Найдены возможные дубликаты

+11

Ну что ж, не будем играться в оригинальность...

Иллюстрация к комментарию
раскрыть ветку 1
+5

Даешь груши много и разных ! Поможем Фуле набить ж....ивотик.

Иллюстрация к комментарию
+4

Лучше бы Фулгрим сдох, а Феррус Манус был жив :(

раскрыть ветку 6
+7

Как знать... Феррус то тоже не агнецом божьим был

+5

Лучше бы все сдохли и остался бы один Конрад Кёрз

раскрыть ветку 4
+10

...грустно глядящий из летящего в межзвёздном пространстве стазис-гроба...

раскрыть ветку 3
0
Самовыпел примархов и Астартес это план Ымператора
раскрыть ветку 8
0

А империум бы защищать кто остался?

раскрыть ветку 7
+1
Соль в том , что защищать не от кого . Просто Лоргар начал "план Б" немного раньше чем закончились вражины.
раскрыть ветку 1
0

Примарис, а когда они выпилятся - войска Примариума, а потом Примакона

раскрыть ветку 4
Похожие посты
70

Стоит ли читать повесть «Ангрон: Раб Нуцерии», в которой раскрывается суперспособность Ангрона

Обзор повести Иэна Сент-Мартина «Ангрон: Раб Нуцерии»

Стоит ли читать повесть «Ангрон: Раб Нуцерии», в которой раскрывается суперспособность Ангрона Warhammer 40k, Horus Heresy, Примархи, Обзор, Книги, Длиннопост

О чём: XII легион не справляется с захватом планеты Генна за 31 час. Примарх в ярости и приказывает начать децимацию. Капитан 18 роты Магон выступает против, из-за чего у Ангрона начинается приступ. Чтобы успокоить примарха библиарии легиона собираются в Единство.


Лексиканий Тетис прикасается к разуму Ангрона слишком близко и поэтому оба отправляются в кому. Ангрон в воспоминаниях проживает всё свою жизнь, Тетис ощущает эти воспоминания как свои собственные.


Параллельно с этим апотекарий Галан пытается разработать прототип гвоздей, которые можно будет вживить легионерам. Ключ к пониманию технологии он находит у жителей планеты Генна.


Новая информация о примархе: суперсила Ангрона — эмпатия. Каждое совершённое на гладиаторской арене убийство отдаётся болью в сердце примарха. Его сила в человечности и милосердии. Она же и становится причиной, почему он восстаёт против рабовладельцев и получает в наказание за бунт импланты ярости.


Защите раба от наказания посвящена одна из самых драматичных сцен, но будет важным заметить: что угодно могло послужить причиной для вживления Гвоздей. Вряд ли такой защитник людей, как Ангрон, мог бы сохранять покорность до прибытия Императора.


Что нужно держать в уме: Гвозди Мясника — это метафора психологического расстройства, с которым герой может или бороться, или нет. Кхарн способен понять и поддержать Ангрона, но окончательный выбор делает сам Ангрон, когда отказывается от борьбы и встаёт на путь (само)разуршения. За собой он потащит весь легион.


Ангрон горит с каждого провала, пристыживает своих сыновей. Желая получить отцовское одобрение, космодесантники выбирают Гвозди. Несогласные пытаются противостоять деградации легиона, но проигрывают. Ирония ситуации состоит в том, что лишь Кхарну удаётся разделить с Ангроном общую боль. Терапевтического эффекта, что ожидаемо, этот акт саморазрушения не приносит.


Автор: Иэн Сент-Мартин, «новичок» в составе Black Library. За пять лет смог попасть в «большую лигу» и начать писать по «Ереси». Кроме «Раба Нуцерии» я ничего не читал у Иэна.


По стилю «Ангрон» больше всего напоминает работы Аарона Дембски-Боудена. Возможно, это влияние романа АДБ «Предатель».


Место в бэке: Великий крестовый поход, момент, когда Пожиратели Миров получили свои Гвозди Мясника. Хронологическая отметка: до битвы Ангрона и Русса.


На что похоже: по степени проработки героя похоже на «Пертурабо» Гая Хейли. Но первое и главное сравнение: «Предатель».


Кому будет интересно: тем, кто готов принять человечную сторону примархов. Если вам больше нравится экшен, то скорее всего будете скучать.


Сильная сторона: психологизм истории. Иэн понимает причины конфликтов внутри легиона, а поэтому без проблем выстраивает вокруг них повествование. Почти все сцены с участием Ангрона золотые.


Будьте готовы: от сравнения примарха до и после Гвоздей может быть почти физически больно. Деградация личности Ангрона показывается рывками, но этого не становится менее трагичной.


