758

Кот Баюн

В славянской мифологии есть один весьма любопытный персонаж – кот Баюн. Да-да, про него ещё сам Александр Сергеевич писал. Вот, только до того, как кот стал в Лукоморье сказки рассказывать, он был одним из самых опасных существ, с кем путники старались не встречаться.

Кот Баюн Кот, Сказка, Фольклор, Кот-Баюн, Баба-Яга, Мифология, Длиннопост

Есть мнение, что этого кота создал сам Велес, когда у него мыши хлеб поели. Бог на них огорчился и бросил в серых грызунов рукавицей, а она превратилась в кота. Животное получилось свободолюбивое и с непростым характером. Баюн предпочитал жить в укромных местах и охотился на путников весьма интересным способом.

Кот Баюн Кот, Сказка, Фольклор, Кот-Баюн, Баба-Яга, Мифология, Длиннопост

Он восседал на железном столбе и когда жертва приближалась, Баюн начинал мурлыкать и заговаривать путника. Когда человек засыпал кот на него нападал и съедал. Именно за умение разговаривать его и прозвали Баюн. Слово баюн означает «говорун, рассказчик, краснобай», от глагола баять — «рассказывать, говорить». В значении убаюкивать – усыплять.

Кот Баюн Кот, Сказка, Фольклор, Кот-Баюн, Баба-Яга, Мифология, Длиннопост

В старину считалось, что добыть кота дело весьма рискованное, ведь у него были железные когти и такие же зубы. Да и за версту от пения кота начинает сильно в сон клонить. Но если человек сумеет поймать Баюна, кот излечит его от всё болезней и бед своим мурлыканьем и сказаниями. Именно поэтому кот был желанной добычей для царей, колдунов и прочих товарищей, желавших жить как можно дольше.

Кот Баюн Кот, Сказка, Фольклор, Кот-Баюн, Баба-Яга, Мифология, Длиннопост

В сказке «Поди туда — не знаю куда, принеси то — не знаю что» Андрей – стрелок спасся от когтей кота благодаря трём железным колпакам. Кот имел особенность запрыгивать на голову жертвы. Но пока Баюн разрывал колпаки, Андрей успел его поймать.

Кот Баюн Кот, Сказка, Фольклор, Кот-Баюн, Баба-Яга, Мифология, Длиннопост

Существует несколько сказаний, в которых Баюн упоминается в качестве помощника Бабы – Яги. Кот не только рассказывал своей хозяйке все новости, но и помогал вести хозяйство.

Кот Баюн Кот, Сказка, Фольклор, Кот-Баюн, Баба-Яга, Мифология, Длиннопост

В любом случае Баюн в мифологии никогда не был исключительно отрицательным персонажем. Если главный герой проходил все испытания и находил общий язык с этим волшебным зверем, то его ждала удача. А у вы уже приручили своего Баюна?


Честно стащил с фишек

Найдены дубликаты

+42
Иллюстрация к комментарию
раскрыть ветку 1
+6

I'm sorry, John

+44

Некоторые Баюны с глаза стреляют, молча.

Иллюстрация к комментарию
раскрыть ветку 13
+23

А некоторые пирожки лопают и ни в кого не стреляют.

Иллюстрация к комментарию
раскрыть ветку 1
+6

"Хорошо-то как!" ©

+6

Вот настоящий Баюн. Это как надо было зубы заговорить, чтобы в тот же день уехать с ним в деревню, ну а дальше историю вы знаете)

Иллюстрация к комментарию
+2
Блин друг, напомни что за мульт, сыну включу да и сам пересмотрю с удовольствием
раскрыть ветку 9
+17
раскрыть ветку 4
+3

Поиск по картинке поможет?

Иллюстрация к комментарию
раскрыть ветку 1
0

Домовенок Кузя!

0

Нафаня же? Про Нафаню мультик. Домовой. Тоже пойду пересмотрю.

+45

Доставалось бедному Баюну в процессе приручения. Обычно изуверы имели с собой три прута, последний обязательно "гнется, не ломается, вокруг хребта кота обвивается". Мне как-то всегда было жалко котейку. Тем более, что сам кот ни на кого первым не нападал (угроза только для незваных гостей), да и далее по тексту персонаж его положительный, а зачастую для главного героя вообще спасительный.

Вот чего было Баюна просто не накормить, не напоить и баиньки не уложить (за ушком не почесать)?

Иллюстрация к комментарию
раскрыть ветку 3
+13
Дикие времена-с
раскрыть ветку 1
+4

Дикие нравы...

0

Пробовали и кормить и чесать... Да только теперь рассказать об этом некому

+13
А меня недавно вот такой Баюн в восторг привёл. Буду вышивать.
Иллюстрация к комментарию
раскрыть ветку 2
+2
Иллюстрация к комментарию
раскрыть ветку 1
+1
Ожерелье бесподобно! Но выражение морды лица не Баюновское)))
+22
Есть такой, как раз на столбе сидит
Иллюстрация к комментарию
+40

Анекдот про него есть.

Скачет пятый день по лесу Илья-Муромец, ни пожрать толком, ни помыться, ни потрахаться. Смотрит - изба Бабы Яги, он туда. А старая собралась до Кощея лететь (ну свои дела у нечисти, чего туда лезть). Завела она богатыря в избу, показала где что, да наказ сделала: будешь, говорит, с моей внучкой чпокаться - не попорть! Не больше пяти палок! А ты, кот-Баюн, следи и считай! - ну и улетела.


Прилетает… ба… избушка меж двух сосен раком торчит, внучка в ахуе вокруг бегает, деревья вокруг поломаны. На столе лежит здоровенный красный хуй.

Поймала внучку, откачала, давай вопросы задавать. Та повествует: «Ты улетела, богатырь поел, попарился, да давай меня оприходовать. Кинул мне пять палок, потом избушке пять палок, у избы лосю пять палок, после в лес убежал.».

- А это что за хуй лежит?

- Это кот-Баюн. Он считал - и охуел.

раскрыть ветку 2
+1
Спасибо тебе добрый человек! Я так смеялся, что чуть все пиво не потерял!
-20

Блиать, я зашёл сюда , чтобы оставить этот камент, а он уже украден.

Я-то думал, что так поступают только вна Перемогах (п.13), а поди ж ты.

ещё комментарий
+15
Мои, "Баюны" практически всегда со мной.))
Иллюстрация к комментарию
раскрыть ветку 25
+23
Ипануться котоподоконник
раскрыть ветку 4
+3
И каждый поет и говорит...
раскрыть ветку 2
+1

подокотник

+10
Какой классный котожопный охранительный забор))) на такую армию железных колпаков не напасешься)))
раскрыть ветку 1
+4
Ага! Все мозги песнями вынесут. 😂
+2

Баюнуться....

раскрыть ветку 1
+1
Даже с Баюнами можно найти общий язык и взаимопонимание. 😊
+2

Сильно и независимо!

раскрыть ветку 1
+3
Да они поют не только мне, но и моим зятю с дочерью и моему мужчине.))
0
Господи, скольки их там? 6?
раскрыть ветку 11
+2
Да, седьмой где-то шастал в этот момент по квартире.
раскрыть ветку 10
-1

Сильная, независимая?

раскрыть ветку 1
+2
Ну почему же? Дочь с зятем _есть, мужчина, который меня любит и уважает и к которому я отношусь так же _ есть, в жизни все пучком, а эта "бригада"_ мое хобби. Что еще в жизни нужно для счастья? 😊
+14
У меня кошка Баюшка
Иллюстрация к комментарию
Иллюстрация к комментарию
раскрыть ветку 1
+6

.... мне срочно нужна злая рука! ...)

Иллюстрация к комментарию
+9
Иллюстрация к комментарию
+4

А мне в детстве всегда нравилась Земляная кошка из "Кошачьих ушей" Бажова, такая загадочная. Потом где-то прочитала, что это персонификация сернистого газа(

Иллюстрация к комментарию
+8

у меня тоже бэаюн

Иллюстрация к комментарию
+5
Есть такая фотка.
Иллюстрация к комментарию
+3
Иллюстрация к комментарию
+1

по поводу железных когтей и клыков разрывающих путников - очень походит на рысь или манула

раскрыть ветку 1
+2

Скорее рысь, манул скрытный и не больше домашнего кота, плюс низовая охота. А рысь может и на затылок прыгать с веток.

+1
Открой на дзене или в яндекс набери - "не такая сказка" там столько интересных историй про Баюна.
0

Лесного кота не то, что поймать, просто заметить тяжело!

0

В отечественной мобе есть кот баюн как мини-бос

0

Попробую видео...

https://vk.com/video92804655_456239766

0
У меня такой кот баюн, лег рядом и вырубило
0
@GhostOfCommunism, однако вас раскрыли!)
раскрыть ветку 3
+2
Иллюстрация к комментарию
раскрыть ветку 2
+3

Помню где-то ещё читал версию что смерть зимой от переохлаждения связывали с ним. Типа, если ты начинаешь замерзать, в какой-то момент тебя перестаёт так трясти, становится вроде даже теплее и ты начинаешь засыпать.

Я так однажды чуть не замёрз на остановке, по юности, меня разбудил водитель последнего автобуса. В общем помню что было очень холодно, а потом будто в тёплый дом зашёл и даже пальцы не покалывает. С тех пор я именно это ощущение связываю с историями про баюна)

раскрыть ветку 1
0
Баюна нет, а вот Чеширского кота - да. Именно так зовут его по его кошачьему паспорту - Чешир )))
0
Есть классная песня Кот-Баюн группы Кот-Баюн
0

Есть видео, где он рассказывает сказку?

0

Приручил)

раскрыть ветку 5
+5
Легко!
Иллюстрация к комментарию
раскрыть ветку 1
0

Туточки - ещё не понятно, кто кого приручил )

+1

Фотодоказательство в студию)))!!!

раскрыть ветку 2
+1

Здесь это запрещенный контент)

раскрыть ветку 1
-1
Баюн - баять - баян
Пикабу в традициях русских сказок
Похожие посты
96

Сказочка про кошку

Сказочка про кошку Кот, Человек, Сказка, Юмор

В древности кошки не были домашними животными, они жили в лесу.

Жила-была одна кошка, и дружила она с зайцем. Они всюду ходили вместе, и кошка восхищалась умом своего друга.

Однажды заяц поссорился с антилопой; антилопа ударила его рогами и убила. Бедняге-кошке показалось страшно оставаться одной; она пошла за антилопой и подружилась с ней.

Но вскоре антилопу загрыз леопард. Кошке пришлось пойти за леопардом. Они стали вместе охотиться. Это была неплохая жизнь, но она продолжалась недолго: леопард подрался со львом, и тот убил его.

Кошка, уже привыкшая к превратностям судьбы, пошла за львом и подружилась с ним. Но вот однажды они повстречали стадо слонов и огромный слон убил льва. Кошка подумала: «Если хочешь жить спокойно, нужно иметь такого друга, как слон. Он больше всех зверей и, конечно, сильнее и умнее всех. Его уж наверняка никто не сможет победить!» И она подружилась со слоном.

Но испытания ее на этом не кончились. В лес пришел охотник – и убил слона.

На этот раз кошка растерялась – ведь ей еще не приходилось видеть зверя на двух ногах. Она долго думала и поняла, что, если этот маленький двуногий зверь убил такого великана, как слон, значит, он сильнее всех. И она последовала за охотником до его дома, но внутрь войти побоялась и притаилась поблизости...

Вдруг она услышала шум и крики и увидела охотника – он убегал из дома, а за ним бежала женщина и била его черпаком.

И кошка сказала:

– Ну, наконец-то я поняла, кто самый сильный из всех зверей. Это – женщина!

И кошка поселилась в доме человека и подружилась с женщиной, потому что, на самом деле, женщины могущественнее всех на свете.

235

Баба Яга

Баба Яга Сказка, Искусство, Баба-Яга

В преддверии Нового года предлагаю окунуться в русский, сказочный мир. И в этом нам поможет великолепная работа современного художника Владимира Давыденко. Про автора мало информации в интернете, достоверно известно что живёт и работает в Липецке, 1966 года рождения.

81

Символика кошки в славянской народной традиции

Символика кошки в славянской народной традиции История, Мифология, Славянская мифология, Кот, Этимология, Символика, Длиннопост

◊ О кошке

Кошка в славянских народных представлениях — домашнее животное с двойственной символикой и различными демоническими функциями. Часто кошка выступает в паре с другим домашним животным — собакой, а также символически коррелирует с дикими животными — с медведем и с пушными зверями: зайцем и лаской.

Кошка объединяется с собакой по одним признакам и противопоставляется по другим. Пара «кошка с собакой» фигурирует во многих словесных формулах, в поверьях и легендах. Например, для отвращения от себя сглаза и порчи у украинцев произносят заклинание: «На пса уроки — на кота помысел», у поляков: «Na psa uroki, na kota suchoty». Кошка и собака противопоставляются по признаку «женский — мужской», например, в поговорке: «Кошка да баба в избе, мужик да собака на дворе». Русские считают: «Собака обжора, а кошка сластёна»; «Собаку можно целовать в морду, а не в шерсть, кошку — наоборот». По польскому поверью, тот, кто обольет кота водой, заболеет чахоткой, и то же постигнет того, кто плюет на собаку. Македонцы первый снег, случающийся на Дмитриев день, называют кошачьим, а второй собачьим.


◊ Легенда о хлебном колосе

С кошкой и собакой связана легенда о хлебном колосе, известная у славян в белорусском и украинском Полесье, на Украине и изредка в России, а также в Малопольше: когда Бог решил наказать людей за непочитание хлеба и лишить их хлебного колоса, который раньше рос от самой земли, кошка и собака вместе упросили Бога оставить колос хотя бы на конце стебля, или это сделала для них Богородица, за что с тех пор кошке и собаке причитается первая лепешка из зерна нового урожая. В аналогичном южнославянском сюжете из Болгарии и Словении заслуга сохранения для людей колоса длиной с собачий язык приписывается одной собаке, а кошке, согласно словенской легенде, принадлежит заслуга сохранения молока, которое кошка выпросила у Бога на свою долю, умолив оставить небольшую часть коровьего вымени, которое раньше было во всю длину брюха коровы, от передних до задних ног.


◊ Вражда кошки с собакой

Вражда кошки с собакой находит символическое воплощение в любовной магии в качестве отворотного средства. Чтобы разлучить супружескую пару, у русских подкладывали кошачью шерсть, спутанную с собачьей, в брачную постель молодым; втыкали её под девятое бревно избы супругов с чтением соответствующего заговора; давали понюхать паленую шерсть, срезанную с кошки и собаки, специально для этого стравленных; у поляков — обливали супругов водой, в которой мыли вместе кошку и собаку.


Особенно часто кошку либо объединяют с собакой, либо противопоставляют ей неоднозначные представления о её чистоте или нечистоте, вреде или пользе. Согласно русским поговоркам, «У кошки шерсть погана, а рыло чисто; у собаки рыло погано, а шерсть чиста»; «У кошки шерсть чиста, но душа грязна; у собаки шерсть грязна, но душа чиста»; «Собака не то, что кот, животное нечистое». Сербы считают собаку созданием Бога, а кошку — творением Дьявола. По болгарским представлениям, кошка — прóклятое животное, а собака — благословенное: кошка радуется смерти хозяина, а собака плачет; кошка добавляет хозяину мучений в аду, раздувая пламя под его котлом, а собака носит воду и заливает огонь. Однако по другим болгарским представлениям кошка — чистое животное и потому живёт в доме вместе с людьми.


Отношение к кошке вообще неоднозначно. По-разному, как положительно, так и отрицательно, оценивается отношение кошки к человеку. Говорят: «Кого кошки любят, тот счастлив», «Кто кошку любит, будет жену любить», а мурлыканье кота считают не чем иным, как молитвой за хозяина, который его кормит. При этом нередки утверждения, что кошка человеку враг, что чихание или кашель кошки насылает на дом несчастье, что нелюбовь человека к кошке — признак его искренности и чистосердечия. Кот, увиденный во сне, толкуется как неискренний человек или враг, несчастье, неприятность или смерть. Каково бы ни было отношение к кошке, убивать её запрещено, иначе лишишь себя удачи, связанной главным образом со скотом, на семь лет навлечешь на себя проклятие, семь лет ни в чем не будешь иметь удачи, не будет везти ни в чем, у женщины не будет удаваться хлеб, повредишь себе руку, не будут рождаться дети или скот. Из других запретов распространён запрет спать с кошкой: от этого можно заболеть, в голове «заводятся лягушки» или «мошкара», т. е. происходит помутнение рассудка и человек теряет разум; ср. польское выражение wypędzić ze lba kotki [выгнать из головы кошек] ‘вернуть в разумное состояние’. Не позволялось также везти кошку лошадьми, иначе лошадь будет сохнуть и околеет, жеребая кобыла скинет жеребёнка. Лошади будут сохнуть, как бы их ни кормили, также оттого, что их ударят кнутом, которым били кошку.


◊ Происхождение кошки

С одной стороны, кошка, по народным представлениям, произошла из рукавицы, снятой и брошенной Богом или Божьей Матерью; брошенной Ноем по приказу Бога или св. Саввой. С другой стороны, происхождение кошки связывают с Дьяволом, верят, что в кошке сидит вселившийся в неё Дьявол, а чёрную кошку даже называют «Дьяволом». Согласно поверьям, Дьявол вселяется в семилетнюю кошку, и она становится нечистой; старые чёрные кошки в возрасте семи лет становятся ведьмами, а коты на седьмом году жизни превращаются в чертей; двенадцатилетнюю кошку считают полудьяволом. Кошку запрещено впускать в церковь. Коту и собаке нельзя есть пищу, освященную в церкви; если дать, они сдохнут, ослепнут или уйдут из дома и одичают. Однако, у поляков: на Пасху кошке и собаке дают освященного хлеба с маслом.

Символика кошки в славянской народной традиции История, Мифология, Славянская мифология, Кот, Этимология, Символика, Длиннопост

Плохая примета, если кошка перебежит дорогу или встретится в пути. Если кошка пробежит между женихом и невестой, перебежит дорогу свадебному поезду или попадется ему навстречу, брак расстроится или будет неудачным.

Охотнику и рыбаку встреча с кошкой сулит неудачу в лове. Запрещено было упоминать кошку у русских во время охоты на соболя, вместо этого ее называли запечéнка, а у сербов — во время рыбной ловли.


◊ Народная зоология

В народной зоологии между дикими и домашними животными существует взаимная соотнесенность: дикие лексически кодируются посредством домашних, их названия присваиваются домашним в качестве кличек, оппозиция «дикий — домашний» лежит в основе сюжетов некоторых сказок о животных. Кошка с собакой как пара домашних животных образуют символическую параллель паре диких зверей — медведю и волку. Медведь выступает символическим аналогом кошки в восточнославянских сказках и в лужицких быличках, где представители нечистой силы (черт, кикимора, водяной) называют медведя большой или страшной «кошкой»; чешский вариант с заменой медведя на обезьяну: и в русском поверье о том, что лешего (боровика) в облике бесхвостого медведя можно выманить посредством кошки, которую нужно принести с собой в лес и душить


◊ Народная демонология

Кошачий облик присущ многим персонажам народной демонологии. Чаще всего нечистая сила предстает в облике черной кошки. При этом сама кошка, по мнению поляков Подгалья и Вармии, способна видеть нечистую силу; польское поверье о способности всех слепорожденных животных видеть злого духа. Кошки могут видеть и смерть, невидимо посещающую любой дом. Особенно распространены и повсеместно известны поверья об обращении ведьмы в кошку. В этом облике она часто отбирает молоко у чужих коров. В образе кошки может появляться черт. Особенно опасно, по мнению боснийцев, держать полностью чёрную кошку, без единого светлого пятна, так как это точно дьявол. Боязнью, что в кошке скрывается чёрт, вызвана кашубская поговорка «Ńiχt ńe ve, co v opålonim koce seʒi» [Никто не знает, что внутри опаленной кошки], которая переносно используется и по отношению к подозрительному человеку. Часто в кошачьем облике предстают души умерших, в частности искупающих свои грехи или умерших не собственной смертью (например, души детей, умерщвленных матерями). По болгарским и другим южнославянским представлениям, покойник, через которого перескочила кошка, становится вампиром, а у восточных славян — ходячим покойником, упырём. По различным славянским поверьям, сам вампир (упырь) тоже может принимать облик кошки, иногда белой, со светящимися глазами, без головы; чешского вампира «муру», который якобы является в образе кошки. У поляков чёрный кот мог ассоциироваться с душой, покидающей тело в момент смерти, или отождествляться с самой смертью. В виде кошки показывается смерть умирающим маленьким детям. Чехи верили, что перед больным как предвестье его скорой смерти появляется «молочная кошка» — страшная белая кошка, которая неожиданно садится на подоконник и сильно мурлычет. В некоторых восточнославянских регионах в виде кошки, особенно черной, представляли «коровью смерть». У нижних лужичан вихрь в виде кошки можно увидеть, если смотреть на него через рукав. У русских кошачий облик встречается у водяного, лешего, банника, овинника; у украинцев изредка у русалки.


В кошек, белых, черных или пестрых, могут обращаться зарытые в землю клады. Деньги, зарытые в кладах, выходят на поверхность в облике кошки. В уральских легендах русских золотоискателей известен образ земляной кошки — подземного духа, охраняющего заколдованные клады. Чехи верили, что клады стерегут злые духи в кошачьем облике. В виде кота может появляться дух подземелья у поляков. У сербов, чтобы добыть клад, следовало принести в жертву его демоническому «хозяину» чёрную кошку или другое животное без единого белого пятна. Средоточием демонической силы кошки является её хвост. Для изгнания из кошки нечистой силы зажимали ей хвост в расщепленном дереве — по польскому выражению, брали koty w leszczoty [leszczota — устар. ‘расщепленная дощечка’]. Согласно кашубскому поверью, злой дух в облике кота имеет искрящийся хвост в виде метлы, которым он осыпает человека по своему усмотрению либо золотом, либо вшами. Украинцы считали кончик кошачьего хвоста «ящериным» и потому его отрубали или верили, что в кошачьем хвосте сидит гадюка, которая сосёт кота, отчего он худеет и не поправляется. Чтобы кот «не рос в хвост» и был сыт, белорусы Гродненской губ. отрубали ему кончик хвоста. Причину отрубания кошке кончика хвоста объясняли также тем, что в нём сосредоточена вся злость, ненависть к человеку и желание его задушить или находится яд, переходящий людям в виде насморка, если кошка напьется воды из посуды, из которой пьет человек. С последним поверьем связан способ лечения насморка: подпаливали кончик кошачьего хвоста и нюхали гарь;  или терли нос хвостом кошки и щекотали его кончиком в носу, терли кошачьим хвостом нос со словами: «Кошка, кошка, возьми мою насмоку». Процедура отрезания кончика хвоста для лишения животного демонической силы уподоблялась крещению: если котенка «ахрысьцiць», он станет ласковым и не будет желать человеку никакого зла. Кроме того, кончик хвоста кошке белорусы отрезали и закапывали под порог с другой целью: чтобы она знала свой дом, держалась его и не терялась.


◊ Метеорологические поверья

В славянских поверьях у кошки обнаруживается связь с громом. Русские верили, что кошка и собака черной масти оберегают дом от попадания молнии, однако и считали опасным присутствие их в доме во время грозы. Русские, белорусы и поляки, македонцы и боснийцы выгоняли кошку и собаку (иногда только чёрных) во время грозы из дома, считая, что они притягивают молнию, причём они тем опаснее, чем длиннее у них хвосты. Опасность присутствия этих животных в доме во время грозы объясняли также тем, что в грозу чёрт прячется в них от Бога. Во время грозы, считали белорусы, «Бог нячысьцика бъець», а чёрт прячется от Бога, обращаясь в кошку, собаку или другое животное, и если не выгнать кошку из хаты, Бог (или св. Илья) её может спалить. Боснийцы верили, что во время грозы чёрт превращается в кошку, ангелы на небе читают молитву, производя своими голосами гром, черти выходят насм-хаться над их молитвой, а те изгоняют их, разя громовыми стрелами. Согласно украинской быличке, лесник во время грозы увидел чёрную кошку, которую не брал гром, и застрелил её освященной двенадцать раз оловянной пуговицей, после чего ему во сне явился св. Георгий, сказавший, что он убил Сатану, который семь лет дразнил святого. Гром упоминается в связи с кошкой в кашубском выражении må očë jak kot na gřmot или na gromọvką [у него глаза как у кошки при ударе грома (в грозу)] ‘о ком-либо, у кого дикие глаза и в шутливых польских стишках: «Mówiła mucha, ze bedzie posucha, / Mówiły koty, ze bedo grzmoty» [Говорила муха, что будет засуха, / Говорили коты, что будут громы]. С кошкой связано метеорологическое поверье у жителей гданьского Поморья (в том числе у кашубов): забота о кошках и собаках обеспечивает не-вестам хорошую погоду в день свадьбы.


Кошке присущи черты домашнего покровителя, сближающие ее с лаской. «Кут — хозяин хаты. Кут пропадэ и хозяйство пропадэ. Дэ кут вэдэца, там и скотына вэдэца». По белорусскому (польскому?) поверью, чёрные собака, кошка и петух, живущие мирно друг с другом, оберегают дом от нечистой силы; сходное поверье у литовцев, по русскому — от грозы и от вора. У чехов трехцветная кошка хранит дом от пожара и других бед. Поляки считали, что если кошка пропадет из дома, то этот дом постигнет несчастье. Украинцы Галиции верили, что счастье в дом приносит краденая кошка. Хорваты Далмации полагали, что такая кошка лучше всего ловит мышей. А в несчастливом доме, по мнению поляков, кошки не ведутся. Если кошки в доме не давали потомства, мертвую кошку зарывали в землю стоя. Обычай зарывать живьем в воротах дома кошку мордой на улицу и зайца мордой во двор для того, чтобы велись овцы. У восточных славян, у поляков Малопольши при переезде в новый дом хозяева часто пускали в него сначала кошку, а лишь потом вселялись сами. Входя вслед за ней, хозяин шел в угол, который должен облюбовать себе домовой. На Терском берегу Белого моря, входя с кошкой в новую избу, приглашали домовых: «Хозяин с хозяюшкой, спасибо большое, а в новый дом пожалуйте вместе, на веселое житье». Принесенную в новый дом кошку сажали на печной столб рядом с дымовой трубой, т. е. туда, где, по распространенным поверьям, обитает домовой (связь кошки с домовым как хранителем очага отражена, по мнению Б.А. Успенского, в смолен. кошка ‘печка’. Поляки Люблина, однако, считали, что при переезде в новый дом нельзя сразу брать с собой кошку, так как с ней на новое место перенесется несчастье; забрать кошку в новое жилище можно лишь спустя несколько дней. У нижних лужичан в некоторых случаях дом после случившейся в нём смерти должен был стоять запертым шесть недель, а внутри должна находиться кошка, для того чтобы изгнать оттуда злых духов.

Символика кошки в славянской народной традиции История, Мифология, Славянская мифология, Кот, Этимология, Символика, Длиннопост

◊  Обращение кошки в домового

У восточных славян, особенно у русских и украинцев, нередки рассказы об обращении в кошку домового. Представление о домовом духе в облике кота встречается и у поляков. На востоке Украины верили, что домовой мяукает, как кошка. Выбор масти скота, определяемый чаще всего домовым или окраской ласки как домашней покровительницы, диктуется иногда и цветом шерсти кошки: какой масти кота, собаку и т.п. встретит хозяин во время обхода своей усадьбы в Чистый четверг, такой масти следует держать скот; под основание дома закапывали живых кошку и собаку той масти, какой желательно было иметь скотину. У русских Архангельской губ. кота считали «родственником домового», а в Ярославской губ. старались держать кошек определенной масти, что-бы угодить домовому. По мнению русских Олонецкой губ., домовой (дворенник) очень любит кошку и по ночам гладит ей шерсть. У поляков и кашубов в кошку способна обращаться «змора», которая, как и домовой, душит спящих, заплетает волосы и гривы. У чехов известна «мура», душащая по ночам людей в облике белой кошки. По представлению хорватов Далмации, «мора» в облике кошки по ночам душит спящих и сосёт у них кровь. «Мора», обращающаяся в кошку, известна и сербам. У украинцев Подольской губ. способность душить человека приписывали кошке, прожившей двенадцать лет, когда она перестает мурлыкать и становится свирепой.Облик кота, особенно черного, имеет у поляков и кашубов (отчасти также и у восточных славян) домовой дух-обогатитель, приносящий своему хозяину деньги, молоко и прочее богатство. Если такого кота убить, хозяйство придет в упадок. Считали, что дом, в котором есть черный кот, находится под опекой черта хозяйство в том доме, в котором хозяин черный и держит черных кота, петуха и собаку. В Далмации (на острове Паг) служащий своему хозяину демон-домовой, происходящий из погребенного некрещеным младенца и способный обращаться в кота, так и называется: mačić; другие «кошачьи» названия этого духа-обогатителя: мачич — в черногорском Приморье, macić (в виде ребенка, кошки или кошки с человеческой головой) — в средней Далмации.


◊ Народная магия и медицина

Кошка широко используется в народной магии и медицине. Согласно распространенному у славян поверью, у чёрной кошки или кота имеется кость, способная сделать человека невидимым. В Малопольше верили, что для того, чтобы ее отыскать, нужно заживо сварить чёрного кота, которому семь лет, семь месяцев и семь дней от роду, и пробовать брать в рот каждую его косточку, у русских полагалось делать это в бане, обычно в полночь — в Вятской губ. на Святки, в Псковской обл. — на Ивана Купалу. Чехи считали, что нижняя челюсть черного кота, задушенного и сваренного в Рождественский сочельник, может сделать человека невидимым и открыть ему клады. Согласно другим источникам, невидимым делает человека обладание сердцем черной кошки, сваренной в молоке черной коровы, а косточке, добытой из сваренного кота, чехи приписывали наделение человека наряду с невидимостью умением находить клады и обезоруживать их охрану. В волынском Полесье такая косточка делала человека всезнающим (собственные записи), а в Сербии — ясновидцем. Аналогичные действия с черным котом предписывалось также совершать для приобретения себе в услужение домашнего черта-обогатителя: нужно варить такого кота живьем и в полночь на перекрестке наколоть его костью себе палец и подписаться кровью (украинцы Холмщины); в полночь в лесу на росстанях испечь его, съесть мясо, а кости бросить за спину, призывая к себе демона. У нижних лужичан с той же целью следовало в полночь отнести в мешке черную кошку к церкви и трижды постучать в церковную дверь, тогда якобы явится черт, заберет мешок и заплатит за него монетой.У русских Воронежской губ. для получения нерастрачиваемой монеты следовало запеленать черную кошку и в полночь бросить её в баню с приговором: «На тебе ребенка, дай мне беспереводный цел-ковый!». По поверью поляков Краковского повета, умершего можно увидеть, посмотрев сквозь кость сожженной специально для этого кошки. Чтобы отомстить ведьме, отобравшей у коровы молоко, ночью в новолуние под порог ее хлева живьем закапывали пойманного кота, отчего молоко у ее коров должно было смердеть. В брестском Полесье ради хорошего урожая льна закапывали на поле котенка. В некоторых русских губерниях для предотвращения начавшегося падежа скота считалось необходимым зарывать павшую скоти-ну в хлеву вместе с живой кошкой или раздирать живьем кошку надвое. В Волынской губ. совершали опахивание от холеры на черных кошке, собаке и петухе. У украинцев был распространен способ лечения чахотки (сухотки) у детей путем купа-ния ребенка в купели вместе с кошкой, иногда черной, чтобы болезнь перешла на кошку, у чехов — путем купания ребенка в воде из девяти колодцев вместе с кошкой одного с ним пола. И наоборот: чахотка, как считалось, нападет на человека и он будет сохнуть, если проглотит кошачий волос. В Подлясье лечили опухшее вымя коровы, царапая по нему когтями домашней кошки. Болгары в Родопах, если человек подавился рыбьей костью, давали кошке подышать ему в рот, так как верили, что кошачье дыхание растворяет кость.


◊ Происхождение зайца из кошки

Считается, что кошка, как и заяц, оказывает благотворное влияние на сон. Поэтому кота кладут в колыбель, прежде чем впервые положить в нее ребенка, чтобы ребенок в ней хорошо спал, а детям поют колыбельные песни, в которых часто встречается образ кота — кота-воркота. В черниговском Полесье и в Белоруссии колыбельные песни даже называют «котами»: каты́ спяваць ката́, калышы дiтя да спявай ката, а каты ужэ разные. Человека, который любит поспать, украинцы сравнивают с котом. Сонные глаза называют у кашубов «кошачьими» —

koce očë. Что касается общего символического сближения кошки с зайцем, то оно подтверждается наличием у них обоих сексуально-эротической символики и пересечением их названий у поляков — польск. kot, kotka, словин. kot ‘заяц’, а также сербским поверьем из Хомолья о происхождении зайца от кошки и отождествлением заячьей головы с кошачей у хорватов Далмации.


В народной зоологии кошка наряду с некоторыми другими пушными животными (белкой, лисицей, хомяком и т. д.) частично вовлечена в круг зверей семейства куньих с присущим им общим комплексом представлений. Кошку связывает с этой группой животных прежде всего женская и эротическая символика (соотнесенность кошки с девушкой, невестой в фольклорных текстах, кошачье название женских гениталий: серб., хорв.мачка, как и у куньих), ткаческие мотивы и функции покровителя дома и скота. Образ кошки представлен во многих фольклорных жанрах: в пословицах, загадках, сказках, играх и т. д., с поведением кошки связано огромное количество бытовых и метеорологических примет, она часто используется в качестве жертвы как распространенная живая «разменная монета» во взаимоотношениях человека с потусторонним миром духов.



ИСТОЧНИК

Гура, Александр В. (2019). Символика кошки в славянской народной традиции. Славянский альманах 2019, Выпуск: 1-2, Издательство: Москва, С. 335-370,  → DOI 10.31168/2073-5731


Александр Викторович Гура, доктор филологических наук, ведущий научный сотрудник Отдела этнолингвистики и фольклора Института славяноведения Российской академии наук.

Показать полностью 2
46

Не факт, что нас помнят

Из сериала "Трое, которых пятеро", серия №12. Начало здесь

ЗДЕСЬ И СЕЙЧАС


– В этой теории есть огромное количество белых пятен, но еще больше в ней пространства для вариаций, – сообщила баба Яга, продолжая отмывать стену от вновь появившихся надписей.

– Это каких?

– Ну, например, я могла и не быть никогда юной девушкой из другого мира, пожелавшей себе такой любви, как в книге, – начала загибать пальцы Яга, – могла быть и Ягой, которой приснилось, что она девушка, которая видит сон о снах...

– Стоп-стоп-стоп! – замотала головой средняя голова Горыныча. – Чем дальше, тем меньше понятного.

– Да просто же всё. Сон, в котором мне снится сон о том, что я вижу сон во сне, в котором…

– Я сейчас на тебя дыхну, – флегматично сообщила левая голова. – Огнём.

– Ёб вашу трехголовую прародительницу, – досадливо хлопнула старушка по колену. – Три башки таких здоровенных, а соображалки в них с воробьиный хер. Лучше б ты водой дышать умел, мы б тогда эту стену быстрее отмыли.

– Ты, Яга, когда просто так что-то объясняешь, мозг сломать можно, а сейчас и подавно.

– Ну, ежели ты баран, то тебе и дважды два сложно.

Головы Змея Горыныча завертелись, оглядывая собственное туловище.

– Баран?! – возмутились все три хором.

– Ты где чешуйчатых баранов видела-то? – продолжила правая. – Это еще кто из нас тупой!

– Известно кто. Тот, у кого образное мышление хромает.

– Ой, старая, тебе лишь бы кого поддеть.

– Сам ты старый!

– И ничего я не старый.

– А кто говорил, что две луны еще застал?

– Да, застал, – согласилась средняя голова. – Более того, я даже то время, когда их две было, слабо помню, так долго живу. Но прожить еще два раза по столько планирую.

– Да с чего это ты взял, что столько проживешь-то?

– Сущности в белом пророчили.

– Кто?!

– Демиурги! – гордо выпятил грудь Горыныч.

– Кащеюшка! – позвала Яга. – Прибамбасы электрические, которыми ты весь замок свой утыкал, от шизофрении лечат? Или Змеюшке нашему только лоботомия поможет?


ТАМ И ТОГДА


Йерга Шас в последний раз осмотрела прозрачный контейнер с размещенным внутри яйцом и установила его в центр инкубатора. Закрыла крышку, выставила температурный режим на двух неярких температурных контроллерах, обозначила временные отрезки воздействия F-излучением, U-частицами, C-волнами и K-спектральными световыми потоками. Затем приглушила свет в инкубаторе, имитирующем небольшой участок песчаной пустыни. Когда всё было готово, Йергашас отключила записывающий кристалл, и бережно положив его в нагрудный карман, еще раз оглядела лабораторию.

Взгляд её остановился на портальной установке, которую до сих пор не получилось сдать, и которая требовала доработок. Йерга подумала, что давно пора передвинуть её куда-нибудь в угол. Полезное в плане избавления от ненужного хлама устройство, но место занимает. Немного подумав, она решила, что займется этим позже, после того, как разберется с текущим проектом. В конце концов, это уже третья попытка и все возможные замечания куратора она учла. Более того, внесла несколько изменений, до которых додумалась сама. Уж это-то Сни Синодж должен оценить.

Напевая под нос незамысловатый мотивчик, Йерга Шас закрыла двери лаборатории и отправилась сдавать проект.

– Здравствуйте, Сни Синожд, можно?

– А, Йерга. Проходите, – куратор свернул в плоскость окно визора, и повернулся корпусом к вошедшей.

– Я доработала проект, – немного виновато сообщила она, доставая из кармана кристалл и протягивая его куратору, – как вы и просили.

– Это не я просил, милочка, – Сни провел ладонью по лысине, затем взял кристалл со стола и поместил в считывающее устройство. – Это общие требования к проекту, за исполнением которых я слежу.

– Ну… да… – застенчиво согласилась Йерга.

– Ну-ка, что у вас тут? – зажужжали меняющие положение стереографические призмы. Девушка встала чуть за спиной у наставника и вместе с ним смотрела на разворачивающуюся интерактивную 3D-проекцию.

– Песчаный, значит? – не то спросил, не то констатировал куратор, изучая голограмму. – Любопытно…

– Он у меня универсальный, – затараторила Йерга Шас, – просто заключительный этап тестирования проводится в условиях максимально приближенных к пустынным.

– Помню я болотную версию вашей зверушки, – скептично пробормотал Сни, поднимая указательный палец вверх.

Могло показаться, что он показывает на потолок, однако Йерга прекрасно понимала, что Сни демонстрирует своей подопечной шрам на указательном пальце.

– Н-да… Нехорошо получилось, – стушевалась она. Но зато она живучая получилась!

– Равно как и её версия, предназначенная для миров с низкими температурами, – профессор разогнул средний и безымянный пальцы, демонстрируя мелкие шрамы и на них. – К тому же невероятно агрессивная.

– Чтобы вид развивался, зверушке нужно бороться за выживание.

– Позвольте, милочка, – куратор откинулся в кресле, повернув голову к Йерге, – вы что, собираетесь всех особей своего проекта сделать такими?

– Какими?

– Как это, – Сни Синожд кивнул на 3D-проекцию, – неубиваемыми.

– Но ведь вы говорили, что разрабатываемые особи должны обладать защитой и приспособляемостью к изменяющимся условиям окружающей среды…

– Милочка, я прекрасно помню всё, что я говорил, – спокойно, будто неразумному ребенку, объяснял куратор. – И про защиту от окружающей среды и про приспособляемость. А еще я помню, что акцентировал внимание на том, что всякая сконструированная особь должна гармонично вписываться в создаваемый мир.

Йерга Шас молчала, потупив взор. Куратор выдержал небольшую паузу и продолжил:

– Глядя на разрабатываемое вами, позвольте полюбопытствовать, какими будут остальные обитатели предполагаемого мира, чтобы вот это, – Сни вновь кивнул в сторону 3D проекции, – гармонично дополняло существующую экосистему?

Ударение на слове «гармонично» придавало вопросу иронический оттенок. И уловив эти почти издевательские нотки, Йерга Шас решилась на отчаянный шаг.

– Куратор, – положив руку ему на плечо и принявшись его едва заметно поглаживать, начала она, – вы же знаете, как мне важно перейти на второй круг обучения с первого раза? Стоящие У Истоков возлагают на меня последнюю надежду, и я не в праве подвести их. Я прекрасно осведомлена о вашей принципиальности в вопросах конструирования, но, – голос Йерги стал слегка вкрадчивым, – неужели вашу принципиальность не сможет растопить готовая на всё и согласная быть послушной в любых, даже самых сложных аспектах, ученица?

Сни, казалось, насторожился. Не поворачиваясь к подопечной, он продолжал вглядываться в проекцию, вроде бы изучая нити связей, но стал постукивать пальцем по столу. И Йерга приняла это за добрый знак, решив ковать железо пока горячо. Она встала за спину Синожда, положив вторую руку на его свободное плечо, и продолжила поглаживающие движения.

– Мы могли бы вместе подняться в мою лабораторию, и вы лично прямо на месте показали бы мне, что и как нужно делать, чтобы удовлетворить все ваши требования к проекту, – говорила она с чуть заметным придыханием…

– Йерга Шас, – интонации куратора, не отрывающего взгляда от интерактивной проекции, сменились на заинтересованные, – я думаю, нам действительно стоит пройти в вашу лабораторию.

Куратор согласился внезапно быстро. И Йерга на мгновение обрадовалась, но тут же испугалась. А вдруг он воспользуется возможностью провести время с молоденькой ученицей, а потом всё равно завалит её на экзамене? А вдруг он отпустит сейчас язвительную шутку о том, что от нее было бы больше пользы, пойди она в суккубы? Все ведь знают, насколько непреклонен куратор Сни в касающихся науки вопросах. А вдруг он не уловил подтекста и, дойдя вместе с ней до лаборатории, начнет задавать вопросы по проекту прямо возле инкубатора? А вдруг…

Но куратор прервал ход её мыслей, резко отодвинул стул и не терпящим возражений тоном скомандовал:

– Идемте, Йерга, идемте, – взволнованно проговорил куратор.

Они прошли по пустынному коридору и вошли в лифт. Сни сам ввел нужную комбинацию. Капсула едва заметно завибрировала, перемещаясь на указанный ярус.

– Зачем вы сплели трёх предыдущих особей в одну?

– Я выбрала самые востребованные характеристики…

– А ускорение на кой включили?

– Ускорение? – неподдельно изумилась Йерга.

Наставник закатил глаза и пробормотал:

– За что мне всё это?

– Я не ускоряла…

– Я не понимаю, – перебил её Сни, – почему вы решили стать демиургом? В вас ведь нет элементарной внимательности, ни усидчивости, ни умения просчитывать последствия собственных действий. Почему она у вас трехголовая?

– Трёхголовая? Кто?

Куратор изучающее посмотрел на Йергу и задал следующий вопрос:

– Вы что, даже не заметили?

– Да чего я не заметила?

Двери лифта открылись и куратор, вместо ответа на вопрос, вышел в коридор и торопливо зашагал к лаборатории с табличкой «Йерга Шас. Демиургия. I круг».

– Открывайте, – буркнул он, остановившись у двери.

Йерга приложила ладонь к замку, и дверь плавно отъехала в сторону, пропуская её с наставником в помещение. Сни обогнул портальную установку и, подойдя к инкубатору, разблокировал крышку, после чего, управляя манипулятором, начал пододвигать к себе контейнер.

– Что-то не так, наставник? – Йерга начала по-настоящему волноваться. Её пугало то, что куратор ничего её не объясняет.

Синожд тем временем надел перчатки и осторожно взял подъехавший к краю инкубатора контейнер с яйцом. Поднял его над головой и, глядя на просвет, спросил.

– Вы к продолжительности жизненного цикла какую формулу применяли?

– Формулу? – спросила Йерга, но тут же осеклась, поняв свою ошибку.

Увлеченная компоновкой необходимых, как ей казалось, качеств, она совершенно забыла об одном из главных условий – балансе между жизненным и репродуктивным циклами.

– Понятно, – недовольно пробормотал Сни, продолжая разглядывать яйцо.

– Куратор, я… – она подошла к наставнику сзади и, едва касаясь его торса, приобняла. – Я ведь уже сказала, что сделаю всё, то вы только скажете. Индивидуальное занятие с самым умным и опытным…

Йерга уже коснулась своим подбородком его плеча и её губы потянулись к уху куратора, а слова стали превращаться в полный вожделения шепот, как вдруг, оболочка в руке Сни Синожда с треском разлетелась на мелкие осколки, а в его пальцах запищало крылатое, покрытое чешуёй существо с тремя головами на тоненьких шеях. Зверёк взвизгнул всеми тремя пастями, вырвался из его пальцев и взмыл под сдвоенный плафон на потолке.

– Не дайте ему сбежать! – прокричал Синожд, пытаясь в прыжке схватить существо.

Животное заложило вираж вокруг плафонов, метнулось в сторону окна, за которым светились ночные огни корпусов других лабораторий и, ударившись о прозрачное стекло, тряпичной куклой рухнуло на подоконник.


– Он умер? – подскочив к подоконнику, взволнованно спросила Йерга.

– Ага, как бы не так. Ты ему такую прочность в параметры внесла, такую выносливость! – аккуратно беря зверушку двумя пальцами за перепончатое крыло, и совершенно не замечая, что перешел на ты, объяснял наставник. – И жизненный цикл обозначить забыла. Слава богу, что забыла и про репродуктивный. А то плодились бы как…

– Как тараканы в проекте Сдуо Ранал?

– Именно! Вот, тоже ведь кошмар ходячий! Созданные ею особи разбежались по девяноста процентам миров. И даже здесь, на учебной базе встречаются. Её бы способности, да в полезное русло. В суккубы, например… Так нет же...

Монолог куратора прервала зверушка, затрепыхавшаяся в пальцах Сни. Зверёк исхитрился выгнуть все три головы так, чтобы двумя пастями впиться в палец куратора, а третьей на этот палец выдохнуть.

Синожд закричал, отбрасывая зверька, а по лаборатории стал распространяться запах жжёной плоти.

– Ты что, пирокинетику ему тоже прописала?! – изумленно и одновременно сокрушенно спросил Сни Синожд, дуя на обожженные пальцы и одновременно наблюдая за мечущимся вокруг сдвоенного плафона существом. – Давай шокер немедленно!

– Суки такие! Больно же крылышкам! – пропищало существо, вращаясь вокруг плафонов.

– И речевой аппарат?! – окончательно онемел от удивления Сни.

Йерга огляделась, увидела валяющийся подле выключенного телепорта шокер, сделала шаг, наклонилась, чтобы поднять его и совершенно случайно облокотилась о пульт управления телепортатора. Аппарат взвыл и развернул серебристое облачко над собой.

В него и метнулся выведенный Йергой зверёк.


– Куда?! – закричал куратор.

Девушка, выпучив глаза, испуганно, короткими вдохами хватала ртом воздух. Сни схватил её за плечи и затряс, повторяя вопрос более развернуто:

– Куда был направлен телепорт? Где теперь эта тварь? А если в обитаемый мир попадет?

– Я… я… не-не-не знаю. Телепорт у ме-меня еще совсем не настроен, я его для дру-другого проекта готовила, – заикаясь от волнения, пробормотала Йерга Шас.

На самом деле ученица по имени Йерга Шас соврала, сказав, что портальный аппарат не настроен. В тот день, когда куратор забраковал самый первый её проект, Йерга долго создавала отдельный мир и, в конце концов, навела туда портал, используя его в качестве свалки. Она отправляла в недоделанный мир всё, что, по мнению её наставника, не дотягивало до стандартов. И даже подумывала, а не шагнуть ли ей туда самой, если завалит первый круг обучения? Не возвращаться же с позором к Стоящим У Истоков. В конце концов, для чего еще может быть нужен мир, получившийся только с тридцать девятой попытки, кроме бракованных, не нужных никому вещей и существ?


ЗДЕСЬ, НО ТОГДА


Но будущий Змей Горыныч этого не знал и последних слов Йерги не слышал. Его волокло сквозь пространство, размазывая по времени. Продолжалось это бесконечно долго. Настолько долго, что небольшое количество воспоминаний, имевшееся у всех трех его сущностей, успело несколько раз смешаться, обрасти несуществующими подробностями и стать целой жизнью. А потом разноцветное мелькание прекратилось и, вывалившись в реальность, зверёк больно ударился всеми тремя головами о скалу.

– Ого, какая громадина! – донеслось до него сквозь шум в ушах.

Он задрал правую и среднюю головы вверх, в ночное небо, к одиноко висящей там луне.

– Одно светило, – пробормотала правая.

– А было два, – поддакнула средняя.

– О, привет! – поздоровалась левая голова, повернувшаяся на голос и увидевшая странного человека в длинной мантии с капюшоном, опиравшегося на весло. – А куда делись те двое здоровенных?

– Не знаю, – ответил человек в балахоне. И тут же спросил: – А тебя как зовут?

– Не знаю, – хором ответили все три головы.

– Наверное, ты змей, раз в чешуе, – предположил человек с веслом. – Только странный какой-то. Впервые трехголового змея вижу. Как ты сюда попал-то?

– Не знаю, – вновь озадаченно пробормотала левая голова.

– Летел-летел и тут в гору эту – БАЦ! – подхватила правая.

– Больно, блин, – пожаловалась средняя.

– Да ты не переживай, – успокоил его человек с веслом. – Тут часто такое. Разные появляются. Ни имени своего не знают, ни откуда появились.

Змей грустно вздохнул всеми тремя ртами.

– Давай тебя так и будут звать: Змей, – предложило дружелюбное двуногое. – А раз ты первое, что в этом мире помнишь, гора, об которую стукнулся, то, значит, Горыныч.

– Змей, – попробовала на слух своё новое имя левая голова.

– Горыныч, – подхватила правая.

– А ничего так! – согласилась средняя голова и спросила: – Слушай, где тут у вас в тишине и покое побыть можно? А то как-то навалилось всё. Мне бы осмыслить…

– Жаль, – вздохнул тот. – А я думал, тебя проводить нужно.

– Куда? – озвучила за всех правая голова.

– Ну, – человек махнул рукой за спину, – туда, где все.

– Все? – не поняла средняя голова.

– Я же говорю, разные появляются. А я перевожу через лес, – человек перехватил весло в другую руку. – Так чего, пойдем, может?

– Не, я чего-то подустал. Посплю, наверное, сил наберусь, – сообщила левая голова.

– Ну, ладно, отсыпайся, – согласился человек. – Я тогда позже зайду и переведу тебя.

– Да что ты меня всё перевести норовишь?! Как будто деньги тебе за это платят.

– Не платят, к сожалению, – двуногий помолчал, размышляя, а затем добавил: – Хотя, честно признаться, у меня такое ощущение, что должны. Но я и без денег перевожу. Знаешь, непреодолимое желание прям какое-то. Как нового кого вижу, так понимаю, что надо перевести.

– Не, – хором отказались головы. – Спасибо за предложение, конечно, но сначала отоспаться.

– Да на здоровье! Но ты имей ввиду, ежели что…

¬– Да понял, понял, – принялся сворачиваться в кольцо новоиспеченный Змей Горыныч. Он уже положил все три головы на собственный массивный хвост, а человек с веслом направился в сторону леса, как вдруг Змей понял, что не спросил имени у нового знакомого.

– Слушай, – крикнула ему вслед средняя голова, – а тебя самого-то как зовут?

– Херон, – ответил новый знакомый и скрылся в лесной чаще.

– А место это как называется? – вновь прокричала средняя голова в темноту леса.

– Тридевятое царство, – донеслось в ответ.

Название Горынычу понравилось.

И он тут же уснул крепким сном. На несколько веков.

А потом его разбудил рыцарь и завертелось.


ТАМ И ТОГДА


– Куратор, – неуверенно сбрасывая ткань одежды с плеч, слегка виноватым голосом говорила Йерга. – это единственное, что я могу вам сейчас предложить, но уж это-то я сделаю действительно хорошо. Вернуться к Стоящим У Истоков я не могу и иду ва-банк. Соглашайтесь, Сни Синожд.

Молодое обнаженное тело ученицы, словно магнит притягивало к себе взгляд наставника. И тот не устоял.


– Есть у меня один, почти завершенный проект, который я делал параллельно со своим. Там только мелкие коррективы внести, – говорил куратор спустя полчаса, поглаживая молодое, полное энергии, обнаженное тело ученицы. – Там только мелкие детали доработать: климат равномерно распределить, ось наклона относительно основного светила, полюса… Уж с этим-то ты справишься. А флора и фауна готовы давно и опробованы. Рабочее название «ЗеЭрс». Так и быть, сдашь его как свой.

Куратор чувствовал себя помолодевшим лет на двести. А его ученица чувствовала себя счастливой от того, что экзамен у неё в кармане. Они лежали прямо на полу её лаборатории и лишь едва отражались в ночном окне.


ЗДЕСЬ, НЕ ТАК УЖ И ДАВНО


Будить рыцарь никого не планировал. Более того, рыцарь даже не предполагал, что в этой части зачарованного леса можно кого-то разбудить. Тем более такого огромного. Он просто хотел оглядеться и выяснить, появился ли в зоне видимости край изрядно надоевшего за три последних недели леса. А тут, на удачно подвернувшейся поляне обнаружился не менее удачно образовавшийся не то холм, не то курган. На него рыцарь и начал взбираться, оставив верного коня у подножия, когда холм неожиданно вздохнул.

Потеряв равновесие, гремя доспехами и испуганно матерясь, словно огромная говорящая консервная банка, рыцарь скатился к подножию холма. Холм же – вот чудо – внезапно сипло прокашлялся и расплёлся на трёх увенчанных противными мордами змей, сходящихся в одно место, под огромным слоем пыли, веток и перегнившей листвы.

– Херон? – щурясь спросонья, спросила одна из голов.

– Шо? – не понял пытающийся встать на ноги рыцарь?

– Что, «шо»? – вступила в диалог вторая.

– Что, «что, шо»? – пытаясь открыть погнувшееся забрало, спросил рыцарь.

– Ну ты ж спросил.

– Шо?

– Да, ¬– закивал головой Змей, давая понять, что рыцарь спросил именно это и именно с такой интонацией.

– Шо, «да»?

– В смысле? – попыталась нащупать путь к вразумительному диалогу средняя голова.

– О каком смысле вы тут ведете речь, если последних десять минут мы шокаем без всяких намёков на его наличие?

Все три головы задумчиво вздохнули и, вытянув шеи, принялись разглядывать рыцаря с трёх сторон одновременно.

– Какая-то бессодержательная беседа, – заметила правая голова.

– Ты не Херон? – уточнила левая.

– Тогда как тебя зовут? – подхватила средняя.

Рыцарь, которому теперь пришлось вертеть головой из стороны в сторону в попытке уследить за тем, которая из голов говорит, всё равно не казался растерянным.

– Я стесняюсь спросить, я шо, похож на какого-то Херона или на мне где-то написано шо я – он?

– Ну ты ж не представился, – начала левая голова.

– Разбудил, – подхватила правая.

– Вторгся на частную территорию, – перехватила инициативу средняя.

– На диалог не идёшь.

– Скрытничаешь.

– Вопросами на вопросы отвечаешь.

– И вообще выглядишь подозрительно.

– Может тебя съесть?

– И головы себе не морочить?

– Раз ты не Херон.

Рыцарь не испугался, а лишь грустно вздохнул.

– Я не знаю, была ли у меня мама… – рыцарь поднял палец вверх, – тут, смею заметить, у многих провалы в памяти. Так вот, если она у меня была, то наверняка сказала бы мне: сынок, может, хороший портной и не машет мечом на турнирах ради того, чтобы о нем пели барды, но за хорошего портного люди, заметь, рассказывают друг другу почаще, чем за хорошего рыцаря. И если ты будешь рыцарем, то тебе не станут носить денег, чтобы ты сделал хорошо одеться на всю семью, потому что им понравилось, как ты мордовал кого-то на турнире. Нарядным можно быть, – рыцарь постучал железной перчаткой по шлему, – и без этого самовара на голове. И я вам всем троим скажу, мама таки была бы права. Потому что, купаться в лучах славы, регулярно рискуя схлопотать в прикрытую шлемом морду, противоречит здравой логике. И узнай моя мама, что я таки выбрал вероятность получать в морду, она либо сказала бы шо я дурак, либо просто молча расстроилась.

Горыныч, впечатленный такой витиеватой речью, сидел на земле, заворожено раскрыв все пасти одновременно. Наконец, собрался с мыслями и спросил:

– А что мешает стать портным прямо сейчас?

– То, чего нет.

– Это как?

– Деньги.

Горыныч не стал переспрашивать, а просто помотал всеми тремя головами, давая понять собеседнику, что не уловил мысли.

– Уверяю вас, – принялся объяснять тот, – отсутствие денег очень сильно мешает делать то, что тебе очень сильно хочется.

– Значит, нужно у кого-то их взять, – предложила средняя голова.

– Не знаю как вам, а мне ни однажды не встретился кто-то, дающий денег со словами: пользуйся на здоровье. Потому что если бы такой встретился, я бы не отказался. И мы бы сейчас тут не вели эту полную бытовых проблем беседу.

– Но ведь должен же быть способ… – пробормотала задумчиво правая голова, а левая грустно выдохнула небольшой сноп огня.

– Это шо такое было? – изумился отпрянувший от внезапного потока пламени рыцарь.

– Это? – спросила левая голова и выдохнула еще одну огненную волну.

– Именно.

– Огонь, – простодушно объяснила левая голова.

– Изо рта?

– Ну да.

– И часто с вами такое?

– Когда захочу, – простодушно сообщила средняя голова и в подтверждение своих слов выдохнула сноп пламени в небо.

– Прошу прощения, – тон рыцаря стал максимально вежливым, – мы так и не представились друг другу.

– Горыныч, – назвалась левая голова.

– Змей Горыныч, – в тон ей добавила правая.

– Замечательно! – обрадовался рыцарь и потер одетые в металлические перчатки ладони. – А меня зовут Рыцарь Изяслав. Но для друзей, а значит и для вас, я просто Изя.

– Очень приятно, – кивнул Горыныч.

– Мне тоже, вы себе не представляете как, приятно. Так вот, Змей Горыныч, у меня к вам есть одно заманчивое предложение...


***


Спустя две недели в королевстве можно было наблюдать некоторое оживление. Виною тому был трёхглавый змей, появлявшийся то там, то здесь. Громадина дышала огнём, жутко рычала и требовала жратвы, золота и девственниц. Когда первый приступ паники у жителей проходил, зверюга сообщала, что даёт время на сборы и улетала за горизонт, предварительно сломав или спалив что-то несущественное, дабы продемонстрировать всю серьёзность своих намерений.

Король издавал указы, проливал горючие слёзы над заначкой. Глашатаи с утра до ночи надрывали глотки, призывая граждан быть сознательными и скинуться, кто сколько может.

Люди сдавали нажитое неохотно и помалу или не сдавали вообще, в надежде на то, что проблема обойдет стороной именно их дом, их деревню. Некоторые надеялись на то, что трёхголовая громадина насытит свои аппетиты раньше, чем доберется до их замка или деревни. Но и те и другие прятали девственниц по чердакам и погребам. Были и утверждавшие, что гигантских и тем более трехголовых змей не бывает и это была просто массовая галлюцинация. Однако, после второго посещения Горыныча скептиков поубавилось. Разрушения Змей наносил минимальные, но достаточные для того, чтобы донести серьёзность своих намерений.

Тогда кто-то предложил заминировать телегу с выкупом. Но короля откровенно душила жаба взрывать собственное золото ради убийства трехголового террориста. И тогда-то в замок вошел странноватый маг, предложивший решить проблему за значительно меньшее, в сравнении с выкупом, вознаграждение. На вопрос, как он планирует одолеть змея, волшебник сообщил, не открывая сокрытого под капюшоном лица:

– У меня таки есть метод бороться с чудищами, но он как рецепт хорошей наливки. Посудите, Ваше Величество, сами, кто станет покупать за деньги спиртное, когда сам в состоянии его приготовить?

– Ты не забывай перед кем стоишь! – пригрозил король. – Я сейчас в ладоши хлопну и покатится твоя голова с плеч.

– Не, я целиком против таких аплодисментов по двум причинам, – не согласился маг, – Во-первых, мне привычнее чувствовать свою голову там, где она находится с рождения, а во-вторых, без этой самой головы мне будет сложно что-то поделать с той напастью, с которой я пришел что-то поделать.

Маг оказался подкованным малым в вопросах отстаивания собственных интересов и король сам не заметил, как от угроз плавно перешел к торгам, а от торгов к мольбам. Сошлись на том, что дань выкатят полностью, в качестве приманки, а чародей возьмет под контроль разум Змея и улетит прямо на нём, прихватив только полагающееся ему.

– Лично я лишнего ни грамма не возьму, слово волшебника, – заверил маг.


В день Икс, незадолго до полудня, как он и просил, гружёную золотом телегу выкатили за ворота замка, а сам чародей принялся расхаживать влево-вправо, бормоча какие-то заклинания и время от времени воздевая руки к небу. Трехглавый змей оказался пунктуальным и спикировал на телегу ровно в обозначенный срок.

Маг, видя приближающуюся громадину, смело вскочил на телегу, выставил вперед руки, скрутив пальцы в странном жесте, и прокричал что-то на неизвестном языке. И уже в следующее мгновение средняя пасть несущегося к земле зверя схватила его, а все четыре лапы вцепились в телегу. Маг заорал благим матом и стих. А еще через миг трехглавое чудище улетало в сторону горизонта, унося труп мага в зубах и телегу с драгоценностями в лапах.


***


– Если бы у меня когда-то была мама, она бы сказала, что её Изяслав таки поступает вопреки логике адекватного человека, – рыцарь взвалил на плечо мешок. – Но что-то внутри меня самого подсказывает, что умение вовремя остановиться стоит дороже всей этой телеги совместно с её содержимым.

– Ну ты, это, ежели вдруг закончатся – возвращайся, – предложил Змей Горыныч. – Я чего-то, как-то не выспался. Тут буду. Постерегу заодно.

Изяслав опустил мешок на землю.

– Если бы у меня были внуки, а они у меня будут, то я бы постарался рассказать им про эту аферу так, чтобы они слушали во все уши, – сообщил он. – Ведь эти, которые из замка, наверняка поверили, что ты меня перекусил пополам.

– Да что ж я, зверь какой! – шутливо возмутилась средняя голова. – Когда нужно, я и аккуратно могу. Не всех же мне за пальцы цапать.

– Кстати, за пальцы! – вдруг оживился Изяслав, – Я думаю, что тот, которого ты цапнул в прошлой жизни, был демиург.

– Демиург?

– Ну да, творец-созидатель. Потому что меня вышвырнули сюда очень похожим образом. Огромная женщина в белом взяла меня двумя пальцами, сказала: «фигня какая-то получилась» и метнула в бесконечность прямо в этих латах. А когда эта самая бесконечность перестала мелькать перед моими уставшими глазами, я очутился именно здесь. И чтоб ты понимал, латы никуда не делись.

Змей Горыныч вздохнул, переваривая информацию, а потом средняя голова сказала:

– Да какая разница, кем он был. Мне-то сейчас от того ни жарко ни холодно.

– Тоже верно, – согласился Изяслав, вновь взваливая мешок на плечо. – Жизнь течет прямо сейчас и никакого проку рассуждать, кто тебя сюда закинул, когда есть возможность открыть своё швейное дело и стать уважаемым портным.

– Или, наконец-то выспаться, – согласилась левая голова вновь сворачивающегося в калачик Горыныча и протяжно зевнула.

– Да и не факт что нас там помнят, правда, Горыныч?

Но змей не ответил. Он снова уснул, удобно расположив свою тушу на телеге с золотом. И спал гораздо дольше, чем первый раз.

А потом его разбудил еще кто-то.


ТАМ И ТОГДА


Будучи порядочным Сни Синодж предложил своей ученице оставить учёбу и составить с ним пару. Благо подоспела очередь Сни на обновление телесной оболочки. И Йерга Шас согласилась, так и не сдав проект под рабочим названием «ЗеЭрс».

Уже потом, когда сами они обзавелись детьми, перейдя в ранг Стоящих У Истоков, Йерга всё-таки активировала мир, созданный куратором Сни, который теперь был её второй половиной. И даже открыла туда телепортационный канал. Иногда, тоскуя по веселым учебным временам, она даже бралась за конструирование особей или модуляцию условий, но будучи неусидчивой и невнимательной, очень часто отправляла на «ЗеЭрс» недоделанные или неудачные модели, опции, эмоции. За очень короткое время с её лёгкой руки на «ЗеЭрс» появились «любовь» и «ненависть», «жираф» и «утконос», «жадность» и «глупость». А однажды она даже зашвырнула туда недоделанного «мудака», забыв отключить тому функцию размножения.

О телепорте в мир под номером тридцать девять Йерга напрочь забыла. Но в тридцать девятом от этого ничего плохого не случилось. Он давно уже жил и развивался по собственным законам.


(окончание в комментах, потому что длина поста не позволяет)
Показать полностью
44

Чудеса на болоте

Чудеса на болоте Баба-Яга, Водяной, Авторский рассказ, Юмор, Сказка, Длиннопост

- Гришка, поганец ты этакий, чего опять удумал? - грозно спросила Яга, входя в избу. - Куда черепа с ворот дел?


Маленький домовой продолжал сосредоточенно полировать тряпкой и без того блестящую макушку черепа.


- Парко-хозяйственный день у меня, - нахмурился он. - Совсем ты без меня грязью заросла, Егоровна, пока я с Баюном княжескую библиотеку изучал.


- Ой, знаю я твою библиотеку, - вздохнула старушка, махнув на домового рукой. - Все запасы настоя валерьяны небось в округе истребили.


- Зря ты, Егоровна, напраслину на меня наводишь, - обиделся Гришка. - Мы с Котом, промеж прочего, Ваньку уму разуму обучали.


- Какого такого Ваньку? - удивилась Яга, вскидывая брови.


- Ну, тролля Ингварром зовут, - пояснил домовой, довольно улыбаясь. - Вот мы с Баюном Иваном его для простоты и прозвали. Так мы Ваньку еще и по-нашенскому лопотать научили. Теперича, он как купца какого углядит, так радостно издалеча кричит: “Деньгу давай!”.


Во дворе послышался дробный перестук копыт и лошадиное ржание.


- Кого там нелегкая несет? - проворчала Яга сварливо.


В избу ввалился растрепанный, покрытый болотной тиной и грязью стрелец, на ходу снимая шапку с меховым околышем.


- Беда, бабушка, - запричитал гость, падая в ноги к замершей в недоумении старушке.


- Ты б, служивый, хоть бы ноги вытирал, - фыркнул домовой, заметив оставленные стрельцом грязные следы, и брезгливо наморщил нос. - Вот так убираешь-убираешь, а потом приходят всякие.


Он отложил в сторону блестящий начищенной макушкой череп.


- А за ухом-то! За ухом-то забыл! - клацнул тот челюстями и требовательно засверкал гнилушным светом пустых глазниц.


- Молчал бы уж, - отмахнулся домовой и деловито полез за угол печки.


Яга проводила Гришку строгим взглядом и спросила у стрельца:


- Ты сказывай, милок, давай! Как звать? По что пожаловал?


Стрелец поднялся на ноги и попытался отряхнуть красный кафтан, от чего на сукне остались длинные грязные разводы.


- Федотом звать, - представился он, сокрушенно вздохнув, и медленно поклонился Яге. - С племянником князя из посольства возвращались...


Из-за печки, уперевшись спиной в большую кадку с водой и толкая ее перед собой, вылез Гришка, зажав в мохнатых ручонках швабру, с черенка которой на манер полкового знамени свисала цветастая тряпка.


Опешивший стрелец во все глаза вытаращился на бубнившего что-то себе под нос домового, принявшегося с деловым видом натирать испачканный пол.


- Ну, чего встал, как осина на поляне? - забрюзжал Гришка, несколько раз ткнув шваброй в ноги стрельца. - Сапожищи-то грязнющие! Срамота какая!


Яга обреченно вздохнула.


- Пойдем, Федот, на крыльцо, там и потолкуем, - обронила она, выходя из избы. - Никакого сладу с этим иродом нет.


Стрелец на цыпочках, стараясь не наследить, последовал за ней, украдкой поглядывая на орудующего шваброй домового.


- Ну, значит, возращались мы из посольства, - начал Федот, выходя на крыльцо и вдыхая полной грудью наполненные летними ароматами воздух. - Да заплутали и в болото угодили. Телега наша с дарами для князя в трясине увязла. Уж как только ни старались вытянуть, все без толку. А там русалки нагрянули. Наготой прелестной пару наших на дно заманили, наобещав всякого…


Лицо стрельца залилось пунцовой краской.


- Срамота! - донесся из-за приоткрытой двери голос Гришки.


- Подслушивать, поганец, будешь, так я твои уши-то лохматые надеру! - строго произнесла Яга, захлопывая дверь и, ласково улыбнувшись, добавила, обращаясь к Федоту:


- Ты сказывай-то, яхонтовый мой, сказывай. Гришку-поганца не слушай.


- Вот, стало быть, взяли нас в полон русалки, отпускать не хотят. А следом и сам Водяной, повелитель их, пожаловал.


Тихонько скрипнула дверь и в образовавшуюся щель протиснулась всклокоченная голова Гришки. Маленькие черные глазки домового лучились внимательным любопытством.


- Так они теперича все вместе пьють да в карты играють, - сокрушенно продолжил Федот.


- Эка невидаль, - обронила Яга, пожав плечами.


- А ты чего не пьешь? - заинтересовано спросил Гришка, опасливо покосившись на Ягу.


Та лукаво улыбнулась.


- Животом слаб, - с сожалением ответил стрелец.


Домовой понятливо кивнул.


Федот, нервно перебирая отвороты кафтана, зачастил скороговоркой:


- Казимир, племянник князя, уже все дары иноземные проиграл, вот-вот шапку княжескую с самим Князем впридачу в прикуп отдаст. Я конягу распряг, да мигом сюда. Свезло ещё, что в трясине не утоп. Князь-батюшка прознает - осерчает. Всех без разбору в Тьму-Таракань какую сошлет. Скор он и суров на расправу-то. Одна на тебя надежда, Бабушка.


Ноги стрельца подломились и он пал ниц перед Ягой.


- Подсоблю тебе, яхонтовый мой, - тяжело вздохнула Егоровна, поправив повязанный на голове платок. - Показывай дорогу, служивый. Пешком пойдем, нечего зазря коня в трясину тянуть. Утопнет еще. Гришка, идешь?


- Нет, Егоровна, - замотал нечесаной головой домовой. - Мне еще крыльцо теперь мыть.


Болото ничем примечательным не выделялось. Как и на любом другом, здесь торжественно и тягуче квакали лягушки, звенела надоедливая мошкара, да застоявшаяся, покрытая ряской вода, звонко булькая, выпускала наружу вонючие пузыри болотного газа.


Лишь душераздирающее, немелодичное пение, доносившееся откуда-то из глубины болота, нарушало первозданные звуки природы.


- На поле гуси гоготали

И шли стрельцы в последний бой.

Десятника-а-а мла-а-дого

Несли пробитого стрелой…


Надрывались две луженые глотки.


Перепрыгивающие с кочки на кочку Яга и Федот встревоженно переглянулись.


- Как будто медведи-подранки ревут, - тихо пробормотал стрелец, балансируя на одной ноге в попытках не соскользнуть в зыбкую топь.


- Змий зеленый это. Медведь - животина благородная, так орать не станет, - сухо заметила Яга, подбирая подолы сарафана. - Далече еще? И как вы сюда заплутать умудрились, да еще и с телегой груженой?


- Недалече, - кивнул Федот, чуть не потеряв шапку. - Волшебство какое вело, видать.


Зловещее пение неожиданно смолкло. Воцарилась тягучая тишина. Смущенно и неуверенно квакнула одинокая лягушка, словно проверяя свои возможности.


Вскоре низкорослые болотные деревья и кустарники расступились, и Яга в сопровождении Федота вышли к небольшому, покрытому сочной зеленой травой островку, в центре которого возвышался заросший мхом пень, а на берегу, увязнув одной осью в трясине, торчала телега. Вокруг безвольно лежали распростертые тела четырех молодецки храпящих стрельцов. На заваленном буреломом стволе, в одном исподнем сидел княжеский племянник. Одной рукой он почесывал тощие волосатые ноги, другой - разгонял зудящую мошкару перед заросшим кустистой бородой лицом. Рядом с ним громоздился отряд пустых бутылок из темного зеленого стекла.


- А Водяной где? - недоуменно спросил Федот.


- За добавкой пошел...ик… поплыл, - заплетающимся языком пробормотал Казимир, позевывая, и, попробовав сосредоточить разбегающийся взгляд, добавил:


- А я то мыслю, куда это Федот делся? А он...ик... здесь, да еще и красну девицу привел.


- Да какая я тебе красна девица? - беззлобно проворчала Яга. - Совсем разум потерял?


Вода рядом с берегом радостно забулькала, и на сушу, бережно прижимая перепончатыми руками к груди бутыль, в которой плескалась какая-то жидкость, вышел Водяной. Был он высок и плечист. Его бледно-зеленая кожа более всего походила на рыбью чешую. Длинные волосы и борода переплетались с болотной тиной и ряской.


Оценив на взгляд объем сосуда, он грустно посмотрел на Ягу и Федота.


- Маловато будет, - печально заключил водный хозяин.


- Хватит с тебя! - гневно бросила Яга. - Ты, тина болотная, зачем посольство споил?


- А чего не так-то? - искренне удивился Водяной, непонимающе хлопая темными, как омуты, глазами. - Промеж прочего, натуральный продукт, на ряске настоянный. Одна польза!


- Я тебе покажу, польза! - уперев руки в бока, угрожающе изрекла Егоровна.


- Скучно мне, Ягушенька! - печально вздохнул Водяной. - Компании никакой. Одни русалки.


Он досадливо взмахнул рукой:


- Толку-то от них! Ни поговорить, ни выпить! Тьфу, рыбы холодные!


- А еще...ик... мы в карты играли, - неуверенно заявил Казимир. - Он мне рыбку золотую обещал! Волшебную.


- Да вижу, как играли! - вздохнула Яга осуждающе. - В дым проигрался!


- Проигрался! Все проиграл! - сокрушенно согласился княжеский племянник. - Но ведь рыбка… Золотая! Волшебная!


Водяной поставил на пень свою драгоценную ношу, взял лежащую на нем колоду карт и окинул островок пытливым взором. Его взгляд остановился на завязшей в трясине телеге.


- Не все! - радостно заключил он и перетасовал карты.


- Угомонись, тина ты болотная, - заворчала Яга, выхватывая у него из рук колоду. - По что тебе богатства-то эти?


- Как по что, Егоровна? - всплеснул руками Водяной. - Жениться буду! Вот утяну на дно красавицу какую пригожую, так вот приданое и сгодиться.


Казимир осоловело поглядывал то на строгую Ягу, то на негодующего Водяного. Его рука потянулась к оставленной на пне бутылке. Сделав из нее большой глоток, он икнул, закачался на бревне и, рухнув на землю как подкошенный, разудало захрапел, жалобно посвистывая.


- Эх, молодежь, - печально вздохнул Водяной. - Совсем пить не умеют. Раньше вот, бывало, пьешь с каким богатырем, так на третий день только и угомонишься.


Он с затаенной грустью посмотрел на серьезную Ягу, досадливо вздохнул, и тоскливо шлепая босыми ногами, направился к воде.


- Ты куды это собрался? - нахмурившись, поинтересовалась старушка.


- Куды-куды, - горько усмехнулся водный хозяин. - Домой. Куды же еще?


Яга, преградив ему дорогу, строго сказала:


- Покудова награбленное добро не вернешь, никуда не пойдешь!


- А то что? - с вызовом усмехнулся Водяной. - Да и не награбленное оно, а честный выигрыш.


- Горыныча позову, разом болото твоё осушит, - возразила старушка, поджав губы.


- Вот завсегда ты так, Егоровна, - обиженно пробормотал Водяной. - Чуть что не так, сразу расправой грозишь. Говорю же, выигрыш честный.


- Ага, честный, - всплеснула руками Яга. - Послов споил да обдурил. Ты хоть и нечисть, а порядки чтить должон! Тебе-то сколько нужно?


- Много, - не без гордости произнес Водяной и довольно улыбнулся


- То-то же и оно, - старушка кивнула в сторону беззаботно храпящего Казимира. - А этот как ребенок малый да не разумный в сравнении с тобой.


- Ты не смотри, что он щуплый да тощий, - заметил водный хозяин. - Наравне пили. Добро, пусть по-твоему будет. Верну все. Уважу задохлика.


Вскоре все выигранные Водяным сундуки, набитые иностранными дарами да подношениями, вернулись в телегу, еще глубже осевшую в трясину под тяжестью груза.


- Ну, бывай, Егоровна, - удовлетворенно потирая руки, бросил Водяной. - Не забывай старика, проведывай изредка. Вдруг уже... того.


- Да, я тебя, старика на две сотни лет старше, - добродушно улыбнулась Яга. - Смотри, не чуди более.


Едва Водяной скрылся в трясине, умаявшийся таскать сундуки Федот спросил:


- Бабушка, не серчай, а что со спящими делать будем? Да и как телегу обратно на торный путь из болота тащить будем? Лошадь-то у тебя на дворе осталась.


Яга хитро прищурилась и, напустив загадочный вид, ответила:


- Есть средство верное. Скакун у меня есть ладный.


Заложив пальцы в рот, старушка молодецки засвистела, поводя головой из стороны в сторону. Оторопевший Федот прикрыл уши руками и поморщился.


В ту же секунду поднялся сильный ветер и рядом с Ягой приземлился Горыныч.


- Егоровна, пролетаю я тут, значит, мимо, слышу, ты свистишь, - начал он, выпуская клубы черного дыма.


Окинув внимательным взором островок и заметив распростертые тела мертвецки пьяных стрельцов с Казимиром, он плотоядно улыбнулся и спросил, преданно заглядывая в глаза старушке всеми тремя головами разом:


- Никак, кушать подано?


- Тебе лишь бы брюхо ненасытное набить, - проворчала Егоровна. - Да и вредно тебе такое есть, сивухой еще потравишься, а мне потом перед князем ответ нести. Кто, окромя тебя, просторы небесные от супостатов защищать будет? Давай, грузи пьянчуг этих в телегу.


- Нет чтобы приласкать да приголубить, - забубнил змей, принимаясь за работу. - Так она еще и работать заставляет. А я, промеж прочего, с обеда маковой росинки во рту не держал. Мне б хоть этим щупленьким перекусить??


Он, склонив одну из голов, заинтересованно потыкал острым когтем в бок храпящего и ни о чем не подозревающего Казимира.


- Тебе от него все равно никакого проку, - проканючил Горыныч, выпуская тонкие струйки дыма из обиженно раздутых ноздрей. - Одна кожа да кости.


Егоровна вздохнула и осуждающе покачала головой.


- Тебе работать велено, - произнесла она. - Вот сладишь с работой, попрошу князя накормить тебя.


Управившись, Горыныч жалобно спросил:


- Ну теперича все? Есть хочу.


- Федот, подсоби Горынычу, запряги его в телегу, - попросила Яга.


- Меня в телегу? - непонимающе переспросил змей, хлопая глазами. - Я зверь статный, исчезающий, нельзя мне в телегу.


- Зверь-то ты ладный да пригожий, спору нет,- согласилась Егоровна. - Да окромя тебя помочь старушке-то некому.


Она досадливо развела руками и добавила:


-Уж сделай милость.


Змей печально вздохнул, окатив и Ягу, и растерянного Федота дымом.


- Ну смотри, Егоровна, с тебя у князя обед, - согласился он, подумав. - Рябчиков там, гусей-лебедей фаршированных.


Он мечтательно облизнулся.


- Будут тебе и рябчики, и гуси-лебеди, - разгоняя руками смог, пообещала старушка.


Торжественная процессия во главе с гордо шествующим чуть впереди Федотом приблизилась к воротам стольного града.


- Деньгу давай! - встретил их протянутой рукой тролль Иван.


- Смотри-ка, не соврамши, - усмехнулась Яга, вспомнив разговор с Гришкой. - Иванушка, яхонтовый мой, князя позови.


Старушка выудила из кармана золотую монету и протянула троллю. Тот попробовал монету на зуб, понятливо кивнул и утопал, довольно шлепая по каменной мостовой.


Вернулся он в сопровождении разгневанного князя.


- Опять ты, Егоровна, мне гостей да честной люд пугаешь? - заворчал он, хмуро посмотрев на запряженного в телегу Горыныча.


- Вот, княже, твоих послов с подарками заморскими на болоте выудила, - пряча лукавую улыбку, ответила старушка, деловито разглаживая складки сарафана. - Заплутали оне.


- А чего это сивухой-то так несет? - раздраженно поинтересовался князь, брезгливо наморщив нос.


- Так болотных ягод, видать, объелись, - старушка хитро подмигнула потупившемуся Федоту.


- Ох, Егоровна, - досадливо вздохнул правитель и поправил съехавшую на лоб шапку. - Вот нутром чую, что не так дело обстояло. Но все равно, эх благодарствую, я уж думал дружинников с богатырями на поиски посылать. Я тебе давно медаль обещал. Теперича точно дам. За заслуги! Второй! Нет, Первой степени! С золотом да самоцветами.


- Не нужна мне медаль, - коротко бросила Яга. - Лучше Горыныча накорми, за заслуги! Да на довольствие его поставь. А то сгинет животина от голоду-то.


- Вот пустишь ты меня по миру, - удрученно заметил князь. - Еще одного нахлебника на шею посадить хочешь?


- Не прибеднялся бы ты, княже. Не к лицу такому мудрому да разумному правителю, - наставительно произнесла Егоровна. - Ивашка вон тебе пользу какую приносит. Небось уже все подвалы от податей дорожных ломятся.


Князь, пожав плечами, обреченно вздохнул.

- Ну, будь по твоему, - согласился он. - И раньше ты меня не подводила, авось и сейчас дело говоришь.


Затаивший дыхание Горыныч удовлетворенно выдохнул, окутав присутствующих густым смогом.

Показать полностью
91

Избушата

Избушка на ножках подалась в бега.

Осталась без дома старушка Яга.

Ни печки, ни ступы, ни молодца нет:

Водичка на завтрак, грибок на обед.

Угнали избушку и канули прочь.

Нечистая сила не в силах помочь.

Лишь только надежда на связи свои:

Старушке пришлось обратиться в ГАИ.

Назначили розыск и план перехват.

Включили прожектор на сто киловатт.

Весь лес обыскали, все чащи прошли,

Но так ничего и нигде не нашли.

И только, примерно, два года спустя

Старушка узнала в последних вестях,

Что будто дошёл до милиции слух:

Избушку увёл симпатичный избух.

Что где-то в далёкой и тёмной тайге,

Где их ни ГАИ не найти, ни Яге,

Живут себе тихо, счастливо, небось.

И три избушонка у них завелось.


Придворов М.

44

Плюс-минус подвиг

(из сериала «Трое, которых пятеро», серия 10)


ЗДЕСЬ


– У них там странное восприятие мира, – перебирая пучки подвешенных под потолком трав, рассказывала старушка. – Главный бог совокупляется с кем попало, принимая форму всяких животных и птиц, если ты чего-то лучше божества делать научишься – наказывают, а уж за помощь кому-то более слабому, так и пытать могут.

– В смысле? – удивилась голова, торчавшая в среднем окошке.

Прежде чем отвечать, Яга отделила несколько веточек от одной из связок и положила в глиняный горшок. Затем бросила туда же щепотку серого порошка из холщевого мешочка и несколько иссушенных до неузнаваемости ягод.

– Ну вот, мучились там раньше люди без огня. Так один небожитель их этим огнём пользоваться научил и всё.

– Что всё?

– К скале добродетеля приковали, на самом солнцепёке. И птичку к нему приставили, чтоб раз в сутки печень клевала, – объяснила Яга, заливая содержимое глиняного горшка кипятком.

– Так же ж и сдохнуть недолго, – поморщились все три головы Змея.

– В том-то и дело, что долго, – Яга накрыла горшок крышечкой и поставила возле печи. – Он бессмертный, прям как наш Кащей. За сутки рана на теле у него заживает и печень восстанавливается.

– Гы-ы-ы, – улыбнулась голова, торчавшая из левого окошка, – царь-батюшка такую печень оценил бы.

– А на следующий день птичка снова прилетает печенью лакомиться.

– Ужас, – скривилась голова в правом окне. – И долго он так страдал?

– До сих пор.

– Погоди, это ж ненормально! – заявила левая голова и покинула оконный проём. Снаружи донеслось: – Кащей, слыш чо говорю? Есть шанс записать в свой актив лишний подвиг...


ВСЁ ЕЩЁ ЗДЕСЬ


– На кой она вам? – подозрительно спросил царь.

– Добро делать будем, – улыбаясь, сообщил Кащей. – Ну, по крайней мере, постараемся.

– Я, между прочим, еще за иголку на тебя обиду затаил.

– Это почему? Вроде же всё по полочкам разложили, добрых дел тебе понаделали, дочку от маньяка-хряка спасли.

– Спасти-то спасли, – задумчиво теребя жиденькую бороденку, ответил царь. – Но осадочек-то остался. Самолюбие моё негодует.

– Ну, так и потешь его, поделись на время артефактиком, – толкнул царя в плечо Бессмертный.

Царь задумался ненадолго. Потом его лицо осветила довольная улыбка.

– Хорошо, дам я вам сферу.

– Ну и по рукам? – Кащей протянул государю ладонь.

– По рукам, – сжал тот руку Бессмертного и, не спеша отпускать, добавил: – но только при условии, что всякое доброе дело, которое вы с её помощью сделаете, будете делать от моего имени. Вам всё равно, а мне плюс подвиг.

– Это как? – попытался выдернуть руку Кащей, чувствуя неладное.

– Каждый раз в конце подвига своего говорите: во имя справедливейшего из царей, защитника обиженных, безраздельного владетеля земель тридевятого царства, мудрейшего Златофила Первого.

– Чо, серьёзно? – захихикал Бессмертный. – Златофил?

– Нормальное имя, – насупился царь.

– Это ж как родители тебя не любили-то… Златофил… Ну хоть не ошиблись. До золота ты охоч. Так вот почему предпочитаешь представляться «Царь, просто царь»?

– Смотри, мы скрепили уговор рукопожатием, – хмуро пробормотал Златофил и, развернувшись на пятках, зашагал по коридору. – Василиса сферу тебе в замок сама принесет.


ДО СИХ ПОР ЗДЕСЬ


– Это чего, грозы ждать? – поинтересовалась странно вывернутая в оконном проеме голова Горыныча.

В окна верхнего этажа было удобнее заглядывать с крыши, но для этого приходилось неестественно выкручивать шеи.

– Да гроза вообще ни при чём, – увлеченно прикручивая медную проволоку к кастрюлеобразной конструкции, пробормотал Кащей. – А вот бабкины травки будут в самый раз.

Где-то на улице грузно затопотало. Горыныч вынул одну из голов из оконного проёма, огляделся и сообщил:

– Избушка пришла.

С улицы послышалась возмущенная ругань Бабы Яги:

– Стояла себе изба триста лет, всё нормально было. Нет же, давай, к замку перегоняй. Да вы думаете, это брёвна скрипят? Как бы не так! Это лапки у избушки скрипят. Старенькая она у меня.

Кащей выглянул в освободившееся от змеевой головы окно и проорал:

– Хорош ныть, старая! Тащи свои травки уже.

Старуха задрала голову, прикрывшись ладонью от солнца, и прокричала в ответ:

– Я старуха!? Ты себя-то в зеркало видел? Иголка твоя, если что, моложе тебя не делает. Только от смерти спасает, – но принялась доставать склянки и мешочки.

Пока поднимали всё необходимое в башню замка, пришла Василиса, неся в руках завернутый в тряпицу хрустальный шар.

– Только он не в идеальном состоянии, – предупредила девушка, водружая артефакт на кастрюлеобразный цилиндр.

Кащей внимательно посмотрел на пересекающую артефакт трещину.

– Не думаю, что это критично, – пожал плечами Кащей, располагая над шаром сложную конструкцию из по-разному наклоненных зеркальных осколков, зафиксированных при помощи всё той же медной проволоки. – Есть, конечно, небольшая вероятность, что пока мы будем там, кого-то перебросит сюда, в качестве компенсации. Но угол падения лучей-то мы всё равно заранее настроим, так что...


ГДЕ-ТО


– Заранее настроим, заранее настроим, – кривляясь, прошамкала Яга. – Настроил?

– Видимо трещина всё же…

– Видимо трещина всё же… – вновь передразнила Яга. – А Василиса тебе говорила! Кулибин бессмертный!

– Ты незнакомыми словами-то не выражайся! – вяло огрызнулся Кащей.

– Какие в словарном запасе сохранились, такими и буду выражаться! – топнула ногой старуха. – Василису по пояс в песок телепортировал, меня на два метра от земли, а Горыныч вообще неизвестно где. Кулибин и есть! Тот тоже квадратные колёса изобретал. На круглых ему, видишь ли, не ездилось! Не мог на мышах сначала эксперимент провести?

– Мыши-то в чём виноваты? – перебила Ягу Василиса, вытряхивая из походных башмаков песок. – И, кстати, где это мы?

– В пустыне, – мрачно буркнул Кащей.

– Чтоб твою кочерыжку хромая обезьяна перед смертью помусолила! – выругалась Яга. – Мы с Василисой тупые и не видим, что песок до горизонта во все стороны? Ты конкретнее как-то можешь…

Яга замолчала на полуслове, потому что из-за ближайшего бархана стала доноситься песня без музыкального сопровождения.

– Арабская но-о-о-очь, – пел кто-то, – Волшебный восто-о-о-ок! Здесь чары и яд погибель сулят. Священный джихад!

Из-за песчаного холма показался верблюд и ведущий его в поводу мальчишка в широких штанах, жилетке и тюрбане.

– Эй, человек, – позвала Яга, щелкнув над головой пальцами. – Подь сюды!

Парнишка подвёл к троице верблюда, поклонившись, поздоровался:

– Долгих лет вам и доброго пути, о достопочтенные путешественники, меня зовут Тесеус и я путешествую.

– И тебе, о достойный сын своих родителей, доброго здравия и пути, – отвесила Яга не менее витиеватый поклон, здороваясь в ответ. – Не подскажешь ли, о любезный Тесеус, куда держишь путь в этом бескрайнем море раскаленного нещадным солнцем песка, простирающемся от горизонта до горизонта?

– Слышишь, – прошептала Василиса, толкая Кащея локтем в бок, – а ты не задавался вопросом, как Яга не умеет разговаривать?

Кащей пожал плечами.

– О почтенная женщина, обходительность которой может сравниться с мягкостью шелков в покоях нашего падишаха, да будут дни его долгими и радостными, держу я путь к развалинам старого города, что расположены в трех горизонтах отсюда.

– О учтивый отрок, достойный сын своего народа, не поведаешь ли ты о цели, манящей тебя к руинам некогда величественного, а ныне покинутого людьми города.

– О обходительнейшая из встреченных мною на моём коротком жизненном пути, иду я туда, дабы прочесть начертанные на стенах храмов письмена. Надеюсь я найти среди оставленной в заброшенном людьми городе мудрости ответы на тревожащие меня вопросы.

– О наилюбознательнейший из всех встреченных на моём долгом жизненном пути юноша, что же за вопросы будоражат твой пытливый ум в столь молодом возрасте, на которые ты не можешь найти ответы в свитках библиотек своего города, что приходится тебе совершать столь изнурительный путь по горячим пескам пустыни?

– Не знаю, – наконец ответил Василисе Кащей так же шепотом, – но сдается мне у них это надолго.

К тому моменту, когда жгучее солнце почти спряталось за горизонт, а Бессмертный с Василисой, скорее от скуки, чем по надобности, развели небольшой костерок из собранных в округе, выбеленных солнцем и отполированных ветром и песчинками веток, выяснилось три вещи. Первая – у юноши есть лампа с джином. Вторая – Тесеус хочет попросить джина, чтобы тот сделал парня героем. Третья – джин не хочет покидать лампу, чтобы исполнить желание.

– Сломался? – предположила Василиса.

– Да нет, – ответила Яга и потрусила лампу.

– Голову себе потряси, – донесся тоненький голосок из отверстия для фитиля. – Трясёт она.

– Вылазь, болезный! – позвала Яга.

– И чего я там не видел? – поинтересовались из лампы. – Опять дворцы строить, да принцесс воровать? Пускай их ворует тот, кто Бременских музыкантов возит. А мне и тут неплохо.

– Да нахрен ты сдался, дворцы тебя строить просить, да принцесс воровать. У нас тут своя принцесса сидит. Хозяин твой уже глазами насквозь её проел.

Василиса захихикала, а парнишка стыдливо отвёл глаза.

– Тогда на кой я вам нужен?

– Да ну… – задумчиво начала Яга, – была мысль попросить тебя, чтобы ты нас кое-куда перебросил. Но, сдается мне, ты из лампы потому и не носа не кажешь, что разучился даже элементарное делать.

– Чив-о-о-о-о? – возмущенно пропищала лампа, и из отверстия для фитиля повалил густой дым.

Яга подмигнула сидящим у костра и сообщила:

– Восток. Горячие люди. Их «на слабо» что угодно можно заставить исполнять.

– Да будет тебе известно, – громовым голосом сообщила покинувшая лампу полупрозрачная субстанция, наконец-то становясь джином, – что без контакта с внешним миром я становлюсь только сильнее, ибо не расходуется энергия, а аккумулируется. Но что ты, женщина, можешь знать о физике, ведь удел твой – гарем.

– Молчал бы уже, банка Лейденская! Аккумулирует он, – не на шутку завелась Баба Яга. – Про физику он мне тут будет рассказывать. Ландау масляный. Кто тебе поверит-то!? Сидишь там, бирюк-бирюком, позабывал, поди, всё.

– Я!?! – возмущенно зарычал джин.

– Ну не я же, – хихикнула Яга. – Телепортацию, небось, в первую очередь забыл.

– Я ничего не забыл!

– Ну, телепортируй нас в древнегреческие мифы, коли не забыл, – продолжала провоцировать Яга, – или всё-таки разучился?

– Слушаю и повинуюсь! – хлопнул в ладоши джин.

И в следующее мгновение около костра остался только он, его лампа и верблюд.


ГДЕ-ТО ЕЩЁ


– Старая дура, чтоб меня от мухоморов никогда не таращило, – выругалась Яга, оглядывая изменившуюся местность. – Вот что мешало конкретнее место указать?

– Что это за коридоры такие странные? – спросила Василиса, оглядываясь.

– Куда мы перенеслись, о достопочтенные путешественники? – подал голос юноша.

Он тоже был здесь.

– Я не понимаю, где мы, – развела руками Яга. – И еще меньше понимаю, как отсюда выйти.

– Чтобы выйти, нужно идти, – заявила Василиса, доставая из холщевой сумки клубок и бережно опуская его на землю.

Тот несколько раз дернулся, словно не мог определиться с направлением, а затем, всё-таки, неспешно покатился в левое ответвление. Компания пошла следом: Василиса, за ней – Яга с парнишкой и замыкал процессию Бессмертный.


ТЕМ ВРЕМЕНЕМ ЗДЕСЬ


– Видали? – спросила левая голова у средней и правой.

Те внимательно рассматривали хрустальный шар, внутри которого было видно, как компания вместе с каким-то незнакомым, нелепо одетым парнишкой пробираются по каким-то мрачным коридорам.

– А чего нас-то не зашвырнуло? – наконец спросила средняя голова. – Один из лучиков и на меня же направили. Эти исчезли, а мы тут, в замке остались. Не понимаю.

– Ну, как в замке, – скептично пробормотала правая голова, оглядываясь.

И действительно внутри замковой башни находились только головы. Туловище же, цепко держась всеми четырьмя лапами за черепицу, расположилось на крыше. Широкого, позволяющего поместиться внутрь полностью, входа в лабораторию Кащея не было.

– О, вы гляньте-гляньте, – затараторила левая голова, возвращая внимание соседок к шару, – за ними херня какая-то идет.

– Хм, – пробормотала правая, вглядываясь в шар, – действительно херня.

Стараясь держаться в тени и на расстоянии, воровато следя из-за углов, за компанией следовало крупное двуногое нечто.

– Подвинься. Не вижу из-за тебя ничего, – толкнула правая голова среднюю.

– С другой стороны смотри, – боднулась та в ответ.

– Не могу. Там одно из зеркал бликует.

– Кащей! Сзади! – не обращая внимания на спорящих соседок, закричала левая.


ВСЁ ЕЩЁ ГДЕ-ТО ЕЩЁ


– Кащей! Сзади! – прозвучал взволнованный голос в голове у Бессмертного.

И тот, не раздумывая, кто или что его предупреждает, выхватив меч, ударил с разворота наотмашь. Сталь зазвенела о сталь. Перед Кащеем стояло странное мускулистое существо, почти человек. Если бы не венчавшая человеческое туловище бычья голова. В руках у человеко-зверя был вычурный топор, от соприкосновения с которым и зазвенел меч Бессмертного.

Где-то за спиной испуганно взвизгнула Василиса, за ней – Тесеус. Изумлённо выматерилась Яга. Кащей, скрежеща лезвием меча по топору, увёл его в сторону, еще раз развернулся и снова ударил. Меч чиркнул по плоти, врезался в кость, выворачивая Бессмертному руку. Чудовище взревело от боли, замахиваясь и нанося удар. Кащей дернул меч на себя и вверх, блокируя удар. Ухватив оружие второй рукой, стал выворачивать давящий на него топор. Урод с бычьей головой агрессивно сопел. И Кащей поступил так, как в честном бою не поступил бы ни один рыцарь, дорожащий собственной репутацией. Он изо всех сил пнул странное существо прямо в то место, которое мужчины прикрывают рукой, окунаясь в слишком горячую воду.

К такому человеко-быка жизнь не готовила. Зверь зарычал от боли, выронил топор и упал на колени, схватившись за причинное место. А Бессмертный, из последних сил удерживая меч онемевшей от боли рукой, ударил его прямо по шее, отсекая бычью голову.

– Во имя справедливейшего из царей, защитника обиженных, безраздельного владетеля…


ТЕМ ВРЕМЕНЕМ ВСЁ ЕЩЕ ЗДЕСЬ


– Зеркало слепит!

– Ну, подвинь.

– И подвину!

– И подвинь!

– Да тихо вы, там Кащея убить пытаются.

– Да что ж оно так бликует! – правая голова подвинула носом конструкцию из осколков зеркал, и угол падения лучей изменился.


НЕ ТАМ, ГДЕ ТОЛЬКО ЧТО


– …земель тридевятого царства, мудрейшего Златофила Первого! – закончил Кащей неуверенно, понимая, что о мече в руке напоминает только онемевшая от боли кисть.

– Клубочек путеводный там остался, – оглядываясь, пожаловалась Василиса.

– И пацан, – добавила стоящая рядом Яга, начиная хохотать.

– Чего ржешь, дура старая? – поинтересовался Бессмертный.

– А желание парнишки-то сбылось, – сквозь смех сообщила Яга. – Хотел быть героем и стал. Вплелся авантюрист-халявщик в древнегреческие мифы, как родной. Не успел попасть в другой мир, а уже плюс подвиг в копилку. Тесей, итить его мамку рваным лаптем. Кстати, Кащеюшка, чего ты там орал-то, как оглашенный?

– Да ну… – замялся Кащей.

Бабка вновь захохотала.

– Во славу Златофила? Это чего, царя нашего так зовут? То-то он постоянно «Царь, просто царь», – гримасничая изобразила государя Яга.

Старушкин смех прервал чей-то стон и все трое наконец-то огляделись.

Они стояли на небольшой, метров пяти в диаметре площадке, с одной стороны которой был глубокий обрыв, а с другой – на несколько метров возвышающийся кусок скалы. И к скале этой был прикован обнаженный мужчина.

– Ну вот, таки попали, куда целились, – хлопнула в ладоши Яга и спросила Василису: – Где там твоя кислота заморская, которая железо разъедает-то?

Девушка достала из сумки склянку с желтоватой жидкостью, подошла к узнику, вытащила пробку и плеснула на цепь. Жидкость зашипела, вгрызаясь в ржавые звенья, повалил едкий дым.

Орел появился, когда кислота разъела обе цепи, фиксирующие ноги Прометея. Огромной тенью он пронесся над площадкой, схватил когтями Ягу с Василисой, заложил крутой вираж и разжал когти над соседней вершиной. Девушка и старуха упали на покрытый мхом уступ, а гигантская птица, изящно развернувшись в воздухе, вновь направилась к площадке, на которой остались Кащей с прикованным Прометеем.

Подлетев, птица выставила лапы, взмахнула крыльями, зависнув на несколько мгновений, и приземлилась.


ТЕМ ВРЕМЕНЕМ, ПОКА ЕЩЕ ЗДЕСЬ, НО ВОТ-ВОТ…


– В этот раз точно хана.

– Не хана.

– Хана.

– Да нет же, я тебе говорю. Птичка его не заметит, гляди, как спрятался хорошо. От камня и не отличишь.

– Отличишь.

– Да не отличишь, я тебе говорю!

– Да что ж такое, зеркала-то всё равно бликуют.

– Ну, подвинь.

– Да двигал уже! Солнце смещается и свет иначе падает.

– Ну так еще раз подвинь. Вот так.

Теперь левая голова ткнулась мордой в конструкцию из зеркал, слегка разворачивая её. Луч света ударил в шар, несколько раз преломился об трещину и тремя вспышками ударил в глаза трём головам Горыныча.

– Ай! – вскричали те хором и Горыныч исчез.


СНОВА НЕ ТАМ, ГДЕ ТОЛЬКО ЧТО


Гигантский орел сделал два шага по каменной площадке и остановился, осматриваясь. Бессмертный, затаив дыхание, повторял одними губами, как мантру единственную фразу.

– Только не влево. Только не влево, только-не-в-лево, тольконевлево…

Птица мысленных увещеваний не послушалась. Орел повернул голову именно влево и увидел замершего за валуном Кащея. Развернулся в его сторону, намереваясь клюнуть. Зажатый в угол Бессмертный испуганно озирался, понимая, что бежать некуда. Да и поздно уже.

Птица уже занесла клюв над Кащеем, но в этот самый момент воздух разорвал отчаянный вопль трех глоток Горыныча. А в следующее мгновение орла сплющило телом трёхголовой рептилии, рухнувшей на птицу из ниоткуда. Во все стороны полетели громадные перья.

– Во имя справедливейшего из царей, защитника обиженных, безраздельного владетеля земель тридевятого царства, мудрейшего Златофила Первого, – пробормотал Кащей и добавил: – Пацан сказал – пацан сделал. Надеюсь, царь-батюшка, ты там икаешь.

– Ну, прям, цыплёнок табака, – прокомментировала одна из голов, сходя с раздавленной птицы.

– Ага, – согласилась вторая, – только надо было сначала общипать.

А третья удовлетворенно заметила:

– В шарике хрустальном такой громадной казалась. Но я все-таки побольше этой курицы буду.

– Эй, уважаемые, – позвал Прометей, – вы, ежели меня спасать пришли, то спасайте, что ли?


СНОВА НЕ ТАМ, ГДЕ ТОЛЬКО ЧТО


– Ну и как теперь обратно? – спросила Василиса, украдкой разглядывая правый бок Прометея, выглядевший как один сплошной шрам.

– Всё само произойдет, – вертя в руках гигантское перо, ответил Бессмертный. – В нашем мире время на месте не стоит. Скоро в окно солнечный свет попадать перестанет, а следовательно, и шар хрустальный освещать не будет. Как только это произойдет, мы все назад и вернемся.

– Геракл расстроится, – задумчиво сообщила Яга.

– Чего это?

– Мы ему подвиг испортили. Хоть и не основной.

– Да ладно. Плюс-минус подвиг, в его-то случае какая разница? – успокоил старушку Прометей.

– Я вот, знаете, за что переживаю, – начал Кащей и видя, что взгляды обратились к нему, продолжил: – если всё так вкривь и вкось из-за трещинки этой в хрустальном шаре пошло, мы назад точно вернемся? И в нашем мире точно никого в качестве компенсации не останется?

– Нашли из-за чего переживать, – отозвалась одна из голов Горыныча. – Вы мне лучше скажите, голова орла этого точно с нами обратно не вернется?

– Нахрена тебе? Своих трёх мало, что ль?

– Да не! Она здоровая, просто. Бульон бы наваристый получился.

Солнце вот-вот должно было спрятаться за грядой скал.


ГДЕ-ТО ПОБЛИЗОСТИ ОТ ЗДЕСЬ


Машенька поняла, что что-то идёт не так, когда после вопроса папы-медведя:

– Кто лежал на моей кроватке?

В комнату ворвался мужчина в странном плаще и шляпе-цилиндре, достал два пистолета и, сделав по выстрелу из каждого, уложил наповал и папу-медведя и маму-медведицу. После чего бодрыми поджопниками выпинал из домика перепуганного медвежонка, а вернувшись обратно, сообщил:

– Спокойно, Маша. Я Дубровский.

(с) VampiRUS

Показать полностью
80

Баю-бай, поскорее засыпай)

Колыбельная песня от Маси.


ОН так всегда мурчит и частенько на мне обняв лапами и прижавшись. Открывая рот, вдыхая и выдыхая.

Даже ветеринар три года назад с подозрением прослушивала, сказала первый раз такое!

Вот, не удержалась - встала с кровати таки записать и дать вам послушать)

Как-то у сына друг ночевал в его комнате, спросила как спалось?

-Как никогда. Так кот мурчал!

Похожие посты закончились. Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам: