-5

Я живу в бело-синей стране

Я живу в бело-синей стране Страны, Судьба

Я живу в бело-синей стране окровавленной памяти,

Где по дебрям души человечьей бродяжит тоска,

Где полощутся тайны любви в сострадания заводи,

Где мятежную волю в терпенье творец отыскал.


Я живу в той стране, где бесстрастием ликов намоленных

Принимались веками страдания многих людей,

Где бесправная старость застыла в строю "обездоленных",

Уповая в молитвах на лучшую долю детей.


Я живу в той стране, где душа, оставаясь глубокою,

Зачастую имеет двойное, обманное дно,

Где сгибаются спины, покорно скрипя под оброками,

Почему-то считая, что, видимо, так суждено.


Я живу в той стране, где сегодня забыты традиции,

Где борьба за свободную волю сильна на словах,

Где улыбки не часто, увы, принимаются лицами,

На которых за многие годы освоился страх.


Я живу в той стране, где снега на просторах - вольготные,

Где по тайным законам владений лихой ворожбы

Развевается над ожиданьями странными гордое

Бело-сине-кровавое знамя Российской судьбы.

Дубликаты не найдены

-1

Не ссы, пройдет 50 лет и ты умрешь.

раскрыть ветку 3
-2

дурачок дежурный пришёл, шоблу уже притащил.Выполняй задание хорошо.А то, мало минусов поставишь - а-та-та получишь от хозяина)) .И что, тебя Бог в напарники взял, или в секретари? Не твоего уровня промысел решать кому и сколько жить. дураков не люблю, даже терпимость не помогает. Лучше уж враг, но умный.

раскрыть ветку 2
+1

у тебя все с психикой в порядке? А то у меня один такой товарищ тоже страдал, стихи страдальческие писал. В 55 у него обнаружили параноидальную шизофрению. Жалко мужика. Ты это, аккуратнее там, здоровья, жену с пятым размером груди и детей побольше. Не хворай)

раскрыть ветку 1
Похожие посты
1030

Волки. (Продолжение в комментаряих)

Я сижу в машине, которая стоит в далекой стране. Я прибываю на чужбине уже с десяток лет. Незнакомые лица, чужой язык и вечное лето, которое никогда не прекращается и от этого хочет кричать навзрыд. За эти годы я так и не приобрел тут друзей и не выучил их язык, я все так же на ломанном английском и жестами покупаю еду и делаю заказы в ресторанах, одежду подбираю по ярлыкам, срезанными с тех вещей, в которых я бежал из России. Я даже не могу в примерочную зайти, чтобы снять портки и примерить другие. Я всегда в состоянии готовности, в состоянии бега. Но загнать – это еще не значит сломать, как говаривал мой покойный приятель. Осматриваю своё лицо в зеркале заднего вида. Уезжая с Родины холодной далекой зимой, я захватил часть снега, который осел на моих волосах и так и остался на них. Морщины как годы жизни, переживаний и радостей, проведенных в «лесах» России. Достаю бутылку воды и умываю лицо, я никак не могу привыкнуть к этой жаре…

- ЗА ФСБ! ЗА ФСБ! До дна! Саня, давай пей!
Я поднимаю стопку водки и опрокидываю ее.
- Эх, мужики хорошо сидим. Скоро закончим Академию, вот тогда заживем! – радуется мой друг Ванька.
- Ты ее закончи сначала, разведчик херов – улыбаюсь я
- Вам гражданским нас не понять. Вот ты по-офицерски умеешь? – Ваня выливает колу из стакана и до краев наливает туда водку
- На… Давай с локтя – протягивает он мне стакан
- Не хочу я
- Вооот, потому что ты не офицер! – и Ванька ставит на локоть сосуд и, давясь, еле впихивает в себя крепкую жидкость.
- Браво, Браво! - хлопают его однокашники и просто наши общие друзья.

Студенческая пьянка продолжается до глубокой ночи, после чего хозяин дома идет нас провожать.

- Эх, Саня – обнимает меня Иван. Скоро такое начнется.
- Что начнется то? – туманным взором я оглядываю пустынный двор и редкие огоньки в окнах типовых многоэтажках
- Жизнь! ФСБ – это сила, понимаешь?
- Наверно – икаю я
- Скоро грызть будем. Мы же волки…Волки. Ррррр, понимаешь?
- И я, волк? – пьяным взглядом я осматриваю его
- Нет…Ты понимаешь. Все это…Всё – и Ваня описал дугу в воздухе. Лес. И кто выше в пищевой цепочки стоит, тот и правит.
- А я где стою? – не понимаю я
- А хрен тебя не знает. Эхххх – и он достает пачку сигарет из заднего кармана, протягивая ее мне.