Прочитано на момент написания заметки: 224/224 страниц.


Мой telegram-канал о книгах по вселенной Warhammer 40,000

Показать полностью
97

Культурные отсылки в Warhammer 40,000: человечность примархов-отступников

И выпавшие им испытания

В предыдущем выпуске речь шла о т.н. лояльных примархах и их криповости, теперь речь пойдет о предателях.


Вархаммер очень много взял из христианской культуры, в которой послушание и испытания - очень важные шаги духовного роста. Преодолевая проблемы и искушения, верующий, особенно монах, движется к спасению. У падших примархов в целом меньше хтони и больше очеловеченности, чем у собратьев на другой стороне конфликта. Однако у каждого была своя опасная проблема, которая и привела их на сторону Хаоса.


Образ Фулгрима построен на алхимическом мотиве преображения-трансмутации, завязанном целиком на человеческую деятельность. Его прозвище Phoenician содержит игру слов - его можно перевести и как "фениксовый", и как "финикиец". Феникс - это мифическая птица, восстающая из пепла. Это символ воскрешения, тайного божественного огня и философского камня алхимиков. Финикийцы - ближневосточный народ, изобретатели алфавита, изготовлявшие царский пурпур, который стал цветом легиона. В средневековой Европе финикийцев считали мастерами магии и алхимии. Он Царственное Дитя, ещё одно название философского камня, отсюда и название легиона. Ещё и андрогин, носитель и мужских, и женских качеств в их совершенном виде. Причем не в вульгарном понимании в духе фэндомских шуток, где Фулгрим выглядит стереотипной блондинкой нетяжелого поведения. Это образ платоновского нерасщепленного первочеловека, в котором мужское и женское начало находятся в гармонии и единстве.


Его цель - Великое Делание, Магнум Опус из той же алхимии. Это не столько физическое превращение металлов в золото, сколько духовное достижение совершенства. Самое опасное на этом пути - гордыня, впадение в прелесть, зацикливание на себе вместо завершения этапа альбедо. Альбедо, этап Великого Делания - это осознание себя частью высшего мироздания. Фулгрим искушения не выдерживает. Гордыня перерастает в очень реалистичные нарциссическое и истероидное расстройства.


Пертурабо - один из самых очеловеченных вообще, ренессансный полимат, мастер всех наук, завязанный на науку и технологию. Это Вархаммер-версия и Архимеда, и Леонардо. Даже его падение - это растворение в машине, в рукотворном. Он живёт в полностью механистическом мире-фабрике, где запирается в самой прочной из крепостей. Несмотря на рациональность, колдовская тема у него проскальзывает, он может видеть Око Ужаса. Интересно, что в такой же способности он подозревает Ферруса, но Феррус не отвечает на прямой вопрос.


Изначально он человек мирный и покладистый, с мечтой о строительстве городов и мирной жизни. Из-за этого он постоянно конфликтует с приемным отцом - политиканом и милитаристом. Любимые творения Пертурабо — чертежи мостов и дворцов, механические животные. Его имя - отсылка к ритуальному имени Алистера Кроули. Имя Кроули, Пердурабо, на латыни означает "я выдержу". Имя самого Пертурабо с заменой буквы "д" на "т" - это искаженное латинское слово с примерным смыслом "я в беспокойстве, замешательстве".


Фатальная проблема Пертурабо - отсутствие самости. Он вечно живёт по чьим-то правилам и в вечном сравнении себя с другими. Он пытался вписаться в идеал приемного отца, односторонне соревновался с другими братьями. Мотив противостояния с Дорном является для него чуть ли не основным в Ереси.


На родной планете у Пертурабо неподходящий образ "палача Олимпии", легионеры судят о примархе о децимации, в ходе которой он приказал казнить каждого десятого легионера за "недолжное исполнение долга". Так он пытался показать себя как максимально жесткий и требовательный командир, как часто бывает с офицерами-"пиджаками". Как и любой офицер-пиджак, Пертурабо пришел командовать "со стороны". Он не был "взрощен" системой изнутри, как и пиджаки, которые пришли командовать после пары лет обучения на кафедре гражданского вуза.


В попытках найти самость Пертурабо качает в сторону паранойи и неумения находить общий язык. Неуверенность в себе и отчуждение в итоге приведут его к затворничеству в Крепости Ненависти. Поведение после падения описано с чертами аутического спектра.

Конрад Кёрз скорее ренегат, чем хаосит. Его истинная природа - это упорядочивание и суд, охрана человеческого сообщества от его темных сторон. Его "ночная" тема сильно затушевана в отличие от того же Коракса. Керз не лелеет в себе колдовскую тьму, а выживает в ночном городе, символе порочного общества в духе Готэма и Города грехов. Его выросшая темная субличность Ночного Охотника - это отпечаток одиночества и травмы, а не истинная природа. Он способен и к рефлексии, и к раскаянию, что мы видим в посвященной ему книге Гая Хейли из серии "Примархи". Керз видит опасность для людей и ставит мораль выше знаний и практицизма, как в рассказе Аарона Дембски-Боудена "На краю бездны".


Проблемы Кёрза - переход от правосудия к осуждению в христианском смысле. Кёрз вместо осуждения греха осуждает грешников. Также ему свойственен и пессимизм, уничтожающий любое снисхождение. Его предвидение показывает ему наихудший вариант развития событий, и он постоянно пытается перестраховаться. Керз стремится скорее пережать, чем недожать. В итоге субличность начинает давить основную личность, что приводит его к фактически неразрешимому внутреннему кризису. Он и сам теряет надежду на прощение, и это тяжкий грех с христианской точки зрения.

Культурные отсылки в Warhammer 40,000: человечность примархов-отступников Warhammer 40k, Imperium, Примархи, Отсылка, Культурология, Видео, Длиннопост

Иконостас с примархами и Императором by d1sarmon1a


Ангрон до Гвоздей, пожалуй, самый добрый и эмпатичный из всех примархов. Из романа Йена Сент-Мартина "Ангрон: раб Нуцерии" мы узнаем, что чужие смерти приносят ему боль в буквальном смысле. Он использует свою сверхъестественную силу, чтобы забирать себе страдания и ночные кошмары своих друзей. Ангрон - хороший верный друг и отважный защитник слабых. Если это и зверь, то собака - одно из самых очеловеченных прирученных животных.


Его испытание довольно тяжёлое и завязанное на послушание. Оно должно было вывести Ангрона из стадии подростка-бунтаря во взрослого Родителя. Как библейский Иов, он должен был лишиться близких и пережить эту травму. С другой стороны, мотив Ангрона - это ещё и отделение от семьи как этап взросления. Мотив Иова хорошо знаком англоязычным авторам, потому что входит во все учебники воскресных школ. Причём он часто подаётся в самой простой интерпретации без мрачных подробностей: "Откажись от всего ради Бога, и получишь все самое лучшее взамен".


Ангрон должен был самостоятельно научиться противостоять страсти гнева, который здесь воплощен в виде Гвоздей. То, что это возможно, доказывает пример Кхарна, который способен противостоять Гвоздям. Поэтому мне нравится фанатская гипотеза, по которой гладиаторы остались живы. Они должны были уже в виде отдельной роты воссоединиться с Ангроном, когда его испытание будет закончено. Эта гипотеза вновь отсылает нас к сюжету про Иова, только в вольной интерпретации. Но Ангрон полностью отдается фрустрации и гневу и превращается в имплозивного психопата, слетающего с катушек по малейшему поводу.


В образе Мортариона много и "природных" мотивов, но многие из них относятся не к дикой, а к "рукотворной" среде. Это жатва, тема зерна, которая постоянно повторяется в сюжетах из его юности. Хлеб, как и вино, это древнейший символ жизни и цикла смерть-воскресение. "Хтонь" в виде болезни, разложения, смерти он получает уже после падения. Изначально он должен был быть скорее культурным героем и защитником, как он ведёт себя в начале на Барбарусе. В нем много от умирающего и воскресающего божества зерна, смерть и похороны которого символизируют жатву и посев. С той, правда, оговоркой, что "прорасти", преодолеть свое нигредо, стадию помрачения и отчаяния, ему не удалось.


Его проблемы - неудачная сепарация от токсичного во всех смыслах приемного родителя. Это неудавшийся поиск силы, неумение принять помощь и фрустрация от зависимости. Вызовы Мортариона - это преодолеть депрессию и боязнь положиться на других. Похоже на проблемы Ангрона, но с большим акцентом на отсутствие опоры. Демоническая форма Мортариона во многом материализация тяжелого депрессивного расстройства с подавленностью, запахом от плохой гигиены. Особенно четко это видно по последним книгам. В «Рабах тьмы", в "Погребенном кинжале" Мортарион изрядно пассивен по сравнению с братьями, у него сниженный эмоциональный фон.


