sterblich

sterblich

Книжные обзоры на общественную тематику. Телеграм: https://t.me/einfachst
Пикабушник
поставил 1069 плюсов и 22 минуса
отредактировал 8 постов
проголосовал за 9 редактирований
Награды:
За участие в Пятничном [Моё] За участие в Пикабу-Оскаре более 1000 подписчиков5 лет на ПикабуС Днем рождения, Пикабу!
28К рейтинг 1127 подписчиков 5 подписок 462 поста 227 в горячем

Список моих книжных обзоров. 2023

За пять лет на Пикабу у меня накопилось столько книжных обзоров, что пришлось привести их в порядок. Найдёте что-нибудь для себя - читайте на здоровье. Надеюсь, вам понравится.

История

Франкопан. Шёлковые пути. История Азии в контексте связи культур и народов.
Франкопан. Новые шёлковые пути. Куда идёт Азия сегодня.
Франкопан. Преображённая Земля. История планеты в экологическом контексте.

Кершоу. В ад и обратно. Европа в двух мировых войнах глазами британского историка.
Кершоу. Американские горки. Европа в послевоенную эпоху глазами британского историка.

Туз. Рухнувшее. Подробная и, на мой взгляд, непревзойдённая история экономического кризиса 2008 года с рассмотрением причин и последствий.
Туз. Останов. История коронавирусной пандемии под экономическим углом зрения.

Рудлинг. Взлёт и падение белорусского национализма. Увлекательное повествование о рождении белорусской рации. Много нового, неожиданного.

Фергюсон. Площадь и башня. Вечный конфликт ратуши и улицы: из прошлого в будущее. Модный историк продолжает зарабатывать деньги.

Стоун, Кузник. Нерасказанная история США. Оливер Стоун и Питер Кузник дают критический обзор внешней политики США за последние десятилетия. Тут есть над чем поразмыслить. Такой взгляд просто необходим. Если что - это не я сказал, а Горбачёв.

Лебор. Базельская башня. Увлекательная история Банка Международных Расчётов, специализирующегося на скрытных финансовых манипуляциях центробанков.

Дартнелл. Первоистоки. Как внешние обстоятельства планеты обитания сформировали прошлое, настоящее и будущее Homo sapiens.

Даймонд. Переворот. Попытка анализа кризисных ситуаций, в которые попадали разные страны. Разумеется, не без обобщений и рецептов на будущее.

Холланд. Доминион. История формирования западного мировоззрения, начиная с античных времён. Идеи, которыми гордятся европейцы, не возникли в одночасье. Они выросли на навозе христианства. Хотите заглянуть в душу европейцу - почитайте апостола Павла.

Гребер, Уэнгроу. Начало всего. Последняя книга Дэвида Гребера, знаменитого антрополога и анархиста. Глубокий взгляд в историю человечества с целью донести до нас мысль о том, что человек был способен сказать "нет" иерархиям и и просто жить, опираясь на сотрудничество с равными.

Томпсон. Беспорядок. Финансы, энергетика, политика - глубокий анализ недавнего прошлого цивилизации. Как мы пришли туда, где находимся сейчас.

Дант. Как быть либералом. История либерального мировоззрения. Почему либерализм сегодня в кризисе и как этот кризис преодолеть.

Маунтин. Прошлые ошибки. Разбор нескольких исторических мифов и мистификаций. Не без политики, но в меру. Автор изучал национализм и хорошо разбирается в вопросе.

Миллер. Микросхемная война. Обзор индустрии микроэлектроники с момента её появления и до сегодняшних дней. Рост и падение гигантов, шансы на будущее - очень толковая книга, написанная знакомым с "нужными" людьми неспециалистом.

Перлрот. Так кончится этот мир. Кибертерроризм и всё, что с ним связано. Попытка взглянуть на малопрозрачный мир эксплойтов, атак и кибершпионажа. Написано журналюгой "Нью-Йорк Таймс", и этим всё сказано.

Экономика

Чанг. 23 вещи. Разбор кучи вещей, о которых у обывателя порой неправильное мнение. Развенчиваются популярные мифы. Автор раскрывает глаза на суть современного капитализма.
Чанг. Как работает экономика. Популярное изложение главных школ современной экономической мысли. Непредвзято.
Чанг. Съедобная экономика. На примере разной еды обсуждаются важные экономические вещи. Много познавательного и пищи для ума.

Шарма. Взлёты и падения. Попытка оценить будущее ведущих экономик мира при помощи оригинальных критериев автора.

Рикардс. Валютные войны. Обзор финансовых военных действий, начиная с Великой Депрессии. Мировой бестселлер.
Рикардс. Смерть денег. Что не так в мировых финансах и чем это нам грозит.
Рикардс. Дорога к краху. Скоро (в 2018 году) грянет страшный кризис или так дальше жить нельзя.
Рикардс. Последствия. Как будет протекать и чем закончится экономический Армагеддон. И, конечно, как пережить его с наименьшими потерями.
Рикардс. Новая Великая Депрессия. Ух! Коронавирус! Годная критика мер по борьбе с пандемией, предположение об искусственном происхождении вируса, а также попытка предсказать последствия для экономики (см. название книги).
Рикардс. Распродано. Мировая логистика пытается выдержать удары, не разваливаясь. На волне перебоев с поставками автор в очередной раз пророчит кризис.

Хадсон. Убивая носителя. Анализ мировой экономики с точки зрения критика финансового капитализма. Всему виной паразиты, которые жонглируют финансами, страховками и недвижимостью. Надо бы их прижучить и раскулачить.
Хадсон. Судьба цивилизации. Серия лекций с описанием исторических сложившихся современных схем эксплуатации, мешающих развиваться мировой экономике. Есть рецепты по изменению ситуации.

Вейк, Фридрих. Капитальные ошибки. Описание сути современной экономической системы с предложениями по исправлению ситуации (спойлер: нужно перестроить финансы).

Кригер. Денежный базар. Старая, но интересная книга о работе мировых финансовых рынков, написанная известным валютным спекулянтом. Исторические экскурсы о том, как объединились рынки капиталов.

Шайдель. Великий уравнитель. Мировое неравенство и что на его влияет. Прогноз неутешительный: уменьшается оно как правило после войн и катастроф разного рода, но не в результате реформ.

Банерджи, Дюфло. Хорошая экономика для трудных времён. Типично левый анализ мировой экономики от нобелевского лауреата с типично левыми предложениями по её улучшению. Обложим всех паразитов налогами, и наступит благоденствие.

Майер. Призрак инфляции. История денег и их непрестанного обесценивания. Нас тоже не минёт чаша сия. Взгляд экономиста австрийской школы.

Политика

Маршалл. Узники географии. Десять карт, рассказывающие всё, что нужно знать о глобальной политике.
Маршалл. Сила географии. Десять карт, раскрывающие будущее мира. По следам успеха первой книги, но тоже годно.

Шульте. Под внешним влиянием. Как Германия страдает под американской пятой. Немцам не стоит стесняться своего прошлого. Залог процветания - дружба с Россией.

Баллог. Страна денег. Офшоры, олигархи и тому подобное. Как ведутся тёмные делишки мировой экономики.

Пури. Великое имперское похмелье. Рассказ о величайших империях мира с приложением к современной ситуации.

Вагенкнехт. Самоуверенные. Что мы имеем сегодня в лагере левых и как выйти из этой незавидной ситуации.

Доддз. Пограничные войны. Границы и всё, что с ними связано в контексте геополитики.

Ханна. Будущее принадлежит Азии. Оглянитесь - и увидите: иного и быть не может. Азиаты уже догнали Европу и не собираются останавливаться на достигнутом.

Мюррей. Безумие толпы. Точно и ясно о "повесточке" с гендером, расами и прочим. Кто-то должен был это написать, и одним из первых был Мюррей.
Мюррей. Война против Запада. Как современные борцы за равноправие рушат страны, их вскормившие.

Ричел. Вскрытие пандемии. Как мировые политики под предлогом борьбы с коронавирусом проворачивают свои делишки, а коронаскептики не верят в очевидные вещи.

Росс. Неистовые двадцатые. Нехорошая ситуация сложилась на Западе и в целом в мире. Надо что-то делать, иначе будет ой-ой-ой. Традиционные левые рецепты по обузданию мировой олигархии. Удивительно, но этот человек работал на Хиллари Клинтон.

Дэвис. Нервные состояния. Одна из книг, написать которую заставили победы популистов (Брекзит, Трамп). Как они добиваются успеха и как им противостоять (их же оружием: разжигать страсти).

Ергин. Новая карта. Недавняя история геополитических событий с упором на энергию и энергоносители. Какие вызовы стоят перед нами и какими инновациями мы можем воспользоваться.

Плакроуз, Линдси. Циничные теории. Подробный обзор новомодных левацких течений, начиная с постколониалистов и кончая трансгендерами. Их мир надо знать, чтобы уметь ответить.

Голдман. Вас ассимилируют. Как Китай собирается без единого выстрела завоевать мир. Автор знает, о чём пишет и заставляет задуматься.

Блэттман. Почему мы дерёмся. Война - очень плохая вещь, но снова и снова их развязывают. Почему? Потому что стремятся получить больше, чем потеряют. А потом оказывается, что не так это просто, как казалось. Но назад дороги нет, и приходится искать дорогу к миру. Находят не все и далеко не сразу.

Эял. Бунты. Хорошая ж вещь - глобализация, или? Надо просто исправить то плохое, что в ней есть. Взгляд из Израиля.

Брегман. Утопия для реалистов. К чему стоило бы стремиться современному человеку. Идеи из левого лагеря.

Научпоп

Брегман. Добрые внутри. Каков человек по природе - добр или зол? Автор голосует за первую опцию.

Хейр, Вудс. Оригинальный взгляд на эволюцию человека, согласно которому человек развился в общественное животное, склонное к кооперации.

Морлан. Людской прилив. Прошлое, настоящее и будущее в контексте демографии.

Граймс. Неразумная обезьяна. Дезинформация, конспирология, пропаганда - мы все падки на это. Почему это так и как этому противостоять.

Лоутон. Эта книга могла бы спасти вам жизнь. Как жить дольше и лучше. Обзор современного состояния науки о здоровье с критикой хайпа и отбором действительно полезных вещей.

Ридли. Как работает инновация. Рассмотрение истории появления разных прорывных вещей с попыткой анализа того, что продвигает, а что тормозит инновацию.

Пинкер. Рациональность. Почему мы принимаем решения не всегда на основе логического анализа. Написано с претензией, но получилось не очень.

Макмиллан. Война. Рассмотрение феномена войны и его влияние на человека. Есть многое, о чём забывается в мирное время. Но которое всегда остаётся с нами. Очень интересный взгляд на разные аспекты войны и всего, что с ней связано.

Чан, Ридли. Вирус. Пандемия Covid-19. Результаты расследования интернет-активистов об искусственном происхождении вируса.

Кукушкин. Хлопок одной ладонью. Человеческая эволюция в популярном изложении учёного-биолога.

Ричи. Научные вымыслы. Халтура, подлог, мухлёж - всего этого навалом в современной науке. Потому её авторитет оказывается иногда подорван. Есть предложения по исправлению ситуации. Как по мне - недостаточные.

Левитин. Счастливое старение. Процесс старения глазами нейробиолога. Много ценных советов о том, как успешно провести осень жизни. Не всё так мрачно, как видится.

Филлипс, Элледж. Заговор. Рассказ о конспирологии и конспирологах. Хороший обзор всяких бредовых теорий. Доставляет.

Мюллер. Верь малому. Как читать современную прессу и не попасться на удочку пропаганды.

Мемуары

Зомари. Воспоминания. Его называли "цюрихским вороном" - так точно он предсказывал мрачные события. Он же был умнейшим человеком и очень способным банкиром, блестяще прошедшим все передряги неспокойной эпохи. Много деталей, объясняющих те события и раскрывающих угол зрения людей тех лет.

Шахт. 76 лет моей жизни. Воспоминания банкира, обеспечившего взлёт Третьего Рейха. Этот хитрый лис вовремя спрыгнул и избежал наказания, попав на скамью подсудимых в Нюрнберге. Пару-тройку лет он всё-таки отсидел, и, я думаю, не зря.

Ирвинг. Война Гитлера. Фюрер надеялся, что когда-нибудь появится британец, который напишет историю Третьего Рейха так, как бы сделал он сам. И он появился, этот британец, который перевернул кучу документов и описал шаг за шагом историю этой неоднозначной персоны. Куча интересных нигде не упоминаемых фактов.

Всякое-разное

Джеффрис. Всё, всегда, повсюду. Постмодерн - как он появился, вырос и умер. А может, не умер? И кому он был нужен?

The Economist. Интересные факты и истории со страниц всемирно известного журнала.

Наварро. Я вижу, о чём вы думаете. Язык тела и как его истолковывать. В жизни пригодится!

Глаудуэлл. Разговор с незнакомцем. Журналюга надёргал жареных историй и пытается сделать из них многозначительный вывод: мы плохо знаем людей.

Восс. Никаких компромиссов. Искусство ведения переговоров. Главный секрет: поменьше уступать и стоять на своём. Неудивительно, ведь автор общался в основном с террористами.

Что увидел Алоис Не успела окончиться Вторая, как один немец увидел Третью мировую.

Показать полностью

Долгий взгляд (1)

Время – деньги. Старая истина, казалось бы. На самом деле не старая и не факт, что истина. В наше время не хватает как раз подхода с запасом на время. Мыслить надо не сиюминутными интересами, а поколениями, столетиями. В этом нас пытается убедить британский журналист Ричард Фишер.

Долгий взгляд (1) Книги, Обзор книг, История (наука), Время, Планирование задач, Нон-фикшн, Научпоп, Длиннопост

Долгий взгляд. Почему нам нужно изменить отношение мира ко времени.

Предки были не такими зашоренными. Они построили устойчивые во времени храмы, пирамиды и святилища, верили в вечную жизнь после смерти и непрекращающийся круговорот эпох. Но каждое общество смотрит на время по-своему. Этот взгляд влияет на решения и траекторию его движения, и сам он тоже может изменяться.

Сначала появились солнечные часы и календари. Они помогли нам согласовывать действия. Чтобы добиться чего-то значительного, нужно планировать. Древние египтяне с их пирамидами, римляне с их дорогами и акведуками продемонстрировали миру, на что способно разделение труда. Время в их воображении текло через человека, а будущее представлялось предопределённым. Предугадать его было важнейшей задачей, отсюда популярность гаданий и мистицизма в целом.

Потом появились христиане. Император Нерон нашёл в них козлов отпущения за пожар в Риме, после чего его жестокость нашла отражение в Откровении Иоанна Богослова. Знаменитое число зверя из него получается путём сложения цифровых эквивалентов надписи с древнеримской монеты того времени.

Долгий взгляд (1) Книги, Обзор книг, История (наука), Время, Планирование задач, Нон-фикшн, Научпоп, Длиннопост

Neron Kesar

В христианском мировоззрении своё отношение ко времени. Нет долгого отдалённого будущего – есть Апокалипсис, после которого вневременное пребывание в Царстве Господа. Однако появилась проблемка: чего ради закладываться надолго, если всё равно скоро конец света? Может, лучше устроить приличную вечеринку?

Но прогресс идёт вперёд, конец света всё не наступает, и после изобретения регулятора хода механические часы становятся элементом храма, позволяющим точно определить момент для начала молитвы, о котором и возвещали колокольни. Средневековые храмы часто строились десятилетиями, даже столетиями, что, казалось бы, говорит о дальнозоркости предков. На самом деле это чаще всего говорит об органическом росте с надстройками, хоть вначале и было какое-то представление. И стояли эти сооружения не всегда слишком долго. Мы смотрим на то, что сохранилось и заключаем о том, как же здорово строили предки. Так называемая «ошибка выжившего». По факту же даже знаменитый шпиль аббатства Солсбери, на который ездили смотреть Петров с Бошировым, оказался слишком тяжёлым для основания храма, построенного на на болотистой почве. Колонны искривились от нагрузки, а здание просело.

Долгий взгляд (1) Книги, Обзор книг, История (наука), Время, Планирование задач, Нон-фикшн, Научпоп, Длиннопост

Колонна храма в Солсбери

Если средневековые строители и имели представление о вечности, то оно было основано на цикличности тогдашней жизни с её севами и урожаями, болезнями и исцелениями, падениями и возвышениями королевств. К семнадцатому веку чувство времени на Западе стало эволюционировать, особенно в коммерции. Родилась статистика. Биржи стали торговать фьючерсами. Появились первые страховки. Тем не менее, в голове простого человека грядущий Апокалипсис продолжал занимать прочное место. Исаак Ньютон даже рассчитал год наступления конца света: 2060. Вторая половина восемнадцатого века принесла постепенное падение авторитета церкви в области контроля времени. Появились неопровержимые свидетельства того, что наш мир гораздо старше церковных шести тысяч лет. Естествоиспытатель Джеймс Хаттон пришёл к выводу, что горные породы формируются миллионами лет, претерпевая многочисленные превращения, о чём свидетельствовали многочисленные несогласные напластования.

Долгий взгляд (1) Книги, Обзор книг, История (наука), Время, Планирование задач, Нон-фикшн, Научпоп, Длиннопост

Несогласные напластования Хаттона (слева направо и сверху вниз)

Было открыто не только прошлое, но и будущее. Одним из первых футуристов был философ Иммануил Кант, писавший о миллионах столетий, лежащих перед нами в будущем. Зародилась фантастика, появились первые утопии. Кровавые события Великой французской революции побудили фантазировать о будущем не только в розовом цвете. И всё же простого человека эти фантазии мало трогали. Он мог запросто спутать то, что произошло с ним самим, с опытом своего отца – настолько монотонной была жизнь. Но время шло, развивалась наука. Дарвин представил свою теорию эволюции, при которой человек перестал быть центром Вселенной, а его существование стало лишь коротким фрагментом развития природы. Часы стали общепринятым атрибутом, церковь утратила монополию на время, а дети стали жить по-другому, чем родители. Запад вступил в эру индустриального времени. Время стало ценным ресурсом. Фермер не должен был полагаться всецело на волю стихий, а мог поднять сам себе урожай с помощью современных агротехнологий. Будущее стало пространством для эксплуатации.

Успехи науки и техники породили веру в светлое индустриальное будущее. Деятели искусства стали задумываться о новом человеке, новой женщине, новом обществе. Уэллс написал свою Машину времени, в котором будущее было не столь светлым, но весьма отдалённым (802701 лет). Раздвинулось и прошлое. Радиоуглеродное датирование позволило заключить, что и геологи были неправы: возраст нашей планеты исчисляется не миллионами, а миллиардами лет. Как миллиарды лет ещё будет гореть наше Солнце. Оказывается, человечество лишь в начале пути. Было отчего пойти голове кругом.

Между тем, двадцатый век с его взлётами и падениями дал поводы к периодам оптимизма и пессимизма в умах. Двадцатые годы принесли новые ожидания, а в сороковых Оруэлл жаловался, что технический утопизм Уэллса поставлен фашистами себе на службу. Тема прогресса в произведениях искусств сменилась моральной борьбой. После Второй мировой технический утопизм пережил краткий период возрождения на фоне прогресса атомных и космических технологий. Но обещанная утопия не наступила, и к светлому будущему, потерявшему свой блеск, перестали жадно стремиться. Последние десятилетия прошлого тысячелетия ознаменовались широко распространённой трансформацией отношения общества ко времени. Всё стало нужно здесь и сейчас. Не так важно, сколько простоит строение, как сколько оно будет стоить. Горизонт планирования резко сократился. Следствия недальновидных решений видны уже сегодня в виде стареющих электросетей, линий связи, канализации, водоснабжения, мостов, плотин и прочей инфраструктуры. Наступило состояние, которое французский историк Франсуа Артог назвал «презентизмом». Он считает его следствием капитализма и потребительства. Кто-то пеняет на интернет, кто-то на политику и новостные каналы. Всё это – разные предпосылки, которые автор называет временными стрессами.

Показать полностью 3

История мира в 47 границах (3)

Заканчиваем знакомиться с книгой Джона Элледжа.

Вот где мало прямых пограничных линий – так это в Европе. Там нередки анклавы. Чемпионом по количеству анклавов является бельгийско-голландский город Барле. Спор за его принадлежность начался уже в далёком 1198 году. Поначалу выход был найден в признании старшинства одной из сторон, которая в свою очередь немедленно ссудила вторую принадлежащей ей спорной территорией. Так бы и осталась эта сделка в анналах истории, если бы полтысячи лет спустя не случилось войны за Независимость Нидерландов, разделившей господ Барле на разные лагеря. Потом Нидерланды включили в себя на короткое время бельгийские провинции, но в 1843 году с совместным проживанием было покончено: спорную территорию разбили на пять тысяч кусков, принадлежность которых устанавливали по отдельности. С тех пор было несколько попыток упрощения, но максимум, чего удалось выжать, это вот это:

История мира в 47 границах (3) Книги, Обзор книг, История (наука), География, Граница, Меридиан, Гринвичский меридиан, Нон-фикшн, Научпоп, Длиннопост

Барле

Так и возник этот лоскутной ковёр из бельгийских анклавов, содержащих порой и анклавы Нидерландов. Граница порой проходит через дома и комнаты. Если живёшь на две страны, то, в конечном счёте, решает местоположение входной двери. Сегодня народ пользуется преимуществами сложившейся ситуации, а также страдает от недостатков. Последним примечательным случаем было прекращение локдауна в Нидерландах в прошлую пандемию. Те, кто в Бельгии, должны были сидеть на самоизоляции, а в Голландии уже открылись бары. Правда, мэр бельгийской части пообещал не штрафовать нарушителей. А по идее можно было залететь на 250 евро.

Пару интересных анклавов имеет Швейцария. Первый из них называется Кампионе-д‘Италия, и история его длится с 777 года, когда местный феодал подарил своё владение архиепископу Милана. Во время Первой мировой итальянцы открыли в анклаве казино, надеясь приманить туда иностранных дипломатов, чтобы выведать у них какие-нибудь секреты. Муссолини повторил трюк в тридцатых, присовокупив к Кампионе вторую половину имени, чтобы не было сомнений в том, кому принадлежит территория. Они неплохо жили, но лишь до тех пор, пока Швейцария не исключила анклав из своей таможенной территории на фоне вступления Италии в ЕС. В 2018 году казино обанкротилось. Потом, правда, снова открылось, но это уже остатки былой роскоши.

На другом конце страны находится немецкий Бюзинген. Там, в отличие от соседнего Шафхаузена, живут католики, а не протестанты. И после похищения и тюремного заключения бюзингенского фогта в 1693 году Габсбурги провозгласили, что их город Бюзинген никогда не будет швейцарским. Они продали окружающие его земли Цюриху, но оставили Бюзинген у себя. В 1805 году город достался курфюрству Вюртемберг, которое, в свою очередь, влилось в Германию через несколько десятков лет. По окончании Первой мировой на референдуме 96% населения сказали «да» вступлению в Швейцарию. Кто сказал «нет» - это немецкие власти, потребовавшие у Конфедерации чего-нибудь взамен. Ничего взамен у швейцарцев не нашлось. Сегодня город остаётся частью немецкой территории, являясь при этом частью швейцарской экономики. Иногда полезно заключить компромисс.

Микрогосударства – наследие долгой европейской истории. Раньше их было – пруд пруди, сегодня их можно сосчитать по пальцам. Какие-то курьёзы породила недавняя история. В 1832 году жители пограничной области между США и Канадой провозгласили независимую республику Индиан-Стрим в попытке добиться ясности, кому платить налоги. А то ведь заставляли с обеих сторон. Через три года они были счастливы сдаться войскам нью-гемпширского шерифа. Или взять Яксу, основанную ссыльным польским шляхтичем между Россией и Китаем. Ему удалось продержаться девять лет, пока не пришли русские, а потом и китайцы. Или итальянскую Коспайю, которая тихо-мирно прожила сама по себе несколько сот лет, пока до неё не дошли руки у соседей. Но кто-то и до сих пор сохраняет независимость: Андорра, Монако. Кому-то помогло традиционное лавирование между крупными соседями, кому-то – долгие традиции, но не обошлось и без удачи. И без географии. Нельзя не заметить, что многие из микрогосударств расположены в горной местности, которая затрудняла их завоевание. Не стоила овчинка выделки. Но всё равно нет гарантии, что так продлится вечно. Быть маленьким – значит полагаться на соседей в инфраструктуре, экономике и финансах и не иметь своей армии. Уязвимость налицо. Но есть и преимущество: можно устроить у себя офшор. Впрочем, из правил есть исключения. Одним из них является Ватикан, обитатели которого отказались вступить в Италию вместе с Римом и сидели в своих стенах долгих 59 лет. Пока не договорились с Муссолини, признавшим суверенитет Ватикана на поддержку фашизма. А ещё есть Мальта, тщетно пытавшаяся прилепиться к Великобритании в пятидесятые, но получившая отказ, чтобы не создать прецедент для других. А Сингапур, наоборот, исключили из британской Малайзии. Но, я думаю, они сегодня не слишком сожалеют о тогдашних событиях.

Не имеешь свою армию – готовься принять чужую. Лихтенштейн периодически оказывается под пятой швейцарского солдата, который раз за разом забредает туда по ошибке. В 1968 году швейцарцы даже обстреляли по ошибке знаменитый лихтенштейнский горнолыжный курорт. Что с них взять – этих призывников, вчерашних тинэйджеров. Подобные события – не редкость в международной практике. В 2002 году британцы высадились на испанский пляж, перепутав его с Гибралтаром. Местные не поняли юмора, тем более что Гибралтар с его знаменитой скалой трудно с чем-нибудь перепутать. Австралийский военный флот имеет подлую привычку заходить в воды Индонезии. Венесуэльские войска стали лагерем в 2017 году на колумбийской банановой плантации, после того, как пограничная река изменила своё течение. А британская полиция установила в 2010 году блокпост в Ирландии. Но это так, мелочи. Американцы построили на канадской территории целую крепость, из-за которой потом пришлось изменять границу.

История мира в 47 границах (3) Книги, Обзор книг, История (наука), География, Граница, Меридиан, Гринвичский меридиан, Нон-фикшн, Научпоп, Длиннопост

Форт Монтгомери

Правда, это было в старом добром девятнадцатом веке. Подобный трюк со стороны Китая, начавшего строить дорогу в 2017 году на бутанской территории, встретил жёсткое противодействие соседей, включая Индию.

Книга включила в себя и историю про войну Google Maps между Никарагуа и Коста-Рикой, но о ней рассказал и Доддз в своей книжке. Кстати, про Гугль. Не секрет, что им приходится выкручиваться и рисовать разные карты для разных стран. Что автор дал в качестве примера? Правильно, Крым. Но это, конечно, не единственный пример. В мире хватает несогласия по поводу границ с соседями, а рисковать судьбами своих сотрудников на местах ни хочется никому.

В заключительной главе автор обратился к границам воображаемым. В этом смысле интересна история нулевого меридиана, который поначалу каждый чертил сам для себя, пока в 1884 году не собрались географы всего мира для того, чтобы найти общий язык. Надо же было делить Африку. Геолокация требует точных астрономических измерений, и потому выбор был ограничен с самого начала. Первоклассными обсерваториями располагали Париж, Берлин, Вашингтон и Лондон. Через одну из них и должен был проходить нулевой меридиан. Победил Гринвич, который де-факто уже использовали в качестве точки отсчёта на многих картах. Французы не были довольны таким выбором. Ведь у них был свой грязный пригород Сен-Клод, куда можно было бы поместить точку отсчёта географической долготы. Сегодня Гринвич – приятный парк, а не пыльная окраина. Кучи туристов снимаются на фоне выложенной линии с ногами в разных полушариях. Снялся и я. Вот только реальный нулевой меридиан находится в сотне метров к западу. Дело в том, что Земля – не совершенная сфера. Масса планеты распределена неравномерно, и её географический центр не совпадает с центром тяжести. Гринвичские же учёные использовали в своих вычислениях перпендикуляр к поверхности ртути в своём сосуде, проходящий через центр тяжести. Когда в семидесятых годах выявили несоответствие, то решили не менять систему, а просто сдвинуть меридиан. Почему же не начертили линию на новом месте? Злые языки поговаривают, что это бы отвлекло денежный поток туристов от обсерватории. Но есть и приличное оправдание: геотектоника плит приводит в движению континенты, так что местность всё равно съезжает на пару сантиметров в год. Начертишь – а потом снова перечерчивай. Так что решили оставить. А координаты спутниковой навигации рассчитывают в системе международного бюро времени BIH. Которое расположена не где иначе, как в Парижской обсерватории. Хорошо смеётся тот, кто смеётся последним.

История мира в 47 границах (3) Книги, Обзор книг, История (наука), География, Граница, Меридиан, Гринвичский меридиан, Нон-фикшн, Научпоп, Длиннопост

Гринвичский парк

В книге ещё есть рассказ о часовых пояса и их установление, о том, как когда-то в каждом городе было своё время, и только железная дорога и телеграф вынудили начать причёсывать время под одну гребёнку. А ещё про то, как разные страны двигают свои пояса на нецелое число часов в попытке продемонстрировать свою суверенность. Про то, как Китай всей территорией живёт в одном времени.

А также про запутанное прохождение линии перемены дат в Тихом океане:

История мира в 47 границах (3) Книги, Обзор книг, История (наука), География, Граница, Меридиан, Гринвичский меридиан, Нон-фикшн, Научпоп, Длиннопост

Прохождение линии перемены дат в Южном полушарии

Да уж, мало кто захочет жить в одной стране и в разных днях. Одним из курьёзных следствий этого является то, что каждый день наступает момент, когда на планете действительны три разные даты одновременно. В 10:30 по Гринвичу на американском Самоа ещё вчера, а на островах Рождества в Кирибати (клюв тираннозавра на карте) – уже завтра.


Написано легко и непринуждённо, это плюс. Но поверхностно и без знания дела. Не обошлось и без политики, хоть тут автора трудно винить, поскольку границы – это по жизни взрывоопасная тема. Но всё-таки мог бы, хотя бы в рассказе про Антарктиду упомянуть экспедицию Беллинсгаузена, а не кивать в сторону каких-то непонятных охотников на тюленей. В целом, однако, неплохая книжка.

Показать полностью 4

История мира в 47 границах (2)

Продолжаем знакомиться с книгой Джона Элледжа.

Девятнадцатый век. Леопольду II было стыдно смотреть в глаза своим царственным родственникам – монархам Британии и Австро-Венгрии. Ему, королю небольшой Бельгии, непременно нужно было обзавестись своей колонией. А между тем не поделенный до конца материк с его богатствами – вот он, под боком у Европы. Быстро создаётся холдинг, замаскированный под науку и благотворительность и отправляются экспедиции в сердце Африки. Прогресс медицины, и в частности выделение хинина, сделал африканские дебри доступными ноге белого человека, который при «нормальных» африканских условиях имел склонность быстро чахнуть от малярии. Мортон Стенли заключает договора с вождями племён, не умевшими их читать. Предмет договора? Земля в обмен на «стеклянные бусы», не иначе. В игру включились французы и итальянцы. И вот уже в ноябре 1884 года сильные мира сего собираются за одним столом для делёжки африканского пирога. Конечно, ни одного африканца среди них не было. Султана Занзибара просто высмеяли, когда он попытался войти в число приглашённых. После нескольких месяцев корпения над гигантской картой континента были выработаны основные принципы: официальная отмена рабства, установка сфер влияния , свобода торговли в бассейне Конго, свобода навигации по Конго и Нигеру. Но самым вредным был принцип «эффективной оккупации», согласно которому иностранная держава должна была контролировать свою территорию силовым путём, не имея при этом особых обязанностей.

История мира в 47 границах (2) Книги, Обзор книг, История (наука), География, Граница, Индия, Конго, Африка, Нон-фикшн, Длиннопост

Колониальные зоны Африки

Пусть вас не смущает обилие прямых линий на карте. Так удобнее было делить. Кстати, англичане пытались сделать по уму, выслав экспедицию в 1882 году, чтобы прочертить границу между Угандой и Суданом. Но быстро устали по дороге с запада на восток, после чего в наследство осталась вот такая граница:

История мира в 47 границах (2) Книги, Обзор книг, История (наука), География, Граница, Индия, Конго, Африка, Нон-фикшн, Длиннопост

Граница между Южным Суданом, Угандой и Кенией.

Леопольд получил, что хотел. Пусть он не имел империи, зато была колония, в 79 раз больше, чем его королевство. Её издевательски назвали «Свободное государство Конго». Всё, что нужно было колонизатором от аборигенов – это принудительный труд на плантациях гевеи и масличных пальм. И да, не забыть про слоновую кость. Кто был против – тому сжигали деревни и отрубали руки. Через пару десятков лет население региона упало на 60%. Всё на свете имеет свой конец, но, похоже, войны в разобщённой колонизаторами Африке не закончатся ещё долго после её освобождения. Зато было удобно делить.

Делить пришлось и Индию, правда не между колонизаторами, а между её жителями. Но и этот раздел был проведён достаточно халтурно. Семена вражды были посеяны ещё во время создания коммунальных избирательных округов с формированием национальных и религиозных меньшинств. И когда в 1946 англичане поняли, что им пора на выход, лидер мусульманской лиги Джинна мыслил счастливое будущее мусульман лишь в отдельном государстве. Колонизаторы предложили сложную трёхзвенную федеральную систему в качестве компромисса, но она не сработала: Неру не нравился слабый центр, и он отказался поддержать проект. В ответ начались силовые протесты мусульман. 4 тысячи погибших, 100 тысяч оставшихся без крова. В марте 1947 года из Британии прибыл вице-король, герой войны лорд Маунтбеттен. Он предложил план «Балканы» с разделом на дюжину стран. Этот план – был диаметрально противоположен тому, что хотел его любимчик Неру. Положение спасло предложение советника вице-короля Менона: разделить всего на две части. Обеспокоенному Неру пришлось соглашаться. 2 июня раздел колонии на Индию и Пакистан был представлен Джинне. Вряд ли тому понравилось разделение Пакистана на Восточный и Западный, но это была какая-никакая, но независимость.

Начало независимой истории было установлено на 15 августа. Оставалось шесть недель на формирование новых наций. После случившегося никто из переговорщиков не ушёл без ущерба для своей репутации. Автор плана Менон, сокрушался, что не может принять рыцарство за раздел своей родины. Ну а Маунтбеттена клевали все, кому не лень: за нежелание заблаговременно опубликовать новые границы, а также за решение оставить британскую армию в казармах, когда миллионы тех, кому не повезло остаться на «неправильной» стороне границы, стали жертвами насилия местного большинства. Впоследствии он говорил, что погибло всего четверть миллиона, но реальное число – семизначное. И это – не конец. Наследием стали три войны за Кашмир и одна за независимость Бангладеш. А также двести миллионов индийских мусульман, которых ждёт далеко не радужное будущее под властью националистов. Сегодня граждане прежде единой страны смотрят на ежегодное пограничное шоу, каждый со своей стороны.

История мира в 47 границах (2) Книги, Обзор книг, История (наука), География, Граница, Индия, Конго, Африка, Нон-фикшн, Длиннопост

Пограничная церемония в Вагахе

Показать полностью 3

История мира в 47 границах (1)

Об одной из книг Джона Элледжа я уже рассказывал. Это было захватывающее обозрение перлов мировой конспирологии. Недавно вышла новая книга этого талантливого британского журналиста.

История мира в 47 границах (1) Книги, Обзор книг, История (наука), Граница, Франция, Нон-фикшн, Длиннопост

История мира в 47 границах. Повествования, кроющиеся за линиями на карте.

На этот раз Джон решил пойти по стопам Клауса Доддза и Тима Маршалла, о книгах которых я рассказывал. Получилось, увы, не так чтобы очень. Написано легко, надо сказать. Но и довольно поверхностно. Сказывается, что писал не историк, но всего лишь журналюга. Поэтому я не буду давать полный обзор, а ограничусь лишь самым интересным, тем, что я не встретил у Доддза и Маршалла.

Границы сопровождают нас в течение всей истории нашего существования. Мы формируем их, и они формируют нас. И продолжают аукаться задолго после их пропадания. Изначально они были не столь осязаемы, но по мере улучшения карт и установления суверенных государств их чертили всё жирнее и жирнее, и сегодня самым важным признаком какого-нибудь места является его государственная принадлежность.

Заглянув в историю, можно сделать для себя выводы. На примере Великой китайской стены (вопреки расхожему мнению, её нельзя увидеть из космоса невооружённым глазом) мы знаем, что стена всегда настолько грозное препятствие, насколько сильно государство, ею прикрываемое. Стоило царству Мин пошатнуться, и Великая стена не спасла его от нашествия маньчжуров.

Граница между Европой и Азией многим бросается в глаза своей произвольностью. Но что меня удивило – что автор, помимо двух конкурирующих маршрутов через Урал и Эмбу отметил «бесспорное» её протяжение не по Кавказскому хребту, и не по Кума-Манычской впадине. А прорисовал линию от Апшеронского полуострова до устья Дона. М-да, это, похоже, новое слово в географии...

Древние римляне, почувствовав сопротивление на дальних концах империи, отгородились от остального мира стеной Адриана и лимесом. И, пожалуй, выиграли пару сотен лет существования империи. Неплохой урок для современных империй (к числу которых автор причисляет США, Китай и Россию). Карл Великий, разделив наследство между сыновьями, разделил и государства потомков – Германию и Францию. У его детей были тоже дети, между которыми тоже нужно было делить. После нескольких поколений братоубийственных войн европейцы пришли к логичному выводу: не стоит сохранять унаследованную от франков систему, а передавать всё царство старшему сыну.

История мира в 47 границах (1) Книги, Обзор книг, История (наука), Граница, Франция, Нон-фикшн, Длиннопост

Раздел империи Карла Великого

Возникновение наций бывало продуктом случайности. География, конечно, играет роль, но также имеют значение общие институты, общие легенды и, да, общие враги. То, что Уэльс по-прежнему присутствует на карте, было обусловлено существованием британской Шотландии, а также широким имперским протяжением, допустившим формирование множественных перекрывающихся идентичностей. Не стоит забывать, конечно, и про существование отдельных футбольных команд.

Подобными хохмами напичкана вся книжка, и если чаще всего беззлобно смеёшься, но порой его шутки граничат с бестактностью. Не думаю, что книгу будут охотно переводить на многие языки.

Жить у границы всегда рискованно. Что уж говорить о седом Средневековье. Приграничные феодалы (которые себя так не называли, кстати) требовали для себя специальных привилегий. Неудивительно: в случае неожиданного нападения нужно реагировать быстро, а не ждать, пока император даст добро. Маркграфы имели право собирать своё войско и строить замки. Некоторые из них смогли не только сделать свою власть наследственной, но и основать новые державы. Южный фланг у Каролингов прикрывала Барселона, которая, вступив в союз с Арагоном, постепенно выросла в Испанию. Из Восточной марки получилась Австрия, а курфюрст Бранденбурга входил в круг избирателей Императора Священной Римской империи. Но не все маркграфы получили подобную судьбу. В процессе достижения религиозной однородности падала и важность пограничья. Маркизы Франции, Англии и Уэльса затерялись со временем в массе местной аристократии. Более того, их происхождение стали подвергаться сомнениям, а титул стал знаком дурной репутации. Задолго до маркиза де Сада.

Раз уж зашла речь о Священной (1) Римской (2) империи (3), то, если верить Вольтеру, она не была ни тем, ни другим, ни третьим. Что было – это лоскутный ковёр из княжеств с различными деньгами, налогами и пошлинами. А также с множеством местный особенностей, доходящих до абсурда. Так, во владениях дома Рейссов в Тюрингии младенцев мужского пола называли исключительно Генрихами в честь императора Генриха VI. История империи была бурной. После смерти последнего Каролинга немецкая знать вернулась к древнему обычаю франков избрания своего предводителя на собрании. Императора выбирал совет из трёх архиепископов и четырёх монархов. Таким образом, в борьбе за власть слово было и у церкви. После столетий борьбы власть понемногу сконцентрировалась. Карл V смог собрать под своей властью чуть ли не половину Европы, но нет, грянула Реформация, которая дала шанс местной аристократии отгрызть себе больше власти. Снова войны, в результате которых в Аугсбурге господам на местах было позволено выбирать конфессию своих подданных. Одним словом, единство не устоялось, снова наступила раздробленность, при которой свою рыбку в мутной воде ловили локальные объединения наподобие Швабской лиги, Швейцарской конфедерации или Ганзейского союза. Тридцатилетняя война обезлюдила многие города и местности. После её окончания была рождена современная Вестфальская система международных отношений с её понятием суверенности. Мелкие княжества получили гарантии своего сохранения ещё на пару сотен лет.

Идём дальше. Франция, 1789 год. Революция вызвала много важных перемен, и одной из них было разделение страны на шахматную доску из 81 департамента. Ширина квадрата составляла примерно 70 километров. Это было лишь предложение, которое не было принято. Но Комитет был настойчив. Он оставил размер и число департаментов приблизительно теми же, но подогнал их границы под местность. Основная идея была: у гражданина должна быть возможность добраться до префектуры в течение дня. Потом был Наполеон, и число департаментов возросло до 96, а затем до 130.

История мира в 47 границах (1) Книги, Обзор книг, История (наука), Граница, Франция, Нон-фикшн, Длиннопост

Французская империя в 1812 году

Многое с тех пор изменилось, но не территориальное деление Франции. Сегодня 79 департаментов на том же месте, где и были изначально. И если кто-то думает, что нидерландские или итальянские департаменты не имели шансов остаться в составе страны, то автор возражает: на пороге революции 1789 года лишь половина населения тех самых изначальных 83 департаментов говорила по-французски.

Показать полностью 3

Карта культурных различий

Глобализация свела вместе представителей самых разных народов и культур, которые теперь совместно двигают прогресс. При этом оказалось, что все мы разные. Разные не только в индивидуальном плане, но и культурно. Варясь в одном котле родной культуры, мы часто думаем, что и другие такие же, как и мы. На самом деле, очень многое зависит от того, откуда человек. И если мы можем понять его слова, понять действия бывает очень трудно. А работать вместе надо. Облегчить сотрудничество и сократить непонимание призвана известная книга Эрин Мейер.

Карта культурных различий Книги, Обзор книг, Общение, Культурные различия, Коллектив, Руководство, Командная работа, Управление людьми, Лидерство, Нон-фикшн, Пятничный тег моё, Длиннопост

Карта культурных различий. Как люди думают, руководят и добиваются целей в международной среде.

Книга не новая, есть русский перевод. Но предмет её не устареет ещё много времени

Основной подход автора состоит в классификации культурных различий по восьми основным признакам: коммуникации, критике, убеждению, лидерству, принятию решений, доверию, несогласию и планированию времени. Представители разных культур обладают уникальным сочетанием выраженности этих признаков. В условиях их общения между собой можно и нужно учитывать, где есть общее, а где различия. Так можно избавиться от непонимания и быстрее пойти вперёд.

Карта культурных различий Книги, Обзор книг, Общение, Культурные различия, Коллектив, Руководство, Командная работа, Управление людьми, Лидерство, Нон-фикшн, Пятничный тег моё, Длиннопост

Как видим, между Израилем и России можно найти много общего, и деловое общение в этих отношениях может проходить без проблем. Но есть и различия: если израильтяне более практичны и не углубляются в теорию, россиянам более близко рассмотрение всей проблемы в целом с извлечением выводов для конкретной ситуации. Далее, серьёзно различается подход к принятию решения, которое в России чаще всего делает начальник, а в Израиле часто является продуктом консенсуса.

Чтобы столкнуться с проблемами, недостаточно иметь значения с разных краёв шкалы. Уже различное положение в пределах шкалы может породить непонимание и даже неприятие. Например, испанцы более ориентированы на выстраивание доверительных отношений, чем французы. Но менее – чем японцы.

Для тех, кто попал в чужую среду, у автора есть очевидный совет: поначалу больше смотреть и слушать, чем говорить. Тогда станешь замечать не только чужие, но и свои особенности, которые не видны при нахождении среди своих.

1. Коммуникация

Главное различие по этому признаку – как передаётся информация: напрямую или косвенно, намёками. В культурах низкого контекста (преимущественно в странах Запада) для того, чтобы быть эффективной, коммуникация должна быть простой, чёткой и ясной, без недомолвок. Наиболее выражен подобный стиль общения в США. В то же время, в азиатских странах принято стараться не перегружать собеседника потенциально стрессовой информацией. Там могут отказаться от предложения помощи, даже если нуждаются в ней. Приходится упрашивать по нескольку раз.

Карта культурных различий Книги, Обзор книг, Общение, Культурные различия, Коллектив, Руководство, Командная работа, Управление людьми, Лидерство, Нон-фикшн, Пятничный тег моё, Длиннопост

Причины подобных различий Эрин находит в истории. США, как известно, страна мигрантов. Каждый мигрант происходил из своей культуры. Чужая душа – потёмки, и для эффективного общения необходимо было называть вещи своими именами, максимально чётко и ясно. В культурах же высокого контекста важно не вывести собеседника из равновесия необдуманными высказываниями. Там принято не рубить правду-матку, а сообщать информацию между строк, особенно если эта информация неприятная. Можно, например, вспомнить известную пословицу или цитату. Общий для участников беседы культурный контекст поможет истолковать ситуацию.

Как же быть тем, кто не умеет читать между строк? В этом случае лучше лишний раз спросить, что имеется в виду. Не бойтесь выглядеть при этом смешно или смиренно. Смирение – ключ к пониманию, а понимание – ключ к успеху. Тем, кто попал из культуры высокого контекста в культуру низкого, автор советует стараться выражаться более ясно и, если надо, объяснять, что имеется в виду. А как общаться в мультикультурной среде без ярко выраженного большинства с одной из сторон? В этом случае общим знаменателем должен быть низкий контекст с ясными выражениями и без намёков. Как в США.

2. Критика

Слышать откровенные слова о себе не всегда и не всем приятно. С другой стороны, честное мнение имеет смысл ценить. Каждая культура имеет в этом смысле свой баланс. Где-то принято усиливать выражения с помощью таких слов-усилителей, как «абсолютно», «полностью», «совершенно». А где-то чаще используются смягчающие слова: «может быть», «слегка», «немного». Прямая критика принята в некоторых странах: Израиле, Нидерландах, России и ещё кое-где на Западе. Но англосаксы уже выбирают выражения, чтобы собеседник не обиделся, и стараются всегда начать с хорошего. И уж совсем стараются избегать публичной критики на Востоке, особенно в Японии.

Карта культурных различий Книги, Обзор книг, Общение, Культурные различия, Коллектив, Руководство, Командная работа, Управление людьми, Лидерство, Нон-фикшн, Пятничный тег моё, Длиннопост

Если вы попали в культуру, в которой принято открыто критиковать, автор советует не стараться сразу подражать «аборигенам». Всему есть предел, нащупать который новичку часто не под силу.

Казалось бы, открытая критика – это не что иное, как общение с низким контекстом, при котором тоже называют вещи своими именами. Для некоторых стран это так (Нидерланды, Дания, Франция). Но это всё-таки разные вещи. Русские, говоря намёками, не стесняются открыто высказать своё несогласие с чужой точкой зрения. С другой стороны, англосаксы, довольно внятно доносящие свою точку зрения по поводу объективных обстоятельств, становятся предусмотрительными, когда дело доходит до отзыва о ком-нибудь. И начинается это всё со школьной скамьи, когда ребёнок вместо сухого «неуда» кормят ободряющими высказываниями вроде «не сдавайся».

Последовательными являются азиаты, которые и не критикуют публично, и размывают негативные сообщения. Тебя накормят-напоят, будут хвалить, а о плохом предпочтут умолчать. Догадывайся сам.

3. Убеждение

Убедить и в своей культуре сложно, а что уж говорить, если убеждать приходится человека с другого конца света. Чтобы дошло, мало привести аргументы, нужно их ещё правильно подобрать. Где-то предпочтут сначала разобрать проблему и докопаться до сути. А где-то любят сразу сорвать вершки, сконцентрировавшись на практических аспектах. Хорошо, когда находятся на одной волне, но когда французский коллектив получает американского босса, сразу начинаются жалобы на то, что он говорит что делать, не объясняя почему. Ладно, босс, он добьётся своего. Но вот американский инженер может не найти понимания у немецкого заказчика, требующего в первую очередь привести методологию разработки решения. Результат: отказ в сотрудничестве.

Те, кто любят общие принципы, часто строят рассуждения с помощью диалектического метода: теза (основной принцип), антитеза (противоречащий аргумент) и синтез, при котором аргументы приводятся в гармонию. Англосаксы, например, считают это слишком отвлечённым. У них испокон веков ориентация на практичность и прецедентное право, а всё это философствование кажется излишним. Я бы добавил к этому влияние религии. Особенно к строительству всеобъемлющих систем склонны культуры, коренящиеся в православии. Католики уже не столь строги в этом отношении, но унаследовали римское право, так что их тоже можно считать «диалектиками». Ну а протестанты – тем подавай быстрое и эффективное решение без необходимости подробного обоснования. Улучшить понимание и наладить диалог тех и других можно, применяя смешанный подход: не забывая о теории, часто приводить примеры из практики.

Карта культурных различий Книги, Обзор книг, Общение, Культурные различия, Коллектив, Руководство, Командная работа, Управление людьми, Лидерство, Нон-фикшн, Пятничный тег моё, Длиннопост

Особняком в этом отношении стоят азиаты, которые склонны обращать большее внимание на детали и общую картину, а не концентрироваться на главном. Причины этого автор видит в древних религиях и философских системах, которые традиционно подчёркивают взаимосвязи. Азиатская школа мышления отличается целостным подходом. Инь и Ян должны быть в гармонии. Для того, чтобы убедить азиата, ему нужно объяснить всю картину и показать взаимосвязи.

Как быть, когда имеешь в коллективе и тех, и других? Порой выгоднее разбить людей на группы по подобию, чтобы дело шло быстро. Если же важнее креативность и поиск новых подходов, то без потери времени на аргументацию и прояснение деталей не обойтись. Всё на свете имеет свою цену.

4. Лидерство

Здесь всё формируется вокруг роли руководителя. Кто он: непререкаемый босс или первый среди равных?

Карта культурных различий Книги, Обзор книг, Общение, Культурные различия, Коллектив, Руководство, Командная работа, Управление людьми, Лидерство, Нон-фикшн, Пятничный тег моё, Длиннопост

Как видим, эгалитаризм распространён, прежде всего, на Западе. И прежде всего в культурах с наследием протестантизма, при котором, как известно, не должно быть посредников между человеком и Господом. Кстати, у викингов было вполне эгалитарное общество, где вождь был первым среди равных. Католики уже более благосклонно относятся к социальным иерархиям. Ну а если посмотреть дальше на Восток – то влияние авторитета патриарха-начальника становится непререкаемым.

Это коренится тоже в истории. Тысячелетиями китайцы воспитывают молодые поколения в духе уважения к старшим. В китайских семьях к детям обращаются обычно не по имени, а согласно семейному рангу: старший сын, вторая дочь и т.п. Конфуций считал гармонию человека и Вселенной возможной лишь тогда, когда каждый знает своё место в обществе и ведёт себя сообразно своему положению. Система взаимозависимых отношений, основанная им, жива по сей день. В ней низшие уровни повинуются, получая взамен покровительство и наставления. Так император соотносится с подданными, отец с сыновьями, муж с женой, старший брат с младшим, а бывалый товарищ с молодым членом компании.

Так что в Китае и на Востоке в целом трудно встретить черты эгалитаризма: выражения несогласия с боссом, самостоятельных решений, обращения к вышестоящему начальству, минуя непосредственное (то же и в обратную сторону) или произвольного рассаживания за столом. Впрочем, к восточным порядкам легко привыкнуть, и западные боссы, получив в подчинение команду азиатов, спустя некоторое время, начинают ценить преданность и исполнительность подчинённых. Правда, их трудно раскрутить на инициативу и откровенность, но для этого есть трюки. Можно посоветовать сформулировать совместные предложения в отсутствие шефа или дать чёткие инструкции касательно ожидаемого вклада рядовых сотрудников загодя. И нужно помнить о дирижирующей роли босса.

Для тех, кто работает в окружении, относительно которого не до конца ясна степень его эгалитарности, более предусмотрительным является соблюдение иерархических рекомендаций. Если же команда смешанная, то имеет смысл с самого начала определить набор правил, что можно и что нельзя.

5. Принятие решений

Казалось бы, какая разница между лидерством и принятием решений? То-то и оно, что далеко не у всех всё решает начальник. Взять хотя бы американцев. В плане лидерства это скорее эгалитарная нация, в которой ценится инициатива снизу. Но решения чаще принимает босс. Делает он это, как правило, быстро и без консультации с подчинёнными. Зато может по необходимости скорректировать курс, приняв новое решение. Европейцы больше склонны дискутировать, медленно приходя к консенсусу. Полученное решение – железобетон. Его уже не обсуждают.

Карта культурных различий Книги, Обзор книг, Общение, Культурные различия, Коллектив, Руководство, Командная работа, Управление людьми, Лидерство, Нон-фикшн, Пятничный тег моё, Длиннопост

Особенно интересно принятие решения в рамках строгих иерархий в Японии. Там предложения и инициативы выдвигаются с самых низов. Начальник собирает идеи от подчинённых, обсуждает их в кругу равных, добавляет свои соображения и отсекает явно ненужное. А затем отправляет весь пакет своему начальнику. И так до самого верха. Биг босс может с уверенностью утвердить то, что выработала путём интенсивных дискуссий вся огромная команда его подчинённых.

В коллективе, где уважают консенсус при принятии решений, нужно настроиться на долгий процесс их выработки, демонстрировать терпение, быть готовым отвечать на вопросы и задавать их самому. Здесь также помогут неформальные контакты. Там же, где культивируется директивный стиль, нужно полагаться на шефа и исполнять нелюбимые приказы, зато быть готовым на то, что всегда может прийти новый приказ. Дело босса – прислушиваться к соображениям подчинённых и учитывать их в своих решениях. Если в группе нет ярко выраженного лидера – решайте дело голосованием.

6. Доверие

Доверять можно сердцем или головой. Тот, кто доверяет головой, смотрит на действия партнёра, а не на его выражение лица. Такое доверие называется когнитивным, и оно зарабатывается хорошей и надёжной работой. Его противоположность, аффективное доверие, происходит из ощущений эмоциональной близости. Так завязываются дружба и личные отношения. Дружат и любят сердцем, а не головой.

Карта культурных различий Книги, Обзор книг, Общение, Культурные различия, Коллектив, Руководство, Командная работа, Управление людьми, Лидерство, Нон-фикшн, Пятничный тег моё, Длиннопост

Но бизнес – это далеко не всегда дружба. Бизнес – это бизнес. Корифеи бизнеса – американцы – имеют долгую традицию разделения практического и эмоционального. Многие удивляются этому практическому фокусу. Уволили коллегу – про него на завтра все забывают, как будто его и не было. Ничего личного, только бизнес. Проблемы возникают тогда, когда тем же американцам приходится вести дела с китайцами, у которых такое разделение если и есть, то оно не столь ярко выражено.

Американца можно сравнить с персиком: он дружелюбен, охотно улыбается незнакомым людям, быстро переходит на «ты», болтает о себе и задаёт личные вопросы. Так демонстрируется наружная мякоть. Однако за этим красивым фасадом скрывается твёрдая косточка личного эго. Дружелюбие – это не дружба.

При движении на Восток персик превращается в кокосовый орех. В тех культурах люди внешне закрыты и угрюмы. Они не улыбаются прохожим, не задают лишних вопросов и не треплются о себе с кем попало. Через эту скорлупу трудно пробиться, но если получается – угрюмый чужак становится теплее и дружелюбнее. Такие отношения могут потребовать времени на установление, но зато они и более долговечны.

Автор советует инвестировать в построение аффективного доверия. Настоящую дружбу ценят повсюду в мире. Добиться её поможет подлинный интерес к партнёру. В этом смысле не стоит стесняться своих недостатков. Ведь так показываешь, что ты – простой человек, такой же, как и другие. Это подкупает. Там, где доверяют сердцем, могут снисходительно отнестись к тому, кто нажрался в дупель на вечеринке и с удовольствием пожимать ему руки на деловой встрече на следующий день.

Конечно, выстраивание личного доверия стоит времени и средств. Но в странах, где власть закона не столь всеобъемлюща, как на Западе, доверие это – единственная страховка. Без него могут кинуть, не моргнув, и ни один суд тебе не поможет. Потому-то с потенциальными партнёрами вначале едят-пьют, показывая им, что скрывать нечего.

В нашем занятом мире не всегда есть возможность выпить и закусить даже с коллегой. Приходится полагаться на средства связи. Их выбор зависит от того, из какой культуры происходит собеседник. Если он доверяет головой, то выбирайте то, которое может обеспечить чёткую передачу информации, будь то электронная почта или телефон. Если же он происходит из культуры аффективного доверия, то канал связи должен быть максимально тесным. Лучше всего будет приехать на личную встречу.

7. Несогласие

Далеко не всегда легко сказать «нет». Не хочется расстроить собеседника. В некоторых культурах это вообще табу. А где-то, например, во Франции, любят поспорить. Можно было бы списать это на традиционную экспрессивность французов, но нет. Парадоксально: в некоторых странах люди эмоционально экспрессивны, но, тем не менее, избегают открыто выражать своё несогласие. Очевидно, это не взаимосвязанные вещи. Если разложить эмоциональность и готовность к конфронтации по двум осям, получится занимательная картина:

Карта культурных различий Книги, Обзор книг, Общение, Культурные различия, Коллектив, Руководство, Командная работа, Управление людьми, Лидерство, Нон-фикшн, Пятничный тег моё, Длиннопост

Эмоции и несогласие в контексте культур

Если индусы или мексиканцы при всех эмоциях боятся сказать «нет» и легко оскорбляются, наткнувшись на возражения, то уравновешенные немцы с голландцами, сохраняя уважение к собеседнику, не стесняются выражать своё несогласие. Они различают между субъективным и объективным в поисках истины.

Карта культурных различий Книги, Обзор книг, Общение, Культурные различия, Коллектив, Руководство, Командная работа, Управление людьми, Лидерство, Нон-фикшн, Пятничный тег моё, Длиннопост

Попав из одной среды в другую, нетрудно столкнуться с проблемами. Эрин рассказывает историю одного датчанина, которому пришлось ехать в командировку в Японию, чтобы договориться с командой из молодых местных кадров. Он выдвигал свои идеи и предлагал открыто их критиковать. В ответ – вежливое кивание, и всё. Он обратился за помощью к вице-президенту компании, на что получил подробное разъяснение:

Здесь, в Японии, даже спросить о своей точки зрения может быть расценено, как конфронтация… Никто не желает оказаться на виду у толпы. Но реальная проблема – это твои седые волосы. В японской культуре вы почти никогда не увидите средний менеджмент, выражающий открыто своё несогласие с высшим или молодёжь, перечащую старшим. Это сочли бы неуважением.

Так что лучше было бы попросить их посоветоваться между собой, а затем презентовать свои идеи от имени коллектива.

Ещё одной полезной стратегией будет деперсонализация несогласия с разделением людей и их идей. Во время мозгового штурма выдвигают всевозможные идеи, которые записываются одна за другой на доску. И только после этого разрешается их критиковать. Ещё полезным методом будет фильтрация своих высказываний с целью избегания слов-усилителей. Помогает и воображение. Американцы склонны ощущать несогласие как угрозу своему единству. Французский коллега автора, после того, как попал с ними в несколько неудобных ситуаций, придумал интересный трюк. Он предложил собеседникам себя в роли адвоката дьявола, чтобы можно было рассмотреть аргументы обоих сторон. Люди смягчаются и начинают сотрудничать.

8. Планирование времени

Каждого раздражает чужая непунктуальность. Но каждый имеет своё представление о том, что такое «вовремя». Для немца опоздание коллеги на пять минут на совещание – уже хватит, чтобы бросить недобрый взгляд. В то же время бразилец может обидеться на то, что гость пришёл точно в назначенное время. В его понимании вежливым будет дать хозяевам достаточно времени, чтобы подготовиться.

Карта культурных различий Книги, Обзор книг, Общение, Культурные различия, Коллектив, Руководство, Командная работа, Управление людьми, Лидерство, Нон-фикшн, Пятничный тег моё, Длиннопост

Планирование времени тесно связано с предсказуемостью внешних обстоятельств. В этом смысле немцам, у которых всё по плану и мало места для неожиданностей, проще. Автор видит в этом влияние ранней индустриализации страны. В менее промышленно развитых обществах жизнь концентрируется вокруг факта непрестанных перемен. Где-нибудь в сельской глубинке в Нигерии никого не волнует, начнёшь ли ты работу в 7:00 или 7:12. Главное – чтобы ты справился, несмотря на изменяющиеся обстоятельства. Отношения между людьми важнее соблюдения временного режима.

Возможностью сохранить гибкость объясняют индусы своё нежелание вставать в конец очереди. Лучше воткнуться где-то в середине. Таких умных много, и очередь неизменно превращается в дерево. Лично я не вижу в этом преимущества, когда кассир у стойки вынужден общаться с несколькими клиентами сразу, хотя автор считает иначе.

Похожая ситуация и с повесткой дня на совещании. Скандинавы, немцы или англосаксы отреагируют на замечание не по теме просьбой обсудить это за рамкой дискуссии, а вот латиносы или арабы могут охотно поддержать отклонение и ветвление темы. Да, это продлевает дискуссию, но зато её продуктивность окажется выше. Они не поймут, когда оратор не ответит на поставленный по его докладу вопрос под предлогом исчерпания времени. Почему бы не предложить продолжить разговор в другом месте?

Многие считают, что чужая спонтанность неоправданно затягивает процессы. Однако нужно шире смотреть на вещи. Уж на что китайцы неорганизованы в своих планах, зато их гибкость обеспечивает быструю реакцию. Электрик приедет через пять минут после вызова, а не когда-нибудь завтра. Китаец может зайти в гости без предупреждения или не появиться на совещании. Но зато он всегда сможет найти импровизированное решение. И оно будет работать.

Как быть, когда команда состоит из представителей разных культур? В этом случае автор советует заранее договориться о стиле работы. Это требует сил и времени. Но зато можно избавиться от ненужного недовольства.


В заключении автор предлагает сравнивать культуры при межнациональном общении при помощи карты культурных развитий из книги. Берём и чертим линию, соединяя кружки одного и того же цвета: твоего и собеседника. Там, где они рядом – общайтесь свободно.

Карта культурных различий Книги, Обзор книг, Общение, Культурные различия, Коллектив, Руководство, Командная работа, Управление людьми, Лидерство, Нон-фикшн, Пятничный тег моё, Длиннопост

Стиль управления для разных культур

Но гораздо важнее различия, пусть даже они не столь значительны. Глазами азиата немцы и англичане так же коллективны в принятии решений, например, но они сами так не считают. Немцы явно больше стараются добиться консенсуса и обижаются, когда английский босс ставит их перед фактом. Столкнувшись с различием, нужно не только наводить мосты, но и находить в них позитив. Энергию можно и нужно использовать в мирных целях.


Американская практичность автора дала о себе знать в этой книжке. Эрин не заботит построение системы в своих рассуждениях, хоть она и пытается обосновать культурные различия историческими обстоятельствами. Для неё главное результат: составляем таблицу, согласно которой выстраиваем своё общение. И оно часто работает! Мне кажется, главным советом должно быть следующее: общаясь с другим человеком, искренне интересуйтесь им, его взглядами и вообще культурным фоном. Готовьтесь заранее. Если же не готовы, то останется придерживаться другого полезного совета из книги: закройте рот и смотрите, как ведут себя окружающие. Понемногу поймёте, что и как. Понимание порождает согласие и сотрудничество, при котором выигрывают обе стороны. А вместе можно зайти дальше, чем порознь. Гораздо дальше!

Показать полностью 12

Эра магической мнительности

Человеческая иррациональность – интересная вещь, потому я не прошёл мимо свежей книги на эту тему. Она вышла из-под пера известной в США авторши, авторки, ну или просто автора Аманды Монтелль. После многолетней работы в бьюти-журнале Аманда решила заняться более серьёзными темами, начав с культов, а теперь продолжив когнитивными искажениями.

Эра магической мнительности Книги, Обзор книг, Когнитивные искажения, Психология, Научпоп, Нон-фикшн, Альтернативная медицина, Инфоцыгане, Длиннопост

Эра магической мнительности. Записки о современной иррациональности

В последнее время мы всё чаще сталкиваемся с неразумным поведением своих ближних. Век информации перегружает их разум и приводит умы к тому, что они думают «что-нибудь не то» в условиях когнитивных искажений. Расцвело магическое мышление: представление о том, что твой разум влияет на окружающий мир силой мысли. И, хоть это не новый феномен, сегодня оно получило свою специфику, превратившись во мнительность (overthinking): «продукт внутренних суеверий, сталкивающихся с перегрузкой информацией, массовым одиночеством и капиталистическим давлением «познать» всё под луной».

Книжка состоит из одиннадцати глав, каждая из которых посвящена какому-нибудь психологическому эффекту. Аманда начинает с эффекта гало, когда фанат наделяет своего кумира идеальными чертами, хоть тот чаще всего является нормальным человеком не без недостатков. В процессе эволюции прилепляться к кому-то мощному и привлекательному имело смысл для того, чтобы выжить. 20 тысяч лет назад, увидев кого-то большого и сильного, можно было заключить о том, что он ест много мяса потому, что умеет хорошо охотиться. Каждый ребёнок получает в детстве своих кумиров, которыми являются его родители. Они заботятся о нас, знают много разных вещей. Значит, они всё знают и всё умеют! Правда, потом выясняется, что таки не всё, и молодые люди ищут новые образцы для подражания в среде популярных личностей, пополняя ряды фанатства. Конечно, не каждый из нас может назвать себя фаном, но то, что подобные движения набрали силу в последнее время – факт. Так было не всегда. Начиная с шестидесятых годов, знаменитости стали всё более активны, что многие исследователи связывают с падением доверия к правительству, религии и медицине.

Учёные подразделяют фанатство на четыре категории. Первая – развлекательно-социальная, при которой человек охотно обсуждает с друзьями занятия своего кумира. Список заканчивает «пагубная имитация», при которой фанат готов на всё ради своего идола. Даже на преступление. Однако каждая «звезда» знает, что фанаты легко переходят грань между любовью и ненавистью, случись показать себя не с лучшей стороны.

Не каждый становится фанатом. Самодостаточные люди идут своей дорогой. Одно из исследований установило корреляцию между фанатством и неустойчивой связью с родителями. Изоляция в раннем детстве может привести к эмоциональному дефициту, в результате чего человек начинает делить знаменитостей на ангелов и бесов.

Мы, конечно, как и звёзды экрана, не безупречны. Да и не должны стремиться быть идеальными родителями. В противном случае можно воспитать хрупкое, нежное создание, не терпящее малейших разочарований. Ведь мы не хотим этого для наших детей? Потому будем лишь «достаточно хорошими матерями», которые иногда ошибаются. Но вряд ли такой совет поможет знаменитостям, которых фанатство всегда будет хотеть сожрать целиком, без остатка.

Идём дальше. Заядлые конспирологи находятся во власти искажения пропорциональности, при котором за каждым глобальным событием скрывается какая-нибудь глобальная причина, вселенский заговор. Свои собственные несчастья люди часто склонны толковать небесными происками. Выход предлагают всевозможные инфоцыгане, которые обещают волшебное исцеление, и которым верят на фоне падения доверия к системе здравоохранения.

Автор даёт определение теории заговора: осмысленный нарратив, который удовлетворительно объясняет озадачивающий ход событий. Почему тогда заговор? Потому что лучше перебдеть, чем недобдеть: естественный отбор поощряет паранойю. Вот и ищем мы стороннюю силу, ответственную за наши неудачи. Или успехи. Впрочем, причина может быть у нас в голове, которую можно вылечить... да, позитивным настроем или прочей лабудой из арсенала инфоцыган. Особенно в терапию заговора склонны верить женщины, мужчинам больше «по душе» инопланетяне и им подобные.

В этой связи в голову сразу приходит Нью-эйдж, который зародился в девятнадцатом веке на основе представления о влиянии мыслей на опыт. Его теоретики строят свою концепцию самоизлечения на буддистской идее о том, что мы сами создаём свою карму. В принципе, что-то в этом есть, но главное в этом деле – не переусердствовать. Иногда лучше понадеяться не только на себя, но и на других. А то люди верят всевозможным прощелыгам и перестают принимать лекарства, прописанные специалистами. Кстати, стоит копнуть поглубже – и обнаружится, что сами инфоцыгане верят в самые разные заговоры. И вовлекают в свою веру поклонников, а как же. Особенно легко ведутся на это люди с повышенным уровнем беспокойства. Они легче впитывают негативную информацию и труднее с ней расстаются.

Трудно бороться с альтернативными медиками. У многих из них даже есть диплом, которого просто так не лишишь. А главное – они в чём-то правы. Собственный настрой может изменить результат твоих стараний. Духовность повышает устойчивость. Ну и настоящие заговоры тоже существуют, конечно. Однако платить из месяца в месяц десятки долларов какому-нибудь состоятельному незнакомцу за советы сомнительного качества – это уже что-то вроде стокгольмского синдрома. Массовое распространение теорий заговора автор связывает с комбинацией естественного анимизма, капитализма и дезинформации, распространяемой с помощью современных технологий.

Всё по-другому. Природа не заботится о нас. Если у неё и есть намерения, то явно не человеческого плана. Северные сияния зажигаются не для нас. Они – лишь взаимодействие потоков заряженных частиц с верхними слоями атмосферы. Всё.

В следующей главе автор рассказывает историю, как она долго пыталась наладить жизнь со своим бывшим. Нет бы разбежаться – жалко уже потраченных усилий. Так называемая ловушка невозвратных затрат. Во время, когда социальные сети и приложения по поиску партнёров делают человека столь доступным для посторонних взглядов, хочется удвоить усилия, чтобы никто не увидел твоей неудачи. На удержание людей в токсичном партнёрстве влияют и социальные факторы, как то поощрение семьи правительством и неодобрение разводов ведущими религиями. Играет роль и нежелание что-то потерять, и стремление решить проблему дополнительными инвестициями, когда проще, наоборот, разорвать отношения. Их сохранение чем-то похоже на пребывание в секте, где лидер запрещает членам общаться слишком тесно с теми, кто вне её. Если бы можно было вернуться во времени, Аманда сказала бы себе, что никто ещё не превратился из мудака в предмет мечтаний просто потому, что этого желает его девушка. Зафиксировать убытки – никогда не поздно.

Знаете, что такое когнитивное искажение нулевой суммы? Это когда считаешь успех другого ущербом для тебя. Так бывает далеко не всегда. Подобное мышление характерно для общества, в котором царит индивидуализм и соперничество. Это подмечают, например, японцы, приехавшие в Нью-Йорк. На востоке люди имеют свои интересы. Им ближе чувствовать себя частичкой чего-то большего, без претензий на собственную гегемонию. Работать на скромной должности, зато в большой компании. А вот молодые люди, выросшие в обществе, ориентированном на личный успех любой ценой – другое дело. Собственные финансовые трудности могут только ухудшить ситуацию. Автор замечает, что чаще в нулевой сумме запутываются женщины, которые склонны сравнивать себя с лучшими и идентифицировать с худшими. Оглядываясь по сторонам, они видят лишь соперниц. Отрицание того, что могут выиграть обе стороны, усиливается теорией разума: представлением, что другие думают так же, как и ты. На самом деле, чужая душа – потёмки.

У журналистки Энн Фридман есть совет на этот счёт. Если считаешь успех другого угрозой для себя – подружись с этим человеком. И ты выиграешь от этого. Аманда решила им воспользоваться и подтверждает: нужно дать себе шанс обзавестись новой связью, а не новым врагом. Что ж, разумно. Я же со своей стороны замечу, что придумывать сложные названия для обыкновенной зависти – занятие малопродуктивное.

Многим из нас известны блоги, которые ведут смертельно больные пациенты. Узнав о неутешительном диагнозе, эти люди начинают верить в выздоровление, сражаться с болезнью и публично сообщать о своих успехах и неудачах. У них появляется много подписчиков. Ещё надо добавить, что число подписчиков резко падает, случись больному выздороветь. Очевидно, многие заинтересованы наблюдать за тем, как оно, умирать. Говорят, что когда люди заболевают, они становятся усиленными версиями самих себя. А если кто-то выжил – что ему помогло? Быть может, суровая воля к выживанию? Вряд ли. Дело в том, что такой волей обладали и многие из тех, кто умер. Просто они молчат и не могут сообщить о своём неуспехе. Так называемая ошибка выжившего. На ней базируется, например, легенда о миллионерах, бросивших колледж и решивших основать новое дело. В 2011 году Питер Тиль даже установил программу по поощрению молодых предпринимателей, решивших бросить учёбу. На самом же деле 84% миллиардеров имеют высшее образование. Взять любого из них, и с большей вероятностью он окажется со степенью, чем без неё. А что же бросил учёбу? Очень просто: далеко не все из них попадают на страницы газет и журналов. А лишь те, кто добивается успеха. Выжившие. Прочитав одну из их историй, мы обобщаем на всех. Ведь мы любим логичные повествования. Но действительность выглядит иначе. Она порой нелогична. Можно стремиться к выздоровлению, верить в него, и всё же умереть. Мало кто напишет про умершего неудачника. Зато все напишут про чудодейственное излечение. К сожалению, чудеса в реальной жизни случаются слишком редко. Сиддхартха Мукерджи хорошо сказал на этот счёт:

В духовном смысле позитивный настрой может помочь вам выдержать химиотерапию, операции, радиацию и тому подобное. Но позитивный психологический настрой не излечивает рак, как и негативный не вызывает его.

16 мая 2021 года бывшие пилоты Пентагона заявили, наконец, во всеуслышание, что наблюдали НЛО своими глазами. Во многие головы стала закрадываться мысль о нашествии пришельцев и прочей антиутопии. Разгар панических настроений напомнил нам об иллюзии недавности: событие новое – значит потенциально опасное. Неважно, что новое оно лишь для тебя. В эволюционном смысле это рационально: в условиях каждодневной опасности вниманию лучше не распыляться. Но сегодня вездесущие новости получают потенциал мощного галлюциногена для масс. Все эти кликбейты и пометки СРОЧНО – борьба за наше внимание, за наш интерес, за наши деньги, в конце концов. И это работает, потому что давит на эмоции, которые в приоритете перед разумом.

Мы же страдаем. Постоянно проверяем смартфоны, получая каждый раз микродозу дофамина, но за счёт недополучения дофамина при реальных новостях в своей жизни. Мозг наш не выдерживает бомбардировки кризисами из новостных телевыпусков. Наступает когнитивное истощение, выходом из которого служит переключение на новую тему, после чего старая быстро забывается. Реально же эти темы слишком часто не заслуживают нашего полного, немедленного внимания. Да, новости важны, но мы не приспособлены для них. Они ускоряют наше субъективное восприятие времени и искажают восприятие. Что делать? Любимая стратегия Аманды – восхищаться чудесами природы, которая помогает нам преодолеть «постиндустриальное самопоглощение».

Если агент на кастинге спросит вас, можете ли вы ездить на скейтборде, танцевать степ или кататься на кенгуру – просто скажите «да», даже если вы не можете.

Типичный совет от самоуверенного американца. В принципе, почему бы и не попробовать, со стороны это выглядит не так уж и сложно. Это заблуждение. Оно получило название эффекта Даннинга-Крюгера. Но в целом самоуверенность, включающая в себя переоценку собственных умений и приписывание успехов себе, носит название эффекта сверхуверенности. Каждый нормальный человек склонен к этому, и лишь те, кто находятся в глубокой депрессии, более объективно оценивают свои способности. Специалисты называют этот симптом «депрессивным реализмом».

Больше половины опрошенных считает себя лучше среднего способным водить, готовить или заниматься сексом. А ведь если ты лучше среднего – значит, ты должен быть в меньшинстве, а не в большинстве. Исследователи предполагают, что раздутое эго позволяет пробиваться более наглым в процессе естественного отбора. В войне побеждают уверенные в своих силах воины. Есть преимущества у самоуверенности и в современном цивилизованном обществе: она поможет нам завести больше друзей и поднять настрой.

Имеем – что имеем. 98% американских старших школьников мечтают о том, как станут знаменитыми в Интернете. Впрочем, мечтать не вредно. Вредно делать трагические ошибки в виде ошибочных инвестиций, поспешных диагнозов или технических просчётов. Самоуверенность – это не только стиль поведения, это и психологический настрой, который побуждает нас на лёгкое осуждение чужих действиях, приписывать успехи себе и неудачи другим. Вооружённые поисковиком в смартфоне, мы даже воображаем о том, что знаем всё, но, справившись в Гугле, мгновенно забываем то, что смотрели, а также сам факт, что мы забыли об этом. Приход в массы искусственного интеллекта не сделает эту ситуацию лучше. Но есть и положительные следствия подобного неведения в виде улучшения способности к инновации.

Военные игры Пентагона в 2011 году показали, что победитель никогда не бывает целиком самоуверен, а всего лишь чуть-чуть. Всё хорошо в меру, как говорится. Автор со своей стороны советует нам признавать свои недостатки. Нам понравится быть обычными людьми и не лезть за каждым вопросом в поисковик. Бесконечно удивляться, никогда не иметь определённых ответов. Сидеть смиренно, даже не смея узнать их

Что мы считаем истинным? То, в чём нас убедили? Верно. Но всегда ли убеждение достигается логическими аргументами? Широкое распространение мифов в современной культуре говорит об обратном. По словам видных историков, практически всё популярное знание о средневековье – это миф. Чаще всего, даже орудия в музейных камерах пыток – подделки из восемнадцатого века. Горькая правда состоит в том, что часто мы считаем истинным то, о чём просто слышали большое число раз. Повторенье – не только мать ученья, но и закон пропаганды. Работает эффект иллюзии правды. Хорошо заходит и то, что удобно для переваривания: легкочитаемый шрифт, доступный язык и рифма. Когда людям не хватает знаний, грамотности или мотивации для критического осмысления, они полагаются на простую эвристику. Знакомое повествование приносит комфорт и уют, а также защищает от сомнений. Степень неуверенности при этом выпускается из виду. Где-то слышал – значит правда.

Легенда имеет три определяющих черты: она содержит элемент сомнения, её практически невозможно подтвердить, а также она имеет дело с общекультурными страхами. В этом её сила. Помимо легенд, манипуляторы не чураются прочих эффективных средств, таких как употребление пословиц (которые имеются на все случаи жизни, включая противоположные толкования). Самые популярные пословицы – не те, что отражают действительность, а те, которые на данный момент имеют культурный смысл. Ещё один излюбленный инструмент манипуляторов – смех и отвращение. С такой приправой заходит хорошо любая информация. Особенно если неопытный разум уязвим отсутствием костяка из религии. И всё же, доступность изложения – не порок. Эту энергию нужно применять в мирных целях.

Мы очень любим быть правы. Настолько любим, что имеем склонность к подтверждению своей точки зрения. Сомнения – отбрасываем, подтверждения – выискиваем. Учёные анализировали этот эффект, бомбардируя испытуемых различными фактами в МРТ. То, что не нравится – не вызывает отклика в областях, ответственных за рассудок. А вот что подтверждает нашу правоту – вызывает взрыв эмоций. Стоит привязаться к какой-нибудь идее – и от неё уже трудно отделаться. Ждёшь конца света – будешь находить приметы тут и там. Смысл этой склонности – привести восприятие социальной реальности в соответствие с нашими представлениями о ней. Не будь её – нас бы непрестанно терзали муки выбора, а так – всегда ясно, чему отдать предпочтение. И что интересно: склонность эта только усиливается по мере роста образованности. Образованному человеку легче оправдываться и вводить себя в заблуждение. Переубедить его – порой тщетное занятие. Хорошо, что мы способны иногда переубедить себя сами. Для этого неплохо следить за своим мыслительным процессом, ловя себя за руку. Это непросто, но необходимо. Ведь наш разум больше похож не на послушную машину, а на капризного ребёнка.

Ностальгия по прошлому имеет в своём основании деклинизм – представление, что раньше было лучше. Хорошее лучше запоминается, чем плохое. Кто из нас не хотел вернуться в беззаботное детство? Наш мозг странным образом обходится со временем. Он драматизирует настоящее, прославляет прошлое и пренебрегает будущим. Себя в будущем мы часто считаем чужаками, и потому прокрастинируем и мало откладываем на пенсию. О потерянном славном прошлом часто вещают политики, обещающие из поколения в поколение вернуть поблеклую славу. Благодаря тому, что негативные события мы принимаем ближе к сердцу, неприятные мелочи современности на фоне залитого солнцем отдалённого будущего неизбежно вгоняет нас в деклинизм. Назвать подобные настроения безвредными будет поспешно, ведь они рискуют стать самосбывающимися пророчествами. Вездесущность апокалиптических предсказаний об изменении климата приводит к тому, что публика просто привыкает к ним, считая новой нормальностью.

Аманда спрашивала у своих собеседников по мере написания книги одно и то же: если бы машина времени существовала, они бы уехали навсегда куда-нибудь? Ни один историк, терапевт или экономист не ответил согласием. Нужно ценить настоящее и представлять себе будущее. Некоторые освобождают для этого время, во время которого они изолируют себя от притока информации. Фантазировать лучше на свежую голову. Аманда заканчивает главу стремлением найти слова для ностальгии о настоящем. Спустя всего полвека, после того, как Андрей Вознесенский написал бессмертные строки:

Я не знаю, как остальные,
но я чувствую жесточайшую
не по прошлому ностальгию —
ностальгию по настоящему.

Книга заканчивается описанием эффекта IKEA: когда больше ценишь то, что сделал своими руками. Является ли это когнитивным искажением? Я думаю, что вряд ли. Скорее, это просто признание собственных заслуг. Да, сегодня мало кто стремится к созидательному труду. Пусть все хотят быть финансистами, страховщиками и адвокатами. Статистика неумолима: именно эти профессии наиболее проникнуты стрессом. Куда до них в этом смысле жизнерадостным лесорубам. Подобно ловушке невозвратных затрат, эффект IKEA можно объяснить желанием оправдать расходы. Но всё-таки это не фантазия. Это настоящий источник удовольствия и средство укрепления связей в обществе. Роботы и искусственный интеллект – это хорошо, конечно. Но они отдаляют нас друг от друга. А ведь у нас, кроме нас самих, никого и нет.


Мне не понравилось. Написано с претензией на оригинальность, но по факту оказалось болтовнёй на заданную тему. Пространно и вычурно. Автор призналась, что ищет синонимы на сайте powerthesaurus.com, и, похоже, она переусердствовала в этом. Некоторые предложения приходится перечитывать по нескольку раз, прежде чем въедешь в смысл (если въедешь вообще). Я бы сказал, написано без души, а именно собраны распространённые когнитивные искажения, разбавлены историями из своей тридцатилетней жизни, а затем выпущены в книге. Если бы это было изложено более-менее логично, так нет, мысль автора блуждает, как нерв в желудке.

Как плюс, я бы отметил рассказ о нескольких научных исследованиях на эту тему. Для этого и нужен научпоп, вообще-то. Но научпоп должен быть популярным! А написано трудным, вычурным стилем с массой жаргонизмов и вообще редких слов. И это не баг, а фича. Что ж, кому-то нравятся красивые шашечки, а кто-то просто должен переехать из пункта А в пункт Б. Я предпочитаю второе. Ещё неприятно было видеть пропаганду политических взглядов автора в научно-популярной книжке. Но этому уже надоело удивляться в книгах американских авторов. Куда ни кинь – всюду борьба за права всевозможных меньшинств. Жаль.

Показать полностью 1

Захват биткойна (4)

Заканчиваем знакомиться с книгой Роджера Вера.

В конце 2017 года с принятием BCH крупными торговыми площадками наподобие BitPay и Coinbase началась текущая эра биткойна. Малые блоки стали фундаментальной чертой BTC. Несмотря на предварительный успех, цена BCH относительно BTC непрерывно падает в течение последних лет, что побуждает сторонников Bitcoin Core (преждевременно) заявлять о победе. Автор считает высокую цену BTC обоснованной исключительно унаследованными психологическими, сетевыми причинами, а не удобством пользования и безопасностью.

Господство сторонников BTC в интернет-СМИ и социальных сетях трудно оспорить. Из биткойн-Иисуса автора быстро переименовали в биткойн-Иуду после того, как он занял сторону BCH. Сам BCH стали называть bcash, а не биткойном, в попытках диссоциировать его от биткойна. Старая тактика запрета неугодных мнений работает по сей день. Bitcoin Cash обвиняли в серьёзных технических проблемах, указывая на временные механизмы, установленные в самом начале его существования. Главным раскольником назначили самого Роджера Вера, хоть по факту он поддерживал SegWit2X и не хотел раскола. Ещё один излюбленный аргумент критиков – то, что небольшое количество майнеров контролирует BCH. Подобное положение дел на самом деле создаёт угрозу 51%-атаки, когда большинство майнеров может разрушить сеть. Однако по факту крупные пулы доминируют все блокчейны с механизмом шифрования SHA-256, заложенным в дизайн Сатоси. То же самое касается Bitcoin Core.

Захват биткойна (4) Книги, Обзор книг, Биткоины, Криптовалюта, Финансы, Валюта, Нон-фикшн, Длиннопост

Распределение блоков BTC по майнерским пулам

Хватало упрёков и в некомпетентности разработчиков на фоне собственной непогрешимости. Они поутихли после того, как один из программистов BCH обнаружил ужасную дыру в Bitcoin Core, позволявшую генерацию койнов из чистого воздуха. Спасибо ему никто не сказал, он получил лишь критику. И, разумеется, никто из разработчиков Bitcoin Core не взял на себя ответственность.

В рамках проекта Bitcoin Cash были быстро сняты калечащие ограничения, в том числе утроен размер OP_RETURN и отменён RBF. То, что BCH ввели до активации чрезвычайно сложного SegWit, тоже сыграло на пользу, повысив доступность продукта. Также появились полезные нововведения. В связи с публичностью транзакций приватность является особой проблемой биткойна. В этой связи большим плюсом стало введение нового протокола CashFusion, комбинирующего анонимные транзакции безопасным способом. Уже сегодня Bitcoin Cash может «переварить» намного больше транзакций, чем стагнирующий Bitcoin Core. Исследователи стали «играться» с размером блока и определили, что даже крошечный Raspberry Pi 4 способен верифицировать блок размером в 256 мегабайт всего за две минуты. Так что сегодня уже ведутся дискуссии на предмет того, чтобы полностью снять ограничение на размер блока.

Однако нет в мире совершенства. После форка с Bitcoin Core произошло два дальнейших раскола в сообществе Bitcoin Cash. Их причиной были не технологические разногласия, а личностные распри. После откалывания от Bitcoin Core крупноблочники объединились в BCH. Но некоторые из них считали, что в рамках Bitcoin ABC блоки растут недостаточно быстро и сформировали свою группу разработки под названием Bitcoin SV вокруг Крейга Уайта, который стал утверждать, что он и есть настоящий Сатоси. Конечно, он самозванец. Последовал твёрдый форк с появлением BSV, но большинство хешрейта осталось за ABC. Роджер был рад, что выиграл баталию, но победа далась за счёт дальнейшего уменьшения размера сообщества и потери единства крупноблочников. Проигравшие регулярно подают на него в суд, но их BSV забанен на большинстве площадок.

В 2020 году произошёл ещё один раскол, на этот раз по поводу финансирования разработки. ABC разрабатывал способный, но токсичный в личном плане Амаури Сечет. На первых порах разработка финансировалась донатами. Сам Роджер пожертвовал миллионы долларов. После этого группа майнеров, представляющая большинство хешрейта, предложила новый план финансирования инфраструктуры под названием IFP, согласно которому 12,5% от полугодового вознаграждения за блоки направлялось в специальный фонд. В ответ на возмущение публики IFP включили в код Bitcoin ABC, уменьшив долю до 5%. Эта идея оказалась совсем непопулярной, и привела к созданию конкурирующей программной реализации под названием Bitcoin Cash Node (BCHN), куда и стали уходить люди. В августе 2020 года Сечет отреагировал на это новой версией с 8%, которая уже активировалась независимо от того, получила ли поддержку большинства. Самым возмутительным было то, что все средства направлялись прямиком на счёт, подконтрольный самому Сечету или его друзьям. Недоволен – уходи! После вступления в силу новых изменений в ноябре 2020 года стало ясно, что большинство осталось в BCHN, что привело к тому, что Сечет сам откололся от главной сети. Его уволили, а новый проект стал называться eCash.

Несмотря на эти расколы, автор уверен, что история доказала устойчивость проекта по отношению к дальнейшим попыткам захвата. В заключении он говорит о рисках технологии криптовалют, которая может быть поставлена на службу сильных мира сего. С её помощью можно добиться беспрецедентного уровня контроля над нами и нашими финансами. Политический и финансовый истеблишмент уже давно распознали экзистенциальную угрозу статусу-кво, исходящую от крипты. С другой стороны, транзакции, которые требуют для их заключения посредника, уже многократно оказались скомпроментированы китами традиционной финансовой системы, будь то банки, платёжные системы или правительственные агентства. Посредники – они повсюду. Мир движется к состоянию, в котором компании вынуждены подчиняться регулированию правительств, при котором их клиенты полностью лишены приватности.

Можно задать вечный вопрос: «Кому выгодно?» Выгодно, в конечном счёте, оказалось мировой финансовой индустрии, доминирование которой осталось в безопасности. И сделано это было руками самих разработчиков, которые пошли на это либо находясь в сговоре, либо ненамеренно, что тоже не говорит в их пользу. Мечта первых биткойнеров об одноранговых электронных деньгах для массового клиента не сбылась. Но ещё может сбыться. Для этого необходимо сотрудничество между разными ветвями криптоиндустрии. Ведь ресурсы ограничены, и если постоянно раскалываться на подсети, это приведёт к чему угодно, только не к глобальной альтернативе денег. Поэтому автор, главным образом, концентрируется на BCH, который обладает способностью к масштабированию. Твёрдые форки должны быть решением последней надежды, на крайний случай. При этом, чем больше решений могут быть переданы в руки майнеров и бизнеса – тем лучше. Мы видели, к чему приводит догматизм разработчиков.

Для того, чтобы быть успешным, проект должен сохранять стабильность в течение времени. Деньги должны быть надёжны, как скала. Кто захочет вкладываться, если технология меняется каждые несколько месяцев? Есть много другой крипты, которая, подобно эфиру, имеет сложную функциональность. Но далеко не каждый койн должен быть эфиром. Чаще всего нужно лишь перевести деньги из одного места в другое. Автор заканчивает книгу объединяющим призывом, говоря, что все криптовалютчики в конечном счёте играют на одной стороне, стороне свободы и децентрализации. Мир готов к приходу пиринговых электронных наличных.

В прошедший десяток лет автор пережил взлёты и падения, рождение прорывной индустрии и её порчу, превратился из Иисуса в Иуду, проповедуя из года в год одно и то же. Сегодня мало кто знает о перипетиях этой борьбы, но он надеется, что пройдёт три десятка лет – и всем станет ясно, что крипта изменила мир в лучшую сторону.


Не прошло и четырёх недель после выхода книги, как Роджер Вер оказался арестован по обвинению в неуплате налогов. То, что американским властям он стал нужен именно сейчас, через десяток лет после выхода из гражданства, вызывает подозрения. Быть может, мировая финансовая закулиса не спускает с него своих глаз, боясь потерять свою монополию перед лицом надвигающегося кризиса. А может, он и в самом деле просто сжульничал, не задекларировав все свои 79 тысяч биткойнов при выходе из гражданства. Кто знает…

Лично для меня ясно, что на данный момент BTC никоим образом не может быть альтернативой тем же кредиткам и годится лишь для спекуляций и преступных махинаций. Простому смертному от него мало толка. И это флагман индустрии! Все остальные криптовалюты имеют ещё больше проблем с принятием их широкой публикой в качестве средства платежей. Кто-то опасается, а кто-то просто не знает всей истории. Что ж, эта книга поможет многим раскрыть глаза на захватывающий мир крипты, которая на самом деле не имеет никакой практической ценности кроме той, что может служить быстрым и удобным средством обмена. А именно – деньгами.

Показать полностью 1

Захват биткойна (3)

Продолжаем знакомиться с книгой Роджера Вера.

Именно тогда началась гражданская война. Инженеры Blockstream стали кричать на всех углах, что биткойн достиг своего предела, началась цензура в форумах. Это делалось в целях продвижения своей Liquid Network, с которой они имели навар. Впоследствии оказалось, что крупнейшие инвесторы Blockstream происходят из финансовой индустрии, в числе которых была французская группа AXA. Если они решили развалить процесс развития биткойна путём постепенного ухудшения изнутри, то это им удалось. Кстати, об этом предупреждали ещё в 2014 году некоторые светлые головы. BTC сегодня – это уже не тот старый добрый биткойн, а немощный калека.

Параллельно был централизован процесс разработки. Изначально присутствовал некоторый плюрализм. Прошли годы, прежде чем началось открытое продвижение LN в качестве альтернативы блокчейну. Захват власти был медленным и методичным. Слабость руководства ван дер Лаана сыграла заговорщикам на руку, и они эффективно воспользовались идеей «консенсуса разработчиков» для получения права вето на любые изменения софта, к лучшему или худшему. Помимо ограничения размера блоков, им удалось избавиться от смарт-контрактов, которыми сейчас славится Ethereum. Также они ограничили вдвое размер данных, которые можно прицепить к блокчейну для новых продуктов – так называемый OP_RETURN. Люди уже запустили проекты для этих 80 байт, а тут раз – получайте ограничение в 40 байт. Именно тогда Виталик Бутерин, насмотревшись на всё это, решил делать свой эфир на чём угодно, только не на протоколе, разработчики которого столь враждебны по отношению к нему. Креативные умы пошли к нему в компанию. По мнению оставшихся «гуру» Bitcoin Core, пользователи биткойна должны быть подобны членам религиозной общины, которым спускаются сверху правила поведения.

Не все были согласны с подобным волюнтаризмом кодеров, которые возомнили себя пресс-секретарями и владельцами биткойна. Не нравится – бери и пиши свой код, который мы в проект включать не станем. Так и случилось. Первая альтернативное решение называлось BitcoinXT, которое было всё ещё совместимо с Bitcoin Core. В его рамках Херн с коллегами сформулировали предложение на улучшение кода BIP101, предусматривавшее возможность увеличения размера блока до 8 мегабайт к 2035 году. После принятия BIP101 XT стал бы твёрдым форком, то есть ответвлением проекта, несовместимым с предыдущими версиями. В поддержку BIP101 выступили многие из крупных майнеров. Разработчики Bitcoin Core были непреклонны, упирая на сохранение «консенсуса». Херн сделал вывод, что их проект не поддаётся реформированию и должен быть оставлен. Если на его сторону перейдёт большинство сообщества, то XT станет общепринятым стандартом, а «гуру» останутся со своей локальной версией альтернативного койна. Потому-то последние запустили широкомасштабную кампанию против BitcoinXT.

На их стороне оказался информационный ресурс, а именно админ ключевых ресурсов (сабреддита r/Bitcoin и bitcointalk.org) под ником Theymos. Он забанил «раскольников» XT и стал жестко модерировать дискуссии на реддите. Те, кто симпатизировал крупноблочникам, изгонялись из модераторов. Официальная причина – консенсус, как же без него. В саркастических комментариях не было недостатка, но добиться официального единомыслия на ресурсах, куда заходят все новички, у него получилось.

Затем начались DoS-атаки на майнеров, которые поддерживали XT. Как только переключаешься на него – становишься целью. И да, тебя удаляют с bitcoin.org, как это сделали с Coinbase. Вот она, цена самостоятельности.

Большинство в сообществе надеялось, что люди Bitcoin Core одумаются и начнут, наконец, увеличивать размер блоков. Они организовали несколько конференций, посвящённых масштабированию биткойна, на которых согласились на поднятие ограничения размера до 2 мегабайт (а не до 8, как в XT). В течение последующих лет этот компромисс был несколько раз подтверждён. Но каждый раз обещание оставалось несдержанным. И что же, майнеры переключились на XT? Нет, они предпочли единство и подчинение нарративу мелкоблочников. В качестве причины своего решения они отвечали Херну, что ожидают, что разработчики поднимут размер блока когда-нибудь к следующему декабрю. Стратегия «хранителей ключей» сработала.

Расстроенный Херн вышел из борьбы и написал статью, что у биткойна нет будущего в условиях, когда он контролируется горстью сектантов. С тех пор прошли годы. Цена BTC выросла стократно. Но альтернативной валюты из него не получилось. Пользователей загнали в депозитарные кошельки, а узкая клика разработчиков по-прежнему диктует условия. Зато он обогатил ранних инвесторов и породил криптоиндустрию, которая может дать нам когда-нибудь настоящие цифровые деньги.

Однако на том дело не закончилось. На смену BitcoinXT в качестве консервативной альтернативы Bitcoin Core пришёл Bitcoin Classic, который имел блоки в 2 мегабайта. Его продвигали Гевин Андресен и Джефф Гарзик. Их поддержала примерно половина сообщества, и это опять было мало, потому что для увеличения размера блока требовалась поддержка трёх четвертей. Майнеры продолжали надеяться на разработчиков Core, которые сами увеличат блок. Но половина – это тоже много, а у разработчиков тоже нервы не железные, и потому в феврале 2016 года они пошли на так называемое «гонконгское соглашение» (HKA), в рамках которого было оговорено увеличение размера блока до 2 мегабайт и введение SegWit – очень сложной технологии, облегчающей надстройку дополнительных слоёв наподобие LN. Это соглашение не предотвратило очередную волну DoS-атак, на этот раз против пользователей Bitcoin Classic. Был атакован и ресурс автора bitcoin.com. Китайский майнерский пул F2Pool атаковали сразу после того, как они объявили о желании всего лишь протестировать Classic. И опять стратегия запугивания оказалась эффективной. Bitcoin Core устоял, а его разработчики сорвали выполнение HKA.

Захват биткойна (3) Биткоины, Криптовалюта, Валюта, Книги, Обзор книг, Финансы, Нон-фикшн, Длиннопост

Количество активных нод Bitcoin Classic в 2016-17 годах

Всё это протекало на фоне активной информационной войны, в ходе которой были сорваны поползновения переписать «белую книгу» Сатоси, чтобы новичкам было неизвестно об оригинальном дизайне биткойна.

Начало 2017 года ознаменовалось повторными исчерпаниями размера блоков, в результате стоимость транзакции выросла в 10 раз и превзошла доллар, приблизившись к стоимости перевода в Paypal. Появилась новая альтернатива – Bitcoin Unlimited, на которую тоже начались скоординированные атаки. Свыше половины нодов, которые отважились её поставить у себя, удалось «завалить». Во время всей этой драмы стала стремительно падать доля BTC на рынке, упав за полгода с 87% до 50%. Люди стали брать эфир и прочую альтернативную крипту.

В ответ на это была созвана новая конференция, на этот раз в Нью-Йорке. Новое, нью-йоркское соглашение (NYA). Договорились активировать SegWit после достижения порога в 80%, после чего в течение полугода раздвинуть блок до 2 мегабайт. Заметьте: сначала то, что нужно разработчикам, а потом – то, что нужно майнерам. И снова разработчики не торопились выполнить обещанное. А ситуация становилась горячей. Нагрузка на сеть росла, цена транзакции тоже. Группа разработчиков во главе с Джеффом Гарзиком написали новый проект по реализации NYA, который назвали SegWit2X. Снова запахло жареным. Если большинство майнеров с SegWit2X станут делать блоки в 2 мегабайта, то остальные, традиционные ноды, оказались бы за бортом, а хранители Bitcoin Core потеряли бы свои ключи. Снова демонизация, снова преследование. За что? Просто за то, что они хотели исполнения гонкогского и нью-йоркского соглашений! Сторонники Bitcoin Core в который раз продемонстрировали свое нежелание сотрудничать.

Захват биткойна (3) Биткоины, Криптовалюта, Валюта, Книги, Обзор книг, Финансы, Нон-фикшн, Длиннопост

Средняя цена транзакции BTC

Ещё до заключения NYA была попытка заставить майнеров перейти на SegWit через так называемый мягкий форк, активированный пользователями – USAF. Она не удалась, а потом и официально договорились активировать SegWit к августу 2017 года. Но она подвигла группу майнеров на создание альтернативы на случай очередного несоблюдения договорённостей разработчиками Bitcoin Core. Был написан Bitcoin ABC (adjustable blocksize cap), при котором майнер сам может ставить свой предел размера блока без одобрения разработчиков. Это бы стало новым койном со своим блокчейном. Так зародился Bitcoin Cash.

Непосредственно после активации SegWit разгорелась кампания за отказ от удвоения размера блока. Её продвигали инженеры социальных сетей, админы биткойн-ресурсов и виднейшие представители Blockstream, которая, как мы знаем, занимается «продажей костылей» для мелкоблочного блокчейна. Они орали про угрозу корпоративного захвата и централизации индустрии. Им вторили разработчики Bitcoin Core, которые указывали, что SegWit уже смог поднять эффективный размер блока. В принципе, они были правы, но увеличение ограничилось всего 30%, а транзакции стали проводиться лишь незначительно быстрее. Theymos забанил компании, поддерживающие двойные блоки на подконтрольном ему bitcoin.org. Это был внушительный список, закрывавший в 2017 году почти всю индустрию, что не помешало владельцам ресурса упрекать эти компании в нежелании сохранить консенсус. Абсурд, да и только.

К концу 2017 года блокчейн стал распадаться на три цепи: SegWit1X, SegWit2X и Bitcoin Cash. Кому из них будет суждено сохранить оригинальное обозначение BTC? Разработчикам Bitcoin Core? И это при том, что подавляющее большинство хейшейта за удвоение блоков? Их это не смутило, и, вместо того, чтобы признать своё поражение, они стали ещё более агрессивны и попытались привлечь на свою сторону правительство. Они назвали SegWit2X «серьёзной кибератакой», стали угрожать судебным преследованием и пожаловались регуляторам из SEC. Пошли волны фейковых отзывов на кошельки провайдеров, спамовые атаки на @bitcoin.com, DoS-атаки, очернительские кампании в интернет-СМИ. Майнерам предлагалось заткнуть рот и ставить софт от Bitcoin Core.

Это непрестанное давление возымело эффект. Измотанные атаками компании стали отказываться от SegWit2X. В дополнение к этому, криптовалютная биржа BitFinex, которая не подписала в своё время NYA, решила, что символ BTC будет присваиваться не по большинству хешрейта, а на основании пресловутого «консенсуса». Этому примеру последовали и некоторые другие биржи. Неразбериха с курсами и обозначениями побудила процессор платежей BitPay призвать к отказу от SegWit2X. В конце концов, сторонники удвоения блоков сдались, заявив об отказе от своих намерений. Нью-Йоркское соглашение оказалось тоже провалено. Всем было продемонстрировано, что разработчики Bitcoin Core захватили BTC и двигают его в нужном им направлении.

Но кое у кого уже был готов план Б. Три дня спустя после отмены SegWit2X Гевин Андресен объявил Bitcoin Cash, который получил обозначение BCH, продолжением оригинального проекта биткойна. Пусть BTC и вырос впоследствии в цене, это не стало оправданием философии мелкоблочников. Биткойн, как дешёвые и быстрые деньги, живёт и развивается. Он просто задержался на несколько лет.

Показать полностью 2
Отличная работа, все прочитано!