Мы садимся на лавочку и закуриваем. Кто-то из приятелей уже поймал машину и уехал в московскую ночь, кто-то стоит возле ночной палатки и пытается решить для себя: брать пиво или не брать. Каждый из нас думает о своем, скоро начнется жизнь, кого-то она поднимет до Небес, кого-то ударит об асфальт и спустит в канализацию бытия. Страна опять стоит на переломе жизней и судеб, в очередной раз в своей истории. Жернова уже запущенны и скоро будет слышан треск костей и плачь матерей. В России государство не гладит по головке и не расстилает ковровых дорожек, оно ломает хребты о зубчатый забор, «кидает трупы» в котел повседневности и варит клейковину, чтобы укрепить самое себя.

- Ты о чем мечтаешь? – неожиданно спрашивает Ванька
- Не знаю…Сессию сдать
- Вот поэтому ты и не волк!
- Знаешь, Вань. Я где-то читал, что на севере у одного охотника убежали пара собак в лес или тайгу, не знаю, как у них там это точно называется. Он их поискал денек другой, да и плюнул. Прошло около года, он собрался на охоту. И вот на одной из опушек он встретил этих собак, облезлых и одичавших…
- И? – покосился на меня Иван
- Они его загрызли. А волк одиночка доел беднягу…
- Это ты к чему?
- К тому что «лес» меняет животных. Вчерашние собаки становятся волками, а волки шакалами – выкинул я сигарету.

Один календарь на стене сменяет другой, меняются изображения на нем, годы, меняется и жизнь. Государство уверенно, офицерскими шагами вошло в новое тысячелетие, как и обещал Иван. Изменились и мы, хотя давно уже друг друга не видели. Начало 2000х время тотального передела. Одни как обычно не хотят жить по старому, по понятиям, другие не умеют и не хотят жить по новому, по ментовским законам, которые придумали вчерашние выпускники Академий ФСБ и МВД. Опять столкновение интересов, взглядов и позиций, которое уже не раз перекраивала страну. «Лес» не меняется, меняются его обитатели.

В сопровождении Севы своего охранника еду на очередную встречу. Нужно быстрее отрывать куски, пока их не растащили другие. Я один из не многих в нашей «корпорации» не сидевший, поэтому бизнесмены идут со мной на контакт и готовы обсуждать условия сотрудничества. С другой стороны я не гнушаюсь удобрять рощи недалеко от Троицка свежими захоронениями, что моим новым «товарищам» говорит о том, что я не соскочу и не предам. После института у меня был выбор, идти «собакой» в теплый и уютный офис и служить за миску каши или вырваться и убежать в лес, я предпочел второе. Жалею ли я? Не знаю. Я молод и горяч, рациональность ума пока не упала на мои виски белым цветом. Я просто хочу все успеть, разбогатеть, не быть частью цепочки, а быть ее вершиной. Звонит «СтарТак»

- Да милая. Заеду. Понял. И я тебя – захлопываю американский гаджет
- Сев, напомни заехать в магазин, детское питание купить надо, Женька звонила – обращаюсь я к охраннику, который ловко выскакивает на тротуар и объезжает пробку.
- Сделаем Сань…

Жена не знает кто я, для нее я бизнесмен, который занимается какой-то недвижимостью, что-то скупает, что-то продает. Узнав как я «скупаю и перепродаю» она бы развелась со мной в тот же день, а может, и нет. Но проверять не хочется. Мы паркуемся возле небольшого и уютного ресторана. Я беру папку с документами и иду внутрь. Там меня уже ждет пожилой человек, у него напуганный взгляд, он явно нервничает, постоянно прикладываясь к бокалу с виски.

- Добрый день – присаживаюсь я за стол
- Добрый…Вы что-нибудь…
- Нет, спасибо. Давайте сразу к делу.
- Вы, Александр?
Я киваю, достаю пачку сигарет и закуриваю.
- Простите, вы могли не курить, у меня астма…
Я молча затягиваюсь и вдыхаю ему дым в лицо.
- Я не в гости к вам приехал. Поэтому о табакокурении и ваших болезнях, я разговаривать не собираюсь.

Мужик откашливается. Я достаю из папки документы и протягиваю ему. Волю собеседника нужно давить сразу, если они чувствуют слабину, они считают, что можно разговаривать на равных, а это смерти подобно. Самое ужасное, когда они нащупывают толику человечности в тебе и оборачивают ее против тебя. Мужчина смотрит на бумаги и качает головой:

- Позвольте, но это не условия. Это грабеж!
- Других не будет. Все ваши объекты в Подмосковье вы отдаете нам в доверительное управление с правом дальнейшего выкупа
- Вы считаете те суммы, которые вы указали реальны?
- На кефир и хлеб вам хватит, зачем Вам больше?
- По-моему вы издеваетесь! – вскипает старик
- Слушай, «ЦК КПСС», я не собираюсь тут с тобой, что-либо обсуждать. Благодари «Ленина», что я приехал, а не другие сотрудники нашей «компании». Ты знаешь о наших связях на уровне губернатора и других структур. Поэтому у тебя выбор не велик. Или ты упираешься как баран и теряешь все или принимаешь то, что мы тебе даем.

Он достает ингалятор и делает характерные вздохи. Выбора у него и правда нет, так или иначе пресанут, его время ушло, он стар. В "лесу", где когда-то охотился он, появился молодые волки. С одной стороны давит новая политическая элита и менты, с другой новые «бизнесмены». Он загнан в угол, и выбор заключается лишь в том, кому отдаться подороже, кто сдержит обещание, и кто не будет преследовать дальше. Все он понимает, но все равно пытается вздыбить «шерсть» напоследок, показать беззубый оскал своей обреченности.

- Мне надо подумать
- Думайте…Можете посоветоваться с женой, детьми, внуками. У вас же прекрасная семья, великолепный дом в Тучково.
Старик покосился на меня.
- Знаете…Тучково еще называют русской Швейцарией. Достойное место, где можно встретить старость. Одна беда. Пожары там часто случаются. Вот у дядьки моего недавно дом внезапно сгорел, никто не выжил, такая трагедия, доложу я вам… Да…Ну ладно… Думайте, через сутки мои люди свяжутся с Вами – и я направился к выходу

При выходе из ресторана я столкнулся со своим бывшем другом. Он заматерел. Элегантный костюм, абсолютные строгие черты лица и сверлящий душу взгляд.
- О! Саня! – приобнял он меня. Ты как тут?
- Да так, дела…
- Наслышан о твоих делах – улыбнулся он
- Да и ваша контора гремит на всех фронтах
- На основании закона гремит, Саша. На основании закона…
- Закон, что дышло, куда повернул туда и вышло
- Только не вы его теперь поворачиваете
- Это все лирика
- Ладно, надо будет встретиться как-нибудь – улыбнулся Иван
- В застенки Лубянки приглашаешь? – усмехнулся я
- Нет, надо будет посидеть как раньше, повспоминать
- Всегда рад, пиши телефон…
Мы обменялись номерами и разошлись.

Через сутки пришла неприятная новость. Старик фактически послал нас с нашими предложениями, что не могло не расстроить «совет директоров», который постановил травить его на всех уровнях, пока он не подпишет или не помрет. Суть была не только в многомиллионной собственности. Важно было присутствие на сцене «боевых действий», если ты давал слабину, ты уходил с этой сцены и сам мог легко все потерять. Через людей мы узнали, что старый сморчок вел переговоры и с федералами, которые, скорее всего, предложили ему свои условия. Поэтому, когда через неделю я на телефоне увидел номер своего приятеля из ФСБ, я не удивился.

- Давай, подъезжай в «Пивнушку», в три, жду - процедил он
- В четыре подъеду – ответил я и отключил телефон
Я зашел в ресторан. В четыре вечера он был почти пуст. За столом сидел мой друг, который был чернее тучи. Вся его наружность выдавала негодование, которое творилось у него внутри. Я подошел к столу, он жестом показал на стул и тут же разлил по стопкам водку. Молча выпили, он разлил еще, закурил и пристально уставился мне в глаза.
- Ну, что ты меня сверлишь взглядом, я не на допросе у тебя – улыбнулся я
- Я и не собирался тебя допрашивать. Просто понять хочу. Куда вы лезете?
- А ты тон свой сбавь. Мы не под вами, чтобы я тут отчитывался
- Пока не под нами –
Показать полностью
Похожие посты закончились. Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам: