Дубликаты не найдены

0
Бля, ебаный комментатор за кадром двух нахуй слов без мата связать бля не может, епта. Я заебался слушать эту хуйню.
0

Душа ребёнка просит покатушек на горке, подумаешь, снега нет, желание то есть.

0
Весь снег теперь будет во Владивостоке. Мужайтесь.
Похожие посты
267

Чертиха

Старая, помятая временем и большими температурами буржуйка, наспех сваренная отцом, была самым популярным предметом в квартире. Этот черный закоптившийся железный ящик, чья труба тянулась вдоль стены и выходила в форточку, был настоящим источником жизни. На ней готовилась еда, кипятилась вода, она защищала от холодной смерти.

Самого отца давно не стало.

— Чертиха утащила, — в очередной раз ответила бабка любопытным внучатам и, оборвав со стены кусок обоев, точно бересту, подожгла её и положила в печку. Туда же она подкинула несколько щепок, которые настрогала из ножки от стула, приволоченного из соседней квартиры.

По комнате тут же пошёл запах горящего обойного клея и лака, которым была когда-то пропитана мебель.

— Кто такая эта Чертиха? — постоянно спрашивал Вовка, словно ожидая, что бабка в этот раз расскажет что-то новое, но рассказ всегда был один и тот же и совсем не менялся с годами, точно квартира с забитыми окнами, в которой они жили.

— Злая ведьма. Она тяжело дышит, ломает кости, с собой приносит холод, а если посмотреть ей в глаза, то она навсегда заберет тебя туда, где море мертвяков и адский мороз, от которого леденеет душа.

Дети начинали жаться друг к другу, точно щенята, а бабка мгновенно доставала из кармана фотографию их отца.

— Вот папка ваш непослушный был, она его и утащила с собой. Красивый? — давала она подержать карточку малышам.

— Очень красивый, — умилялась Алёнка и целовала глянцевую карточку.

Вовка фотографию не целовал, но прижимал к сердцу.

— Я бы эту Чертиху убил! Я бы ей голову оторвал, — злобно бормотал мальчонка, сжимая свои кулачки так сильно, что

костяшки белели. — Придёт сегодня ночью, так и сделаю. Клянусь, что так и сделаю!

Бабка тут же хмурила брови и отбирала карточку, параллельно ругаясь и иногда роняя слезы.

— Взглянешь в глаза и заберет тебя! Сразу же! Понял?! Никто тебя не спасет!

Аленка тут же обнимала брата и просила, чтобы тот ни за что не смотрел на Чертиху. А ведь она являлась к ним каждую ночь.

Печку обычно разжигали ближе к вечеру. Она быстро протапливала помещение, можно было спокойно спать, не боясь замерзнуть насмерть. Готовила бабка исключительно ужин и всегда две кастрюли. Одна предназначалась ей и внукам, а вторая оставлялась для Чертихи в качестве подати, чтобы та никого не трогала и уходила в одиночестве. Обе кастрюли заворачивались в одеяло и ставились ближе к печке, чтобы не остыть до самого утра. Внуки всегда помогали бабке с этим. Это была такая игра — они превращали ужин в завтрак.

— Почему мы должны отдавать свою еду этой Чертихе?! — постоянно обрушивался Вовчик на бабку, когда та закутывала вторую кастрюлю.

— Потому что нужно быть добрым ко всем, иначе сам превратишься в Чертиху.

Мальчику это объяснение не нравилось, и он несколько раз плевал в кастрюлю, предназначавшуюся ночной гостье, за что получал подзатыльник от бабки и следом обязательно отправлялся в ссылку в самый холодный угол, где обычно хныкал и примирялся с чувством несправедливости.

Из квартиры дети не выходили никогда. Про такие вещи как солнце, луна, дождь, радуга, снег они знали лишь из тех книжек, что женщина периодически притаскивала. Она сама научила их читать и писать. Объяснила, как складывать и умножать, дала им столько знаний, сколько успела скопить в своей голове за долгую жизнь, но она никогда не рассказывала им о войне. Если вдруг кто-

то из детишек находил в книжке упоминания об этом свойственном для человечества жесточайшем процессе, она тут же отнимала книгу и бросала её в печку.

Если дети продолжали донимать её расспросами, она выходила из квартиры и пропадала на несколько часов. Дверь, естественно, запиралась на все замки.

Отбой всегда наступал в одно и то же время. Ровно в девять вечера гасились свечи, печка забивалась под завязку, точно щёки у хомяка, она благодарно начинала гудеть, заставляя иней на стенах таять.

Бабка всегда следила за тем, чтобы внуки ложились лицом к стенке и не поворачивались. Она выжидала, пока дети уснут, прислушивалась к дыханию, а когда становилось очевидным, что оба погрузились в глубокий сон, она тихонько подкрадывалась к двери и открывала замки. Затем она ждала.

Ждать всегда приходилось по-разному. Иногда дверь открывалась в полночь, иногда ближе к утру, но Чертиха всегда приходила.

И в этот раз она пришла. Петли скрипнули, дверь потихоньку пошла наружу, впуская внутрь темноту и ночного пришельца. Чертиха мягко, насколько это возможно сделать в сапогах, прошагала к печке, неся за собой лютый холод, который зацепился за её одежды, точно репейник.

На пол опустились пакеты с едой, развернулось одеяло, достался ужин. Чертиха уселась рядом с бабкой и принялась хлебать горячую еду, стараясь не чавкать.

Бабка сделала движение головой, что означало вопрос. Чертиха в ответ мотала своей, это означало, что всё по-прежнему плохо. Бабка начинала лить слёзы, но тихо, так, чтобы не разбудить внуков.

Чертиха гладила бабку по седой голове и тяжело вздыхала. Потом она ломала о колено несколько ножек от стульев и бросала их в печь.

Вовка не спал. Он решил, что сегодня ночью покончит с Чертихой раз и навсегда. В руках он сжимал карандаш, который тайком от бабки взял с собой в постель. Как только послышался звук «ломающихся костей», Вовка скинул с себя одеяло и, вскочив с кровати, побежал в сторону незваной гостьи, занеся над головой своё оружие.

Бабка ахнула. Она уже хотела было сбить внука на пути к неминуемой ошибке, но не успела.

— Вовка! — крикнула Чертиха невероятно знакомым голосом, и Вовка встал как вкопанный. Голос этот ударил точно в сердце мальчика и парализовал его.

— Не смотри, не смотри ей в глаза! — пищала с кровати проснувшаяся Алёнка, спрятав лицо под одеяло. Но было поздно. Вовка посмотрел.

Перед ним в грязном тулупе с перевязанной бинтами головой сидел мужчина. Лицо его было обезображено. Веки и губы отсутствовали. Нос был сплющен. Ожоги почти не оставили живой плоти. На мальчика смотрел всего один глаз, так как второй был серым, точно бетонные стены, с которых бабка срывала обои для розжига. Ничего страшнее Вовка и представить не мог, но глаза не отводил. В этом чудовищном лице, похожем на морду демона, о которых Вовка любил читать и рассматривать картинки в книжках, не успевших пройти цензуру бабки и спрятанные им, мальчик увидел что-то знакомое.

— Мне нужно уйти, — сказал демон.

— Нет! Стой! — закричал вышедший из транса мальчишка. — Папа?! — спросил он, всматриваясь в глаза Чертихи.

У злой «ведьмы» полились слезы.

— Ты не должен был видеть этого! — рявкнул мужчина и злобно зыркнул в сторону старушки, которая от стыда прикрыла рот.

Мальчик рванулся к мужчине и, несмотря на страх, обнял его. Холод с одежды тут же начал покусывать парнишке лицо, но Вовка

не обращал внимания. Он крепко сжал тулуп и сидевшего в нём человека.

Тут из-под одеяла вылезла Алёнка и, несмотря на смертельный ужас, рискнула взглянуть в глаза Чертихи.

Увидев уродство, она взвизгнула и снова спряталась под одеяло.

— Почему ты бросил нас?! — плакал Вовка, не разжимая хватки.

— Я никогда не бросал вас, — прохрипел растроганный мужчина и погладил мальчика по голове.

— Вы не должны были видеть меня. Вы последние, кто не видел ужасов войны. И вы должны пережить это в неведении. Кошмары должны обойти вас стороной! Моё лицо должно было обойти вас стороной, но ты такой непослушный паренек, весь в свою мамку.

Слезы у отца текли ручьем. Через минуту уже оба любимых ребенка сидели у него на коленях и жались к тулупу.

— Когда же всё это закончится? — спросила, наконец, бабка дрожащим голосом.

— Я слышал, что скоро все фронты будут пробиты. Мы обязательно победим, обязательно спасемся. Жаль вот только, что климат уже не изменится, и вечная мерзлота будет длиться еще сотни лет. Спасибо атомной войне.

— А кто такая война? — промычала Аленка, тычась носом в грудь мужчины.

— Война — это злая ведьма. Она тяжело дышит, ломает кости, с собой приносит холод, а если посмотреть ей в глаза, то она навсегда заберет тебя туда, где море мертвяков и адский мороз, от которого леденеет душа

(с) Александр Райн

Автор в соц. сетях

https://www.facebook.com/AlexandrRasskaz

https://vk.com/alexrasskaz

Чертиха Авторский рассказ, Страшилка, Война, Ядерная война, Ведьмы, Дети, Зима, Длиннопост
Показать полностью 1
38

Ответ на пост «"Эксперимент..."» 

Сыну лет пять было, когда он тоже стал интересоваться вопросами стали на морозе и прикосновений влажными телесными поверхностями к ней. Я снег чистил, он лепил снеговика и тут слышу ор на весь Дренор. Короче, лизнул железный столб турника и прилип языком. Думал сам отдерет, дернулся не отодрал - заорал. Ну, сами знаете, как орут дети с прилипшим в мороз к столбу языком: "Пбла-пб-п-п-а-а-а, яфлзы-ы-ы-к"!


Если с санками вроде все понятно. То с поленницей не пойму. Явно же дома дело было. Зачем так усложнять, поленницу разбирать (ладно-ладно, край) как в вашем случае? Есть же более щадящие по времени и для детского организма способы - полить теплой водой на место стыка детского организма с подлой железякой. Экономика нервных клеток у все - на лицо. Я своего таким макаром очень быстро из "плена освободил". Железо изменило температуру и язык отлепился легко. Помните об этом простом лайфхаке, если ребенок прилип к железяке какой-нибудь телесой:)

57

Ответ на пост «"Эксперимент..."» 

Я был правда постарше и возвращался из школы.
Жили мы в то время в своем доме с железными воротами и дёрнул меня черт позвать маму, чтоб она открыла те самые ворота прислонив губы к онным. То, что я встрял я понял сразу. Мамы дома не было она отбежала толи в магазин, толи к кому из подруг, не столь важно. Но мне то нужно как-то вызволять себя из плена. Короче решено было отдирать как есть, кровищи было море, а может и не море, но мне показалось именно море(хорошо было много снега и его можно было прикладывать шоб не пекло сильно) Шкура губ осталась на воротах. Может оно и не так страшно было, но мне тогда показалось жесть полная))
Почему прислонился хз, так вроде и звать неудобно как оказалось)

5651

"Эксперимент..."

Вспомнилось...

Мне 3 - 4 годика. Зима. Батя бодро и зигзагами, изображая горловым рычанием автомобиль - везет меня домой. Счастье) Вдруг резко останавливается и я, от неожиданности, так же резко ныряю головой вперед, смачно целуя "передок" салазок. И прилипаю...В итоге батя тащит уже на себе мычащего меня вместе с салазками... Дома минут 5 отмачивают от салазок теплой водой. Не объясняя почему "прилип". Вечером того же дня. Темнеет. Мне не дает покоя вопрос: ПОЧЕМУ?! Выйдя на улицу я решаю все - таки провести эксперимент и зажмурив глаза лижу алюминиевую проволоку, скрепляющую поленницу... Разбирая край поленницы родители, укатываясь со смеха спрашивали: ЗАЧЕМ?! На что я мычал им: А ПОЧЕМУ?!...

61

Общая радость (детство, зима)

Жара, что то на зиму потянуло.

И снова детство, время снеговиков, лыж, санок и розовощекой детворы. Год на дворе 1987-88, и мы со старшим братом мне лет 7, ему лет 11 соответственно. Прослышали мы с ним, что далеко-далеко, в лесу за нашим поселком, за стадионом, есть высокая горка, прям высокая-высокая, и кататься с нее – за великое удовольствие. Ну и решились устроить эти покатушки. С утра пораньше, спозаранку, нацепили мы лыжи на валенки, да и тронулись в путь дорогу. Долго ли коротко сказка сказывается, а вот дело – медленно делается. И гнали мы по лесу на верных лыжах своих много часов кряду, спрашивая у встречных да поперечных, правильно ли мы едем и ехали и ехали и ехали… И вот она – гора. Высокая, что правда, то правда метров сто скату будет, и «выстрижена» лесорубами, так что ни деревца, ни елочки на пути, да вот только – умаялись мы за время в пути, уже и сил нет наверх взобраться. Ну да надо. Взобрались, скатились, еще разок, и вроде как время домой уже катить. Погнали.

А уже темнеет, сумерки сгущаются, и вот уже лыжню чуть видно, и ночь безлунная выпала, и толком не ясно ехать куда, куда навострить лыжи наши. И деревья в округе от мороза трещат, скрипят, вьюга поднялась, поземку стелит, лыжню заметает. И нет никого, никто нас не обгонит, никто навстречу не выкатит – лес кругом непроглядный, темный, страшный.

И катим мы, надеясь, что катим правильно, да вот только… Час, другой, третий… страшно, а лесу тому ни конца ни края нет. И тут – свет фонарика впереди. И мы туда, откуда только силы взялись, ведь думали до этого уже все, сгинем в снегах, сил уже ноги переставлять не было… Вжарили на полном ходу к свету. А там мужик, нам особо не знакомый, но видели его на поселке.

- Саша? Паша? – сходу спрашивает.

- Ага, - киваем.

- Ну слава богу! – и давай на весь лес орать, - Тут они! Тут!

И по лесу крики понеслись: «Нашлись!» - отовсюду, из всех темных закоулков его лесных и уголков, будто многолюдно было тут, как в базарный день.

Выехали мы к поселку где то к двум ночи. Но не важно это. Другое интересно: ВЕСЬ ПОСЕЛОК поднялся на наши поиски, как только родители наши кипишь в одиннадцать начали, так и потянулся народ в лес, кто на лыжах, кто пешком, сотни людей в лес пошли, и исход из леса больше на гулянья похож был, на парадное шествие – столько народу было. И нас с Сашкой всякий и пожурить пытался, и волосы взлохматить, и по плечу этак по-молодецки пристукнуть, мол де не робей, парни, и не такое бывает.

Еще и на площади перед дворцом нашим постояли, поговорили, народ байки потравил кто где когда терялся, случаи какие были. Все радостные, счастливые. Вроде и грусть, и событие то не хорошее, и усталость тогда немерянная была, а вот воспоминание – очень доброе: добрые две сотни людей на небольшой площади, и все радуются, шутки-байки травят, вместе все – связанные и делом общим, и общей радостью.

1432

Полеты во сне и наяву

Рос я в шахтерском поселке и были у нас навалены реальные горы шлака от обогащения угля. Назывались они - терриконики. Я не шучу, именно горы, те кто рос неподалеку от шахт – меня поймут. И самой ценной развлекухой детства были покатушки с этих самых гор или на картоне, или на кусках резины, что от шахтовых транспортерных лент, но не на санках, потому как с санок с этих гор – перевернешься и костей не соберешь.

Итак, сама история.

Зима, снег, стужа, холод. На дворе где то 1988 год. Мы всей нашей многочисленной компашкой друзей собираемся покататься с терриконика, со всем своим скарбом (куски транспортерной ленты, картонки, куски линолеума и прочим) подходим к терриконику и видим… чудо!

На вершине, со стороны обрыва, а не покатой, удобной стороны, срывается белое полотняное, ширококрылое нечто, а под ним, под нечто – человек. Самодельный дельтаплан, и старичок под ним. И это чудо подхватывается ветром и несется по-над заснеженной степью, заходит на вираж, летит, и, взрывая пуховые сугробы садится на землю.

Бросаем все, бежим к старичку.

Это был Егор. Он не хотел, чтобы к нему обращались «дед Егор», только Егор, Егорка, или того прикольнее - Горыныч. Он частенько играл с нами во дворах в футбол, в прятки, не смотря на свой возраст участвовал во всех детских забавах, а тут еще и – ДЕЛЬТАПЛАН!

- Горыныч, а можно тоже? – спросил самый наглый в нашей компашке – Максим.

- А что нет-то.

И мы все полетали в тот день, только не с обрыва, а с «разгонной» стороны, с покатой. Конечно так полетать как у Егора у нас не получилось, все как-то понизее выходило, но…

Вы себе не представляете этого детского трепета, когда на тебя навешивают эту сбрую, и рассказывают как, а ноги дрожат от радости и предчувствия полета. Ты киваешь, дакаешь, а потом разбегаешься, бежишь, пока ноги еще касаются земли, а потом… шаг – и под ногами ничего, и только ветер свистит в ушах.

До позднего вечера, до лунной заполночи мы раз за разом сбегали вниз и... взлетали. И сколько раз потом во снах я вот так же разбегался, подхватывался ветром, небом, и летел-летел-летел.

116

К счастью,не шок-контент...

Утром в Хабаровске два школьника не глядя повернули на главную дорогу со второстепенной. Только чудом удалось избежать серьезного столкновения.

Автомобиль отделался несколькими царапинами. По словам автора, вопрос был урегулирован на месте с отцом мальчика.

30

Снеговики сдаются

Пару недель назад пошли у нас настолько теплые и сырые дни в феврале. Вплоть до капели с крыш. Дети естественно на улицу рвутся. А я дома с ними один остался, жена в город уехала. Ну, собрались мы на улицу. Напротив дома стадион, снега много, что делать? Правильно, лепить снеговика. Правда мы с малыми настолько увлеклись, что один снеговик в итоге разросся в целую диверсионную группу. Там, потом еще, соседские ребятишки пришли, тоже парочку сделали. Потом с ними (снеговиков имею ввиду) война была, снежками в них дети пытались издалека попадать. Во время войны, ни один снеговик критично не пострадал:)


Снеговики хмурыми получились и вообще, у меня ощущение все время было, будто реально, группа диверсантов в плен попала и сдаются. Впрочем дети остались довольны. Потом мы еще и в "Победить огромного Босса" играли, эдакая снежковая дуэль:) Где я был босом с 10 жизнями и прятался за горой из снега, у детей было по 5 жизней - на троих это целых 15 хп. Но, поблажек я им не давал тоже отстреливался. Было весело. Мы в свое время детьми, просто в снежки играли, а тут целый квест для мелких - ролевые игры:) Домой дети пришли, конечно, все мокрые, но довольные до ужаса:)

Снеговики сдаются Дети, Игры, Снеговик, Зима, Деревня
Снеговики сдаются Дети, Игры, Снеговик, Зима, Деревня
62

Заброшенные детские лагеря

По мотивам поста.

Оздоровительный лагерь имени В. Баневура.

Жизнь здесь остановилась... лагерь зарос растениями, и всё выглядит однотипно: деревянные дома с травой.

Виталий Борисович Баневур (1902 — 1922) — участник Гражданской войны на Дальнем Востоке, герой-комсомолец.

Заброшенные детские лагеря Детский лагерь, Дети, СССР, Хабаровск, Длиннопост
Заброшенные детские лагеря Детский лагерь, Дети, СССР, Хабаровск, Длиннопост

Парадный вход, место, где собирались все дети перед въездом.

Заброшенные детские лагеря Детский лагерь, Дети, СССР, Хабаровск, Длиннопост

Мед.пункт. Внутри был всякий хлам и пару детских рисунков. Не сфотографировал, к сожалению.

Заброшенные детские лагеря Детский лагерь, Дети, СССР, Хабаровск, Длиннопост
Заброшенные детские лагеря Детский лагерь, Дети, СССР, Хабаровск, Длиннопост
Заброшенные детские лагеря Детский лагерь, Дети, СССР, Хабаровск, Длиннопост

Все жилые домики под замками, игротека тоже.

Заброшенные детские лагеря Детский лагерь, Дети, СССР, Хабаровск, Длиннопост

Спортивная площадка.

Показать полностью 6
1251

А у нас горки залили...

А у нас горки залили... Хабаровск, Снег, Нет снега, Горка, Залили, Фотография, Холодно, Длиннопост
А у нас горки залили... Хабаровск, Снег, Нет снега, Горка, Залили, Фотография, Холодно, Длиннопост
А у нас горки залили... Хабаровск, Снег, Нет снега, Горка, Залили, Фотография, Холодно, Длиннопост
А у нас горки залили... Хабаровск, Снег, Нет снега, Горка, Залили, Фотография, Холодно, Длиннопост

Вот как то так... Морозяка под -20, а снега нет. На центральную площадь снег грузовиками завозят (откуда берут?!), может и на нашу останется немножко...

Показать полностью 2
Похожие посты закончились. Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам: