neumytovk

neumytovk

Мой профиль на АТ: https://author.today/u/neumytovk (Там выложено больше глав)
на Пикабу
поставил 126 плюсов и 0 минусов
868 рейтинг 117 подписчиков 72 комментария 25 постов 19 в горячем
15

Московский магический университет. Глава 4

Глава 1 – Московский магический университет. Глава 1

Глава 4 (напоминаю книга 18+)

Опрос долго не продлился. Милиции надо было лишь собрать сведения по горячим следам. Я рассказал всё, что запомнил, и после нескольких уточняющих вопросов меня отпустили. Как оказалось, нападение в других городах были полностью идентичны. 

Твари из ниоткуда появились в людных местах. Используя гипноз они без труда убивали всех, кто оказывался рядом, сопротивления не смог оказать практически никто. Причём почему-то на цифре в сто жертв монстры прекращали атаку и превращались в чёрный пепел.

Не больше, не меньше – именно сто. Можно было подумать, что совпадение, но такое произошло в семи городах из десяти, а значит далеко не случайно. Педантичные твари попались, ничего не скажешь…

– Я думал всех этих монстров перебили. Значит можно ждать нападения вновь?

– Это не исключено. Информация, что монстры сами собой превратились в пепел пока секретна, так что не распространяйся об этом, – майор протянул мне документ под расписку, – но думаю такому добросовестному советскому человеку это знать можно. Тем более одним шагом герою Союза.

– Как-то погано получать медаль, когда столько людей погибло...

– И всё же это не отменяет твоего геройства. Мало кто способен успешно противостоять неизвестному врагу.

На этой ноте наш разговор с майором подошёл к концу. Правда, желающие со мной пообщаться не кончились, и у отделения уже ждали репортёры. Меня обступил со всех сторон, но, к счастью, вышел товарищ майор. 

– Все подробности позже. Пожалуйста, отпустите парня, я и так держал его час. 

– Нам нужно хотя бы короткое интервью! Пару предложений! 

– Короткое можно. Остальное через меня.

– Отлично! Так, надо одеть Евгения во что-то получше... – зашевелился кто-то сбоку.

Майор спас меня конкретно. Отвечать на расспросы журналистов я был совершенно не готов. Хотя маленькое интервью всё же дать пришлось. Мол, сделал всё должное, да и во многом повезло. Они взяли мой номер, и мы разошлись.

К тёте Лене поехал на такси, предварительно позвонив и предупредив. Мысли были тяжёлые. Теракт очевидно являлся провокация против СССР. Только вопрос кто это сделал? 

К двадцать первому веку из всего многообразия стран в мире осталось только четыре – ЕРА (Европа и Северная Америка), СССР, империя Вавилон (Южная Америка, Африка, Ближний Восток) и империя Солнца (Азия, Индонезия, Австралия). С определенной вероятностью теракт могла устроить любая из сверхдержав, но больше всего подозрения падали на Вавилон. 

Третья Мировая отгремела пятьдесят лет назад, но устроить новою они пытаются постоянно. Их государственная риторика такова, что есть ОНИ вавилонцы, благородная кровь, и остальные – чернь, грязная кровь не заслуживающая жизни. 

Правда, теракт был каким-то откровенно странным. Удар не по стратегическим точкам, а по гражданским. Хотели так напугать? Показать новый тип оружия? Если да, то своих целей они достигли. Хотя скорее всего тут было что-то ещё…

Тетя встретила меня кучей расспросов. Больше всего её интересовало моё ранение и то можно ли мне было покидать больницу. Успокоив ей выпиской врача, сели за стол.

– Я надеюсь ты вечером на поезд не рванешь? Мы тебя, если что у себя поселим.

– Сдал билет ещё в такси. Мне не очень нравится рекомендация врача, но я пообещал её выполнить. 

– И правильно! Рекомендации просто так не дают. А тебе когда край в Москве надо быть?

– До пятнадцатого. Но это воскресение, и я не думаю что они работают полный день. Лучше приехать уже в субботу. 

– Так может тебе почтой отправить документы? Или нужно личное присутствие. 

– Наверно, можно и почтой. Только мне ещё общежитие оформлять, а с тем уже точно дистанционно не получится. 

– С чего такая уверенность? Сейчас двадцать первый век, практически всё электронно.

– Ну... может и получится. Просто спокойнее если приеду сам. 

– Это да… – тетя положила передо мной тарелку с едой. – Картошка по-французски уже не та, что несколько часов назад. Но должно быть вкусно. 

– Я даже не сомневаюсь!

Застолье праздничным не получилось, хотя стол был шикарным. Наготовила тётя скорее не на пятерых, а сразу на десятерых. Может ещё кого хотела пригласить, но из-за теракта всё пошло не по плану.

Саму трагедию не обсуждали. Разговоры были в основном о поступление в университет меня и Светы. Тёть Лена меня нещадно хвалила, и потому мне пришлось напомнить, что мои высокие результаты по госэкзамену всего лишь из-за бафа на память.

– Так это всё равно твоя заслуга! – возразила тётя. – Магии ты толком не учился, а такое применение нашёл! 

– Не было бы у меня такой способности сидел бы в троечниках. Я, конечно, последние годы стал наседать на учёбу, но не настолько, чтобы сдавать всё на пятёрки. 

– Дорогу осилит идущий. Ты старался, и вот закономерный результат. 

– Не пробудись у меня меланис, результат был бы совсем другим, – я привстал из-за стола. – отойду в туалет на минуту.

– Ага. А я пока приготовлю всё к чаю. Света, помоги с посудой.

– Торт всё-таки купили… Не самым лучшим образом всё получилось... 

– Торт принёс Андрейка за твоё выздоровление. День задался плохими событиями, но хорошее всё же есть. Все остались живы. Причём Женя, это полностью благодаря тебе. Ты настоящий герой!

– Вы преувеличивайте… – в отделении майор сказал, что на магов гипноз не действует, и получалось ситуацию мог спасти любой маг. Вернее любой не побоявшийся сразится с монстром. Но об этом, правда, я тоже никому говорить не должен. – Ладно, я в туалет... 

На секунду меня взяло плохое предчувствие. Вдруг, вспомнился тот силуэт, что я увидел после исчезновения монстра. Что если это всё же действительно был человек? Агент Вавилона или ещё кто-то? Как можно чувствовать себя в безопасности, когда ты не знаешь, нападёт ли враг снова?...

Уже закончив свои дела я услышал странные звуки в кухне. Сначала хлопок, как от взрыва, потом крики. Я выбежал в коридор и в ужасе замер.

Вся кухня была в крови. Человекоподобный красный монстр откусил головы всем моим родственникам. Его руки имели когти, а пасть была полна острых зубов заляпанных кровью. Тело тёти и её дочери лежало на полу. Дима же с отцом были опрокинуты на стол... Тварь источала пар и искры, отчего кухня стремительно начинала гореть.  

Монстр прыгнул на меня. Для защиты я машинально выставил вперёд дверь туалета, но монстр снёс меня прямо с ней. Удар о шкаф в коридоре болью отозвался во всём теле.

Что же такое происходит? Откуда взялась эта тварь? И главное почему именно в нашей квартире?...

Всё эти мысли за мгновение проскочили в моей голове, в конечном итоге заменившись на одну – надо убить этого монстра. Я напряг всё тело, всю кровь, чтобы сделать самый сильный баф в своей жизни.

Обычного усиления в два раза было недостаточно. Мне требовалась по крайне мере половина полного бафа. Иначе конец не только мне, но и ещё кучи народа…

Монстр налетел на меня раскрошив дверь в щепки. Бафнуть своё тело я успел, благо опыт драк с обычными людьми заставлял соображать быстро. Вцепившись когтями в мою шею, тварь тянулась откусить голову. Я откинул её толкнув двумя руками в грудь

Сложно сказать насколько у меня получилось усилить тело, но большого разрыва в физической силе больше не было. Те же когти даже не прорезал кожу, хотя схватился монстр не слабо.

Тварь встала в боевую стойку. В этом было что-то боксёрское, однако сражаться монстр явно хотел когтями. Определенно у него есть интеллект, либо же им кто-то управляет на расстоянии.

Я дотронулся до шеи. Нет, точно не прорезал. Да и нападать не спешит… Тогда атакую сам. Я нырнул под туловище монстра, повалив того на спину. Монстр стал защищать голову, одновременно с этим пытаясь меня скинуть. 

Мои удары были наполнены сильнейшей яростью. Поддаваться сильным эмоциям в драке чревато ошибками, однако сдержаться у меня просто не получалось. Каждым ударом я представлял труп на кухне, и гнев от этого гнев только увеличивался. 

Через пару ударов конечности монстра опустились, и он перестал оказывать сопротивление. Правда, меня это не остановило. Я продолжал вбивать голову монстра в пол пока не понял, что так может разрушиться бетонная плита в основании.  

– Сдох… Ублюдок...

Словно ответом монстр предсмертно извергнул всем своим телом пар и искры. Я отскочил, но мне сильно обожгло лицо и руки. Снова этот чёрный пепел...

Я отчаянно бросился в дым и огонь, уже начинавшие захватывать квартиру. Спасать мне было некого, однако надо убедиться, что тварь не сбежала. Звук разбитого стекла я не слышал, а значит монстр мог засесть либо в кухне, либо в гостиной... 

Никого. Как и женщина-призрак, огненный монстр появился из ниоткуда, сразу же растворившись в пепел после получения больших повреждений. Взаимосвязь косвенная, но что-то мне подсказывал эти нападения связаны…

Прежде чем уйти, я сообразил захватить свою сумку, лежащую возле входа. Открыв дверь квартиры пожар резко усилился и на секунду я подумал, что монстр воскрес. Но скорее это было из-за поступления кислорода. 

Я закрыл дверь и прижался спиной к металлу. Сердце сжало сожаление и скорбь. Так не должно быть, просто не должно…

Достав из кармана телефон я вызвал пожарных. Экран смартфона разбился во время боя, но на функциональность это не повлияло. Почему-то хотелось остаться прямо тут, у двери, хотя кругом уже был дым.

Усилием воли я поднялся и выбежал на улицу. Силы на этом кончились. Дико кружилась голова, а тело было ватным. Видно надышался угарного газа...

– Женя, приём. – раздался голос мамы по рации. – Как слышишь?

– Приём, слышу отлично! Мам, что случилось? Из-за чего тревога и взрывы?... 

– Сынок, скажу честно, ситуация не лучшая. Наш каким-то образом переместился на территорию Турции, и Вавилон расценил это как нападение. Возможно начнется эвакуация. Бери с собой Сашу и беги вместе с ним к аэропорту. Идите не коротким путем, а длинным, чтобы при бомбежке можно было спрятаться в метро.

– Мама…

– Женя, Сынок… Я тебя очень люблю… Пожалуйста, сделай всё, как я сказала. 

– А вы?! Что будет с тобой и папой?

– Мы военнослужащие, нам надо защищать город.

– Вас не будут эвакуировать?!

– Почему. Будут, только не сразу… – из рации прозвучал отдалённый крик. – Женя времени нет, к нам поступают первый больные... Бери Сашу и бегите к аэропорту. 

– Мам, но…

– Женя, пожалуйста, сделай как я сказала. И… Пока мы не встретимся, будь хорошим, поступай правильно.


Я проснулся обнаружив у себя на лице кислородную маску. Всё тело ломило от боли. С большим усилием я приподнял руку и прикоснулся ко лбу. Бинты. Всё моё тело в бинтах.

Вспомнился весь ужас пережитого дня. Это реальность? Это действительно произошло?... Пациент лежащий сбоку от меня смотрел по телевизору новости.

– Вчера, 12 августа, десять городов СССР подверглись нападению неизвестной группы магов. В общей сложности погибло восемьсот шестьдесят два человека. В стране объявлен трехдневный траур. ЕРА и империя Солнца принесли соболезнования, Вавилон от комментариев отказался…

Дальше я не слушал. Вавилон… Совсем недавно я наивно считал, что с ними можно ужиться мирно. Но видимо это просто невозможно из-за их идеологии. Они считают себя высшей нацией, а остальные народы воспринимают как рабов. Мира с ними не будет никогда. В конечном итоге выживет только один из нас.

– Империя Вавилон… – произнёс я, отодвигая кислородную маску. – Я тебя уничтожу. Сотру с лица земли…  

Показать полностью
15

Московский магический университет. Глава 2 и 3

Глава 1 – Московский магический университет. Глава 1

Глава 2. Портал – день пятый

11 августа 2038 года, СССР, закрытый город Вязь-4.

Профессор Баевский держался за голову. Ему не давало покоя, что изучение нового объекта забрало человеческую жизнь. Надежда ещё была, но по прошествию семи часов можно было сказать наверняка – разведчик из портала не вернётся. Задание предполагало всего лишь оценку обстановки по ту сторону, долгой миссии не предполагалось.

Идея бомбардировки меланиса нейтронами урана-235 была украдена у вавилонских ученых. Разведка докладывала, что Вавилон смог открыть портал в иной мир и это помогло улучшить их вооружение. О каких конкретно технологиях шла речь оставалось неизвестным, но исходя из косвенных источников угроза даже превышала мощь ядерного оружия.

Естественно, советское руководство поставило в кратчайшие сроки повторить эксперимент Вавилона. Были предположения, что врагу удалось раскрыть секрет меланиса, однако открытие портала никаких ответов не дало, преподнеся вдобавок кучу новых вопросов.

– Дрон не вернулся… Было глупо считать, что с человеком будет иначе... – сказал профессор вслух самому себе.

– Ничего глупого в этом не было, – отозвался полковник Гавриленко из глубин лаборатории. – Теперь мы знаем точно, что за порталом для нас кроется опасность.

– Ещё слишком много неизвестных… Но определённо мы вступили на очень скользкую дорожку…

Полковник подошел к столу за которым сидел Анатолий Павлович и бегло посмотрел на лежащие бумаги.

– Профессор, зачем вы тратите своё драгоценное время на исследование атмосферы вокруг портал? Насколько я знаю это может сделать обычный лаборант. Где он, кстати? Почему главный ответственный за эксперимент делает черновую работу в то время, как лаборант прохлаждается?

– Я отпустил лаборанта поесть. Обед мы пропустили, пускай хотя бы поужинает. А насчёт «драгоценности моего времени» – уже полчаса у меня полный ступор.

– Анатолий Павлович, вам надо соблюдать режим сна. Вы слишком много работаете и это в конечном итоге скажется на вашей продуктивности. Под вашим руководством находится двадцать человек, используйте их потенциал по полной.

– Все и так работают не покладая рук…

– Я не спорю, однако вы работаете ещё ночью. Почему подчиненные спят, в то время как начальник занимается делом?

– Людям положено ночную спать.

– Тогда вы что – не человек?

– Человек... Правда, немного страдающий от бессонницы… Полковник, не переживайте за меня – я умею быть в тонусе даже при сне в пару часов.

– Хорошо, но всё-таки не забывайте за собой следить. Какие-то продвижения в исследованиях есть?

– Да, появилось пару мыслей. Я всё подробно отражу в отчёте, как раз хотел этим заняться.

– Не надо. В пять часов нас ждут на видеоконференцию с генеральным секретарём ЦК.

– Даже так… – профессор взглянул на часы и вдруг подскочил. – Что?! В пять часов? С главным секретарем! У нас всего четырнадцать минут осталось... А я даже не побритый!

– Генсек на вашу бороду смотреть не будет, ему главное узнать ситуацию.

– Это верно… Просто что-то в голову глупость лезет…

– Анатолий Павлович, не шутите так. В вашу голову дорога для глупости закрыта. Пойдёмте в конференц-зал. Мало ли совещание начнётся раньше.

– Да, только возьму нужные бумаги. Так… Нам понадобиться отчёт по составу атмосферы и отчёт по содержанию меланиса вокруг портала… Всё готово. Идёмте.

По меркам всего комплекса расстояние от лабораторного корпуса до конференц-зала было маленьким – всего лишь три минуты пути и две двери на ключ картах. Войдя в просторное помещение девушка-связист отдала полковнику воинское приветствие. 

– Вольно, – ответил тот. – Что передаёт центр?

– Генеральный секретарь Владимир Викторович будет через шесть минут. 

– Отлично. Кто ещё ожидается?

– Министр обороны и министр магии.

– Ну куда без них… Анатолий Павлович, чуть не забыл – о разведчике можете не докладывать, Москва уже в курсе.

– Так значит по этому поводу собрание?

– Не знаю.

Перед началом видеоконференции полковник выпроводил связистку – лишние уши на подобного рода обсуждениях не допускались. Двое ответственных стоя приветствовали министров и присели за свои места.

– Профессор Баевский, – обратился генсек, – рад поговорить с вами в живую, а не через листки отчётов. Сегодняшним вечером вы и самые важные люди из вашего штата будут перемещены в исследовательский центр под Тулой – будете работать на расстоянии. Во всяком случае ближайшие пару недель.

– Товарищ генеральный секретарь, это из-за возможной угрозы портала? На данный момент серьезных происшествий не происходило…

– Возражения не принимаются. Поработаете на расстоянии – ничего с вами не случится. Распоряжение Геннадию Эдуардовичу я уже дал. Скоро Вязь-4 будет самым защищённым местом в союзе, – генсек сделал пометку в своём журнале и параллельно с этим сказал: – Профессор, у вас есть предположения, как можно закрыть портал?

От вопроса Баевский немного опешил. Размышление на эту тему у него имелись, но он не думал, что руководство в столько скором времени увидит в портале проблеме.

– Боюсь любой мой ответ будет неверен. Хоть мы располагаем множеством объект остаётся очень сложным в анализе.

– Доложите сразу, как появятся стоящие идеи и оценка возможных рисков. У вас на столе какие-то бумаги – появилась новая информация по порталу?

– Отчасти. Как я уже писал в отчёте атмосфера вокруг портала отравлена из-за большого содержания фосгена, а также большого, но не смертельного для магов содержания меланиса. Кроме того присутствует ряд других веществ неблагоприятных для человека – если вести сравнение, то без фосгена и меланиса воздух будет, как в очень грязном промышленном городе. И вот у меня встал вопрос: как должна выглядеть формы жизни способная выжить в большом содержание фосгена. Вполне возможно, то что ядовито для нас совершенно не ядовито для существ по ту сторону.

– Эту идею надо развить. Соберите воедино все известные данные, и мы поставим задачу перед химиками и биологами.

– Товарищ генеральный секретарь, – произнес министр обороны Черданцев. – Разрешите сказать.

– Да, конечно.

– Я предлагаю отправить на разведку кого-то из числа магов. Возможно прежний разведчик погиб из-за большого содержания меланиса, и с магом всё будет по другому.

– Профессор, а вы, что думаете по этому поводу? Это будет иметь смысл?

– Такая попытка необходима… – с трудом выдавил из себя Баевский.

– Полковник Гавриленко, объявите о поиске нового добровольца. Восприимчивость к меланису у выбранного должны быть выше среднего. 

– Так точно.

– Как кандидат будет готов передайте его досье нам. Ориентировочно операцию надо будет провести завтра в 9:30 утра. Все защитные меры – скафандр, баллоны с газом – как и прошлый раз.

– Будет сделано.

– Вам назвали причину объявления повышенной боеготовности?

– Никак нет.

– Тогда думаю вам стоит знать, хотя и информация очень двусмысленна. Передаю дословно слова вавилонского посла: «СССР пожалеет, что открыла портал» 


Глава 3


На небе не было ни единого облачка. Асфальтную шкуру земли перегрело настолько, что жар создавал искажение в воздухе. Вроде середина августа, но жарит, как в июне-июле… В автобусе с кондёром было находится явно по приятнее.

Отойдя немного от толпы пассажиров я стал думать на какую остановку пойти. Был вариант поехать к сестре матери, тёте Лене, или же направиться в центр города. Хотя выбора по сути не было – я обещал тёте заехать в гости, как буду в Нижнем.

Долго щурясь из-за солнца, я нашёл нужный контакт и набрал номер.

– Женя, привет, – раздался из динамика радостный голос. – Ну что в университет поступил? Когда тебя в Нижнем ждать?

– Здравствуйте, да собственно я уже тут…

– Что?! А почему не предупредил? Я бы стол накрыла… Так в какой ты университет поступил?

– Пока ни в какой. Надо отдавать оригинал аттестата, тогда меня зачислят.

– А в каких прошёл по баллам?

– Во все. Сейчас решаю пойти учиться в МГУ или выбрать военку. Для этого как раз в Москву еду.

– Ну ты даешь, Женя! Прошёл в МГУ и даже этим не хвастаешься! Да и какая вообще военка?! Сдурел что ли? У вас по мужской линии практически проклятье – до тридцати ни один Калинин не доживает. Поступай в МГУ и даже не думай о военке!

– У меня способности, тёть Лен. Да и военная стезя можно сказать у меня в крови – два деда, отец, мать.

– И все в могилах… Разговор, конечно, не для телефона, но, Женя, прошу – поступай в МГУ. Или хотя бы найди себе жену, и ребенка заделай. А после рискуй, как вздумается.

– А что мешает мне быть военным и искать параллельно женщину сердца?

– Так у тебя будет меньше свободы действий! Командируют тебя куда-нибудь на Чукотку и ищи там «женщину сердца» хоть до посинения.

– Ладно, разговор действительно не для телефона...

– К нам в гости приедешь? Раз поступил в Москву, надо уже без вариантов устраивать праздничный стол.

– Тёть Лен, я ещё не поступил. Вот поступлю – отпразднуем.

– Ага, знаю тебя! Сейчас в Москву уедешь и когда тебя потом ждать?!

– Всё равно рано или поздно приеду... Куда я денусь?

– Всё решено – празднуем сегодня. Билет в Москву уже брал?

– Да, вечером на десять сорок. По вашему дельному совету я взял билет на ночной поезд, а не на «стриж», как в прошлый раз с Исаевым. Сидеть четыре часа гораздо утомительнее, чем просто спать всё это время.

– А то! Раз у тебя так много времени, то тем более езжай к нам. Я сейчас сбегаю в магазин и куплю что-нибудь вкусное к столу.

– Может я просто тортик возьму и посидим, чая попьём? Не хочу вас утруждать…

– Так я всё равно в отпуске, а тут такой повод! Но лучше бы заранее предупредил... Ты сейчас где?

– На автовокзале.

– Дел же у тебя никаких в Нижнем нет?

– Только если погулять на Покре. Хотя это и делом не назовешь.

– Тогда жду тебя у нас!

– Хорошо…

Хотел обойтись малой кровью, но не получилось. Тетя Лена всегда ко мне хорошо относилась: то гостинцев отправит, то приедет навестить. Она даже хотела меня усыновить, когда мне было восемь, но я отказался – не хотелось Саню бросать одного в детдоме.

Кардинально по сути решение в моей жизни, знаковое. Согласись я на опекунство, то был бы совершенно другим человеком. Не хуже, не лучше – просто более комнатным. В детдоме порой творился настоящий ад, и это определенно меня закалило....

Немного подумав, я решил поехать на метро. До станции идти дольше, чем до остановки, но зато внутри метро будут живительная прохлада.

И всё-таки какой Нижний Новгород большой город. ДК можно обойти за час, а тут за час только линию метро проедешь!... Москва так вообще какой-то космос – там линий и станций в десять раз больше, чем в Нижнем.

Да и сколько в столице народа… В НиНо метро хотя бы в дневное время полупустое, а в Москве почти всегда, как в час пик. И сколько им транспортных развязок не строй всё равно будет мало…

Я вышел на «Кировской» и обнаружил, что у меня два пропущенных вызова – оба от тёти. Она сказала, чтобы я оставил сумку у них и пошёл вместе со Светой и Димой в кондитерскую за тортом.

– Женя, привет… – скромно поздоровалась Света, когда я зашёл в квартиру. Она была моей ровесницей, но сильно мы никогда не общались. Дочка, как и мама, светловолосая красавица. – Дима, давай скорей!

– Привет. Куда мне сумку поставить можно?

– Ставь прямо тут, в коридоре.

– Света, – послышался голос с кухни. – Ты помнишь, как дойти до кондитерской?

– Мам, конечно помню… И в конце концов навигатор есть.

– Навигатор – навигатором, а своя голова на плечах должна быть. Тем более это не другой город, а наш район.

Дима вышел их комнаты.

– Знаю… – сказала Света быстро накинув обувь. – Мам, мы пошли!

Я протянул Диме руку для рукопожатия сжав его небольшую кисть.

– Ну ты сильнее здоровайся! Батька тебя не учил?

– Учил.

– Ты не тепло оделся? На улице жара ужасная.

– Он любит на себя напялит, – усмехнулась Света. – Дим, потом не ной, что сварился.

– Не буду! – запротестовал мелкий слегка бычась на сестру.

Мы вышли на улицу очень долго ни о чём не разговаривая. Дима, как и предполагалось, очень быстро «сварился» от штанов и длиной рубахи. Однако вида он на это не подавал.

– Свет, а ты в какие вузы прошла?

– В политех и строительный. Выберу в итоге, наверно, строяк. Может я бы и в Москву прошла, но мама меня туда не отпускает.

– Ну и правильно. Ничего хорошего в Москве нет.

– А сам-то туда поступил! – улыбнулась девушка.

– Мне свою магию надо развивать… Да и там больше возможностей.

– Это верно… Кстати, мы почти пришли, буквально несколько домов осталось, – Свете махнула рукой какая-то девушка сидевшая на скамейке детской площадки. – Ой, Жень, подождешь секунду? С одноклассницей поздороваюсь.

– Да иди здоровайся, я всё равно никуда не тороплюсь

Света убежала к подруге, а мы с Димой отошли с тротуара во двор.

– По школе не соскучился? – спросил я у мелкого.

– Конечно нет! Каникулы вроде только начались, а вот уже через пару недель кончаются!

– С каникулами всегда так. Не успеешь оглянуться, как снова пора на учёбу. – Я видел через дорогу киоск с холодным лимонадом и мороженым. – Не хочешь по пломбиру съесть?

– Хочу!... Но мама будет ругаться, что мы сладкое перед обедом ели.

– А мы ей не скажем. Надо у Светы спросить будет ли…

Я повернулся на детскую площадку и меня взял холод. Рядом со Светой и её подругой было какое-то ужасное существо. Оно походило на женщину, однако и доли прекрасного в нём не было – двухметровый рост, тощее тело одетое в белый балахон, и длинные чёрные волосы, закрывающее лицо. Американские фильмы ужасов я не любил, но нечто подобное бывает именно там.

Настоящая женщина-призрак – по другому и не скажешь...

Девушки закричали. Тварь подошла к мужчине, стоявшего подле них, и открыв рот стала засасывать его лицо. Выглядело это мерзко, хотя и ничего толком видно не было – всё происходило под некоторым искажение.

Тело мужчины упало. Его лицо было иссохшим, как у мертвеца…  Сомнений, что он мертв не было абсолютно – из него как будто в прямом смысле слова высосали жизнь.

– Света, бегите! – крикнул я девушкам, и побежал к ним ближе.

Они стояли столбом парализованные от страха. Кричать они перестали. Схватившись друг за друга руками они смотрели, как тварь приближается к ним – что-то сделать девушки были уже не в силах.

Я потянул Свету за руку и та словно очнулся. Она вырвала руку подруги и побежала, чуть не столкнув меня с ног. Что происходило перед глазами она, кажется, совсем перестала понимать

– Ты тоже не стой! – крикнул я подруге Светы, хватая теперь за руку её. – Беги!

Девушка пускай и дольше, но тоже освободилось от страха. Я побежал вместе с ней, но обернувшись остановился.

Женщина-призрак нас не преследовала. Она была довольно медлительной и шансов догнать нас у неё не было в принципе. Видимо догадавшись об этом тварь переключилась на мальчика играющего в песочнице – скорее всего сына погибшего мужчины.

– Да что ж вы все такие… Пацан, беги! – крикнул я из всех сил.

Мальчик не реагировал, продолжая смотреть на приближающуюся к нему тварь. Не раздумывая я усилил своё тело магией. Под усилением я становился в два раза сильнее себя обычного, но, конечно, мои бафы гораздо лучше работали на других людей.

Я взял мальчишку за руки и побежал прочь с площадки. Успел я буквально в последний момент – ещё секунда и тварь бы меня схватила.

Вдалеке послышались милицейские сирены. Видно кто-то с балкона увидел неладное и позвонил в дежурную часть.

Я оглядел весь двор. На расстоянии десяти метров от женщины-призрака никого не было, но прохожих было довольно много… и все, как один, стояли парализованные… Видно тварь умеет гипнотизировать.

Женщина-призрак издала страшный и очень громкий крик. В её руке появился изогнутый меч и вместе с этим сразу же пропала медлительность – теперь она перемещалась быстрыми рывками по два метра каждый, с последующей небольшой остановкой.

Новой целью твари стала старушка, опирающаяся на трость. Она не находилась ближе всех женщине-призраку, но очевидно было самой лёгкой жертвой – даже если бабушку отвлечь от гипноза, та всё равно не сможет убежать.

Решение было одно – надо отвлечь монстра. Я кинул камень в тварь, но та даже не обратила внимание.

– Эй чучело! Посмотри какой я вкусный!

На голос женщина-призрак тоже не реагирует… Остаётся только пойти кулаками…

Я с разбега наскочила на монстра и толкнул того руками. Давать оклематься твари я не хотел и поэтому ударил её кулаком в голову. В ответ женщина-призрак замахнулась на меня мечом, отчего мне пришлось отскочить в сторону.

Отвлечь получилось, только мне с ней явно не тягаться… Кроме того, если замешкаю, то она засосёт меня, как того мужчину.

– Кто ты такая?! Человеческий язык понимаешь?...

На вопрос монстр лишь издал вопль и ринулся в атаку. В это раз движение твари стали ещё быстрее, а в её руке появился ещё один меч подобный первом. Уклониться я уже не смог – удар меча прорезал полоску кожи от левого плеча до середины груди.

Боль была вполне терпимая, хотя я и понимал, что ранение серьёзное. Развернувшись я побежал со всей дури. Кровь сочилась из разреза довольно сильно, и надо было как можно быстрее её излечить. Только, кто мне это даст…

Я бежал не оборачиваясь, но в какой-то момент я понял, что тварь за мной не гонится. У женщины-призрака пропали клинки, и кроме того она вновь стала медлительной.

– Выдохлась, сволочь…

Между нами было метров пятнадцать, и я решил, что это хорошая возможность вылечить рану.

С подобными порезами раньше я не встречался… Вдобавок самолечение для меня всегда было сложнее, чем лечение других…

В голове была также мысль – а стоит ли вообще затягивать рану? Может быть на мече была какая-то зараза или даже яд. Хотя думать об этом было бессмысленно, не вылечу порез – умру от потери крови.

Женщина-призрак стояла на месте. Её голова была опущена вниз, но мне кажется видела она всё прекрасно. Нападать на меня дальше она не стала – новой целью был парень, стоящий ближе всего к ней.

– Не стой столбом! – крикнул я пацану, однако голосом, как и до этого, вывести из гипноза не получилось.

Кровь я более-менее остановил и потому можно бежать к парню. Что же вообще такое творится…

Я вырвал пацана из лап гипноз, потрясти того за плечи. К счастью людей вокруг было меньше, чем на детской площадке и вариантов для нападения у твари было совсем немного.

Приехала милиция в составе двух человек. Они быстро выскочили из машин и направили на монстры пистолеты. Радует, что хотя бы на них гипноз не работает.

– Федя, огонь пока не открываем, – сказал один из милиционеров.

– Так точно, товарищ лейтенант.

– Вокруг слишком много гражданских. Да и не понятно, что это за существо такое… Вызывай подкрепление, а я займусь эвакуацией. Люди вокруг в состоянии шока.

Сержант Федя стал вызвать подкрепление, а лейтенант пошел в мою сторону видимо, из-за того что вся моя одежда была в крови.

– Я в порядке, помогите остальным.

– Ты весь в крови. Уходи подальше отсюда и вызывай скорую.

Тварь, не двигавшаяся после приезда милиции, вдруг рывком прыгнула на лейтенанта, повалив того на землю. Она когтистой рукой поцарапали милиционеру лицо и грудь, хотя хуже было другое – тварь наклонилась, явно желая высосать из мужчины жизненную энергию.

Я усилил тело, и подбежав к монстру ударил его кулаком в голову. Затем сразу же оттащил лейтенанта – тот был без сознания.

– Товарищ лейтенант, вставайте!

Бесполезно. И чего они медлят? Её уже давно нужно пристрелить, она слишком опасна... Может подобрать пистолет и расправиться с ней самому? Будет ли это правильным?...

Сержанта взял гипноз. Его руки дрожали и больше не держали тварь на мушке…

Я снова повторил вопрос в своей голове – будет ли это правильным?...

Был ещё вариант усилить какого-нибудь человека. Вариант с одной стороны стопроцентный, но только в том случае, если выбранный человек не побоится драться с монстром. Чёрт, и почему тут нет Исаева?...

– Товарищ сержант, очнитесь! – крикнул я подбежав к милиционеру вплотную. – Это гипноз!

– Гипноз?... 

– Да. Эта тварь гипнотизирует людей, и заставляет их бояться. В действительности она слабая.

Монстр кинулся назад и мы отбежали в сторону.

– Б***ь! – выругался сержант. – Ну и шуточки у тебя… слабая называется…

– Поверьте это так. Главное не бойтесь. Я довольно сильный маг и моя «превосходная способность» – усиление тела. Любой человек... – тварь снова на нас набросилась и нам пришлось броситься в рассыпную. – Любой человек под моими бафами становиться машиной для убийств. Сейчас я вас бафну и вы всё поймёте.

– Драться с этим монстрам?! – закричал сержант, выглядывая из-за машины. – Да ты не нормальный!... Скоро придёт подкрепление, главное сдержать её!

– Товарищ сержант… Нет, ФЕДЯ! Поверь моим словам, – я подбежал к милиционеру и положил тому руку на плечо для бафа. – Любой человек практически неуязвим под моим усилением!

Показать на деле оказалось гораздо действеннее, чем разглагольствовать. Сержант явно почувствовал изменения в своем теле сразу, но начинать что-либо делать он всё равно боялся.

– Федя, наваляй ей! Ты в десять раз сильнее!

Тварь накинулась на нас и милиционер, наконец, начал действовать. Схватив женщину-призрака за голову сержант буквально впечатал ту в асфальт.

Вокруг монстра поползли чёрный тонкие нити, и через пару секунду он превратился в пепел, разлетевшись по ветру. Хорошо милиционер не стал тянуть – мои магические силы в конце концов не бесконечны.

– С ней покончено?... – неуверенно спросил Федя. – А твоё усиление это правда что-то нереальное... Я как будто в мгновение стал самым сильным человеком в мире!

Я бросил взгляд на угол дома, рядом с киоском мороженого. Нет там ничего… Показался какой-то силуэт, но наверно это от перенапряжения.

– Как тебя зовут? – спросил сержант.

– Женя.

– Храбрый ты парень… А я что-то начал трусить в самый не нужный момент... – Федя стал набирать номер. – надо тебя и товарища лейтенанта в больницу.

Спорить с этим я не стал. Пока ждали скорую я нашёл Диму, а через него и Свету. Она уже всё успела рассказать тёть Лене и потому поднялась не слабая паника. С трудом успокоив тётю я уехал на скорой, уже считая, что самая сложная часть сегодняшнего дня не битва с монстром, а последующие вопросы и переживания.

– Одежда у тебя никуда не годная, но сам ты в полном порядке, – сказал невысокий старенький врач после осмотра. – Жалоб никаких нет, правильно?

– Жалоб нет. У меня поезд сегодня вечером, так что, пожалуйста, выпишите меня.

– Тебе постельный режим положен! Какой тут поезд… Отдохни день-два, а лучше все три. Иначе не выпишу!

– Хорошо, понял….

– Появиться недомогания сразу обращаться в больницу, – врач отдал мне бумажку. – давай тебя хотя бы в больничное переоденем – всё равно лучше этих окровавленных вещей.

– И не поспоришь.

В коридоре сидел майор милиции я даже не сразу сообразил, что он ко мне.

– Евгений Владимирович, правильно? – спросил майор.

– Да. Только можно не по отчеству, всё-таки я ещё не слишком старый.

– Зато уже очень храбрый, – милиционер протянул мне руку. – По праву можно сказать, что ты совершил геройский поступок. В десяти крупнейших городах в одно и то же время появилась тварь подобная той с которой ты дрался. Погибшие в каждом город исчисляются десятками и сотнями, и только в Нижнем Новгороде лишь одно убийство в ходе этого теракта.

– Теракта?...

– Скорее всего да. В новостях официальную версию произошедшего ещё не озвучили, но интернет уже пестрит разного рода сообщениями. На всё это пока ответ один – «сохраняйте спокойствие, ситуация под контролем». 

– Нападений было всего десять?

– Пока да. Силы милиции и армии временно приведены в повышенную готовность. Женя, тянуть не буду – нам нужно тебя опросить для восстановления всей хронологии инцидента. Причём желательно сделать это как можно скорее. Ты как себя чувствуешь?

– Нормально всё. Если надо расскажу всё, что видел.

– Это бы нам очень помогло. Тогда поехали в отделение.

Уже подъезжая к нужному зданию милиционер спросил:

– Вопрос скорее всего будет по-больному, но я всё же хотел бы знать. Твоё место рождение город Саров, значит ли…

– Да, – холодно перебил я.

– Тогда понятно откуда в тебе такая храбрость… – поправив фуражку с грустью сказал майор.

_____________________

Примечание автора:

Всем привет. Аннотации к книге я не давал и, наверно, две новые главы немного вас удивили. Если говорить честно, то изначально я хотел написать лёгкую развлекательную книжку примерно с такой аннотацией:

1) «Московский университет магии… Обитель аристократов, а также громадный трамплин в карьере простолюдинов пробившихся на бюджет. Мне говорили, что тут всё куплено, но нет – поступить получилось, однако я оказался единственным парнем на профиле целительства…» 

Но начав прорабатывать сюжет я понял, что не хочу писать нечто ориентированное на аудиторию гаремников. Меня понесло совершенно в другую степь и первая аннотация была удалена. Появилась аннотация вторая:

2) «Альтернативный мир в котором живет и процветает магическое СССР. Вернее процветало… После повторения эксперимента вавилонских учёных открывается портал на ядерном объекте Вязь-4. Механизм разрушения запущен.

Хотя об этом ещё мало, кто знает…»

Стало довольно пафосно и трешово на первый взгляд – «магическое СССР», «вавилонские учёные» – но я намерен доказать, что это не так. Посмотрим, получится ли :) Как я уже выяснил «гениальные» мысли автора, далеко не всегда кажутся читателям гениальными.

Ладно, всё это лирика, ближе к делу.

Как никогда нужно ваше мнение по книге – понятно, что три главы и это мало, но думаю нравится/не нравится можно сказать уже сейчас. Если негативной реакции будет много, то подумаю над изменением сюжета.

Когда будет следующая глава не скажу – многие детали пока не продуманы и то что есть сейчас это лишь набросок/черновик. Когда детали и герои будут продуманы достаточно хорошо, появиться некоторая стабильная скорость.

P.S.

В первой главе нашел много опечаток и корявостей, да и наверно в двух новых будет также при дальнейших вычитках. За это прошу простить и понять – это невычитанный черновик, читать, как говорится, на свой страх и риск. Самиздат в самом каменном виде ;) 

И да, предупреждение – книга 18+ из-за жестоких сцен, ну и так же мата со звёздочками в некоторых ситуациях. Кстати, как относитесь к мату со звёздочками? Может лучше обойтись без него?

Показать полностью
43

Московский магический университет. Глава 1

Московский магический университет. Глава 1 Фантастика, Магия, Фэнтези, Москва, Авторский рассказ, Длиннопост

Глава 1

– Женя поступил в Москву?! Наш Женя? – закричала Наталья Геннадьевна из своего кабинета на весь второй этаж детдома.

Я услышал это сквозь сон, но не придал особого значения. Прежним вечером я оторвался по полной, травя свой организм огромным количеством алкоголя. Пожалуй, ничто в этой жизни не могло меня побеспокоить.

Вернее, ничто кроме своры младших ребят... 

Сначала они громко меня поздравляли, потом начали толкать, а когда дело дошло до кружки холодной воды вылитой мне на голову я всё-таки не выдержал.

– Мелкие засранцы! – вскочил я с кровати, и, не открывая глаз, стал размахивать кулаками. – Вам жить надоело?!

– Женя! Женя! – загалдело множество голосов. – Ты в Москву поступил! 

– Какая нахрен Москва! Дайте поспать! 

Я рухнул на свою мокрую подушку, но через пару секунду похмельный мозг прогрузил информацию, и я вскочил вновь.

– Что? Поступил в Москву? Куда, в МВЛУ? 

– Нет! Не в военный, а в МГУ на целителя.

Мои губы опустились дугой вниз, и я в недоумении стал прикидывать как это получилось. На заработанные летом деньги я съездил в Москву и прошёл вступительные испытания в три университета. На военного лекаря, также по военке в КГБ и в МГУ на целителя. Первый вариант был вполне реальный, а два других чисто ради прикола. 

– Женёк, тебе срочно надо подписывать согласие на поступление! – параллельно с этим. – Вставай, вставай! Времени нет! – и ещё параллельно с этим. – На электронку! На электронку! Тебе ещё неделю назад письмо приходило! Женёк, не просри всё!

– Да заткнитесь вы! Голова раскалывается! Дайте минуту привести себя в порядок.

Я коснулся двумя пальцами правого виска. Навык снимания похмелья безусловно был одним из самых полезных в моём арсенале. Ясность мысли вернулась, и я встал с кровати. Тело слегка ныло после вчерашней пьяной драки.

Мои скомканные вещи, лежащие недавно на полу, переместили в своём первозданном скомканном виде ко мне на тумбу. Девочки отвернулись, когда я защеголял в труса и стал переодеваться в джинсы и майку. 

Мелкие девчонки ещё пока скромные, а пройдет года два… поворачиваться не будут. Детдомовское воспитание...

– Где письмо? – спросил я, застёгивая ремень.

– У Натальи Геннадьевны. Она сказала тебе проверить электронную почту и очень быстро!

– Да понял, понял...

Свою электронку я открывал редко, и, как у любого нормального человека, она служила только для восстановления пароля от аккаунтов в соцсетях или играх. Я выгнал всех из комнаты, удивляясь, почему это ещё не сделал Саня. Он ненавидел, когда его кто-то будит, но в этот раз Исаев напился просто мертвецки.

– Восемь новых писем, а вот и… Чёрт, телефон разрядился. 

Я поставил смартфон на зарядку и сел за ноутбук. Среди восьми сообщений пять были спамом, а три об успешной сдаче вступительных испытаний в московских вузах.

Здравствуйте, товарищ Калинин Евгений Владимирович!

Уведомляем Вас об успешной сдаче вступительных испытаний по дисциплине целительства. Просим направить оригинал аттестата до 15 августа, в случае если Вы желаете учиться в Московском Государственном Университете.

– И зачем было поднимать такой шум?... У меня ещё четыре дня в запасе...

Кроме Москвы я подавал документы также в вузы Нижнего Новгорода, но там вступительных испытаний не было, только общий госэкзамен. Наверно, я прошёл и в НиНо, просто у них вузы попроще и уведомлений не присылают. Баллы у меня были близки к максимальным. 

Пролистав глазами два других уведомления закрыл почту. На военного лекаря меня брали без вопросов, а КГБ, которое по предварительной договорённости звалось в почте «Молокозавод № 8», хотело дополнительное собеседование. 

Во рту был жуткий сушняк и я пошёл попить воды к раковине в коридоре. Пионер отряд детдома уже меня там поджидал…

– Женя, надо тебя сфотографировать и выставить на доску потчёта, – сказал Соколов, самый идейный во всем детдоме.

Не обращая внимания, я поставил черпаком ладонь и стал хлебать воду. Некоторая совесть у меня была, и через полминуты, утолив первичную жажду, я всё-таки ответил:

– Доска потчёта? Я же только поступил, может меня выгонят через день.

– Всё равно ты заслуживаешь быть примером для остальных. Год назад хулиганил, а теперь – первый по успеваемости! Так ещё и в Москву поступил! 

– Нет, спасибо. Не хочу, чтобы люди пялились на мою рожу. 

– Нет слова «хочу», есть слово «надо».

– Соколов, шмакодявка, учить меня вздумал?! 

Три года назад Соколов никому сдачи дать не могу, но как принял бразды правления пионер-отрядом сразу в себя поверил. И ведь сколько раз я за него заступался? Получал от старших ребят из-за него, а теперь он на меня с превосходством смотрит. Вот и делай людям добро после этого. 

– Не выражайся так… Я же как лучше хочу…

– Давай не будет ставить меня на доску почёта авансом. Сначала поучусь в Москве годик или даже два, и тогда можно будет начинать такой разговор. 

– Хорошо. Значит ждём от тебя самых лучших результатов! И, конечно, про нас не забывай, приезжай в гости на каникулы!

От ребят раздались одобрительные возгласы: «Женя, ждём!», «Будем скучать!», «Привози сувениры, фотки!». Даже сердце от такого заныло – как ни крути, а в детдоме меня почти все любят. 

Хотя это не удивительно – я всегда защищал слабых, и если кто-то борзел, то сразу получал от меня по лицу. По началу, правда, влетало чаще мне, но постепенно я окреп и со мной стали считаться. А когда во мне два года назад пробудилась магия… Тут уже вообще ни у кого шансов не было. Хулиганом, как сказал Соколов, я действительно был, однако исключительно добрым.

– Да, ребят, я тоже буду скучать! Обязательно приеду на каникулах, – я неловко почесал затылок. – А времени сколько? Столовая ещё работает?

– Ещё работает, – ответил кто-то. – Только поторопись, последний этаж, наверно, уже заканчивает кушать. 

– Отлично!

Я утолил жажду до конца и пошёл завтракать. Кажется, у других людей аппетита после пьянки нет, но для меня день – не день, если с утра хорошенько не позавтракать. 

Когда я пришёл, в столовой было перекати-поле – кушали только четверо ребят поставленные на приборку этажей. Тётя Маша выскребла из кастрюли остатки каши и откуда-то с кухни принесла кофе, вместо закончившегося чая – разумеется, я был только этому рад. Творога и сладкой плюшки мне не досталось, но кофейный напиток покрывал всё с лихвой.

В голове царили мысли о поступление. МГУ или КГБ? Уже настроившись на военное направление я склонялся ко второму варианту. Всё-таки у меня талант к магии, а значит я должен служить на благо государству. 

Только смущало, что на «молокозаводе» собеседование 16 августа, а оригинал аттестата в МГУ надо было отдать до 15 августа… Если вдруг КГБ не возьмёт, то я рисковал остаться у разбитого корыта…

Хотя в Москву в любом случае стоило собираться уже сегодня – мало ли какая накладка вылезет.

– Женя, булку не надо? – спросил меня парень с уборки.

– Давай.

Плюшку я решил взять Исаеву – вдруг проснётся и тоже пожевать захочет. Я занёс булку в комнату и пошёл к кабинету Натальи Геннадьевны. К счастью я её застал, и на мой стук ответил добрый голос воспитательницы: 

– Входите.

– Здравствуйте, Наталья Геннадьевна. Мне документы нужны… 

– Привет Женя. Поздравляю с поступлением в Москву! Очень за тебя рада, ты моя настоящая гордость! 

– Спасибо… Но я только поступил… ещё и выучиться надо...

– Всё равно ты уже большой молодец! Да и если вдруг что-то с Москвой не получится, поступишь куда-нибудь ещё, например, в Нижний. Ты будешь моей гордостью в любом случае – из тебя вырос очень достойный человек. Я тебя, конечно, иногда журила, но всё это шло тебе только в пользу. 

«Журила» это не то слово… Постоянно получал нагоняи и отработки, иногда, кажется, даже просто так.

– Да, я всё это понимаю. Спасибо вам.

Наталья Геннадьевна достала из картотеки выпускников мою папку и стала проверять содержимое. 

– Так, всё на месте. Хорошо, что ты всё-таки решил не идти по стезе военного. Твои родные погибли в боевых действиях и на этом хватит с твоей семьи. Как сын военного погибшего при исполнении своих обязанностей, ты даже можешь не идти в армию. 

Я робко отвел взгляд, и Наталья Геннадьевна сразу поняла мои планы.

– Женя, только не говори, что не будешь поступать в МГУ!... Это же лучший вуз страны! Туда каждый год мечтают поступить миллионы человек... А ты ещё и на магическое направление поступил! 

– Я ещё до конца ничего не решил, но, сказать честно, склоняюсь к военке.

Воспитательница тяжело вздохнула. 

– Твой дар пригодится, как в военной сфере, так и в гражданской. Но однозначно развить его будет легче в МГУ.

– С чего бы это? В университете кроме магии будет куча не нужных предметов, а в военном вузе всё по существу.

– Женя, что за глупость. Ты думаешь наши офицеры мало образованы? У тебя и в военном вузе будут, как ты выразился, «не нужные предметы».

– Я думаю там их будет меньше… Да и не в этом дело Наталья Геннадьевна. Раз у меня появился талант к магии, то я должен защищать Родину. Как говорится – кто, если не я? 

– Ты имеешь дар в целительстве, а не в какой-нибудь разрушающей магии!

– С моим даром не всё так просто… Я могу быть полезен и в военном деле.

– Женя… Трудно с тобой спорить… Но ты всё-таки подумай дважды прежде, чем принимать окончательное решение – твой выбор будет очень много значить в твоей жизни. 

– Да, Наталья Геннадьевна, я знаю. До конца я ещё ничего не решил, прежде хочу поехать в Москву. 

– Рада слышать, – Наталья Геннадьевна протянула мне документы и, когда я начал их рассматривать, она добавила: – Осторожнее в Москве. Там всё совсем по другому.

– Так я уже был в Москве! Первый раз, конечно, поражает… как будто на другую планету попал, но второй-то раз всё будет привычнее. 

– Я говорю не о развитости технологий, масштабе и архитектуре города, с его небоскребами до небес… В Москве совсем другие люди. Они думают и живут совсем иными идеалами, чем мы. 

– В смысле? Мы же все советские люди. Живём в равенстве. 

– Но одни, к сожалению, всё же равнее других… Москвичи живут бок о бок с аристократами и это их сильно развращает. Моя сестра долго работала в Москве и знает это не по наслышке. 

Аристократы… Единственный привилегированный класс в стране – обычные жители союза «товарищи», а они лишь «граждане». У нас, в Дальнем Константинове, таких нет и в помине, в НиНо парочку уже найдётся, всё-таки город миллионник, но основное их засилье, конечно, в Москве и Санкт-Петербурге.      

По итогам социалистической революции 1925 года «белые» и «красные» договорились создать государство в котором могли мирно существовать и дворяне и обычный рабочий класс, без угнетения последнего. Правда сейчас, сто лет спустя, уже в угнетение первые. Даже есть особая уголовная статья «Разжигание ненависти к аристократическому классу».

– Не понимаю. В Москве десять миллионов жителей, а аристократов всего тысяча на весь союз. Как они вообще могут на что-то влиять?

– Поверь, могут. Если ты покажешься им способным, то они и тебя приберут к своему влияние.

– Ха. Пускай попробуют! Я их слугой ни за что в жизни не буду!

– И все-таки, Женя, будь осторожен. 

– Хорошо. Спасибо, Наталья Геннадьевна!

Я взял папку документов и вышел из кабинета. Переживают же женщины за всякое разное… Хотя в Москве действительно всё как-то не так… Или просто атмосферы мегаполиса. Все куда-то идут, несутся – самый настоящий человеческий муравейник... 

Собирать вещи и бронировать билеты я решил без промедления. Железнодорожного вокзала в ДК не было и поэтому надо было ещё доехать на автобусе до НиНо. Это недалеко – всего шестьдесят километров.

Когда я пришёл в комнату Исаев уже проснулся, сидя на кровати с перекошенным видом.

– Голова трещит, – улыбнулся я. – Давай помогу.

– Нет голова не болит… Слышал ты в Москву поступил. Поздравляю, но завидую…

– Саня, а ты никуда не прошёл? Я то думал мы вместе будем учиться… Не в одном вузе, так хотя бы в одном городе. 

– Москва оказалась мне не по зубам... Забавно – тащил туда нас я, а поступил ты... Мои способности проявились с самого детства, но твоим и в подмётки не годятся.

– Да брось! Я думал ты тоже поступишь – у тебя же такой талант к магии земли! 

– Ага… Таких талантов пол союза. А мне только на стройку идти, хотя и это неплохо… Просто посмотришь на тебя и завидно становится. Я же был с тобой на вступительных – они там офигели от твоих способностей, а ты даже четверти им не показал… Спрашивали в какой школе обучался, кто твой учитель магии… Во сколько лет прорезался дар...

– Не знаю, я вроде не заметил, чтобы кто-то «офигел». Мне самые обычные вопросы задавали. Да я и не самые крутые штуки делал, ты видел, что творили те, кто годами обучаются магии.

– Женя, так они аристократы! Естественно, что они профи в магии! И ты составлял им конкуренцию!

– На целительстве, как мне кажется, не самый сложный конкурс. Я слышал маги огня сжигают по несколько полигонов на каждых вступительных.

– Ты слишком принижаешь свои способности. Я думаю ты можешь творить вещи, которые не может делать кто-либо другой. 

– Откуда нам это знать? В открытых источниках о магии говорят мало. 

Исаев развалился на кровати.

– Когда поедешь в Москву? 

– Сейчас вещи соберу и на ближайший автобусный рейс пойду. Хочу немного по Нижнему погулять и вечером на поезд сесть.

– Понятно. Ну удачи тебе. Звони, пиши, как там.

– Да, хорошо.

Я собрал сумку вещей и отправился на автовокзал. Прощай ДК, прощай...

__________________________________

Пишите как вам первая глава новой книги. Очень важен ваш отзыв.

Новая глава через неделю, но не железобетонно.

Показать полностью
20

Сын тысячелетнего монстра. Главы 23 и 24 (финал)

Глава 23

Вычеркни из жизни человека хоть один эпизод, и это будет совсем другой человек… Несколько дней ушло в самокопаниях и анализе всего, со мной произошедшего. Я сомневался во всём – начиная с того, что жил когда-то в Мейсе, и заканчивая тем, что встретил в Зоне Гаротэки Карая.

Некоторые факты обо мне легко проверялись, так как имели связь с чем либо, а некоторые подтвердить было совершенно невозможно. Например, то, что я был музыкантом в прошлом мире, да и вообще сам факт того, что я жил в ином мире. Косвенным подтверждением этому была звезда Анхейм, однако эта нить обрывалась на моей матери и клятве рода Бейст.

Лучшим способом во всём разобраться стало собрание через кольцо связи со всем отрядом Хатано. Шаг за шагом мы восстановили хронологию событий минувшего полугодия и пришли к выводу, что моя потеря памяти произошла после приезда в Генезис. Причем выяснились также и новые факты о моём помутнении рассудка...

– Но почему Киара из антрестазиса не заметила, что я не знаю Айзена? – спросил я больше риторически, когда наше обсуждение зашло в тупик.

– Какая ещё Киара из антрестазиса? – спросила истинная версия, заметно и несвойственно удивившись.

Мою голову словно сжали тиски, и я почувствовал точно такую же сильную боль, как и в случае с Айзеном, правда, менее продолжительную, чем в первый раз. Мы копнули в нужном направлении, оставалось только выяснить масштаб ещё одного провала в памяти.

– Та, что проверяет мои мысли прежде, чем допустить к знаниям ведьмаков. Частичка сознания и воли настоящей Киары, никак не связанная с ней.

– Если бы я даже была способна на такую магию – расположить подобное в антрестазисе, в любом случае, невозможно. Произошло бы разрушение подпространства.

– И правда, столь сильная магия внутри антрестазиса… Меня это почему-то не смутило, хотя я и чувствовал что-то неладное. Но… Учитель, вы рассказывали мне вещи, которые я просто не мог знать. Например, показали мне не то иллюзию, не то ваше воспоминание.

– Воспоминание? Что там было?

– Там был ужас. Город разрушило несколько красных ураганов, а потом я увидел сражение Гаротэки Карая и какого-то человека.

– Этим «каким-то» человеком был мой отец. Я действительно показывала тебе это воспоминание, но это было ещё несколько месяцев назад.

Я снова почувствовал головную боль – возвращалась моя истинная память. Отчётливо вспомнился тот самый разговор, когда Киара показала мне своё воспоминание…

* * *

– Учитель, сражение в иллюзии гладиаторской арены заканчивается для меня на одном и том же месте. Я выживаю в мясорубке, но когда дело доходит до одиночных боёв... Выстоять против пятиметрового громилы просто невозможно! Тренировка – тренировкой, но умирать каждый раз очень неприятно. Мне надо минимум пару рангов освоить, чтобы его одолеть.

– Ты думаешь, в реальной жизни у тебя сначала будут слабые враги, а потом постепенно уровень сложности будет повышаться? Нет, это так не работает. Либо выжил и победил, либо умер и проиграл – третьего не дано. Если не нравятся мои тренировки, то просто откажись от них.

– Я не собираюсь отказываться. Просто у меня нет значительного роста, как было после первых занятий. И я понимаю, что в жизни будет пан или пропал, но раз сейчас я тренируюсь, то, может, дадите задание по моим возможностям?

– Пройти гладиаторскую арену тебе по силам, просто ты недостаточно старался.

Ответ Киары поставил меня в ступор. «Недостаточно старался»? Да я выкладывался на все сто…

– Гладиаторская арена – это моё реальное воспоминание, и мне никто вторых попыток не давал.

– Но вы, наверное, были сильнее меня, когда оказались там?

– Сильнее? Мне тогда было восемь лет, и моё становление как ведьмака только начиналось.

Я уже знал, что Киара – настоящий монстр, но чтобы настолько… В том, что она намеренно оказалась на гладиаторской арене, я даже не сомневался.

– Знаешь, почему у меня получилось, а у тебя нет?

– Я не чувствую настоящей опасности?

– Нет. Всё дело в мотивации. Какие у тебя цели? Стать музыкантом, и параллельно изучать магию? Цели хорошие, но что у тебя на кону? Что произойдёт в случае твоёй смерти?

– Не выполнятся мои личные цели.

– Думаешь в правильном направлении. Представь себе сражение двух солдат. Они имеют одинаковое оружие, допустим, это нож, и одинаковый ранг силы. Какой из них победит, тот, что является наёмником и сражается за деньги, или тот, который защищает свою семью?

– Победит второй, у него нет права проиграть.

– Верно. Если ты имеешь сильную мотивацию, то не позволишь себе проиграть. Естественно, одной мотивации не хватит, чтобы победить врага, многократно превосходящего тебя по силе, но в равном или почти равном бою всё решает мотивация.

– Это похоже на основы искусства Функюру.

– О, нет! Тут ты очень сильно заблуждаешься. Искусство Функюру полагается на судьбу, а искусство Фудо – на цель, на идеал. Мотивация и правильный настрой – это основа искусства Фудо, и только потом идут непосредственные приёмы и техники. Разумеется, получить мотивацию из ниоткуда невозможно, но если хочешь побеждать, то должен уметь выставлять цели и находить мотивацию, в особенности, когда дело доходит до реального боя. Самая сильная мотивация – это защита кого-то или месть за что-то, затем идут личные амбиции в разных своих вариациях. Чтобы победить на гладиаторской арене, ты должен понять – пока не пройдёшь эту преграду, сильнее не станешь.

В эффективности такой методики я немного сомневался, но общий посыл уловил.

– Я вас понял, учитель. В следующий раз у меня обязательно получится. И… – я решил обратиться более лично. – Киара, позволь узнать, какую мотивацию ты имеешь.

– Месть, – холодно произнесла девушка. – Я собираюсь уничтожить Длань Скорпиона.

Меньшего я от неё и не ожидал.

– Это… это будет очень сложно.

– Знаю. Хочешь узнать мою мотивацию? Тогда я тебе её наглядно покажу.

А дальше было то самое воспоминание, и мрачное осознание – я являюсь сыном того, кто превратил жизнь Киары в ад. Гаротэки Карай убил родителей девушки и весь её клан, оставив от её родного созвездия одни лишь руины. Это произошло за год до смерти Гаротэки, и хоть у Киары не стало основной цели для мести, огонь её отмщения перекинулся на всю Длань Скорпиона.

– Мой отец был Мейдзином, но выстоять против Тысячелетнего Монстра он не смог. Если твой накама Айзен поставил себе цель стать Мейдзином, то для меня это просто промежуточная цель. Если не смогу стать Мейдзином, а затем лучшим среди семи Мейдзинов, то мне никогда не победить Длань. Вот такая моя мотивация.

* * *

Все детали встали на свои места, и пазл окончательно сложился. Не было никакой Киары в антрестазисе, а знания, которые я получил о ведьмаках, дала мне книга. Сначала в ней была лишь маленькая памятка про ведьмаков, а затем, когда я выбрал сторону, появился текст следующих страниц. Дальнейшие знания должны были открываться с каждым новым порогом силы.

Кажется, пора пить таблетки от шизофрении, а не от болезни истощения…

– Чем больше фрагмент памяти, тем сложнее его стереть, – произнесла Киара, рассуждая о моём помутнении рассудка. – Легко переписать память о конкретном дне, но, если речь о целых годах жизни, то такое вмешательство либо будет безуспешным, либо сотрёт все воспоминания подчистую. Это суждение справедливо как для магов-менталистов и ведьмаков, так и для самой Зоны.

– Получается, я был очень близок к тому, чтобы полностью потерять память? – спросил я очень печальным голосом, настроение было ни к чёрту.

– Скорее всего, да. Тебе нужен контролёр реальности – человек, в существовании которого ты не сомневаешься, и который знает о тебе всё. Отчасти, до твоего прихода в Генезис, такими людьми были мы. Вполне возможно, это и было причиной, почему у тебя не наступило помутнение рассудка ещё тогда.

– Контролёр реальности? Я думал, человек данной профессии нужен только в походе по Зоне.

– Ты был в Смертельном Негативе, и, видимо, теперь Зона навсегда будет с тобой. Ты, конечно, можешь рассчитывать на свои дневники, но контролёр реальности – это куда надёжнее.

– Ага…

– Не унывай, пацан, – вмешался Ян. – Проблему ты выявил на ранней стадии, так что всё сложилось довольно удачно.

– Ага…

– Теперь буду связываться с тобой чаще, а пока ты не найдешь контролёра реальности, к тебе каждые день-два будет приходить Бернард.

– Ян, я хочу покинуть Ицар.

– Что? Почему?

– Не моё это.

– Всё-таки решил удариться в музыку?

– Нет. Думаю отправиться в горячие точки или стать наёмником – хочу развивать свои ведьмачьи способности.

– Что ж, дело твоё. Хотя, как по мне – это глупо, обучение в Ицаре даст тебе куда больше, а отправиться в горячие точки ты всегда успеешь.

– Я уже всё решил. Два миллиона Хё, которые ты мне дал… Раз я бросил учебу, то хочу тебе их вернуть.

– Пацан, я же говорил тебе – это мой подарок. Мне без разницы, пойдут эти два миллиона на твой кутёж или на учёбу, ты волен сам распоряжаться этими деньгами.

– Куда ты там собрался? – спросила Сара, явно недовольная. – В горячие точки? Перебитые каналы анхе для начала восстановить не хочешь?

– С этим уже почти полный порядок, – соврал я. Это ещё она про мою болезнь истощения не знает… – Как взял Азай, колдовать стало намного легче.

– Естественно, легче. Ты же, всё-таки, новый ранг ещё взял.

– Не беспокойся, у меня всё под контролем.

– Хотелось бы верить…

На этой ноте наше затянувшееся собрание закончилось. Я получил ещё небольшую порцию различных наставлений и попрощался со своим бывшим отрядом. Пищи для размышлений была уйма, но я взял гитару и попытался расслабиться.

Тщетно. Различные мысли так и лезли в голову. Моя внутренняя гармония сильно пошатнулась и требовала срочного восстановления. Пропала уверенность в чём либо. Период нахождения в Зоне был проверен, но кто знает, что ещё я мог забыть в Генезисе. И главное, кто мог бы помочь мне во всём разобраться?

На ум приходил только Оливер. Он знал обо мне больше всех, вдобавок, мы из одного клана и имеем общую цель. Конечно, контроллёра реальности мне из него не сделать, однако только он может помочь мне здесь и сейчас.

Я хотел позвонить Оливеру, но зазвонил мой телефон, и там как раз оказался Бейст.

– Привет, хочу вернуть тебе полтора миллиона и… есть ещё одно дело.

– У меня тоже есть к тебе дело, где встретимся?

Оливер назначил встречу недалеко от своего дома. Я взял такси, и почему-то предчувствие у меня было плохое. Голос Оливера был слегка странным, хотя даже не в этом дело – я чувствовал какую-то опасность для своего друга. Примерно также было с Диларой, когда она сбежала из аквапарка.

– Из Ицара в трущобы… – пробубнил водитель. – Интересный маршрут. Случаем, не в бордель собрался?

– Что? Нет.

– А адрес очень близкий… Кстати, там хороший бордель. Были б деньги, я б туда завалился!

Я отвернулся, не желая продолжать разговор. Неловко это признавать, но всё-таки иногда лучше, когда у людей нет Права Голоса. Только отвлекают своими глупыми разговорами.

На полпути я своей сенсорикой почувствовал очень жуткую ауру. Пролетая над Генезисом, часто можно почувствовать «мастера» или даже «легенду», но эта аура была куда сильнее… Может быть, в Генезис забрёл демон?

Местом встречи оказалась плохо освещённая улочка, единственным интерьером которой были мусорные контейнеры. Где-то в конце тут должна была быть кофейня, в которой меня ожидал Оливер, во всяком случае должен был ожидать...

– Что-то, мрачное местечко ты выбрал... – отшутился я, когда показался Оливер в компании двух мастеров. Один был «платиновым», прибывший из отряда охраны воплощения, а второй – «алмазным», и видел я его в первый раз. Причём, сильный «алмазный», возможно близкий к рангу «легенда».

– Повод не очень радостный, – ответил Оливер, не поднимая глаз. – Когда я увидел тебя в школе в первый раз и опознал, как сына Гаротэки Карая, то сразу же дал запрос Копью Талтока. Через день я сказал им, что всё это было ошибкой, но меня терзали сомнения, правильно ли я поступил.

– Только не говори…

– Ты представляешь угрозу всему миру! Прости, Майто, тебе просто не повезло родиться сыном Тысячелетнего Монстра – мы не имеем права оставлять тебя в живых. Дригс из Копья Талтока откликнулся на мой зов, не поверив в ложную тревогу, и я всё ему рассказал. К сожалению, Майто, ты должен умереть.

К нам подлетели два военных транспортера с тремя асурами на борту каждого. Они были одеты в броню и вооружены автоматами. Ситуация дрянь, с какой стороны не посмотри...


Глава 24


Принимать бой в таких условиях было самоубийством, и я думал лишь о том, как бы сбежать. Асуры открыли по мне огонь, а над единственным выходом с улицы возникла пятиметровая стена. Отпускать меня просто так явно никто не хотел…

Я достал из антрестазиса тяжеленный бронещит, запасённый как раз для защиты от пулевых атак, и прижавшись к стене, стал думать, что делать дальше. Мастера бездействовали – видимо, ждали, пока асуры с помощью автоматов выбьют у меня анхе на выставление брони.

Один из транспортёров пролетел вперед, чтобы асуры смогли стрелять в меня с незащищенной стороны. Оставаться на открытом пространстве было нельзя, и я, активировав технику духа, пробил стену здания. Можно было просто залезть в окно, но ближайшее было в нескольких метрах, и я бы потратил куда больше анхе на такое действие.

Это был тот самый бордель, о котором говорил водитель. Моё вероломное вмешательство застало врасплох пузатого мужчину и куда более стройную девушку рядом с ним. Пузатый, с испуганным видом, пытался надеть штаны, а девушка, даже не думая прикрываться, набирала какой-то номер в мобильнике. Я, проскочив всю комнату, хотел с наскока выломать дверь, но через секунду сообразил, что легче просто повернуть замок.

Я оказался в коридоре, где меня ждал лабиринт дверей и маленьких холлов. Здесь была градация клиентов по уровню доходов, и потому я немного заплутал в трёх ресепшенах для каждого класса посетителей. Наконец, я вышел к лифтовой, где меня ждала группа из четырех громил, по всей видимости, являющаяся местной охраной.

– Эй, придурок, ты чо тут устроил! – взревел один из них, преграждая мне выход из здания.

– Машина есть? Плачу сто тысяч Хё, если кто-то из вас вывезет меня отсюда.

Охранники переглянулись, пытаясь переварить информацию. Я достал из антрестазиса пачку денег и демонстративно поднял её вверх.

– Соображайте быстрее!

Посмотрев на лица верзил, я понял, что договариваться с ними бесполезно. Они слишком мелкие сошки, совершенно неспособные на самостоятельное принятие решений.

Сенсорикой я определил, что погоня за мной разделилась на два отряда, в каждом из которых были мастер и три асура. Один пошёл непосредственно за мной, другой был на другом краю здания. У меня была небольшая фора, но они вот-вот были готовы меня зажать.

Мне нужно найти транспорт. Подойдёт даже такси, но надо было придумать обманный манёвр, чтобы всё это дело провернуть. Можно было ещё запросить помощи у Бернарда, однако эта помощь закончится ровно тогда, когда станет известно, что я – сын Тысячелетнего Монстра.

Я хотел свернуть к лестнице и подняться на крышу, но минутное промедление дало возможность Дригсу меня догнать. Его преимущество по скорости было колоссальным – он ударил меня ногой в грудь, и я, пробив две стены, вылетел на улицу. Активировать доспех духа я смог лишь каким-то чудом.

Я оказался прямо перед мастером и тремя асурами. Чуть позже сзади добавился Дригс и ещё три асура – меня взяли в кольцо. Скорее всего, вся территория была заранее хорошо изучена, и шансов сбежать у меня не было изначально. Новая улица была такой же невзрачной и безлюдной, как первая. Даже если бы получилось вырваться из окружения, скрыться всё равно было попросту негде.

– Такой толпой всего лишь на «бронзового ученика»? – спросил я, пытаясь выиграть время на придумывание плана.

– А мы рассчитывали, что против нас только лишь «ученик», – ответил Дригс, поправляя фуражку. Одет он был по-военному, но несколько вольно – штаны и белая рубаха. – Если бы знали, что ты уже «бронзовый», то взяли бы отряд побольше. Говорят, у сына Тысячелетнего Монстра надо умножать ранг на несколько порядков.

– Мою силу, очевидно, преувеличили.

– Я займусь им лично, – сказал Дригс, не обращая внимания на мою болтовню. Он достал саблю, и я отчётливо почувствовал, что имею дело с ларкаром. – Остальным быть на подстраховке.

Технику духа мне пришлось активировать сразу, но даже это не особо мне помогло… Я увернулся от нескольких выпадов, и очень быстро оказался прижатым к стене. Дригс замедлил меня превосходящей наступательной способностью и свободной левой рукой ударил по четырём точкам возле моего сердца. Поток анхе в теле полностью прекратился, и мой фиолетовый дух тигра моментально пропал.

– Просто убить тебя будет мало, надо будет ещё и запечатать твою душу.

Вокруг меня появилось три каменных столба высотой в мой рост – два возникли с боков, а третий коцнул меня по спине, заставив отойти на шаг вперёд. На камнях были высечены руны, и когда Дригс зашептал какое-то заклинание, каждая из них засветилась.

Затем появились полупрозрачные цепи. Они не касались тела, однако что-то внутри меня стало сильно сжиматься. Я вновь попытался активировать технику духа, но анхе, всё также, будто бы полностью во мне отсутствовало.

Запечатывание души… В старом мире я, кажется, сомневался, что у человека вообще есть душа, но в этом мире таких сомнений у меня не было совершенно. Как и не было сомнений, что после смерти есть загробная жизнь, о которой, впрочем, ничего почти неизвестно. И которую, при запечатанной душе, мне не будет суждено увидеть....

А Дригс всё шептал и шептал заклинание... Он направил в мою сторону острие сабли и стал медленно подходить. По всей видимости, запечатав душу, он сразу же убьет моё тело.

Я искал хоть какой-то выход из положения, но ничего не приходило в голову… Анхе отсутствовало, мой слабый, и недавно полностью разряженный, «гнев» тоже ничем не мог помочь. Кто-то бы оставил всё на волю судьбы, но судьбе, как мне уже давно сказал Хатано, не нужна была ни моя жизнь, ни моя смерть. Надеяться на происки искусства Функюру было попросту глупо.

Как выход из положения, оставалось только искусство Фудо...

Что произойдёт в случае моей смерти?


Не выполнятся мои личные цели?

Мне нужно совершить невозможное. Прыгнуть выше головы десятикратно. Нужна великая цель – цель, которая не позволит погибнуть в этом месте. И это не может быть месть Гаротэки. И это не может быть целью стать рок-звездой.

Чтобы победить, мне нужна поистине невероятная мотивация.

Правда, сколько бы я не спрашивал себя, таковой не находилось... Я не хотел стать Мейдзином или Йонко. Не хотел создать «мир во всём мире» или «счастье для всех и каждого». Мне не хотелось уничтожить всех демонов и всё зло этого мира или, как Киаре, хотя бы одну лишь Длань Скорпиона.

Всё это было для меня либо бессмысленно, либо объективно невозможно.

Дригс всё ближе и ближе подходил ко мне... Я уже полностью принял свою смерть, но вдруг какая-то шестерёнка мироздания повернулась совершенно не в том направлении, и всё пошло по совсем иному сценарию...

На небе возникла луна, и цепи, сковывающие меня, резко пропали. Моё тело стало светиться белым светом, и всё говорило о том, что я нахожусь в обличье светлого ведьмака. Скорость и сила резко возросли, а кроме того, вернулась способность использовать анхе

– Кажется, удача на твоей стороне, – произнёс Дригс, пытаясь пронзить меня саблей, но я отпрыгнул в сторону. – Регенерация ведьмака под луной… неприятная штука. Придётся убить тебя без запечатывания души.

Дригс принял боевую стойку, и что-то на уровне предчувствия говорило мне – его следующая атака будет для меня смертельной. Я словно видел все варианты будущего, и не было ни одного, в котором Дригс меня не убивал… Между нами было расстояние в несколько метров, и в независимости от того, бегу я или нападаю, исход я почему-то чувствовал один тот же.

Неожиданно в голове появилось решение. Единственным способом победить был гамбит. Приём, при котором ты позволяешь себя ранить, чтобы нанести ответную смертельную рану… В идеале для этого надо было хорошо владеть искусством Функюру, дабы заставить противника атаковать себя определенным образом, но до такого уровня мне было, как до небес.

Я активировал технику духа, концентрируя энергию для своего сильнейшего удара. Мой фиолетовый дух тигра, под обличием ведьмака, перекрасился в белый – две формы явно усиливали друг друга.

Выставив правую руку вперёд, я побежал на Дригса. Моя прямая атака выглядела самоубийством, но, приблизившись к мастеру, я нырнул под его руку. Правая рука была отрублена по локоть, а левая направлялась к самому сердцу Дригса.

Я вложил в этот удар всё – и анхе, и энергию нэго, которая дала мне луна… Но это оказалось безрезультатно… Дригса лишь откинуло на несколько метров – его броня из анхе полностью поглотила удар. Исходящий от груди Дригса пар был единственным подтверждением мощи моей атаки.

– Хорошая попытка, но это слишком слабо, – сказал Дригс и, взмахнув мечом, нанёс мне дальний росчерк.

Вряд ли он пытался меня таким образом ранить, скорее, просто проверял, как я держу удар после такой отчаянной атаки. Я посмотрел на обрубок своей руки. Кровь остановилась почти сразу же – видимо, сработала регенерация ведьмака. Хотя это было уже неважно, всё шло к тому, что меня вот-вот убьют.

Дригс медленным шагом приближался ко мне, как будто давая вкусить последние глотки жизни. Бежать было бесполезно. Оставалось лишь достойно принять свою смерть, сражаясь до последнего вздоха.

Я хотел пойти в последнюю атаку, но почувствовал ужасную ауру. Ту самую, что я принял за демона, когда ехал в такси…

Сзади Дригса, не то из невидимости, не то из другого пространства, возникла высокая женщина, наполовину акула, наполовину человек, вооружённая двумя клинками. Кем она являлась, я узнал сразу… Это была Теодора Блейм, один из старейших членов Длани Скорпиона, а также общепризнанно лучший астролог в мире. Хотя и её боевые качества были невероятными… Она была одним из двадцати ныне живущих «титанов».

Сын тысячелетнего монстра. Главы 23 и 24 (финал) Авторский рассказ, Фэнтези, Приключения, Магия, Фантастика, Длиннопост

Время будто бы остановилось. Теодора Блейм пронзила Дригса в спину, хотя и в честном бою у того не было шанса.


– Какая интересная ситуация. Я хотела убить сенсора, который почувствовал моё присутствие, но оказалось, что его уже кто-то хочет прикончить, – Теодора перешагнула через труп Дригса и направилась в мою сторону. – Я вижу в тебе огромный потенциал. Думаю, ты можешь хорошо послужить Длани Скорпиона, – она направила на меня свой кинжал. – Или ты предпочтешь умереть?


Дерьмовый выбор...


– Предпочту смерть.


– Да, твоё сражение я видела, смерти ты не боишься... Но с такими работать интереснее всего, – Теодора кинула мне монету со скорпионом. – Сохрани это до нашей следующей встречи. Я даю тебе восемь лет, чтобы ты стал сильнее. Если сумеешь меня впечатлить, то мы вернёмся к нашему разговору. Но если останешься слабаком или потеряешь мою монету, то я убью тебя.


Где-то вдалеке прогремело несколько взрывов.


– Тайлер снова начал раньше времени… Значит, мне пора в гущу событий. Назови своё имя, юный инвакен.


– Майто Краун.


– Краун? Редкая звезда. Что ж, надеюсь ты меня не разочаруешь. Сегодня ты должен был умереть, и твоя жизнь дана тебе авансом. Хорошенько это запомни.


Шестерых асуров и мастера пронзило водными шипами. Теодора Блейм исчезла в появившейся на секунду мгле, и время вновь вернулось в нормальное русло.


Кто бы мог подумать, что меня спасёт член Длани Скорпиона… Правда, вряд ли это можно было назвать полноценным спасением – моя смерть просто была отсрочена на восемь лет. Хотя это всё же лучше, чем ничего.


Из людей Оливера оставался только пилот транспортера, который говорил через рацию со своими. Я думал, Бейст свернёт свою операцию, узнав, что все его люди мертвы, но это, почему-то, его не остановило. Он подлетел к месту битвы на втором транспортёре и вышел ко мне. В руке у него был небольшой нож из ларкара. Монету со скорпионом я спрятал в карман.


– Всё кончено, Оливер. У меня ещё есть силы на технику духа, а кроме того, мне благоприятствует луна.


Оливер поднёс нож к своему горлу.


– Что ты делаешь? Пытаешься себя убить?


– Нет, пытаюсь убить тебя.


Сказав это, Оливер опустил нож к животу и нанёс себе порез. Причину такого действия я понял сразу, или вернее, почувствовал – порез также появился на моём теле, рубаха в области живота окрасилась в красный.


Оливер безумно улыбнулся и затем рассмеялся, видно, он сам не знал, сработает ли его магия.


– Ничего не кончено, пока ты жив! Не думал, что дойдёт до использования техники кровавой расплаты главы клана, но я был к этому готов. Любая рана, нанесённая мне, отразится на тебе. Я заберу твою жизнь в могилу вместе со своей.


– Что ты, б***ь, творишь! Думаешь, если убьёшь меня, то это не позволит Гаротэки возродиться? Да он просто найдёт другой способ! И кто тебе вообще сказал, что моё существование может помочь его возрождению?


– Мне это сказал здравый смысл, и убитый тобой Дригс.


– «Убитый Дригс»? Ты, вообще, видел, что здесь произошло?


– Ещё скажи, это сделал не ты. Убил всех моих людей и пытаешься меня одурачить? Твои ведьмачьи уловки со мной не пройдут.


И тут я понял, что Теодора Блейм находилась здесь меньше секунды. Её наступательная способность замедлила всё вокруг, и в глазах единственного свидетеля – пилота транспортёра – всё выглядело так, как будто всех убил я…


Говорить правду о произошедшем было бесполезно. Оливер меня бы не послушал.

Луна всё ещё освещала улицу, и моя рана на животе почти сразу же затянулась, в отличие от раны Оливера. Способ для своей победы я уже знал, однако маленькая частичка внутри меня всё ещё сопротивлялась. Она хотела спасти Оливера, попытаться объяснить, что я никакой не враг, сказать о том, что он оставит сестру одну…


Но эта часть меня всё больше и больше гасла. Власть брала моя жестокая сторона, которая не верила, что с Оливером можно договориться. Хотя, она даже не хотела договариваться, она желала лишь одного – смерти предателя.


Я выбил ногой нож из руки Оливера, даже не включая технику духа. В обличье ведьмака моя скорость была столь высокой, что Оливер просто не имел шанса среагировать. Левой рукой я кинул Бейста в стену здания. Этот удар также передался мне, но для Оливера он явно был более болезненным.


Бейст отправил в меня несколько ледяных сосулек, от которых я легко уклонился. Я подобрал нож с асфальта и несколько раз прорезал Оливеру правую руку. Получилась настоящая шутка безумного гения – кровь не могла пойти из той части тела, которой у меня попросту нет.

Хотя, даже нанеся порез в другом месте, я бы выжил благодаря регенерации. Скорее всего, меня могло убить только сильное повреждение внутренних органов – поверхностные раны на мне легко затягивались.


Оливер кричал и бился в агонии, называл меня ублюдком и проклинал, а я упорно ждал, пока жизнь окончательно покинет его тело, чтобы полностью убедиться в его смерти. Пилоты транспортёра сделали попытку спасти своего господина, но были убиты всё тем же ножом.


– В глубине души я надеялся, что когда-нибудь мы станем накама. Прощай, Оливер. Мне жаль, что всё так вышло.


________________

От автора:

Первая книга закончена :) Спасибо, что дочитали до конца, надеюсь вам понравилось! Когда я начал выкладывать книгу на пикабу, чтобы получить первый фидбек, то ни на что не рассчитывал. Но в итоге читатели нашлись, и кто-то даже помог улучшить сюжет или дал советы. В общем большое всем спасибо! Второй книги здесь не будет, хочу получить эксклюзив на площадке Автор Тудей.


Если хотите почитать продолжение, то приходите на АТ https://author.today/reader/114041


Книга будет платной, уж извините что хочется мне кушать :/

Сын тысячелетнего монстра. Главы 23 и 24 (финал) Авторский рассказ, Фэнтези, Приключения, Магия, Фантастика, Длиннопост
Показать полностью 2
15

Сын тысячелетнего монстра. Главы 21 и 22

Первая глава(Сын тысячелетнего монстра)

Глава 21

Болезнь истощения имеет разные формы и разные стадии. Если дело запустить, и продолжать постоянно уходить в минус, то в лучшем случае отделаешься потерянным здоровьем, а в худшем – просто умрёшь.

На ранних стадиях хорошо помогают лекарства, но надо было учитывать, что истощение я получил, использую очень сильную технику – поэтому можно было только догадываться, насколько всё плохо.

Лекарства стоили дорого, но, к счастью, моё финансовое положение вот-вот должно было поправиться. Я постучал в дверь Дилары.

– Я пробудила звезду Азай эпическим аспектом! – прямо с порога закричала Дилара. Радость у неё была неимоверная. – Рихтер мне подсказал, что сегодня звезда будет в активной фазе – не знаю, откуда он это узнал, но моя благодарность не знает границ!

Об информаторе Рихтера я был в курсе… Вот же жучара. Хотя для Дилары мне, в целом, не жалко. Правда, кроме вопроса о деньгах, к девушке я зашёл также с просьбой подстраховать меня при пробуждении звезды, и теперь получалось, что я буду использовать её данные про Азай...

Дилару, к слову, явно страховал Цугивара, стоявший у неё за спиной.

– Поздравляю, – я слегка улыбнулся. – Зашёл к тебе насчёт доли со ставки.

Лицо Дилары стало более холодным, а голова немного склонилась вниз.

– Прости, Май, но наше соглашение изменилось. Я заплачу тебе только 10% от выигрыша, мне резко понадобились финансы и дать тебе все 75% я не могу. Хотя это, конечно, не оправдание. Четыре миллиона двести пятьдесят тысяч Хё – это тоже очень большие деньги.

У меня были мысли о подобных выкрутасах со стороны девушки… Мы то ли в шутку, то ли всерьёз говорили о КИБе, но став воплощением, она попросту не может его иметь. Часть её выгоды от сделки резко пропала, но, естественно, говорить открытым текстом она это не стала.

– Ты считаешь нормальным, когда ты нанимаешь человека на работу, оговариваешь его обязанности и зарплату, а потом не платишь и половину? Если да, то вопросов у меня нет. Но с таким подходом далеко ты не уйдешь. Люди просто не захотят с тобой работать.

– Можешь считать, что я из тех гнусных аристократов, которые на раз-два обделяют простолюдинов, – Дилара движением руки подала знак Цугиваре, и тот передал мне кейс.

– Я так не считаю, но на мой КИБ можешь не рассчитывать, – Держать обиду на девушку не было никакого смысла, а вот сменить тему, чтобы понять, союзники мы или нет, определённо, стоило. – Я хочу пробуждать новый аспект, подстрахуешь?

Кажется, Дилара была настроена на неприятный разговор, и она несколько удивилась такой легкой перемене в диалоге.

– Да, без проблем. Какую звезду хочешь пробуждать?

– Азай. И нет, это не из-за того, что я узнал про активную фазу. Я и без того планировал её пробуждать.

– Хочешь стать моим конкурентом по огненной магии в Ицаре?

– Догнать тебя будет сложно… Да, кстати, гитару мне верни.

Мы пошли ко мне в квартиру, Цугивара без дополнительных распоряжений последовал за нами. Мне на это было без разницы, но иногда я на него всё-таки поглядывал в манере шпиона под прикрытием. Нашей договоренностью было, что он молчит, пока моя тайна не несёт прямой угрозы его госпоже.

– Тебя напрягает Цугивара? – спросила Дилара, каким-то образом вычислив мой интерес, словно была агентом контрразведки, сходу чувствующим неладное. – Я временно усилила меры безопасности. У меня в клане сейчас нечто вроде дворцового переворота.

– Нет, ничего страшного. Приступим.

Для пробуждения звезды в этот раз мне нужен был лишь Эхекрат созвездия и специальная деревянная палочка ку-Тчи, соответствующая звезде Азай. Моей задачей было активировать Эхекрат, и через палочку передавать энергию в нужное место на доске.

Метод ку-Тчи считался одним из самых безопасных и надежных способов пробуждения новой звезды – если, конечно, всё сделано по совету хорошего астролога или просто знающего мага.

Мой запас анхе на последние деньги был полностью восстановлен, и хоть моих тысячи пятьдесят анхе с лихвой должно было хватить на пробуждение эпического аспекта, был маленький шанс, что я немного не дотяну.

– Дилара, а сколько анхе тебе дал эпический Азай?

– Тысячу двадцать.

– Это сильно меньше твоего прежнего запаса?

– Неа. Мне повезло, прям в притык попала. Но тебе-то волноваться нечего, редкий аспект ты легко пробудишь.

– Ага…

Я нацепил на указательный палец специальный пластырь, который обычно используют военные, и взял палочку ку-Тчи. Пластырь меняет цвет сразу же, как владелец получил истощение – с учётом моей болезни это было актуально, как никогда.

Энергию я передавал лишь одним пальцем, так было эффективнее всего. Мой указательный палец держал круглый кончик палочки ку-Тчи, а противоположная острая сторона впивалась в нужную звезду на Эхекрате. Я медленно и равномерно вливал анхе, стараясь как можно сильнее сосредоточиться.

Спустя пару минут Дилара слегка дотронулась до моей руки.

– Пластырь стал красным.

– Да, вижу. – ответил я, убирая ку-Тчи. – Я ожидал чего-то особенного, света там какого-нибудь или искорки…

– Методом ку-Тчи и не должно происходить ничего особенного. Может, только если эпик или легенду пробудил, но такое тебе ещё долго не светит.

Спорить с таким утверждением я не стал.

– Ладно, спасибо за помощь! Качество аспекта я хочу посмотреть в одиночку.

– О-о! Это новый выпуск «Загадок»?

– Нет, свои аспекты, вообще-то, я и раньше тебе не показывал.

– Ты просто боишься, что облажался, верно?

– Не надо выдумывать здесь различные варианты. Спасибо ещё раз, что подстраховала, и, пожалуйста, иди к себе домой.

– Ты в минус не ушёл? Дать немного анхе?

– Да, было бы неплохо. Сейчас достану камень Гангэ, чтобы знать точно.

Небольшое истощение в несколько единиц у меня было, и оставалось надеяться, что это не слишком усилит мою болезнь. Пробуждение аспектов, к слову, тоже помогало против болезни истощения, но если стадия слишком большая, то какое-либо развитие следует прекратить. Дилара восполнила моё анхе и ушла. Я закрыл шторы в комнате и негромко сказал:

– Аспекты, видимый режим.

Рядом с моим красным, усиленным несколькими жилами, Крауном хаотично летал чуть меньший жёлтый аспект… Для многих редкий аспект считается успехом, но для меня это полный провал. В чем я ошибся?...

Весь инструментарий дал мне Ян, вдобавок Сара помогала советами. Талант вполне подходящий, звезда в активной фазе, да и, кроме того, у меня есть легендарный аспект, и это сильно благоприятствует эпику или легенде. Нет, на ещё одну малую легенду я не рассчитывал, но шанс на эпик был просто невероятный! Все условия, кроме одного, идеальны…

Неужели всё упёрлось в запас анхе? Тысячи пятидесяти обычно хватает на эпик, но бывают и исключения. Жилы Крауна мне доставались довольно легко, однако, всего одной в решающий момент мне не хватило… И самое обидное, что такое произошло с Азаем, одной из важнейших звёзд, из числа мной намеченных.

В будущем качество аспекта можно будет улучшить с редкого до эпического, но точно не до легенды. Вернее, теоретически это возможно, но по факту полное безумие – никто не повышает качество больше, чем на один уровень. Нарушение этого правила чревато появлением пустого аспекта, и убитым развитием мага.

Промах большой, но не критический. Во всяком случае, не белый или серый – с редким ещё ничего не потеряно. Я собрался с мыслями, попил успокаивающего чая, доставшегося мне от Хатано-сана, и заказал доставку нужных лекарств.

Нервишки успокоились, и я решил заняться медитацией для повышения ранга мудрости. Это дело можно было отложить, однако мне хотелось хоть как-то компенсировать своё поражение. Пять ярусов уже давно были выстроены, оставалось только взять ступень.

– Было бы так легко с аспектами!... – сказал я вслух через минуту. Взять ранг «бронзового ученика» не вызвало никаких проблем.

Я перевёл аспекты в видимый режим, и к моей белой ленточке, действительно, добавилась бронзовая, с закрепленным на ней редким аспектом. Мое красное стеклышко можно было соединить с жёлтым, и тогда бы обе ленточки стали вращаться с одинаковой скоростью (это добавляет контроля магии) – но делать такую плохую структуру аспектов было попросту глупо. Начинать делать структуру лучше с ранга «золотой асур», а ещё лучше с «платинового мастера».

У меня была договоренность связаться с Яном, как только я закончу с аспектами, но делиться своими «успехами» как-то не хотелось, и я взялся за гитару. Со своей белокурой красавицей я был разлучен довольно долго – надо было навёрстывать упущенное.

Я быстро придумал мелодию и стал подбирать слова. Про барьер от шума в этот раз я не забыл, однако совсем скоро в мою дверь всё равно позвонили. На удивление, это была не Дилара.

– Здравствуйте, доставка, – раздалось из-за двери.

Мне привезли два типа пилюль. Одни надо было пить постоянно, другие двухнедельным курсом, причём во время курса магией было пользоваться нельзя. Не категорически нельзя, а просто не рекомендовалось, так как это почти полностью нейтрализовало действие таблеток.

Я выпил лекарство и хотел снова взяться за гитару, но услышал слегка противный писк, издаваемый кольцом связи. Кольцо всегда было у меня в кармане, либо рядом со мной. Хранить такой артефакт в антрестазисе было нельзя, да и не имело смысла – места оно почти не занимает. Я надел кольцо, и передо мной возник прозрачный образ Яна, а я, очевидно, возник перед ним.

– Ну что, пацан, как дела с Азаем, – спросил Ян.

– Скверно, пробудил редкий аспект. Делал всё по вашим инструкциям, но видно, немного не повезло.

– Не беда, значит следующим обязательно возьмешь эпик. Ранг ещё не пробовал брать?

– С этим проблем не возникло, почти сразу взял бронзу.

– Молодец, а Айзен уже неделю мучается. Но тоже скоро возьмёт, ему только один ярус остался.

– Айзен? Кто такой Айзен?

– В смысле, кто такой Айзен? Пацан, ты издеваешься?! Айзен твой накама.

– Что? Накама? Я даже не знаю, кто это такой...

Ян резко разозлился и перешёл на крик.

– Это что у тебя за шутки такие?! Никогда не говори так пренебрежительно про своих накама.

– Но я, правда, не знаю, кто это!

Только я это сказал – и мою голову как будто сжали тиски. Ян что-то мне говорил или даже кричал, но я его не слышал, в ушах сильно звенело, а голову буквально разрывало от боли.

Я вдруг вспомнил, кто такой Айзен… Различные воспоминания лезли мне в голову, и я ужасался, как много всего забыл… Айзен, действительно, был моим накама. Когда я только оказался в Мейсе, мы часто дрались, но в какой-то момент подружились. Он тоже был своего рода белой вороной – постоянно вызывал всех на бой и грозился стать Мейдзином, одним из семи великих мечников…

Когда я увидел Киару… или нет, вернее, когда я увидел Хатано и Яна в первый раз, то я сразу подумал – это, чёрт возьми, не случайно. Как и не случайно то, что Айзена назвали в честь одного из Мейдзинов прошлого… Когда мы прыгнули с ним в эйслобол за отрядом Хатано, я чувствовал, будто это его судьба призвала всё это, а я просто случайно оказался рядом.

Когда Киара направила на меня и Айзена клинок, этот безбашенный парень шагнул ей навстречу и прорезал себе щёку, мол, я не боюсь смерти, я не боюсь Зоны… И он, правда, не боялся. В нём не было какой-то особой силы, он был слаб и в наших драках всегда проигрывал мне, но вот его дух… его дух мог свернуть горы.

Воспоминания продолжали литься мне в голову, и я не понимал, как такой кусок жизни мог быть вырван из моей памяти. Вся моя память словно была переписана, и теперь возвращалась на круги своя.

Это либо Зона, либо Гаротэки, либо Киара.

Других вариантов особо не было. Зона может полностью стереть личность человека – сделать манкуртом. Да и другие типы влияния на разум не редкость. А что касается Гаротэки… Он вполне мог повлиять на мой разум, вопрос только в чём цель такой атаки? Киара, как ведьмак, тоже попадала под подозрение, но и её мотивы совершенно непонятны.

– Пацан! Да что с тобой происходит! Ты в норме? Я связался с Бернардом и отправил к тебе свою особую группу.

Я, склонившись на колени и опустившись к полу, действительно выглядел как человек, которому нужна помощь. Насколько безумно выглядело моё лицо в эти несколько долгих минут, я мог только догадываться.

– Не надо. Я пришёл в себя… Ян, у меня, похоже, помутнение рассудка. Я полностью забыл Айзена, и мои воспоминания были переписаны.

Ян долго молчал, а потом закурил сигарету.

– Это очень жёсткое ментальное вмешательство... Надо проверить всё, что ты знаешь, и сравнить с тем, что знаем о тебе мы. Ты должен досконально вспомнить всю свою жизнь, чуть ли не мемуары написать. Чем дольше не будешь помнить свои истинные воспоминания, тем сильнее у тебя поедет кукуха.

– Думаешь я забыл ещё что-то?

– Вполне возможно. Дневники с записями о собственной жизни в любом случае нужная штука. В Зону, я думаю, ты ещё ни раз сунешься, а значит лучше подстраховаться.

– Хорошо, я тебя понял…


Глава 22 – Айзен


Хатано, по уже давнему плану, хотел довести Айзена до созвездия Меди, и на том расстаться со своим учеником, но вмешались непредвиденные обстоятельства. Сара вышла на главную цель отряда – учёного Номокулуса.

Астрологические координаты, которые дал Хирлард в Мейсе, не имели большой точности – всего лишь дата рождения и родное созвездие Номокулуса. Но с учётом того, что возраст учёного недавно перевалил за две сотни лет, круг поиска сильно сужался. Оставалось только ждать, когда тот попадётся в астрологическое поле зрения Сары, и этот момент настал.

– Созвездие Золотого Никса… – произнёс Ян, когда отряд приблизился к полукруглой каменной стене, защищавшей местный город. – И что угораздило Номокулуса прийти сюда?...

В Маджаре, столице Золотого Никса, традиционно набирались отряды казаков, и потому здесь всегда было очень оживлённо и довольно опасно. Уровень технологического развития, как и в большинстве казачьих городов, был невысок, однако это не мешало Маджару быть очень красивым и опрятным городом. Во всяком случае, когда речь шла про центр столицы – с его величественным дворцом, фонтанами и аккуратными улочками из белых каменных домов. А вот окраина столицы могла похвастаться лишь добротной дорогой, правда, очень узкой, так как желающих жить внутри городских стен было слишком много – дома здесь громоздились друг на дружку. Возможно, их бы выстраивали ввысь, но атаман Вилфхасл запретил строить дома выше двух этажей, дабы центр города выглядел более величественно.

– Скоро узнаем, – ответил Хатано, поворачивая в сторону главных ворот Маджара.

Четверо стражников лениво смотрели на вереницу людей, лошадей и повозок. Изредка они обращали на кого-то внимание и останавливали, проводя небольшой досмотр.

– Аристократы? – спросил солдат. – Что привело вас в Золотой Никс?

– Хотим набрать команду и начать охоту за сверхновой.

Стражник бросил беглый взгляд на путников.

– Проходите. Здесь рады всем, кто решился покорять Зону.

Киара была готова использовать внушение, но этого даже не понадобилось. Контроль входящих в город иноземцев почти полностью отсутствовал. Здесь скорее бы остановили бедняка из провинции, чем кого-то, представляющего угрозу.

– Сара, есть хорошие новости? – спросил Хатано, когда отряд отошёл с центральной дороги.

– Да. Номокулус всё-таки находится непосредственно в городе, – Сара посмотрела на высоченные башни дворца. – Причём где-то в центре.

– Значит, он пришёл к атаману. Любопытно.

– Либо его приволокли сюда, как добычу, – сказал Ян, закуривая. – Учёный по воплощениям нужен любому, особенно такого уровня.

– А ты не думал, что у беззащитного учёного должен быть покровитель? – спросила Киара. – Вариантов тут множество, главное для нас, чтобы это действительно оказался Номокулус. Мой план действия таков: я и Сара незаметно проникнем за центральную стену и узнаём всё, что нужно, затем мы возвращаемся и принимаем решение в зависимости от данных разведки. Если можно действовать сразу, то, естественно, сделаем всё, что требуется.

– Нет, – вздохнул Хатано. – Давай без скрытых проникновений. Сначала попробуем решить всё мирным путём. Номокулусу надо задать всего лишь один вопрос, похищать его не надо.

– Мирные переговоры? Тогда вам лучше идти без ведьмака, иначе неверно поймут.

– С этим я соглашусь. Значит, разделимся, – Сара и Ян пойдут со мной, а ты и Айзен останетесь на подстраховке.

– Хорошо, будем ждать вас в ближайшем казачьем баре и «собирать команду», – пошутила Киара. – Пошли Айзен, попробуем разузнать местные сплетни.

Айзен немного поник от такого решения. Ему хотелось быть в гуще событий – новое созвездие, таинственный ученый, за которым уже год гоняется отряд Хатано… Всё это было слишком интересно для молодого парня, но он отлично понимал, что будет только мешать.

Хотя посидеть в казачьем баре тоже выглядело заманчиво. Правда, оказалось, что собирать сплетни они с Киарой будут максимально не выделяясь – за самым дальним столиком в углу.

– А что там с Майто, не знаешь? – спросил Айзен по прошествии часа, сидеть в тишине ему наскучило. – Как он мог потерять память? Когда я видел его в последний раз, с ним всё было нормально. Из Зоны мы уже вышли, значит, это не влияние энергии нэго... Может, ему кто в столице по мозгам настучал?

– Последнее маловероятно. Мой ментальный блок полностью защищает его память. Сильная атака на разум может его только вырубить или временно вывести из строя, но точно не поменять или стереть воспоминания.

– Тогда всё ещё запутаннее… Это, буквально, на ровном месте произошло…

– Это суждение на уровне людей, только-только столкнувшихся с Зоной. «Возникло из ничего, а затем пропало» – классическая иллюзия Негатива, тебе не кажется?

– Но Майто уже вышел из Зоны! А если рассматривать это, как последствие влияния энергии нэго… тоже не сходится! Он должен был потерять память сразу, а не через несколько недель.

– Майто был в Смертельном Негативе, думаешь, это осталось без последствий? Ему, конечно, перебило каналы анхе, но это не в счёт – всего лишь маленькая болячка, на полгода или максимум год. Сказать честно, я уже давно ожидала каких-то неприятностей от твоего друга, и надо сказать спасибо, что это всего лишь помутнение рассудка, а не появление демонической сущности. По-хорошему, над Майто надо было установить контроль, что, собственно, и сделал Ян, правда, в очень мягкой форме.

Айзену такая информация пришлась не по душе, хоть он и понимал разумность такой меры.

– А он в курсе, что за ним следят?

– «Следят» неподходящее слово, скорее, просто присматривают. Но возвращаясь к причинам потери памяти – я почти уверена, что это из-за Зоны. Говоришь, Майто не имел контакта с Зоной, а значит, это не могло быть причиной. У меня для тебя интересный факт: после того, как Майто оказался в Смертельном Негативе, он навсегда стал частью Зоны, и он всегда будет находиться под её влиянием.

– Это как?...

– Помнишь, я проводила на Майто различные ритуалы, когда Ян вытащил его в сильнейшем обморожении? Один из моих ритуалов показал наличие метки Зоны, которая обычно бывает на артефактах Негатива. Искать метку на человеке глупость, но, учитывая уникальность случая, я решила проверить и это. Как ни странно, меня ждала удача. Артефакт, если не знаешь, это частичка Зоны, которую можно вынести из Негатива без каких-либо последствий. Майто, конечно, никаким артефактом не является, однако, одно можно сказать точно – он стал частью Зоны.

– Звучит хреново.

– Пока Майто не несёт никакой опасности, но посмотрим, что будет дальше. Многое будет зависеть от его воли.

– Майто справится, – без тени сомнения сказал Айзен. – В конце концов, он прошёл Смертельный Негатив, после такого ему всё по плечу! – парень встал из-за стола. – Пойду к барной стойке. Может, узнаю про вашего учёного.

– Это не требуется. Просто сиди тут. Я уже узнала всё, что только можно.

– Тогда просто там посижу.

Киара явно было недовольна таким решением, но Айзену было всё равно. Парень уважал силу девушки, но её не боялся – если он кого и послушал бы, то только Хатано.

– Кружку пива, – сказал парень, положив на стойку монету в один анхе. Сидеть в таком месте без алкоголя было как-то неприлично.

– Эй, юнец, не дай бармену себя надуть, один анхе – это две кружки пива, – сказал невысокий морщинистый казак, подходя ближе.

– Не хочу, как дурак, сидеть с двумя кружками. Тебя угостить?

– А это уже разговор! Как тебя зовут?

– Айзен.

– Ого! В честь Мейдзина! А я Кримл – имя невзрачное, как и я сам, зато пережил много сражений, – Кримл взглянул на пояс Айзена. – Катана… И где вы такие берете? Ничего лучше простой сабли для обычного казака нет, а катана… Взглянув на катану, любой здравомыслящий человек поймёт, что перед ним простой дурак, воодушевлённый силой Мейдзинов. Увидел бы тебя наш покойный командир – дал бы по шапке.

– Четыре из семи великих мечей являются катанами, вряд ли это совпадение.

– До времен мастера кузнечного дела Одена, катана, как оружие, никому не была интересна. Зато пото-ом, – протянул Кримл. – подражателей стало так много, что одно время дрались только катанами, мол, сделаешь клинок, как из созвездия Меди, и он будет резать в два раза лучше. В действительности, подделки легко ломались, имели плохой баланс клинка, и часто оказывались сильно гнутыми. Добавить к этому полное отсутствие защиты рукоятки, и мы на несколько веков получим полное разочарование в катанах.

Речь Кримла показалась Айзену странной, он рассказывал о событиях, произошедших три тысячелетия назад так, как будто при них присутствовал.

– Однако у тебя катана добротная… Главное, научись владеть её силой.

– Я в процессе этого. Придёт день, и я стану Мейдзином.

– Эгей! – Кримл поднял кружку вверх, – Вот это мечта! За такое надо выпить! До дна!

Айзен взял алкоголь просто, чтобы не быть лишним в подобном заведении, но и не принять этот своеобразный вызов он не мог. Хмель почти сразу ударил парню в голову. Увидь его сейчас старшие братья, то он бы получил ещё физических тумаков, но, к счастью для Айзена, братья были по ту сторону Магистрали, во Внешнем Секторе, фактически на другом краю мира.

– Теперь я тебя угощу, – сказал Кримл, кинув бармену монетку. – Ещё две кружки. Ну давай, Айзен, рассказывай, что привело тебя в Маджар. Хочешь собрать команду или к кому-то присоединиться?

– Ни то и ни другое. Я здесь мимоходом.

– А куда тогда направляешься?

– Созвездие Меди.

– Имеешь катану и идёшь в созвездие Меди? Логично предположить, что ты хочешь обучаться в додзё. Базу ты там получишь хорошую, но попотеть придётся знатно.

– Я уже прохожу обучение у мастера из созвездия Меди, так что к тяжелым тренировкам мне не привыкать.

– Обучаешься у мастера… Тогда, видимо, я подбил тебя на плохое дело, – сказал Кримл, демонстративно поднимая кружку. – Мастера меча из созвездия Меди обычно уважают заветы империи Кумали, а один из заветов – это пить алкоголь только по праздникам. Хотя все традиции уже давно исказили.

И снова у Айзена появилось чувство, что его собеседник совсем из другого тысячелетия. Времена трёх древних империй… Это эпоха ещё до Первой мировой войны.

– Мой сэнсэй будет недоволен, если узнает, но что сделано, то сделано. Пьяным я точно не буду, про моих братьев часто говорили – «Гри хмель не берёт».

– Маджарское пиво крепкое, рискнёшь выпить вторую? – лукаво улыбнулся Кримл.

– Раз меня угостили, негоже отказываться.

– Тогда выпьем за твой удачный путь до созвездия Меди! До дна!

Две пустые кружки звонким стуком отозвались по барной стойке. Себя Айзен немного переоценил, планомерно начиная пьянеть. Кримл принялся рассказывать об одном из своих сражений, но парень слушал его словно через глухую стену, не понимая и половины слов, что до него доносились.

Лица людей рядом в глазах Айзена стали расплываться, а голова сильно закружилась. Парень взглянул на Кримла, и тот почему-то был одет в боевой доспех. Не веря такому резкому изменению, парень взглянул вокруг. Он находился среди армии воинов, бегущих в атаку на такое же огромное войско... Хоть с опьянением Айзен в своей жизни ещё не сталкивался, происходящее совсем не походило на действие алкоголя.

Чем дольше происходило сражение, тем более реальным оно становилось. Айзен не знал, ни с кем он сражается, ни как он вообще оказался в таком странном месте, однако биться он сразу стал со всей ожесточенностью, иначе его бы просто растоптали враги. Кровь проливалась со всех сторон, а от звона мечей закладывало уши.

Когда битва уже заканчивалась, Кримла ранила стрела, и тот камнем свалился на землю. Айзен наклонился к нему, чтобы услышать последние слова, но вместо чего-то важного прозвучал грубый крик:

– Эй, парень, чего разлёгся! Если напился, вали из бара. – бармен тряс Айзена за плечо.

– Прекрати, – жестко ответил парень, подняв голову и схватив руку бармена. – Я трезв.

– Трезв!... Хотя действительно, как будто ни в одном глазу…. – бармен выхватил руку. – Ладно, сиди. И не надо на меня так дерзко смотреть, я видел взгляды и пострашнее.

Айзен встряхнул головой, не понимая, что произошло. Вроде напился и уснул, но опьянение как-то слишком резко прошло. Причём Айзен был уверен, спал он недолго.

Парень хотел вернуться к Киаре за дальний столик, однако, на старом месте её не было. Чуть оглядевшись, Айзен решил, что Киара ушла, но просмотрев весь бар внимательнее, он всё-таки нашёл девушку. Она сидела в компании нескольких казаков, один из которых обнимал Киару за плечо. Зная характер девушки, Айзен не знал, у кого в данной ситуации проблемы…

– Парень, чо встал, – сказал один из казаков. – Мы тут развлекаемся, а не народ в команду принимаем.

– Ха! Этот пацан у бара говорил, что станет Мейдзином, а потом через две кружки свалился спать, – засмеялся другой.

– Время покажет, кто и чего достигнет, – спокойно ответил Айзен. – Я пришёл ни к вам, а к этой девушке.

– Малец, вали отсюда, если нет лишних зубов. – снова сказал первый. – Не видишь, эта прекрасная девушка уже сидит с нами.

При всём своём уважение к Киаре, Айзена невероятно бесило, что на людях девушка прикидывается слабой и беззащитной. В понимании парня, это не достойное поведение для столь сильного мечника. Одно дело не демонстрировать силу лишний раз, и совсем другое, намерено её скрывать.

– Я готов проверить у кого здесь лишние зубы.

Айзен не умел, как Майто, чувствовать силу человека, и он давал себе полный отчёт, что может сильно отхватить в этой драке. На помощь Киары парень даже не рассчитывал, да и он никогда не начал бы драку в надежде на чью-то подмогу.

Двое из казаков имели ранг «золотого асура», ещё трое «серебряного», а если взять опыт реальных сражений… Шансов выстоять против таких противников у Айзена, только-только взявшего «бронзового ученика», не было вообще. Правда, нападать всей толпой казаки не стали, это было бы слишком позорно.

– Парни, кто хочет принять вызов?

– Давай я, – ответил казак в чёрной бандане, и на голову Айзена упал сгусток воды, примерно размером с ведро. – Надо немного охладить пыл этого юнца.

Казак, выставив руку, как шлагбаум, налетел на Айзена, пытаясь снести его одним махом, но тот ловко увернулся вниз, и контратаковал апперкотом. Не будь у «золотого асура» брони из анхе, это был бы нокаут, однако удар всё равно был неприятным, и казак слегка пошатнулся. Айзен стал наносить удар за ударом и, казалось, вот-вот добьёт противника, но, в действительности, асур просто игрался. Стоило ему взяться за дело серьёзно, и вся потеха кончилась. Всего одним ударом он уложил Айзена на пол.

– Только я укрепил своё тело с помощью анхе, и ты сразу оказался повержен. Хочешь стать Мейдзином? Тебе до этого титула, как до небес.

По губе Айзена капала кровь. Он немного повернул голову в бок и выплюнул зуб.

– Пока по выбитым зубам я проигрываю, – парень рывком поднялся на ноги. – Кулачный бой не моя стезя, может быть, сойдёмся на мечах?

Раздался небольшой смешок.

– Горе-Мэйдзин решил показать свои способности? Хороший мечник опасен даже без клинка в руках, если ты проиграл в бою на кулаках, то проиграешь и на мечах.

– А я готов проверить и это.

– Жалко тратить пулю из ларкара, если отрежу от тебя чего лишнего… Командир?

– Постарайся не убивать, но если не выйдет – потратим ларкар.

Казак обнажил меч, и Айзен последовал его примеру. На этот раз победитель был не так очевиден. Молодой парень уступал по силе и скорости, но грамотно отбивая удары и уклоняясь, он своими резкими выпадами сильно щекотал нервы противника.

В атаках казака было мало мастерства, они были грубыми и излишне размашистыми. Даже имея лучшую выносливость, при таком стиле боя казак быстро стал выдыхаться и от атаки перешёл больше к обороне. Пожалуй, в этот момент никто бы не сказал, что для Айзена это первый серьёзный бой.

Удары мечей очень быстро привлекли к себе внимание, и уже через пару минут выстроился целый круг зрителей. Драки в баре обычное дело, даже, возможно, не интересное. Стрельба тоже не редкость, но из-за неё все разбегаются. А вот битвы на мечах… Это всегда зрелищно, и потому привлекает внимание.

– Крови! Крови! – закричал кто-то, и многие это поддержали.

Айзен находился в атаке, и обращались явно к нему. Казак еле держался, и все чувствовали развязку. Ринг из зрителей расступился из-за наступающего Айзена, и, в конце концов, его противник упёрся в стену. Поражение для казака было неминуемым, и потому от сражения на мечах тот перешёл к магии.

Мощная водная струя откинула Айзена на несколько метров, и сильно поцарапала лицо. Синяки по всему телу парню были обеспечены, и даже если бы он успел выставить щит из анхе, то это вряд ли бы помогло.

– Айзен, что ты творишь? – спросил Хатано, резко нависший над своим учеником.

– Учитель, вы так быстро вернулись? А насчёт этого… Возникло небольшое недоразумение.

Хатано посмотрел на Киару, стоявшую рядом, но она лишь развела плечами.

– Кажется, под словом подстраховка мы понимаем совсем разные вещи.

– Если вы не заметили, учитель, мы часто не понимаем друг друга. Как успехи по вашему главному делу?

– Всё довольно плохо. Номокулуса мы нашли и почти без проблем поговорили, но сказанное им совершенно не радует. Искомое воплощение существует, и более того, нынешний владелец пробудил способность.

– Предполагаемое созвездие?

– Давай поговорим об этом в другом месте.

Показать полностью
20

Сын тысячелетнего монстра. Главы 19 и 20

Первая глава(Сын тысячелетнего монстра)

Глава 19

Восстановиться после истощения я смог только через три дня, к следующему выходному. Основной проблемой на горизонте оставались экзамены, и я бросил все силы на подготовку к ним. Весь день просидев за учёбой, я решил снова заглянуть в антрестазис Киары, и мне впервые немного приоткрылась завеса тайны ведьмачьих знаний.

– Значит, ты выбрал сторону, – спросила Киара, когда я только пришёл в антрестазис.

– Что значит, выбрал сторону?

– Ты выпустил «гнев» перед совершением убийства, если бы ты этого не сделал, то стал бы тёмным.

– Учитель, почему вы не сказали об этом раньше?! Это же такой важный момент!

– Ты сам должен был выбрать сторону. И в конце концов, изменить решение, в самом начале развития, ведьмак может достаточно легко.

– Но я же уже высказался, что хочу стать светлым.

– А ты знаешь, чем ведьмаки отличаются? – улыбнулась Киара. – может быть, тёмные сильнее.

Она меня проверяет, она определенно меня проверяет…

– Я знаю, что тёмные творят ужасные вещи, например, Длань Скорпиона.

– А я знаю светлых ведьмаков, таких подонков, что их преступления наравне с членами Длани. Свет и тьма – у ведьмаков – это не то же самое, что добро и зло. Светлые и тёмные ведьмаки становятся сильнее, убивая людей и монстров Негатива, а также путешествуя по Зоне. Да и их способности во многом похожи, но всё же они имеют одно разительное отличие. Убивая, светлые ведьмаки нейтрализуют энергию нэго и отдают её силу луне, за что та делится своей силой с ведьмаком. Тёмные же ведьмаки забирают энергию нэго себе, и полностью игнорируют власть луны.

– Получается, светлые зависимы от луны? Им приходится выпрашивать силу?

– Нет, молиться луне не надо. Если ты добываешь луне энергию нэго, то автоматически получаешь её силу. Грубо говоря, чем больше отдашь, тем сильнее станешь. Правда, есть ещё пороги, которые надо преодолевать.

– Это аналог рангов у магов?

– Ну почти. Если ты добыл достаточно энергии нэго и встретил восход луны, то становишься ведьмаком Первой луны и так далее.

– Я за всю жизнь ни разу не видел луну, это очень редкое явление…

– Как говорят: если не встречал луну, то счастливый человек. Приход луны, действительно, редкое явление и довольно зловещее – ведь луна приходит туда, где проливается кровь. Светлые ведьмаки могут годами находиться в поисках луны, но за это они получают поистине великую силу. Если темный и светлый находятся на одном и том же пороге, то светлый имеет куда большие шансы победить.

– Получается, путь светлого ведьмака сложнее, но даёт больше могущества?

– Можно сказать и так. Тёмные гораздо быстрее обретают силу, и отчасти из-за этого, они куда больше любят власть. Развитие светлого ведьмака идёт годами и десятилетиями, в то время как тёмные набирают силу за считанные месяцы. Так что, какая сторона тебе ближе? – сказав это, Киара пронзительно на меня посмотрела.

– После своего последнего боя с мастером, я ещё раз осознал, насколько же слаб. Мне нужна сила сейчас, но всё-таки, я выберу светлую сторону.

– Может, ты так говоришь просто потому, что не знаешь, к кому ещё податься на обучение? В принципе, я даже знаю пару тёмных, которые согласились бы тебя обучать, – задумчиво сказала Киара.

– Нет, учитель, я хочу обучаться у вас.

– Но ты также хочешь получить силу здесь и сейчас. Я тебе в этом помочь не могу.

– Значит, подожду. Я знаю, вы меня проверяете, но поверьте, моё решение вполне осознанно.

– Что ж, хочешь стать светлым? А ты знаешь, в каком сейчас состоянии находится баланс ведьмаков? Становиться светлым ведьмаком сейчас – это, практически, самоубийство. Белый Орден слаб, как никогда, и светлые просто стали закуской для тёмных. Выберешь путь служения луне, и на тебя начнётся охота. После каждого нового порога, надо всё больше и больше энергии нэго. Обычных убийств становится недостаточно, и ведьмаку надо убивать тех, кто выбрал сторону отличную от твоей.

– Значит, я буду умело скрывать свои ведьмачьи способности.

– «Умело скрывать»? – Киара рассмеялась. – Ты недавно использовал «гнев», и об этом узнали все сильные ведьмаки Генезиса. Держу пари, почти все они тёмные.

Меня взяла лёгкая дрожь.

– Но прошло несколько дней, и никто не начинал на меня охоту.

– Естественно, не начинал, ты даже не ведьмак Первой луны, – Киара наклонилась ко мне ближе. – Но кто знает, не поставил ли кто из них тебя на карандаш. Как возьмешь Первую луну, вполне сойдешь за закуску. Так что, дорогой ученик, если хочешь жить, становись тёмным.

Это просто её обычное запугивание – успокаивал я себя. Она меня проверяет.

– Как-то вы сказали, что убьёте меня, если я обращусь ко тьме.

– Мне не интересна твоя смерть. Но если ты станешь тёмным, то мы будем по разные стороны баррикад.

– Нет, я на это не куплюсь. Я думал, вам будет интереснее, чтобы я стал светлым, а вы, наоборот, склоняете меня стать тёмным!

– Ты пытаешься за меня решить, что мне будет интересно? Реши сначала за себя.

– Сколько максимум порогов у ведьмаков?

– Восемь.

– Тогда я хочу стать светлым.

– Ты плохо слышал, то что я сказала? Твое выживание резко понижается, если не будешь тёмным.

– Пускай так, но мой враг слишком силён, чтобы пытаться победить его лёгким путём.

Киара рассмеялась.

– Ты надеешься победить Гаротэки? Даже если он даст тебе фору в тысячу лет, у тебя всё равно не будет шансов. Забудь об этой цели, она для тебя невыполнима.

– Учитель, хотите записать меня в список наивных глупцов, пытающихся осуществить невозможное? Думаете, я не понимаю, насколько огромна пропасть, разделяющая меня и Гаротэки? Нет, я всё это прекрасно знаю.

– Ставить себя выше других – это признак тёмного ведьмака. Совсем недавно ты растоптал мечту своего одноклассника, и из-за такого поступка ты потерял всё моё уважение. Если ты не уважаешь цели других, почему я должна уважать твои?

– Не знаю, что на меня тогда нашло… Этот момент я позже анализировал, и, соглашусь, был неправ.

Киара немного потомила меня мучительным ожиданием.

– Обычно в раскаянье человека сложно поверить, но когда можешь читать мысли – это немного легче. Твою душу терзают демоны прошлого. В твоем странном, не магическом мире с тобой что-то произошло, и люди с большими мечтами почему-то вызывают у тебя сильное раздражение. Это вполне сойдет за оправдание, но, чтобы ты лучше запомнил урок, я растопчу твою собственную цель.

Передо мной возникло видение невероятной битвы. Сначала я даже подумал, что вижу какое-то стихийное бедствие – три красных урагана, пронизанных молниями, с ужасающей скоростью пожирали город, состоящий из аккуратных небольших домиков. Ветер бил мне в лицо, и я на своей шкуре чувствовал весь кошмар происходящего. Две сражающиеся фигуры я заметил не сразу. Один был мечником, а другой… Другой, хоть и выглядел, как человек, но весь был окутан тьмой.

Кем он являлся, я понял без подсказки. Это был Гаротэки Карай, и его мощь поистине ужасала. Хотя его оппонент тоже был очень не слаб. Каждый удар этих двух пробивал землю, будто бы сильнейший взрыв. Через пару минут мало бы кто понял, что раньше здесь находился город…

Бой достиг своего апогея, но иллюзия резко кончилась.

– Впечатлился? Если цель стать Йонко показалась тебе невероятной, то могу сказать, что это просто цветочки по сравнению с убийством Гаротэки.

– Но что прикажете мне делать? Сидеть и ждать, когда моя жизнь превратится в ад? Или попытаться дать бой?

– Когда ты отказался принимать сделку Гаротэки, то ты уже превратил свою жизнь в ад. Могу лишь пожелать тебе удачи и сказать одно: если хочешь победить монстра, тогда ты сам должен стать монстром – другого пути нет. Правда, пока ты этого совершенно не понимаешь.

– Я готов на многое, но у меня есть определенные пределы.

У Киары в руке появился белый длинный стержень.

– Хорошо, я начну твоё обучение. Уже сейчас ты добыл достаточно энергии нэго, чтобы взять Первую луну, однако пока ты её не возьмёшь, никаких ведьмачьих способностей у тебя не будет, следовательно, и тренироваться ты не сможешь.

– Учитель, а как вы поняли, что у меня хватает энергии нэго?

– Для Первой ступени обычно хватает одного убийства или выхода в Зону. Ты проходишь по обоим пунктам, но если хочешь, мы это можем проверить. – Киара приложила кончик стержня к моей груди, и он стал чернеть от места касания. Сначала я не почувствовал ничего, но по мере потемнения стержня у меня сильно начала кружиться голова.

Когда стержень полностью стал чёрным, я уже чуть ли не терял сознание, но Киара убрала свой мерный инструмент, и мне стало гораздо лучше.

– Видишь? Один стержень – одна луна.

– Ага… А у тёмных ведьмаков, как пороги разделяются? Они же к луне не привязаны.

– Когда они добыли достаточно энергии нэго, то могут открыть врата внутренней луны. Когда темный открывает первые врата, он становится ведьмаком Первых врат.

– И всё-таки, надо признать, развитие тёмных легче… А светлый ведьмак может узнать, где в ближайшее время будет луна или, например, как-то призвать её?

– Призвать луну? Давно не слышала такой чуши. Луна не появляется по чьим-либо желаниям, она появляется там, где ей вздумается. Но светлый ведьмак действительно чувствует приход луны раньше кого-либо, причём, чем выше его порог, тем сильнее связь с луной, а следовательно, больше возможностей её найти.

– Значит, мне нужно какое-то везение встретить луну…

– Если хочется побыстрее, то отправляйся в горячие точки. Там луна бывает чаще всего, правда, и ведьмаков там обычно обитает много, как светлых, так и тёмных.

– Понял, подумаю над этим. А правда, что ведьмаки практически непобедимы под светом луны?

– Да, но это, естественно, действует только на светлых. Светлый ведьмак под светом луны приобретает форму ведьмака, и все его навыки, от использования нэго, до обычной скорости и силы, повышаются в разы. Естественно, чем выше порог, тем более сильную форму ведьмак может принять.

– А темные под луной сильнее или слабее не становятся?

– В общем и целом, это на них никак не влияет, но иногда бывают исключения. Некоторые тёмные могут быть чуточку сильнее под луной, а некоторые, наоборот, слабее.

– Понятно… Значит, вот какой они имеют минус. Наверно, светлые ведьмаки пытаются напасть на тёмных во время луны?

– Такая тактика есть, но редко срабатывает. Тёмный скорее избежит боя, чем начнёт драку со светлым под формой ведьмака.

– Кхм, тогда, пожалуй, последний вопрос… Я использовал «гнев» и открылся для других ведьмаков, можно ли теперь снова от них как-то скрыться?

– Давай, я расскажу тебе о «гневе» ведьмаков, и ты сам попробуешь догадаться о правильном ответе. Кроме энергии нэго, как тебе вполне известно, ведьмак имеет «гнев», который обычно используется, как последняя мера. Опытный ведьмак, усиливая «гнев» энергией нэго, может творить просто невероятные вещи, но в чистом виде эта способность очень слаба. Ты сам в этом убедился в твоей битве с мастером, хотя тебе, всё же, это помогло победить.

А вот теперь поговорим о плохом. Чувствовать на больших расстояниях энергию нэго, исходящую от других ведьмаков, могут только самые высокоуровневые, но если кто-то использует «гнев», то об сразу узнает почти каждый ведьмак. Это всё равно, что прогреметь пистолетному выстрелу посреди глухой деревни. Скорее всего, на тебе висит с десяток меток от других ведьмаков, которые работают на кланы и пытаются идентифицировать, у кого же появился новый ведьмак. Большой надежды на успех они не имеют, но каково будет их удивление, когда цель почти статично находится в районе Ицара? Ну что, как ты оцениваешь свои шансы скрыться от других ведьмаков?

– Минимально...

– Ладно, вообще это только моё предположение, как повезло тебе – пока неизвестно. От их меток я могу освободить тебя прямо сейчас, а лучшим сокрытием твоего ведьмачества, как и раньше, будет не использовать «гнев».

Моё понурое настроение резко развеялось.

– Учитель, я буду вам за это очень благодарен!

У меня слегка зашумело и затрещало в ушах, отчего я невольно поежился.

– Всё готово. Метки сняты, но сколько их было, и были ли вообще, не знаю. Хотя склоняюсь к тому, что они всё же были. – Киара зевнула. – Тебе там уже минут десять в дверь названивают, выйти не хочешь?

– Да? А я и не слышу.

– Наверно, твоя подружка.

Такое словосочетание мне не очень понравилось, и я даже хотел возразить, но, секундно подумав, решил просто уйти.

– Спасибо за сегодняшний урок, учитель.

– Обещание есть обещание. Теперь, когда ты сбросил свой «гнев», всегда помни, насколько эта способность важна и, одновременно, опасна.

– Учитель, а если мой «гнев» будет шалить сам по себе?

– Случайное, по сравнению с целенаправленным использованием, заметить сложно, так что не переживай.

– Хорошо! Ещё раз спасибо!

Я вышел из антрестазиса одновременно довольный и обеспокоенный. За очень короткий промежуток времени я натворил столько, что план «тихо и спокойно учиться в Ицаре» рушился на глазах. Дважды выдал свои способности, один раз выдал происхождение, а как известно – если о тайне узнал хоть один, то это уже не тайна. Хотя, этот пункт не выглядел опасно, а вот конфликт с Фридрихом Ламарком и метки ведьмаков… Не уверен, что мне стоит оставаться в Ицаре на второе полугодие…

– Почему так долго не открывал?

– Разве я должен перед тобой отчитываться? Если не открывают, значит, есть причина.

– Это новый выпуск «загадки простолюдинов»?

– Что тебе надо?

– Предлагаю ещё немного позаниматься учёбой. У тебя очень большие пробелы в знаниях.

У меня было огромное желание послать Дилару куда подальше, но всё-таки, на кону стояли тридцать два миллиона.

Я вздохнул.

– И по какому предмету ты хочешь позаниматься?...

 

 

Глава 20

 

 

– Здравствуйте директор, – девушка слегка наклонила голову. – Я Дилара Дибич из клана Сеймур, вы получили моё письмо?

– Доброе утро, – одна из бумажек, на краю стола директора, плавно переместилась ему в руку. – Да, помню… Боюсь, нужно официальное ходатайство и уведомление совета кланов, правила каждый год становятся строже.

– Совет кланов почти наверняка мне откажет, – это будет просьбой рода, а не клановой, – девушка заговорила тише. – Я знаю, что прошлый выпуск в Ицаре училось воплощение, и это было неофициально, поэтому и решила обратиться к вам напрямую.

Директор почесал бороду.

– Заметь, о том, что у нас училось воплощение, ты узнала лишь недавно, постфактум. Официально мы такую возможность полностью исключаем.

– Но есть негласная директива по поводу обучения воплощений в школе – максимум одно воплощение на одно учебное заведение с уровнем защиты S-класса. Прошу, войдите в моё положение.

– Значит, тебе известна директива… В письме ты описала максимально идеальные условия: полное сокрытие факта истинного владельца воплощения, причём даже от клана; подставной отряд, который отправится с фальшивым воплощением в Зону; и, конечно, то, что ты стала воплощением совсем недавно и не обманывала школу все эти полгода – за это бы однозначно грозило отчисление. Но всё это хорошо лишь на бумаге, как оно в действительности, я не знаю.

– Если в какой-то момент я доставлю проблемы, то можете сразу меня выгнать.

– Это даже не обсуждается. Но если хочешь, чтобы я принял тебя, как воплощение, то сначала ты должна убедить меня в своей надёжности. Решение стать воплощением ты приняла самостоятельно, или кто-то тебя надоумил?

– Самостоятельно.

Диларе пришлось соврать уже дважды. Первый раз по сохранению тайны, второй раз по принятию решения, и всё из-за Цугивары… Хоть в итоге риск слуги оправдался, проблем его действие создало немало. Да и вопросов к самому слуге оставалось очень много, однако «победителей не судят».

– А как дела обстоят с пробуждением способностей?

Девушка улыбнулась, дело дошло до её козырей. В воздухе появился круг, из которого через несколько секунд вышло трое человек.

– Активированная способность кругов… Впечатляет. Значит, ты не самое безобидное воплощение... Отправь своих людей обратно.

Дилара кивнула.

– Мои условия таковы: в школе никаких применений способности звезды – если кто-то узнает про способности, то нам сразу же придётся с тобой попрощаться; также я требую полный отчёт по любому твоему передвижению вне Ицара. Да, и ещё надо будет заплатить за твою дополнительную охрану, точную сумму пока не скажу, но это порядка миллиона Хё за полугодие.

Девушка улыбнулась со всей своей умилительностью.

– Большое спасибо, директор! Я вас не подведу!

* * *

Довольно неожиданно началась неделя сдачи экзаменов. Возможно, это даже стало бы волнительным моментом, но из Ицара к этому времени я решил уйти окончательно. После разговора с Киарой мне всё время стало казаться, что кто-то за мной следит. Некоторых я вычислял легко, вроде странного парня Касумуро, как-то раз напавшего на меня, а некоторые скрывались сразу, как только я чувствовал неладное.

На фоне этой слежки и постоянного использования сенсорских способностей у меня развилась новая жила Крауна. Правда, пробудить новый аспект до экзаменов я не рискнул, звезда Азай так и не вошла в активную фазу, а пробуждать на не восстановленном таланте мне не особо хотелось. По поводу моих аспектов меня даже вызвал к себе Рихтер, видимо, вспомнивший мои слова в самый первый школьный день.

– Здравствуйте, учитель, – сказал я и чуть наклонил голову.

– Доброе утро, Майто, – Рихтер протирал наручные часы, и моё появление никак не отвлекло его от этого занятия. – Ну давай, рассказывай, что натворил.

Про Рихтера и его методы я уже был наслышан. Он любил застать учеников врасплох, будто бы ему что-то известно, но в действительности он блефовал. Хотя вопрос всё же заставил меня напрячься.

– Ничего плохого я не натворил. Даже в школьных драках почти не участвовал, перед экзаменами все немного затихли.

– Да, в школе тихо, как никогда... Поздравляю с 298 местом в неофициальном рейтинге. За такой короткий срок – это очень неплохо. Из тебя явно выйдет отличный боец. Главное, покажи хорошие результаты на экзамене.

А теперь он пытается играть в «своего парня», нет уж, на такое я не куплюсь.

– Спасибо, я постараюсь.

– Кстати, об экзаменах, пробудил ли ты новый аспект? Мне не хочется, чтобы в моём классе был единственный ученик с Первой ступенью мудрости.

– С этим возникли небольшие проблемы, Азай будет в активной фазе только лишь через полную неделю.

– Это очень печально. Ты же понимаешь, что без «бронзового ученика» тебе будет очень сложно сдать экзамены?

С этим я бы поспорил. Проблемы у меня были больше в теории, чем в практике, так что новый ранг мне бы почти ничем не помог.

– Уже поздно пытаться пробудить аспект, – соврал я, – мне ещё нужно будет время, чтобы взять следующую ступень. В последний день это не делается.

– С этим я согласен, – Рихтер, наконец, закончил протирать часы, и, надевая их, он очень настороженно на меня посмотрел. – В школе есть много учеников из влиятельных семей, также много талантливых и имеющих потенциал. Некоторые из них настолько гениальны, что вызывают интерес кланов уже на первых курсах. Это может быть какой-нибудь невзрачный парень из свободного рода, или кто-то из побочной ветви клана, ничего не имеющий, но при должных вложениях отличный союзник. И вот я смотрю на тебя и не понимаю, в чём же твоя особенность…

Большой талант? 73% это много, но бывает и больше. Хорошие навыки ближнего боя? Допустим, однако непонятно, как ты будешь прогрессировать дальше. Остаётся только уникальность и редкость твоей звезды, – Рихтер наклонился над столом, сложив руки в замок. – Одни влиятельные люди дали добро на твоё поступление в Ицар, другие желают, чтобы тебя отсюда выгнали. И что же прикажешь делать мне, обычному учителю по начертанию рун?

– Скорее всего, я уйду из школы после сдачи экзаменов, так что я буду доставлять вам проблемы не очень долго.

– Вот значит как… По какой причине ты решил уйти из Ицара? Не справляешься с программой обучения?

– Личные обстоятельства. Да и жить в столице оказалось для меня сложно, думаю, мне лучше вернуться в Михен.

– Обычно уходят те, кто не может выдержать конкуренцию, но у тебя с этим всё нормально. Что ж, это твоё решение, однако, я надеюсь, ты понимаешь, сколько перспектив открывает учёба в Ицаре.

– Да, я это понимаю.

На этом наш разговор с Рихтером закончился. Человеком он явно был довольно гадким, и хоть он, якобы, уговаривал меня не уходить из Ицара, его выгода читалась слишком легко. Держу пари, «влиятельным человеком», который хочет моего ухода из школы, был Фридрих Ламарк. Немного напоминает ситуацию с Оливером – чтобы диктовать условия, решили подпортить мне жизнь. Хороший ход, но они попали мимо.

Каждый день, включая тот, когда я разговаривал с Рихтером, проходил один или несколько экзаменов. Некоторые были долгими и тяжёлыми, например, математика и физика, а некоторые проходили буквально за пять минут, как по предмету создания стихий.

Нас выстроили в линию, и по нарастающей сложности мы создавали: воду, огонь и ветер. У Дилары и Татори была попытка создать землю, но безуспешная. Я же ограничился водой и огнём – для сдачи экзамена этого вполне хватало.

Самый тяжёлый экзамен был у Рихтера, как тестовая часть, так и практическая. Возможно, Рихтер меня бы даже завалил, но видно решив, что я и так уйду, поставил пятьдесят баллов – минимальную отметку для прохождения экзамена. И это с учётом того, что у меня был лишний день на подготовку… Учитель Жан, по магической кинематике, поставил экзамен автоматом, мол, для «ученика» я очень хорош.

Экзамен по физической подготовке оказался для меня лёгким, как и экзамен по рукопашке. Единственной проблемой в спарринге было то, что против меня поставили девушку – предрассудков, что женщины «слабый пол», в этом мире однозначно не было.

Большой неожиданностью стал результат по истории Гидры – заканчивая тест, я рассчитывал на максимум баллов, а получил минимум. То ли преподаватель как-то узнал, что я списывал, то ли я оказался излишне самоуверенным.

В тот же день, когда пришли результаты по истории, Татори попытался ещё раз выбить меня из колеи. Действовал он обычно через третьих лиц (видимо, Йонко Кайден запретил ему влиять на других учеников), но в последние дни экзаменов решил включиться и сам.

– Краун, не хочешь отойти и поговорить? – спросил Татори.

– Можем поговорить прямо тут, – мы стояли возле двух больших вертикальных телеэкранов, на которых показывали результаты экзаменов. Рядом практически никого не было.

– Ты проигнорировал мои предупреждения.

– Какие?

– Не придуривайся, тебе поступали мои сообщения. У тебя последний шанс завалить экзамены.

В действительности, шансов завалить экзамены у меня не было, только если сделать это намеренно. Оставался всего один экзамен по выставлению брони из анхе, и с ним не должно было быть проблем. Основные нервяки, связанные со ставкой Дилары, уже были позади.

Татори продолжал на меня таращиться, ожидая какого-то ответа. Чтобы я ни ответил, это только сильнее разожгло бы конфликт, поэтому я лишь искал варианты помягче. Врагов разных калибров мне и так хватало.

– Я не слышу ответа.

– У меня успешно сданы все экзамены, и последний я тоже в состоянии сдать.

– Это замечательно, но что тебе мешает его завалить?

Гениально поставленный вопрос…

– Я сделал на себя большую ставку. Если хочешь, чтобы я завалил экзамен, то компенсируй её.

– Вот! Это уже правильный разговор. О какой сумме идёт речь?

– Тридцать два миллиона Хё.

Татори явно был удивлён.

– Ты блефуешь.

– Дядя оставил мне большое наследство, и я решил вложить его в небывало высокий коэффициент на тотализаторе.

– А тебя кишка не тонка… За такие деньги я смогу найти десяток желающих покинуть школу. Будем считать, на этот раз тебе повезло.

Решить этот глупый конфликт с Изенбургом оказалось легче, чем я думал. Надо сказать, его усилия всё-таки дали свои плоды, и некоторые ученики ушли из школы прямо накануне экзаменов. Довольно грязный способ помочь сестре, однако, возможно, бесполезный – не вылетит сейчас, так значит, через полгода. Я часто слышал фразу, что в Ицаре к концу обучения остаются только лучшие.

Казалось бы, всё шло отлично, но перед последним экзаменом мне приснился очень неприятный кошмар. Я был голодным тигром, который искал себе добычу, однако, на кого бы я ни охотился – меня ждала неудача. Сначала я не смог догнать оленя, затем почти загрыз кабана, но в последний момент он отбился. А последней была птица, которая буквально чудом выскользнула из моих лап.

От голода я стал чувствовать сильную слабость, но что было хуже – в какой-то момент из роли хищника я перешел в разряд добычи. На меня охотилось несколько человек с копьями, и противостоять им я не мог совершенно – оставалось только бежать.

Погоня была долгой. Иногда казалось, что я уже спасся, но в ответ на такую мысль снова прилетело копье. В конце концов, меня всё-таки окружили, и после нескольких ранений я проснулся в холодном поту...

Хоть в вещие сны я не особо верил, предзнаменование было очень плохим.

Первое, что пришло в голову, это нападение слуг Гаротэки. Таинственные, верные прислужники, сила и количество которых неизвестны... Но одно я знал наверняка – напасть они могут в любой момент. Район Ицара, в целом, достаточно безопасное место, но остановит ли это их – большой вопрос.

На следующее утро мне даже было немного боязно дойти до школы. Страх постепенно ушёл, и сон забылся, однако, неприятный осадок остался. Опасности, по сути, всегда окружали меня, правда, о них я уже научился забывать.

Экзамен по выставлению брони из анхе проходил по нарастающей сложности. Сначала надо было выдержать залп из трех теннисных шаров, потом отразить тупой нож, водную стрелу и огненную. Для сдачи экзамена хватало выдержать первые два испытания, но почти каждый считал своим долгом попробовать выстоять против воды.

– Майто Краун, экзамен сдан. Будешь проходить третье испытание? – спросил экзаменатор.

– Да, – ответил я, не желая уступать остальным.

Водная стрела была фактически обычной физической атакой, но чтобы сдать испытание, броня из анхе должна оттолкнуть всю воду, и одежда должна остаться полностью сухой. На этом пункте почти все проваливались: точечный удар отбивали, но пару капель всё равно пропускали.

– Приготовься! – скомандовал преподаватель, после этого давалось три секунды на выставление брони. – Уда-ар!

Я, выставив вперёд обе руки, поставил щит на максимально большую площадь. В этом испытании проверялась скорее не прочность, а форма брони – надо было создать полусферу, вогнутую на себя.

Стрела разбилась, разлетевшись на множество брызг, но ни одна не достигла меня. Кто-то такому результату удивился, а кто-то позавидовал. Пробовать выстоять против огненной стрелы я уже не стал – это уже считалось испытанием чисто для асуров. Ставка Дилары выиграна, и лишний выпендреж совершенно ни к чему.

Примерно спустя час после экзамена я харкнул кровью. Причину я с ужасом понял сразу – последствия нескольких истощений за очень короткий срок, и маленький период восстановления после них. Возможности своего организма я явно переоценил… По-хорошему, мне надо было отлёживаться, а не идти сдавать экзамены.

Показать полностью
16

Сын тысячелетнего монстра. Главы 17 и 18

Первая глава(Сын тысячелетнего монстра)


Глава 17 - Интриги столицы


– Как?! Это невозможно! Это невозможно! – повторял бесчисленное число раз Григор Вет.

Весь план главы рода Вет, из клана Сеймур, трещал по швам, но осознать это Григор никак не мог.

– Что мне теперь говорить Корье? Он потерял сына и не получил ничего взамен. Теперь меня прикончит либо сам Корье, либо эта дура Дибич. Скажи! Скажи, что мне делать?

Верный слуга и телохранитель Цунцвен молчал. План господина был отличным, и когда самое сложное вроде бы было позади, их ждала большая промашка… Организовать трансфер звезды с иностранным кланом, достать досье каждого из охраны воплощения Дибич, выждать идеальный момент – сделано было всё, как вдруг Аласа Корье, метящего в ранг «легенда», побеждают три самых обычных «платиновых мастера». Импульсивный и уже немолодой, Григор любое поражение воспринимал тяжело, и часто в такие моменты здравые мысли покидали его. Цунцвен был более хладнокровным, но даже ему не приходило в голову решение данной проблемы.

– Может, нам напасть прямо на квартиру Дибич в Ицаре? Нам надо прикончить хотя бы мальчишку-асселерата…

– Господин, если нападем на Ицар, нас быстро вычислят, и будет большой скандал. Может быть, вы ещё раз попытаетесь договориться с Корье, чтобы убить асселерата через руну-приговор?

– Нет, этот старый пердун сказал, что убьёт асселерата, только если дадим ему звезду, и его позицию вряд ли что-то поменяет.

– Он не боится санкций своего хокумата? Может быть, попытаться надавить на это?

– Видимо, не боится. А вот нас хокумат задушит, если узнает… – Григор задумался. – Постой… самой Дибич не выгодно раскрывать заговор, а значит, можно развязать конфликт напрямую! Некрасиво получится, но если так рассудить – кто пойдет за ослабленным родом Дибич, когда есть род Вет? Наследник – несовершеннолетняя девчонка, пускай и с огромным потенциалом в магии, а силы рода потеряли двух мастеров… Как думаешь, у нас есть шансы?

– Если вы сейчас объявите, что род Вет займет место Сеймур, то, возможно, будет мятеж. Но момента лучше, чем сейчас, не будет.

– Вот именно! Ничего не потеряно! Дибич потеряли свои позиции, и даже если не все примут меня, идти за четырнадцатилетней девчонкой побоятся. Старик Сеймур наказал провести выборы, как только Дибич станет совершеннолетней, но наш авторитет падает из года в год. Нам давно нужен род преемник, а о воле старика знают только в клане. Никто нас не осудит, это всё лишь клановое дело! Согласен?

– Да, господин.

– Даже если придётся пролить кровь братских родов, всё это будет во имя клана! А с Корье разберёмся позже, как-нибудь и против него выстоим!

* * *

Оливер и Лианна Бейст возвращались в съемную квартиру после поездки на свою мебельную фабрику. Родной дом продан, защита воплощений на ужасном уровне, куча долгов, однако надежда на улучшение всё же была. В конце месяца завершится крупная сделка, которая обещает большую прибыль – выкупить обратно дом не хватит, но, во всяком случае, хватит денег перебраться в район Ицара.

Правда, юный глава клана рассматривал вариант уехать из столицы после сдачи экзаменов. Земли в клановом районе больше нет, а пытаться её вернуть попросту невыгодно – лучше сделать инвестиции во что-то прибыльное. Репутация Бейст упадёт, если они закончат обучение в Ицаре, но всё говорило о том, что так будет благоразумнее.

Когда Бейст пришли к лестнице своего пятиэтажного дома из красного кирпича, тесно стоящего рядом с такими же собратьями, произошло неприятное происшествие – мужчина, спускающийся с лестницы, сбил Оливера прямо на тротуар.

– Пожалуйста, будьте осторожнее! – закричал Ниен, помогая подняться своему господину. – Вы вообще смотрите, куда идёте?

– А-а?! – пренебрежительно громко откликнулся нахал. – Не заметил мусор.

Он выглядел, как чернорабочий – обрит налысо, загорелый, мускулистый, одет в майку без рукавов, а во рту сигарета. Слуга Ниен, четко видевший, что это не аристократ и даже не слуга, буквально закипел от злости.

– Наглый простолюдин, да как ты смеешь так говорить про господина Оливера!? – Ниен дал мужчине пощечину и схватил его за верх майки. – Болван, а ну быстро извинился и поклонился господину!

Мужчина стоял так спокойно, словно Ниена и не существовало.

– Урод, ты выбил мне сигарету, – сказал мужчина, всё ещё не поворачивая головы от полученной пощёчины. – Хочешь, чтобы я извинился и поклонился?! Ха-ха-ха! Извиняться перед мусором? – мужчина ударил Ниена, отчего тот отлетел на несколько метров. Издевательский тон сменился на серьёзный: – Не смеши меня.

Подобрав сигарету прямо с асфальта, мужчина подошёл к Оливеру.

– Твой жалкий слуга подумал, что я не понимаю, кого сбил? Я прекрасно знаю, кто ты, но мне на это плевать. Аристократы – это жалкий мусор, тычущий своим статусом, а когда статуса не хватает, они поджимают хвосты. Хочешь, я расскажу тебе одну историю, малец?

Бейст пронзительно посмотрел на своего обидчика. Если он так легко пробил броню из анхе Ниена, то как минимум, должен быть мастером. А учитывая его наглость, скорее всего так и было.

– По глазам вижу, что хочешь, – ухмыльнулся мужчина. – На тебе школьная одежда, это Ицар, верно? Эту е**ную форму легко узнать по красно-синей галке на груди. Много лет назад я тоже такую носил… Не такую выглаженную и опрятную, а почти всегда мятую и грязную. Знаешь, как происходит в жизни – пока ты силен, все стелятся и подлизываются к тебе, а когда ты теряешь силу, тебя выбрасывают и растаптывают.

– Знакомо, да, Оливер Бейст? – имя аристократа мужчина произнёс с нарочитым презрением. – Я учился с твоим отцом, и каков случай, через столько лет, в квартиру напротив меня вселяется его сын, продавший родовой дом. А когда-то твоего отца уважали, да и клан почитали. Ты, наверно, запомнил это счастливое время из детства.

У нас с твоим паршивым отцом тоже есть пару счастливых моментов. Я был второгодкой, ставшим Йонко, а он чем-то вроде моей правой руки. Тогда глупый фильм «Йонко старшей школы» только-только вскружил головы всех подростков, и я был фактически первым Йонко Ицара. Ох, какая тогда была борьба… школьное соперничество из-за этого глупого фильма поднялось до небывалых высот. Но меня, забравшегося на вершину, ждал огромный провал – я пробудил пустой аспект, и это убило моё магическое развитие.

Прежние друзья отвернулись от меня, а твой отец, Ричард, предлагавший мне место вассала, откинул меня, как прокаженного. Я всегда помогал ему, но когда помощь понадобилась мне, он не сделал ничего – просто закрыл глаза на то, как меня избивают и унижают те, кто прежде были ниже меня.

Мужчина дал Оливеру пощёчину.

– Забавно, когда аристократ понимает, что слабее, он просто молчит и терпит удар. А ещё пару минут назад твой слуга дал пощёчину мне, чувствуя полную безнаказанность. Может, он хочет попробовать ещё раз? – мужчина посмотрел на валяющегося на асфальте Ниена. – Кажется, он в нокауте... Тогда, может быть, ты, Оливер, хочешь мне ответить?

Мужчина ударил парня кулаком в живот, отчего тот сильно скрючился, и чуть погодя склонился на одно колено от боли. Выставленная броня из анхе Оливера была легко пробита.

– Аристократы – любители подстраиваться под ситуацию. Большинство из них флюгеры, а не благородные особы – стоит подуть ветру, и они меняют направление. Когда Ричард сверг меня с поста Йонко, это были самые худшие полтора года в моей жизни. В меня никто не верил. Случаи, когда люди теряют всё из-за пробуждения пустого аспекта, обыденны, и счастливых финалов в этих историях почти не бывает.

Но я смог. Перепробовал всё, что можно было. Покупал бесполезные снадобья, из-за чего приходилось работать на мафию и убивать палёными пулями из ларкара, когда из-за руны-проклятия каждый твой выстрел может оказаться последним. Я тренировался, и еще раз тренировался. Выжимал максимум из своего потенциала!… И знаешь, что было после того, как моё могущество ко мне вернулось?

Мужчина пнул Оливера ногой, и тот, упав, проехал несколько метров по асфальту. Лианна вскрикнула.

– Аристократы начали передо мной извиняться, – Мужчина снова пнул парня. – Но я их не жалел, так же, как они не жалели меня. Когда я был слаб, они называли меня мусором, когда я вновь стал сильным – они меня боготворили. Правда, я им больше не верил. Как бы они ко мне ни подлизывались, я оставался с ними жесток. Мои последние полгода правления в качестве Йонко считаются самыми жестокими и кровавыми за всю историю Ицара.

Старшие школы создают систему соперничества, чтобы выпускники стали как можно сильнее. Эта система превращает жизнь тех, кто находится снизу, в ад. – мужчина поднял Оливера за ворот рубахи и стал бить кулаком. Сопротивления против такого здоровяка парень долго проявлять не смог, уже на втором ударе его руки бессильно опустились.

– Прекратите! Пожалуйста, прекратите! – закричала Лианна со слезами на глазах.

– А-а?! Прекратить? А вы бы остановились, если бы я был слабаком, который задел плечом аристократа? – мужчина бросил Оливера, который явно уже находился без сознания. – Аристократы понимают только язык силы. До тех пор, пока они хорошенько не прочувствуют другую сторону, сторону слабых, они будут оставаться гнилыми, и понимать только язык силы.

Мужчина пошёл в сторону Лианны, но очнувшийся Ниен преградил ему путь.

– Нападение на аристократа, ты хоть знаешь, чем это тебе грозит?

– Хочешь напугать меня законами Гидры? Я имею ранг мастер, и если хотите обратиться к закону, то вам придётся сделать «вызов чести». Если вам, конечно, не жалко жизни одного из своих мастеров.

Ниен вдруг с ужасом осознал, кто на них напал. Это был Джек Шорн, известный наёмник и охотник за сверхновыми, который славился пренебрежительным отношением к аристократам. Он десяток раз принимал «вызов чести», причём всегда выходя победителем, даже когда противник превосходил его на ранг и являлись «легендой».

– А может быть мне, простолюдину, самому вызвать клан Бейст? Хотя, вы настолько жалкие, что драться с вами не сделает мне чести.

– Как ты смеешь так говорить про клан Бейст!

Над головой Ниена появилось нечто похожее на червоточину антрестазиса. На несколько секунд чёрное пятно опустилось на Ниена, вобрав его голову по самую шею. Когда червоточина поднялась вверх, всё лицо слуги было окровавлено, и тот, как подкошенный, упал без чувств.

– Эти жалкие простолюдины, вставшие на путь прислуживания, ещё хуже, чем их хозяева, – Джек переступил через Ниена и подошёл к Лианне. – Девочка, боишься меня, да? Возможно, тебе кажется происходящее несправедливым?

Джек дал Лианне пощёчину, отчего та упала, разбив голые коленки, не закрытые платьем.

– Справедливость штука странная. Когда что-то плохое происходит с другими, это никого не волнует, но когда беда настигает тебя, всё кажется несправедливым. Я не закончил свою мысль из-за тебя. Может, тебя за это наказать, а? Девочка? Вы же, аристократы, любите наказывать нас, простолюдинов? Ну давай, говори, что никогда ничего подобного не делала.

– Я и правда никогда ничего не делала плохого простолюдинам! – ответила девушка сквозь слёзы. – Я никогда никого не наказывала!

– Твоё познание другой стороны потихоньку началось.

– Не трожь мою сестру! – крикнул, чуть приподнявшись, Оливер. – Познание другой стороны?! Да ты хоть знаешь, какую жизнь мы ведем последние несколько лет?

– Ха. Малец, думаешь, ты видел жизнь из-под слоя дерьма? Перебрался сюда и решил, что пробил самое дно? Нет, дружок, – Джек подошёл к Оливеру и взял его за волосы. – Это далеко не самое дно. Ты же в шаге от развала клана? Может, тебе помочь? Перед самым выпуском меня выгнали из Ицара, и твой отец, всё грозивший взять реванш, так со мной и не сразился. Может быть ты, как сын Ричарда, примешь «вызов чести»?

Своего оппонента Оливер почти не видел из-за пелены опухших глаз. Огромная удавка, что уже несколько лет душила клан, сжалась окончательно. Молодой глава клана не видел выхода из этой ситуации – не принять вызов, означало позор и крах клана, а принять попросту было некому. «Вызов чести» – это бой не ниже ранга мастера, и чтобы выставить бойца, даются всего сутки. Мастер, охраняющий воплощение, прибудет, в лучшем случае, через два дня, и потому Бейст совершенно некого выставить. Наемника на такой бой брать нельзя, только слуг, вассалов или самих членов клана. Можно было попробовать любыми средствами пригласить в клан мастера, но Оливер заранее знал, что его в этом ждёт неудача.

Другие кланы не дадут ему выкарабкаться из этой ситуации. 

Переселиться ровно туда, где живёт давний враг отца – Оливер не верил в такую случайность. Отсутствие нормальной службы безопасности всё-таки дало о себе знать. Агент по недвижимости, скорее всего, работал с другими кланами, и встреча с таким безумцем явно была кем-то подстроена.

– Что, малец, думаешь о том, как дорого тебе обойдется потеря мастера? Или у тебя просто нет свободного мастера в столице? Если хочешь, я подожду день, неделю – мне без разницы. Правда, как это скажется на твоей репутации…

– Я не буду принимать вызов.

Джек рассмеялся и отпустил Оливера.

– Отчаявшийся аристократ... Какое зрелище может быть прелестнее? Значит, у Бейст действительно нет мастера?

– Есть, но я не вижу смысла отвечать на вызов. Избить главу клана в общественном месте – такой позор вряд ли получиться смыть.

– Почему же? «Вызов чести» как раз для таких случаев. Без разницы, победит твой мастер или проиграет, если вызов принят в течение суток, то честь защищена.

Джек явно провоцировал Оливера признать боевую недееспособность клана, но юному главе уже было всё равно. Он понял, что клан уже не спасти.

– Мой мастер в нескольких днях пути от столицы.

Джек снова рассмеялся.

– Ну что, Оливер, теперь ты почувствовал самое дно? Тебя оказалось так легко опустить на землю, всего пару минут понадобилось, – Джек закурил сигарету. – И всё-таки, я закончу мысль, которую не дала озвучить твоя сестра. Старшие школы создают систему соперничества, из-за чего жизнь тех, кто находится снизу, превращается в ад.

Понять эту проблему аристократы не могут, они понимают её только на языке силы. Кто-то назовёт моё правление в качестве Йонко самым кровавым, но оно было самым справедливым. Я превратил жизнь всех, кто ниже меня, в ад, и это создало равенство. Я сломал иерархию. Больше не было сильных и слабых учеников, был только я и те, кто меня слабее.

И почему-то, это жутко всем не понравилось. Удивительно, да? Осознать, что те, кто находится снизу, страдают. В особенности это удивительно для аристократов. Они не видели тяжёлую сторону жизни. Они никогда не жили так, что родители отдавали им Право Голоса, просто чтобы была возможность учиться. Они даже никогда не задумывались, как прекрасно иметь совершенно обычную способность говорить.

Джек развернулся и взглянул на небо.

– Однако, очень жаль, что аристократы очень быстро забывают уроки, которые им дают. Посмотрим, как будет с тобой.

 

 

Глава 18 


Весь выходной я провёл на кровати или, что звучит лучше – восстанавливая силы. Всё тело болело, а руки и ноги были слабыми и неуклюжими, словно состояли из желе. Спрашивая себя, пошёл бы я на битву против «алмазного мастера» ещё раз, я однозначно отвечал – нет.

Свою победу я бы назвал везением, ведь если бы у мастера хватило анхе отразить мой последний удар, то я определенно бы проиграл. Смотря правде в глаза, такие отчаянные поступки обычно заканчиваются плачевно. Будь этот бой честным, я уступил бы даже «платиновому мастеру», что уж говорить об алмазном...

Дилары не было дома ни в выходной, ни на следующий день в школе. Я готовился придумывать легенду, как получил истощение, но после нашего с Цугиварой разделения около филиала «Дин-Дин», девушку я больше не встречал. Видимо, она решала какие-то клановые вопросы, и мне, по сути, от этого было только лучше.

Оливер с его сестрой тоже куда-то пропали, хотя, казалось бы, самые важные дни – прямо накануне экзаменов. Однако причину их отсутствия я узнал уже в середине дня. Изенбурги или какие-то другие кланы всё-таки сделали свой ход. Сводки новостей пестрили похожими заголовками:

«Алмазный мастер» Джек Шорн публично избил главу клана Бейст, и тот даже не принял «вызов чести».

Это было довольно громким событием, и оно стало отправной точкой для принудительного роспуска клана Бейст. Совет кланов одним днём утвердил продажу всех воплощений Бейст – Оливеру оставили только право иметь свободный род.

С одной стороны, Оливер теперь будет миллионером, с другой – запомнится на всю жизнь, как человек, разваливший клан, и поменять такое мнение будет сложно. Хотя даже не миллионер, а миллиардер… Когда я увидел начальные цены на воплощения, у меня глаза на лоб полезли.

Цена на самое дешёвое начиналась с 900 миллионов Хё, а на самое дорогое – 3,2 миллиарда Хё! Цены на воплощения варьировались из-за возраста звезды, способностей и частоте случаев, когда воплощение смогло пробудить способности. Самым недооцененным почему-то оказалось воплощение, которое было у моей матери. Скорее всего, из-за специфической способности и довольно большого возраста звезды – примерно близкого к тысячелетнему.

Виктор и Франц обсуждали аукцион, стоя в коридоре, и когда речь зашла о некой турнирной составляющей аукциона, меня этот разговор очень заинтересовал. Оказалось, что аукцион не проводится обычным повышением ставки. Каждый участник заранее выставляет сумму и своего бойца. Затем проводится турнир, и в зависимости от позиции бойца в турнире, сумма ставки умножается и выбирается победитель аукциона.

Вдобавок, 10% ставки в любом случае уходит в фонд турнира, поэтому слабаки в этом состязании никогда не сражаются. Каждый клан выставляет своего лучшего бойца, и потому такие турниры всегда очень зрелищны и приковывают очень много внимания.

– Нет, Шенберг не будет принимать участие в турнире, – спорил Виктор с зеленоволосым. – Они недавно купили земли Бейст в клановом квартале столицы, и если они купят ещё и звезду, то это будет выглядеть, как намеренное разорение клана Бейст.

– Турнир-аукцион возможно сделают не на одну звезду, а сразу на четыре – Шенберг в любом случае будут участвовать, это банальный статус.

– И почему ты вообще решил, что совет кланов сделает турнир сразу на четыре звезды? Тебе как придёт что-то безумное в голову, так ты сразу безоговорочно начинаешь в это верить.

– Это ты про моё желание стать Йонко?

– Нет-нет, это я про обычные твои безапелляционные заявления. Наподобие того, что ветер создать сложнее, чем молнию.

– Но это правда! Ветер у меня не получается создать вообще, а молнию уже получалось!

– Я тебе уже миллион раз говорил, что это был всего лишь статический заряд. Молния – это уровень мастеров, а у тебя даже асура нет.

– Франц же хочет стать Йонко, вот и мечтает, что уже создал молнию, – подколол я зеленоволосого.

– Майто, кажется, ты не понял – Франц хочет стать не школьным Йонко, а Йонко хокумата.

Я рассмеялся. По какой-то необъяснимой причине это заявление меня задело. Стать Йонко хокумата? Такая цель равносильна желанию стать богом.

– Надеяться стать Йонко созвездия магистрали, будучи самым обычным учеником Ицара? Это просто смешно.

– Нарываешься, Краун?

– А что, правда глаза режет? Я реалист, и пока я не вижу в тебе и доли того, что должен иметь Йонко. Ни силы, ни ума.

Франц попытался налететь на меня с кулаками, но его остановил Виктор.

– Майто, не оскорбляй мечту Франца. Каждый уважающий себя человек должен ставить цель и идти к её выполнению. И не надо смеяться, только лишь из-за того, что цель очень высокая.

– Вот именно, есть цели, а есть мечты. Можно о чём-то мечтать, и у меня тоже есть мечты, но ставить целью нечто невыполнимое – попросту глупо. Учиться в Ицаре – это уже достижение, однако, извини, Франц, ты даже не входишь в число гениев этой школы.

– Пускай и не входит, но он усердно трудится и делает всё для исполнения своей мечты.

– «Делать всё» недостаточно, надо ещё и родиться под счастливой звездой.

– Краун, – тихо произнёс немного успокоившийся Франц. – Я знаю, что моя цель слишком высокая, но если не попытаюсь, буду жалеть всю жизнь.

– Ты что, перечитал мотивационных книжек? Да, действительно бывают ситуации, когда надо рискнуть, или когда надо пойти против мнения большинства. Но желать стать Йонко? Для этого надо иметь определенные данные, и у тебя, без обид, их нет.

– Да что ты вообще обо мне знаешь?

– Я сенсер, и видишь ли, знать, кто слабак, для меня легко.

Тут уже Виктор удержать Франца не смог, и у нас завязалась драка. Он ударил меня кулаком по лицу, и всё перешло в очень вязкое противостояние на полу. Ответить я почти ничего не мог, мышцы после сильного истощения были, как вата, да и колдовать было довольно сложно. Итогом для меня стали пара фингалов и поход в медпункт. Наверно, в этот момент никто бы не поверил, что день назад я победил мастера…

Надо отметить, в Ицаре были очень хорошие лекари. Они могли залечить буквально всё – от порезов до сломанных костей. Пятнадцать минут в медпункте, и ты как новенький. Хотя сломанные кости, пожалуй, подольше...

– Майто, ты точно хорошо себя чувствуешь? – спросила медсестра, прежде чем меня отпускать. – Выглядишь очень вялым.

– Я в норме. Спасибо, что подлечили. Мне пора на урок...

Кажется, она посмотрела на меня сочувствующим взглядом, зная из моей анкеты, что я единственный в школе с рангом «ученик». Хотя, в действительности, пробудив новую жилу после аквапарка, со своим новым запасом в девятьсот анхе, я ничем не уступал среднему «серебряному асуру». Даже без техники астрального духа.

Чуть позже ко мне подошёл Виктор и сказал, что я должен извиниться перед Францем, а он – передо мной, для перемирия. Я, естественно, ответил, что мне это не интересно. Так, видимо, я потерял бесплатного репетитора, но это должно было рано или поздно произойти. Если он готов дружить с тем, кто намеренно скалит зубы, то пожалуйста, а если не готов это терпеть, то пускай уходит сразу.

Вообще, была некоторая вероятность, что Виктор начал общаться со мной из-за моего знакомства с Диларой. Розоволосая была чем-то вроде школьной элиты, и два раза дойти с такой девушкой до школы, вполне поднимало мой статус с низшего эшелона до высшего. Возможно, и очкастому захотелось приблизиться к её группе общения.

Часть моих стычек, скорее всего, тоже была из-за Дилары. Находясь на последнем месте школьного рейтинга, как противник, я был совершенно неинтересен, однако, желающие со мной подраться почему-то всё равно находились. Это, наоборот, я должен был доказывать всем, что чего-то стою. А так получалось, что более сильные вызывали меня, хотя для поднятия рейтинга это было совершенно бессмысленно.

Единственная драка, выбивающаяся из этой логики, была с Татори. Анализируя школьный рейтинг, я узнал, что у Татори есть сестра, на 308 месте, и она явно кандидат на вылет из Ицара. Татори выбрал тактику запугивания самых слабых, и поэтому, имея ранг «ученик», я сразу попал под его прицел. Как ни странно, у такого напыщенного болвана оказались вполне благородные мотивы пытаться выгнать меня из школы.

В конце дня я решил навестить Оливера, после недавних событий ему явно было нелегко. Его адрес я не знал, но найти нужное место из новостей было несложно. И даже если место было не очень точным, то я надеялся найти Бейста с помощью своей сенсорики. Использовать её, в отличие от остального колдовства, мне было, как обычно, легко.

Нашёл нужный дом я довольно быстро, но мне упорно не хотели открывать дверь квартиры.

– Оливер, это я, Майто. Журналистов здесь никаких нет, открывай! – я снова постучал, звонок был оборван. – Ниен, если ты слышишь, скажи Оливеру пустить меня, или хотя бы ответь что-нибудь.

Через десять минут я уже хотел уходить, но дверь, наконец, открылась. Слуга молчал, и я решил, что могу войти. В квартире была гробовая тишина, как будто кто-то недавно умер. А когда я зашёл в комнату и увидел состояние Оливера, то понял, по кому идут похороны. Всё лицо бывшего главы клана было в гематомах, и кажется, лечить их он не собирался. Рядом с ним сидела сестра, бледная, как сама смерть, глаза у неё были сильно заплаканы.

– Ты лекаря вызвать не хочешь? Выглядишь очень плохо.

– Ты стучал так долго, чтобы сказать мне это? – чуть погодя, отозвался Оливер. Голос у него был, как у умирающего старика. – Если это всё, что ты хотел сказать, то уходи.

– Нет, не всё. Когда я ехал к тебе, то ожидал чего угодно, но ты, братец, оказался совсем плох. Тебе нужен врач, не чтобы вылечить раны, а просто, чтобы начать выходить из этого состояния. Ты залечишь раны и почувствуешь себя немного лучше. Пойми, сейчас в любом случае ничего не изменить, надо жить дальше.

– Я не хочу чувствовать себя лучше.

– Решил наказать себя болью? Ни к чему хорошему это не приведёт.

– Мне без разницы.

– Возможно, мне не понять, что такое потерять клан, но у тебя же есть возможность его восстановить. Сейчас вовсю идёт обсуждение турнира-аукциона, это огромные деньги, и их вполне можно направить на развитие клана.

– Ты думаешь, создать клан так просто? Ты думаешь, деньги в этом деле что-то решают? Решают сильные бойцы, и, чтобы заполучить их, нужен определенный статус. Восстановить клан будет нереально.

– Только сегодня я разговаривал с человеком, чья цель нереальна, но у тебя, на мой взгляд, есть все шансы попробовать восстановить клан. Если не у тебя, так у твоих детей – за одно поколение это всё же не делается, но ты можешь заложить фундамент.

– Я буду ужасным отцом. Моим детям придётся жить с частичкой моего позора.

– Ладно, хорошо, пускай не клан. У нас с тобой всё ещё есть обязательство кровной мести. Мы должны уничтожить Гаротэки, и закончить дело наших предков.

Оливер немного оживился.

– Кровная месть… Да, это то, что мы должны сделать. Правда, мы очень слабы…

– Значит, надо стать сильнее. Лёжа на кровати, Гаротэки мы не победим. Вставай, надо возвращаться к нормальной жизни.

– Ага, если бы это было так легко…

– Тогда давай вызовем лекаря, а потом напьёмся.

– Нам даже шестнадцати нет, да и как будут...

– Как будут смотреть на главу бывшего клана Бейст? – перебил я. – Забей на это. Больше тебе не надо поддерживать какой-либо статус. Да и, сказал я «пойти напиться», больше образно – просто надо куда-то выйти. Атмосфера у тебя в квартире ужасна, как будто в Зону вошёл.

– И куда ты хочешь пойти?

– Да куда угодно, повторяюсь, главное покинуть эту квартиру. Ты, кстати, ко мне переехать не хочешь временно, из соображений безопасности? Может, тебя кто прикончить захочет, чтобы и саму звезду Бейст выставили на аукцион.

– Нет, давай без этого. Прикончат, так прикончат.

– Снова включил депрессивного Оливера, хватит уже. Надо жить дальше.

– Кажется, ты от меня не отстанешь... Поедем на каток, это место, в котором мне станет лучше.

– Отлично! Такие мысли мне уже нравятся! Только сначала надо всё же вызвать лекаря.

Показать полностью
16

Сын тысячелетнего монстра. Глава 16

Первая глава(Сын тысячелетнего монстра)


По моим воспоминаниям о старом мире парень, даже если прогулка с девушкой не является свиданием, должен за спутницу платить. Но здесь, в Генезисе, а возможно, и в остальных созвездиях, нормы поведения другие. Каждый платил за себя сам, причём если ты вдруг пошёл куда-то и оказался неплатежеспособным, то это считалось неприличным.

Выбор аквапарка молчавшая Дилара, к моему счастью, оставила на меня. Самый дешёвый аквапарк столицы стоил пятьсот коинов в час, что в переводе на Хё просто копейки. Можно было поиздеваться над прицепившейся хвостом девушкой и отправиться туда, но к нам добавился водитель Дилары Цугивара, и подобный вариант сразу же показался мне каким-то оскорбительным. Вернее, с приходом Цугивары, который имел ранг «платиновый мастер» и был скорее телохранителем, чем водителем, я понял, что Дилара далеко не последний человек для своего рода. Иметь мастера в своей охране – это уже показатель некой важности, даже Оливер, глава пускай и малого клана, не мог себе такого позволить.

Пошли мы в итоге в аквапарк за десять тысяч коинов в час, по моим прикидкам ориентированный на аристо. Были и более дорогие варианты, но переплачивать я был не готов – лишь бы лицом в грязь не упасть. По пути пришлось заехать за плавательными шортами и, что важнее, за пластырем, которым я хотел скрыть свою отметку Итен Муши.

В первый свой поход в магазин я хоть и встретил людей без Права Голоса, но не осознал, насколько молчаливого народа много. Если зайти в торговый центр простолюдинского района, то почти каждый встречный общается на языке жестов. Не слышно ни одного разговора, только играющая музыка или реклама. Дикая картина, на мой взгляд, хотя и вряд ли найдётся кто-то понимающий мои ощущения.

И всё-таки присутствие Дилары делало все каким-то неловким для меня. В конце концов я не выдержал и сказал, что разговоры с ней мне не мешают.

– Долго же до тебя доходило, что так обращаться с девушкой нельзя.

– Начнём с того, что я не просил тебя пойти со мной.

– Закончим тем, что я не хочу твоего возвращения поздно ночью. На ближайшее время ты под моим контролем. Желание своего Крауна случайно не почувствовал?

– Пока нет, однако какое-то напряжение чувствую.

– Может, тебе тяжело находиться с такой красоткой в купальнике? – иронично спросила девушка, скромности ей явно не занимать. – Постарайся расслабиться, тебе нужно забыть о желании, и тогда придёт понимание, чего от тебя хочет звезда.

– Знаю-знаю… Я уже пробуждал жилу, но в тот период я довольно часто медитировал.

– Два раза жилы с желанием у редкого аспекта? А Краун довольно привередливая звезда.

– Зато задания не особо сложные. Ладно, пойдём уже на горки, – сказал я и уверенно пошёл вперед, дабы не продолжать эту тему.

На самом деле, я уже давно мечтал о паре дней или хотя бы часов полноценного отдыха. Полгода утомительного похода по Зоне, наполненного моими тренировками и сопутствующими страданиями, требовали какого-то последующего релакса. Я надеялся провести время за гитарой, но аквапарк в целом тоже подходящее место. Да и по возрасту, в мои четырнадцать не зазорно веселиться, катаясь на горках.

Аквапарк хоть и был закрытого типа, но благодаря стеклянной крыше прекрасно освещался солнцем. Примерно через час после нашего прихода, в здание стало поступать всё меньше и меньше света, включилось дополнительное освещение. Вроде бы и маленькая деталь, но от этого почему-то захотелось поскорее пойти домой.

Я решил найти Дилару и сказать ей, что побуду в бассейне, пока не почувствую волю Крауна, но вдруг понял, что её нигде нет рядом. В выборе горок мы с девушкой почти сразу же разделились, однако тут и там с ней пересекались. Потеряться в аквапарке действительно было легко, но с моими сенсорскими способностями найти асура и ходящего с ним мастера было проще простого.

Неужели она ушла, не сказав ни слова?

Я пошёл в раздевалку, чтобы позвонить. Раздалось «Номер не отвечает» и я сразу же отключил звонок. Странная она всё-таки девушка, то говорит, что будет за мной следить, то пропадает и заставляет волноваться. Хотя о чём волноваться, с ней всё-таки мастер.

Мой пластырь практически отклеился, и я решил, что это знак уходить. Может быть, как и прошлый раз, мне нужна медитация, чтобы получить новую жилу. Расплатившись, спросил у девушки на ресепшене про Дилару. Меня удручало общение языком жестов, и я, махнув рукой, пошёл к выходу, как вдруг выяснилось, что Дилара и Цугивара ушли, не заплатив, и добрая улыбающаяся девушка на ресепшене дала знак двум охранникам остановить меня.

Разобравшись с этим недоразумением, я заплатил за своих спутников, и ещё небольшой штраф сверху. У Дилары явно что-то произошло, раз она выскочила из аквапарка, не заплатив. Причём произошло что-то очень серьёзное, раз даже несколько секунд были ценны. Я ещё раз набрал её номер – естественно, не отвечает.

Моя сенсорика могла чувствовать силу человека в радиусе ста метров, однако Краун был отличным аспектом для астрологии, а значит, в теории я мог прокладывать путь по Зоне и находить нужных людей даже на другом краю мира. Правда, все эти возможности были отложены в долгий ящик, меня в Крауне интересовало лишь обнаружение врагов вокруг меня.

Если задуматься, то анхе каждого человека я ощущаю по-разному, как будто каждый обладает своей неповторимой аурой. Даже не оглядываясь, я могу частично представить, что за человек находится у меня за спиной, и что от него можно ожидать.

Я попытался вспомнить ауру Дилары. Каждого человека в округе я представил не сгустком огромного количества анхе, а лишь внешней аурой. Радиус моей «хватки» сразу же расширился. Я стал чувствовать множество людей, но почти все они совершенно не подходили, и лишь к аурам некоторых мне приходилось присматриваться.

Мне как будто дали пробник духов и сказали найти нужный экземпляр на стеллаже с тысячей различных флаконов. Со стороны я, пожалуй, выглядел как сумасшедший: встав возле входа в аквапарк и склонившись, держась руками за виски.

Забавно, что моя фигура привлекла летевшего мимо таксиста как раз в тот момент, когда я, наконец, почувствовал ауру Дилары. Ошибки быть не могло, рядом с ней была аура её телохранителя Цугивары.

– Гони со всей мочи вон в ту сторону, – сказал я, когда после пары характерных движений таксист всё-таки приземлился возле меня.

Вопросов водитель даже не задал, лишь мудрёно улыбнулся, словно зная, что я заплачу, сколько скажет.

Расстояние до Дилары долгое время оставалось для меня загадкой, я лишь чувствовал направление, но совершенно не понимал, как далеко находится девушка. Когда мы вылетели за пределы столицы, я почувствовал, что удаляющиеся всё это время ауры остановились.

– По дороге можно? – спросил таксист.

– Нет, летим.

Предчувствие у меня было плохое. Когда ауры остановились, я стал лучше чувствовать анхе их владельцев, и можно точно сказать, анхе у них уменьшалось.

Вдалеке, по направлению к Диларе, виднелся дым. Ещё чуть позже стали видны различные вспышки, явно свидетельствовавшие о битве магов, причём уровень был далеко не школьных драк…

Огромные кратеры, поваленные деревья, кипящие лужи яда – даже без сенсорики можно было понять, что здесь происходит сражение мастеров. Я очень вовремя сказал водителю снижаться – боялся, что нас увидят и собьют, но приземлившись, получилось ещё лучше: стволы деревьев закрыли нас от очень сильного взрыва. Опасной оказалась не взрывная волна, а множество капель прожигающего яда.

– Отъедь на пятьсот метров в сторону и жди возле дороги.

Возражений водила не высказал, будто бы уже готовый к подобному исходу. Я вышел из машины и направился в сторону сражения. Последний взрыв, скорее всего, был смертельной техникой одного из двух погибших мастеров. Закончилось ли после этого сражение, было непонятно, но определенно произошло небольшое затишье.

Чем ближе я подходил, тем яснее становились причины сражения.

Хоть я никогда в своей жизни не встречал воплощение, перепутать такого с обычным магом было нельзя. У воплощения я чувствовал огромное количество энергии, но эта энергия сильно отличалась от анхе.

Два погибших мастера, по всей видимости, охраняли девушку-воплощение, как и два находившихся при смерти асура. Их противником был сильно покоцанный, но всё ещё крепко стоящий на ногах «алмазный мастер».

– Девочка, а у тебя хорошие люди, – сказал вражеский мастер, идя в сторону Дилары. За всем происходящим я стал наблюдать из кустов. – Однако на этом всё кончено. Тебе никак не защитить своё воплощение. Уходи, твоя смерть мне не интересна.

– Думаешь, я так просто уйду? Я глава своего рода, и скорее умру, чем позволю забрать воплощение у меня на глазах.

– Тогда я помогу тебе закрыть глаза.

Мастер поднял руку, и Дилара тут же рухнула на землю. В самый последний момент её подхватил Цугивара.

– Грезы?… Нет… – произнесла девушка, засыпая.

– Получается, остался только ты? – Цугивара не ответил, продолжая удерживать Дилару на руках. – Даю тебе шанс сбежать. Если сразишься и проиграешь, то я убью твою госпожу.

– Значит, у меня небольшой выбор. Я бы хотел спасти госпожу, но если мы сбежим, она мне этого не простит. – Цугивара положил девушку на землю и укрепил свой кулак камнем. – Предлагаю всё решить в ближнем бою.

– Цугивара, стой, – закричал я, выходя из укрытия. – Не трать анхе, я разберусь с этим мастером, если ты поделишься со мной энергией.

– А-а? Малец, ты ещё кто такой? Не мешай взрослым дядькам решать свои споры.

– Цугивара, просто доверься мне. У меня есть козырь в рукаве, правда то, что произойдет дальше, должно остаться тайной.

– Алас, она убегает, – сказал тощий мальчишка позади «алмазного мастера».

– Вижу.

Мгновенным движением Алас оказался возле девушки-воплощения, всего одним ударом свалил ее на землю.

– Твоя жалкая попытка сбежать меня бесит, – мастер достал пистолет. – Прими свою смерть достойно.

Выстрел. Девушка не успела даже вскрикнуть, точное попадание в голову убило её почти сразу. Очевидно, стрелял Алас ларкаром, так как вся энергия нэго затягивалась обратно в сторону убитой, в место пулевого ранения. Через несколько секунд воплощение озарилось светом, исходящим больше всего из раны.

– Ублюдок… – только и смог произнести я.

– Майто, не знаю, что ты задумал, но наш противник гораздо сильнее меня, «платинового мастера».

– Да, я в курсе, – объяснять что-либо было гораздо дольше, чем показать, поэтому я активировал технику астрального духа. Фиолетовый тигр окутал всё моё тело. – У меня есть шансы его одолеть, только дай мне анхе.

Цугивара явно не мог поверить своим глазам, но он тут же кинулся к моей спине, чтобы передать энергию. На это время технику я выключил.

– Невозможно… – сказал Алас с огромной тревогой. – Откуда у Дибич взялась «легенда», если даже у самого клана Сеймур нет ранга выше «алмазного мастера»? Да и как такой малец может быть «легендой».

– А никто не говорил, что я «легенда».

– Значит, ты блефуешь? Какой смысл пытаться подделать жалкой иллюзией технику астрального духа?

– Никто также не говорил, что это подделка.

Цугивара полностью восполнил моё анхе, и я ринулся в атаку. Выстоять даже с полным запасом анхе против «алмазного мастера» я не смог бы, но этот мастер был предварительно ослаблен. При использовании техники астрального духа повышается как моя физическая скорость и сила, так и наступательная способность. Правда, «легендам», использующим эту технику, я, естественно, на порядок уступал.

И пара ударов по магической броне врага дали понять, насколько я близок к мастерам… Хоть противник постоянно отступал, мне сразу стало понятно, что одним ударом, как например Ниена, я его не пробью. Этот Алас действовал очень осторожно, хоть по навыкам ближнего боя он был куда лучше меня.

– Цугивара, мне снова нужно твоё анхе, – сказал я, нанеся последний удар ногой и отпрыгнув после этого в сторону слуги.

Спокойно стоять и ждать, пока мне дают энергию, Алас, естественно, не стал. Одной из специализаций мастера явно был металл, потому что на нас полетела огромная куча различных металлических осколков. Цугивара закрыл нас каменной стеной. Через несколько секунд на нас с двух боков полетели металлические диски со множеством зубцов. Цугивара закрыл нас ещё двумя стенами по бокам.

Следующая атака была ментальной, как будто кто-то со скрежетом стал долбить по моей черепной коробке. Скорее всего, не будь я инвакеном, такая атака подействовала бы на меня, как на Дилару. Слабый ведьмак или даже просто волк может вполне неплохо противостоять Грёзам.

Ментальная атака оказалась всего лишь отвлечением внимания, основным ударом стал возникший вокруг нас цветок с металлическими лепестками, который попытался нас этими лепестками пронзить. Цугивара вновь отвлекся от передачи анхе и выставил вокруг нас земляной купол. Такой купол на этом поле боя уже был – видимо, послужил защитой от взрыва яда.

Металлические лепестки вонзились в верх купола, но тот выдержал. Атаки Аласа прекратились, вполне возможно, закончилось анхе. Минутная передышка позволила Цугиваре спокойно передать мне энергию.

– Готов? – спросил слуга.

– Да.

Я ощущал нечто странное снаружи купола, но не мог понять, что же происходит. Цугивара открыл заслон, и на нас полилась толща воды. Когда воды набралось до колена, Цугивара закрыл брешь.

– Б**ть, да сколько же у него техник! – в ужасе вскрикнул я.

Алас, видимо, увидел наши движения и начал действовать. Купол стали пронзать металлические гарпуны, обстановка стала как на затапливаемой подводной лодке.

– Нам не продержаться, всплываем. Вдохни воздуха. – сказал Цугивара и полностью убрал каменный заслон.

С его предложением я был солидарен, но выбравшись наружу... Вокруг нас как будто был океан. На голову сильно давила толща воды, а поверхность была в двадцати метрах над нами. Цугивара не пытался всплыть, а первым делом стал осматривать дно в поисках своей госпожи. Нашёл он или нет, я не понял, так как на меня со всех сторон полетели гарпуны. Уворачиваться я не стал, и просто активировал технику духа.

За какие-то считанные мгновения Алас либо создал, либо высвободил из антрестазиса огромное количество воды. Стенками его бассейна был очень толстый металл, а основной атакующей силой были гарпуны, с удивительно большой скоростью пикировавшие на меня и Цугивару. По всей видимости, всё это было не импровизацией, а заранее подготовленной комбинацией. Раздавшийся в моей голове голос это подтверждал.

– Как вам моя техника водной тюрьмы?

Самым лучшим выходом из ситуации мне показалось пробить одну из стенок бассейна. Но как только я стал приближаться к металлу, вода возле него начала леденеть… Вопросы – имеет ли Алас среди специальностей воду – сразу же отпали.

Я поплыл к поверхности, и на меня сверху полетело еще больше гарпунов – там, на краю стенки бассейна, стоял Алас. По моим ощущениям, уворачиваться от его металлических предметов на земле я смог бы даже не используя дух, но защищаться в воде было практически невозможно. Видимо, мастер понял, что время моего нахождения в доспехе духа сильно ограничено, и что ещё с прошлого нашего боя я ушёл с огромным истощением.

Вариантов я видел немного. Моим последним козырем был накопившийся «гнев» и, учитывая моё положение, скрывать ведьмачьи способности было попросту глупо. Я сжал кулак и дал волю всей энергии нэго, которая во мне накопилась. Результат?... Никакой. Я ожидал, что Аласа буквально разорвёт в клочья, но сильным ударом это для него не стало. Тем не менее, он немного замешкал и его гарпуны перестали быть столь яростными, это дало шанс мне пробить небольшую корку льда сверху и выбраться.

Когда я выбрался на поверхность, ставшую уже льдом, чуть не произошла комичная ситуация – я поскользнулся, и Алас, воспользовавшись этим, чуть ли снова меня не утопил. Вспомнились слова Хатано сэнсэя о судьбе… Судьба мне не помощник – она только против меня.

В астральном духе я был гораздо больше своего предела, и всё тело буквально кричало об этом. Я из последних сил налетел на мастера и ударом кулака свалил его со стенки бассейна. Прыгнув вслед за противником, ударом ноги я вбил его в землю. Думая только о том, чтобы не отключиться, я выхватил у Аласа пистолет с пояса и выстрелил ему два раза в область сердца. Его брони из анхе уже не было.

Технику духа я сразу же отключил, рухнув прямо возле трупа. Отрубиться мне не дало то ли осознание, что ещё не всё закончено, то ли адская боль в теле. Цугивара вылез из бассейна весь израненный и без Дилары, но с девушкой всё было в порядке. Алас, видимо, побоялся расплескать негатив, совершив несколько убийств, и потому вытащил двух асуров и Дилару из области действия своей техники.

– Цугивара, у тебя осталось анхе?

– Не знаю, надо смотреть камнем Гангэ. Сейчас подойду к тебе и дам, сколько смогу.

– Не надо, сначало посмотри на свой запас

– А ты на свой, – ухмыльнулся мастер.

Смотреть на свой запас мне не хотелось, кончиками пальцев я ощущал «иссушающее касание» – состояние, когда организм пытается восполнить анхе из внешней среды, но из-за этого ещё больше уходя в истощение. Я всё-таки решил проверить свой запас, и радостных новостей это не принесло… Минус три с половиной тысячи, с учётом того, что истощение камень Гангэ показывает очень не точно, там могли быть все пять.

– У меня всего минус пять сотен, давай я волью в тебя анхе.

– Я продержусь, не надо.

– Не строй из себя героя, для тебя может быть важна каждая минута.

– Если мы оба свалимся от истощения, то умрём здесь. Хотя бы один из нас должен оставаться в сознании. У вас есть кто-то, чтобы вытащить нас отсюда?

– С учётом ситуации, нас вполне могли предать, причём это вполне может оказаться кто-то, относящийся к роду Дибич. О возвращении воплощения знали только наши, поэтому придётся рассчитывать только на себя.

– Тогда тем более один должен оставаться в сознании. Кого будете делать воплощением? У вас есть кандидаты?

– Тут у нас проблема, кандидаты на замену есть, но рисковать и ехать к ним я бы не стал. Сердце звезды может попросту распасться.

– Значит…

– Значит это либо я, либо два асура, либо госпожа.

– Это должна быть Дилара, – выпалил я.

Неожиданно мне пришёл в голову самый лучший вариант. Не задумываясь, я бросился спасать Дилару, причём не отказался от этой мысли, даже когда дело дошло до противостояния мастеру. Из выгоды для меня тут была лишь доля от ставки Дилары и возможный выигрыш, всё-таки, если бы она тут погибла, тридцать два миллиона Хё мне бы никто не дал. Но тогда я об этом не думал.

Мне вдруг стало страшно, что в моей жизни появляется близкий мне человек. Мне опасно иметь накама, пока я не способен даже себя защитить от Гаротэки.

Сделать Дилару воплощением – это отличный выход для меня. Воплощения редко живут на территории родного созвездия по причине того, что за ними постоянно охотятся. Смерть воплощения на родной земле означает конец цикла перерождения, и появление заряженного сердца. Если на девушке будет такая ноша, то наши пути сильно разойдутся.

– С чего ты решил, что это должна быть госпожа?

– У неё одной нет истощения, я слышал, сердце звезды лучше отдавать человеку без истощения.

Моя ложь оказалась убедительной, и Цугивара со мной согласился. Скорей всего, он бы сделал выбор в пользу своей кандидатуры или, на крайний случай, асура, но никак не своей госпожи. Мнение того, кто по сути спас род, видимо, оказало очень сильное влияние на его собственное.

Цугивара провёл небольшой ритуал и мы, наконец, стали выбираться из этого чёртового леса.

Показать полностью
21

Сын тысячелетнего монстра. Глава 15

Первая глава(Сын тысячелетнего монстра)


Проторчав в антрестазисе ещё полчаса и досконально просмотрев каждую страницу книги ведьмаков, я всё-таки сдался и отправился спать. Ян на занятиях тоже прибегал к тренировкам моей смекалки, но то, что творит Киара, по сложности и рядом не стояло. Оставалось надеяться, что придёт момент, и она допустит меня к обучению.

Когда я ложился, уже рассветало, а когда прозвенел будильник, мне показалось, что я только сомкнул глаза. Закралась крамольная мысль прогулять школу, но громко и отчётливо затрещал звонок моей квартиры. Я накинул подушку на голову и попытался защититься от этого бесячего шума, но звон стал лишь продолжительнее.

– Ты что, ещё спишь?

– Как видишь, я открыл тебе дверь.

– Тебя выдаёт замысловатый узор на щеке, который показывает, что ты только-только с кровати.

– Как видишь, я одет.

– Как вижу, ты не раздевался.

– Давай, быстренько собирайся в школу, я приготовлю тебе завтрак.

– Это что, входит в условия нашей вчерашней сделки? Я и сам в состоянии приготовить себе завтрак.

– Иди, приводи себя в порядок, и не спорь. Да и, кстати, ты мне не поклонился.

У неё сверхспособность меня злить…

– Да, ты права, – сказал я и отвесил ей поклон, больше похожий на головотряс рокера.

– В следующий раз разрешаю кланяться не так усердно.

– Хорошо, спасибо. Может, мне тебя ещё назвать «моя госпожа»?

– Да, я разрешаю. В следующий раз обращайся ко мне именно так.

– Обойдешься.

И в какой момент наши отношения с Диларой стали настолько близкими?...

Я быстренько принял душ, побрил свои зачатки усов и переоделся. На кухне, надо признать, меня ожидал довольно приятный запах.

– Ой-ой, зачем столько еды? Здесь на троих хватит…

– Ешь, я очень сильно заинтересована, чтобы ты вырос сильным и здоровым мальчиком.

– Ты просто всё съестное мне в тарелку положила...

* * *

Наверно, самое тупое, что может сделать «ученик» с легендарной звездой, так это открывать видимый режим аспектов в школьном туалете. Причиной неожиданного любопытства стали жилы моего Крауна, вернее то, что я чувствовал какое-то желание от своей звезды.

Когда вокруг моей руки появилось красное стёклышко аспекта, меня ждал очень приятный сюрприз – вместо одной жилы на моём Крауне было целых три! Развитие жил может происходить само собой, но, буквально за несколько дней, у меня появилось две новых жилы. Неужели это из-за того, что я часто использовал сенсорские способности?

Я достал из антрестазиса камень Гангэ, чтобы проверить свой новый запас анхе. Четыреста двадцать текущего и семьсот пятьдесят один максимального! Каждая жила даёт мне ровно столько же, сколько и сам легендарный аспект, то бишь, сто пятьдесят анхе. Получается, ещё две жилы – и я смогу пробуждать полноценный эпический аспект?... Надо бы успеть до активной фазы звезды Азай…

Собственно, в туалет меня как раз привело какое-то желание моего Крауна, значит, я близок к ещё одной жиле. Осталось только понять, чего хочет моя звезда, а это часто очень проблемное дело. По словам Яна, познавать желания звезды лучше в медитациях, однако, был также и альтернативный вариант. Усовершенствованный камень Гангэ, под названием раунбук, мог читать желания звезды с точностью до 90% – во всяком случае, так было в рекламных слоганах.

Первые прототипы раунбука создали ещё в Девятую Мировую, но окончательно всё смогли наладить только к началу этого столетия. Последняя модель раунбука сейчас стоит порядка двухсот тысяч анхе, хотя более старые можно найти подешевле. О покупке такого прибора с моими финансами говорить глупо, но вполне возможно, он есть у моих школьных знакомых.

Я уже хотел выходить из кабинки туалета, как услышал любопытный разговор.

– Бейст снова каким-то образом выкрутился. Шенберг ему подсобили, купив его дом, правда, про долг они тоже знали, и специально сделали сумму сделки ровно на три миллиона меньше, чем его задолженность. Но даже так Бейст откуда-то эти деньги достал.

– Ему всё равно осталось недолго, скоро его дожмут. Нужно только ещё один долг повесить.

– Ага. Отец предполагает, что он договорился с каким-то кланом, так что схема с долгом уже вряд ли сработает. Если Бейст договорился с кем-то о слиянии кланов, то действовать надо быстро и решительно. Отец готов на самые жёсткие меры, завтра...

Дальше я не услышал, так как двое говоривших вышли. Одного из них я узнал точно, это был Татори, распинающийся про своего отца. Гениальный наследник, ничего не скажешь… Рассказывает о делах клана в школьном туалете. Хотя, я тоже хорош, подслушиваю разговор из кабинки.

Однако плохо, что я не услышал конец разговора. На какие же «жёсткие меры» готов глава клана Изенбург? Шантаж, похищение, убийство? Пожалуй, я недостаточно владею ситуацией, чтобы знать их следующий шаг, а вот Оливер, я уверен, знает больше. Можно у него и про раунбук заодно будет спросить. Вполне возможно, такой прибор у него имеется.

Я выждал ещё немного времени и вышел из туалета. Наткнуться на Татори в такой ситуации было бы слишком глупо. С Изенбургом я не пересёкся, а вот двух дураков из класса встретил.

– Принеси хавчика из буфета, – сказал один из них, пожёвывая жвачку.

– Я не служба доставки.

– Разве? А очень похож.

То, что будет драка, было очевидно, поэтому в этот раз я решил начать первым. Кулаком в челюсть получил жевун, а второго, поплотнее, я бросил захватом и затем придавил лицо ногой, как это делал недавно Татори. Выглядело, как попытка отыграться на слабых после поражения, но так мог сказать только Оливер, и, может быть, Дилара.

– То, что я имею ранг «ученик», не значит, что я буду шестёркой.

– Тварь, мы это запомним, – ответил пацан из-под моей ноги.

– Да было бы неплохо, если бы вы это запомнили, и не посылали меня больше в буфет.

Возможно, я проявил излишнюю жестокость, но, с учётом огромной ставки Дилары, мне надо было выкладываться на экзаменах по максимуму, и потому было лучше сразу обозначить свою «весовую» категорию. Будет слишком странно, если кто-то на ранге «ученик» войдёт в топ-100 по экзаменам, оставаясь при этом на дне школьного рейтинга сил.

Прозвенел звонок, завершивший эту небольшую стычку. Двое моих противников отряхнулись и поспешили в класс, бросив на меня гневные взгляды. Они были слабаками, но помыкать ещё более слабыми это им не мешало – как я уже не единожды заметил.

Урок по магической кинематике, после оглашения результатов за последний тест, начался с новой темы.

– Майто Краун, – вопросительно спросил учитель Жан, когда дошёл до последней фамилии в своём списке. – Вы новенький, я правильно понимаю?

– Да, пришёл в начале недели.

– Раз уж вы новенький, то сегодня будете наглядным примером в изучении законов телекинеза. Выходите ко мне на подиум. Сколько у вас сейчас анхе?

– Примерно четыреста.

– Отлично, – преподаватель взял со своего стола камень Гангэ и протянул его мне.

– С вашего позволения, я бы хотел использовать свой.

Я открыл червоточину антрестазиса и, протянув туда руку, вытащил черный камень, напоминающий сплюснутую призму. Этим небольшим действием я вызвал некоторое удивление класса. Иметь антрестазис в столь юном возрасте даже для кланового отпрыска большая роскошь, что уж говорить о простолюдинах. Кто-то увидел в моём желании использовать личный камень Гангэ пафос, однако знающие люди скорее всего догадались об истинных причинах. Используя незнакомый камень Гангэ, можно случайно показать свой магический талант и максимальный запас анхе, а вот с привычным камнем это все очень легко скрыть.

– Без проблем, – ответил учитель Жан, и с искусностью фокусника, в его руке вместо камня оказалось яблоко. – Замерь свой текущий запас анхе и покажи его классу. Хорошо. А теперь слегка приподними яблоко, лежащее на моей ладони. Снова покажи классу текущий запас. Так… разница получилась всего лишь в два анхе. Майто, неплохой результат для телекинеза. Теперь стой на месте, а я отойду на несколько шагов. Твоей задачей снова будет поднять немного это яблоко.

На большом расстоянии поднимать было сложнее, о чём свидетельствовало также и затраченное анхе – мне потребовалось уже на восемь единиц энергии больше.

– Такой расклад для всех выглядит вполне естественным, – продолжал преподаватель. – Использовать телекинез, да и любую другую магию на расстоянии сложнее. Есть у нас в классе специалисты по телекинезу? Насколько я помню, это Виктор, у него аспект звезды Макич.

– Да, всё верно. – ответил парень.

– Тогда ты очень нужен нам для демонстрации новой темы.

На поднятие яблока на расстоянии пяти метров у Виктора ушло всего лишь одно анхе. Это можно было даже принять за погрешность измерения камнем Гангэ, но раз Виктор колдовал, значит, он действительно затратил примерно единицу.

Следующим заданием учителя, уже для меня, было поднятие мяча на расстоянии всё тех же пяти метров. Хоть мяч и яблоко, как предварительно показал учитель, весили одинаково, на мяч мне потребовалось уже пятнадцать анхе, против десяти на поднятие яблока.

– Этот эксперимент тоже не вызывает вопросов. Поднятие более объемных предметов, несмотря на одинаковый вес, требует больших затрат анхе. Виктор, а теперь ты попробуй поднять мяч.

Без особого труда, даже не поднимая руки по направлению к мячу, Виктор осуществил задание учителя. Это тоже отняло у него один анхе.

– Надо было взять предметы помассивнее и тяжелее… Но могу вас заверить, на пользователя аспекта Макич гораздо меньше влияет, как объём предмета, так и расстояние до него. Как вы понимаете, всё из-за специализации способностей. Каждый маг может использовать телекинез, но без специализации это будет пустой тратой анхе. Ну и давайте проведём последний эксперимент, результаты которого некоторым покажутся странными. Майто и Виктор, попытайтесь вместе поднять мяч.

Данное задание оказалось самым сложным. Мяч некоторое время слегка колебался, но затем Виктор поднял его вверх.

– Покажите результаты на камнях Гангэ. Ага… У Виктора отнялось четыре анхе, у Майто двадцать пять. Хоть они оба пытались сделать одно и то же действие, их силы не складывались, а наоборот, мешали друг другу. Победил в этом соревновании, естественно, тот, кто имеет специализацию. Почти во всех областях магии очень сложно прийти к совместному созданию чего-либо. Итак, тема урока – специализации магии, их сильные и слабые стороны.

После урока я договорился с Оливером о встрече на заднем дворе школы. Бернард говорил про какие-то особые протоколы защиты на моём телефоне, но обсуждать с Оливером что-то важное в мессенджере я не захотел. Максимум моего доверия электронной системе связи, это отправить короткое сообщение с просьбой о встрече.

– Привет, что ты хотел? – спросил Оливер, когда после урока подошёл в обозначенное место.

Я поздоровался и обрисовал Оливеру ситуацию. По ходу разговора меня не покидала странная мысль, вернее, просто один пунктик. Оливеру я не поклонился, и если бы он сказал мне об этом, как это делает обычно Дилара, то я бы его ударил. Дело было не в том, что я дал ему денег и купил какое-то его расположение, дело было в том, что он знал моё происхождение и понимал, что я нифига не простолюдин. Если бы он вдруг сказал мне поклониться, то это было бы по-свински с его стороны. Хотя он всё же об этом так и не упомянул.

В Ицаре вообще простолюдины должны кланяться высокородным?...

– То, что все эти долги частично подстроены, я знал, однако доказать это слишком сложно. Во всяком случае, теперь я знаю одного из своих врагов в лицо, и это даёт некоторое преимущество. Что уж до «жёстких мер» от Изенбурга… Тут ожидать можно всего что угодно. Сейчас мы с Лианной живём в простолюдинском квартале, и, сказать честно, мы довольно уязвимы для любого нападения. Если бы мы жили даже на окраине кланового квартала, никто бы не решился на нас нападать. Слишком были велики риски, слишком много шороху навело бы такое нападение.

– А про слияние, это правда?

– Нет, – очень жёстко проговорил блондин, видно, для него это была больная тема.

– Может, вам переехать ко мне, будет тесно, но хотя бы безопасно.

– Без обид, но для главы клана, пускай и не самого сильного, недопустимо ночевать у простолюдина. Если узнают, то уважение к Бейст очень сильно упадёт.

– А в простолюдинском квартале допустимо?

– Это не одно и тоже.

– Что тогда ты предпримешь?

– Из боевой мощи клана, если можно так выразиться про наших слуг, всё задействовано на защите воплощений. Отзывать слуг от такой миссии не желательно, но, видимо, другого выбора нет. Два наших воплощения временно побудут вместе, под защитой всего одного отряда слуг.

– То есть у тебя будет полноценный отряд? О каком количестве человек идёт речь, и о каких рангах?

– Один «платиновый мастер» и три «золотых асура».

– В столице у вас только Ниен?

– На защите да, есть ещё служанка по домашним делам и два связиста, но это точно не боевые единицы. Порядка тридцати человек заняты на мебельной фабрике, вблизи столицы, правда, это тоже не воины, они чисто для пополнения нашего бюджета.

– А какие ранги у вас вообще имеются?

– Два «платиновых мастера», двенадцать «золотых», двадцать три «серебряных», дальше, я думаю, говорить смысла нет.

У Бейст, действительно, всё очень плохо… Когда-то «серебряный асур» Хирларда казался мне очень высокой планкой, но, почитав о боевом потенциале даже средних кланов, слышать о такой вот «армии» смешно. Фактически у Бейст не существовало службы безопасности, всё уходило только на защиту воплощений.

– Вам помогает государство в защите воплощений?

– Естественно. Для защиты воплощения по нашим стандартам надо минимум два «платиновых мастера» и два «золотых асура». После потери шестого воплощения из желающих стать нашими слугами только низкоранговые. Ситуация плохая, и улучшить её довольно сложно, однако я постоянно над этим работаю. Ещё раз спасибо за твои деньги. В конце месяца придут отчисления с фабрики, и если не будет форс-мажоров, как недавно, я всё верну. Просил безвозмездно просто потому, что проблемы сыплются быстрее, чем успеваешь их решать.

– Не парься, пока я с голоду не умираю. У тебя, кстати, раунбука нет, случайно?

– Майто, я практически банкрот. Мной уже давно продано всё лишнее, в том числе раунбук, который мне за два года даже не понадобился.

– Жаль, чувствую какое-то желание своей звезды, но на медитации у меня сейчас времени нет.

– Какая у тебя сейчас будет жила?

– Четвёртая.

– А сколько сейчас запас анхе?

– Семьсот пятьдесят.

– Ого, неплохо... – у Оливера аж брови поднялись. – Расскажи потом, что у тебя было за желание.

– Если оно будет в рамках моральных ценностей общества, то расскажу.

– Как загнул… Хотя легендарный аспект, действительно, может быть очень прихотливым.

Вторым вариантом после Оливера у меня были Виктор и Франц, но и у них тоже не оказалось нужного аппарата. Они предложили воспользоваться арендой, однако тратить даже лишнюю тысячу мне не хотелось. Кто знает, что будет завтра.

Оставался один вариант – Дилара. Хоть мы и стали в некотором смысле партнёрами, просить её о чём-то мне не хотелось. Это, так сказать, ослабило бы мои позиции. Даже подумать странно, что с её помощью я смогу получить почти тридцать два миллиона Хё… Вопрос – откуда у неё полмиллиона – всё ещё оставался открытым. Понятно, что аристократка, но это слишком много для карманных денег.

– Записка? В каком ты веке? – спросила Дилара, положив на мою парту клочок бумажки.

– Твоего номера у меня нет.

Дилара взяла мою ручку и записала цифры на обратной стороне всё той же бумажки.

– Уподобляюсь древним людям… Да, у меня есть раунбук, зайди ко мне после школы.

– Отлично! Спасибо!

– Ты пока не радуйся, раунбук вполне может не прочитать желание.

Когда закончился последний урок, я пошёл на дополнительное занятие, проводимое Рихтером, поэтому домой пришёл позже Дилары. И всё же девушка оказалась не права – прибор показал желание звезды сразу, как очутился в моей руке. Только вот желание оказалось весьма специфичным. «Сходить в аквапарк» – светилось на дисплее. Краун, ты это серьёзно? От легендарного аспекта ожидаешь чего-то посложнее...

– Покажи, что там у тебя.

– Надо сходить в аквапарк, – ответил я, стерев последний запрос в раунбуке, и передав его Диларе.

– И зачем ты стёр историю?

– У моего аспекта есть некоторые тайны.

– О, значит, нас ждёт новый выпуск «Загадки простолюдинов»?

– Нет, – слегка раздраженно ответил я.

– В какой аквапарк пойдём?

– Что?! Какие «мы»? Я пойду один.

– Не пойдешь. Ты каждый день возвращаешься поздно ночью, а мне как-то не хочется, чтобы мои вложения обратились в прах. Подожди, сейчас наберу службу безопасности клана.

На языке вертелись жёсткие слова для ответа, но я сдержался. Как ни крути, я разговаривал с аристократом, и как ни крути, я только что просил у неё раунбук.

– Дилара, это желание аспекта, мне надо быть максимально внимательным и сконцентрированным.

– Боишься увидеть меня в купальнике и потерять все здравые мысли?

– Нет, конечно! Просто один я буду сильнее погружен в себя.

– Намекаешь, что я буду болтать? Хорошо, я буду говорить только в самых крайних случаях.

– Если я не получу жилу, это будет на твоей совести.

Дилара на мой слабенький выпад не ответила, видно, её молчание уже началось.

Показать полностью
20

Сын тысячелетнего монстра. Глава 14

Надо признать, встречи с высокородными отнимают очень много сил. Обратно слуга клана Ламарк меня не довёз, и я пешком шёл по центральной улице кланового квартала, отчётливо чувствуя сенсорикой, как за мной следит охрана различных кланов. Приехал домой я, как и днём ранее, лишь поздней ночью. Точно также вошёл в комнату, не разуваясь, и точно также взял в руку свою светловолосую красавицу.


Звонок в дверь. Кажется, Дилара в этот раз решила устранить конфликт ещё до его начала.


– Где ты шляешься каждую ночь? – спросила розоволосая, выходя из своей квартиры и заходя в мою. – Так, это я конфискую, – сказала розоволосая, схватив гитару за гриф.


– Что ты делаешь? Оставь в покое мою гитару!


– Ты мне не поклонился, когда я вошла. Может, наказанием будет разбитая гитара? – Дилара сделала вид, что замахивается гитарой. Я не понимаю, розоволосой жить надоело?


Я слегка поклонился, чертовы нравы!



– Ты ко мне ворвалась на ночь глядя, да так быстро, что я не успел среагировать.

– Ты, и не успел среагировать? Тебя я знаю не долго, но с реакцией у тебя полный порядок. Ладно, тянуть не буду, – Майто, я к тебе переезжаю.


– Чо?...


– Я к тебе переезжаю и конфискую твою гитару.


– ЧО!...


– В ближайшие две недели никакой игры на гитаре, и никаких ночных вылазок. Я буду следить за тобой двадцать четыре часа в сутки.


– Зачем?!


– Хочу, чтобы ты сдал экзамены и прошёл на будущее полугодие.


– Не понимаю, зачем тебе это? Какая тебе разница, вылечу я или нет.


– Я поставила на тебя полмиллиона Хе, так что поверь, я заинтересована.


Так вот кто просадил коэффициент!... Я то хотел поставить жалкие восемь тысяч Хё, а она бахнула полмиллиона! И откуда у неё такие деньги?...


– Увидев твою скорость и умения в магии, я решила рискнуть и поставить на тебя. Не каждый день увидишь «ученика», который уже дошёл до создания ветра. Если тебя немного подтянуть по некоторым предметам, то ты даже можешь занять топ-100. Когда планируешь пробуждать следующий аспект?


– Когда звёзды будут в нужном положении! – съязвил я на манер главной отговорки астрологов. – Я сам решу, когда мне нужно пробуждать аспект, и помощи в учёбе мне не нужно.


– Ага, именно поэтому к тебе сегодня заходил простолюдин из нашего класса… Я поставила на тебя полмиллиона, и на ближайшие две недели я буду решать, что ты будешь делать.


Розоволосую как будто подменили, откуда у неё такая жесткость в голосе. Я бы охарактеризовал её, как довольно легкомысленную, добрую девчонку, но точно не как личность, готовую к серьёзным решениям и серьёзным ставкам.


– Ты всего лишь сделала на меня ставку, а не купила меня, как раба.


– Сколько ты хочешь денег, я поделюсь долей.


– Пятьдесят процентов.


– Чо!... Ты офигел просить так много? Ты хоть знаешь, на какой коэффициент я поставила?


– Знаю. А ты хоть понимаешь, что я могу упереться и нарочно завалить экзамен?


– Только попробуй, я тебя тогда убью.


– Да меня хотят убить при любом раскладе. Татори Изенбург предлагал мне сто тысяч, если я экзамен завалю, а иначе обещал— дословно — «стереть меня в порошок». Может, мне будет разумнее принять его предложение? Клан Изенбург будет побольше, чем клан Сеймур.


– Решил оскорбить мой клан, – с угрозой проговорила Дилара.


– Нет, просто констатирую факт. Тем более, Сеймур даже не из столицы, да и ты не из главной семьи, в отличии от Татори. Так что, если смотреть из расчёта угрозы жизни, то мне лучше принять предложение юного наследника клана Изенбург.


– Пятьдесят процентов — это слишком жирно, я согласна на пять.


– Пятьдесят.


– Десять.


– Пятьдесят.


– Пятнадцать.


– Пятьдесят процентов и точка.


– Двадцать, и это, я считаю, максимум.


– Пятьдесят.


– Эй, Майто, имей совесть! Пятьдесят процентов — это двадцать один миллион Хё! Да на такие деньги экспедицию за сверхновой можно собрать!


Я умножил в голове полмиллиона на 85.


– Ты поставила не просто на сдачу экзамена, а на топ-100?!


– Ну да.


А у розоволосой есть яйца, даже я, зная свой потенциал, подумал бы прежде, чем ставить такую сумму.


– Пятьдесят процентов.


– Да что ты заладил?! «Пятьдесят процентов!», «пятьдесят процентов!» – прямо как попугай!


– Вот именно, что этих денег хватит на экспедицию за сверхновой. Я не состою в клане, и мне, знаешь ли, не хочется всю жизнь кланяться аристократам.


– Тогда, если добудешь сверхновую, то дашь мне КИБ.


– Отдать КИБ? Да моя теоретическая экспедиция меня с потрохами сожрёт, если я отдам КИБ той, кто даже не принимала участие в экспедиции.


КИБ – это клановый индивидуальный бонус, особый аспект, который получает всего один член рода, либо же восемь защитников, если речь идет про сверхновую, только-только присоединенную к земле.


– Тогда возьми меня в свою теоретическую экспедицию!


– Что?! Значит не пятьдесят процентов, а семьдесят пять.


Розоволосая вдруг расплакалась.


– Дилара, почему ты плачешь?... Что случилось? Я тебя обидел?


Девушка глубоко вдохнула и всхлипнула.


– Меня хотят ограбить… – сказала она жалобным голосом.


– Никто тебя не хочет грабить.


– Нет-нет, нашёлся тут один жалкий простолюдин, который хочет меня облапошить… – она приложила руку ко лбу, разыгрывая вселенскую печаль.


– Ты ещё и обзываться вздумала. Дилара, хватит уже устраивать цирк. Такое поведение не достойно аристократки, – ответил я всё той же монетой статуса. – Давай вернемся к конструктивному диалогу, моя доля пятьдесят процентов.


– И это ты называешь конструктивным диалогом?! Да ты просто диктуешь мне свои условия!


– Ты поставила на меня, даже не спросив, поэтому я вправе что-то требовать.


– Пятьдесят процентов и КИБ.


– Да о каком КИБе вообще может быть речь, это очень-очень не скорое будущее.


– Ты сказал, семьдесят пять процентов и даёшь мне КИБ


– Что?! Да!… Ладно, по рукам. Я такое сам в конце концов сказал, а слово, как говорится, не воробей.


– Ну, вот и отлично! Ты меня, конечно, ограбил, но КИБ того стоит.


Тут Дилара определенно была права. Семьдесят пять процентов? Это будет почти тридцать два миллиона Хё! Огромные деньги, хотя иметь КИБ всё же стоит таких денег. В большинстве случаев, именно владельцы КИБа пробуждают легендарные аспекты. Да что уж говорить, даже я, уже имея легендарный аспект, не отказался бы от КИБа.


– Где будешь спать? – спросила Дилара, словно забыла наш спор. – На коврике в коридоре или в кухне возле холодоса?


У меня аж лоб запульсировал от раздражения… А розоволосая знает толк в том, как взбесить человека…


– Ладно-ладно, шучу я. Не буду я жить у тебя, но проверять постоянно буду. И гитару я тоже заберу. Она, кажется, дорога для тебя? Побудет у меня в заложниках до конца экзаменов.


– Ты… – договорить я не успел, так как девушка стремительно покинула мою квартиру. – Розоволосый демон!...


Что ж, пускай забирает гитару, времени играть на ней у меня действительно пока нет. Но если с моей светловолосой красавицы упадёт хоть волос… Мой гнев не будет знать границ.


Кстати, о «гневе», пора бы уже заглянуть в антрестазис Киары. Я закрыл дверь за розоволосой, опустил занавески в комнате, и, вместо полноценной лампы на потолке, включил довольно тусклый настенный светильник. Пожалуй, такая полумрачная атмосфера — самая подходящая для изучения знаний ведьмаков.


Я открыл червоточину антрестазиса Киары и залез туда головой. Там была тёмная комната, всего с двумя предметами – пьедесталом и книгой, лежащей на нем. Я попытался притянуть книгу магией, но это было безрезультатно. Подобное определенно было в духе Киары. Я зашёл всем телом в пространство атрестазиса. Главной опасностью нахождения в антрестазисе было случайное закрытие червоточины. Если сделать подобное, то антрестазис разрушится из-за помещения в него сильномагического существа, то бишь меня, человека.


Сердце бешено застучало, когда я подошёл к книге. Неужели мне, наконец, откроются секреты ведьмаков? Я осторожно открыл книгу. Первая страница была пуста… Вторая тоже… И третья… В этой книге ничего не написано!


– Привет, Майто, – зазвучал голос Киары. Я дрогнул, словно был вором, пойманным на месте преступления, а Киара на это звучно засмеялась. Она появилась прямо за спиной и, обойдя меня по кругу, дотронулась до пьедестала. – Нашёл всё же время, дабы изучить знания ведьмаков?


– Приветствую вас, учитель, – к Яну и Киаре, пускай и не сразу, я стал обращаться именно так. Сара меня запутала с этим своим обращением на «ты», и всё же на уроках я предпочитал обращаться к своим учителям уважительно, на «вы». – Всего два дня прошло с тех пор, как вы дали мне эту книгу. Жизнь в Генезисе оказалась очень бурной...


– Да-да, твои мысли я уже прочитала, – с грустью ответила Киара.


Что? Она же сказала, что не будет читать мои мысли…


– Всё верно. Киара, которую ты знал, твои мысли читать не стала бы, но я частичка сознания и воли Киары, никак не связанная с ней. Моя задача — оградить тебя от книги, если ты перейдешь на темную сторону или окажешься не достойным её.


– Так ты знаешь?...


– Да.


– Если я сын Тысячелетнего Монстра, то недостоин обучаться твоим знаниям?


– Мне сложно ответить на твой вопрос, – сказала девушка задумчиво. Кажется, это первый раз, когда я видел Киару, по-настоящему в чём-то сомневающейся. Хотя это была не совсем та Киара, которую я знал. – Моя задача защитить знания ведьмаков, и хоть в данный момент твои мысли чисты, то, что ты сын Гаротэки Карая очень многое меняет…


– Я всем сердцем желаю его убить.


– А также ты всем сердцем мечтаешь стать рок-звездой, хочешь достигнуть ранга «легенда» и ищешь могущество, чтобы противостоять окружающим тебя кланам. Я вижу тебя насквозь, Майто. Я вижу даже то, что ты хотел бы скрыть от самого себя.


– И что же я хочу скрыть от себя?


– Зачем мне рассказывать? Ты же, по какой-то причине, хочешь это скрыть от себя.


– Это что-то плохое?


– Нет, даже наоборот, то, что ты хочешь скрыть, говорит о тебе в хорошем ключе.


– А настоящей Киаре ты будешь рассказывать о том, что узнаешь от меня здесь?


– Ты был в Смертельном, мне нельзя что-то рассказывать Киаре о Смертельном, поэтому нельзя ничего рассказывать о тебе.


– Чёрт, это глупое правило... Я чуть не проболтался Оливеру и Лианне о том, что был Смертельном. Хорошо хоть, додумался приукрасить этот эпизод, назвав всё иллюзией Зоны.


– Ага, это было умным решением с твоей стороны. Хотя, одно дело — просто рассказать, и совсем другое — увидеть действительные воспоминания.


– Киара, можешь ответить мне на один вопрос?


– Хочешь спросить, даёт ли твоё существование возможность для возрождения Тысячелетнего Монстра? Киара, памятью которой я располагаю, такого способа не знает, однако, это не означает, что подобного ритуала не существует.


Обнадёживающие новости...


– Учитель, скажите, а что вообще может возродить Гаротэки?


– Это по силам Длани Скорпиона, но они отвернулись от своего прежнего лидера.


– Отвернулись от Гаротэки? Первый раз слышу подобное.


– Смерть Гаротэки преподносили как конец для Длани Скорпиона, однако, уничтожен лишь их бывший глава, а сама организация в полном порядке, они даже нового члена к себе приняли. Копьё Талтока, Гильдия, кланы Магистрали – все почивают на лаврах этой победы, всем нравится иллюзорное спокойствие и благоденствие, все сожрали эту наживку и позабыли, что такое Длань, и как она опасна. Скорпионы затаились и стали действовать по правилам – всех это полностью устраивает. Большие шишки думают, что справятся с Дланью, даже если те нападут, и это, пожалуй, самая большая их ошибка.


– Я не понимаю, как Длань могла выгнать своего лидера? Они же существуют уже несколько сотен лет, что их толкнуло на это?


О Длани я знаю только самые известные вещи, но они были всегда очень едины и принципиальны. Во всяком случае, об известных конфликтах между членами Длани я не слышал.


– Свои конфликты они, естественно, не разглашают. Никто даже не знает, по какой причине исключили Гаротэки, а вот сам механизм их голосования по таким серьёзным вопросам довольно известен. У каждого члена Длани есть по три монеты со скорпионом. Когда Длань не может прийти к единому решению, или когда решение одного из членов Длани кого-то не устраивает, его можно отменить монетами. Начинается голосование, за каждое решение по очереди добавляют по одной монете, до тех пор, пока противодействующая сторона не примет поражение, причём тот, кто проиграет, также отдаёт свои монеты. Считается, что если участник Длани теряет все монеты, то он исключается, и, собственно, это единственная известная причина, по которой изгоняют из Длани. Какое-то решение Гаротэки, а возможно, даже комплекс решений, сильно не понравился всем членам Длани, и они его выгнали голосованием.


Как ты понимаешь, такие голосования бывают у них не часто, как, собственно, и разногласия. Причина явно была довольно серьёзной, хотя какой она была, можно только догадываться. И также можно лишь догадываться о том, приложила ли Длань свою руку к смерти прежнего лидера.


– Понятно. Значит, вариант с Дланью отпадает.


– Скорее всего, да. Гаротэки сильно преуспел в тёмных искусствах, и я вполне верю, что он может каким-то образом воскреснуть. Шанс, что это будет сделано через тебя, я оцениваю где-то в двадцать процентов.


– Не так уж и много… А если я, например, буду обучаться ведьмачьему делу?


– Какой хитрец. Если ты будешь обучаться ведьмачьему делу, то это действительно понизит твои шансы на возрождение Гаротэки.


– Значит, ты будешь меня обучать?


– Настоящая Киара дала тебе обещание, а мне дала чёткие указания. Пока что ты, действительно, можешь обучаться ведьмачьему делу, но с каждым приходом сюда тебе придётся доказывать это по новой.


– Хорошо, учитель, я готов!


– Всё написано в книге, приступай.


Киара исчезла, и я ещё более трепетно, чем в первый раз, подступил к книге. Я снова открыл её на первой странице, и там… снова пустота. Как и во всей книге. Это что, очередная проверка?...


_________________

Всем привет, ни на что не намекаю, но я начал выкладывать книгу на АТ, там главы будут выходить чаще.


Следующая глава тут через неделю.

Показать полностью
Отличная работа, все прочитано!