8

Сага об Ингваре Рыжем. Часть 4

Над головами ученых смыкались кроны хвойных деревьев, а лес шумел и шептал что-то на своем языке. Весело щебетали лесные птицы. Аспирант неплохо разбирался в пении птиц и что-то увлеченно рассказывал молодой травнице. Тропа стала извиваться все чаще и петляла словно нитка, небрежно брошенная хозяйкой.

Путники услышали топот конских копыт и оглянулись. Доверенное лицо конунга, он же охранник и сопровождающий отряд приметил одного из всадников. Молодое, но суровое лицо обрамлялось развевавшимися на ветру рыжими волосами. Одна рука лежала на поводьях, вторая на мече. Вне всякого сомнения, перед ним предстал сам ярл Орхуса Ингвар. Конунг писал об этом в своем письме. Теперь от него требовалось изобразить искреннее удивление.


- Ингвар!? Здравствуй, ярл. Какими судьбами?


- И тебе доброго здравия… Как тебя?


- Хакан.


- Точно, Хакан. Что ты здесь делаешь?


- Я делаю то, что приказывает мой конунг, - здесь он решил сыграть на самолюбии и чести Ингвара, - в отличие от тебя.


- Это оскорбление. Ты не знаешь причин моего поступка.


- Знаю.


- Правда? Как ты узнал о второй волне болезни?


Выдал все как младенец, право.


- Я шел с учеными. Дальше тихо и немного в сторону, - они вообще говорят много интересных вещей. Нужно просто уметь слушать.


Спутники Ингвара уступили лошадей девушке и немощному старику, продолжили движение. Какое-то время все было спокойно, потом лошади начали упрямится. Вдруг пение птиц смолкло.


- Птицы всегда предчувствуют беду, - заметил Хакан.


- Надо было идти в обход, - лепетал доктор.


- Не бойтесь, я могу победить в схватке любого разбойника, - уверенно заявил исполин. Под плащом на нем была надета прочная кольчуга, а рука лежала на поясе, готовая выхватить увесистую булаву в любой момент. Густая темная борода была небрежно острижена, обнажая сжатые в решимости губы. Всем своим видом он внушал страх.


Раздался тихий свист. Стрела пролетела прямо у него перед лицом, так что он даже не успел среагировать и с треском вонзилась в дерево. Раздались шумы и крики со всех сторон. Прежде, чем путники поняли, что произошло, из кустов, деревьев и складок местности вылезли разбойники и окружили их. Лихих людей было не меньше тридцати, они были одеты в войлочные коричневые и зеленые вещи, а на головах у всех были капюшоны, скрывавшие лица. Из полутьмы блестели белые белки глаз и хищные оскалы. Каждому приставили к шее нож и крепко держали. Один из них вышел вперед к старику, посчитав его, видимо, руководителем отряда из-за лошади.


- Куда путь держите, дорогие друзья?


Он отметил правильные, если не благородные черты лица главаря разбойников и странную манеру речи.


- Не могу сказать.


- Если вы простые люди, то вам нечего бояться. Но если вы богачеи из знати ярла Орхуса Лейфа, то вам не жить.


- А что с ним не так? – ненавязчиво поинтересовался Ингвар.


Ингвар помнил Лейфа как мудрого и дальновидного человека.


- Что с ним не так!? – взорвался разбойник. Он творит бесчинства на родной земле, хуже чем на вражеской! Он отбирает урожай и скот у карлов, говоря, что пища заражена. Он морит людей голодом. Он отбирает детей у матерей, говоря, что они могут быть больны. Он сжигает целые деревни, борясь с выдуманной болезнью. Так было и с нашим домом.


- Выдуманной болезнью?


- Ее никто из нас не видел. Как видишь, мы все живы и здоровы.


- Я ярл Ингвар и…


-Ой дурак, всех нас под плаху подведешь! – подумал Хакон и потер шею.


- Ярл!? Да я тебя собственными руками! – взревел главарь разбойников.


- Клянусь, если ты говоришь правду, то я накажу Лейфа по всей строгости закона.


- Клянись на крови!


Ингвар снял перчатку и сжал острие ножа рукой. Багровая кровь струилась на землю. Клятва была принесена.


Разбойники принесли искренние извинения и на прощание побратались с дружинниками Ингвара. Хакан с недоверием смотрел на тактику Ингвара. Юношеская наивность, но мужество и решимость настоящего воина.


- Из него выйдет толк. Если будет думать своей головой, - рассудил Хакан.


Беглые таны и бонды отдали путникам своих коней из чистого благородства. Теперь все путники были верхом. Хотя доктора и сильно укачивало, поездка на лошади ему нравилась гораздо больше.


Лес редел. Тропинка снова превращалась в подобие тракта. Впереди лежали земли, неподконтрольные Датскому владычеству. На равнинах обитали ужасные варвары-кочевники. Воюют верхом, отличные лучники. На скаку попадут в яблоко на тридцати шагах. Они не ведают земледелия и ремесел, кроме животноводства и резьбы по кости. Все прочее они добывают грабежом и разбоем. Когда-то данов считали страшными завоевателями. По сравнению с этим диким народом мы еще были милыми ребятишками. Они снимают кожу с еще живых врагов, а мясо поедают. Лучше было погибнуть в бою, чем попасть к ним в плен.


И дорога наша лежала прямиком через их земли. Во многом появление этих кочевников и послужило причиной запустения Королевского тракта. Сложно торговать, когда твои караваны постоянно грабят. Торговцы пробовали нанимать стражу и конвоировать телеги… Но что горстка охранников сделает против сотни лучников из конного разъезда? И это если повезет, для крупных сражений кочевники собирали и по тысяче всадников.


Ингвар первым выехал на опушку леса.

Дубликаты не найдены