Хорус с одной стороны основан на ярком солнечном божестве. Но с другой стороны выстроен на христианском нарративе о самом выдающемся из ангелов, восставшем против Бога и ставшим Сатаной. Ещё на фоне мифологические конфликты отцов и сыновей, но не в духе прямолинейного "свержения родителя". Это похоже на героические трагические сюжеты про то, как великий воин (например Илья Муромец или ирландский Кухулин) убивает сына, вызвавшего его на поединок. Похож Хорус и на популярного в протестантских поучениях царевича Авессалома, яркого и популярного сына царя Давида. Авессалом восстал против отца, но потерпел поражение и погиб. Образ Хоруса - это харизматичный вождь, объединяющий вокруг себя самых разных людей. Он может общаться даже с самыми тяжёлыми интровертами из числа своих братьев - с Мортарионом и Пертурабо.


Вызов Хоруса - стать тем самым объединяющим лидером, борцом с тиранами и врагами. В этом плане очень показателен эпизод с его борьбой против "фальшивого Императора" у Абнетта в "Возвышении Хоруса". Проблема Хоруса - это тщеславие, которое проявляется в его реакции на видение будущего, где он забыт. Из-за гордыни у Хоруса возникает желание бросить вызов даже Императору, против которого у него шансов нет. Линия с "желанием Хоруса предать", о которой спорят сейчас авторы и фанаты, начала намечаться ещё в начале нулевых. Виноват не только коррапт, но и то, что он не смог вовремя остановиться, захотел большего. В результате он и гибнет бесследно. Но в отличии от двух потерянных братьев, о нем хотя бы остаётся память и в момент аннигиляции Хорус кается перед Отцом.


Магнус полностью завязан на тему познания и тему магии, причем не стихийной, а "рациональной" - занятий полностью человеческих. Образ построен на основе "околоегипетского" оккультизма и герметизма, популярных в Британии в последние пару веков. Авторы узнали о них через призму как ренессансных магов вроде Джона Ди, так и Алистера Кроули и его учеников. С реальным Египтом или учением пифагорейца Аполлония Тианского общего там мало. Вся символика, которую мы видим в романах Грэма Макнилла, взята уже из рационалистического подхода к магии эзотерики 19 века, хотя и заимствует идеи и мотивы из более ранних традиций.


Проблема Магнуса - жажда познания без оглядки на ущерб для других. В этом упрекает его "моралист" Кёрз в уже упомянутом рассказе "На краю бездны". Магнусу свойственно инфантильное, легкомысленное отношение к жизни, из-за которого страдают другие. Даже когда он не хочет ничего дурного, опрометчивые поступки оборачиваются бедой. Например, Магнус вошел в Паутину и разрушил её, когда решил сообщить Отцу о предательстве Хоруса.

Вызов Магнуса - научиться ответственности за свои поступки и повзрослеть. Его испытание очень напоминает средневековую притчу про послушника и птичку под корзиной. Молодой послушник попросил старца разъяснить ему библейский эпизод с древом познания. Старец пообещал сделать это позже и попросил взамен до своего возвращения не заглядывать под корзину в углу. Послушник долго держался, но не выдержал, как и Адам с Евой. Из-под корзины вылетела птичка и улетела. Распад Магнуса на осколки - метафора шизотипического и диссоциативного расстройства.


Лоргар тоже завязан на полностью человеческую вещь - религию. Его "общение с Хаосом" тоже начинается через организованную религию. Культ его родной планеты изображен с многими отсылками к Древнему Востоку. Там есть цари-жрецы, мифическое путешествие в мир богов. Местная версия Кхорна-Кхаана похожа на шумерского бога бури Энлиля, Нургла-Нараг - на богиню земли Нинхурсаг. Его история детства - религиозное послушание и мягкое харизматическое лидерство и визионерство, никакой хтони. Как сирийские мистики, он созерцает свет Императора, ищет интуитивного откровения. Он строит города и храмы, убеждает дипломатией и проповедью.


Вызов Лоргара - проявить реальное послушание в ущерб своему видению. Часто и в истории реальных религий наставники могли давать парадоксально резкие запреты. Например, запрещали молитву и мистические практики на долгое время, отправляя послушника на чёрную работу. Проблема Лоргара была во многом в том, что его вера была скорее эгоистической. Ему нужны были религия и объекты поклонения сами по себе, а не конкретно Император. Лоргар охотно сменил Отца на Четвёрку, как только объект веры перестал быть удобным. Ещё помешали постоянный поиск силы и абсолютной точки опоры извне, который в итоге лишил его свободы окончательно. Мне нравится старый текст про то, что Лоргар на Сикарусе скорее скорбящий узник, чем медитирующий правитель. Плоды его "работы" пожинают манипуляторы из легиона.


Альфарий и Омегон стоят в нарративе несколько особняком. Они близнецы, у них двойственная как минимум лояльность, они теснее прочих связаны с ксеносами. Алан Блай разработал сюжет про то, как по крайней мере одного брата воспитала загадочная раса Слогт, собирающая мысли и память других рас. Несмотря на хтоническую символику многоголовой гидры, "миссия" за этим тоже скорее человеческая - разведка и шпионаж, взаимодействие с другими разумными расами. История их детства дошла в нескольких вариантах, в числе которых падение на жуткий мир смерти, и воспитание пиратами, и жизнь у "собирателей памяти" Слогт. Сам покойный Блай, как мы узнаем из Твич-стрима, посвященного его наследию, вообще любил намеки на существование целых трёх братьев. У них были разные биографии, и один из них был воспитан самим Императором.


Связавшись с "тайной ложей" ксеносов Кабалом, Альфарий и Омегон принимают участие в Ереси, похоже, на обеих сторонах одновременно.


Вызов Альфария (про Омегона отдельно сказать сложно) - это не потерять себя в интригах и одновременно не брать на себя слишком много. "Безликость" Альфариев оборачивается и потерей себя. Гибель Альфария в схватке с Дорном случается очень буднично. Она почти ничего не меняет в ходе Ереси, хотя участие в Ереси Альфарий изначально мотивирует ни больше ни меньше как спасением мира от Хаоса. Это разочарование и крах первой версии их Большой Игры. Но, скорее всего, один из братьев всё-таки жив. Или их было всё-таки больше, на что намекает как работа Блая, так и рассказ Торпа "Фигуры расставлены"? Как бы то ни было, выживший имеет все шансы довести дело до желаемого конца и преодолеть свое испытание.


В следующей серии несколько сменим тему и расскажем, как современный взгляд на науку и технику создал образ технологии в мире Вархаммера.


Над материалом работали Анастасия Борисова и Андрей Хочанский. Редактор — Антон «Нерпач» Скнарь. Текст читал Антон Кондаков.

Показать полностью 1
214

Комиксы от Marina Izarne

Продолжение этих комиксов: Комиксы от Marina Izarne

Комиксы от Marina Izarne Warhammer 40k, Wh humor, Wh Art, Horus Heresy, Примархи, Blood Angels, Fulgrim, Lion El`Jonson, Длиннопост
Комиксы от Marina Izarne Warhammer 40k, Wh humor, Wh Art, Horus Heresy, Примархи, Blood Angels, Fulgrim, Lion El`Jonson, Длиннопост
Комиксы от Marina Izarne Warhammer 40k, Wh humor, Wh Art, Horus Heresy, Примархи, Blood Angels, Fulgrim, Lion El`Jonson, Длиннопост

Герои книги "Возвышение Хоруса". Эзекиль Абаддон.

Комиксы от Marina Izarne Warhammer 40k, Wh humor, Wh Art, Horus Heresy, Примархи, Blood Angels, Fulgrim, Lion El`Jonson, Длиннопост

Гарвель Локен.

Комиксы от Marina Izarne Warhammer 40k, Wh humor, Wh Art, Horus Heresy, Примархи, Blood Angels, Fulgrim, Lion El`Jonson, Длиннопост

Тарик Торгаддон.

Комиксы от Marina Izarne Warhammer 40k, Wh humor, Wh Art, Horus Heresy, Примархи, Blood Angels, Fulgrim, Lion El`Jonson, Длиннопост

Эуфратия Киилер.

Комиксы от Marina Izarne Warhammer 40k, Wh humor, Wh Art, Horus Heresy, Примархи, Blood Angels, Fulgrim, Lion El`Jonson, Длиннопост

Мерсади Олитон.

Комиксы от Marina Izarne Warhammer 40k, Wh humor, Wh Art, Horus Heresy, Примархи, Blood Angels, Fulgrim, Lion El`Jonson, Длиннопост

Игнаций Каркази.

Комиксы от Marina Izarne Warhammer 40k, Wh humor, Wh Art, Horus Heresy, Примархи, Blood Angels, Fulgrim, Lion El`Jonson, Длиннопост

Примархи. Магнус скрывающий боль.

Комиксы от Marina Izarne Warhammer 40k, Wh humor, Wh Art, Horus Heresy, Примархи, Blood Angels, Fulgrim, Lion El`Jonson, Длиннопост

Альфарий и Омегон. Или наоборот.

