняла, что он действительно счастлив. Перед ней, возможно, единственный счастливый человек, которого она когда-либо видела.


– Моему счастью. – Буркнула она сдаваясь.


– Скорее твоему несчастью. – Возразил Костя.


– Давай только не лечи меня! Да, именно моему несчастью! Я глядя на тебя так или иначе задаю себе вопрос, что мешает мне быть счастливый, если даже человек в чью голову подселился пришелец может быть счастлив! Бесишь!


– Но я же не требую от тебя быть счастливой. Как понимаешь, если я научился позволять пришельцу рулить моим телом, то уж другим я точно позволяю все. Я вообще всему позволяю быть.


– Вот это и бесит! Само твое существование, вот это вот... спокойствие блаженное какое-то! Ты и есть угроза моему несчастью! Тебе от меня ничего не надо! Я не могу манипулировать тобой, подтверждать об тебя мое мнение о себе! Тебя не существует для моих любимых неврозов! Именно это заставляет меня пытаться втянуть тебя в норму, сделать нынешнее твое состояние нелегитимным, не верить, отрицать само твое существование!


Даша осеклась. Вдруг, все стало становиться на свои места, хоть и в каком-то необычном порядке.


– Отрицать существование Кости. – Медленно повторила она.


– Извини. – Пожал плечами Костя.


– Ой, иди ты со своим просветлением! – Фыркнула Даша. – Ты единственный в этом аду, кто чувствует себя хорошо.


Даша, вдруг, поняла, что больше не испытывает гнева. Она будто бы исчерпала его, хотя понимала, что это невозможно. Пришло какое-то странное спокойствие. Не хотелось даже шевелиться, не смотря на то, что город вокруг стремительно впадал в панику.


Люди бросали все и мчались куда-то. Наверное, к своим семьям, к любимым. Официанты уже покинули кафе. Забавно, подумала она, один пришелец умудрился заставить всех вспомнить о том, что важно. Будто бы его миссия по оживлению брака Саши и Марины оказалась для него мелковата и он решил оживить всех людей на земле, причем тем же способом. Напомнить о смерти, напомнить о том, что времени нет и жить надо прямо сейчас.


Что бы ни произошло дальше, эти семьдесят два часа станут самыми яркими в жизни миллиардов человек. Несомненно.


– Надо разбудить Сато. – Прервал ее размышления Костя. – Иначе все это бессмысленно.


Даше показалось, что он прочел ее мысли. Она задвинула эту идею подальше.


– А ты не можешь?


– Нет, он сам должен принять решение.


– Я не знаю как.


– Знаешь. – Уверенно заявил Костя. – Он оставил тебе ключ. Я не смогу сам, мне нужна твоя помощь.


Даша ничего не ответила. Она наслаждалась этим нежданным покоем среди бури.


– Даша. – Позвал ее Костя. – Пора.


– Я думаю. – Кивнула она. – Я не уверена, что мне стоит так поступать.


– Что заставляет тебя так думать?


– Все таки ты... ты есть ты. Не важно псих или действительно просветленный. Я не готова своими руками вернуть на твое место контр-адмирала из космоса. Каким бы харизматичным он ни был. Я не хочу брать за это ответственность. В некотором смысле это перечеркнет всю мою работу.


– То есть взять на себя ответственность за то, что ты Сато не вернешь – легче?


– Не надо меня за язык ловить!


– Ладно. Я думаю это не перечеркнет твою работу, а завершит ее. – Возразил Костя. – Иногда правильность выбора проверяется необходимостью сделать его еще раз, при том, что цена уже известна.


– Глубоко. Откуда это?


– Из матрицы. – Хмыкнул Костя. – Так или иначе. У человека должно быть право уйти. Наверное, это главное из всех возможных прав. Уйти из отношений, дав возможность партнеру и себе быть счастливыми, уйти с работы, уйти оттуда, где тебе не рады. Не важно. Иногда уйти – значит дать шанс занять твое место тому, кто будет на нем полезнее, нужнее. Понимаешь?


– Звучит... суицидально, почему-то.


– Ну, наверное и в этом контексте все так же. Думаю человек имеет право распорядиться своей жизнью по своему усмотрению. Ладно, мы не об этом. Разбуди его, дай Сато возможность сделать то, чего ему так хотелось бы.


– Спасти планету? – Хмыкнула Даша. – Он вроде больше по уничтожению и наказанию.


– У него просто не было возможности. – Покачал головой Костя. – Дай ему шанс.


– Хорошо, я попробую.


В голове у нее прокручивались сессии. О каком ключе говорил Костя? Почему он вообще прямым текстом не рассказал, что делать?


– Знаешь, я в какой-то момент понял, что человек не столько хочет быть счастливым, сколько менее...


Даша не слушала. Да и не так уж важно, что говорил Костя. Он будто бы просто создавал какой-то уютный фон для ее размышлений.


Ключ, да что за ключ? В голову, конечно, приходит только кобра. Но теперь можно рассматривать произошедшее полностью убедившись, что Сато настоящий контр-адмирал из космоса. Что там за культурный контекст у всей этой истории? Кобра как символ Слаанеш? Но с чего бы офицеру империума поклоняться ей? Или ему...


Хотя я не могу быть уверена, что мои познания соответствуют реальности. Откуда, кстати, информация обо всем этом появилась на нашей планете? Все эти книги и игры по вахе. Сато не первый, кто сюда попал? Сейчас не об этом, соберись.


Мячик, пистолет, что там еще было? Нет, Даша буквально чувствовала, что дело именно в кобре. Но почему я хожу вокруг нее и ничего не могу понять? Точнее зачем? Что я не позволяю себе осознать, или почувствовать? В какой момент я начала блокировать ощущения?


Даша мысленно вернулась к началу сессии и стала последовательно вспоминать, все, что там происходило. Благо расшифровки она помнила наизусть. Тысячи раз их перечитывала.


Взгляд! Она мысленно остановилась. Перед глазами всплыла картинка.


«Костя посмотрел на Дашу как-то даже лукаво. Медленно изучил ее с головы до ног и чуть наклонился вперед»


Вот оно! Это сексуальный подтекст. Причем сексуальность вовсе не детская. И... Неприятная скажем так, пугающая. Именно этот факт она проигноривола, предпочла не испытывать тревогу и, кажется, даже отвращение смешанное со страхом.


Но у них ведь не должно быть либидо, если я правильно помню. Даша покрутила в голове скудные данные на этот счет почерпнутые из книг. Оно же должно генетически подавляться. Черт ногу сломит!!! Ладно, в этом ключе ритуал становится понятным.


Мячик в этом случае отражает не столько отношение родителей к Косте, сколько борьбу Сато со своей сексуальностью! Точно! Ее не должно быть у солдата из пробирки, но он ведь в теле нормального человека! Это абсолютно непонятный, неизвестный для него феномен!


Вход и выход, как известно, вполне может быть в одном месте. Особенно если речь идет о психике. Пусть и несколько инопланетной, но как показала практика, работающей по тем же принципам.


– Я никогда не думал, что мне придется... – Костя продолжал свой монолог, больше похожий на неспешный речитатив.


Даша вышла из своих размышлений и будто бы нырнула в омут с головой, опасаясь, что постепенно войти в воду не сможет. Она вскочила со стула, облокотилась на стол и буквально впилась в губы Кости, прервав его монолог.


Какое-то время она слушала свои удивительно громкие удары сердца, потом отстранилась, посмотрела Косте в глаза и увидела тот самый лукавый взгляд.


Костя ухмыльнулся и будто бы смакуя поцелуй провел языком по нижней губе. Но потом он, вдруг, скривился в гримасе разочарования и возможно даже боли. Взгляд переменился несколько раз за один миг. Лицо его то напрягалось, то расслаблялось. Кофейная чашка, которую он до сих пор держал в руке, вдруг, разлетелась в дребезги. Даша испугалась и на секунду отвела глаза, предчувствуя что-то жуткое.


Но когда она снова посмотрела на Костю, все переменилось. Ее встретили по-настоящему стальные глаза и непроницаемо спокойное лицо.


– Больше никогда не делай так, женщина. – Приказал Сато.


– Слушаюсь. – Облегченно усмехнулась Даша.


– Ты не знаешь, с чем играешь. – Покачал головой контр-адмирал.


Она, вдруг, поняла, что то спокойствие, которое буквально обволакивало ее минуту назад исчезло. Будто бы пропал этот уютный кокон, защищавший ее от хаоса окружающего мира.


(с) Рагим Джафаров


https://www.facebook.com/RagimD

https://t.me/DzhafarOff

Найдены возможные дубликаты

0

Может выложите ссылку, если сюжет ещё не закончен.

0
Эх, задержали с выкладкой, уже нашел источник и читаю там, а так спасибо, затянуло.