«Идеальный шторм» отечественного ЛПК

Для Российского ЛПК, в один момент, сошлись все негативные факторы - закрытие наиболее прибыльных рынков европейских стран, снижение закупочных цен на продукцию ЛПК в Китае, коллапс контейнерной логистики для транспортировки продукции на восток, снижение обменного курса рубля и т. д. Все это привело к тому, что сегодня цена продукции механической переработки древесины стала ниже себестоимости их производства, т.е. лесопромышленники либо работают попросту в убыток, либо останавливают предприятия с последующим сокращением работников.


Что происходит?

Именно ЛПК Северо-Западного региона наиболее серьезно страдает от последствий кризиса. Например, Вологодская область является лидером среди регионов Северо-Запада России по объемам заготовки древесины и занимает 3-е место среди всех субъектов РФ. Во втором квартале текущего года объемы заготовки древесины в Вологодской области упали ровно на треть по сравнению с аналогичным периодом 2021 года. Производство пиломатериалов снизилось почти на 10%, фанеры – на 20%.


Статистические показатели июля 2022 года показывают дальнейшее драматическое снижение производства основных видов продукции ЛПК в сравнении с июлем 2021 года - заготовка древесины снизилась на те же 33%, производство пиломатериалов – уже на 25%, фанеры – почти на 40%. При этом произошло увеличения транспортных расходов в Китай почти в 3 раза, снижения цены товара в Китае примерно на 30%, снижение рублевой выручки из-за укрепления нац. валюты более чем на 20%.

В итоге мы получаем чистый ежемесячный убыток, т.е. отрицательный финансовый результат среднестатистического предприятия ЛПК западной части РФ, начиная с июля и далее.

Если смотреть данные в целом по России, то Марина Зотова, старший аналитик агентства WhatWood отмечает, что в 3 квартале 2022 года ЛПК РФ демонстрировал снижение производственных показателей относительно аналогичного периода прошлого года. По доступным данным Росстата, заготовка круглых лесоматериалов в РФ снизилась на 18%, производство пиломатериалов и фанеры снизилось на 15 и 37 процентов соответственно.


Генеральный директор Ассоциации предприятий мебельной и деревообрабатывающей промышленности Тимур Иртуганов отмечает, что у предприятий плитной промышленности проблемы схожи с остальными отраслями – главная проблема - это падение спроса. Фанерная промышленность всю жизнь была экспортно-ориентированной, 2/3 продукции отправлялось на экспорт, в основном в «недружественные страны». Эти рынки оказались закрытыми для отечественных производителей, что отражается в статистике по объемам производства. Если в январе Россия немного уступала в объемах производства по сравнению с январем 2021 года, в феврале обгоняла, то в марте произошло падение на 20%.


Екатерина Белецкая директор по маркетингу ВладВнешСервис, также отмечает, что сокращение закупок фанеры шло с марта месяца, в середине года произошел просто обвал. По данным, предоставленным Тимуром Иртугановым, к августу падение составило порядка 45%.

«Идеальный шторм» отечественного ЛПК Российское производство, Производство, Лесное хозяйство, Вологодская область, Длиннопост

Источник: WhatWood

Также Тимур Иртуганов замечает, что у производителей плит не было сильной ориентированности на экспорт, кроме ДВП, где 32% приходилось на экспорт, уровень экспортных поставок ДСП ежегодно составлял порядка 25-26%. Тем не менее, учитывая укрепившийся курс рубля, Россия начинает терять даже традиционные экспортные рынки. Все это оказывает серьезно давление на внутренний рынок. Производство ДСП близко к историческому минимуму. Цены производителей падают. Снижение цен приближает критическую черту для производителей. При этом растет себестоимость как по логистике, которые привели к том, что плита и фанера, доставленная до китайской границы с заводов, находящихся в европейской части имеет отрицательную рентабельность. Также растет цена на сырье для производства плит, например, отмечается значительный рост цен на карбамидоформальдегидные смолы.


Исполнительный директор Союза лесопромышленников и лесоэкспортеров Вологодской области Алексей Евстафьев, обращает внимание, что инфляция отдельных компонентов себестоимости заготовки и деревообработки в разы превышает официальную инфляцию потребительских цен. Согласно официальной статистике, инфляция в России в 2022 году не превышает 11%. Так, например, стоимость запчастей лесозаготовительной и лесовозной техники выросла в 1,5 раза, что в 5 раз больше уровня официальной потребительской инфляции. Стоимость, например, таможенного оформления и обязательных фитосанитарных сертификатов за последние 2 года выросла также приблизительно в 5 раз. В итоге лесоперерабатывающие предприятия западной части России стали проигрывать на оставшихся целевых рынках даже Скандинавским конкурентам, кого не коснулось кратное увеличение стоимости логистики и других факторов производства.


Надежда ряда производителей на китайский рынок осложнена рядом обстоятельств. Например, низкими ценами на пиломатериалы на китайском рынке. Говоря о возможности переориентировать поставки с европейской части России в восточном направлении, Екатерина Белецкая отмечает, что в случае фанеры это маловероятный сценарий. Китай сам является крупнейшим производителем фанеры. По итогам 2021 года в Китае зарегистрировано порядка 15 000 производителей фанеры. Основными покупателями китайской фанеры также является США, Европа, Япония, Корея, Филиппины, Канада. Профиль стран идентичен России. В России было преимущество по поставкам в ЕС, потому что производство фанеры в Китае сконцентрировано на юге и юго-востоке. На сегодняшний день, наши производители имеют зеркальные проблемы. Основные производители находятся в европейской части и поставки в юго-восточную Азию упираются в логистику.


Рассматривая внутренний рынок, Тимур Иртуганов наблюдает сокращение договоров купли-продажи недвижимости, что приводит к снижению внутреннего потребления плитной продукции со стороны строительного сектора. Также идет сокращение спроса со стороны мебельщиков. Так как статистика в России всегда запаздывает, есть данные только за 9 месяцев и по итогам этого периода можно видеть сокращение производства мебели на 1%. Это может показаться незначительным, но нужно понимать, что по итогам февраля 2022 года прирост производства мебели был 20% по сравнению с аналогичным периодом 2021 года. То есть, за последние 5 месяцам мы видим резкое сокращение производства мебели, а значит сокращается потребление плит.



Что предпринимает правительство РФ?

Постановлением Правительства РФ от 28.07.2022 № 1347 предусмотрена компенсация до 80% затрат на транспортировку промышленной продукции при поставках на экспорт. По мнению Алексей Евстафьева, исполнительного директора Союза лесопромышленников и лесоэкспортеров Вологодской области, критерии, установленные данным постановлением, носят дискриминационный характер: в связи со сложившимися экономическими условиями лесопромышленные предприятия Северо-Запада России могут компенсировать не более 65% транспортных затрат, а чем крупнее предприятие и соответственно объем экспорта – тем меньше субсидия. Например, у лесозавода, экспортирующего 250 тыс. куб. м. пиломатериалов в год, транспортные расходы составляют 1,6 млрд рублей, а максимальная компенсация ограничена только 300 млн рублей, т.е. не более 19% транспортных расходов. Кроме того, учитывая, что постановление в 2023 году распространяется на все отрасли промышленности, финансовые средства, заложенные на реализацию постановления в размере 10 млрд рублей, являются явно недостаточными.


По мнению Ассоциации предприятий мебельной и деревообрабатывающей промышленности, в рамках Постановления № 1347, требуется применять более индивидуальный подход к наиболее пострадавшим отраслям и финансирование лесопромышленного комплекса необходимо значительно увеличить. Также в рамках финансирования необходимо выделять наиболее пострадавшие подотрасли и по мнению Тимура Иртуганова это, прежде всего, фанера.


Субсидирование логистики может статьи краеугольным камнем выживаемости отрасли в России. Как рассказала Марина Зотова, конкурентоспособность российских компаний-экспортеров сокращается на рынках ЮВА, MENA, Северной Америки и Океании. Основными причинами, которые снижают ранее сильные позиции российских компаний, установление странами-импортёрами повышенной ввозной пошлины на продукции ЛПК из РФ, а также кратный рост логистических затрат на доставку продукцию на экспортные рынки по сравнению с европейскими и североамериканскими производителями. Некоторые регионы, например, Индия, по-прежнему, остаются малодоступными для российских компаний из-за установленных ввозных пошлин на российскую продукцию, а также высоких ставок на морские перевозки.


Кроме того, РЖД за 2022 год дважды поднимало тарифы в январе-феврале и в июне. Причем в июне сразу на 11%. В лесной отрасли, с понимаем относятся к задачам, которые стоят перед РЖД – это новые обязательства по строительству перевалочных станций, расшивка Транссиба. Но в отрасли задаются вопросом - почему это делается за счет наиболее пострадавших отраслей? Создаётся впечатление, что некоторые отрасли не нужны Российской Федерации - их просто добивают.


«Что является приоритетом? - задается Тимур Иртуганов – дорога или тот груз, который по ней возить? Если вы будете строить дороги, а возить по ней будет нечего, в дальнейшем, эту дорогу даже содержать будет не на что».


Также необходимо отметить, что из повестки дня исчез вопрос о допуске иностранных судов в речные системы для вывоза продукции в виду нехватки собственных судов. С такой инициативой в марте месяце выступал целый ряд предприятий, но вопрос завис на стадии согласований и компании потеряли целый сезон, который был им так необходим для решения проблем связанных с потерей рынков сбыта.


Редакция ПроДерево обратилось в Минпромторг за комментарием по планируемым мерам поддержки отрасли. На дату выхода материала комментарий так и не был получен.


А что говорят логисты?

Как рассказал Александр Макаренков, коммерческий директор ООО ГлобВэй Транс, в конце 2020 и в течение всего 2021 наблюдался рост деловой активности в мировой торговле. Неожиданный выход Китая из локдауна привел к бурному росту экспорта в направлении США. При этом, транспортная система США оказалась не готовой к таким пиковым нагрузкам. Ситуация усугублялась наличием ковид-ограничений, из-за которых производительность труда была снижена.


Эти факторы привели к тяжелейшему дисбалансу на рынке контейнерных перевозок. Заторы в портах США привели к нарушению на 2-3 недели расписания магистральных океанских судов на важнейших коридорах Китай-США, США-Европа и Европа-Китай. Этот дисбаланс вызвал дефицит контейнеров и ажиотажный спрос на контейнерные перевозки.


Уровень ставок фрахта достиг рекордных показателей за всю историю фрахтового рынка. Ставки на маршруте Китай-Европа достигали уровня USD 15 000 / 40’ футовый контейнер. На маршруте Китай-США ставки преодолевали уровни в USD 20 000 /40’ контейнер. В связи с этим, объединения грузовладельцев и государственные структуры обращались в надзорные органы с просьбой проверить транспортные компании на предмет нарушения антимонопольного законодательства.

В тоже самое время, российский рынок внешней торговли, а вместе с тем и фрахтовый рынок оказался изолированным, ведущие контейнерные линии свернули сервис и логистические цепочки перестроились.


Основные объемы контейнерного экспорта переключились на порты Дальнего Востока, Черноморского и Азовского бассейнов. Существенная доля контейнерных грузов переключилась на сухопутные маршруты с доставкой по железной дороге через действующие погранпереходы.

Ожидаемой оказалась ситуация с перегревом инфраструктуры Дальневосточного полигона и отказами в обработке флота. Поэтому логичным решением оказалось открытие прямых контейнерных сервисов из портов ЮВА в направлении Балтики


Ценообразование на таком рынке формируется прежде всего исходя из уровня цен предлагаемого альтернативными вариантами доставки, то есть по ж/д через погранпереходы, либо комбинированным способом ж/д + море. Минимальной границей цен будет являться стоимость фрахтования судна на кругорейсе Китай-СПб-Китай длительностью ~ 90 дней.


По оценке компании ГлобВэй Транс, для судна вместимостью 2500-3000 TEU (дедвейтом ~ 40 тыс тонн) маржинальная ставка фрахта на кругорейс должна составлять порядка USD 9000-9500 / 40’ контейнер при условии 100% утилизации судна в обоих направлениях.


Распределение между экспортным и импортным рейсами может составить USD 2500-3000/40’ (экспорт) и USD 6000-6500 /40’ (импорт). Это очень условные цифры т.к. рынок фрахтования тоннажа также является достаточно волатильным, в том числе из-за «премий», закладываемых судовладельцами из-за геополитических рисков.


В любом случае, указанные уровни существенно отличаются от мировых, где в моменте ставка за кругорейс Шанхай-Гамбург-Шанхай составляет USD 2500 а для портов Прибалтики и Финляндии USD 3800-3900.


Текущие высокие ставки фрахта в России по импорту, на уровне USD 9500-10 000 сформировались во многом на волне пиковых уровней 2021. Далее, в 2022 году, глобальные линии покинули российский рынок, а значит падение ставок фрахта, которыми довольствуются экспортеры из Германии, Финляндии и Прибалтики, не затронуло российский рынок.


Как видятся проблемы ЛПК некоторым со стороны?

Поскольку 5-й пакет санкций ЕС, касающийся запрета на продукцию деревообработки из РФ, был обнародован только 8 апреля, а вступил в силу вообще с 10 июля т.г., использование накопительной статистики за первое полугодие 2022г. для выводов о текущем и перспективном состоянии и устойчивости отрасли к беспрецедентным вызовам логически не применимо в принципе. Хотя руководитель информационного ведомства Рослесхоза охотно оперирует данными первых шести месяцев года и, в некоторых статьях, заявляет, что «санкционные ограничения, наложенные «недружественными» странами, на российский бизнес существенного влияния не оказывают».

Руководитель «Рослесинфорга» Павел Чащин, в некоторых сообщениях, приводит статистический рост объема инвестиций в ЛПК в первой половине 2022 года по сравнению с предыдущими периодами. И опять же делает вывод "о высокой устойчивости отрасли, адаптивности сегмента переработки к изменениям рынка и позитивным ожиданиям от реализации инвестпроектов". Отсюда директор «Рослесинфорг» делает обнадёживающие выводы и прогнозы, что может вводить в заблуждение различные курирующие ведомства и еще более усугубить ситуацию в отрасли и усилить социальную напряженность в регионах.


Например, 16 сентября г-н Чащин в сообщении для одного из информагентств посоветовал лесопереработчикам Северо-Западного федерального округа «всерьез задуматься над переносом предприятий… на восток страны», приведя в пример опыт СССР в годы ВОВ. И заключил, что «существующих на федеральном уровне мер поддержки бизнеса в связи с санкциями, а также новых инструментов для развития бизнеса достаточно». Однако, не учел, что закрытие производства в одном регионе приведет к увольнению большого количества работников. А для многих населенных пунктов Северо-Запада, и даже для целых административных районов, предприятия ЛПК являются градообразующими.



Что требуется на самом деле?

Лесопромышленниками, в том числе – отраслевыми союзами, были сформированы предложения о действительно необходимых мерах поддержки, прежде всего – компенсация транспортных расходов, льготное кредитование предприятий, реализующих приоритетные инвестиционные проекты в области освоения лесов, решение логистических вопросов, установление арендной платы за лесные участки по факту использования расчетной лесосеки и многие другие. К сожалению, ни одна из предложенных мер в настоящее время не реализована и каких-либо перспектив улучшения ситуации не прогнозируется.


В Ассоциации предприятий мебельной и деревообрабатывающей промышленности считают важным просить об увеличении экспортной поддержки, в части устройства перевалочных пунктов. Необходимо увеличение закупок со стороны госорганов в рамках освоения новых территорий. Закупки должны быть централизованными и прозрачными, проходить под контролем Минпромторга, чтобы закупки приходились ни на 1-2 предприятие и к ним имело доступ максимальное число предприятий. Необходимо также ввести мораторий на любые изменения в лесном законодательстве, которые могут привести к увеличению затрат.



Необходим контроль за ценообразованием на внутреннем рынке, в частности на карбамидоформальдегидных смол. Контроль за экспортом и импортом, в том числе посредством повышения импортных пошлин. Для понимания, в недружественных странах за 9 месяцев 2022 года Россия закупила мебели на 350 млн долларов США. Сумма намного меньше, чем в 2021 году, но все равно внушительная. Нужно понимать, что это не только мебель из недружественных стран, но и невостребованная плита для Российских производителей мебели. С точки зрения Ассоциации нужна развитие программы по меблировке продаваемых квартир, что повысит спрос не только на мебель, но и на древесные плиты и фанеру.


Опросив ряд предприятий ЛПК, на тему какие еще меры поддержки ждут предприятия можно упомянуть такие как:

Рассмотреть возможность списать задолженность по кредитным траншам, привлеченным инвестором в рамках реализации приоритетных инвестиционных проектов для расчетов с контрагентами из недружественных стран

Рассмотреть возможность о снижении налога на прибыль организаций за счет накопленного убытка прошлых периодов в размере 100 процентов

Зафиксировать на уровне 2022 года ставки платы за единицу объема лесных ресурсов и ставки платы за единицу площади лесного участка.

Разрешить арендаторам лесных участков на период 2022 и 2023 годов осуществлять заготовку древесины в пределах расчетной лесосеки лесничества по видам целевого назначения лесов и хозяйствам без ограничений по преобладающим породам, что позволит обеспечить в период санкционных ограничений возможности осуществлять заготовку древесины той древесной породы, лесопродукция из которой является востребованной на товарном рынке в рассматриваемый период. Организация увеличения пропускной способности ж/д линий с запада на восток, а также организация дополнительных пунктов пропуска/переходов на границе с Китаем.,


Кстати, лесопромышленники отмечают проблемы по пунктам пропуска не только с Китаем, но и с рядом стран ЕАЭК, например Казахстаном. Как считается проблемы с экспортом пиломатериалов в Казахстан связаны с пробелами в таможенном законодательстве. В постановление правительства от 15.07.2010 № 521 обозначены пункты пропуска на границе с Казахстаном. При этом пиломатериалы в перечне товаров, которым разрешена перевозка через данные пункты пропуска отсутствуют.


В итоге сейчас никто не знает, как отправлять пиломатериалы в Среднюю Азию, чей рынок становится для российских поставщиков альтернативным европейскому. На ЗСЖД в октябре отклонено 213 заявок грузоотправителей. Операторам приходится искать другие маршруты.


Также кажется важной мерой поддержки является предоставление РЖД сервиса по отстою на своей инфраструктуре погруженных вагонов при условии согласованной ГУ-12 в ожидании выделения квоты перевозки на Восток. Необходимо срочно разработать программу компенсации затрат инвесторам, у которых реализация приоритетных инвестиционных проектов в области освоения лесов в марте 2022 года составила более 70% и произведен ввод объектов в эксплуатацию. Разработать программу перевода муниципальных котельных на местные виды топлива (пеллеты).


Подводя итог, можно сказать, что при масштабном сокращении производства и высвобождении рабочих принятие каких-либо мер поддержки будет уже запоздалой реакцией. Поэтому, необходимо более тесное взаимодействие с представителями бизнеса и бизнес-сообществ пока еще есть возможность изменить ситуацию к лучшему.

https://aftershock.news/?q=node/1181872

Российская промышленность

196 постов995 подписчиков

Добавить пост

Правила сообщества

Правила Пикабу

Подробнее