Комиксы от Marina Izarne Warhammer 40k, Wh humor, Wh Art, Horus Heresy, Примархи, Blood Angels, Fulgrim, Lion El`Jonson, Длиннопост

Автор: https://www.deviantart.com/marinaizarne

Показать полностью 10
83

Философия повести Джоша Рейнольдса «Фулгрим. Палатинский Феникс»

Привет, пикабу! Наконец-то добрался до повести «Фулгрим. Палатинский Феникс». Она насыщена политико-философскими размышлениями, а поэтому они заслуживают своего детального рассмотрения. Написал об этом заметку у себя на сайте. Привожу текст без изменений :)

Философия повести Джоша Рейнольдса «Фулгрим. Палатинский Феникс» Fulgrim, Horus Heresy, Warhammer 40k, Josh Reynolds, Длиннопост

Подцикл «Примархи» довольно быстро стал местом, где авторы получили отличную площадку для прорабатывания психологии примархов и придумывания историй, которые бы могли стать интересными для искушённых фанатов вселенной.


В «Пертурабо» Гай Хейли описывал войну с хрудами, существами, соприкосновение с которыми вызывало ускоренное старение.


В «Лоргаре» Гэв Торп рассказывал о Колхиде и создании религиозных сект.


В «Фулгриме» Джош Рейнольдс придумал целый мир со своей историей и проработанной философской системой, а саму повесть сделал вполне конкретным высказыванием о сущности Империума. Для произведения в цикле Warhammer 40,000 это довольно нетипичное событие. А поэтому оно требует детального рассмотрения.


Сыны Сабазия: меж желанием и предназначением


Основополагающая доктрина Братства, якобы выведенная самим Сабазием, говорила о борьбе желания и предназначения — того, что ты хочешь, с тем, что тебе нужно в действительности. Бытие рассматривалось как дуэль между конфликтующими побуждениями. Лишь одержав победу в этом поединке, человек достигнет безупречности и во владении мечом, и в самой жизни. Поскольку совершенство есть баланс, идеальное общество можно возвести лишь на фундаменте равенства и соразмерного представительства. Конечно, такая утопия невозможна, но к ней всегда следует стремиться. (c) «Фулгрим. Палатинский Феникс»


Ключевыми для сабазийцев являются два понятия: желание и предназначение. Вокруг них выстроена вся их философская система, а каждое проявление практической жизни они интерпретируют с точки зрения разделения этих понятий.


Желание — то, чего хочет добиться отдельный, конкретный человек, удовлетворение его потребности в чём-либо. Стремясь достигнуть желаемого он двигается лишь исходя из своих эгоистичных интересов.


Предназначение — некое предписание, цель существования человека, которая находится вне сознания и стремления каждого отдельного человека. Предназначение — это желание, навязанное извне. Рейнольдс вполне осознанно не развивает эту сторону философии сабазийцев, не вкладывает в уста имперцев её вербальную интерпретацию, оставляя на откуп читателю понимание того, чем именно является предназначение. Но он вполне ясно намекает, что навязанная со стороны Императора цель является для Фулгрима (и всех примархов) их предназначением, находящемся в противоречии с их желанием (или желаниями).


Предназначение — этот тот же долг, предписание, которые сформулированы более высокопарно.

Сам Фулгрим в рамках произведения обвиняет сабазийцев в идеализме и оказывается абсолютно прав, ведь представление о «желании и предназначении» — это чистой воды абстракция, идеализм. Сабазийцы, взяв эту абстракцию как оружие, интерпретируют всю общественную практику через идеальные конструкции. Как итог: все их речи не более чем софистика и демагогия, которая не ведёт ни к каким конкретным выводам.


— Чего вы хотите, Беллерос? Чего вы желаете для Визаса?Канцлер посмотрел на него и через несколько секунд произнес:— Чего-то лучшего.— Знакомый ответ, — кивнул Фулгрим. — Но чего именно? Поясните мне. Лучшего для вас? Лучшего для континентального правительства?— Лучшего для Визаса.— А это — ответ идеалиста или же политика. Кто вы?  (c) «Фулгрим. Палатинский Феникс»


Когда канцлер Беллерос говорит о «лучшем» будущем для Визаса он не конкретизирует, что же именно является «лучшим». Как политик он живёт в мире практики, как философ-идеалист — в мире абстракций. И он не может их примирить, не может выйти за рамки своих представлений об идеальном, а поэтому отказывается от предложения Фулгрима взять бразды правления в свои руки. Как и все сабазийцы, он просто не понимает, как реализовать на практике те идеалы, в которые верит. Он не видит, что мерилом философии должна стать практика, не способен порвать с идеализмом и сформировать новое, материалистическое понимание мира.

Философия повести Джоша Рейнольдса «Фулгрим. Палатинский Феникс» Fulgrim, Horus Heresy, Warhammer 40k, Josh Reynolds, Длиннопост

В общих чертах Визас похож на Европу эпохи Просвещения, но в деталях он заметно отличается. Это уже мир развитой промышленности, это уже мир с иной социальной структурой, отличной от Европы 16-18 веков. В нашем мире разрушались феодальные устои, формировался класс промышленников — буржуазия, и противостоящий ему класс наёмных рабочих. Они были носителями отличных от феодальной аристократии представлений, именно их потребности формировали новый мир. На Визасе происходит обратное — наёмные рабочие закрепощаются, темпы производства падают, недовольство перерастает в бунты, а у интеллектуальной элиты не хватает знаний для осмысления этого процесса.


Рейнольдс мазками рисует правдоподобную картинку возможного в рамках сеттинга мира, но из-за сюжетной необходимости не прорабатывает его в такой мере, чтобы внутри Визаса могли скрываться ответы на вопрос: «Как следует его изменить, чтобы снизить социальную напряжённость».


Трудно Быть Примархом


— Они просто дети, а у меня нет времени на игры с малышами. — Примарх сдвинул брови. — Визас нужно привести к Согласию.— Таково ваше желание, но не предназначение.— И то, и другое.— Если вы так думаете, значит, определённо ничего не понимаете. (c) «Фулгрим. Палатинский Феникс»


Фулгрим, несмотря на всё свою сверхчеловеческую природу, точно такой же идеалист, как и сабазийцы. Его стремление к идеалу, есть то же самое стремление к абстрактной версии лучшего настоящего. Но это стремление не сформировано конкретными материалистическими предпосылками, оно является первопричиной самого себя.


Фулгрим приходит на Визас как вестник лучшего будущего для Визаса, но лучшего будущего с точки зрения Империума, а не с точки зрения потребностей визасцев. Он не врёт, когда говорит, что жизнь людей станет лучше — использование технологий Империума действительно сможет поднять средний уровень жизни на планете, улучшит качество медицинского обслуживания, изменит условия работы для простых трудяг. Но это будет изменение лишь в интересах Империума, которому нужна рабочая сила для производства военной техники и воспитания солдат для Великого крестового похода.


Сабазийцы ждут, что Фулгрим станет кем-то вроде героя романа «Трудно быть богом»: погрузится в жизнь Визаса и сможет сформировать для него уникальный путь общественного развития, в рамках которого будут удовлетворены потребности визасцев. Они ждут, что он сделает Визас лучшей версией самого себя. Исходя из идеалистических предпосылок, они жаждут вполне материалистических результатов. Они взваливают на его плечи это предназначение, предполагая, что он сообразно их философским представлениям охотно примется за его исполнение. Фулгрим, по вполне очевидным для него самого причинам, отказывается.


«Не такой, как все»


Когда Фулгрим решает захватить Визас с помощью всего восьми космодесантников, он бросает вызов всей бюрократической системе Империума и своим братьям: утверждает, что приводить миры к Согласию можно иначе. Не только «огнём и кровью». Но начав этот путь, он очень скоро обнаруживает противоречие между методом и целью: ему нужно подчинить мир экономическим нуждам крестового похода, а не дать сделать так, чтобы однажды этот мир дорос до «осознанного вхождения в состав Империума».

Философия повести Джоша Рейнольдса «Фулгрим. Палатинский Феникс» Fulgrim, Horus Heresy, Warhammer 40k, Josh Reynolds, Длиннопост

Когда переговоры прошли не очень удачно.


Фулгрим — не дон Румата, у которого есть на выполнение задания вся жизнь и жизни всех тех, кто желает идти по схожему пути. Фулгриму нужно приведение к согласию здесь и сейчас. Идейно он хочет сделать это «минимальными жертвами» и минимальными силами. В итоге жертвы со стороны имперцев действительно оказываются минимальными (если они вообще есть, но чисто статистически скорее всего кто-то из прислужников итератора Голконды мог погибнуть), жертвы со стороны визасцев — ощутимыми, но не критичными для нужд военной машины. Большую опасность в ходе противостояния представляла смерть Фулгрима, который часто действовал импульсивно и необдуманно.


С другой стороны, и сама повесть противостоит всему книжному циклу Warhammer 40,000 и идее о «вечной войне». Рейнольдс как бы говорит: «Смотрите, этот цикл можно писать иначе! Не через боёвку и экшн, а более тонко и глубоко!». И он справляется с этой задачей куда лучше, чем Фулгрим. Повесть действительно оказывается чем-то отличным от «очередного болтерпорна». Она не становится от этого скучной или занудной, а наоборот — оказывается куда более насыщенной и богатой на пищу для размышлений, чем десятки других книг.


«Фулгрим. Палатинский Феникс» — не просто хорошее произведение, а уникальный опыт для знакомого со вселенной фаната. Это высказывание о мире, которое оказывается подарком для читателя, ожидающего от произведения по «Ереси» чего-то уникального и необычного.


Мой telegram-канал о книгах по вселенной Warhammer 40,000

Показать полностью 2
56

Rapid Fire: Джош Рейнольдс о повести «Фулгрим. Палатинский Феникс»

Привет, пикабу! Недавно на русском языке вышла повесть «Фулгрим. Палатинский Феникс», я пока не знаю когда доберусь до её прочтения, так что решил с ребятами подготовить перевод интервью с её автором, Джошем Рейнольдсом об этой повести. Оригинал интервью

Rapid Fire: Джош Рейнольдс о повести «Фулгрим. Палатинский Феникс» Примархи, Fulgrim, Horus Heresy, Warhammer 40k, Josh Reynolds, Длиннопост

Перевод: Разах

Редактура: Str0chan


Rapid Fire — это серия коротких интервью автора портала Track of Words с авторами Black Library, в которых они рассказывают о своих новых релизах. Основная идея в том, что авторы отвечают на (более-менее) одинаковые вопросы, а вы к концу интервью будете представлять, о чем эта книга или аудиопостановка, что вдохновляло писателя, и почему вам хочется (или не хочется) её читать.


Данный выпуск посвящен беседе с Джошем Рейнольдсом о его новой книге «Фулгрим. Палатинский Феникс»


Track of Words: О чем «Фулгрим. Палатинский Феникс»?


Джош Рейнольдс: О том, как один дуэлист (по совместительству — полубог) разрушает систему коррумпированной аристократии.


Без особых спойлеров, кто главный герой, и что мы должны знать о нём?


Очевидно — Фулгрим. Из представителей Детей Императора также у нас есть лорд-командующий Абдемон, апотекарий Фабий, легионеры Нарвон Квин, Грифан Торн, Касперос Тельмар, Флавий Алкеникс и мечник Кирий. Это история о том, как все эти воины (кроме Абдемона), как и сам Фулгрим, начали свой путь к величию. Ну, или бесчестью. Это начало конца или конец начала, зависит от того, как вы на это смотрите.


Где и когда происходит действие?


Оно развивается на планете Визас, ещё не приведённой к Согласию. Двадцать восьмая экспедиция только начала действовать, так что это первая одиночная кампания Фулгрима в Великом крестовом походе.


Ты порекомендуешь читателям ознакомиться с чем-нибудь перед прочтением этой книги?


«Фабий Байл. Прародитель» может вас заинтересовать, если вы хотите узнать о будущих приключениях двух персонажей — самого Фабия и Каспероса Тельмара. В «Фабий Байл. Владыка клонов» также появится Флавий Алкеникс.


Почему именно эта история? В частности, что именно заставило тебя написать эту книгу?


В основном, я хотел показать методы, которыми Империум может принудить непокорный мир к повиновению, не сбрасывая на головы его жителям легион Космодесанта.


Что на тебя повлияло при написании книги? Ты использовал какой-либо свой опыт при планировании или написании?


Я черпал вдохновение из множества источников. Империи вроде той, что правит на Визасе, встречались в нашей истории довольно часто, и их падение было хорошо задокументировано. Довольно много информации я почерпнул из подобных источников.

Rapid Fire: Джош Рейнольдс о повести «Фулгрим. Палатинский Феникс» Примархи, Fulgrim, Horus Heresy, Warhammer 40k, Josh Reynolds, Длиннопост

Ты описывал Фулгрима так же как и других персонажей? Или же каким-то образом отдалил примарха от других героев или возвысил его?


Единственное, что я сделал, — рассказал читателю о причинах, по которым Фулгрим в начале Ереси поступил именно так, а не иначе (без каких-либо прямых отсылок), и показал, что самые дурные поступки можно совершать с благими намерениями.


Как финальный результат соотносится с первоначальной концепцией? Что-нибудь сильно поменялось в сравнении с твоими оригинальными идеями?


Не особо. Несколько мелочей, например — имена персонажей и т.д. Но ничего глобального. В общем, получилось примерно всё, чего я хотел. Если бы мне дали развернуться ещё на десять тысяч слов, я раскрыл бы некоторых персонажей более полно, но, в целом, я удовлетворен проделанной работой.


Как эта повесть соотносится с твоими предыдущими работами? Она в том же стиле или отличается?


Ну, думаю… Если вам понравились мои прежние произведения, вам понравится и эта. Если же нет — не думаю, что эта книга изменит ваше мнение.


Ты как-то планируешь продолжить эту историю, или это одиночный эпизод?


Некоторые персонажи, безусловно, появятся в дальнейшем, как сказано выше, но, за исключением этого, повесть вполне самостоятельная.


Мой tg-канал

Показать полностью 1
Похожие посты закончились. Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам: