15792

Очередной поиск… (или адский лес).

Уже не в первый раз, к сожалению, случается так, что некоторые поиски мы начинаем в воздухе, а заканчиваем на земле. Тот, что случился в июле этого года запомнится всем, кто в нем участвовал, я думаю, на всю жизнь.

Очередной поиск… (или адский лес). Лиза Алерт, Впсо Ангел, Грибы, Лес, Природа, Длиннопост

Есть в Истринском районе один лес, который очень редко отдает людей живыми. Живет себе человек, растит детей, нянчит внуков, а в один прекрасный день идет, как обычно по грибы и больше его уже никто никогда не видит.

Началась эта история, как тысячи других, с заявки на номер 112 по признаку «лес на связи».

При общении с гражданами, которые имеют привычку ходить по лесам в поисках грибов и ягод, мы всегда отдельно делаем акцент на том, что с собой в лес обязательно нужно брать полностью заряженный телефон. Это важно! Многие не делают этого по боязни потерять вещь, которая денег стоит. Но! Во-первых… можно сделать так чтобы телефон не терялся. Это и карманы на молнии и шнурок на шею… а во-вторых, что ценнее… телефон, пусть даже самый дорогой, или все же ваша жизнь?

Заявка в этот раз оказалась уникальной. У грибника с собой компас и два…. ДВА, черт побери, полностью заряженных телефона!!!

И тем не менее он в лесу, связь полное барахло, куда идти он не понимает, солнца нет и подсказать направление выхода группа ЛНС (лес на связи) не может. Ссылка на получение координат так же не отработала (телефоны без GPS, интернета нет).

Точно известна лишь точка входа – СНТ на краю леса. Ну точнее, как на краю… вокруг СНТ лес, со всех сторон. СНТ с шоссе соединяется лишь одной лесной дорогой. Простор для творчества – гуляй, не хочу. Хоть на север, хоть на запад, хоть на восток… и везде на километры только лес.

Первоначально ничего необычного в этой заявке не было… два телефона и компас, встречаются не так часто, но тем не менее все спокойны, так как подобных заявок случается до сотни в день.

На вылет готовится борт из Буньково. 25 минут по маршруту и приходит стандартный доклад «начало работы». Все кажется довольно простым и временами даже скучным. Ну сколько таких уже вытащили только в этом месяце… сотни. А тут… ДВА телефона. Ну что может пойти не так?

Мать твою… ВСЁ! ВСЁ может пойти не так… И именно с этого момента всё именно так и пошло.

И именно с этого момента и начинается мой рассказ об этом тяжелейшем поиске. Опыт, полученный в результате этот операции уникален. За все 9 лет активной поисковой деятельности я не сталкивался прежде ни с чем подобным.

Борт нарезает круги над лесом, объект поиска отвечает на телефон через раз (на границе приема сигнала телефон практически не в состоянии держать устойчивую связь). Ни разу на всех попытках соединения не удалось поймать звук лопастей в гарнитурах и ни разу дед не сообщил что слышал или видел вертолет. По остатку топлива вертолет уходит на базу. В этот же момент на земле начинает работать целая команда, терпеливо, минута за минутой прослушивая все записи разговоров с воздуха, сопоставляя трек вертолета с временем звонков. В результате удается найти несколько точек, которые предположительно являются звуком лопастей вертолета в телефоне объекта поиска.

Полученные точки передаются пешим группам, которые заранее выдвинулись на место, на случай эвакуации. Параллельно запускается полноценный, активный, наземный поиск. Так как, к этому моменту наш грибник уже находится «вне зоны действия сети». Пока пешие группы ДПСО «Лиза Алерт» пробиваются сквозь заваленный ко всем чертям лес к переданным точкам, ВПСО «Ангел» готовит второй вылет в зону поиска. Через практически два часа полного молчания приходит СМС о том, что наш ОП снова в сети. Очередные 25 минут на маршруте и вертушка снова нарезает круги над лесом в надежде связаться с терпящим бедствие по телефону и если не обнаружить визуально, то хотя бы выловить в телефоне шум собственных лопастей. Со стороны абсолютному большинству подобные полеты видятся не иначе, как вполне себе лайтовое развлечение. Крутись над лесом, как на карусели в детстве и получай удовольствие. В реальности… если усадить тебя, мой дорогой читатель, в левую «чашку» вертолета и начать отрабатывать тот самый лес, примерно через 20 секунд 90% тех самых читателей запросится на землю. Даже на совместных учениях с ДПСО «Лиза Алерт», когда мы берем на борт «наблюдателей» из числа пеших, мы никогда не даем им «провозку» над лесом на тех режимах, на которых работаем в реальных условиях. Радиусы побольше, скорости поменьше, снижение плавное, заходы прямые. Когда работает подготовленный экипаж ВПСО «Ангел», никто не церемонится… Крены, скорость, радиусы… всё на пределе. И в таком режиме мы работаем часами. На реальном поиске самое ценное это время. Его катастрофически мало, а все эти развороты «блинчиком», заходы с длинной прямой, радиусы на низких скоростях, сжирают это самое драгоценное время со страшной силой. Поэтому – да… мы экономим время.

Очередной поиск… (или адский лес). Лиза Алерт, Впсо Ангел, Грибы, Лес, Природа, Длиннопост

Вертолет выработал очередной бак топлива снова без результата. За все время работы не удалось установить нормальную связь с пострадавшим. А пешие группы ДПСО «Лиза Алерт» уже расходятся из штаба по задачам координатора. Лес реально большой. Он весь в завалах и ручьях. Местами очень сильно подболочен. Количество естественных природных «ловушек» просто зашкаливает. Все их придется пройти ногами и проверить каждую. После анализа всей карты, координатор отправляет группы в наиболее вероятные места обнаружения. Тем временем, при прослушивании записей звонков на телефон пострадавшего, становится понятно, что состояние его стремительно ухудшается. Вероятнее всего начинает сказываться обезвоживание. Пешие группы приносят в штаб поиска треки по 10-13 километров, а результата всё нет. Пока еще все группы работают на «отклик»… то есть в процессе движения пытаются звать пострадавшего по имени, в надежде на ответный крик о помощи. Но надежда эта все призрачнее. При обезвоживании человек испытывает страшную головную боль, слабость… слуховые и зрительные галлюцинации. Все, кто занимается поисками не первый год, прекрасно знают, как выглядит это состояние. А самое главное понимают, что в такие моменты пострадавший адекватно оценивать происходящее просто не может.

Но группы идут в лес, отрабатывают свои квадраты, приходят мокрыми и уставшими, отогреваются, кое-как сохнут и снова уходят в лес на новые задачи координатора штаба.

В эти же минуты ВПСО «Ангел» готовит третий вылет вертолета в зону проведения поисково-спасательных работ. Телефон пострадавшего снова «в сети», поэтому нужно использовать этот шанс, чтобы локализовать объект поиска до наступления ночи. А это будет уже вторая его ночевка в этом прОклятом лесу, без костра и сухой одежды. Вертушка работала до темноты и снова без результата. Практически с момента вылета, пострадавший на связь не выходил и больше на звонки с борта не отвечал. К заходу солнца оба его телефона отвечали лишь - «аппарат абонента выключен, или находится вне зоны действия сети». В предположениях остается самое худшее. Скорее всего аккумуляторы обоих телефонов полностью разряжены.

Пешие группы не прекращают работу ни на минуту, карта леса медленно, но верно, покрывается сеткой пройденных треков. Поскольку передвигаться пострадавший в таком состоянии уже не может, есть надежда что уже закрытые группами участки леса проходить повторно не придется.

Уже практически ночью, еще один борт ВПСО «Ангел», оборудованный тепловизором, возвращаясь с поиска в Одинцовском районе, зашел в зону ПСР в попытке осмотреть открытые участки через тепловизор. К сожалению, к тому моменту погода серьезно ухудшилась. Туман и отсутствие вертикальной видимости не позволили даже начать выполнять осмотр. Выполнив один проход над лесом, вертолет ушел на место базирования в Хелипорт Москва.

Несколько десятков подготовленных поисковиков в лесу, четыре вылета вертолетов, два телефона и компас, а ситуация с момента прихода заявки на поиск пострадавшего никак не улучшилась. Пострадавший все еще в лесу, состояние его ухудшается и нет хоть сколько-нибудь достоверных данных о его местоположении.

Ночь проходит в напряженной работе. Часть групп плотно закрывают два огромных куска леса и овраги на западе от точки входа. Одной группе ближе к утру удается найти проход через реку на севере, которая до этого момента считалась непреодолимой. Это значит, что зону поиска с севера придется расширить, до следующего линейного ориентира. С рассветом в штаб прибегают родственники. Всем им на телефоны пришло СМС о том, что один телефон пострадавшего снова в сети. Они настоятельно просят «засечь координаты телефона»… приходится объяснять, что такие «фокусы» бывают только в кино, а в реальной жизни это неосуществимо на данном этапе.

Дочь пострадавшего глядя в глаза робко задает вопрос:

- Вы же не уедете?

Для нее волонтеры - последняя надежда.

Не уедем… даже если не можем, как в фантастических фильмах, засечь координаты телефона, будем работать с тем, что есть. Имеем то, что имеем. Телефон в сети, а значит аккумулятор еще жив. Набираю пострадавшего. Короткий список вопросов. Быстро выясняем что пострадавший не только слышал, но и видел вертолет около 17-18 часов прошлых суток. Быстро инструктирую деда чтобы берег заряд телефона, внимательно слушал и смотрел в небо, и обязательно отвечал на звонок телефона если он слышит или видит вертолет.

Ответы пострадавшего выглядят более чем адекватно. Создается иллюзия что человек на том конце провода все понимает и готов действовать согласно полученной инструкции.

Готовим пятый борт на этот поиск. Тщательно анализируется трек второго вылета. Сопоставляются все полученные данные. По последней информации, полученной от пострадавшего, он не сходил с места со вчерашнего дня. Он видел вертолет и остается на том же самом месте. Остается только найти это самое место… всего лишь найти.

Курим, красимся и валим!

В экипаже трое. Саша (Лодочник), Алексей и я… делаем один круг над лесом стараясь максимально повторить трек второго вылета. Далее я набираю номер нашего объекта поиска.

- Николай, слышите, видите вертолет?

В ответ в трубке лишь звуки возни и тяжелое дыхание.

Закладываем вираж, Саша набирает скорость до максимальной. Пока телефон на связи, пока мы слышим то, что происходит в трубке под нами, нам нужно успеть облететь как можно большую территорию. Мы напряженно вслушиваемся в звуки телефона, мы все еще надеемся услышать лопасти. Минимальная высота, максимальная скорость, крены на пределе. Я периодически пытаюсь заставить пострадавшего отвечать на мои вопросы о том слышит ли он вертолет.

Наконец… внезапно… через шум и треск мы улавливаем одно слово… тихое, слабое «слышу».

Мы где-то рядом. Саша нещадно утюжит лес под нами, три пары глаз пытаются разглядеть на подстилающей поверхности хоть что-то, что подсказало бы местоположение нашего объекта поиска. При очередном моем запросе, слабый голос практически шепотом ответил «вижу».

Напряжение нарастает. Пострадавший точно видит вертолет. Получается у нас есть хотя бы направление поиска. Связь срывается…

- Высадили? (с досадой спрашивает Саша)

- А кто его знает… (я раздосадован не меньше, но продолжу дозваниваться именно, потому что ОП нас ВИДЕЛ!)

Телефон снова в сети. Я набираю и повторяю одну и ту же фразу.

- Николай, слышите, видите вертолет?

Перед самым моим повторным запросом в гарнитурах снова раздается шепот пострадавшего. Алексею очень быстро удается разобрать слова «вон он». Точно… мы слышали именно это «ВОН ОН». Пострадавший снова видит вертолет. Мы снова встаем в вираж. Пытаемся разглядеть под собой хоть что-то похожее на человеческую фигуру. Под нами лес, огромные кроны елей, разлившийся ручей, текущий через заболоченные полянки, слева и справа молодые и очень густые посадки. Визуально мы не можем определить с какой стороны пострадавший мог нас видеть. Телефон снова недоступен… и на этот раз мы практически хором соглашаемся с тем, что аккумулятор сел окончательно. Три дня в лесу, несколько длинных звонков с воздуха… ну какие шансы что телефон еще жив?

Посадка в штабе. Надо понять, что делать дальше. Мы напряженно пытаемся накидать план действий исходя из полученных данных.

Тем временем, в Москве, вся группа, организовавшая вылет, снова напряженно вслушивается в запись трансляции с борта. Они пытаются сопоставить трек вертолета с ответами пострадавшего.

Пока мы втроем напряженно морщим лбы, пытаясь придумать что мы можем сделать еще для того, чтобы вытащить из леса человека с ДВУМЯ!!! С ДВУМЯ (мать их) телефонами, Катя Жилкина присылает точку… Точку с координатами, которую надо проверить. Это невероятно, но по трем, еле слышным, ответам пострадавшего она нашла место наиболее вероятного нахождения объекта поиска. Ровно этот же самый момент приходит СМС о том, что «абонент снова в сети». Невероятно. Аккумулятор телефона все еще жив. Мы с Алексеем отправляемся в штаб с посадочной площадки, Саша взлетает на дозаправку и продолжения работ по поиску пострадавшего. Сразу после получения координат, из штаба выдвигается поисковая группа. Координаты находятся на севере, за рекой, которая до прошлой ночи считалась непроходимой, пока не был найден переход в километре западнее основного направления. В штабе только что вернувшиеся группы. Все уже практически без сил. Ни у кого уже нет сменного сухого комплекта одежды. Спустя примерно 30 минут рация координатора оживает запросом от группы, ушедшей на проверку данных, полученных при крайнем вылете вертолета.

- Нашли корзину.

В штабе резко возрастает напряжение.

Снова вызов.

- Кепка была у нашего ОП? Белая с желтым…

Очень быстро опрашиваются родственники на предмет кепки. Нам нужно описание без подсказок. На вопрос была ли кепка, родственники уверенно отвечают, что была… белая такая, с желтым и надписью…

Заря просит группу отработать весь квадрат на отклик. Вытоптать все что только можно.

Спустя пять минут от группы приходит долгожданное

- Отклик!

Это значит, что пострадавший откликается. Прикидываем расстояние 2 км, по прямой.

На помощь группе выдвигаются все силы, находящиеся в штабе. Я скидываю в чат вылета данные о корзине, кепке и отклику.

В лесу тем временем группа отчаянно пытается локализовать пострадавшего. На каждые 4-5 окриков от группы приходит слабый отклик пострадавшего, больше походящий на мычание. В группе двое - Таня «Филл» и «Перец». Если пострадавший и дальше продолжит играть в молчанку, локализация отклика может затянуться, а состояние пострадавшего ухудшится, будет ли он при этом продолжать откликаться непонятно.

Татьяна принимает сложное, но совершенно оправданное решение. Нужно достучаться до сознания пострадавшего, вытащить его в реальность, пока не стало поздно.

- Кричи пока я до тебя не дойду! Кричи, не переставая!!! Кричи как можно громче!!! Не будешь кричать, я тебя не найду!

Эти слова заставили деда прийти в себя. Он начал кричать… Начал кричать непрерывно. Он точно не хотел остаться в этом лесу навсегда. И с каждым его криком поисковая группа подходила все ближе и ближе.

Штаб в это время терпеливо ждет информации. Всем понятно, что три отметки – корзина, кепка, отклик, это однозначное обнаружение объекта поиска, но какое время это все займет никто сказать не может.

И вот наконец от группы в лесу приходит то самое:

- Найден, жив! Требуется эвакуация.

Очередной поиск… (или адский лес). Лиза Алерт, Впсо Ангел, Грибы, Лес, Природа, Длиннопост

В штабе крики и аплодисменты, мне кажется, это слышал весь поселок. Практически сразу вокруг появляются родственники. Они не могут поверить в происходящее… Они уже потеряли надежду. И вот именно в этот момент… Сработало то, что нарабатывалось годами. Методики поиска, приемы работы с телефоном пострадавшего. Все это вместе наконец дало результат!

На эвакуацию уже вышли. С группой эвакуации выходит и один из «ангелов» - Алексей. Возможно, он сможет подобрать недалеко от места обнаружения площадку для посадки вертолета. 2,5 километра на носилках, через лес и реку это очень много.

Тем временем Лодочник уже вылетает в зону ПСР с пометкой MEDEVAC в флайтплане.

Группа довольно быстро доходит до точки эвакуации. Пострадавший обезвожен… и к сожалению, внятно отвечать на вопросы все еще не может. Площадка подобрана, вертушка на подходе. Мы тем временем забираем дочь нашего грибника и едем на посадочную площадку около СНТ, до которой 2,5 км. И ближе сесть просто негде. Заранее вызвана скорая. Все готово для завершения этой тяжелейшей поисковой операции.

Очередной поиск… (или адский лес). Лиза Алерт, Впсо Ангел, Грибы, Лес, Природа, Длиннопост

Посадка в лесу без выключения. Быстрая погрузка пострадавшего в вертолет, Алексей занимает место справа и буквально через пару минут, Саша бережно сажает вертолет в поле, рядом с дорогой. Именно сюда придет вызванная заранее скорая.

Посадка… выключение

Объятия отца и дочери… долгие… со слезами, в полной тишине… Говорить нечего… слова не нужны.

Очередной поиск… (или адский лес). Лиза Алерт, Впсо Ангел, Грибы, Лес, Природа, Длиннопост

Все всё понимают. Шансы таяли просто на глазах. Мы испробовали всё и даже больше.

Этот телефонный разговор с борта вертолета вполне мог оказаться последним в жизни этого грибника.

Но все задействованные в поиске и на земле, и в воздухе, бились за этого деда до конца. Мы просто не имели права ПРОДОЛБАТЬ в лесу человека с ДВУМЯ ПОЛНОСТЬЮ ЗАРЯЖЕННЫМИ ТЕЛЕФОНАМИ.

Два штаба поиска (земля и воздух), пять вылетов вертушек, восемнадцать поисковых групп… сотни километров треков и… два слова по телефону – «ВОН ОН». Тихие, едва различимые, но такие важные.

Потянулись минуты томительного ожидания СМП.

Пока ждем скорую, успеваю кратко опросить пострадавшего. Начав принимать жидкость, он уже стал понимать, что с ним произошло. И уже адекватно оценивает свое состояние на тот момент, говоря о том, что воспринимать что-либо в лесу получалось не всегда.

Три дня и две ночи в лесу… мокрые спички не оставили шанса развести огонь.

Обезвоживание отключило сознание практически полностью.

Но он выжил.


Мы летаем в небе. Крутимся там, как на детской карусели «ветерок»… мы делаем свою работу.

Тем временем пешие группы ДПСО «Лиза Алерт» по пояс в болоте и в буреломе, ломятся через лес. Мы видим вас иногда сквозь черноту ночи по мечущимся лучам фонарей в лесу, по ярким всполохам оранжевых курток в листве днем. Мы знаем какова на вкус ваша работа. Знаем, что такое бессонный штаб… Иногда мы спускаемся с небес на землю чтобы самим хлебнуть болотной жижи… чтобы знать почем он ваш волонтерский хлеб.

Спасибо вам… именно на вас львиная часть работы по выводу из леса тех, кто может остаться там навсегда.


P.S. Берегите себя, Лисы…

Найдены возможные дубликаты

+386

Кстати, у нас в Казани уже довольно давно работает такая клевая структура "СтрЕлки".Очень здравая мысль, и как оказалась - действенная. Вроде в первую очередь в Питере придумали.


"Развешивать указатели в лесу добровольцы начали в 2010 году, тогда было установлено всего 10 стрелок. Сейчас же их число достигло 409.

Стрелки размещаются в тех районах, где чаще всего теряются люди. Указатель представляет металлическую стрелку, прикрепленную на видном месте и информационную табличку, размещенную под стрелкой на уровне глаз. Металлическая стрелка закрепляется на дереве на высоте, недоступной с земли, чтобы избежать их порчу недоброжелателями.

Каждый указатель имеет несколько надписей: название населенного пункта либо другого значимого линейного или точечного ориентира, расстояние до него и порядковый номер самой стрелки. Если попавший в беду человек сообщит номер стрелки по телефону, то его будет легко найти или направить в нужном направлении. Табличка-памятка, размещенная под стрелкой, поможет сориентировать и понять, какие безопасные действия предпринимать, если человек сам выбраться по каким-то причинам не может. А также номера телефонов спасательных служб.


В течении первых 2 лет после установки стрелок было отмечено снижение количества заблудившихся людей в районах, где они есть."

Иллюстрация к комментарию
Иллюстрация к комментарию
раскрыть ветку 45
+77

все это уже сделано https://lizaalert.org/forum/viewtopic.php?f=166&t=24728, насколько возможно. Надеюсь, продолжат и покроют большие площади

раскрыть ветку 14
+102

Круто. Как по мне - проект долгострой - но максимально полезный. Поскольку для использования не нужен вообще никакой навык. Кроме умения читать.

раскрыть ветку 9
+13

в норвегии проще, они прямо в лесу ставят телефонные будки, протаптывают тропы к ним, человек заблудился, ходит, ходит и натыкается на телефон, а там связь только со специальной службой, звонок в которую уже сам по себе говорит о точном местоположении человека. ещё там же в лесах строят небольшие лесничьи домики, если человек не далеко от него, ему по тел. объясняют куда идти, чтобы прийти в дом, где есть запас еды, воды,  туалет и даже телевизор с кроватью ) пока он туда дойдёт, пока помоется и пожрёт, за ним уже приедет ответственный человек

раскрыть ветку 3
+11
Я скажу. Есть такая техника усилитель сотовой связи. Это репетитор для поимки слабого сигнала и усиливающий на вторую антенну и бустер для более сильного увеличения сигнала связи на передающую антенну. Все это монтируется на борту вертолета. Питание 12 или 24 в. Вертолет в роли "удлинителя" сотовой связи. И связь с потерянным человеком будет более менее стабильная - с воздуха препятствий нет и поэтому дальность радиуса сигнала максмимальная
раскрыть ветку 11
+17
Все способы давно есть. Но не у МЧС. Вот если бы это был какой-нибудь мужчина лет тридцати, славянской внешности, который, ну к примеру, брызнул "черёмухой" в росгвардейца на митинге, и быстро бы свалил в этот лес прятаться, то его выключенный телефон запеленговали бы через 0.0002 секунды, а уже через 3 секунды над лесом кружилась бы вся авиация Московской области, с тепловизорами, пулемётами, ракетами класса "воздух-земля", и снизу поддержка десяти тысяч росгвардейцев с собаками.
:) сарказм (нет!)
раскрыть ветку 4
+2
Здесь не репитер нужен. А усилитель с антенной на 900/1800 мГц + анализатор спектра. На крайний вариант sdr приемник с фильтрами на все ,что ниже или выше по частоте. Хотя есть сомнения, радиостанция вертолета и соседние телефоны могут создать помехи.
раскрыть ветку 5
+5

Такая "клевая" система еще со времён ссср осталась: так называемые, лесные кварталы

раскрыть ветку 1
+13

но основное отличие - что стрелки указывают КУДА идти, и если назвать ее номер - то спасателям сразу будет четко ясно где ты находишься. Ну и развешиваются они не на пересечении квартальных просек, как квартальные столбы - а по всему лесу.

+1
Привет вам из Орла от Грея и Мамбы!
раскрыть ветку 1
0

ыыыыыыы  и вам привет! или им!

0

К деревьям нельзя прибивать гвоздями указатели.

0
Охочусь. Никогда не видел этих стрелок.
0
А может знаете.., в Москве в Битцевском лесопарке на некоторых деревьях тросиками примотаны небольшие красные кнопки. Никаких надписей, только кнопка на тросе в силиконовой трубке. Что это? Штук пять таких там встречал.
раскрыть ветку 3
+1
Нажми и узнаешь
раскрыть ветку 1
0
Возможно, что это система спортивной отметки, оборудование для проведения соревнований по спортивному ориентированию. Обычно ставятся вместе с бело-оранжевой призмой, но на тренировках, чтобы снизить вандализм бывает и без них
-14

Вопрос к автору: сколько стоит вот такая описанная поисковая операция, если её проводить так, чтобы считалось топливо, з.п., аммортизация вертолёта , связь и прочее, прочее, прочее, если ещё и не брать в расчёт волонтёрский вклад? Наверное, несколько миллионов рублей. Вот когда эти затраты будут выставлять потеряшкам после их спасения, количество затерянных резко уменьшится в стране.

раскрыть ветку 4
+26

- Папа, алкоголь подорожал, ты теперь будешь меньше пить!

- Нет, доча, теперь ты будешь меньше есть!


Уменьшится число заявок на поиски, а не число потерявшихся по стране.

раскрыть ветку 3
-8

А где в Казани можно заблудиться?

раскрыть ветку 2
0
На север, в сторону кировской, сплошной лес.
0

в самой казани сложно, но как мне говорил товарищ из МЧС вокруг казани блудят  нещадно, и со смертельными исходами. Хотя, казалось бы...

ещё комментарии
+66

честь и хвала всем работникам служб спасающих человеческие жизни. но к сожалению никогда потери человеческих жизней не будут уроком для других. у нас каждую зиму междугородние трассы заметает будь здоров, их конечно же закрывают, отправляют смс об угрозе. но нет же сотни дибилоидов пытаются обьехать трассы окольными путями пробиваясь сквозь сугробы, а потом застряв начинают на матах мчс вызванивать, когда мчсники обьясняют, что погодные условия настолько суровые, что выдвижение при нулевой видимости, экстремально низкой температуре в ледяной шторм им самим невозможно. я ратую за то, чтобы таким энтузиастам потом счет выкатывали за работу спасательных служб, может поубавится пылу рисковать своей жизнью.

раскрыть ветку 18
+37

Согласен, люди сами сознательно рискуют жизнью, а потом требуют, чтобы их спасали. Бесспорно, Лиза Алерт - настоящие герои, и, конечно, людей нужно спасать кто бы они не были, но мне кажется, было бы неплохо принять закон, обязывающий тех, кто сознательно рискует там идя в лес, отправлясь в пургу, залезая на горы, оплачивать расходы на их поиск. Тогда сразу и добровольцев будет больше, раз люди за это деньги будут получать, и средства поиска у них будут лучше, и любителей рисковать поубавится.

раскрыть ветку 16
+28

Рыбаки еще любят на льдинах весной погонять

раскрыть ветку 1
+22

А если ввести штрафы за мусор в лесу, то мусорить перестанут. Хотя подождите-ка...
По факту такие меры будут бесполезны для раздолбаев, а те кто уже заблудился трижды подумают хотят ли они вызывать помощь.

раскрыть ветку 5
+8
было бы неплохо принять закон, обязывающий тех, кто сознательно рискует там идя в лес, отправлясь в пургу, залезая на горы, оплачивать расходы на их поиск.
Не сработает. Логика типичного потеряшки:
- я в этот лес еще с дедом ходил(а), я его как свои пять пальцев знаю;
- я пропал(а) и теперь умру здесь, никто меня здесь не найдёт.

И как потом штрафы собирать? Ну присудит суд штраф бабульке 70 лет. Ну будет она по 500 рублей с пенсии платить. Что она в лес перестанет ходить?
раскрыть ветку 7
-1
Хз. Я бы таких и не искал. Это не маленький ребенок, а старый долбоеб, который сознательно упиздил в тайгу.
+463
Спасибо Вам за такой тяжёлый труд, за спасённые жизни. Пишете просто замечательно.
раскрыть ветку 234
+202

Извините что под топовым, но вопрос - почему не используется поисковый Репитер GSM сигнала?  Пролетая над пропавшим его легко засечь, если появился абонент на репиторе - значит пропавший рядом. Телефон сам подключится к репитору - так как у него будет сигнал сильнее, чем у вышек.

Они небольшие, можно использовать даже в мобильных группах, да и позволят найти человека без сознания, но с включенным телефоном.

раскрыть ветку 209
+64

Тоже пригорает, технических вариантов далеко не один.

раскрыть ветку 46
+126
В редакции у пивоварова (не реклама) основатель Лиза алерт рассказывал, что такое только в кино и в Европе. Наши силовики этого не допускают и не сотрудничают
раскрыть ветку 61
+33
Это всё красиво на бумаге, по факту нет таких возможностей. Не один раз уже это обсуждалось в отряде. Поверьте, там далеко не глупые люди есть. Есть профессиональные связисты. Но к сожалению не получится засечь телефон без спецсредств, не доступных гражданским. А ФСБ, у которых всё это есть, дела нет до потеряшек.
раскрыть ветку 13
+41

Даже репитер не нужен, хотя с ним легче искать, как "охота на лису". Достаточно было б данных от опсоса, время цепляния телефона на базовую станцию и координаты этих станций. Если ещё и силу сигнала дали б то координаты можно вычислить на коленке до 200 метров. Без силы сигнала радиус увеличивается до 1-1,5 км.  Вопрос как быстро получить эти данные от опсоса? Хотя бы в течении суток с момента обращения.

раскрыть ветку 32