691

Боевой медик. Часть 2

продолжение поста  https://pikabu.ru/story/boevoy_medik_6162659

После выписки из Павладара меня направили в Куйбышев. В госпитале нужны были медики. Приехал я в Куйбышев, нашел тот госпиталь. Там мне сказали, что место уже занято, хотя я и не хотел в госпитале работать – привык на передовой находиться. Отправился я в военкомат, доложил, что прибыл сюда, но мне сказали, что я не нужен. Военком сказал, что в городе формируются две дивизии пехотных. Вот туда меня и направили, сто пятьдесят третья стрелковая дивизия.

В Чапаевске, где проходило формирование частей из новобранцев и выписавшихся, с питанием было плохо, были даже «пухлые» солдаты, и тут неожиданно проезжает Ворошилов, проверять готовность пополнений. Ну, а как показать дивизию? Конечно, в наступлении. Там деревня была какая-то небольшая. Ну и как дали команду: «В Атаку!» - наши солдаты маханули деревню, да отчистили все погреба, где что было схватить пожрать. Ну какие вояки, господи, месяц из деревни как привезли. Ворошилов посмотрел и сказал: «Нет, эти ещё - «пушечное мясо», ещё месяца два тренировать…» Мы и подумали: «И то ладно». Вдруг через пять дней приходит приказ: «Срочно! Погрузится и на Воронеж…»

Нас привезли на Придачу и потом наш полк и дивизия стала опускаться по Дону, всё дальше и дальше, до станиц Каменская и Шушинское. В Каменской был большой зерновой элеватор. Его немцы разбомбили, и всё было засыпано пшеницей. Ну и наши «ездовые» подъезжают ночью, телегу нагрузят, и в Шушинское - на самогон менять. Это был конец ноября, декабрь сорок второго.

Долго мы там стояли, были попытки форсировать Дон, большие потери несли. А тут с Харькова солдаты бежали, когда там разгромили наших, мы их подбирали в свои части. И главное вот, бросят оружие, технику, автомобили, а наши подберут и передают: «Трофеи, захватили столько-то». Очковтирательство.

Там мы стояли до зимнего наступления сорок третьего года. И была одна станица, название не помню уже…были там большие склады, и вот там много всего так было: шоколад, коньяк, ром кубинский, итальянский…всего много.

Нашей дивизии выгрузили всю куйбышевскую тюрьму. И когда наши ребята Дон форсировали, как же они дрались! Там ещё штаб был…эх, как дрались: за углом – немец, и наш – за другим, и обстреливали. Немец уже лежит, а у нашего – пол ноги нет, а он ходит и стреляет. Ну и там их крепко поколотили. И вдруг бросают сюда танковую дивизию «Мёртвая голова», наши тоже танки перебросили, и пехотных ещё. И там был сильный бой, мы их хорошо тряхнули и пошли вперёд, дошли до станции Чертково теперь уже Луганской области и уже там было окружено около двадцати тысяч немецких и итальянских войск. И глупость была, ведь знали что там их двадцать тысяч, а у нас в батальоне пятьдесят-шестьдесят человек и наступать, каждый день наступать. И каждый раз убитые и раненые. Дошло до того, что в батальоне осталось пять человек. И был ещё дурак такой, батальонный комиссар Панченков: «Не давать покоя противнику! Наступать!» И вот сейчас где-то в газете писали, у станицы Чертково делают обелиск, памятник погибшим, а я это помню хорошо. Ведь мы это окружение держали и добились до того, что стрелять нечем было, и немец попер нас. Отжали нас до станицы Меловая. Там было приказано занять оборону и держать. Там я и выстрелил последние патроны из своего трофейного немецкого автомата и бросил его за ненадобностью, один Парабеллум остался. А они нас совсем стали прижимать танками, накрыли штаб, командира полка ранило. Остались одни ездовые. Нас там осталось всего ничего. Думаем, куда?! И давай в штаб дивизии пробираться. Там, справа от нас, деревня была, сначала – туда, думали, проберёмся. Там тропинка была, и всюду кукуруза высокая, и снега много. Стали пробираться, а тут сзади танк нас нагоняет, пришлось убегать от танка. А всех, кто в кукурузе остался немцы перестреляли. Те, кто в деревне были – те выжили, а вот в кукурузе – всех положили. Мы – несколько человек добежали до оврага и там по ложбинке добежали до штаба дивизии. А немцы шли строем, по восемь человек в ряду и растянулись на несколько километров. В штабе дивизии уже знали, связались и подогнали Катюши, и прямой наводкой по этой дороге. Мало, кто ушел. Вообще их повернули, но так их много было!

На этом наша эпопея не кончилась, нас пополняют и отправляют под Волгоград, участвовать в окружении. Нам за форсирование Дона, дивизии присвоили звание «Гвардейской», пятьдесят седьмая Гвардейская стрелковая дивизия, а наш полк – сто семидесятый Гвардейский стрелковый полк. Нас передали восьмой армии Чуйкова. И мы с нашей стороны соединялись с теми, кто наступал с Волги, и окружали. После завершения окружения нас перенаправили на Донбасс, там остались другие. И мы вышли к Изюму Харьковской области. Крамоторовку взяли, и на нас снова бросили танки и потеснили в Славенск, а тут река Донец проходит и мы в Славенске закрепились. Там соляное озеро есть, где соль добывают, вот с одного берега немцы, У них там ещё за озером кирпичный завод был, ну, а с другого берега – мы сидели. Там долго бои были, и там я тоже ещё встретился с танком.

Получилось, как. Я обеспечивал весь передовой отряд мой, уже лейтенанта присвоили, звание дали, переаттестация была в апреле-мае сорок третьего года. Штаб полка в Славенске располагался поблизости от меня, у меня было в подчинении две упряжки лошадей, снаряжение медицинское, госпиталь организовали в доме, раненых много было. И вдруг приходит начальник штаба, капитан Разумовский, еврей, но хорош был, и говорит, что немцы прорвали оборону ниже села Красный Иван и идут сюда, танки, мотопехота, так что штаб через несколько минут снимается, так что имей в виду. А у меня в подвале дома шестьдесят четыре человека тяжело раненых и ещё человек тридцать – кто в ногу, кто в руку. И я говорю, мол, ребята, вон видите бугор, кто может – туда направляйтесь. Ездовым говорю, чтоб запрягли лошадей и самых тяжелых, погрузили и направлялись в тыл, подальше от немцев. Тут приходит медсестра, которая с комиссаром нашим, с Панченко, ходила, увидела, что лошадей запрягают: «Зачем?» - спрашивает, я говорю, мол, командир полка приказал, потому что немец наступает. Ну, она тут же к Панченко, и меня вскоре в штаб вызывают: «Ты что там, лейтенант, панику наводишь?!». Я говорю, что у меня шестьдесят четыре тяжело раненых, мне их спасти надо. А он, комиссар, мне: «Трус! Немедленно распрячь лошадей, выгрузить раненых и никаких там!» Я возвращаюсь, тяжелых опять в подвал, лошадей распрягать. Тем, кто может – говорю, «Берите винтов и тут смотрите, когда чего.» Не проходит и нескольких минут, по дороге ползёт танк с крестами. Тут рядом мальчишка хозяйский, прячется, я ему говорю, чтоб рядом со мной был. А танк тем временем по лошадям фугасным зарядил, всё в белом дыму, по нам из пулемёта начал. Я на пол упал, а мальчишка у меня чуть не под грудью прячется, сразу не сообразил в погреб его отправить, или он сам испугался. И тут танк по нашей крыше стреляет, её всю разворачивает, на нас осколки летят, и мальчишке осколок прямо в голову. Подо мной же прятался, и в голову, вот, значит, как бывает. У нас там школа была, и на втором этаже ребята наши засели, бронетранспортёр гранатами забросали, а танк этот дальше пошел.

Мотоциклистов миномётчики наши остановили, не пустили в город. Друг у меня там был, командир батареи, вот мы, бывало, на крышу залезем и наводим, куда стрелять, а он стреляет.

А штаб за это время, свернулся и смотался, упер километров за пять-шесть от нас. Остался я один, да два старика со мной. Танк прошел и пошел обходить город кругом. И никого нет: ни наших, ни немцев. Я своим говорю: «Вы смотрите, ребята, где наши появятся – вы соединяйтесь с ними, чтобы хоть как-то.» Тут постепенно то тут, то там стали подтягиваться наши бойцы. Лошадей моих побило. Раненые, правда, все выжили.

Тут с тыла подъезжают две легковые машины. Ну, думаю, слава Богу, в тылу немцев нет. А подкатил Чуйков. «Где штаб полка?!» - спрашивает. Я ему: «Вон лесок на бугре – туда сбежал». Он водителю: «Немедленно догнать». Ну и как Чуйков уехал, больше я его не видел. Штаб полка возвращается, но уже без комиссара Панченко. Я у капитана Разумовского, который исполнял обязанности командира полка, вместо нашего раненого командира, спрашиваю, где комиссар. А он сказал, что увезли его, мол, «психически ненормальный». Короче дали команду «арестовать» на этом и кончилось. Потом я уже со штабом дивизии связался, лошадей мне подбросили, всех раненых в тыл эвакуировал. И вот в сорок третьем у меня была первая награда за это – орден Красной звезды. Мне в штабе дивизии ещё дали отпуск по этому поводу на целых пять дней. А я ведь сам из тех мест, неподалёку, да и давно дома не был. Мне, правда, сказали что туда пока опасно, там по пути полицейские бродят, так что осторожно. Я съездил, вернулся, всё хорошо.

Потом оттуда, из Славенска, наша часть пошла в наступление, и мы уже Николаев брали, Одессу брали, Новоодессу. Как Одессу взяли, от нашей дивизии выделили людей, «границу наводить», ну мы и «наводили границу». Побыли там. Ну и я по старинке с командиром роты нашли лошадей, сёдла, и по Одессе гоняли. Зашли, сфотографировались.

Потом нашу восьмую армию перебросили под Тирасполь в сторону Румынии. И вот Днестр, там пятая армия стояли, и получилась какая-то неразбериха. Нас вроде как на замену им отправили, ну и для наступления на Румынию. Пятая армия так и не снялась, а наша – уже завезла крупнокалиберные пушки, пехоту, танки - всё. И вдруг на этот узкий участок, на котором смена происходила, немцы бросили авиацию. Там меня второй раз ранило, на этот раз в ногу. Я до берега Днестра добрался, там наши пушки стояли крупнокалиберные, их на плотах на другой берег переправляли и раненых заодно. Я туда тоже попал, на этот плот, а тут снова налёт, сбрасывали мелкие кассетные бомбы. Плот разбило весь, мне по голове попало, и я как лежал на доске так и поплыл на ней. Вода, правда, быстро в чувство привела, метров триста только отплыл, вылез на берег и обратно похромал. А тут немцы стали наших прижимать танками, и берег Днестра бомбить. Вот так и получилось, что две наших армии не смогли поддать им. Одна вроде как снялась уже, а вторая – ещё не заняла позиции, ну, а немец и воспользовался этим.

И я видел, как у некоторых душа не выдерживала и они бросались в Днестр, переплыть хотели на другой берег. А там было поставлено несколько автоматчиков НКВД, и они всех плывущих расстреливали.

Когда меня бомбочкой ударило – мне всё лицо посекло, да и стоять я уже не мог, там окопчик был, я в него упал, меня ещё песком присыпало, еле выбрался, а как выбрался, смотрю, врач идёт, с которой я работал, Мария Свиридова.

- Яш, это ты?

- А что не узнаёшь? – говорю я

- Да кто тебя узнает, я уж постараюсь, как-нибудь тебя на ту сторону.

Тут ранило какого-то полковника в живот, и ему лодку отправили с того берега, и меня с ним переправили туда, она впихнула в лодку. Там уже и в медсанбат отправили, положили в каком-то сарае. Весь иссеченный в песке ещё, сознание потерял. И вот там почувствовал, что сапоги с меня тянут, а сапоги были хорошие кожаные, очнулся, мол, что такое? Эти удивились, живой ещё. Поднял командира медсанбата Григорьева, жалуюсь, что мол уже раздевают! Мертвым считают. Григорьев сказал, что отправит меня в госпиталь в Одессу, на полуторке. Там ещё пристроились легкораненые, человека четыре или пять, и поехали мы в Одессу. В Одессе я в госпитале пролежал месяца два. Потом попал на медкомиссию, там меня комиссовали из передовых частей в тыл, глаз-то мне выбило, и в свою часть я уже не попал. А восьмую армию тем временем перебросили на Берлинское направление, я сказал, что в тылы не хочу. Мне сказали, что есть место, четыреста восемнадцатый гвардейский истребительно-противотанковый полк, седьмой гвардейской истребительно-противотанковой бригады резерва главного командования, и я туда попал. Нас направили в Румынию, Яссо-Кишенёвскую группировку мы вычищали, потом в Румынии воевали, сопротивления не было, но была малярия, душила она наших ребят. Я в госпиталь отправлял. И как-то гляжу. Лежат под кустами наших человек двадцать. Я спрашиваю, что, мол, малярия? А они: «Нет, командир полка разрешил.» Оказывается, там винные погреба были, и там такие бочки, что их на Студебеккер грузили, а командир Ярмошин, сказал, что раз такое дело, можно солдатам по полкружечки разрешить, отдохнуть, а то дальше наступление, Бухарест... Думали вино легонькое, а там, в бочках коньяк, а думали – винцо. Ну, они как по полкружки тяпнули, и всё, все пьяные. Меня спросили, мол, хочешь? Я: «Ну ладно». А у меня старшина был, Бисенр, москвич лет пятидесяти, ушлый такой, он с канистрой пришел и целую канистру коньяка налил себе и в машину, всё, запасы.

Румынию мы прошли и вышли в Венгрию, был уже сорок четвёртый год. Мы взяли Будапешт и вышли к озеру Балатон и дальше. Там против нас бросили танки, нас начали прижимать. Хотели нас сбросить обратно за Дунай. Когда прижали, мы отступали через Будапешт и вот венгры, на что противные, как финны, жестокие и противные с окон кипятком на нас лили, горящие головни бросали. Одного нашего венгры затащили в кузницу, в тиски зажали и молотом голову размозжили. Тут нам танки подбросили и мы пошли обратно, вот тут уже расплата была… Даже приказ был, не оставлять никого в живых. И наши заходили в дома, квартиры, и везде подряд - мстили за то, что было при отступлении.

Из Венгрии попали в Болгарию, разбросали царей, как говорится, режим советский установили. Потом в Югославию, брали Белград, там нас встречали очень хорошо. И даже было, что если кто замерзнет или приболеет, ему чай с коньяком приносили. Хорошо нас очень встречали. Долго там побыли, под Загребом повоевали, навели порядок. Там ещё Тито был, ох хитрый мужик… Вот наш штаб, и его рядом. И они в наш штаб ходили свободно, а если наш к ним – то он там ничего не добьётся, не пускали. Чурались нас. Ну, там не только с Тито были, были ещё «Усташи», за немцев воевали, так что ещё и междоусобица была. Вот так и были у нас с хорватами совместные бои.

Из Югославии попали в Австрию, взяли Вену, уже в конце сорок четвёртого, начале сорок пятого. Ох, хороши в Вене были винные погреба! Наши ребята таких и не видели никогда бутылок. Восемьсот какого-то года, королевские погреба. Правда, охрану быстро поставили, чтоб прекратить всё это. Ну и там посмотрел я на венский лес, был в этом лесу, обыкновенный сосновый лес. Беседки там были, мы фотографировались, смотрели…

Потом пошли к Эльбе для встречи с американцами, а там кругом леса, он же, венский лес тянется от Вены и далеко-далеко. С американцами встретились, они по нам сначала постреляли, мы тоже ответили, потом перемирие, друзья, пить вместе. И вот там трое наших наступили на мину, у одного ногу оторвало, второму ногу почти тоже оторвало, третьему руку сильно покалечило. И мне везти их в Вену, так что я не попал на встречу, издали видел, а встречаться не пришлось.

И вот этих троих я повёз, а машина была «Опель» с немецкими номерами, с крестами, и шофёр у меня был с Кавказа, такой рыжий, здоровый, Мишка. Вот погрузили их, поехали, а дело к ночи, но надо срочно оперировать, тяжелые же. Проехали километров, может быть, двадцать, а на каждой дороге были указатели куда ехать, какое расстояние, а наши пришли и всё посшибали. Мы едем, лес, дорога, и тут развила, прямо, налево и направо, мы подъехали и стоим. Куда ехать? Думали-гадали, куда ехать, как в Вену попасть. Хорошо наш старшина догадливый был со своим румынским коньяком. Он раненым по стаканчику налил, и они там тихо спокойно лежали. Поехали по правой дороге, проехали километров пять и тут навстречу колонна какая-то идёт, смотрим – полк немцев и дозор впереди. И развернуться назад с дороги в лесу никак нельзя, кюветы глубокие и дорога узкая. Я Мишке говорю: «У меня волос черный, я присяду в кабинке, а ты рыжий, как «фриц», ты пилотку снимай и морду свою показывай, и поехали, будь что будет. Должны проехать, главное не гони машину, не сигналь сильно.» И ведь проехали! Не остановили нас, машина-то немецкая, с немецкими номерами, кресс красный… А я смотрю, там пехота, пушки тащат. Ну, думаю: «Слава Богу, повезло, проскочили, а что дальше?» И говорю Мишке: «Если впереди, как до селения доедем, крикнуть «Хайл!» ты сразу, прям, разворачивай и гони, что есть духу.» Так и произошло, очередь автоматную сзади слышали, но обошлось. Поехали дальше, Были б раненые ходячие, мы б их в лес, но мы ж не можем - все тяжелые. Куда их? И ведь назад нельзя и впереди немцы. И я Мишке: «Давай опять попробуем тихонько, я опять пригнусь, а ты мордой светить будешь». Так и поехали. А у немцев оказался привал, все лежат с одной стороны от дороги, отдыхают, курят, и мы потихонечку, не торопясь. Опять на перекрёсток выехали и повернули сразу на левую дорогу, только повернули – очередь по нам, стреляют и кричат «Стой!» здесь наши оказались. Связались – и действительно, нас спрашивают:

- Вы откуда?

- Оттуда, - отвечаем

- Дык там же немцы?!

- А у них привал. На Вену как проехать?

- Прямо езжай, никуда не сворачивай.

Так до Вены и доехали.

Победу мы тоже встретили в Вене, да и вообще под конец в Вене странно как-то было, австрийцы в Вене придут, покушают, и потом обратно в окопы к немцу, наши как-то смирились с этим, да и не боялись друг – друга. Тут уже и победу объявили. Командир полка сказал, что победу будем справлять в Вене. В столовой или в ресторане, не помню, наставили столов, австрийцев за шкирку взяли и выпили, выпивки много же было - и шнапс, и вино - и музыка была, там я первый раз поросёнка меленького жареного увидел. Я спросил про танцы, но командир сказал, что на официальной части – только офицеры, чинно, благородно, потом уже и о танцах подумаем. А потом на танцы штабисты, которые давно в Вене были, уже и баб привели, и танцевать было им с кем, и угощать кого, нам окопникам такого не доставалось…

Воронеж, февраль 2009года

Дубликаты не найдены

+33

Лютый дед.

Это в рассказах всегда так просто выглядит - ну постреляли нас танком, ну пацану голову осколком посекло, подумаешь.

А как вдумаешься, что там человек пережил - это же жесть просто. Ещё и вернулся на передовую.

Герой, без малейшего сомнения.

раскрыть ветку 4
+29

Знаешь, а ведь оказывается ко многому привыкнуть можно. Я вот тоже раньше думал - война это такой ужас, что окажись я там, наверное помер бы со страху, не пережил бы бомбёжки или обстрела.


И что же? Фактически я там и оказался (как и миллион других жителей моего города). И привык, притерпелся к обстрелам. Ну постреляли немного, ну прогрохотали разрывы. Но вот прошло несколько часов и вроде успокоился, и жизнь наладилась. Когда бывали особенно сильные обстрелы, научился спать в короткие часы затишья и ценить даже минуты тишины. Привык не обращать внимания на грохот за окном (если, конечно, он был не сильно близко, а хотя бы в километрах двух).

Но вот когда после нескольких месяцев относительного затишья снова начинала грохотать артиллерия бывало очень тяжело выносить это по новой. Всё-таки очень быстро привыкаешь и к тишине, и так хочется, чтобы она продержалась как можно дольше...

раскрыть ветку 3
0
Комментарий удален. Причина: данный аккаунт был удалён
раскрыть ветку 2
+54
Курильченко Яков Данилович
Боевой путь Героя и награды можно посмотреть тут:
https://pamyat-naroda.ru/heroes/podvig-chelovek_kartoteka137...
раскрыть ветку 10
+18

О, точно! В тогда не записал его фамилию.

раскрыть ветку 9
+12
Когда про минометы прочёл зашёл на сайте сравнить места службы, у меня прадед в минометном расчёте воевал, погиб там же, на Украине
+6
Только не СлавЕнск, а Славянск. Прошу прощения, это родина моя. А рядом Краматорск. Может конечно, в то время и Краматоровкой звали,... Но вряд ли.
раскрыть ветку 5
0
И ещё поправка . Чертково , это Ростовская область. Рассказ зацепил, очень интересно. Спасибо!
раскрыть ветку 1
+14

Под конец, про штабных... ну, это как всегда.
А дед молодец, так и не сознался, сколь раз под смертью ходил, да что думал про это, и как думать про это перестал. Притупляется когда чувство самосохранения...

раскрыть ветку 6
+37
Я родился в Брянской области немного раньше срока, хотя проживали родители в подмосковье, просто мама к родителям решила приехать перед родами отдохнуть от работы и на свежий воздух. После моего рождения дедушку заставили лечь в больницу на какую-то кодировку от кошмаров войны. Там это было распостранено среди уже не молодых ветеранов. Они переодически страшно кричали по ночам переживая заново старые ужасы. Знаю, что в Гагре был такой пансионат он там провел много времени, благо занимал хороший пост. Мне маленькому он про войну не рассказывал никогда, но изуродованое тело и кучи модалей, орденов говорили за себя. Про планки с отметками ранений я узнал только в армии и успел навещать его минимум раз в год и обязательно на 9 мая. Последний раз 9 мая 2010г тогда я решился узнать у него всю правду о войне, попросил рассказать свой боевой путь. Я видел, что ему тяжело, но видел, что я взрослый и заинтересованный слушатель. Его хватило на час разговора, потом он расплакался, он честно всё рассказывал, с подробностями. Я с его правды и подробностей ошалел, хотя сам застал войну, хотя это называли "" контртеррористическая операция"" продолжения я так и не узнал, только сухие данные. Вечная память нашим героям, никогда и никто так не мог описать эти кошмары и его просьба жить в мире.
раскрыть ветку 5
+17
С тебя пост с рассказом деда
+6

А это, можете пост написать по рассказам деда? Что вы узнали за этот час разговора? Или если мало запомнили хоть комментом ,подписался.

+2

смотри, я подписался...

+1
Спецотряды погранвойск НКВД по борьбе с бандитизмом?
+1
Сделайте пост, пожалуйста. Подписался, жду.
+9

Австрийцы в Вене:

Иллюстрация к комментарию
+24

Спасибо, очень интересно. Автор описывает , конечно , как приключение. Однако, я боюсь представить , какие реальные чувства аатора скрываются за повествованием. Нашему поколению не понять уже этого, и за это им спасибо!

раскрыть ветку 5
+19

Яков Данилович вообще очень интересно рассказывал эту историю, мне даже редактировать проактически ничего не понадобилось.

0
У меня дед и того меньше про саму войну рассказывал, всё больше про быт.
По ввинные погреба почитал и вспомнил дедовы рассказы...
-9
а сегодня Путин говорил какие венгры наши друганы
раскрыть ветку 2
+1

Я думаю , что не стоит хранить вражду. Время идёт поколения сменяются. А то так враги все вокруг.

раскрыть ветку 1
ещё комментарии
+11

Извиняюсь, конечно, в интернете не искал, но почему венгры,как бы правильней выразиться, не любили русских?

раскрыть ветку 22
+35

Немного не правильно ставите вопрос.

Нужно спросить так - почему русские не любили венгров.

Потому, что под Воронежем осталась лежать целая армия венгров. Понимаете? Армия. Несколько дивизий. А почему...

Они расстреливали женщин и детей. Насиловали. Они издевались над пленными. И это исторический факт. Пленным проламывали головы ломами, били их кувалдами... Даже немецкие дивизии СС такого не делали. У немцев хоть идеология была какая-то. Хоть как-то оправдывало. А венграм было пофиг. Творю, что хочу.

В итоге, было негласное разрешение командования (наверное, если поискать по документам то и гласное) - венгров уничтожать, пленных не брать.

Как результат, в послевоенной Венгрии, Воронеж - проклятое место. Практически в каждой семье венгров, есть отцы, деды и прадеды, которые умерли под Воронежем.

Но мы вас не звали. Вы сами пришли.

Ну, а почему Воронеж не город-герой, как Сталинград... Вот лично мне, как жителю Воронежа, это обидно. Битва за Воронеж была едва-ли не круче чем битва за Сталинград. И на мой взгляд, разрушений и человеческих жертв было даже больше, чем в Сталинграде.

Но об этом скромно умолчали политики, потому, что Венгрия осталась в числе стран социалистического содружества.

раскрыть ветку 1
+5

Был этой зимой у вас на годовщину освобождения города. На реконструкции. Вот там и узнал про венгров. Жесть, что тогда творилось...

+23

Так они были в союзе с Гитлером, и весьма активно с нами воевали. С чего бы им любить русских?

раскрыть ветку 2
+6
Еще в 1919 году власть в Венгрии ненадолго брали коммунисты. Революция была подавлена, наверняка был обоюдный террор и прочие прелести гражданской войны. И Коминтерн уж точно в стороне не остался.
раскрыть ветку 1
+11

Потому что бывшая часть Австро-Венгрии, союзной немцам в первой мировой. Австрия, если что, Österreich - Восточный Рейх.

Самые стойкие были немецкие союзники, сдались только когда поняли что наш каток от них кашу оставит походя.

+5

Потому что унтерменши. Чего нас любить? Ну и в заварушках венгры побывали еще в УССР, попили им крови. В Воронеже тоже не хлебом солью встречали.

+6

почему прибалты не любят русских?

потому что всю историю существования  не давала им покоя земля наша, а на попытки захватить получали лютых пиздюлей

раскрыть ветку 14
+5

А когда это латыши с эстонцами (ныне самые русофобы) пытались что-то у русских захватить?

раскрыть ветку 13
+4
Тут с тыла подъезжают две легковые машины. Ну, думаю, слава Богу, в тылу немцев нет. А подкатил Чуйков. «Где штаб полка?!» - спрашивает. Я ему: «Вон лесок на бугре – туда сбежал». Он водителю: «Немедленно догнать». Ну и как Чуйков уехал, больше я его не видел. Штаб полка возвращается, но уже без комиссара Панченко. Я у капитана Разумовского, который исполнял обязанности командира полка, вместо нашего раненого командира, спрашиваю, где комиссар. А он сказал, что увезли его, мол, «психически ненормальный». Короче дали команду «арестовать» на этом и кончилось

Я уж думал не накажут. Поделом ублюдку.


Рассказ отличный. У меня два деда воевали. Один много рассказывал. На танке служил

А второй наоборот молчал. Даже не говорил где служил. Уже после смерти нашли документы какие были - разведка, НКВД, СМЕРШ. Личное дело досихпор под грифом секретно

раскрыть ветку 2
+3

Мне сначала дали контакты другого ветерана. Я позвонил, и общение пришлось вести через родственников. В общем, тот дед передал, что служил в частях НКВД и рассказать ему нечего. Скорее всего не хотел.

раскрыть ветку 1
0

Да там скорее всего подписка о неразглашении все еще действует.

+3

Интересное чтиво

+2

Безумно интересно, кстати. Как будто прямо там побывал.

А вы так и записывали, как он говорил, или адаптировали? Язык мне нравится :)

раскрыть ветку 2
+3
Посмотрите в комментариях ссылку на аудиофайлов рассказа. Редактирование было минимальным
раскрыть ветку 1
0

Спасибо!)

+2

Только не "Славенск", а Славянск.

https://ru.m.wikipedia.org/wiki/Славянск

раскрыть ветку 4
+8

Согласен, ошибок много. Этот текст печатался почти 10 лет назад. Но помню, что ветеран произносил "Славенск".

раскрыть ветку 3
+4

На сколько знаю, люди между собой в те времена его так называли, не первый раз от ветерана такое слышу

+1
И вдруг приходит начальник штаба, капитан Разумовский, еврей, но хорош был, и говорит, что немцы прорвали оборону ниже села Красный Иван и идут сюда, танки, мотопехота,

"Красный Лиман", скорее - это железнодорожная станция и небольшой городок  на севере Донецкой области между  Славянском и Харьковом

0

Краматорск, Славянск, там и озеро так и есть, соленое.

+1

Немного не понял, дед одноглазым после ранения воевал?

раскрыть ветку 1
+1

да

+1

Я читал с раскрытым ртом, казалось даже что слышу, как тот ветеран всё это рассказывает, до того хорошо передан стиль повествования. Вот уж что действительно достойно публикации и прочтения.

раскрыть ветку 3
+1

Вы можете услышать как ветеран это рассказывает если пройдете по ссылке #comment_121900395

раскрыть ветку 2
+1

Всё как я и представлял) И он даже смеётся, когда рассказывает об этих кошмарах!

0

К сожалению на работе заблокированы файлообменники, обязательно послушаю дома, спасибо

+1

Спасибо за историю вашего Деда! Буду ее передавать детям именно в таком виде в капом вы ее написали. С ошибками и всеми страхами.

раскрыть ветку 1
+2

Это не мой дед. Мне дали его контакты для выполнения задания, а получился вот такой интересный рассказ.

У моих дедов судьба сложилась иначе. Один был командиром танка, и в начале войны танк подбили. Дед остался жив, единственный из экипажа. Его по какой-то статье отдали под трибунал, лишили наград и званий, и отправили в тыл, где он всю войну и проработал. Реабилитировали только в 80х.

Другой был пехотинцем, прошел от Сталинграда до Берлина, брал Кенигсберг. Служил до 1949 в Риге. Его жена, моя бабушка, пережила блокаду Ленинграда, награждена орденом Великой Отечественной войны 2 степени. На самом деле, про своих родных я знаю не много, т.к. к тому моменту когда мне стала интересна тема Отечественной войны, их, к сожалению, уже не было в живых.

+1

Спасибо, очень интересно.

0

Ух блин..... Читаешь рассказ ветерана - и сразу вспоминается книга " В окопах Сталинграда " ( прошу прощения , автора запамятовал) .....Так же будничной описывается война .... Спасибо автору за запись со слов Якова Даниловича . Вечная память Героям !

раскрыть ветку 2
0

Некрасов автор. Читал я ее ,ничего так. Одной из самых жутких книг о войне считаю Михин "Мы умирали чтоб победить" ,вот там реально полный пиздец -страшнее любого фильма ужасов .У меня волосы на голове шевелились когда ее читал .

раскрыть ветку 1
0

Спасибо , обязательно прочту .

0

Готовый сценарий для сериала. Были бы деньги и желание на это)

0

Спасибо, очень интересно.


Два уточнения по топонимам.

Красный ЛИман и СлавЯнск.

Поправьте по возможности.

раскрыть ветку 3
0
Там правильнее в скобках написать современное название- рассказ то со слов деда записан.
раскрыть ветку 2
0

Я не думаю что слово "лиман" за 60 лет изменило корень. Как и корень "слав" в названии Славянск (ударение, кстати, на первый слог, а не на второй как журналисты в 2014 говорили)

раскрыть ветку 1
-9

"Даже приказ был, не оставлять никого в живых. И наши заходили в дома, квартиры, и везде подряд - мстили за то, что было при отступлении."


Это типа "им нельзя, потому что злые, а нам можно, потому что добрые?"

раскрыть ветку 3
+3
А вы про читайте про зверства венгров и наверное поймёте почему даже командование дало на это добро, ведь во всех других регионах за такое трибунал грозил (с расстрелом).
раскрыть ветку 2
0

Вот я и говорю. Венгры зверствуют - это плохо. Убивать военнопленных, резать гражданское население - это все военные преступления. Это должно быть наказано.


Но когда советские солдаты точно так же зверствуют, как напрямую указано в этой цитате - им можно, потому что они не венгры? Или это потому, что это гражданские венгры (заменить на евреев, русских, украинцев в зависимости от идеологии)? Это и есть то самое двоемыслие, об котором я говорю.

раскрыть ветку 1
ещё комментарии
Похожие посты
142

Советский снайпер Идрисов Абухаджи уничтоживший 349 нацистов...

Советский снайпер Идрисов Абухаджи уничтоживший 349 нацистов... Кавказцы, Кавказ, Герои, Великая Отечественная война, Чтобы помнили, СССР, Война, История, 9 мая, Длиннопост

Абухаджи́ (Абухажи́) Идри́сов (17 мая 1918, Комсомольское, Северо-Кавказский край — 22 октября 1983, Грозный) — участник Великой Отечественной войны, снайпер 1232-го стрелкового полка 370-й стрелковой дивизии 3-й ударной армии 2-го Прибалтийского фронта, старший сержант. Герой Советского Союза (1944).

Участник Великой Отечественной войны с первого дня. В составе полка с боями отступал на восток. В июле 1941 года его дивизия заняла оборону на линии Псков — Великие Луки между озёрами Ильмень и Селигер. Пулемётчик Идрисов вместе с однополчанами отбивал ежедневные атаки гитлеровцев, рвущихся к Ленинграду.

В своём доте он устроил для пулемёта особое гнездо, оставив в сторону врага узенькую прорезь. За короткое время одиночными выстрелами из пулемёта он уничтожил 22 гитлеровца. Командованию стало известно об этом, и пулемётчик был переведён в снайперы.

Вскоре его имя стало известно всему Северо-Западному фронту. О снайпере Идрисове писали газеты, его стали приглашать на помощь на другие участки фронта. В октябре 1942 года в составе группы снайперов он был переведён на один из труднейших участков фронта, где ожидалось наступление врага. Когда началось наступление, снайперы, выслеживая в первую очередь офицеров, открыли меткий огонь. Пехотинцами, при снайперской поддержке, было отбито несколько ожесточённых атак. Сам Идрисов за 10 дней боёв уничтожил около ста солдат и офицеров противника.

«Идрисов ждал. Он сидел без движения целый день. Его тянуло на сон, глаза слипались, хотелось сдвинуть с места онемевшие руки и ноги, но двигаться было нельзя. Точно так же выжидал и немец. Но он не выдержал. Он всё-таки пошевелился и это стало его ошибкой. Пуля Идрисова нашла снайпера…»

К апрелю 1943 года за снайпером Идрисовым числилось 309 уничтоженных фашистов, что подтверждалось в политдонесении 370-й стрелковой дивизии, в которой он тогда служил. После прорыва блокады Ленинграда отважный снайпер вместе с боевыми товарищами участвовал в освобождении городов и сёл Псковской области, Прибалтики. К марту 1944 года на его счету было уже 349 уничтоженных фашистов, и он был представлен к званию Героя. В одном из боёв в апреле 1944 года осколком разорвавшейся рядом мины Идрисов был ранен, засыпан землей. Товарищи раскопали его и без сознания отправили в госпиталь.

В 1944 году в городе Мозовецк была открыта фронтовая военная выставка. В одном из её залов Идрисову был отведён целый стенд. На нём была выставлена его снайперская винтовка, фотографии, а под ними была надпись: «Славный сын чеченского народа Герой Советского Союза Абухажи Идрисов уничтожил более трёхсот немецких фашистов».

Четыре месяца провёл он в госпитале города Горького. После выздоровления как спецпоселенец, представитель высланного народа, проживал в Казахстане: сначала в Алма-Ате, потом в Талды-Курганской области. Работал в сельском хозяйстве, продолжал заниматься овцеводством.

В 1957 году вернулся в Чечню. До последних дней жил и работал в родном селе. Член КПСС с 1962 года.

Умер 22 октября 1983 года.

Показать полностью
475

Алихан Гагкаев погиб в первый день Курской битвы, но успел совершить свой подвиг...

Алихан Гагкаев погиб в первый день Курской битвы, но успел совершить свой подвиг... Герои, Великая Отечественная война, Чтобы помнили, Война, СССР, Кавказцы, Кавказ, 9 мая, Память, История

Батарея из четырех 76-мм противотанковых орудий, которой командовал Гагкаев, заняла оборону у села Быковка. Утром 5 июля они приняли неравный бой с 35 немецкими танками и самоходными артустановками, которых поддерживали пехота и артиллерия.

Воины Гагкаева уничтожили 6 вражеских танков. Когда все орудия батареи были выведены из строя, а ее позиции окружены, герои бросились в рукопашную схватку. Подоспевшее подкрепление отбросило немцев, но Алихан Гагкаев уже был смертельно ранен. Похоронили его в братской могиле.

Уроженец североосетинского села, мужественный артиллерист удостоен звания Героя Советского Союза посмертно..

54

Магомед Юсупович Гамзатов — Гвардии подполковник Советской Армии. участник Великой Отечественной войны, Герой Советского Союза (1943)

Магомед Юсупович Гамзатов — Гвардии подполковник Советской Армии. участник Великой Отечественной войны, Герой Советского Союза (1943) Дагестан, Кавер, Кавказцы, Дагестанцы, Война, Великая Отечественная война, Чтобы помнили, 9 мая, СССР, Герои

В ночь со 2 на 3 ноября 1943 года батальон Гамзатова погрузился на суда и в шторм на них проплыл 80 километров через Керченский пролив. Когда батальон высадился на Керченском полуострове в районе деревне Глейки, Гамзатов развернул его на захваченном плацдарме и на следующий день выбил войска противника из села Маяк (ныне — посёлок Подмаячный в черте Керчи).

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 17 ноября 1943 года за «образцовое выполнение боевых заданий командования в Керченско-Эльтигенской операции и проявленные при этом мужество и героизм» гвардии майор Магомед Гамзатов был удостоен высокого звания Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда» за номером 2166. Был также награждён четырьмя орденами Красного Знамени, двумя орденами Красной Звезды, а также рядом медалей.

Закончил войну в Восточной Пруссии в должности командира полка. Продолжал службу в Советской Армии. В 1956 году в звании подполковника Гамзатов был уволен в запас. Проживал в городе Калинине (ныне — Тверь), занимался общественной работой.

Умер 5 сентября 1976 года.

332

Советский снайпер Мутчаев Магомет уничтоживший 216 нацистов...

Советский снайпер Мутчаев Магомет уничтоживший 216 нацистов... СССР, Великая Отечественная война, Война, История, Чтобы помнили, 9 мая, Герои, Кавказ, Снайперы, Черно-белое фото

Родился в 1910 году в ауле Хурзук (Карачаевский район Ставропольского края). Работал в колхозе. С июня 1940 года в рядах Красной Армии, призван Зеленчукским РВК (Зеленчукский район Карачаевской автономной области). С 22 июня 1941 года на фронтах Великой Отечественной войны. Освоил снайперское дело. В боях был ранен.

15 июля 1942 года снайпер 24-го Гвардейского стрелкового полка (10-я Гвардейская стрелковая дивизия, 14-я Армия, Карельский фронт) сержант М. А. Мутчаев представлен командованием части к награде за уничтожение 82 фашистов. Приказом № 403 от 7 августа 1942 года по войскам Карельского фронта награждён орденом Красного Знамени.

По имеющимся сведениям, окончательный итог его боевой работы - 216 уничтоженных солдат и офицеров противника (один из лучших результатов на Карельском фронте). Представлялся к званию Героя Советского Союза, но не получил его (награждён орденом Красной Звезды).

После окончания войны вернулся на родину. 11 марта 1985 года, к 40-летию Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг., награждён орденом Отечественной войны 2-й степени.

Советский снайпер Мутчаев Магомет уничтоживший 216 нацистов... СССР, Великая Отечественная война, Война, История, Чтобы помнили, 9 мая, Герои, Кавказ, Снайперы, Черно-белое фото
Показать полностью 1
73

Помни!

Охи́д Муссо́вич Карда́нов (1924—1944) —аул Псаучье-Дахе, Карачаево-Черкесская АО, РСФСР, СССР. пулемётчик 65-го Краснознамённого кавалерийского полка 32-й Смоленской Краснознамённой ордена Суворова II степени кавалерийской дивизии 3-го гвардейского Гродненского ордена Ленина кавалерийского корпуса 2-го Белорусского фронта, рядовой. Герой Российской Федерации (1998). В бою 23 июля 1944 года при взятии города Августов Белостокской области Белорусской ССР (ныне в Подляском воеводстве в Польше) отразил 6 контратак врага, уничтожив при этом до 60 его солдат и офицеров. В последней контратаке сражался до последнего патрона. Когда окончились все боеприпасы и немцы подошли вплотную, рядовой Охид Карданов вынул и выбросил затвор пулемёта, чтобы противник не мог воспользоваться его оружием. Вступил в рукопашную схватку и погиб в этом бою. Посмертно представлен к званию Героя Советского Союза, но награждён не был. Спустя месяц был посмертно награждён орденом Отечественной войны I степени.

За мужество и героизм, проявленные в борьбе с немецко-фашистскими захватчиками в Великой Отечественной войне 1941—1945 годов, Указом Президента Российской Федерации № 749 от 30 июня 1998 года рядовому Карданову Охиду Муссовичу присвоено звание Героя Российской Федерации (посмертно).

Помни! История, Чтобы помнили, Герои, Великая Отечественная война, Кавказ, Война, Карачаево-Черкесия, СССР
859

Ответ на пост «В Ейске, в октябре 1942 г., эссэсовцы зверски убили 214 воспитанников детского дома» 

Выявлены палачи, казнившие 214 детдомовцев в Ейске.

Ответ на пост «В Ейске, в октябре 1942 г., эссэсовцы зверски убили 214 воспитанников детского дома» Великая Отечественная война, Чтобы помнили, Ейск, Нацисты, Зверства, Негатив, Палач, Список, Ответ на пост, Длиннопост

Госархив РФ обнародовал список непосредственных участников массового убийства детей-инвалидов в кубанском городе Ейске осенью 1942 года. В документах значатся имена не только немецких офицеров зондеркоманды СС 10-а, но и местных жителей.

Материалы предоставили по запросу сотрудников Ейского историко-краеведческого музея имени Самсонова, и в будущем они войдут в сборник "Без срока давности".

В фондах Госархива хранится список 19 виновников массового уничтожения детей, а также приговор пособникам, вынесенный военным трибуналом Черноморского флота в сентябре 1943 года.

- Больше всего удивило, что среди обвиняемых много русских, включая врача детдома Владислава Аникеева, - рассказывает  замдиректора Ейского историко-краеведческого музея им. В. В. Самсонова Марина Сидоренко. - Согласно материалам дела он в кругу персонала систематически вел пораженческие разговоры, кого-то пытался склонить к добровольному выезду на работу в Германию. Аникеев отсидел в лагере 10 лет, был освобожден и позже даже выступал 20 июля 1961 года в Ставрополе свидетелем на суде над группой бывших немецко-фашистских преступников и пособников.

Личность Аникеева привлекает внимание еще и тем, что его обстоятельно описал в своей документальной повести "От имени погибших" Леонид Дворников - бывший детдомовец, чудом избежавший гибели в душегубке. На страницах рукописи, хранящейся в музее, пожилой, молодцеватый доктор предстает старательным "переписчиком" детских душ.

"Врач Аникеев ходил по детдому и у каждого из нас спрашивал фамилию, имя, год рождения, даже название болезни, если она была, и, конечно, национальность и принадлежность к комсомолу или пионерской организации, - вспоминает Леонид Васильевич.


- А зачем все это, Владислав Васильевич? - наперебой спрашивали мы.


- Я обязан выполнить свой долг врача, - отвечал он.


- Так врач лечит, а вы только записываете нас..."

Годы спустя Леонид Васильевич, встретив этого человека в ставропольской гостинице, с горечью отметил его невозмутимый вид. "Аникеев шутил, рассказывал анекдоты" и вел себя как отдыхающий на экскурсии. "За прошлое я отчитался сполна", - огрызнулся он на напоминание о том, как передавал данные детей оккупантам.


Обвинения по статье об измене Родине были также предъявлены директору детдома Сергею Фомину, кладовщику Петру Мишенину и целому ряду местных чиновников.

"Мишенин в начале сентября 1942 года явился в Ейскую городскую управу и заявил немецким ставленникам, что якобы в детдоме скрываются коммунисты, евреи и их дети, - говорится в следственных материалах военного времени. - В связи с этим заявлением президентом Ейской управы Ворожбиевым в детский дом была послана комиссия в составе бургомистра Мишина, заведующего отделом просвещения Воронцова, а также Мишенина. В результате работы комиссии были уволены заместитель детского дома Маслак и комсомолка Мирошниченко, другие работники неоднократно вызывались в полицию на допросы". Именно после этого доноса пятничным вечером, девятого октября 1942 года город охватил ужас.

Хроника тех дней запечатлена в свидетельских показаниях уцелевших 50 человек... Машина с обитым железом кузовом, без едино- го окошка, остановилась у крыльца. Детдомовцы высыпали на улицу, еще не подозревая, что перед ними орудие смерти. Не прошло и пяти минут, как фашисты стали тащить упирающихся мальчиков и девочек к дверцам кузова, не обращая внимания на их физические недуги. На вопросы персонала: "Куда собираетесь везти детей?" - эсэсовцы через переводчиков отвечали с ухмылкой: "На лечение в Краснодар", "Грузить семечки" или "В баню". Малыши и некоторые воспитанники поверили и добровольно забирались внутрь, но основная часть бросилась врассыпную.

"Дяденька, не бей! Я вам ничего плохого не сделала", - умоляла пятилетняя Люда Шаповалова, на что солдат грубо схватил ее за ногу и швырнул вглубь кузова.


...Машина не смогла вместить всех больных детей, поэтому немцы вернулись утром 10 октября. Дети завтракали в столовой. Гестаповцы ловили воспитанников и швыряли в кузов. С Ниной Шолоховой, которой в тот день исполнилось семнадцать лет, поступили иначе. Отобрав костыли и сорвав с нее одежду, бросили в кабину водителя, а чтобы с улицы нагую девушку не заметили прохожие, насильники вскочили на подножки по обеим сторонам.


Фашисты умертвили 214 воспитанников (102 девочки и 112 мальчиков от четырех до 17 лет), их сбросили в противотанковый ров в нескольких километрах от города и засыпали землей. Теперь известно, что среди погибших были дети разных национальностей: русские, украинцы, армяне, грузины, татары, чехи и даже два немца. Но все имели инвалидность, а таких нацисты безжалостно уничтожали по своей программе стерилизации "Т-4".

Так сложилось, что останки детей перезахоранивали... четыре раза. Первую эксгумацию провели 15 апреля 1943 года, однако назначенные в комиссию военно-полевые медики, офицеры и священник не смогли определить точную причину гибели. "Смерть детей наступила вследствие асфиксии (удушения)", при тщательном осмотре не было обнаружено на телах огнестрельных ран или увечий. Часть убитых тогда перезахоронили в городском сквере. Шла война, и удалось отыскать только 16 гробов, куда уложили 40 трупов.


Верное заключение дали только в августе 1943 года при проведении уже третьей экспертизы. Этот документ недавно также был обнародован ФСБ. "Дети погибли от угарного газа", причем, по показаниям свидетелей, умерщвление произошло за 10-15 минут, пока машина находилась в движении.


Люди приходили на братскую могилу в центре Ейска. Первое захоронение во рве со временем затерялось, о нем забыли. Позже останки перенесли на старое городское кладбище, расположенное в нескольких километрах от здания бывшего детского дома (сейчас в его стенах школа-интернат N 2 для детей с нарушением слуха). "Я раненым детством войну проклинаю!" - слова на черном камне памятника врезаются в память каждому проходящему.

Руководству ейского музея удалось отыскать близких родственников только одного их спасшихся детей - Григория Асауленко. Он узнал о случившемся на следующий день, 11 октября, когда вернулся в детдом из подсобного хозяйства. Сейчас его внуки живут в Крыму. Именно они недавно передали в Ейск две фотокарточки других выживших воспитанников, которые в 1960-70-х годах вместе семьями жили в Майкопе Республики Адыгея. На сним- ках - Галина (Абрамова) Гетманчук и Тая Цаплина.

Источник : https://rg.ru/2020/08/12/reg-ufo/vyiavleny-palachi-kaznivshi...

Показать полностью
134

За 103 года не болел даже ОРВИ: военный доктор рассказал о рецептах здоровья

Всю свою жизнь Федор Поливников прослужил военным врачом. Но сам при этом никогда не болел. После долгих раздумий он нашел секрет своего долголетия.

За 103 года не болел даже ОРВИ: военный доктор рассказал о рецептах здоровья Великая Отечественная война, Чтобы помнили, Ветеран Великой Отечественной войны, Военный врач, Длиннопост

Ветерану трех войн Федору Поливникову из Минска 103 года, а он все еще в строю. По утрам читает свежую прессу. Прекрасно помнит всю свою жизнь. Он живет один в квартире и со всем справляется. Разве что обеды ему готовит подруга-соседка.

Как дожить до 100 лет и сохранить бодрость духа, долгожитель рассказал корреспонденту Sputnik Юлии Балакиревой.

Секрет долголетия

Федор Поливников всю жизнь прослужил военным врачом и никогда не болел. Только в последние годы у него пошатнулось здоровье.

За 103 года не болел даже ОРВИ: военный доктор рассказал о рецептах здоровья Великая Отечественная война, Чтобы помнили, Ветеран Великой Отечественной войны, Военный врач, Длиннопост

Этот коллаж Федору Иосифовичу подарил друг Роман - они познакомились когда-то в школе, где Поливников выступал перед учениками


Не раз он задумывался о том, как же ему удалось протянуть так долго. В конце концов, нашел ответ. Секрет долголетия, считает дедушка, кроется в разумном образе жизни.

Как посол России поздравил 103-летнего ветерана с днем рождения - видео


"Я никогда не пил и не курил", – поясняет он.

Хотя алкоголя в его жизни было много. Во время Великой Отечественной войны он выносил с поля боя раненых солдат. Тогда разрешалось бойцу дать 50 грамм водки, чтобы облегчить страдания. Поэтому алкоголь врачу Поливникову выдавался всегда.

Но ему это было неинтересно. У него и сейчас дома стоят полные бутылки. Дедушка указывает на небольшой графинчик: "Этот подарили в прошлом году. Так я даже не притрагивался. Может, испортилось уже".

Федор Поливников прошел три войны – Финскую, Великую Отечественную и Японскую. И выжил! Для историков – настоящая находка. Ведь он – едва ли не единственный свидетель Финской войны, который дожил до наших дней.

За 103 года не болел даже ОРВИ: военный доктор рассказал о рецептах здоровья Великая Отечественная война, Чтобы помнили, Ветеран Великой Отечественной войны, Военный врач, Длиннопост

События военных лет память сохранила в мельчайших подробностях


Голодные 125 грамм

Самой главной в своей жизни и самой сложной Поливников считает Великую Отечественную войну. На ней он чуть не погиб. Случилось это еще в начале войны в блокадном Ленинграде, где молодой Федор проходил учебу в Военно-медицинской академии имени Кирова.

Немцы бомбили город. Он не успел укрыться, и его накрыло обломками дома.

"Пролежал под завалами сутки. Меня откопали полуживого. Говорить не мог – контузило. Постепенно все восстановилось. Ушибы оказались легкими. Поэтому я отказался идти в медсанбат и остался в своей части", – вспоминает военный врач.

Поливников себя совсем не жалел. Днем учился, вечером – нес службу. Вычислял диверсантов, которые подавали сигналы немцам во время налета. "Ночью свет в квартирах было запрещено включать. Люди во время налета убегали в бомбоубежища. А они, диверсанты, оставались дома. Зажигали свет и открывали шторы. То есть подавали сигналы. Немцы уже могли ориентироваться в городе и знали, какое здание бомбить. А мы ходили по улицам и смотрели на окна. Диверсантов ловили сразу", – поясняет ветеран войны.

За 103 года не болел даже ОРВИ: военный доктор рассказал о рецептах здоровья Великая Отечественная война, Чтобы помнили, Ветеран Великой Отечественной войны, Военный врач, Длиннопост

Федор Поливников провел в блокадном Ленинграде три страшных месяца


В Ленинграде студент Поливников оказался в самый сложный за всю блокаду момент. На дворе был ноябрь 1941 года, когда норма выдачи хлеба упала до критической отметки. Он голодал наравне со всеми. Поскольку был студентом, получал 125 грамм хлеба на целый день.


"Кусочек делил на три части. Ел строго по времени. Потому что если сразу все съесть, потом будешь голодать. Конечно, тяжело было держаться. Особенно когда хлеб получаешь, и этот запах…" – вспоминает ветеран.


Нина

В Ленинграде он пробыл три месяца, затем его эвакуировали в Самарканд. Там он продолжил учебу, а оттуда – прямиком на фронт.

Во время службы познакомился с медсестрой. Молодой врач сильно в нее влюбился.

"Но она понравилась и командиру. Он очень ревновал. Поэтому кидал меня на самые опасные участки. Хотел уничтожить соперника", – вспоминает Федор Поливников.

С той девушкой, в конце концов, он потерял связь. В мирное время найти ее не удалось. Но до сих пор Поливников помнит ее имя – Нина.

"Романа в полном смысле слова не было. Я не рассчитывал на продолжение", – признается он.

За 103 года не болел даже ОРВИ: военный доктор рассказал о рецептах здоровья Великая Отечественная война, Чтобы помнили, Ветеран Великой Отечественной войны, Военный врач, Длиннопост

Перед молодым военным врачом сложно было устоять


Любовь дала ему силы идти дальше. Служба была сложной. Военному врачу часто приходилось бывать на передовой. Он выносил тяжелораненых солдат прямо с поля боя.

"Немцев видели очень близко. Нам приходилось передвигаться ползком. Иначе могли попасть под обстрел. Были специальные носилки для раненых, назывались лодка-волокуша. У них были закругленные борта, как у лодки. Так было удобнее захватить раненого", – рассказывает мужчина.


Цинизм врача

Сколько солдат спас военный врач, неизвестно. По этому поводу Федор Иосифович отвечает: "Не считал – я оказывал помощь".

Но ему точно известно, что переливание крови требовалось 7% бойцов. Травмы были серьезные. Солдатам открывало руки, ноги… Но Поливникову не было страшно. Ему некогда было об этом думать.

"Я окончил училище, потом академию. Я сугубо военный врач. Так что все для меня было обыденным", – отвечает он.

За 103 года не болел даже ОРВИ: военный доктор рассказал о рецептах здоровья Великая Отечественная война, Чтобы помнили, Ветеран Великой Отечественной войны, Военный врач, Длиннопост

Федор Иосифович считает, что главное условие его долголетия - интерес к жизни и к знаниям.


Кстати, сам медик не заболел во время войны даже банальной простудой. По его словам, тогда этим не болел никто. Еще один удивительный факт о войне – несмотря на тяготы, которые переживала страна, медикам всего хватало.

"У нас никогда не было проблем с перевязочным материалом, лекарствами и кровью для переливания. Ее сдавали добровольцы. Остальную привозили со всего Союза", – говорит медик.

Федор Поливников освобождал Беларусь. Дошел до Кенигсберга. После Великой Отечественной война в его жизни не закончилась – направили на Японскую.

В мирное время вернулся в Ленинград. Окончил командно-медицинский факультет руководящего состава. В Ленинграде познакомился со своей единственной женой Марией Степановной, с которой прожил более 50 лет. В 2006 году она ушла из жизни. Но Поливников не остался одинок. У него – двое сыновей, которых он любит отцовской крепкой любовью.


Любимая стопка газет

Военный врач родился в России, в селе Глубокое Смоленской области. Но большую часть жизни он прожил в Беларуси, куда переехал в 1960-х годах.

За 103 года не болел даже ОРВИ: военный доктор рассказал о рецептах здоровья Великая Отечественная война, Чтобы помнили, Ветеран Великой Отечественной войны, Военный врач, Длиннопост

Всю свою жизнь Федор Иосифович был связан с военной медициной, немало работал с молодежью.


Здесь Поливников продолжил службу. Сейчас он – полковник в отставке. Но до настоящего момента Федор Иосифович не сидит на месте. Его приглашают на патриотические встречи. Он по-прежнему общается с молодежью.

В свои 103 года фронтовик живет один. Ему удается обслуживать себя самому. Единственное, в чем нужна помощь – готовка еды. С этим спасает "боевая подруга" – соседка Галина. Они дружат уже много лет.

Ветеран признается: у его долголетия есть еще один секрет. По жизни Федор Поливников тянулся к знаниям. Уже будучи врачом, окончил философский факультет – и тоже с отличием.

Его любимое место в квартире – кресло в зале, где скопилась стопка журналов и газет. А еще ветеран любит слушать новости по телевизору. Правда, приемник приходится делать погромче – слух уже не тот.

"Я всегда любил жизнь, и она меня удивляла. Любил людей. Это делало меня счастливым. Я прожил счастливую жизнь", – говорит он.

Под этими словами рано ставить черту. 103 года – это прекрасный повод подумать о том, что впереди еще много хорошего.

За 103 года не болел даже ОРВИ: военный доктор рассказал о рецептах здоровья Великая Отечественная война, Чтобы помнили, Ветеран Великой Отечественной войны, Военный врач, Длиннопост

В свои 103 Федор Иосифович может и "чарочку" поднять, например, с послом России в Беларуси Дмитрием Мезенцевым


Пару строк биографии

Федор Поливников – кавалер трех орденов Красной Звезды, двух орденов Отечественной войны.

Родился он в 1917 году, в 1939 году окончил военно-медицинское училище, после чего началась его военная служба. В 1940 году участвовал в советско-финской кампании.

В годы Великой Отечественной войны защищал Ленинград. Затем были ожесточенные бои с гитлеровцами в составе Западного фронта РККА, освобождение родного Смоленска, участие в белорусской наступательной операции "Багратион", штурм Кенигсберга и далее – Дальневосточный фронт, разгром Квантунской армии Японии.

Статья от 22.02.2020 г.


Источник: https://sputnik.by/pobeda/20200220/1043994149/Za-103-goda-ne...

Показать полностью 6
617

Как ко мне батя во время войны приезжал и я на фронт сбежать пытался

Когда фашисты напали, отец сразу ушел на фронт. Был он кадровым военным, присягу принял еще в 1935 году. По своей интендантской службе все знал и умел делать на отлично. Он ведь до войны «действительную» отслужил и повоевал с белофиннами.

И остался я один мужичок в доме, младшая сестренка, мама и бабушка Поля. Мама одна работала у нас, в колхозе тогда работы много было. А мы с бабушкой огороды сажали. Раскопали кое-как каждый клочок вокруг дома и посадили все что смогли. Трудно это было, но я понимал, что огород спасет нас от голода.

От отца письма приходили редко. Писал только, что жив-здоров, не унывайте, ждите. Ждал я его, но понимал что увижу не скоро. Немец рвется к Ленинграду, финны - к Свири. Неожиданно нас отправили в эвакуацию, в деревню километров за двадцать от нашей. А наш дом заняли солдаты, устроили в подвале ДЗОТ.

В эвакуации тяжелее стало, оторвался я от родного дома. В школе занятия, а после них, чтобы с мамой увидеться — бегал в госпиталь. И на душе тревожно все время было. Где там мой папка?

Я как и все мальчишки рвался на фронт. У нас в школе все хотели помочь отцам, и поэтому у нас даже были занятия по воинской подготовке. Вел их раненый в самом начале войны политрук. Бегали мы с деревянными винтовками в руках, ползали, бросали учебные гранаты. Кто-то даже нас запечатлел на фотоснимке и снимок это есть в местном музее.

И вот однажды после урока вызывают меня в кабинет к директору. Захожу, а там батя мой сидит! Уж не знаю как, но часть его перевели совсем недалеко от нас, он получил увольнение и приехал к нам. Как я радовался! Не сколько гостинцам, которые он привез, а сколько тому, что он живой приехал. И не отходил от него далеко. Все спрашивал, его: а как там на войне?

И перед самым отъездом сказал он, что финны сильней чем были прежде, что бьют крепко, но что мы тоже сильные и обязательно победим.

Не успел он уехать, а я уже места себе не нахожу. Уговорились мы с другом бежать на фронт, помогать. Искренне верили, что уж с нашей-то помощью точно врага прогоним. Сообразили, что по железной дороге с эшелоном до фронта доехать можно, собрались и бежали ночью из дома. Решили пешком дойти до станции, что возле нашей деревни была. Взяли компас, нарисовали карту, как нам по дороге до станции дойти, и отправились в путь чуть рассвело.

Не знали мы тогда, что бежали на фронт не мы первые. И что когда утром хватились нас, то передали телеграмму на станцию. И возле станции остановил нас патруль на дороге. Отвели нас на станцию, напоили чаем и посадили на подводу, которая везла что-то в госпиталь, где мама работала.

Ругать нас не стали, пожурили только, сказали что малы мы еще слишком и чтобы воевать — сперва научиться нужно. Мама грозилась, что отцу все напишет, да так и не написала. Проучился я в школе еще полтора или два года, а как наши погнали немцев и финнов вспять, так вернулись мы в родной дом. А в 1945 году и отец вернулся.

Первое, что с порога спросил: «Ну как, на фронт добирался, сынок?». И очень смеялся, когда я рассказывал ему, как мы до станции всю ночь с другом пешком пробирались. Оказалось, в часть отца прибыло пополнение из раненных, лежавших в нашем госпитале. И они ему рассказали, что я сделал.

Стыдно мне было тогда немного перед отцом, потому как маму, сестру и бабушку одних оставил. Отец, наверное это заметил, и сказал мне, то, что и сейчас не забуду: «Знаешь, когда тяжело было, я всегда представлял себе, как ты на фронт собирался, мой маленький Гаврош».


Отец умер двадцать два года назад. Мне сейчас — больше чем ему тогда. Я часто думал, что отец во время войны к нам и не приезжал, что показалось мне все это, привиделось. Что не могло быть такого, чтобы с фронта отпустили его домой. А недавно нашелся в интернете боевой путь его 7 ОА, нанесенный на карту. И смотрю я на эти стрелки на карте, и вижу рядом, совсем рядом с ними нашу деревню, наш дом в эвакуации и отца. Отца, который вот-вот уедет обратно на войну…


Рассказал мой дед, тэг мое.

Как ко мне батя во время войны приезжал и я на фронт сбежать пытался Бессмертный полк, День Победы, Воспоминания, Великая Отечественная война, Ветеран Великой Отечественной войны, Текст, Длиннопост
Показать полностью 1
591

Отношение к ветеранам ВОВ в СССР

Деда вспомнил своего.Прошло 25 лет как умер он в возрасте 95 лет.Знал его малым когда на лето приезжал ,да за полгода до его смерти.

До освобождения Украины от фашистов дед находился на оккупированной территории .После прихода советской армии был арестован,репрессирован  и сослан призван в пехоту в 1944 году,а апреле 1945 года тяжело ранен в Берлине .Ампутировали ногу до бедра.Вернулся домой.

В каком-то году получил как инвалид и ветеран  ВОВ мотоколяску.Даром,как и последующие *инвалидки*.

Отношение к ветеранам ВОВ в СССР СССР, Великая Отечественная война, Ветеран Великой Отечественной войны, Длиннопост, Ветераны

Потом ушатый Запорожец

Отношение к ветеранам ВОВ в СССР СССР, Великая Отечественная война, Ветеран Великой Отечественной войны, Длиннопост, Ветераны

И 1984 году последнюю свою машину

Отношение к ветеранам ВОВ в СССР СССР, Великая Отечественная война, Ветеран Великой Отечественной войны, Длиннопост, Ветераны

Фото машин не мои,а дед мой.

Отношение к ветеранам ВОВ в СССР СССР, Великая Отечественная война, Ветеран Великой Отечественной войны, Длиннопост, Ветераны
Показать полностью 2
1395

Последний оставшийся в живых освободитель Освенцима: Беда Польши в том, что ею часто руководят гнуснейшие из гнусных!

В канун 75-летия освобождения концлагеря и V Всемирного форума памяти Холокоста ветеран ВОВ Иван Мартынушкин рассказал «КП», как и почему поляки любили и разлюбили спасших их красноармейцев, и что с этим делать.


Последнему оставшемуся в живых освободителю Освенцима Ивану Мартынушкину сейчас 96 лет.Фото: EAST NEWS

Последний оставшийся в живых освободитель Освенцима: Беда Польши в том, что ею часто руководят гнуснейшие из гнусных! Великая Отечественная война, Чтобы помнили, Освенцим, Польша, Ветеран Великой Отечественной войны, Длиннопост

18 января Ивану Степановичу Мартынушкину исполнилось 96 лет. Но в это невозможно поверить. Такой энергии, такому острому уму, живому интересу ко всему и отличной физической форме могут завидовать люди на полвека моложе. Он был бы готов даже по традиции отправиться в январе на торжества в Польшу, если бы тамошние власти не сотворили сейчас то, что сотворили...

Последний оставшийся в живых освободитель Освенцима: Беда Польши в том, что ею часто руководят гнуснейшие из гнусных! Великая Отечественная война, Чтобы помнили, Освенцим, Польша, Ветеран Великой Отечественной войны, Длиннопост

18 января Ивану Степановичу Мартынушкину исполнилось 96 лет. Фото: ЕЛЕНА ЧИНКОВА

______________________________________________________________________________________________________


«ДО СИХ ПОР СНИТСЯ, ЧТО В БОЮ АВТОМАТ НЕ СТРЕЛЯЕТ»


- Иван Степанович, где вас застала война?


- Я был в деревне и мне еще не исполнилось 18 лет. Но к концу сентября стали брать ребят моего возраста. Тетя собрала мне котомку, и я пошел 15 км до военкомата. Для деревенских такие расстояния привычны. Там мне сказали: твой возраст не подходит, тем более ты не наш (я числился в московском военкомате), возвращайся домой и жди, когда за тобой приедут. Я отказался, сел на поезд до Рязани и явился в сборный пункт. Завезли нас не к фронту, а на крайнюю точку Дальнего Востока, озеро Ханка. Там я учился в школе связи, потом мне предложили пойти в танковое училище. До войны-то я ходил в московский аэроклуб - тогда все ребята хотели стать летчиками, и не в последнюю очередь из-за красивой формы. Теперь же согласился в танковое. Нас зачислили в карантин, а ночью шум, грохот...Утром училища уже нет! Тогда была очень тяжелая обстановка под Москвой и, видимо, его целиком за ночь погрузили и отправили к столице. А нам сказали: либо возвращаетесь в свою часть, либо в пулеметно-минометное училище в Хабаровск. Я выбрал второй путь. После училища меня направили в Сибирский военный округ, а в сентябре 1943 года я попал на фронт. Нас готовили к форсированию Днепра. Мы прибыли в Киев, когда он был уже взят. Город горел, шла стрельба...

Последний оставшийся в живых освободитель Освенцима: Беда Польши в том, что ею часто руководят гнуснейшие из гнусных! Великая Отечественная война, Чтобы помнили, Освенцим, Польша, Ветеран Великой Отечественной войны, Длиннопост

Иван Степанович Мартынушкин был готов по традиции отправиться на памятные торжества в Польшу.  Фото: ЕЛЕНА ЧИНКОВА

------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

- Ваше самое страшное воспоминание о войне?


- Командир нашей дивизии написал мемуары «Из боя в бой». Начиная от Днепра и кончая Чехословакией, мы продвигались пешком, ползком, где-то бегом. Выделить что-то из огромной цепочки постоянных боев и смерти трудно. Все, что можно было испытать, мы испытали. Однажды около нас бухнула бомба и ушла в болото, мы попадали, лежим и ждем, когда она рванет. А она не рванула! Таких моментов было много. А самый запомнившийся - это мой первый бой под Житомиром. Я был командиром пулеметного взвода, в качестве личного оружия при мне был карабин. Мы шли в атаку, и в какой-то момент я бросил свой карабин, забрав у лежавшего раненого солдата автомат. Видим, как из деревни выбегают полураздетые немцы. Я пытаюсь стрелять, а автомат не дает выстрел. Мне до сих пор снятся сны, что на меня нападают, я хватаюсь за оружие, нажимаю и ничего не получается, сердце сжимается. В таком состоянии и просыпаюсь...


Ежели говорить о тяжелых моментах, то вспоминается дорога на фронт, когда я проезжал оккупированные области. Такая разруха! От деревень одни печи. А самое главное - это выходившие на перрон дети. На дворе стоял октябрь, а они босые, в подаренных кем-то телогрейках. Мы отдавали им все, что могли, вплоть до портянок.

Последний оставшийся в живых освободитель Освенцима: Беда Польши в том, что ею часто руководят гнуснейшие из гнусных! Великая Отечественная война, Чтобы помнили, Освенцим, Польша, Ветеран Великой Отечественной войны, Длиннопост

Освенцим - Аушвиц - фашистский лагерь смерти на территории Польши - сейчас превращен в мемориал.Фото: EAST NEWS

______________________________________________________________________________________________________

КАКИМ УВИДЕЛ ЛАГЕРЬ СМЕРТИ


- Как вы освобождали Освенцим? Каким он вам запомнился?


- Мы не знали, что идем освобождать Освенцим. После освобождения Кракова шли бои за села, и немцы страшно сопротивлялись. Мы вышли на огромное поле, полностью огороженное мощным забором из колючей проволоки. Тогда мы и узнали, что это лагерь. Мы выполняли задачу подразделения провести зачистку местности, проверить каждый дом, подвал, погреб. Во время движения нашей цепи стали замечать и узников. У нас оставалось 20-30 минут, и мы с офицерами зашли в один барак. Возле него стояла группа людей, мы друг друга не поняли, но главное они осознали - пришли освободители. В их глазах была радость. Они показывали на себя и говорили: Hungary. Они оказались из Венгрии.


- Масштаб ужаса тогда не осознали?


- Нет, мы увидели лишь небольшой кусочек этой «фабрики смерти». Заглянули в барак, чувствовали, что в темноте находятся люди. И в таком состоянии, что не могут подняться. Перед нашим приходом всех, кто мог передвигаться, немцы собрали в колонну и погнали вглубь территории к Германии. Это примерно 8-10 тысяч узников. Тот поход прозвали «маршем смерти». А о масштабе лагеря мы все узнали из материалов комиссии для Нюрнбергского процесса. Это был шок. Тогда я, в частности, узнал, что в октябре туда прибыло 15000 наших воинов, на которых немцы впервые испытывали газ «Циклон Б», а к февралю из них осталось 60 человек.

Последний оставшийся в живых освободитель Освенцима: Беда Польши в том, что ею часто руководят гнуснейшие из гнусных! Великая Отечественная война, Чтобы помнили, Освенцим, Польша, Ветеран Великой Отечественной войны, Длиннопост

Дети - узники лагеря.Фото: EAST NEWS

------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

ПЕРЕД ПОЛЬШЕЙ БЫЛ СПЕЦИНСТРУКТАЖ


- Как поляки встречали красноармейцев?


- Перед Польшей у нас была большая политподготовка, нам разъясняли нашу политику в отношении этой страны. Говорилось, что Польша - это союзник в борьбе с фашистским захватчиком, она сильно пострадала и нуждается в нашей помощи. У каждого солдата спрашивали: что ты будешь говорить при встрече с польским гражданином? Чтобы каждый боец мог разъяснить населению, с какими задачами мы пришли. Потом уже из мемуаров я узнал, что Сталин предложил написать нормы поведения Красной Армии за рубежом. Они были утверждены Государственным комитетом обороны, спущены фронтам, вокруг этих документов и строилась воспитательная работа. С поляками надо было устанавливать дружественные отношения, никакого насилия и экспроприации. Вот с таким настроением мы и пришли. Перед нами стояла также задача освободить Краков без разрушений, поэтому авиацию мы не применяли. Известно, что этот город ждала участь взорванной Варшавы. И большую роль в его спасении сыграли в том числе советские разведчики.


Там же произошел один яркий эпизод. Один местный житель мне сказал: «Пан-офицер, у меня немцы забрали пианино. Не могли бы ваши солдаты принести его обратно?». Вот вам и отношение. Хотя поляки тогда подвергались сильной обработке Геббельса: дескать, придут русские, и вы еще наплачетесь.


- Нынешней обработкой Геббельс был бы очень доволен. Что скажете полякам, которые не отмечают 75-летие освобождения Варшавы, не приглашают на памятные торжества в Освенцим президента России, обвиняют СССР в развязывании Второй мировой войны, а современную Россию - в искажении истории?


- Надо знать Польшу. На Ялтинской и Потсдамской конференциях лидеры «большой тройки» очень много говорили о Польше. Рузвельт отмечал: «Польша на протяжении пяти веков - больная голова Европы». А Черчилль в своей книге «Вторая мировая война» потом писал: «Храбрейшими из храбрых слишком часто руководили гнуснейшие из гнусных! И все же всегда существовали две Польши: одна боролась за правду, а другая пресмыкалась в подлости». Вот это сейчас и происходит. Такая элита... Но я не хочу ничего плохого говорить о народе Польши: до выхода на пенсию я часто общался с поляками, по долгу службы в Совете экономической взаимопомощи я много туда ездил, и никаких выпадов никогда не было. А международные песенные фестивали в Сопоте были целым явлением, поляки с удовольствием исполняли наши песни.


- А сейчас запрещают петь «Темную ночь»...


- В 1957 году я приезжал туда с выставкой по мирному атому. Только что затих Будапешт, у резиденции министра обороны Рокоссовского польская молодежь устроила протесты. Но все равно нас встретили нормально. А ведущий концерта, помню, сказал: «Мы отдали Советскому Союзу Рокоссовского, а он нам - пшеницу». Мы ведь поставляли Польше продовольствие, строительные материалы и многое другое.

Последний оставшийся в живых освободитель Освенцима: Беда Польши в том, что ею часто руководят гнуснейшие из гнусных! Великая Отечественная война, Чтобы помнили, Освенцим, Польша, Ветеран Великой Отечественной войны, Длиннопост

Красноармейцы освобождают узников Освенцима.Фото: EAST NEWS

------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------


- На 60-летие освобождения Освенцима вы летали вместе с Владимиром Путиным. 15 лет назад все было еще достойно?


- Да, съехалось более 40 лидеров государств, все было очень торжественно. Тогдашний польский президент Александр Квасьневский наградил ветеранов орденами, кланялся Путину за освобождение страны и сохранение Кракова, отдавал должное погибшим красноармейцам (а это 600 000 человек). Это было не какое-то казенное мероприятие: артисты читали письма узников, пели военные песни, обстановка была очень теплой. А через 5 лет я приехал уже совсем в другую обстановку. Ко мне подошел журналист Euronews с вопросом: «А вы знаете, что польские школьники считают, что Краков и Освенцим освободили американцы?». Мы удивились: «Не может такого быть!». Он предложил выйти на улицу и проверить. Но мои «опекуны» меня не отпустили из-за сильного мороза, предложив поверить на слово...А потом я это слышал уже сам и от взрослых людей.


Мы ездили снимать документальный фильм об освобождении Кракова, и их невозможно было переубедить. Режиссер тогда выложил спорившим с ним несколько купюр и сказал: ну, мы пойдем работать, а вы пока поищите информацию хоть об одном американце. Когда мы вернулись, они были удивлены результатам. Вот какая там пропаганда. Я выступал перед главой польского Сейма и руководством Кракова на этот счет. Спрашивал: почему я - освободитель вашего города - слышу такие вещи? В ответ: ну, это не все так думают.


На самом деле, все это идет из 90-х. Правильно, что сейчас Россия рассекречивает документы по Польше. Пришло время расчищать этот мусор.

Последний оставшийся в живых освободитель Освенцима: Беда Польши в том, что ею часто руководят гнуснейшие из гнусных! Великая Отечественная война, Чтобы помнили, Освенцим, Польша, Ветеран Великой Отечественной войны, Длиннопост

Освобожденные из немецкого лагеря смерти встречают бойцов Красной Армии. Фото: EAST NEWS

------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

«ПРОСПАЛ ПОБЕДУ В ГОСПИТАЛЕ»


- Где вы встретили День Победы в 45-м?


- В госпитале в Чехословакии. Помню, как гадали с офицерами, когда закончится война. Кто-то считал, что 1 мая, а я ставил на 20 апреля. В итоге в этот день меня ранило и я оказался в госпитале. И мне туда позвонили с вопросом: «Старший лейтенант, а ты знаешь, какое сегодня число? 20 апреля! Для тебя война закончилась». А в великий день утром начинается такая стрельба (а госпиталь находился в прифронтовой линии), что я достаю из-под подушки пистолет, присматриваюсь из своей мансарды, а тут капитан кричит: «Вылезай, ты проспал Победу!». Мы стали доставать свои запасы и отмечать. Ликование было страшное!


ИЗ ДОСЬЕ "КП":


Иван Степанович МАРТЫНУШКИН родился 18 января 1924 года в селе Пощупово Рязанской области. В 1942 году окончил Хабаровское пулеметно-минометное училище, в 1943 году направлен на фронт. Служил в 1087-м полку 322-й стрелковой дивизии, командир пулеметного взвода. Был в числе освобождавших концлагерь Освенцим. Дважды был ранен. Старший лейтенант в отставке.


После войны работал с командой Курчатова в Комитете атомной энергии под руководством Берия; в Совете экономической взаимопомощи.


Награжден Орденом Красного Знамени, Орденом Отечественной Войны I и II степеней, орденом Красной звезды, наградами за участие в организации создания атомного и водородного щитов СССР и др.

Источник: https://www.ural.kp.ru/daily/27080.5/4151798/

Показать полностью 6
219

Истории победы: Ветеран из Красноярского края рассказал о самой опасной операции на войне

Красноярск, Материал от 7 мая 2019


Телеканал «Енисей-регион» опубликовал рассказ ветерана Великой Отечественной войны Ивана Егорова. О секретных операциях и своих заслугах моряк и боец 17-го отряда спецназначения ВМФ поведал еще несколько лет назад. Иван Иванович и сегодня находится в добром здравии. Он живет в Красноярске — здесь же будет встречать День Победы.


Наш герой родился в Уярском районе, в деревне Ново-Александровка. Его главная история жизни началась в 1943 году, когда он вместе с тысячами добровольцев ушел на фронт.


«Мне не хватало месяца до полных 16 лет. Но капитан второго ранга сказал: мы месяц будем ехать, так что ничего страшного. В июне мы приехали во Владивосток и начали проходить 3-месячный курс молодого краснофлотца. Нас учили плавать, многие, особенно сибиряки, не умели. Научили плавать, стрелять, ходить в атаку. После курса тех, кому было больше 18-ти, отправили на фронт», — рассказал он.

Молодого сибиряка выучили на связиста, после чего в мае 44-го отправили в отряд специального назначения в Совгавани (Хабаровский край).


«Часть того отряда прошла подготовку по вольной борьбе (нас тренировал чемпион Тихоокеанского флота), а джиу-джитсу и каратэ нас учил японец. Мы его звали Миша, потому что его настоящее имя сложно выговорить. Занимались с ними каждый день по три месяца. То, что показывают сейчас каратэ, извините, это детский лепет. Боевое каратэ – это солидно», — говорит ветеран.

В своем рассказе Иван Егоров упомянул и о самой опасной операции. Дело было осенью 1944 года под Мурманском.


«Нас отправили на Северный флот. У нас было очень хорошее снаряжение: острая как бритва лопата (ей можно и копать, и резать врага), пять гранат, два пистолета, два ножа плюс пулеметы-автоматы. Мы высадились на территории врага и должны были зачистить ее для высадки нашего десанта. 2 октября нас ночью на торпедном катере высадили в определенном месте. Мы окопались перед лесной полосой, на возвышенности увидели двух часовых, за ними - небольшое здание. Мы сняли часовых. Часовых снять было очень просто – ножом. У нас Леша Калинов бросал нож до 12 м (я бросал до 8 м), нож весил 700 гр. Аккуратно вчетвером подошли к зданию с охраной, в окно бросили лимонки: от часовых, конечно, ничего не осталось. Их было 18 человек. Вскоре на нас послали роту из человек 200 (видимо была у них какая-то связь), мы подпустили их близко, метров на 70, а потом забросали гранатами и окончательно расстреляли из пулеметов. Потом высадились наши десантники», — говорит ветеран.

Победу в Великой Отечественной войне Иван Егоров встретил на Дальнем Востоке.


«Осенью 1944 года намечалась будущая война с Японией и нас направили обратно в Совгавань», — рассказал герой.

За японскую кампанию житель Красноярского края получил благодарность Сталина. Он также был награжден орденом Красной Звезды, орденом Отечественной войны II степени, медалями «За Победу над Германией» и «За Победу над Японией».


Уже после демобилизации в 1950 году Иван Егоров работал в МВД, успел отучиться на инженера, работал в НИИ, преподавал.

Источник: https://krsk.sibnovosti.ru/society/374345-istorii-pobedy-vet...

Показать полностью 1
1050

Медаль «За отвагу» в 11 лет.

В начале войны парнишка потерял все связи с родными, и на четыре страшных года его семьёй стал полк.


Всего у Александра Яковлевича Матвейчука 34 боевые награды. © / Мария Сафина / АиФ

Медаль «За отвагу» в 11 лет. Великая Отечественная война, Чтобы помнили, Длиннопост, Ветеран Великой Отечественной войны

Всё меньше остаётся свидетелей страшной трагедии. 89-летнему Александру Матвейчуку было всего 11 лет, когда началась Великая Отечественная война. Парнишке из восточной Украины не удалось эвакуироваться с мамой и сёстрами, и, чтобы не остаться на занятой немцами территории, он стал сыном полка.


Как ученик пятого класса оказался на фронте, как воевал и получал награды и ранения, читайте в материале «АиФ-Прикамье».


Медаль и госпиталь


Алёна Овчинникова, «АиФ-Прикамье»: Александр Яковлевич, где вас застала война?


Александр Матвейчук: Мы с родителями жили в Краматорске на Донбассе. Нас было трое: две сестры и я. Когда началась война, младшей сестрёнке было всего четыре месяца, и нам предложили эвакуироваться. Отец спросил у начальника эшелона, можно ли для четырёхмесячной дочки взять перину. Тот ответил категорическим отказом. Тогда вместо меня в вагон положили перину, а я остался дома с отцом, так как он был военный. В начале июля 41-го в наш город пришёл Первый гвардейский кавалерийский корпус, отступавший из Молдавии. В квартиру к нам поселили командира эскадрона разведки. 24 августа отца послали за город взрывать бензобаки, а немцы в это время сбросили на город десант. Командир сказал мне: «Мы уходим, тебе тоже опасно оставаться. Отец твой отрезан высадившимися немцами. Пойдёшь с нами?». Так я стал воспитанником кавалерийского корпуса второй гвардейский дивизии. Мы начали отступать на восток. И только подошли к Киеву и переправились на ту сторону Днепра, как с тыла подошли немцы. Командиры приняли решение погрузить нас в эшелоны и отправить под Москву.


- То есть в 11 лет вы потеряли с родными связь?


- Да, о судьбе мамы с сёстрами и отца я ничего не знал до 1945 года. Моей семьёй стал полк. Когда мы оказались под Москвой на станции Кашира, мне поставили задачу: носить документы из дивизии в полки. Расстояние было километр-два, а морозы в декабре 41-го стояли крепкие. Ростом я был маленький. Белый маскхалат солдаты мне подштопали и подвязали. Однажды я шёл в восьмой полк. Навстречу мне женщина вела раненого старшего лейтенанта в окровавленном полушубке. Я отнёс пакет, возвращаюсь - вижу, они сидят под деревом. Спрашиваю, не надо ли помочь? Лейтенант попросил меня проверить, нет ли впереди фрицев. Я на корточках подошёл к берегу – там стоял танк, а около него сидели три немецких солдата, руки у костра грели. Я вернулся, доложил.


- Ты когда-нибудь противотанковую гранату кидал? - спросил меня лейтенант.


- Ни разу в жизни, даже не знаю, как это делать, - ответил я.


Лейтенант достал из вещмешка гранату и объяснил, как скобу дёргать и как кидать. Я подполз к фрицам, дёрнул чеку, кинул. Раздался взрыв. И я бегом обратно.


- Слышал, слышал, молодец, - похвалил меня лейтенант, и мы втроём стали добираться до штаба дивизии.


На другой день в дивизию позвонили. Оказалось, я уничтожил тех троих фрицев и танк. Начальник политотдела вызвал меня к себе и похвалил.


- Награду за подвиг дали?


- Да, самую высшую в то время - медаль «За Отвагу!». Только нашла она меня в госпитале. Однажды, перед тем как нести бумаги в полк, зашёл на нашу полевую кухню. В этот момент начался обстрел. Шарахнуло так, что повару обе ноги оторвало, а меня ранило в правое лёгкое и вырвало левую барабанную перепонку. Повезло, что я под бричкой сумел спрятаться, иначе бы не выжить - такой силы был обстрел. Когда всё стихло, медсестра подбежала и перевязала меня. На тележке раненых повезли в дивизию, а оттуда - в госпиталь в Киргизию. В пути мы были месяц. Однажды в палату к нам зашёл замполит и сказал: «Матвейчук, поздравляю. Тебе пришла медаль «За отвагу»!


«В детский дом не поеду»


- После выписки из госпиталя вернулись в строй?


- Да, но для этого мне пришлось бежать из госпиталя. Перед самой выпиской врач мне сказал, что на днях направят меня в детдом.


- Я в свою часть хочу! – сказал я.


- Не положено, тебе двенадцатый год всего. Никаких воинских частей, только в детский дом! – отрезал доктор.


- Ну-ну, думаю. Встал ночью, собрался и пошёл. Чтобы добраться до Фрунзе, нужно было преодолеть 25 км. Прошёл их пешком. Там на железнодорожном вокзале спрятался в ящик под вагон, где хранятся детали, и поехал в Ташкент. По дороге промёрз до костей, но выдержал. В Ташкенте пришёл к коменданту вокзала и рассказал свою историю. Тот дал мне фуфайку, ботинки и договорился с солдатами, которые ехали на Москву, чтобы взяли меня с собой и спрятали на третью полку. Когда шёл патруль, один солдат ложился на третью полку и спиной меня закрывал. Так я и добрался до своей части.


- Расскажите про переломный момент в войне.


- Через некоторое время после моего возвращения нас отправили в Сталинград. Там мы заняли тракторный завод и удерживали его с августа по декабрь. Бои шли с переменным успехом: то немцы обстреливали нас, и мы по несколько дней сидели на третьем этаже голодные, то наше подразделение выбивало их, и мы спускались вниз. Во время одного из таких боёв 4 декабря 1942 г. прострелило мне обе ноги. Меня отправили в брянский госпиталь. После лечения вернулся в свою часть, и вот тогда наша армия пошла в активное наступление. Наш эскадрон разведки в боях не участвовал, но задачи выполнял непростые. Когда мы подошли к Киеву, мне с 14-летним товарищем дали задание пробраться в тыл к немцам, пройти 36 километров вдоль Днепра и запомнить, где сколько танков стоит, какая артиллерия есть. Нас переодели в гражданскую одежду и переправили на ту сторону реки.


- Вы пацаны, вас никто не тронет. Если попадётесь - говорите, что идёте в детский дом в Гомель, - проинструктировали нас командиры.


Но сразу же на берегу мы попали в руки бандеровцев. Они надавали нам по ушам и привели к немцам. Те порешали что-то между собой и отпустили нас. Мы пошли по деревням. Прошли, всё запомнили. В последней деревне Катышево упросили местного старика, чтобы переправил нас обратно. Он сначала не хотел, но потом согласился. Когда мы доплыли до середины реки, наши открыли огонь. Все мы, кто был в лодке, заорали: «Перестаньте стрелять, мы русские!». За добытую информацию нас с парнишкой потом наградили орденами Красной звезды.


Я на прямой линии


- Где встретили День Победы?


- Со своим полком дошёл до Берлина, был там в мае 45-го! Помню, как четвёртого мая война закончилась. В три часа ночи мы услышали автоматную стрельбу. Вскочили, выбежали - оказалось, стреляли наши соседи. Кричат, радуются.


- Что случилось? - спросонья спрашивали мы.


- Вы что, не знаете? Победа! - кричали они.


Утром всем дали по 150 граммов водки. Я, конечно, не пил. И без водки радовался, что живым остался. Потом начали возвращаться домой: Прага, Братислава, Будапешт… 21 августа 1945 года нашу часть расформировали. Меня уволили в связи с недостижением призывного возраста и отправили домой.


- Вы разыскали свою семью?


- Да. Все мои родные выжили. Все эти годы я не имел представления, где были родители и сёстры. Чтобы найти их, приехал в Москву, где жила моя тётка – мамина сестра. Она рассказала, что семью эвакуировали в Оренбург. Поехал туда. Адрес до сих пор помню: площадь Динамо, 2, квартира 10. Прихожу, стучу в дверь, мама спрашивает:


- Кто там?


- Это я, Алик (меня в семье не Александр, а Алик называли).


- Какой Алик?


- Сын твой! Открывай.


- Алька, Алька, откуда ты? Мы и не надеялись, что увидим тебя.


Мама плакала, рядом бегала младшая сестрёнка. Вторая сестра на шею бросилась. Потом отец пришёл, давай обнимать, целовать.


- Мы уже думали, что ты там, за поворотом, - сказал отец.


- Нет, - говорю, - я тут, на прямой линии.


Когда вспоминаю это, у меня всегда слёзы текут.


Началась мирная жизнь. Я поступил в вечернюю школу, так как до войны всего четыре класса окончил. Ещё пошёл учеником токаря-карусельщика на завод. Проработал там до 18 лет, и меня вновь призвали в армию. С воинским делом связал всю свою жизнь.


- Как вы празднуете 9 Мая?


- До 2000 года каждый год ездил на парад Победы в Москву. Встречался с ветеранами, шёл в общем строю. Общался со школьниками. Сейчас мне, к сожалению, тяжело стало ходить, поэтому праздную дома. Но и здесь меня не забывают.


- Родные рядом? Помогают?


- Я сейчас живу в Перми со своей женой Серафимой. Мы всю жизнь прошли бок о бок. Она 32 года проработала в отделе кадров в воинской части, где я служил. У нас двое детей: сын и дочь. Только вот сына, который работал на ликвидации аварии на Чернобыльской АЭС, уже давно нет в живых. У нас трое внуков и один правнук, кто-то живёт в Германии, кто-то - в других городах России. Пенсии нам хватает на всё с лихвой. По дому всё делаю сам. Хотя здоровье немного подводит. Однако стараюсь вести активный образ жизни.


ДОСЬЕ

Матвейчук Александр Яковлевич, род. 11 декабря 1929 г. в г. Краматорске В 1941 г. стал сыном полка в Первом гвардейском кавалерийском корпусе, имеет 34 боевых награды. В 1947 г. призван служить в армию, поступил в Харьковское военное училище. В 1953 г. его отправили служить в Баку. В 1955 г. поступил на высшие юридические курсы МВД СССР во Львове. 1958-1968 г. служил во внутренних войсках сначала в Перми, затем - в Ныробе. До 1977 г. прослужил командиром воинской части в Соликамске. В 1989 г. ушёл на заслуженный отдых.


07/05/2019 Алёна Овчинникова


Источник: https://perm.aif.ru/pobeda/medal_za_otvagu_v_11_let_kak_sash...

Показать полностью
980

Ветеран из Бреста «брал» немецкого генерала и чудом остался жив под Сталинградом

«ЗАЩИЩАЛ СТАЛИНГРАД, ВИДЕЛ ЖУКОВА»

Петру Колпакову в 1942 году, когда попал на фронт, было девятнадцать.  Он участвовал в Сталинградской битве, в боях на Курской дуге, дошел до Берлина. Говорит, повезло. Смерть ходила где-то рядом...Сейчас ему 96 лет, и обо всех военных перипетиях ветеран старается вспоминать с юмором.

Ветеран из Бреста «брал» немецкого генерала и чудом остался жив под Сталинградом Великая Отечественная война, Чтобы помнили, Длиннопост, Ветеран Великой Отечественной войны

Петр Федорович живет в микрорайоне «Южный» на улице маршала Рокоссовского. На груди красуется орден Славы за оборону Сталинграда - самая дорогая награда.


- Награждали уже потом, в военкомате, - вспоминает ветеран. - Под Сталинградом было не до наград, такая бойня.


Юность Петра прошла под Сталинградом, он там родился. И судьбой было начертано защищать родной город в 1942-43 годах. Колпаков ушел добровольцем на фронт, хотя имел бронь как помощник механика парохода. Прошел всевобуч отличником по матчасти и стрельбе. Готовили к заброске в тыл, но вскоре необстрелянные бойцы защищали город на Волге. Был десантником, служил в разведке. Сначала сержантом, потом старшиной.


- Фашисты называли нас «мушками» по значкам на петлицах, - рассказывает Петр Федорович. - Говорили: эти бойцы ведут себя так, как будто ничего не боятся.


Накануне Сталинградской битвы разведчики взяли в плен немцев. Те признались, что готовится масштабное танковое наступление. Вскоре и наша разведка подтвердила эту информацию. Бойцы всю ночь окапывались.


- У нас даже противотанковых гранат не было, - откровенничает ветеран. - Их доставили в срочном порядке самолетом. Привезли и бутылки с зажигательной смесью. Танк подпускали очень близко и бросали гранату под гусеницу. Так на нашем участке было подбито 54 танка!


В начале июля 1942 года к Сталинграду были стянуты все основные силы. Бравый ветеран и сейчас оживляется, когда вспоминает то время. Да, пришлось испытать голод, и холод, и ужас войны. Становиться «грудью» против полчищ немецких танков. Но солдаты не роптали, понимая, что решается судьба Родины.


«БРАЛ» НЕМЕЦКОГО ГЕНЕРАЛА

Петр Колпаков возглавлял группу прикрытия, когда брали в плен немецкого генерала. (Также накануне Сталинградской битвы.) Было это на окраине села. Как рассказал ветеран, помог в этом... местный мальчик. Его отправляли посмотреть, что творится у немцев, какая есть техника и сколько. А однажды «юный разведчик» рассказал, что фашисты будут... гулять. Привезли много шнапса. Так их «тепленькими» и взяли ночью. Бесшумно сняли часового, а после открывшейся стрельбы спешно ретировались. Генерал оказался начальником штаба и выдал много полезной информации. «Так что его удачно притащили!» - шутит собеседник.


Там же в боях под Сталинградом ветеран получил ранение в руку. Сначала и не заметил. Товарищ говорит: «Петя, да ты кровью истекаешь...» Так оказался в медсанбате. Операцию делали прямо в солдатской палатке. А до этого была страшная контузия. Сколько пролежал в окопе, не помнит. Подобрали санитары.


Были и еще моменты, когда смерть ходила рядом. Однажды движущийся обоз обстреляли немецкие штурмовики. Застали в степи, спрятаться некуда. Для «маскировки» Петр Федорович укрылся плащ-палаткой. А пули просвистели где-то рядом. Когда все закончилось, развернул «плед». А в нем три дырки. Всего в нескольких сантиметрах от ног.

Ветеран из Бреста «брал» немецкого генерала и чудом остался жив под Сталинградом Великая Отечественная война, Чтобы помнили, Длиннопост, Ветеран Великой Отечественной войны

ВЕРНУЛСЯ «С ТОГО СВЕТА»

О жизни и смерти на войне ветеран рассуждает просто. Говорит, могло спасти только везение. Иначе как чудом некоторые случаи не объяснишь. Например, передвигались бойцы по местности с очередным заданием. Сильно устали. Решили перевести дух и сделать привал. Но в каком месте лучше обосноваться? Вокруг - боевые действия. Командир предложил один вариант, а старшина Колпаков другой - чуть ближе. Только прилегли, а наши «катюши» как стали палить - земля горела.


- Снаряды «идут» через нас и ложатся неподалеку, где командир предлагал сделать остановку, - и сейчас удивляется 96-летний брестчанин. - Те метры нас и выручили. Товарищи кричали потом: «Ну, Петька, ты нас спас!»


Когда вернулись, встречал командир роты. Не поверил своим глазам. Только и сказал: «А я вас уже в погибшие записал».


ПРОБОВАЛ АМЕРИКАНСКИЕ КОЛБАСЫ

Потом старшину Колпакова назначили ответственным за обеспечение. В боях на Курской дуге это имело важное значение. Какое у солдата оружие, обмундирование, накормлен ли - так и будет воевать.


После открытия второго фронта попробовали бойцы американскую тушенку и колбасы. Первая ничем не запомнилась, а вот аромат американских колбас брестчанин помнит и сейчас...


- Получается, я прошел всю войну, - итожит разговор Петр Федорович. - Не раз думал об этом... Ведь заслуга советского народа - это патриотизм. Именно он сыграл основную роль в победе нашего народа над фашизмом. Мы были настоящими патриотами!

Ветеран из Бреста «брал» немецкого генерала и чудом остался жив под Сталинградом Великая Отечественная война, Чтобы помнили, Длиннопост, Ветеран Великой Отечественной войны

ВИДЕЛ РОКОССОВСКОГО И ЖУКОВА

После войны Петр Колпаков поехал к товарищу в Барановичи да так и остался в Беларуси. Работал в Мозыре, а потом в Бресте на железной дороге. Здесь встретил жену, тоже россиянку. Она выдавала билеты на вокзале. Поженились, вырастили дочь. Внук - кадет, часто расспрашивает дедушку о войне.


...То, что ветеран сейчас живет на улице, носящей имя маршала Константина Константиновича Рокоссовского, тоже видится неслучайным совпадением. Советский и польский военачальник, дважды Герой Советского Союза, К. Рокоссовский 30 сентября 1942 года был назначен командующим Донским фронтом. Именно при его участии был разработан план операции «Уран» по окружению и уничтожению вражеской группировки, наступавшей на Сталинград. Петру Федоровичу Колпакову приходилось встречаться с прославленным стратегом. Правда, уже в Германии после Победы, когда выводили войска.


Дважды живьем видел наш герой и заместителя Верховного главнокомандующего Вооруженными Силами СССР Георгия Константиновича Жукова. Первый раз, когда отправлялись на Курскую дугу. Собеседник утверждает, что известный полководец был тогда без знаков различия, но его сразу все узнали! Побеседовал с бойцами, поблагодарил, что смотрят за техникой. Строго приказал: «Надо дойти на ней до Берлина!» И его слова оказались пророческими.


Запомнился старшине крутой нрав Георгия Константиновича и дисциплина, а также заботливое отношение к тем, кто «по-пластунски дошел до Берлина», как он говорил уже потом в Германии. «А вы ехали сзади на машинах!» - упрекал «Маршал Победы» начальство.


9 МАЯ «ПАЛИЛИ» ИЗ ВСЕХ ВИДОВ ОРУЖИЯ

Брестчанин встретил День Победы 1945 года на территории Германии в составе 1-го Украинского фронта. Вот что помнится:


«Так устал, что спал, как убитый. А тут дежурный прибежал: «Хватит спать! День Победы!» На радостях три обоймы пистолета ТТ выпустил в воздух... У кого винтовка, у кого ППШ - все стали палить вверх. По соседству дислоцировались зенитчики - так они тоже начали стрелять! «Победа! Победа!» - все кричали и бросали шапки вверх. Радовались до слез. Командир части попробовал утихомирить, мол, не перестреляйте друг друга. Да где там! Вот такие были эмоции. Наверное, такое бывает раз в жизни. Абсолютно все «салютировали» Победе. Мне и по сей день этот праздник кажется самым дорогим», - заканчивает рассказ ветеран.

Ветеран из Бреста «брал» немецкого генерала и чудом остался жив под Сталинградом Великая Отечественная война, Чтобы помнили, Длиннопост, Ветеран Великой Отечественной войны

СЕРГЕЙ МОЩИК, 09 мая 2019


Источник: https://vb.by/society/people/veteran_kolpakov.html

Показать полностью 3
132

Ветераны Великой Отечественной из 15 республик СССР

Данная статья была опубликована  в 2015 г. к 70- летию окончания Великой Отечественной войны


Фотографы Reuters отправились в бывшие советские республики, чтобы сфотографировать ветеранов – сейчас большинству по 80-90 лет – и посмотреть на архивные снимки военных лет.

Рассказывает Григорий Дукор, фотограф агентства Reuters: «Мы с коллегами-фотографами поняли, что не можем оставаться в стороне от празднования годовщины победы. У нас появилась идея рассказать о ветеранах еще прошлой зимой, но работу не удавалось начать из-за холодной погоды.

Мы начали работать над проектом лишь в апреле этого года: нужно было продумать маршруты, по которым придется передвигаться под весенними снегопадами, и найти ветеранов, которые хотели бы поучаствовать и чувствовали бы себя достаточно хорошо для этого.

Чтобы найти людей, готовых поучаствовать в проекте, фотографы на местах воспользовались помощью ассоциаций ветеранов.

Мы нашли несколько ветеранов, которые обрадовались предложению. Однако из-за возраста не все были в хорошей физической форме.

А среди ветеранов, которых мы нашли и которые чувствовали себя достаточно хорошо, чтобы принять участие, многие стеснялись и, чтобы сделать их фотографии, часто приходилось прибегать к убеждению.

«Почему меня?» – спрашивали они.

В съемках участвовали 12 фотографов. Сначала мы сделали образцы фотографий и отправили фотографам инструкции о том, какими объективами им нужно пользоваться, а также о том, какие описания к фотографиям у них должны получиться.

Как только у нас появились фотографии первого ветерана, мы отправили их всем участникам проекта, чтобы убедиться в том, что все правильно понимают нашу цель. Еще нам нужно было найти лучшие городские виды для съемок на улице.

Фотографы говорили о глубоком уважении, которое они чувствовали к ветеранам за то, что они сделали во Второй мировой войне. Многие из них не хотели подробно рассказывать о своих впечатлениях времен войны.

Скромность не позволяла российскому ветерану Борису Рунову сфотографироваться на Красной площади с медалями, хотя сфотографировать его дома было не так важно. Он согласился лишь после того, как фотограф Сергей Карпухин объяснил ему, что он будет единственным ветераном из России.

Работа над проектом стала огромным опытом и настояшим испытанием в командной работе. 12 человек, работающих над одним проектом в короткое время, принесли огромный результат. Мне действительно нравится то, что у нас получилось и как это выглядит: ветераны-победители из страны, которая больше не существует».


Ветеран Великой отечественной Гуванч Муратлев на фоне Мечети Туркменбаши Рухы неподалеку от Ашхабада. Муратлев служил на Балтийском флоте с февраля 1944 по 1950 год. Сейчас ему 89 лет.

Ветераны Великой Отечественной из 15 республик СССР Великая Отечественная война, Чтобы помнили, Победители, Ветеран Великой Отечественной войны, Длиннопост

89-летний ветеран войны Борис Рунов на Красной площади в Москве. С 1943 по 1945 год Рунов служил в саперной роте Красной армии. Окончание войны россиянин Рунов встретил в Германии.


Когда мы хотели сфотографировать Бориса, вход на Красную площадь оказался закрыт. Однако охранники пропустили ветерана после того, как увидели его медали, и фотография получилась.

Ветераны Великой Отечественной из 15 республик СССР Великая Отечественная война, Чтобы помнили, Победители, Ветеран Великой Отечественной войны, Длиннопост

Ветеран войны Узокбой Ахраев на площади Хаст-Имам в Ташкенте, Узбекистан. С января 1943 года по май 1950 года Узокбой служил в артиллерии Красной армии. Окончание войны Узокбой Ахраев встретил в Берлине. Сейчас ему 90 лет.

Ветераны Великой Отечественной из 15 республик СССР Великая Отечественная война, Чтобы помнили, Победители, Ветеран Великой Отечественной войны, Длиннопост

Холик Кояжев из Таджикистана служил в пехотных войсках Красной армии с октября 1942 по январь 1946 года. Сейчас ему 91 год. На фото Кояжев стоит на фоне Гиссарской крепости неподалеку от Душанбе.  Окончание войны Кояжев встретил в Венгриии.

Ветераны Великой Отечественной из 15 республик СССР Великая Отечественная война, Чтобы помнили, Победители, Ветеран Великой Отечественной войны, Длиннопост

Валентина Куцынич на фоне Площади Независимости в Киеве. Сейчас Валентине 94 года. С декабря 1941 по апрель 1946 года она служила медсестрой в танковом полку. Слева – фотография 1942 года, сделанная в Сталинграде. Окончание войны Валентина встретила в Германии.

Ветераны Великой Отечественной из 15 республик СССР Великая Отечественная война, Чтобы помнили, Победители, Ветеран Великой Отечественной войны, Длиннопост

С февраля 1942 по апрель 1947 Абла Бегалиев из Киргизии служил в пограничных войсках. Сейчас ему 91 год.Сначала Абла воевал в составе Украинского фронта, а позже оказался на границе с Афганистаном.

Ветераны Великой Отечественной из 15 республик СССР Великая Отечественная война, Чтобы помнили, Победители, Ветеран Великой Отечественной войны, Длиннопост

С октября 1941 по декабрь 1945 года Розалия Абгарян служила в пехотной части Красной армии. Сейчас ей 91 год.

Слева: Розалия в 1941 году. На современной фотографии: Розалия на фоне Эчмиадзинского монастыря в городе Вагаршапат в Армении.Победу она встретила в Праге.

Ветераны Великой Отечественной из 15 республик СССР Великая Отечественная война, Чтобы помнили, Победители, Ветеран Великой Отечественной войны, Длиннопост

С ноября 1943 по октябрь 1950 года Куставлет Тасыбаев служил в пехоте Красной армии. Сейчас ему 90 лет. На фото справа: Тасыбаев на окраине города Талгар в Казахстане.

Окончание войны Куставлет Тасыбаев встретил в городе Порт-Артур на Дальнем Востоке.

Сейчас он живет в городе Талгар, Казахстан.

Ветераны Великой Отечественной из 15 республик СССР Великая Отечественная война, Чтобы помнили, Победители, Ветеран Великой Отечественной войны, Длиннопост

С апреля 1944 по апрель 1946 года Георгий Гозалишвили служил в пехотной части Красной армии. Сейчас Георгию 88 лет.

Слева: фотография 1946 года. Справа: Георгий в исторической части Тбилиси.В конце войны Георгий был в Германии. Сейчас он живет в Тбилиси.

Ветераны Великой Отечественной из 15 республик СССР Великая Отечественная война, Чтобы помнили, Победители, Ветеран Великой Отечественной войны, Длиннопост

С декабря 1943 по май 1945 Георгий Парул из Кишинева служил в пехоте Красной армии. Сейчас ему 89 лет. Окончание войны он встретил в городе Бургас в Болгарии.

Ветераны Великой Отечественной из 15 республик СССР Великая Отечественная война, Чтобы помнили, Победители, Ветеран Великой Отечественной войны, Длиннопост

Юлиус Декснис служил в пехоте Красной армии с августа 1944 по май 1945 года. Сейчас Юлиусу 88 лет. Слева: Декснис в 1945 году. Справа: Декснис в центре Вильнюса. Литовец Декснис встретил окончание войны в Латвии.

Ветераны Великой Отечественной из 15 республик СССР Великая Отечественная война, Чтобы помнили, Победители, Ветеран Великой Отечественной войны, Длиннопост
Фрицису Цеплису из Риги 98 лет. Он служил в пехоте Красной армии с марта 1942 по май 1945 года. Окончание войны Фрицис встретил в Латвии.
Ветераны Великой Отечественной из 15 республик СССР Великая Отечественная война, Чтобы помнили, Победители, Ветеран Великой Отечественной войны, Длиннопост

Карл Раммус из Эстонии служил в разведывательной роте пехоты Красной армии с августа 1942 по май 1945 года. Сейчас ему 92 года.

Слева: фотография 1945 года. Справа: Раммус в центре Таллина.Окончание войны застало Карла Раммуса в Латвии.

Ветераны Великой Отечественной из 15 республик СССР Великая Отечественная война, Чтобы помнили, Победители, Ветеран Великой Отечественной войны, Длиннопост

Аллахверди Алиев из Азербайджана служил в пехотной части Красной армии с ноября 1941 по 1944 год. Сейчас ему 102 года.

Фото слева: Аллахверди в Крыму в 1942 году. Справа: Аллахверди на фоне Девичьей башни в Баку. Победу Аллахверди Алиев встретил в Варшаве. Сейчас он живет в Баку.

Ветераны Великой Отечественной из 15 республик СССР Великая Отечественная война, Чтобы помнили, Победители, Ветеран Великой Отечественной войны, Длиннопост

В начале войны Николай Мазаник из Беларуси был командиром пехотного взвода Красной армии. Сейчас Николаю 92 года. Слева: Мазаник в 1944 году. Справа: Мазаник на площади Победы в Минске. Окончание войны застало Николая в Кенигсберге.

Ветераны Великой Отечественной из 15 республик СССР Великая Отечественная война, Чтобы помнили, Победители, Ветеран Великой Отечественной войны, Длиннопост

Источник: https://inosmi.ru/photo/20150422/227655844_227643185.html

Показать полностью 15
108

Немного о ветеранах Великой Отечественной

Дата публикации статьи - апрель 2017 г.

«Вся Волга полыхала». Ветеран вспоминает о битвах за Сталинград и Москву


Досье:

Андрей САМСОНОВ. Родился в Калужской области в 1920 г. После школы работал учителем начальных классов. Затем в 1939 г. поступил в Харьковское училище радиосвязи. Прошёл всю войну. Награждён медалями «За оборону Москвы», «За оборону Сталинграда», орденами Отечественной войны II степени, Красной Звезды и др. После войны поступил в академию тыла и снабжения. Уволился из армии в 1968 г. в звании подполковника. Тогда же приехал с семьёй в Липецк. Водил экскурсии по местам боевой славы.


Участник битвы под Москвой Андрей Самсонов в преддверии Дня Победы рассказал «АиФ-Черноземье» о самых страшных и счастливых моментах Великой Отечественной войны.

Немного о ветеранах Великой Отечественной Великая Отечественная война, Чтобы помнили, Ветеран Великой Отечественной войны, Длиннопост

«75» — так будет называться  документальная 30-минутная кинолента о разгроме немецких войск под Москвой. Съёмки картины ведёт ассоциация студентов Липецкой области совместно с движением «Волонтёры Победы». В основу фильма лягут истории девяти ветеранов из разных регионов России. Один из них — Андрей Самсонов — живёт в Липецке. Он не просто участник войны, он — живой свидетель одной из самых масштабных битв в истории Великой Отечественной.


Небо почернело


Екатерина Деревяшкина, «АиФ-Черноземье»:Андрей Андреевич, где вас застало известие о начале войны?


Андрей Самсонов: Под Брестом. Я тогда только из военного училища радиосвязи выпустился, командовал взводом связи в Красной Армии. Ничего не предвещало беды. Вдруг 22 июня в пятом часу утра меня будит хозяйка квартиры — полячка, у которой я комнату снимал: «Пан лейтенант, стреляют!» Я быстро оделся и побежал в штаб. А там уже немцы бомбят и склады, и казармы, и аэродром. Дали мне машину, несколько человек и отправили в лагеря, где проходил учения личный состав. Приехали, а там всё разрушено, ни одного военнослужащего. Двое суток искали свою часть. Уже и бензин кончился. Тогда мы бросили машину и пошли пешком. Помню, вышли на дорогу, которая вела на Минск, и увидели такую картину: всё шоссе забито людьми, а над ними — немецкий самолёт. Пролетит, сбросит бомбу — все в стороны, кто успел — выжил, а кто не успел… Остальные встают и идут дальше. Так и мы шли. Потом нас предупредили, что на Минск идти нельзя — там высадился вражеский десант, и мы повернули на Могилёв. Перешли через Днепр, а там — формировочный пункт. Меня распределили в 10-й отдельный батальон воздушного наблюдения, оповещения и связи начальником радиостанции.


— Когда речь заходит про битву под Москвой, мы вспоминаем про знаменитое контрнаступление войск Конева и Жукова в начале декабря. Но ведь до этого несколько месяцев город ожесточённо оборонялся. И в том, что враг не смог прорваться к столице, есть и ваша заслуга. Расскажите, как это было?

— Мы стояли в Вязьме. Там же были развёрнуты наблюдательные посты ПВО (противовоздушной обороны). Солдаты смотрели, какие самолёты, какого типа, в каком количестве и куда летят. Эти данные передавали нам, а мы — в Москву с помощью азбуки Морзе. Налёты совершались постоянно. Иногда летело 10-15 истребителей, а один раз сразу 200. Но большинство из них не долетало до столицы, их успевали перехватить наши.


— Какой был самый страшный эпизод на войне?

— Самые страшные дни войны для меня связаны со Сталинградом. Моя радиостанция находилась на Мамаевом кургане. 23 августа 1942 г. в 16.15 начался мощный вражеский авианалёт. Немцы собрали со всех своих аэродромов тысячи самолётов и бросили их на Сталинград. Небо стало чёрным от них и от копоти. Бомбы падали на дома, на баки с горючим — прямо под нами была нефтебаза. Топливо разливалось и текло в реку. Вся Волга полыхала. А в 17.00 был второй налёт. 55 тысяч жителей погибли. Город превратился в руины. Я чудом уцелел в этом аду. Наша машина была зарыта в землю, только верхушка торчала, так что радиостанция не пострадала и продолжала работать.


Как сохранить память?


— Обычно люди, прошедшие войну, вспоминают о ратных делах. А было на войне место для любви?
— Конечно! Я ведь на войне встретил свою будущую супругу. Её призвали по комсомольскому набору. Она тоже была связисткой. Красавица, и имя под стать — Еликонида. Как её увидел, сразу влюбился. Было это в городе Барановичи, куда нашу часть переправили после Сталинградской битвы. Там стоял главный штаб дивизии ПВО. Еля была дежурной главного поста, а нас приставили к ней помощниками. Я читал ей стихи: «Ты улыбнулась мне, и в тот же миг мир стал иным, его расколдовали». Кстати, именно она сообщила мне новость о Победе. А в октябре 1945-го мы поженились. На свадьбу я ей подарил ножницы — не было же ничего в магазинах...Эх, чуть-чуть не дожила до нашего 70-летнего юбилея.
— С каждым годом ветеранов становится всё меньше. Не уйдёт ли вместе с ними и память о войне?
— Надеюсь, нет. Хотя уж сколько было попыток переписать историю. Сейчас даже говорят, что мы победили только благодаря тому, что в огромных количествах посылали людей на смерть. Неправда! Командиры берегли солдат. Перед тем, как отправлять в атаку, всегда подавляли огневые точки противника. А сколькие жертвовали собой ради других. Вот, например, Василий Газин, кстати, наш земляк — из Лебедянского района, спасая жизни своих товарищей, давая возможность им пойти в наступление, закрыл собой амбразуру вражеского пулемёта. Из его тела извлекли 18 пуль. И таких примеров немало. Я думаю, правда всё равно сильнее. И пока есть мы, ветераны, мы будем её рассказывать. Нас приглашают в школы, в библиотеки. Я никогда не отказываюсь, ведь это очень важная работа. Беседую с ребятами о войне, читаю стихи Твардовского (Андрей Андреевич знает всю поэму «Василий Тёркин» наизусть — Ред.)
— Сейчас снимают много фильмов про войну, в съёмках одного из них и вы участвовали. Как вы думаете, какова их роль в патриотическом воспитании?
— Фильмы о войне нужны. Тем более среди них много хороших, правдивых. Правда, я сейчас мало смотрю телевизор — всё-таки возраст уже 95 лет. Хотя одних только фильмов мало, патриотическую работу нужно вести по всем направлениям. Надо больше рассказывать детям о войне в школе. Мне становится грустно, когда они не знают тех героев, чьими именами названы улицы Липецка.


Чего не хватает?


— Достаточно ли внимания уделяют ветеранам?
— Я не жалуюсь. Нас везде приглашают, поздравляют с праздниками. Пенсия хорошая. Да, не все имеют жильё — и это печально. Но я слышал, до конца года нуждающихся в улучшении жилищных условий ветеранов в Липецкой области обещают обеспечить квартирами. Надеюсь, власть выполнит обещание.
— А чего бы лично вам хотелось?
— Жить! А чтобы жить, надо больше двигаться. Я вот, например, каждое утро начинаю с гимнастики. Полтора часа занимаюсь, потом завтракаю и иду на прогулку— при любой погоде. То же самое вечером. В общей сложности в день прохожу 5-6 км. Благодаря ходьбе я, наверное, ещё жив. Отрадно, что многие пожилые следуют моему примеру: вижу, как они ходят по стадиону с палочками. А ещё я говорю и взрослым, и детям: надо ценить жизнь и радоваться каждому дню.

-----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------


Дата публикации статьи - июль 2018 г.


Автомобиль и 200 рублей за голову. Чем партизан Федосюткин разозлил немцев


Командир партизанского отряда Андрей Федосюткин провел множество удачных операций, сыгравших большую роль в Курской битве. Дневники героя, которые он вел всю жизнь, стали важным историческим документом.

Немного о ветеранах Великой Отечественной Великая Отечественная война, Чтобы помнили, Ветеран Великой Отечественной войны, Длиннопост

Фото: Государственный архив общественно-политической истории Курской области


В Курске отметили 105-летие комиссара первой курской партизанской бригады Андрея Федосюткина. В Государственном архиве общественно-политической истории области организовали выставку уникальных документов, из которых можно узнать об удивительной жизни героя войны.


Из райкома ушел в партизанские леса


В центре экспозиции - фотография отважного партизана. На ней – счастливое, улыбающееся лицо закаленного в боях мужчины. Снимок сделан в марте 1943 года, после встречи руководства Курской области с партизанами. К этому времени значительная часть региона уже была освобождена от немецко-фашистских захватчиков. Эту фотографию Федосюткин любил больше всего. На обороте несколько слов жене и сыну: «День радости... Мы соединились с родной Красной Армией и свободно вздохнули...».


Родился Андрей Дмитриевич 15 июля 1913 года в простой крестьянской семье в селе Харланово Дмитровского района Орловской губернии. До войны успел побывать и лесником, и комсомольским вожаком. В январе 1940 года добровольно ушел на советско-финскую войну, но воевать не пришлось в связи с заключением мира. Зато успел получить хорошую военную подготовку, которая вскоре очень пригодилась. За пять дней до нападения Гитлера его выбрали секретарем райкома партии. Из райкома и ушел в партизанские леса.


Похоже, в мирное время, ветеран много раз вспоминал, как осенней ночью лежал с двумя товарищами на сырой холодной земле у шоссе, по которому громыхали танки, ехавшие на Курск. Небо в родной стороне полыхало багровым заревом. И в ту мрачную ночь едва ли он мог предполагать, что такие же вот танки будут вскоре подрываться на партизанских минах.
Федосюткин собрал сначала немногих. Укрывались в знакомых лесах. Народу все прибавлялось, силы росли. Оккупанты уже не отваживались появляться вблизи партизанских баз даже днем. Каждую лесную тропку Андрей Федосюткин знал лучше всех.


Штаб Первой курской партизанской бригады обосновался там, где сейчас располагается город Железногорск. Овраги и дубравы, примыкающие к брянским лесам, позволяли оставаться незамеченными. С большой земли ночами шли самолеты, у партизан появились противотанковые ружья, взрывчатка. Начались вылазки к железной дороге «Брянск - Харьков». Гитлеровцы встревожились, стали посылать карательные экспедиции.


«14 экспедиций, — вспоминал Федосюткин. — 14 — и все с боями. Каждый раз задача им ставилась одна: окружить, уничтожить партизан до последнего человека. Бои бывали тяжелые, по двое-трое суток. Танки и авиация. Много потеряли мы хороших людей, но партизанскую землю удерживали».

Немцы считали Федосюткина особо опасным врагом и даже назначали награду за его поимку. Фашистская газета «Речь», издававшаяся в Орле, поместила в 1942 году объявление: «Пусть каждый знает, что доставивший Федосюткина живым или мёртвым получит 200 рублей, 200 пудов хлеба, легковой автомобиль и пожизненную пенсию в размере 200 рублей». В другой раз за поимку сулили 25 десятин земли и 10 тысяч рублей.


Всю жизнь делал записи


На встрече со школьниками. Фото: Государственный архив общественно-политической истории Курской области

Немного о ветеранах Великой Отечественной Великая Отечественная война, Чтобы помнили, Ветеран Великой Отечественной войны, Длиннопост

Андрей Федосюткин руководил отрядом, который уничтожил более семи тысяч оккупантов, пустил под откос 49 вражеских эшелонов, взорвал два самолета, 12 орудий, пять машин, шесть километров железнодорожного полотна и 48 километров линии связи противника.
В мирное время он оставался энергичным и деятельным: восстанавливал народное хозяйство, поддерживал бывших партизан, общался со школьниками.


В течение всей жизни Андрей Дмитриевич вёл записи, которые сегодня представляют большой интерес для историков. Партизанский дневник комиссара, написанный простым грифельным карандашом, включен в реестр уникальных документов Курской области. По нему можно восстановить ход партизанского движения. После войны, будучи руководителем комитета ветеранов, Федосюткин на основании своего дневника выдавал справки тем, кто нуждался в подтверждении статуса участника партизанского движения.


От первых боёв до Победы. Как архивные газеты рассказывают историю ВОВНекоторые карандашные записи стерло время. Всё, что осталось в памяти, ветеран описал в своей биографии в 1980-х годах. Теперь и рукопись хранится в архиве.


«Все документы, представленные на выставке, к нам на постоянное хранение передали родственники, - рассказывает начальник отдела архива Юрий Щербаков. – Мы также готовы принять и другие личные архивы ветеранов Великой Отечественной войны, общественных деятелей. Это бесценно для будущих поколений. В этих воспоминаниях Андрей Дмитриевич поведал о советской эпохе, в которой жил и трудился. Он рассказывает о том, как тяжело проходило его детство и какое большое было у него стремление учиться. Писал, что в те предвоенные годы энергия созидания просто переполняла его всего. Целое поколение росло на примере подвигов Стаханова, Чкалова и Папанина. Люди готовы были защищать свою Родину».


В послевоенных дневниковых записях Федосюткина можно также найти много ценного.


«Это исключительно рабочие записи, которые он делал в процессе или по горячим следам, - продолжает Щербаков. - Документы без прикрас показывают время, эпоху, то, какими заботами жили советские люди. Есть любопытные записи о весеннем севе в 1945 году, о кадровых, хозяйственных и культурных проблемах в 1948 году, о мерах помощи Курской области в 1953 году».


Из дневника Федосюткина

«В декабре 1942 года по дороге Харьков-Брянск перебрасывались немецкие войска. Гитлеровцы приняли экстренные меры по укреплению Дерюгино. На самой станции было более 300 вражеских солдат. Кроме того, в ближайшей деревне Бычки сосредоточилось около 500 и в отделении совхоза «Первое мая» еще 300. Вокруг Дерюгино гитлеровцы построили сильно укрепленную оборону… Главный удар наносил Дмитриевский отряд, ему поручили захват станции и разгром гарнизона… 24 часа… Начался штурм, стремительный, мощный. Партизаны дрались мужественно, героически… В разных местах взорвали рельсы и стрелки, водонапорную башню, семафоры, состав с ценным грузом, ликвидировали все линии связи…Гитлеровцы были страшно взбешены операцией «С Новым годом!». Они собрали крупную карательную экспедицию для ликвидации партизан. Мы приняли бой, затем отступили в Хинельские леса, через три недели возвратились на свои базы, и снова отсюда продолжались дерзкие налеты, смелые рейды».


Умер Андрей Дмитриевич Федосюткин 15 октября 1992 года в Курске в возрасте 79 лет.

Источник: http://www.chr.aif.ru/lip/people/vsya_volga_polyhala_veteran...

http://www.chr.aif.ru/society/history/avtomobil_i_200_rubley...

Показать полностью 2
497

В Бурятии 96-летний ветеран войны показывает всем пример активной жизни

В Бурятии 96-летний ветеран войны показывает всем пример активной жизни Ветеран Великой Отечественной войны, Нимбу Доржиевич Доржиев, Чтобы помнили, Герои, Длиннопост
В Бурятии 96-летний ветеран войны показывает всем пример активной жизни Ветеран Великой Отечественной войны, Нимбу Доржиевич Доржиев, Чтобы помнили, Герои, Длиннопост

Нимбу Доржиев освобождал Эстонию и Псковскую область от фашистов, а победу встретил в Праге


Нимбу Доржиевич Доржиев не боится работы по двору, все еще ездит за рулем своей машины, а в доме у него большой рабочий стол, где аккуратно расставлены настольные книги, газеты и письменные принадлежности. Ветеран и сейчас живо интересуется мировыми и российскими новостями, активно обсуждает вхождение Бурятии в Дальневосточный округ.


17 января 2019 года Нимбу Доржиевич отметил свое 96-летие. А сейчас, в дни Сагаалгана, когда принято поздравлять старейшин, в доме ветерана становится тесно от 7 детей, 19 внуков и 21 правнука.


В биографии Нимбу Доржиевича, как в зеркале Еравнинских озер, отражена история нашей страны. После окончания 8-го класса Сосновоозерской школы он поступил в фабрично-заводское училище Улан-Удэ. По окончании начал работать путейцем на станции Мысовая. Восемнадцатилетним юношей он получил повестку. Учеба в школе младших командиров автоматчиков, и наш герой назначен командиром отделения 103-го стрелкового полка. Юноша тут же подал рапорт о направлении на фронт. Боевой путь начался с Эстонии, где Нимбу Доржиевич участвовал в освобождении города Тарту, за что награжден орденом Славы III степени. Освобождал наш воин и Псковскую область, город Великие Луки.


Ночной бал


«Получив отпор на одном участке, немцы изменили направление атак. В эпицентре боя оказалось селение Фрейдорф, где оборонялся 545-й полк, которым командовал после гибели Лукашова майор Алексей Гайворонский. Поддерживал «пятерку» 2-й дивизион 950-го артполка майора Петра Васильевича Дроздова. Немцы подошли к ним со стороны Земмелей. Первыми их заметили при всполохах осветительных ракет бойцы отделения Нимбу Доржиева. Они же первыми открыли огонь по мелькавшим фигурам между деревьев. А когда поблескивающие каски приблизились ближе, Нимбу приказал бросать в них гранаты и стрелять «фаустами». Так заварился на участке 2-го батальона 545-го полка «ночной бал», продлившийся до утра. Батальон не поддавался нажиму, но был обойден…» - написано в книге «По зову Родины» С.И. Емельянова, бывшего редактора дивизионной газеты.


После ранения в бою и госпиталя Нимбу продолжил службу. Дошел до Праги, где вновь был ранен. Там же встретил победный день 1945 года.


- Помню, как мы ликовали от такой новости! Отправили товарищей найти что-нибудь и отметить великую победу, – улыбается воспоминаниям ветеран.


После войны наш земляк продолжил учебу в Киевском танково-техническом училище. Затем вернулся на родину с орденами Славы и Отечественной войны, медалями «За отвагу», Жукова, «За победу над Берлином».


В передовом активе


Работал полеводом в родном колхозе «Улан-Еравнинский». Затем в 1955 году поступил на агрономический факультет Бурятского сельхозинститута. После его окончания работал в совхозе «Сосновский» агрономом. С супругой Гымой Хамаевной воспитали семерых детей, помогли им с воспитанием внуков. И сейчас Нимбу Доржиевич не только активный член ТОС «Улан-Еравна», но и пример для подражания во всех благотворительных акциях. Например, прошедшей осенью из-за сильных ливней многие семьи Еравнинского района остались без урожая. Общественная организация «Молодёжное правительство Еравны» совместно с администрацией района организовала акцию по сбору картофеля. И вновь в первых рядах желающих помочь оказался наш герой. Благодаря этой акции люди со всех сёл привозили картофель в пункт по сбору овощей. В пострадавшие сёла увезли более 300 мешков. Около ста мешков отдали в школьные столовые.

В Бурятии 96-летний ветеран войны показывает всем пример активной жизни Ветеран Великой Отечественной войны, Нимбу Доржиевич Доржиев, Чтобы помнили, Герои, Длиннопост

Нимбу Доржиевич с супругой Гымой Хамаевной


Песни и статьи


Сейчас герой войны, почетный гражданин Еравнинского района соблюдает все традиции празднования Нового года по лунному календарю. Накануне главного праздника буддистов тщательно убирается в доме и во дворе, украшает домашний алтарь, возжигает лампады и курения и молится вместе с супругой всю предновогоднюю ночь за мир во всем мире. Когда в рассветной темноте становятся видны линии на ладони, наступает утро первого дня Нового года. И дом ветерана наполняется детьми, внуками и правнуками. Первыми по традиции подходят к отцу с поздравлениями четверо сыновей: Мунко, Ринчин-Даша, Жаргал, Эрдэм. Затем дочери Галя, Света и Дэнсэма. После этого подходит очередь внуков и правнуков. Все они, получив благословение старейшин своей семьи, поют им не только праздничную песню о Сагаалгане. Один из сыновей всегда исполняет песню, написанную самим Нимбу Доржиевичем. Для нас, гостей в его уютном доме, это стало приятным сюрпризом. И мы уже не дивились, узнав, что ветеран написал и цикл статей «Воспоминания солдата-пехотинца» в районную газету.


https://www.infpol.ru/197724-v-buryatii-96-letniy-veteran-vo...

Показать полностью 1
Похожие посты закончились. Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам: