25

Рухнувшее (4)

Продолжаем знакомиться с книгой Адама Туза

"Рухнувшее. Как десятилетие финансовых кризисов изменило мир."


Ссылки на предыщущие части: 1 2 3


Содержание в двух словах:

Европа, толком не оправившаяся от кризиса 2008 года, вынуждена была спасать с помощью МВФ греков и ирландцев, заставляя их затягивать пояса. Грекам давали ещё и ещё, а потом "подтянулись" Португалия, Испания и Италия. Поручаться за их всех немцы категорически не хотели, а всё-же пришлось. В конце концов дело спасла решимость ЕЦБ.


Слегка оправившись после волны кризиса, страны мира (и западные демократии в первую очередь) стали зализывать раны в бюджетах, пробитые расходами на спасение банков и оживление конъюнктуры. То есть после расходов на спасение банков пришлось экономить где-то ещё. При этом в еврозоне этот процесс протекал весьма драматично, поскольку для закрытия дыр в госбюджете напечатать новых денег было нельзя: эмиссия в руках экономного ЕЦБ. Оставалось продавать облигации, а их покупатели тоже не лыком шиты, и чуть что - скидывают их на рынке, что заставляет страну-продавца предлагать всё более высокий процент по ним. Первыми начали шататься слабые звенья - Греция и Ирландия. У греков изначально, ещё до входа в еврозону, были серьёзные проблемы с государственными финансами. Кризис настиг греков с запаздыванием: их банки не были замешаны в глобальном ипотечном казино. Но падение спроса ударило по экономике через туризм и экспорт. Это резко ухудшило ситуацию с выплатами многомиллиардных долгов греческого государства. Выплатить такие огромные деньги было делом совершенно бесперспективным, особенно когда инвесторы на волне паники стали выводить капиталы из страны. Можно было либо реструктуризировать (иначе говоря, частично списать) долги (нанеся ощутимые убытки частным банкам Франции, Германии и Ко.), либо перевесить их на кого-то другого. Французы, имевшие максимальный интерес, хотели повесить их на европейских налогоплательщиков, предложив создать нечто вроде фонда помощи. Но Меркель была против, не в последнюю очередь потому, что такие дела напрямую запрещены Маастрихтскими соглашениями. Деньги - врозь, как мы это уже знаем. Дело продолжлось созданием 25 марта 2010 года сообщества "спасателей", состоявшего из ЕС, ЕЦБ и МВФ, получившего печально знаменитое наименование troika. Эта troika дала денег грекам (110 миллиардов евро - это было, как оказалось потом, для начала), чтобы те расплатились по срочным долгам, но при этом заставила их конкретно затянуть пояса, урезая пособия и госрасходы и поднимая налоги. Процесс происходил драматично, денег не давали до самого последнего момента, поставив страну на грань банкротства. Чтобы его избежать, лидеры Евросоюза буквально в течении выходных 8-9 мая слепили на коленке план частного "общака" под названием EFSF, куда должны были скинуться страны для спасения утопающих экономик. Включение в спасение МВФ констатировало неспособность Европы справиться с проблемами своими силами. Американцы со своей стороны не могли позволить еврозоне "упасть", потому что были сами завязаны на европейцев.


Не сказать, что это было элегантным решением, особенно в свете наличия других, гораздо более крупных стран из клуба PIIGS (Португалия, Ирландия, Италия, Греция, Испания) со сходными проблемами. 18 октября 2010 года "Меркози" (Меркель+Саркози) выступили с новыми предложениями в области европейских финансов: превентивно наказывать страны с плохими финансовыми показателями, создать нормальный фонд спасения для неудачников навроде греков, а также (!) заставлять кредиторов списывать часть долгов. "Тройке" не пришлось долго ждать следующей возможности для приложения своей энергии. 28 ноября настала очередь Ирландии, получившей 85 миллиардов в комплекте с бюджетными сокращениями. Ирландский налогоплательщик, в отличие от греческого, даже не смог получить никакой выгоды до кризиса, потому что он платил по долгам не государства, а своих проигравшихся в глобальном казино банкиров-спекулянтов. Те же, кому эти спекулянты проиграли, сполна получили свои денежки.


ЁЦБ, заставляя европейцев затягивать пояса, действовал в рамках заботы о стабильности цен, чем призван заниматься любой центробанк. Но в США Фед обязан, помимо этого, заботиться ещё и о низком уровне безработицы. Потому они действовали обратным способом, печатая в рамках QE2 по 75 миллиардов долларов в месяц для покупки на них ценных бумаг и вызывая при этом праздничный фейерверк на Уолл-Стрит. Простому же налогоплательщику от этого мало что перепало. Американцы получили заслуженную дозу критики со стороны европейских политиков, но не европейских же банкиров, которые хорошо наварились на этом деле.


2011 год прошёл под знаком дальнейшей политики жесткого ограничения государственных расходов. Вслед за Грецией и Ирландией, "тройка" занялась Португалией. Юг Европы захлестнули массовые социальные протесты. Из Испании, Италии, Греции началось бегство капитала, по большей части в Германию. В середине года стало ясно, что Греция не выкарабкается даже после того, как ей оказали помощь. Пришлось снова давать ей деньги и заставлять кредиторов прощать ей часть долгов. Но эта прощённая часть долгов (21%) была слишком невелика, чтобы обеспечить возможность выплаты оставшегося. А на другой стороне океана случился первая бюджетная свара в конгрессе наподобие того, что происходил совсем недавно. В результате этого отдельные рейтинговые агенства отважились на немыслимое: они снизили рейтинг Штатов. "Куды котицца мир", - размышлял тогдашний обыватель,  глядя помимо этих событий ещё и на арабскую весну (в которой многие обвиняли печатание денег американцами, приведшее к подорожанию продуктов), бомбардировки Ливии (с демаршем Германии). К миллионам протестующих в Испании, Италии и Греции, к ним добавились десятки тысяч в Штатах. Цифра небольшая, но много значащая, потому что собирались эти демостранты не где попало, а на Уолл-Стрит.


Ближе к концу года положение лучше не становилось, бегство капиталов с юга Европы не прекращалось. Всё труднее стало Испании и Италии занимать деньги, поскольку обеспокоенные инвесторы соглашались покупать их гособлигации на всё более невыгодных для этих стран условиях. Снова стало ясно, что грекам тех денег, что им дали, не хватит. В октябре договорились ещё на 130 миллиардов (каковы суммы!), и списать уже 50%  долгов. Но простым списанием делу особо не помочь было: дело в том, что кредиторами греческого государства были крупнейшие европейские банки, которые уже были основательно потрёпаны в 2008 году, в том числе крупнейшие банки самой Греции. После убытков, понесённых в результате списания, многие не остались бы на плаву, потому было решено дать и банкам 106 миллиардов. Ну и до кучи нарастить EFSF до 1,2 триллиона. Бюджетные ограничения, конечно, остались. Их получила и Италия в обмен даже не на деньги, а на их обещание. Чтобы это дело было надёжно проведено в жизнь, хитрым аппаратным способом были сменены главы обоих государств (европейская демократия, ага). На смену заступили "технократы", получавшие образование в США: Пападимос и Монти. Во главе ЕЦБ встал третий технократ - Марио Драги, работавший когда-то, как Монти, в Goldman Sachs. Он был полон решимости покончить с кризисом и начал с укрепления банков, снабжая их долгими деньгами. Но если читатель подумает, что на этом всё кончилось и дело пошло на поправку, он ошибается. В начале 2012 года выяснилось, что грекам ещё раз не хватает денег: в связи с резким падением ВВП в результате бюджетных ограничений, долговая нагрузка хоть и уменьшилась, но в процентном отношении к ВВП не на столь уж большую сумму, тем более, что львиную долю полученных новых кредитов пришлось отдавать на выплату процентов по старым. Пошли разговоры о Грекзите. Тройке пришлось делать новые уступки, и процент списанных долгов вырос до 53,5. А в середине года на сцену вышла Испания, где местные банки всё ещё оставались перед грудой обломков лопнувшего пузыря недвижимости. В конце концов, в результате преодоления отчаянного сопротивления Меркель, оставшейся в одиночестве без проигравшего выборы Саркози, пазл сложился, и был принят полный антикризисный пакет, наладивший развитие: реструктуризация греческих долгов, фискальный и банковский союз, включавший спасение (рекапитализация) банков, находящихся под угрозой банкротства, скупка государственных облигаций путём денежной эмиссии, проводимая Драги и новый "общак" под названием ESM. В момент наибольшего накала кризиса кредиторов успокоила решительное высказываение Драги, обещавшего обеспечить спасение евро "любой ценой".


На приведённом графике видно, как простое обещание Драги (знаменитый мем "whatever it takes") резко снизила накал индекс суверенного риска на рынках капитала.

Рухнувшее (4) Книги, Рецензия, Экономика, История, Кризис, Экономический кризис, Еврозона, Длиннопост

Вот так, в болях и муках, европейцам пришлось бороться с последствиями своего непредусмотрительного обращениями с финансами и жизни не по средствам. Жизнь стала тяжёлой, и хеппи-энда не случилось пока. Сегодня мы снова видим, что легче простому человеку не стало, и европейцы снова выходят на улицы.

Дубликаты не найдены

+1
Невидимая рука рынка не такая уж и невидимая