150

Олег Дивов. "Выбраковка".

Этот роман впервые вышел в 1999 году, и с тех пор выдержал несколько переизданий. О книге Олега Дивова в то время писали даже периодические издания, которые раньше фантастику в упор не замечали. Мнения высказывались диаметрально противоположные: об обвинения автора романа в пропаганде фашизма до восторженных откликов: "Вот он, рецепт спасения России!".


... Начало XXI века.2001 год. В результате "январского путча" в России к власти приходят офицеры спецслужб, которые формируют Правительство народного доверия. Правительство создает Агентство социальной безопасности (АСБ), которое - при поддержке большинства населения - принялось наводить в стране порядок. АСБ получило право выбраковывать (расстреливать или отправлять на каторгу и в концлагеря) всех те, кто представляет опасность для общества: уголовников, насильников, воров, взяточников, наркоманов, проституток, коррупционеров и олигархов. Большие деньги ничего не решали - обладатели больших состояний, нажитых, как правило, нечестным путем, стали первыми кандидатами на выбраковку. Попытки бежать за границу безжалостно пресекались - до особого распоряжения были закрыты все границы страны. У ставших в одночасье "персонами нон грата" в своей собственной стране бывших "сильных мира сего" не было возможности отмазаться от справедливого возмездия с помощью продажных адвокатов - те были "выбракованы" одними из первых.  В Россию были возвращены все ранее вывезенные капиталы - их владельцы подписали все нужные бумаги после продолжительных бесед с сотрудниками АСБ, которые умели убеждать любого - для этого у них были все средства, включая дуло пистолета у виска...


Запад, конечно же, начал возмущенно выть - дескать, нарушаются права человека. Однако новое руководство России намекнуло нашим заклятым друзьям, что это не их дело, что Россия пока еще имеет оружие массового поражения - и все возмущенные крики сразу же стихли.


Таким образом, прошло семь лет, и Славянский Союз (Россия и Белоруссия) стал не только самым экономически развитым и процветающим государством (граждане страны забыли, что такое нищета и невыплата зарплаты), но и самым спокойным с точки зрения правонарушений. Обыватели перестали бояться уличных преступников, насильников и грабителей - они тоже оказались на каторге или в концлагерях. Успешно развивается русский бизнес - правительство проводит в жизнь лозунг "У нерусских не покупаем", который горячо поддержало население страны.


Улицы городов патрулируют "рыцари без страха и упрека" - шерифы-выбраковщики, которые не только следят за порядком, но и имеют право без суда и следствия карать хулиганов, воров, убийц, насильников и наркоманов. Законопослушные граждане могут спокойно выходить на улицу поздно вечером, не опасаясь не только за свой кошелек, но и за жизнь.


Олег Дивов показал не только положительные стороны выбраковки, но и, так сказать, издержки процесса. Читатель видит, что право казнить и миловать превратило самих выбраковщиков в своего рода опричников, которые испытывают чувство азарта при виде крови, ими овладевает жажда убийства - и в результате страдают те самые обыватели, которых шерифы должны защищать. И поэтому спустя семь лет после начала выбраковки (т.е. в 2007 году - время действия романа) правительство принимает решение "прикрыть" АСБ и подвергнуть выбраковке самих выбраковщиков.


Это хорошо понимает главный герой романа - шериф-выбраковщик Павел Гусев. Олегу Дивову удалось сделать его живым, думающим человеком, а не тупым персонажем фантастического боевика, "рыцарем без страха и упрека". Павел - из тех, кого обыватели презрительно именуют "гнилыми интеллигентами". Свою интеллигентность Павел прикрывает внешней крутостью и цинизмом. В действительности он не очень уверен в себе, и занят тем, что, даже выполняя задание, то и дело анализирует свои мысли и чувства. Он осуждает себя за излишнюю жестокость по отношению к преступникам - и в тоже время оправдывает свои действия интересами страны и народа. Павел даже готов принять неизбежность того, что он в скором времени станет жертвой чистки, потому что он видит, что страна встала на ноги, что Зло повержено, и Добро - пусть с кулаками - торжествует, и в этом есть и его, Павла, заслуга. То есть жизнь он прожил не зря...


Образ Павла - самая большая удача романа. Этому герою читатель может сочувствовать может соглашаться с ним или не соглашаться, а не только бездушно наблюдать за его действиями, как это чаще всего бывает, когда берешь в руки крутые книги о крутых похождениях бравых парней, которые умеют только махать кулаками и метко стрелять, но совсем разучились думать...


Автор рецензии alexbor69

https://chto-chitat.livejournal.com/8004309.html

Дубликаты не найдены

+12

В свое время, еще когда я носил погоны, книга "Выбраковка" меня просто очаровала. В качестве идеологической диверсии я подсунул ее своим коллегам, а также нашему особисту - старому полковнику, который успешно боролся с внутренними демонами в своем кабинете, в качестве зелья используя водочку и коньячок. Дело было сделано - все были в восторге от идеи "наказать всех плохих".
И только потом, ретроспективно, я понял одну простую вещь: антиутопия, которая поначалу маскируется под утопию, свидетельствует о таланте автора. Когда ты читаешь, захлебываешься розовыми соплями, а потом перечитываешь, и тебя тошнит от себя-прошлого - это действительно Литература.

Спасибо, Олег Игоревич, после такого вот внезапного озарения (когда я еще смотрел телевизор с новостями) самое оно было пойти в магазин, купить в бумажном виде те произведения, которые в свое время читал с компа, и еще раз, с чувством, с толком и расстановкой (под рюмочку, само собой) перечитать "Выбраковку", "Лучший экипаж Солнечной", трилогию "След зомби", "У Билли есть хреновина", "Родину слонов", "Объекты в зеркале заднего вида" и "Техподдержку" (с этого произведения я, как сотрудник предприятия, работающего в том числе и по 15 серии ГОСТов, иногда неприлично ржал).
Считаю Дивова одним из лучших современных писателей (и не обязательно фантастов).

раскрыть ветку 6
+1

Периодически перечитываю "Лучший экипаж Солнечной".

Сейчас, почему-то, наши современные медики и учителя кажутся аналогами тех самых бывших лучших. Грустно.

0
О, это отличный список для "Надо срочно перечитать"!
Вернусь из отпуска - займусь. А комментарий, дабы не забыть.
0
Саботажник, тоже вещь!)
0

Тоже прошёл эти стадии. Удачно написано. Тут и уметь надо, но и везение, видимо, сыграло роль, поскольку похожего у Дивова я больше не прочёл.

0

Судя по описанию, мы с ТС-ом разные Выбраковки читали. Выбраковщик не мог никого стрелять и казнить - его цель арестовать и доставить в контору выбраковки, а те уже свое дело делают - выбраковывают. Выбраковщик мог только защищаться без последствий и стрелять в того, кто пытается его убить.

раскрыть ветку 1
0

"- Не злодей я и не грабил лесом, не расстреливал несчастных по темницам, - процитировал Гусев. - Кстати, упреждаю твой следующий вопрос - действительно не расстреливал. Убивал - было, не скрою. И даже много убивал. Человек, наверное, тридцать. Но они меня тоже бы убили, дай им волю".
Да, именно так. Спасибо.

+6

Самая большая удача романа — это правильно выбранная ПОГРАНИЧНАЯ тональность, из-за которой в текст можно вчитать два полярно противоположных смысла:

— утопия о сильном государстве социальной справедливости,

— антиутопия о фашистской тоталитарной машине насилия.


При первом прочтении в возрасте около 20 лет, мне герои нравились, хоть и чувствовался смутный подвох. Спустя 10 лет перечитал и порадовался за автора, которому УДАЛОСЬ. Всё-таки такой троллинг и амбивалентность — признак удачного текста.


Это у Дивова лучшая вещь из мною прочитанного.

+3

Раз запустив маховик террора, его очень трудно остановить. Всем мечтающим о выбраковке, стоит задуматься. Изреку банальность, но революция всегда пожирает своих детей.

+3
Моя любимая книга у Дивова, но рецензия как будто от школьника. Первый раз прочитал ее лет в 17, весь тот пиздец, который творится в книге за образом Павла, "утопии" и "народных мстителей" сразу бросился в глаза, но юность купилась на концентрированные подростковые и обывательские комплексы, и впечатление было скорее утопическое. Последний раз перечитывал недавно, в 30 лет, и понял, что не хотел бы жить в стране, где олигархов и мафию победили эти комплексы. Понимаю, что сам Олег тогда был помоложе и некоторых вещей, наверное, просто не учел, но сейчас на фоне реалий 2019 года вся недосказанность в образе Славянского Союза выглядит как конкретный хоррор и создает фоновый саспенс третьей мировой на всю книгу. Наверное, в этом гениальность этой книги - она не устаревает, только меняется смысл между строк.
раскрыть ветку 2
+3

Ну так Данила Багров практически такой же герой как Гусев. Многие подвоха не видят.

раскрыть ветку 1
0

Кино это не книга, поэтому эффект совсем не тот.

+4

Жутко бесят подобные влажные фантазии, включая так называемых "попаданцев".

В истории уже неоднократно была реальная "выбраковка", например, под авторством Максимилиана Робеспьера. Можно почитать

+6
@olegdivov, оказывается вы здесь присутствуете. По теме поста: книга просто великолепна и заставляет задуматься- а что, если бы... Зацепило очень сильно. Жму руку!
раскрыть ветку 13
+8

Я по молодости тоже считал, что "Выбраковка" - это книга-пророчество. А потом на пачках сигарет стали рисовать бесплодие, рак почек и прочую импотенцию, и тут я понял, что "Выбраковка" - это утопия. Ну или антиутопия, если угодно. ))

раскрыть ветку 10
0

"- Пожалуй, самым скандальным, вызывающим диаметрально противоположные толкования романом Олега Дивова до сих пор остаётся «Выбраковка». Одни считают её страшной антиутопией, другие — описанием рая на земле. Вы с самого начала стремились добиться от читателей подобной реакции?


- Безусловно. Я только планировал деление 50 на 50 и совсем не ожидал, что 90% сочтут её утопией и готовой социальной программой. Маркеры, расставленные по тексту, чтобы подтолкнуть читателя к мысли о том, насколько мир «Выбраковки» неуютен и опасен для жизни, — увы, не сработали. Их попросту не заметили."

раскрыть ветку 3
-1

Не пророчество. а пересказ своими словами революции 1917 года.

раскрыть ветку 3
0

Я по молодости тоже считал

Прочитал в начале пятого десятка. Зашло.

раскрыть ветку 1
+1

Книга ебическая!!!!! Много раз её перечитывал. Но когда начинал рассказывать окружающим о ней, то встречал стену непонимания.

0
Таки да. Аналогичные впечатления, присоединяюсь.
+3

Ну-с, начнем.

Большие деньги ничего не решали - обладатели больших состояний, нажитых, как правило, нечестным путем, стали первыми кандидатами на выбраковку.
обладатели больших состояний, нажитых, как правило, нечестным путем, стали первыми кандидатами на выбраковку

Кроме тех, кто смог откупиться/смог настучать/стал полезным иначе

Славянский Союз (Россия и Белоруссия) стал не только самым экономически развитым и процветающим государством

И как следствие - гиперинфляция после падения режим ПНВ.

Обыватели перестали бояться уличных преступников, насильников и грабителей - они тоже оказались на каторге или в концлагерях.

Вот только менты по прежнему занимались мелким, но вымогательством.

положительные стороны выбраковки,

Которых, собственно-то и не было.

Читатель видит, что право казнить и миловать превратило самих выбраковщиков в своего рода опричников, которые испытывают чувство азарта при виде крови, ими овладевает жажда убийства - и в результате страдают те самые обыватели, которых шерифы должны защищать. И поэтому спустя семь лет после начала выбраковки (т.е. в 2007 году - время действия романа) правительство принимает решение "прикрыть" АСБ и подвергнуть выбраковке самих выбраковщиков.

Вот только АСБ не прикрывалось, там проводилась чистка. И только из-за того, что шли разборки именно в правительстве, которое интриговало против себя самого.

Образ Павла - самая большая удача романа.

Или самая большая его проблема. именно благодаря Павлу невнимательный читатель не замечает, какой пиздец творится на страницах книги. Именно образ Павла затмевает весь тот беспросветный мрак. Именно из-за образа Павла читать спокойненько проходит мимо ликвидации "неполноценных" людей. Именно из-за такого яркого образа Павла оправдывается все то, что происходит на страницах.

раскрыть ветку 18
+4
проходит мимо ликвидации "неполноценных" людей.

Ну так эти люди сами на себе шкуру рвали. А собственно кто из этих лишних вызывает у вас сочувствие ?

раскрыть ветку 14
+2

Ну, например, тот мальчик, которого  мать не хотела отдавать в брак, а потому и прятала?

раскрыть ветку 13
+6

Вот сразу видно людей, которых никогда не били, поэтому снижение уровня преступности они положительным моментом не считают. Забавно. )

раскрыть ветку 2
+3

Наоборот. Видно как раз тех, кто считает, что их обиды - достаточное оправдание для применения ядерной бомбы.

раскрыть ветку 1
0
Этот "Славянский союз", сразу бы превратился в страну-изгоя. Фактически то, что было у большевиков в 17-м. Голод, разруха, гражданская война. Фантазеры, они такие. Слава Богу, фантазируют они в книжках, а не на броневеках в Петербурге))) Эх, Ленин бы такие альтернативки писал - закачаешься. Хотя, он их и писал, только кровью и не на бумаге
раскрыть ветку 6
+2
У большевиков в 17-м году? А большевики ли это сделали или им в наследство досталось?
раскрыть ветку 5
-3
Гражданская война им в наследство досталась? Голод в 30-х? Коллективизация? Мировой коммунизьм? Понятно, что страна была в жопе, из-за 2-Мировой.Кстати, большевики очень способствовали этой жопе. Даже Ленин писал, что поражение в войне с Германией на пользу революции. И Цусиме радовался. Потирал ручки пидор гнойный)))
раскрыть ветку 4
0

а мне Выбраковку напомнило другое произведение.. Год Мудака. Да оно другое и увы не дописао т.к. автор зассал дописывать (с его слов), но там просто разделили людей на граждан, не граждан и мудаков... как говриться мудак он хуже не гражданина, потому, что у того просто гражданства нет, этот мудак

0

Три раза покупал книгу. Каждый раз те, кто брал почитать - отказывались возвращать обратно.

0
Судья Дредд: Переговоры окончены. Приговор — смерть.
Иллюстрация к комментарию
0

На Техподдержку лучше рецензию плиз, заказала на лабиринте, жду-с)

0
Веллер "Москва бьет с носка" тоже неплохо. Повешение Горбача с соратниками дивно.
0

Да, книга вполне.

И, кстати, (для тех, кто в теме) в ней тоже убивают Семецкого. (Для тех, кто не в теме, но интересно - Гугол в помощь)

раскрыть ветку 3
0

Ну так он всем насолил. В "Сталкере "в тенях чернобыля его помнится тож ликвидируют.

раскрыть ветку 2
раскрыть ветку 1
0
https://pikabu.ru/story/v_poiskakh_opravdaniya_6499730
Вот, я же писал о ней и еще об одной книге, авторы разные но тематика в чем-то схожая
0

Я когда прочитал рассказ Холод, голод, иетелект чуть не уссался от смеха. Так и начал читать Дивова. Олег, если вы тут, то с меня бут отличнейшего конька. (мы как циганские физики-ядерщики что бы не делали получается геро.... - - - вино и коньяк) Передам автобусом в любой город европы)))) 

раскрыть ветку 2
0

Найди его в жж и приезжай на одну из встреч, передашь сам в руки

-1

Смешного там в итоге мало

0

Почёл бы за честь за честь поздороваться с Дивовым. Обожаю "Саботажника", трилогия "След зомби" потрясающая вещь,туда же "К-10", "Лучший экипаж солнечной" ,"У Билли есть хреновина".Но "Выбраковка" стоит отдельным ,эдаким фундаментным блоком.Олег,спасибо.

раскрыть ветку 8
+6

Можно похвастаться?

"Выбраковка" и "След зомби" (первое издание, между прочим!) с автографами Дивова:

Иллюстрация к комментарию
Иллюстрация к комментарию
раскрыть ветку 2
+3

У меня тоже есть)

Иллюстрация к комментарию
Иллюстрация к комментарию
0
Счастливчик...
0

Приходите на одну из встреч

раскрыть ветку 1
0
С удовольствием бы это сделал. К сожалению живу далековато. Спасибо.
0

Объекты в зеркале заднего вида - вроде ничего особенного, но не смог оторваться пока не прочел!

раскрыть ветку 2
0
Не читал,нужно будет посмотреть
раскрыть ветку 1
-1

Не читала

0
Я раннего Дивова читал, но очень не любил, поэтому в 1999 эта книга мне в руки не попала, а прочел ее я в 2004 году вместе с Ночным смотрящим и Лучшим экипажем солнечной. И я был в шоке. Дивова я считал за либерату и дем шизу, а тут такие многогранные произведения, наверное одни из лучших не только для своего времени, но и сейчас. Нет,ну какой и скачек по сравнению с Мастером собак, такое ощущение, что разные люди писали. Даже если бы Дивов больше ничего бы не написал, этих трёх произведений достаточно, чтобы навсегда войти в когорту лучших. Причем каждый читая, видит там что то свое. Ну и некоторые вещи сбываться начинают. Про надписи на пачках уже писали, кпк думаю тоже не ноу-хау, осталось дожить до собственно Выбраковки.
раскрыть ветку 1
0
осталось дожить до собственно Выбраковки.

Нуууу, сам Олег Игоревич надеется, что выбраковки не будет, по крайней мере я его так понял после прямой линии:

#comment_137312717

0

Дивову респект. Выбраковка - вещь.

0

Культовая книга, на уровне с "Законом фронтира", "Родиной слонов" и "Оружием возмездия"

0

А давай самого автора позовем @olegdivov. Правда я не знаю зачем.

раскрыть ветку 1
+1
Ага, делать ему нефиг.
-1

Да, годнота :) пойду перечитаю :))

Похожие посты
41

Фантастика и фэнтези июля 2020

За последний месяц успело выйти немалое книжных новинок в жанрах фантастики и фэнтези. И вот восемь любопытных книг июля, на которые стоит обратить внимание.

Ребекка Куанг — «Республика Дракон»

Фантастика и фэнтези июля 2020 Книги, Фантастика, Лонгриды, Фэнтези, Литература, Длиннопост, Подборка, Что почитать?

Продолжение нашумевшей «Опиумной войны» (одной из самых ярких фэнтези-книг прошлого года) получилось еще более напряженным и серьезным. Мрачность и жестокость происходящих в Никане событий значительно повысились, когда на смену войне с внешним врагом пришел междоусобный конфликт.

В «Республике Дракон», как и в первом романе, множество отсылок к истории и мифологии Китая. У Ребекки Куанг получилось образцовое военное фэнтези с азиатским колоритом, эпическими сражениями, неоднозначной, но очень колоритной героиней и динамичным сюжетом, богатым на крутые повороты.

Роб Харт — «Склад»

Фантастика и фэнтези июля 2020 Книги, Фантастика, Лонгриды, Фэнтези, Литература, Длиннопост, Подборка, Что почитать?

Может показаться, что в 2020 году антиутопиями особо никого не удивишь, однако в жанре продолжают выходить новые яркие произведения. Примером тому может служить «Склад», в котором антиутопия сочетается со шпионским триллером. Действие разворачивается в стенах корпорации «Облако», где люди не только трудятся, но и живут. Когда за стенами компании мир переживает глубокий кризис, желающих пожертвовать свободой ради работы находится немало.

Роб Ховарт приобрел права на экранизацию романа незадолго до того, как он вышел в свет. Сюжет действительно должен хорошо подойти для кино — по духу роман напоминает сериал «Черное зеркало», в котором авторы схожим образом показывают возможные проблемы, которые могут поджидать общество уже в ближайшем будущем.

Тэд Уильямс — «Империя травы»

Фантастика и фэнтези июля 2020 Книги, Фантастика, Лонгриды, Фэнтези, Литература, Длиннопост, Подборка, Что почитать?

«Империя травы» — второй роман новой трилогии Уильямса по вселенной Светлого Арда. Если первая книга цикла скорее подготавливала почву для будущих событий и знакомила нас с новыми персонажами, то в «Империи травы» событий становится гораздо больше и они принимают крутой оборот.

Интриги и древние тайны, смена декораций и множество приключений, войны и приключения, — в романе есть все, чего ожидаешь от эпического фэнтези. А еще Уильямс значительно обогащает уже знакомый читателям мир Светлого Арда новыми интересными элементами.

Алексей Савченко — «Киберсайд»

Фантастика и фэнтези июля 2020 Книги, Фантастика, Лонгриды, Фэнтези, Литература, Длиннопост, Подборка, Что почитать?

Алексей Савченко — лицензионный менеджер Epic Games. Несколько лет назад вместе с нарративным дизайнером Бертом Дженнингсом он написал роман о будущем, в котором человечество с головой погрузилось в виртуальную реальность. Книга была написана на английском, вышла на Amazon и завоевала немало положительных отзывов — в частности за изящные аллюзии на популярную культуру в целом и игры в частности.

Теперь «Киберсайд» увидел свет и на русском языке. По сюжету герои книги, а это наемник Молчун Джеймс и цифровая ведьма-мутант Матильда, отправляются в большое приключение, чтобы узнать, что на самом деле представляет из себя мир Киберсайда.

«Сломанные звезды»

Фантастика и фэнтези июля 2020 Книги, Фантастика, Лонгриды, Фэнтези, Литература, Длиннопост, Подборка, Что почитать?

Если вы зачитывались Лю Цысинем, Чэнь Цюфанем и Баошу, то знаете, что в Китае есть своя фантастика — причем самобытная и оригинальная. Однако она не ограничивается лишь этими авторами, что демонстрирует сборник «Сломанные звезды». Его составителем выступил американский писатель и переводчик с китайского Кен Лю, который постарался познакомить читателей с широким спектром авторов из Поднебесной и отобрал для книги полтора десятка ярких научно-фантастических историй.

Аластер Рейнольдс — «Медленные пули»

Фантастика и фэнтези июля 2020 Книги, Фантастика, Лонгриды, Фэнтези, Литература, Длиннопост, Подборка, Что почитать?

Масштабный сборник рассказов и повестей от одного из самых самобытных научных фантастов современности. В книгу в числе прочего вошел рассказ «За разломом орла», на основе которого был снят эпизод антологии «Любовь, смерть и роботы» от Netflix. Да и остальные произведения писателя заслуживают не меньшего внимания.

Роберт Хайнлайн — «Двери иных миров»

Фантастика и фэнтези июля 2020 Книги, Фантастика, Лонгриды, Фэнтези, Литература, Длиннопост, Подборка, Что почитать?

Роберт Хайнлайн прежде всего известен работами в крупной форме: «Звездный десант», «Луна — суровая хозяйка», «Дверь в лето», «Чужак в стране чужой» едва ли нуждаются в представлении любителям фантастики. Но есть на счету автора и отличные рассказы, с которыми предлагает познакомиться сборник «Двери иных миров». Эти истории получались у писателя не менее сильными, чем его произведения в крупной форме.

Эд Макдональд — «Знак ворона»

Фантастика и фэнтези июля 2020 Книги, Фантастика, Лонгриды, Фэнтези, Литература, Длиннопост, Подборка, Что почитать?

Вторая часть цикла «Черные крылья», о которой лестно отзывались читатели и критики. Автор написал темное фэнтези в духе произведений Джо Аберкромби и Глена Кука. Получилось по-настоящему кровавое и суровое фэнтези с нетривиальными идеями и атмосферным миром. Главным героем выступает Рихальт Галхэрроу — охотник на монстров, что рождаются в огромной и мрачной пустыне, именуемой Мороком. На сей раз вместе со своим отрядом Рихальт отправляется по следам того, кто украл артефакт ужасающей силы.

Материал подготовлен редакцией издательства интеллектуальной фантастики fanzon.

Показать полностью 7
96

Что можно узнать о будущем, прочитав 100 научно-фантастических книг?

Что можно узнать о будущем, прочитав 100 научно-фантастических книг? Космос, Будущее, Цивилизация, Вселенная, Книги, Фантастика, Длиннопост

За последние два года я прочитал сто научно-фантастических книг, в среднем одну в неделю.


Полный список здесь:  https://fortelabs.co/blog/science-fiction-books-ive-read/


Я начал читать научную фантастику, чтобы скоротать время. Будучи еще ребенком, я хорошо запомнил «Парк Юрского периода». Я продолжил читать, когда обнаружил, что она дала мне кое-что еще: мощное воображение и неуважение к обычному, простому и возможному. Я заметил, что у меня другие идеи, которые вы не найдете, читая TechCrunch или любой другой дайджест из Кремниевой долины. По роду деятельности я продаю идеи, и эти книги для меня одновременно и клад, и инструментарий.


Как говорит футуролог Джейсон Сильва, «воображение позволяет нам ощущать восторг возможностей будущего, выбирать наиболее удивительные и подтягивать настоящее вперед, чтобы встретить их». Я думаю, что чтение этих книг позволило мне испытать это в полной мере.


В основе каждой хорошей научно-фантастической истории лежит мысленный эксперимент, некое ядро, и я решил запустить собственный:


Что, если эти книги в действительности отображают, на что будет похоже будущее?


Это высказывание не так уж и далеко от реальности. Читая ранних классиков вроде Жюля Верна и Герберта Уэллса я поражался не столько тому, как они ошибались, а тому, насколько оказались правы. Свой список я составил из списка лучших научно-фантастических произведений всех времен, поэтому эти книги отражают лучшие идеи (или хотя бы наиболее интересные), по мнению человечества.


Вот будущее, в которое мы движемся, по мнению величайших фантастов.

1. Чтобы спасти человечество, мы должны потерять его

Что можно узнать о будущем, прочитав 100 научно-фантастических книг? Космос, Будущее, Цивилизация, Вселенная, Книги, Фантастика, Длиннопост

Мы все знаем, что долгосрочное выживание нашего вида зависит от колонизации других планет, а значит и других солнечных систем. Вопрос не в том, станет ли наша планета непригодной для жизни, вопрос в том, когда.


Но глядя на расстояния и временные рамки, которые стоят за этим процессом, становится понятно, что как только мы начнем расселяться, мы начнем отдаляться друг от друга, дрейфовать.


Все начнется с языка и культуры. Колонии на других планетах, разделенных миллионами километров и часами передачи радиосообщения, начнут вырабатывать собственные диалекты, собственный сленг, музыку, тренды. Достаточно взглянуть только на изменения в английском языке, на разницу диалектов горных шотландцев и калифорнийский серферов, южно-африканских буров и карибских креольцев, и понять, что это только намек на всю культурную глубину.


Затем будет политический и экономический дрейф. Так же, как культурная идентичность американцев родилась в процессе американской революции, колонии будут считать себя другими, требовать прав и правительств, представляющих их интересы. Учитывая расстояния, мы сможем подавить только несколько первых восстаний, но пройдет время, и они найдут выход наружу.


Экономическая интеграция будет продолжаться, но намного медленнее, чем освоение космоса и колонизация. К тому времени, когда мы сможем полностью интегрировать эти колонии в свою экономику, у них давно будут самодостаточные экономические системы.


Наконец, мы увидим генетический дрейф. Примечательно то, что, несмотря на наше огромное разнообразие здесь, на Земле, мы все представляем один вид, что означает, что любое физическое лицо может продолжить род с любым другим лицом противоположного пола. На основе этого мы можем восстановить долгий генеалогический путь в 160 000 лет.


Но это не больше чем историческая случайность. До этого как минимум несколько видов гоминид бродило по планете, и только быстрое появление и расширение homo sapiens из Африки по миру стало ключевым пунктом в превалировании нашего вида.


К тому моменту, когда некоторые из нас покинут планету, ДНК снова начнет расходиться. Ограниченный генофонд, разнообразные давления, другие источники смертности, новые уровни радиации и мутации — все это выведет покорителей космоса на новый эволюционный путь, произвольный или искусственный.


В конце концов, через сотни или тысячи лет даже одна ключевая мутация в далекой изолированной колонии может сделать воспроизводство невозможным, отрезав эту ветвь навсегда.


Для того чтобы спасти человечество, мы должны колонизировать звезды, но при этом единое определение человечества, которое мы знаем, будет потеряно.

2. Время будет нашим злейшим врагом

Что можно узнать о будущем, прочитав 100 научно-фантастических книг? Космос, Будущее, Цивилизация, Вселенная, Книги, Фантастика, Длиннопост

По мере того, как мы осваиваем три пространственных измерения, четвертое измерение — время — будет становиться все большей и большей проблемой.


Первая причина — это замедление времени, доказанное следствие теории относительности, недавно показанное в фильме «Интерстеллар» и обыгранное в десятках фантастических книг за десятки лет. Замедление времени — это феномен, который проявляется в зависимости от того, как быстро вы двигаетесь (со всеми вытекающими). Если кто-то будет путешествовать с околосветовой скоростью, он будет стареть медленнее, чем тот, кто останется на Земле.


Последствия только этого явления поражают. Долгосрочные космические миссии с возвращением на родную планету будут неизбежно оканчиваться тем, что все, кого знали путешественники, уже мертвы. Семьи будут разделяться веками, люди будут переживать своих праправнуков. Легенды будут выходить из космических капсул еще молодыми. Тот, кто захочет увидеть будущее, отправится в долгое путешествие на высокой скорости и прибудет обратно к назначенному времени. Это будет подобно машине времени с единственным направлением — вперед.


Вторая причина заключается в огромных расстояниях, которые нужно будет преодолеть в ходе межзвездного путешествия. Вполне вероятно, что первые отправившиеся в межзвездное путешествие могут и не стать первыми прибывшими — за время путешествия появятся новые технологии, новые пути, новые методы, которые позволят второй миссии догнать и перегнать первую. Представьте, что вы погружаетесь в криогенный сон, будучи первой группой межзвездных путешественников, только для того, чтобы проснуться и обнаружить пункт своего назначения уже сто лет как колонизированным.


Третья причина — разница технологий. Технологии будут иметь важное значение для каждого аспекта космической цивилизации и будут улучшаться так быстро, что даже небольшие различия будут иметь далеко идущие последствия.


Две системы с разной скоростью технологического развития будут разделены гигантской пропастью в несколько десятилетий или столетий. Их общества могут стать настолько принципиально различными, что даже общение и обмен могут затрудниться.


Технологии, отправленные в далекие системы, могут стать устаревшими к моменту прибытия. Даже отправки информации на скорости света может быть недостаточно быстрой для систем, которые находятся в световых годах друг от друга. Торговля чем угодно, кроме сырьевых материалов, станет невероятно сложной.


Война на больших расстояниях станет тщетной, потому что любая военная сила, отправленная на субсветовой скорости, будет устаревшей к моменту прихода. Также это может означать бесконечную войну, в которой не выиграет ни одна сторона. Джо Холдеман описал это в «Бесконечной войне» (1974).


Мы уже испытываем ограничения путешествий во времени и пространстве. Вы знаете, что у космического аппарата «Розетта», запущенного Европейским космическим агентством, камера OSIRIS обладает разрешением всего 4 мегапикселя. А ведь на момент запуска в 2004 году это была самая передовая технология фотокамер. Сегодня ее даже в смартфон стыдно включить.


Посадочный аппарат «Филы», который отделился от «Розетты», чтобы приземлиться на комету, был оснащен тщательно проверенными гарпунами и сверлами по льду, на который должен был сесть аппарат. В последующие годы мы обнаружили, что поверхность планеты на самом деле состоит из смеси пыли, гравия и льда, а значит выбор оборудования для работы уже был неверен.


Пока текут года, наше общее восприятие времени меняется, и мы точно узнаем, что четвертое измерение представляет для нас куда больше проблем, чем три пространственных измерения.

3. Будущее будет странным

Что можно узнать о будущем, прочитав 100 научно-фантастических книг? Космос, Будущее, Цивилизация, Вселенная, Книги, Фантастика, Длиннопост

Если бы мне пришлось выбирать одно слово, чтобы описать будущее максимально правдоподобно, то это слово было бы «странное». Позвольте мне объяснить.


Такие писатели, как Рэй Курцвейл, проделали хорошую работу, объясняя, почему нам так трудно представить себе будущее, в котором мы направляемся. Он утверждает, наша древняя эвристика линейна — отследить антилопу, пересекающую саванну; оценить, сколько времени будут храниться продукты — но из-за закона Мура, мы входим в фазу экспоненциальных изменений, к которым наша эвристика просто не готова.


Другими словами, мы смотрим на скорость изменений в недавнем прошлом и экстраполируем на ближайшее будущее. Но теперь, когда мы переходим к экспоненциальному росту, этот вид экстраполяции не работает.


Этот аргумент довольно убедителен, но, что более интересно, это не скорость изменений, а непредсказуемость их направлений. Истории, которые я читал, привели меня к мысли, что мы едва знали о небольших последствиях некоторых из технологий, которые разрабатываем, но эти последствия оказались весьма странными.


Возьмем, к примеру, знакомства. На что будут похожи знакомства в мире с высокоразвитым лечением старения? Представьте мужчину и женщину на свидании. Оба выглядят на 25 лет, но их внешний вид ничего не значит. Они должны сыграть в сложную игру, изучая друг друга и пробуя на вкус привычки и предпочтения, чтобы попытаться определить возраст другого, не раскрывая свой. Будут целые школы и институты, обучающие тому, как (и почему) нужно знакомиться с людьми, которые на десятки лет (сотни?) старше или моложе вас.


Область, в которой мы очень скоро сможем наблюдать эти странные вещи самостоятельно, называется виртуальная реальность. Забавно видеть, что большинство передовых портретистов виртуальной реальности считают, что это будет мир, похожий на обычную реальность, с человекоподобными телами в человекоподобном мире. Думаю, очень скоро мы поймем, что эта реальность «баг, а не фича».


Какую форму вы приняли бы, если бы могли принять любую форму? Будет огромное число отраслей, которые помогут вам побыть в шкуре другого человека, животного, неодушевленного объекта, иностранца. Другие отрасли будут посвящены проектированию окружающей среды, законов физики, психических состояний, личностей, воспоминаний и многих других вещей. Фильм с Робин Райт «Конгресс» (2013) отлично описывает такой мир.


Но лучшим примером того, почему будущее будет странным, является искусственный интеллект.


Сама идея, лежащая в основе технологической сингулярности, говорит о том, что есть точка в нашем будущем, за которой мы не можем видеть. Предполагается, что это точка, когда искусственный интеллект человеческого уровня получает доступ к собственному исходному коду, положив начало экспоненциальному взрыву интеллекта.


Но что именно означает этот «сверхчеловеческий интеллект»? Чего можно ожидать от компьютера, который в миллион раз, допустим, умнее всех людей, которые когда-либо жили и умирали?


Мы полагаем, что он посвятит время решению «сложных» задач — мирового голода, земного климата, расшифровке структуры мозга и так далее. Но вы же понимаете, что здесь в силу вступает наше антропоморфное линейное мышление.


Мы можем исследовать это с помощью аналогии: представьте муравья, наблюдающего за поведение человека. С точки зрения муравья, человек не тратит свое время на решение «сложных муравьиных проблем». Практически ничего, что делает человек, муравей не может ни интерпретировать, ни даже наблюдать; масштабы и сложность простейшего действия человека лежат далеко за пределами восприятия муравья. Все, что видит муравей, думаю, он мог бы описать одним словом: «странно».


Точно так же мы будем описывать действия и мышление сверхчеловеческого искусственного интеллекта. Если взрыв интеллекта действительно произойдет, очень скоро мы станем муравьями по сравнению с ним.


Кто знает, каким путем пойдет такой интеллект? Может быть, он изобретет новую логическую систему, несовместимую с человеческой неврологией? Может быть, он обнаружит, что наша система принадлежит кому-то еще и вступит в контакт с нашими старшими братьями? Может быть, он использует чистую математику, чтобы разобрать темную материю и передвинуть нашу реальность в альтернативное квантовое состояние, в котором он будет создателем, а мы искусственными? Скорее всего, он будет делать такое, что даже нашего языка не хватит, чтобы это описать.

Источник: https://hi-news.ru/eto-interesno/chto-mozhno-uznat-o-budushh...

Показать полностью 3
166

"Ересь Хоруса", "Примархи", "Осада Терры": произведения в хронологическом порядке

Я прочел все произведения, относящиеся к Ереси Хоруса, которые смог найти, в официальном порядке. И мне этот порядок не понравился. Одни романы забегают далеко вперед, другие отсылают читателя к далекому прошлому. Рассказы сгруппированы в сборники по общим темам, но не по общим событиям, и вносят еще больше сумятицы.

Истинная вера не знает оправданий.

Чтобы исправить путаницу, warhammer-коммьюнити создало множество таблиц и схем с целью упорядочить произведения. И эти данные мне тоже не понравились. Одни группируют литературу скорее по общим темам, чем по датам, другие содержат слишком много ошибок, третьи заброшены и не обновляются годами.

Истинно мудрый всегда полон опасений.

Поэтому я решил создать собственную таблицу, с регицидом и слаанешитками, по правилам, которые устраивают меня. Теперь, когда я прочел все эти произведения, мне такая информация вряд ли пригодится (маловероятно, что я решусь повторить это путешествие), но, возможно, кто-то из вас окажется заинтересован читать "Ересь Хоруса" по тем же правилам, что и я. Вот они:


1. Произведения идут в хронологическом порядке.

2. Если произведения происходят в один и тот же промежуток времени или время их действия неизвестно, то они группируются по общим темам.

3. Если произведения существенно растянуто во времени ("Первый Еретик", например), то в хронологии оно размещается в соответствии с последними событиями, описанными в нем.

4. Если произведение обрамляется более поздними событиями, но основная его часть описывает более ранние (например, "Леман Русс: Великий Волк"), то учитывается только основная часть, но добавляется примечание, описывающее, какие события спойлерит это произведение.

5. В оставшихся случаях произведения следуют официальному порядку выхода.


Благословен разум слишком малый, чтобы вместить сомнение.

Мой порядок не претендует на ультимативность. Я наверняка где-то допустил ошибки. Где-то возможны различные толкования. Буду рад, если вы укажете на эти расхождения, чтобы я мог внести изменения.

Служи Императору сегодня, ибо завтра ты будешь мёртв.

Кроме того, этот порядок чтения я бы не рекомендовал тем, кто ничего не знает о вселенной Warhammer 40000 или о Ереси Хоруса. Хронологически первые произведения не являются вводными или поясняющими, а сразу бросают в гущу событий, и вы вряд ли поймете, что в них происходит, без предварительной подготовки. Но если вы хотите начать читать Книги по вселенной и вас интересует один из самых грандиозных межавторских циклов в истории литературы, то в качестве введения я бы посоветовал вам начать с 8 редакции книги правил Warhammer 40000. А если не боитесь спойлеров - то добавить к этому артбук "Видения Ереси".

Знание — сила, скрой его.

Мой хронологический порядок чтения (ссылка)


Источники информации:

Таймлайн

Летопись Великого Крестового Похода

Блок-схема

Неси волю Императора как факел, разгоняй им тени.
493

Как большой бизнес превращается в Большого Брата

Автор злободневной антиутопии «Склад» Роб Харт рассказывает о современных проблемах и тенденциях, которые легли в основу его романа

Как большой бизнес превращается в Большого Брата Антиутопия, Литература, Книги, Длиннопост, Что почитать?, Фантастика

Захватывающий и одновременно пугающе реалистичный роман-антиутопия американского писателя Роба Харта «Склад» рассказывает о том, что даже в современных развитых странах люди могут стать по сути дела рабами крупных компаний.

Права на экранизацию романа уже приобрел режиссер Рон Ховард («Аполлон 13», «Игра разума», «Код да Винчи»), а именитые писатели лестно отозвались о книге. Среди них — любитель мрачных сюжетов Стивен Кинг: «Захватывающий роман, из-за которого вы забудете о любимых стриминговых сервисах на несколько ночей... Большой Брат встречает Большой Бизнес...».

Чем вдохновлялся Роб Харт при написании романа и есть ли в этой антиутопии правдивые факты, рассказывает сам писатель в статье на CBS News]. В честь выхода «Склада» на русском языке, мы подготовили перевод этой публикации.

Роман-антиутопия «Склад» не слишком далек от реальности, считает автор

Новый научно-фантастический роман Роба Харта «Склад» повествует о компании, где настолько стремятся к получению прибыли, что работники постепенно превращаются в современных рабов. Это мрачное видение другого мира — но мира, который для некоторых будет ужасающе похож на тот, в котором мы живем.

В кибер-триллере Харта магнат рассматривает работников исключительно как средство повышения производительности и прибыли. Фирма, ставшая центром всей системы, называется «Облако» — Харт настаивает, что ее описанное не основано на какой-либо реальной компании.

«Все это полностью вымышлено, придумано, — рассказывает он, добавляя, — связывать описанное с какой-либо одной компании, я думаю, весьма опасно».

Как большой бизнес превращается в Большого Брата Антиутопия, Литература, Книги, Длиннопост, Что почитать?, Фантастика

Но рабочие пространств, которые Харт описывает в книге, по его словам, существуют на самом деле. «Я провел множество исследований по данной теме, в основном везде писали о том, что крупные корпорации относятся к нам как к одноразовым продуктам, — рассказывает автор. — Словно, мы — пища, которую они едят, чтобы расти и становиться больше».

«В «Складе» описываются помещения для работы и жизни. Поскольку компания расширяется, руководство строит общежития для своих сотрудников, — добавляет Харт. — Вы там не только работаете, но и живете. Вам больше не нужно возвращаться домой. Это модель азиатской компании Foxconn».

Автор также исследовал идею Большого Брата, контролирующего все с помощью смарт-устройств — таких как Apple Watch. «Держу пари, что где-то в какой-то компьютерной системе существует карта всех мест, где мы с вами когда-либо бывали, пока носили это устройство», — говорит он.

«Это ужасно, — добавляет Харт он. — Но у меня есть Apple Watch, и я ношу их, потому что это круто и прикольно, согласны? И это компромисс, на который мы идем, когда вроде как предоставляем немного информации о нашей частной жизни в обмен на удобства».

На многие идеи Харта натолкнули две статьи, случайно попавшиеся в поле зрения. Первая — из журнала Mother Jones — «Я была зарплатной рабыней на складе» (I Was a Warehouse Wage Slave). «[Автор] получила работу в центре самореализации, и там действительно людей заставляли работать до изнеможения, чтобы те соответствовали их безумным стандартам, — рассказывает Харт. — И все же люди по-прежнему выстраивались в очередь, чтобы получить эту работу, ведь подобные вакансии создаются в экономически отсталых районах. Помню, как прочитал об этом и подумал: «Здесь скрывается история на целую книгу».

Писатель отложил эту идею на какое-то время — пока не наткнулся на статью 2014 года в New York Times о работнице Dunkin’ Donuts Марии Фернандес. По словам судмедэксперта, Фернандес умерла из-за вдыхания паров бензина, когда заснула в своей машине между сменами.

«История о Марии — про отсутствие человечности, — рассказывает он. — Мария работала в трех заведениях Dunkin’ Donuts неполный рабочий день, и это было просто ужасно. В тот год, когда она умерла, она изо всех сил пыталась наскрести 550 долларов в месяц на квартиру на полуподвальном этаже в Ньюарке. В том же году генеральный директор Dunkin’ Donuts заработал 10 миллионов долларов».

Как большой бизнес превращается в Большого Брата Антиутопия, Литература, Книги, Длиннопост, Что почитать?, Фантастика

Главные герои романа «Склад» — Цинния и Пакстон — сталкиваются с теми же проблемами и в то же время они задаются вопросом, о своем месте в этом альтернативном дивном новом мире.

Харт надеется, что его роман заставит читателей задаться некоторыми вопросами — и приведет к каким-то изменениям. «Думаю, что нам нужно начать действовать более активно, чем раньше, — говорит он. — Раньше я шел на компромиссы и принимал неверные решения. Но мне кажется, по-настоящему хороший первый шаг — начать думать об этом».

«Я мог бы написать кучу статей, кучу научно-популярных статей об этом, — добавляет он. — А в художественной литературе главное — это сопереживание, понимаете? Речь идет о том, чтобы поставить себя на чье-то место и понять его жизнь. Чувствуется совершенно иначе. Роман — это способ затронуть чью-то историю и как бы помочь увидеть общие и связующие нити между кем-то и вами. Вот почему мне кажется, что литература — это правильный способ рассказывать об этом».

Материал подготовлен редакцией издательства интеллектуальной фантастики fanzon.

Показать полностью 2
1042

Интересные фантастические рассказы, которые читаются за пару часов

Интересные фантастические рассказы, которые читаются за пару часов Книги, Фантастика, Что почитать?, Длиннопост

Роберт Шекли

Форма


Под командованием Пида-пилота отряд свободно меняющих обличье инопланетян с планеты Глом прибывает на Землю с целью подготовки плацдарма для последующего вторжения их расы на планету. Странно, но все их предыдущие попытки провалились и предыдущие двадцать разведывательных отрядов пропали без вести...

Филип Дик

Колония


Шесть месяцев назад разведывательный корабль открыл Голубую планету. Планета-сказка, планета-рай: бескрайние леса и холмы, зелёные склоны оживляются бесчисленными цветами и лианами; водопады и висячие мхи; фруктовые деревья, акры цветов, озёра. Вообще нет вредных форм жизни: ни болезнетворных микробов, ни вшей, ни мух, ни крыс!

Исследования подходили к концу, когда случилось ЧП: на майора Лоуренса Холла напал... его микроскоп и попытался задушить. И это было только начало...

Рэй Брэдбери

Урочный час


Пришельцы никак не могли придумать способ, чтобы застать землян врасплох и завоевать их, но какая-то умная голова предложила использовать детей до 10 лет в качестве пятой колонны...

Стивен Кинг

Всемогущий текст-процессор


Каждый мечтает о том дне, когда каждое его желание начнёт сбываться. Но не каждый представляет, во что это может обернуться. Одному из писателей представилась возможность почувствовать на себе силу желаний и сполна за неё расплатиться: ему в руки попадает Всемогущий Текст-Процессор...

Клиффорд Саймак

Дом обновлённых


Доктору юриспруденции, бывшему декану юридического факультета Фредерику Грею в скором времени предстоит перебраться в дом престарелых. Перед этим он в последний раз приезжает на рыбалку на свое любимое место в глухом уголке, где никто никогда не бывает. Грей намеревается запомнить это безлюдное и живописное место как символ своей прежней жизни, счастливой и насыщенной, и сберечь это дорогое ему воспоминание. Представьте себе его разочарование, когда на холме над рекой он видит чей-то свежепостроенный дом!

Уильям Гибсон

Захолустье


Трасса... Космонавты-одиночки — пушечное мясо науки. Артефакты — новые открытия для человечества. Кто же играет человеческим разумом в неизведанном пространстве? Боль? Отчаяние? Страх? А ведь так хочется просто жить!

Роберт Янг

В сентябре тридцать дней


Ушли в прошлое обычные школы с нормальными учителями, обучение детей идет по телевизору. «Ромео и Джульетта» — ковбойский боевик, «Леди Макбет» — детектив, разве такие передачи могут чему-то научить детей?! И вот, однажды вечером, для занятий с девятилетним Биллом и в помощь по хозяйству жене, Денби покупает школьную учительницу — мисс Джонс...

Айзек Азимов

Хозяйка


Биолог Роуз Смоллет смогла добиться права принять у себя в доме доктора Харга Толана, гаукинянина, изучающего нашу Землю. До сих пор было непонятно, что нужно Толану от нашей планеты. Во время ужина в семье Смоллет он рассказал, что в галактике существует пять разумных рас, и только земляне не подвержены смертельному заболеванию, которое грозит вымиранием остальным разумным инопланетянам. Найти лекарство и является целью гаукинянина...

Ричард Матесон

Тест


В будущем существует закон, согласно которому все старики каждые пять лет проходят тест с разными задачками. Они предельно простые, но ставят целью выявление одного лишь факта — пригоден и полезен ли ещё пожилой человек к жизни?

Гарри Гаррисон

Только не я, не Эймос Кэйбот!


В одно прекрасное утро семидесятидвухлетний Эймос Кэйбот получил журнал со странным названием — «На краю могилы». Обратившись к издателю, он услышал, что по статистике должен умереть в течение этих двух лет. Не тут-то было...

Архив. Приятного чтения.

Подготовлено телеграм-каналом Литературный журнал

Угостить автора чашечкой кофе

Показать полностью
68

Про кумиров-писателей

На волне поста Из дневника решил поделиться.
Кларка я не читал, но неизгладимое впечатление в детстве на меня оказал Лукьяненко.
Уж не помню, какая книга была первая, но после "Звёзды - холодные игрушки", я понял - это навсегда. Когда на 14 лет мне родители подарили все написанные им на тот момент книги я был самым счастливым подростком на планете. Прочитал всё взахлёб, да и чего греха таить, перечитываю их иногда и уже в свои 28. С Сергея Васильевича началось моё знакомство с миром фантастики, да и если честно, я думаю, многие взгляды на жизнь сформировались благодаря его книгам.
Пару лет назад мне позвонил друг-журналист и сказал, что будет брать интервью у Лукьяненко. Он собирался поговорить с человеком, которого я всю жизнь считал чем-то большим, чем просто человек) Я пытался найти свою любимую затертую до дыр книгу, чтобы он на ней поставил автограф, но так и не смог. Видимо, отдал кому-то почитать.
Но друга попросил просто передать Сергею моё невероятное почтение, уважение и благодарность за его работы.
Сергей Васильевич оказался не так прост, и когда друг передал все мои слова - он взял СВОЮ КНИГУ СО СВОЕЙ ПОЛКИ И ПОДПИСАЛ МНЕ ЕЁ.
И подарил)
Я не знаю, как передать словами мои чувства)
Для меня эта книга как талисман силы.
Просто представьте, человек, на чьих книгах я вырос, подарил мне одну из своих книг! С подписью! С пожеланием!
Ух, не знаю, может со мной что-то не так, что я так к этому отношусь, но для меня это какая-то одна из самых светлых мыслей и воспоминаний в жизни)
Спасибо вам, Сергей Васильевич, за ваше творчество.

Про кумиров-писателей Сергей Лукьяненко, Воспоминания, Кумиры, Фантастика, Книги
74

Фэнтези без мечей это как фэнтези с мечами, только без мечей

ПАМЯТКА О ФАНТАСТИКЕ для зануд и чайников


Фэнтези без мечей это как фэнтези с мечами, только без мечей. (с) я, великий и ужасный

Когда слышите, что фантастика — «жанр», задайте этому филологу (себе) один вопрос. Есть три известных фантастических книги, связанных невидимой, но прочной нитью. Что у них общего? Как их засунуть в один жанр?


«Звездные короли» Гамильтона (1947);

«Туманность Андромеды» Ефремова (1957), задуманная и написанная как сознательная антитеза «Звездным королям»;

«Страна багровых туч» Стругацких (1960), воспринятая многими читателями как ответ Ефремову, живая история про живых людей, рассказанная человеческим языком; на самом деле все было иначе*, братья вовсе не оппонировали мэтру на тот момент, но реакция народа показательна.


Теперь давайте посмотрим, что за книги такие.

Они вообще о чем — и как это сделано.


«Звездных королей» можно бы назвать эталонной спейсоперой, не будь роман Гамильтона «кроссовером», т.е. текстом, построенным сразу на двух типовых сюжетных шаблонах. Главный герой — «попаданец» в будущее, и мир грандиозных космических королевств подан через призму восприятия рядового американского клерка (правда, успевшего побывать пилотом на Второй Мировой). Текст наивный почти до глупости, но трогательный. И Джон Гордон — вполне наш парень. И — да, они поженятся.

Основное действие разворачивается через 200 тысяч лет от «сегодня».

Сюжетообразующее фантастическое допущение: возможность переноса сознания человека через пространство и время из тела в тело.


«Туманность Андромеды» формально относится к «социально-философской фантастике», но при ближайшем рассмотрении это некая паралитература, оценивать которую по меркам художественной прозы как минимум несправедливо, да в общем и не надо. Потому что методически неправильно. Если верить самому Ефремову, «когда действующие лица читают друг другу лекции, это производит отвратительное впечатление, как навязший в зубах прием 19 века».** Герои «Туманности» выдают обширные, на много страниц, лекции регулярно и по любому поводу. Книга состоит из лекций процентов на двадцать, если не тридцать. Вероятно, автор считал книгу не художественным произведением, а чем-то еще. Будем звать ее романом чисто для удобства.

Время действия «Туманности» — вряд ли раньше 3000 года н.э.

Сюжетообразующее допущение: коммунизм как единственный вариант выживания человечества и самый продуктивный способ его развития. Для тех, кто сейчас удивленно поднимет брови: остальные фантастические фишки, включая Великое Кольцо, только производные от главной; без коммунизма никто бы до Кольца просто не дожил.


«Страна багровых туч» по замыслу — приключенческая фантастика, а реально — типичный советский «производственный роман» в форм-факторе повести, только с космическим антуражем. Именно за счет нарочитой «приземленности» (и того, что в людях недалекого будущего угадывались современные типажи) СБТ на фоне «Туманности Андромеды» выглядела чертовски динамично и свежо. Если отложить подальше ефремовскую глыбу и взглянуть на СБТ непредвзято, сразу видно, что это во многом еще ученическая вещь, особенно по способу прорисовки характеров. Но все равно чувствуется живое дыхание. Для дебютной книги очень хорошо.

Время действия — 1990-е годы, т.е. сорок лет вперед.

Сюжетообразующее допущение: наши (тоже коммунисты, но это не главное) построили фотонный планетолет и летят на Венеру искать полезные ископаемые.


Теперь повторим вопрос.

Что у этих книг общего?

Жанр? Правда-правда?


Ну да, герои летают в космос. Но не все герои и не все время. И «про космос» уже было написано достаточно нонфикшена. Т.е. космос вовсе не признак жанра. Да, действие отнесено в будущее. Но книги о будущем — совсем нехудожественные или отчасти художественные — издавались намного раньше и издаются сейчас килотоннами. Тот же Ефремов с «Туманностью» условно и приблизительно — советский Стэплдон, пусть вам ничего и не говорит это имя. А Стэплдон условно и приблизительно научный фантаст, а реально черт знает кто такой — «философ-футуролог, предтеча трансгуманизма».

Зададим тот же вопрос в третий раз — или хватит?


Как правило, я предлагаю для разбора более щадящий ряд: «Машина времени» Уэллса, «Конец Вечности» Азимова и «Фантастическая сага» Гаррисона. Там одно фантастическое допущение на троих — возможность путешествия во времени, — т.е. оппоненту есть за что зацепиться и о чем поспорить (хотя жанры все равно разные). Можно еще проще, для тех, кто книжек не читает: «Терминатор», «День сурка» и «Гостья из будущего». Фил Коннорс путешественник во времени, и точка. А Алиса Селезнева и Кайл Риз чем не близнецы?

Нет? Обидно, да.


(нудно, ибо надоело повторять в сотый раз)

ОК, что отличает фантастику от нефантастики? Введение в сюжет «фантастического допущения», т.е. элемента невероятного или небывалого (ранее не случавшегося). Если выдернуть допущение из текста, и сюжет развалится, окажется нежизнеспособным — перед вами фантастика.


Пример: допустим, дон Румата Эсторский никакой не ученый-землянин (не зовите его прогрессором, он никогда не был прогрессором, массаракш!), а скучающий аристократ, который вывозит книгочеев из провинции, поскольку дал обет основать в метрополии университет. Бдыщь! Вся история теряет смысл, нет нравственного конфликта «наш человек в идиотском положении, еще и начальство им недовольно, а тут людей убивают». Ясно, да?


Еще пример. Нечистая сила из «Мастера и Маргариты» может быть бандой мошенников-гипнотизеров, и Булгаков подбрасывает нам такую версию. Это многое объясняет, но... Хрясь! Помимо того, что некоторые вопросы все равно останутся без ответа, выпадает напрочь важнейший посыл романа —противопоставление традиционных Сил Зла новейшему и куда более страшному злу: бюрократии, равнодушию, мещанству.


Все только про добро и зло, понимаете? Как и три непохожих книги, что мы разбирали выше, — они тоже про вечные ценности, а не про фотонные планетолеты и атомные пули. И принцесса Фомальгаута влюбится в нашего парня Джона Гордона потому что он — наш парень. И позер Юрковский будет летать со скучным красномордым Быковым до конца своих дней.


Таким образом фантастика — не жанр, не формат, даже не набор задач. Это творческий метод, с помощью которого обрабатываются некоторые задачи литературы.


В 19 веке русские литературоведы прекрасно это понимали. Не стану мучить вас Белинским, но загляните хотя бы в речь Анненского «О формах фантастического у Гоголя» (1890). Там на пальцах показано, что было бы, не потеряй майор Ковалев свой нос, а заболей к примеру сугубо реалистической оспой (спойлер: ничего бы не было). И доказано: фантастика — способ решения вполне определенной нравственной задачи: «различения добра и зла».


Цитата: «Фантастическое противоречит действительности. Что такое действительность? Это то, что брошенный стул будет лежать, пока его не поднимут. Но действительность есть необходимая форма только для жизни. Искусство сближается с жизнью вовсе не в действительности, а в правде, т. е. в различении добра и зла. Торжеству же правды фантастическое служит столько же, а может быть, еще лучше, чем реальное».

Короче, все нормально было в 19 веке, это потом испортилось.


Да, иногда и в наши дни звучал голос разума. Именно творческим методом называл фантастику Кир Булычев. Правда, мне давеча один хороший человек заявил, что Булычев для него в этом вопросе не авторитет, а я и подавно.

Но я и не претендую на роль авторитета. Я всего лишь скромный гуру секты циников-очевдицев (мы раскрываем народным массам секреты полишинеля). С чем вас и поздравляю.

А то был бы я в авторитете, ох бы вздрогнула Россия.


P.S. Творческим методом «без единого гвоздя» можно срубить баньку, а можно отгрохать Кижи. Так и фантастика породила сюжетные шаблоны, на которых выросло нечто (корпусы текстов), которое уже не стыдно обозвать «жанром» — научная фантастика, спейсопера, киберпанк и т.д.


P.P.S. О термине «научная фантастика» и том, какую сложную роль он сыграл в СССР, как навредил советской прозе, и как местами ее спас, можно написать большую душераздирающую статью, но это не моя область, да и советская проза уже кончилась.


P.P.S. Естественный вопрос — а как же фэнтези? С классификацией фэнтези намного легче, поскольку она растет от двух корней, волшебной сказки и рыцарского романа. Т.е. у фэнтези все основания быть жанром. Правда, когда этим вопросом задались составители энциклопедии Клюта и Николса, они бормотали нечто невнятное целую страницу прежде чем выдавить, что сайнс фикшен это когда случается небывалое, а фэнтези — невозможное. В принципе — логично, если отталкиваться от научной фантастики, которая вполне, как сказано выше, подходит под понятие «жанр».

Если рассматривать фэнтези в отрыве от других фантастических шаблонов, проще всего обозначить ее как «литературу мечей и магии». Фэнтези без мечей это как фэнтези с мечами, только без мечей. Главный родовой признак фэнтези — магия. Проявления ее могут оказаться самыми неожиданными (см. «Дочь железного дракона» Суэнвика).


Для зануд и заклепочников: можно выдумать правдоподобный механизм действия огнедышащей железы дракона. Неважно, отрыжка это или метеоризм, лишь бы жгло. А вот когда человек с голыми руками швыряется файерболами, — либо объясните, откуда у него _внутре_ электростанция, и как он с ней живет, либо ссылайтесь на магию, вам поверят.

И не надо тут про волшебные посохи. Сами можете сообразить: или посох от компании Илона Маска (нет, сынок, это фантастика), или все-таки волшебный, и это фэнтези :)


В комментах задают вопрос: как же Артур Кларк с его тезисом, что продвинутая технология внешне неотличима от магии?

Ребята, ну вы же все с высшими образованиями. Неужели трудно самим догадаться: неважно, как вашу технологию видят герои книги — технологией или магией, — важно, что о ней знает писатель. Аватары ЛитРПГ могут жить в волшебном мире, это не делает ЛитРПГ фэнтези. Но если главный герой ЛитРПГ (не его аватар, подчеркиваю) сидит в волшебном замке за волшебным компьютером...

Какой простор для фантазии, какие возможности для сюжета, ага?


Спасибо, до свидания.

Да, на всякий случай: секта циников-очевидцев не ведет дискуссий в комментах. Она высказалась и заткнулась.

Это ее творческий метод.


* «Страна багровых туч» была задумана в начале 1950-х как попытка дать ответ так называемой «фантастике ближнего прицела». Более-менее систематическая работа над книгой началась в середине 1950-х. Безусловно СБТ написана с оглядкой на Ефремова, с прямыми отсылками к его «Дороге ветров» (Венера братьев Стругацких это в целом ефремовская пустыня Гоби, и Быков неспроста приехал оттуда), но братья не оппонировали «Туманности Андромеды» хотя бы потому что в глаза ее не видели. Сейчас мнение о том, что СБТ — сознательная антитеза «Туманности» зачастую опирается на реплику Б.Стругацкого об идее «утопии вполне а-ля Ефремов, но в то же время противопоставленной геометрически-холодному ефремовскому миру». Но эта реплика относится к более позднему времени, уже к периоду «Пути на Амальтею» и «Стажеров».

Рукопись СБТ ушла в издательство «Детгиз» к весне 1957 года, т.е. до момента, когда первые главы «Туманности» увидели свет на страницах газеты «Пионерская правда» и журнала «Техника-молодежи». Сам Ефремов написал хвалебный отзыв на рукопись Стругацких (внутреннюю рецензию) 5 мая 1958 года. Далее, в течение 1958-59 гг. СБТ была серьезно переписана минимум два раза, т.е. переработка уже происходила в мире, где «Туманность Андромеды» широко известна и признана большим событием. Но все равно говорить о намеренном противопоставлении СБТ «Туманности» нет оснований. А.Стругацкий в письмах того времени отзывался о «Туманности» как о единственном приятном исключении в убогой советской фантастике.


** Собственно, мнение Ефремова о «лекциях» — немного сокращенная цитата из упомянутой выше рецензии на рукопись СБТ. Рецензия очень внятная, разумная, профессиональная. И, в частности, Ефремов советовал разъяснить читателям некоторые фантастические (и не только) элементы — ни в коем случае не в форме лекций, которые читают друг другу герои. Потому что «отвратительное впечатление» и т.д.


ВСЕМ ДОБРА

Фэнтези без мечей это как фэнтези с мечами, только без мечей Фэнтези, Фантастика, Научная фантастика, Олег Дивов, Литературоведение, Длиннопост
Показать полностью 1
44

Ищу книгу

В детстве на даче было очень много разной фантастики, в том числе советской. Мне особенно запомнилась одна книга, которую не могу найти уже много лет.
В основе сюжета лежит планета, у которой много солнц и много лун. В результате этого на ней никогда не бывает полностью темно. Сюжет развивается через двух основных героев - физика и археолога, которые открывают странные пожарища и потерянную Луну. В итоге выясняется, что из-за неучтенной Луны, раз в тысячу лет на планете наступает полная темнота и люди сходят с ума. Как раз это и должно произойти и главные герои начинают строить план того, как избежать безумия.

Мне кажется, что книга называлась «Час тьмы» или что-то в таком духе, но я не могу ничего найти. Сила Пикабу, помоги!

109

Дэн Симмонс «Террор»

Эту книгу лучше всего читать зимой — тогда самые суровые морозы покажутся не более чем легким похолоданием. Впрочем, чересчур впечатлительным я бы рекомендовал подумать, готовы ли они к такого рода чтению. Да и не слишком впечатлительным — тоже.


Обычно в ужастиках набор «пугал» не так уж велик: это либо потусторонние силы (в диапазоне от призраков до ктулхуподобных космических пришельцев), либо силы внеличностные (катастрофы, эпидемии), либо зло, таящееся в самих людях. В «Терроре» присутствует и то, и другое, и третье — и к концу романа поневоле задумываешься, которое же из трех зол разрушительнее и безжалостнее.


В центре сюжета — история реальной экспедиции, пытавшейся отыскать Северо-Западный проход, морской путь из Атлантики в Тихий океан между островов Канады. Вместо этого пришлось искать самих первопроходцев — и до сих пор никто толком не знает, что случилось там, во льдах.


В центре сюжета — история реальной пропавшей во льдах экспедиции.


Конечно, работая над таким романом, Симмонс рисковал, ведь финал известен читателю заранее. С другой стороны — мало ли мы знаем романов, где развязка предсказуема? Если задуматься, лучшие книги — они не для разового прочтения, а при перечитывании всегда знаешь, чем все закончится. Просто в таких случаях намного важнее не сам факт «эти умрут, те спасутся», а то, как именно это произойдет. Герои изменившиеся, переосмыслившие все, что с ними случилось, — в чем-то они сродни золоту, которое появляется во время алхимического Творения.
Дэн Симмонс «Террор» Дэн Симмонс, Книги, Фантастика, Длиннопост

Персонажи Симмонса — именно из этой категории. Мы видим, как меняются команды двух кораблей британского флота, «Террора» и «Эребуса», оказавшись в ледовом плену. Предысторию плена мы узнаем позже — с первых же страниц Симмонс погружает нас в эпицентр зловещих событий на борту «Террора». Прошло несколько лет экспедиции, запасы на исходе, отчаяние постепенно подтачивает сердца. И тут же — воспоминаниями из прошлого — разительный и трогающий душу контраст: какими были надежды и планы, как хорошо начиналось плавание. Срабатывает эффект, который использовали еще древние греки в своих трагедиях: читатель знает, какие беды ждут ничего не подозревающих героев, и от этого драматизм только усиливается.


Глупость руководителя экспедиции, нечистые на руку поставщики консервов, роковое стечение обстоятельств — все вместе приводит к тому, что корабли затирает льдами вдалеке от земли. Впереди три года жгучих морозов, кажущихся бесконечными полярных ночей, голод, цинга, смерти…


Как будто всего этого мало, людей начинает преследовать таинственный хищник, не по-звериному сообразительный и целеустремленный. Он похож на белого медведя, но практически до самого финала автор не раскрывает секрета его происхождения. Тварь нападает на моряков, месяцами выжидая удобного случая. Постепенно гибнет почти весь офицерский состав.


Моряки устраивают карнавал в стиле Эдгара По.


Один из выживших — капитан «Террора» Френсис Крозье — воспринимает нападения чудовища как личный вызов. Крозье — отнюдь не голливудский мачо, у него хватает «тараканов в голове»: несчастная любовь, уязвленное честолюбие, хронический алкоголизм. Но при этом именно стальная воля Крозье удерживает уцелевших от оскотинивания, а самый впечатляющий из подвигов капитана — его борьба с собственной тягой к спиртному.


Как всегда, Симмонс вводит в роман элементы литературной игры. В момент наибольшего отчаяния капитаны устраивают для команд рождественский карнавал. Импровизированный зал на льду, в котором и происходит гуляние, выстроен наподобие коридора комнат из «Маски Красной Смерти» Эдгара По. И, разумеется, карнавал в таких зловещих декорациях не мог не завершиться очередной трагедией…

Эбеновые часы капитана сэра Джона Франклина стояли в дальнем конце черного зала, вплотную придвинутые к ледяной стене айсберга, в которую упирался парусиновый лабиринт. Крозье слышал размеренное тяжелое тиканье. А над тикающими часами изо льда выступала, словно в попытке вырваться на свободу, мохнатая белая голова чудовища с желтыми клыками.

Перед Симмонсом стояла сложная задача: рассказать о том, как сложилась судьба экспедиции, почему оказалась неудачной миссия спасателей, отправившихся по следам «Террора» и «Эребуса». Поначалу кажется, что именно для этого автор вводит фантастический элемент: оказывается, Крозье от бабушки передались сверхъестественные способности. В бреду, пытаясь побороть свою тягу к спиртному, он «проваливается» в будущее и видит фрагменты тех событий, которые так или иначе связаны с поисками двух кораблей.


И только много позже понимаешь, насколько слаженны и продуманы все детали головоломки. Странные сны Крозье, диковинный зверь, безъязыкая эскимосская девушка, подобранная моряками и живущая на «Терроре»… все складывается в единую величественную картину.


Пожалуй, «Террор» — один из самых сильных романов Симмонса. Книга-глыба — такую не враз одолеешь и вряд ли когда-нибудь забудешь.


Автор Владимир Пузий

https://www.mirf.ru/book/den-simmons-terror/

Журнал "Мир фантастики"
Показать полностью 1
49

Полностью переведена книга "K-PAX IV: Новый гость из созвездия Лиры"

Всем привет! Наконец-то закончил сегодня перевод четвёртой книги из серии "Планета Ка-Пэкс" Джина Брюэра! Она называется "K-PAX IV: Новый гость из созвездия Лиры"


Вся книга в формате epub доступна для скачивания в моей группе на ВКонтакте. Там же вы найдёте и остальные книги в свободном доступе.


Отрывок:


Как часто бывает у психически больных, истинным они считают то, во что верят, и ничто не способно убедить их в обратном. То же можно сказать и Дэрриле, который убеждён, что Мег Райан в конце концов опомнится и с тех пор они будут счастливы вместе, как в фильмах. Так же и с «доктором» Клэр Смит, которая всегда готова рассказать о своём опыте в лечении больных в МПИ, который для неё так же реален и осязаем, как кирпичная стена для нормального человека.


И всё же как сильно они отличаются от меня и от вас? Мы все верим, что определённые вещи верны или ошибочны, несмотря на множество доказательств обратного. Что некоторые люди любят или не любят нас; находят нас более или менее привлекательными, чем мы сами; что наши религиозные верования единственно верны. Возможно, это часть человеческого бытия.


Поскольку мы никогда не узнаем абсолютной истины о чём-либо (квантовая механика подчёркивает эту неопределённость ), мы все нуждаемся в заполнении пробелов с целью взаимодействия с другими людьми, чтобы проживать свои дни в минимальных сомнениях по тем или иным вопросам. Единственное, что отличает пациентов психиатрической клиники от нормальных людей – это глубина самообмана, которая мешает их функционированию в «нормальном» мире.

Полностью переведена книга "K-PAX IV: Новый гость из созвездия Лиры" Книги, Фантастика, Планета Ка-Пэкс, Литература, Сатира, Длиннопост

Публикую полный список книг серии:


1. K-PAX (1995) - Переведена. Русское название "Планета Ка-Пэкс"

2. K-PAX II: On a Beam of Light (2001) - Переведена. Русское название: "Ка-Пэкс 2: На луче света".

3. K-PAX III: Worlds of Prot (2002) - Переведена мной. Название: "Ка-Пэкс 3: Миры прота".

4. Prot's Report to K-PAX (2003) - Переведена мной. Название "Отчёт Прота для Ка-Пэкс".

5. K-PAX IV: A New Visitor from the Constellation Lyra (2007) (Полный перевод уже доступен в моей группе)

6. K-PAX V: The Coming of the Bullocks (2014) - возможно, перевод появится в моей группе ближе к 2021 году.

Показать полностью 1
86

Пересмешник Уолтера Тевиса

Уолтер Стоун Тевис — американский писатель-фантаст.

Пересмешник Уолтера Тевиса Книги, Антиутопия, Постапокалипсис, Робот

Земля приблизительно 22-23 века. Техника уже давно перешагнула грань с фантастикой, поэтому все заботы взяли на себя роботы, люди же могут заниматься исключительно самосовершенствованием и творчеством, тем более, от тревог и волнений их спасают ежедневно потребляемые пилюли - смесь транквилизатора с противозачаточными. Но место саморазвития заняла тотальная лень в смеси с нездоровым пофигизмом: роботы, без контроля их деятельности со стороны, повыходили из строя, в городах - коллапс, не работают ни лифты, ни торговые автоматы, что уж говорить о более сложных системах. В этом дивном новом мире, за которым следит свой "Большой Брат", книги даже не сжигают - о них просто забыли. Люди давно уже разучились читать и писать, мало того - это ныне преступление, ведь чужие мысли, чужие тревоги, чужие чувства могут негативно сказаться на психо-эмоциональном состоянии личности. И вот находится один умелец, который случайно обнаружил старые детские книжечки, по которым много лет назад учили чтению, и открыл для себя запретную радость чтения. А затем и такую совсем уж немыслимую вещь, как любовь. Куда ж без любви-то.

94

Новая жизнь

- Сколько поступивших? – щуплый пожилой мужчина в медицинском халате быстро вошел в комнату, взял со стола кружку с уже давно остывшим кофе и жадно его выпил.


- Как и вчера, Мартин, как и вчера, - спокойно ответил сидящий на стуле Пит, с интересом рассматривая разворот городской газеты. - Давай-ка, остановись на минуту, я подогрею тебе завтрак. Всё носишься, как угорелый.


- О, Господи, Пит, я уже не могу есть. Грипп в этом году слишком серьезный. Горожане, как зомби, бредут в приёмное и сидят там часами, пока очередь дойдёт.


- Ну, если ты есть не будешь, вряд ли кому поможешь, так? – ответил ему одетый в светло-голубой костюм ординатора мужчина, не поднимая глаз от статьи, - От того, что отдохнешь полчаса, ничего не изменится.


Мартин недовольно мотнул головой:


- Я уже распорядился заполнять детское отделение, но коек все равно не хватает… И кое-что меня тревожит, не могу разобраться.


- А ты отдохни, – ответил Пит, - Вот у меня сейчас у меня законный перерыв, я отработал ночную смену, устал и хочу немного разгрузить голову.


- Ох, - упал на стул Мартин, - Ты прав… И я так замотался, что, кажется, могу спать уже сидя.


- Ну, так поспи, - ординатор подошел к холодильнику и вытащил из него упакованный в полиэтилен сэндвич, - Только поешь сначала. Вот, невеста мне с собой сделала, очень вкусно.


- Элис? – оживился мужчина, - Она отлично готовит, хорошая девочка. Как себя чувствует? Перескочили первый триместр? - и быстро сорвав упаковку, стал есть.


- Так шестой месяц уже! - гордо ответил Пит, и когда Мартин удивленно покачал головой, спросил, - О чем ты хотел поговорить?


А затем отложил газету и с умилением родной бабушки стал наблюдать, как пожилой доктор доедает свой завтрак.


- Три дня назад поступил Дэн Эванс, - с набитым ртом ответил мужчина.


- Я помню его, - потянул Пит, - Это тот, с улицы Вингс? У которого еще сварливая жена и теща-ведьма?


Мартин через силу хохотнул:


- Хотел бы я вернуть те времена, когда мы за кружечкой пива в баре обсуждали его тещу, но да, я про Дэна.


- И что с ним? Тоже грипп?


- В том-то и дело, что не понятно, - врач отложил в сторону недоеденный бутерброд, и, в задумчивости, отпил чай из кружки Пита, поморщившись от крепости. - Анализы у него – типичная простуда, но моя интуиция, а ты знаешь мою интуицию, - и, дождавшись, пока коллега кивнет, продолжил, - Она орет, что что-то не так.


- Ну-ка, - Питу вдруг стало интересно, - И что тебя настораживает?


Мартин пристально посмотрел на Пита и ответил:


- Сыпь.


И когда Пит рассмеялся, доктор насупился, но продолжил:


- Ты не дал мне договорить, сыпь, которая ведет себя, как разумное существо.


- Дружище, кажется, тебе пора прекращать смотреть все эти ужастики на ночь, - Пит вдруг поскучнел, потянулся и встал со стула, - Моя смена закончилась, я, пожалуй, пойду.


- Подожди, - вскочил Мартин, - Только послушай! При поступлении в карте указано – сыпь на локтях, ступнях, лице, так?


- Ну, так, и что?


- А то, что при осмотре я сказал интернам, что это вообще нетипичные места, и я скорее ожидал бы увидеть покраснения на слизистых и ладонях.


Пит замер в дверях.


- И на следующий день, слышишь, сыпь переместилась с лица в ротовую полость!


- Ну, всякое бывает, - почесал живот под формой Пит, но уходить не стал.


- И тогда я решил провести эксперимент! Я привел новую группу студентов-медиков на осмотр и сказал, что у мистера Эванса ветрянка, только вот опять же, ненормальная! Что прыщи должны быть с характерным пузырьком, отсутствовать на конечностях и быть только на лице.


- Где ж ты такую ветрянку видел? – усмехнулся врач.


- Конечно, я знаю, симптоматику ветряной оспы, - Мартин строго посмотрел на коллегу. И тут же снова затараторил, - Но ты послушай, на следующий день сыпь была уже только на лице! Ни во рту, ни на ладонях! Ты представляешь, такое ощущение, что она меня слышала!


Пит постоял немного, переминаясь с ноги на ногу:


- Ты говорил об этом кому-нибудь?


- Пока нет, но нужно идти к руководству… Это немыслимо…


-Подожди немного. Поешь. – Пит налил свежий чай, насыпал две ложки сахара, посмотрел на Мартина и добавил еще две, поставил перед доктором, - И сходи поспи. А я завтра приду, и мы обсудим этот случай, поднимем анализы, проконсультируемся с Симонсом.


- Не знаю, Пит, не знаю… Симонс… Стоит ли ждать? - Мартин покорно взял из рук мужчины кружку и начал снова откусывать от бутерброда большие куски, запивая чаем, - Ты иди, иди, я сейчас еще сделаю обход, посмотрю количество поступивших и тоже домой.


Пит молча кивнул, накинул куртку и вышел из ординаторской.


***


-Доброе утро, Элис, - устало потер глаза Пит.


- Плохая ночь? – свежая румяная девушка жарила у плиты блинчики. И кивнула на стол, где его ждала горячая яичница. Пит совсем не хотел есть, перекусил в больнице, но Элис старалась ради него, и он не стал отказываться. Тем более блузка девушки так натягивала налитую грудь и округлившийся животик, не оставляя воображению шанса, что даже усталость на миг отступила.


- Не то, чтобы очень… - ответил Пит и подмигнул, - Но мне определенно нужна твоя поддержка и внимание. Пошли наверх?


Элис громко расхохоталась:


-Интересно, сколько тебе нужно поставить подряд смен, чтобы ты не думал об этом? На ногах же еле стоишь!


- А мне ноги и не понадобятся, - Пит подошел к девушке и положил ей голову на плечо, потерся носом о чувствительное место за шеей. Ей всегда это нравилось. И вдруг насторожился:


- Что у тебя тут? – потянул он кофту вниз, оголяя спину сильнее.


-А, это… – извернулась Элис, - Хотела тебе показать, но заработалась. Странная какая-то аллергия, уже третий день нахожу ее на новом месте, – засмеялась девушка, - Как будто слышит меня. Вчера мазала кожу кремом, сказала, вот дрянь, хоть бы высыпало там, где не видно, и она, погляди, под кофту ушла.

Показать полностью
49

Не хлебом единым

- Пожалуйста, Грейс, я не могу, я же… - изможденная молодая женщина стояла на коленях у постели больной и огромными от ужаса глазами смотрела на свекровь.


- Сейчас же возьми себя в руки, Миранда Вингс, - ответила сухонькая старушка и натужно закашлялась.


Миранда тут же протянула ей стакан воды, и когда приступ прошел, Грейс продолжила:


- Когда умер мой сын, я заботилась о тебе и детях, как могла. - Из глаз молодой женщины покатились крупные, как горох, слёзы. - Но сейчас пришло время тебе повзрослеть!


- Но я же… я не умею, я никогда… - продолжала плакать Миранда.


- У тебя четверо детей, Мири, изоляция и голод. Если ты не соберешься, они погибнут, - жестко ответила старушка, но, тем не менее, протянула руку и ласково погладила женщину по волосам.


Эту воздушную фею, это неземное создание сын привел к Грейс десять лет назад. И Миранда сразу стала их собственным солнышком, улыбчивая и нежная, она принесла в семью радость и веселье. А уж как с появлением детей ожил дом, не стоило и говорить. Гомон, детские крики, топот ножек…


Когда становилось совсем худо, Грейс уносилась мыслями в то время, когда родился Том, первенец, копия Уилла, своего отца, а у Грейс появился новый смысл жизни. Неужели совсем недавно они были так счастливы?


- Я не знаю, как… - уронила голову на руки Миранда.


- Если я смогла, сможешь и ты, - жестко отрезала Грейс, закрывая глаза.


Когда Миранда на подгибающихся ногах вышла из спальни свекрови, девятилетний Томас ловко подхватил мать под руку и потянул в сторону кухни, шепча на ходу:


- Не бойся, мам, девчонок я накормил лепешками, они наверху, Элисон спит, у нас есть время проверить ловушки.


-Ловушки? - испуганно прижала руку к губам женщина.


Мальчишка тяжело, по-стариковски вздохнул:


- А как ты думаешь, мы с бабушкой эти четыре года ловили дичь?


-Дичь? – огромные голубые глаза матери снова наполнились слезами, - Может, мы поищем грибы?.. Я же... Не могу, Том… Как можно?… Живое существо.


Томас с жалостью посмотрел на мать:


- Девчонки не выживут на грибах… Да и бабушке нужны силы, чтобы бороться с болезнью. Ты же знаешь, я бы справился сам, если бы детям разрешалось одним находиться на улице. Мне нужно, чтобы ты пошла со мной.


- Хорошо, Том, ты прав, - растерянно остановилась посреди кухни женщина, - Сейчас?


- Держи, - вместо ответа Том протянул ей плащ, - На улице прохладно.


- Спасибо, дорогой, - улыбнулась Миранда, и мальчишка на несколько секунд замер. Как его матери это удавалось? Иногда его жутко злила её несобранность и несамостоятельность, но когда она смотрела на него с такой любовью, хотелось горы свернуть.


Еще издалека Том заметил, что ловушка сработала. Мальчишка радостно подскочил на месте и рванул к добыче. Миранда еле поспевала следом, и догнала сына, когда тот уже тащил клетку, в который отчаянно бился облезлый, заморенный кот.


- Но Томми, - засмеялась женщина, - Это же Патрик, кот миссис Вайсман! Зачем ты его тащишь?


Мальчишка остановился и замялся, и смех Миранды начал угасать сам собой.


- Дорогой, неужели мы всё это время ели…


- Ну не всё время, конечно, - начал говорить мальчик, а Миранда еле успела отвернуться от сына, когда ее вывернуло наизнанку, и весь скудный обед, состоящий из половинки картофелины и лепешки, вылетел наружу.


Когда стало немного получше, женщина выпрямилась, держась за живот, и под жалостливым взглядом сына, спросила:


- И ты сам… их?


- Убивал? – Том поставил клетку и подошел к матери, чтобы взять ее ледяные трясущиеся руки, - Пока нет, бабушка всё делала. Но я видел, ты не волнуйся, я смогу! Тебе не нужно…- замялся мальчишка, - Я же мужчина, мам, я справлюсь.


Миранда крепко обхватила сына и начала неистово целовать его везде, куда дотягивалась – в смешной вихор на затылке, в сморщенный нос, в оттопыренные покрасневшие уши:


-Томас Вингс, я невероятно горда, что у меня есть такой сын, как ты. Любая мать мечтала бы о таком наследнике, - и когда мальчишка засиял от похвалы, добавила, - Только я никогда не позволю тебе сделать это самому. Давай, веди меня туда, где бабушка разделывала… добычу…


***


С грохотом захлопнулась дверь грузовика, и мужчина, одетый в желтый защитный костюм и маску, сел рядом с напарником.


- Что там? Я смотрю, ты отгрузил в этот дом целых пять коробок продовольствия, - спросил водитель.


- Да там четверо детей, чудом выжившая старуха и полоумная женщина, - нахмурив брови, ответил мужчина.


- Почему полоумная?


- Она, как услышала новости о снятии изоляции и увидела содержимое коробок, села на пол и начала неистово хохотать. Я решил оставить им побольше. Детям нужна еда.

Показать полностью
66

Один день после

Стук в дверь застал Агнесс врасплох.


По столешнице растекались остатки такого желанного кофе.


Женщина тяжело вздохнула, хорошо ещё успела пригубить, вспомнить вкус и горьковатый аромат. Такую роскошь она теперь позволяла себе раз в год, на свой день рождения. Этот, шестидесятый, Агнесс планировала отметить с размахом.


Утром - горячий, сваренный в турке кофе с самым настоящим масляным круассаном. Приходилось весь год держать себя в руках, чтобы не сорваться, доставая из морозильной камеры остатки продуктов. Этот замороженный рогалик ждал определенного дня.


На обед ризотто с морепродуктами. Обычного риса хотелось неимоверно… И хотя бы пару кусочков лосося. Если бы с запасами в подвальном леднике что-то случилось, чего Агнесс боялась даже сильнее вируса, женщина, пожалуй, не дожила бы до своего шестидесятилетия просто от безысходности.


А на ужин Агнесс припасла для себя нечто особенное. Удивительно, на что способен человеческий разум, если дать ему задание. Сохранить с осени 3 крупных садовых яблока, оставить на дне мешка несколько ложек сахара, и «забыть» на полке початую упаковку муки. И пусть не то, что сливочного масла, даже маргарина не осталось, а яиц и подавно, яблочный пирог обещал быть необыкновенным. Ведь маленький порванный пакетик с корицей так и лежал себе среди ложек и вилок, засунутый туда еще до карантина.


Всё утро Агнесс размышляла, куда эту неожиданную пряную находку определить. В кофе или в пирог. И, похоже, сделала правильный выбор - драгоценная жидкость звонко капала на плиточный пол кухни, а в заднюю дверь продолжали стучать.


Женщина тяжело вздохнула, посмотрела на еще теплый круассан и решительно встала из-за стола.


Неужели снова? – думала Агнесс, споро вставляя патроны в мужнино ружье. Если мародеров больше двух, то, пожалуй, что этот день рождения всё же окажется последним. Жалко было отложенных на праздник запасов…


Знала бы - съела всё давно! Например, когда от обычной царапины у Людвига развился сепсис, и он скончался в тяжелых муках, и потом Агнесс на заднем дворе сжигала тело мужа, потому что не смогла бы продолбить лопатой мёрзлую землю. Невероятно, как может измениться жизнь, когда из нее пропадает пенициллин.


Или в тот день, когда сильнейший ветер все-таки уронил на крышу второго этажа тополь. Или когда кошка Алиска не вернулась домой… А потом пришли первые грабители и забрали всю еду, которую смогли найти. Хорошо, что Людвиг еще в самом начале пандемии оборудовал тайный подвал, который вот уже восьмой год был надежным хранителем запасов.


Пожалуй, что выпей Агнесс свой заслуженный кофе и съешь свой подарочный завтрак, она даже не пошла бы за ружьем. Хватит, пожила. Да и Людвиг на том свете, поди, заждался. Только вот сегодня были вылиты на пол последние запасы, и терять вдруг стало нечего.


-Кто? – хрипло крикнула женщина через дверь, тихо снимая предохранитель с оружия.


Из-за двери раздалось невнятное мычание, и Агнесс, вдруг испугавшись, спустила курок.


*****


Из гостиной раздавались уютные звуки телевизора, и пожилая женщина, тихонько напевая прилипчивый мотив, помешивала в турке свежий кофе.


Два месяца назад подключили городское электричество взамен дышащего на ладан генератора, и Агнесс не могла нарадоваться новым звукам в доме. Любимая когда-то передача на радио, старые сериалы, песни Джо Кокера и, конечно же, выпуски новостей каждый час.


Мир восстанавливался. Возобновилось сообщение между странами. И вот уже 2 недели Агнесс пила кофе каждое утро.


Вчера ремонтная бригада волонтеров закончила восстанавливать проломленный потолок в западной комнате, а соседский мальчишка помогал с уборкой сада, подрезал кусты и чересчур разросшиеся ветки деревьев. Мистер Платц обещал завтра зайти с газонокосилкой, может, через какое-то время её газон снова будет всем на зависть.


Агнесс принесла на журнальный столик у телевизора кофе в красивой чашке из пекинского фарфора, поставила рядом поднос со свежими булочками - все-таки Эрин, её помощница по хозяйству, замечательно умела готовить, - и сделала звук погромче.


-По приказу Совета Временного Правительства пенсионные выплаты людям, достигшим 60 лет, увеличиваются в 4 раза…


Женщина довольно кивнула головой, соглашаясь с диктором. Эпидемия выкосила 80% стариков, и она, одна из немногих, теперь может ни в чем себе не отказывать.


Телевизор продолжал вещать:


- …Переговоры с Китайскими Провинциями закончились заключением ряда новых международных договоров…


-… Вчера на киностудии Юниверсал торжественно отмечали начало съемок нового фильма…


-… Антициклон принесет нам сильный ветер и дождь. Будьте осторожны, мы рекомендуем без необходимости не покидать дома…


Агнесс хрипло засмеялась. Рекомендуем. «Рекомендуем» можно и не слушать. Пожалуй, стоит сегодня немного прогуляться.


-… Напоминаем, что продолжаются поиски работника социальной службы, который после отмены карантина объезжал дома по восточному побережью и осуществлял доставку жизненно-необходимых вещей, медикаментов и продуктов. Два месяца назад он перестал выходить на связь и не вернулся домой. Он был одет в желтый  костюм с эмблемой Временного правительства и защитную маску. Если кто-то видел его или слышал что-то о последнем месте нахождения, просьба сообщить по номеру телефона на экране или в отдел полиции вашего города…


Агнесс недовольно поджала губы и выключила телевизор. Опять своей новостью испортили завтрак.


-Миссис Смит, - позвала от двери Эрин, - Я пришла! Смотрите, сколько свежих овощей я вам купила.


Пожилая женщина отодвинула от себя булочки и пошла за помощницей на кухню.


- И все-таки, я до сих пор в удивлении, что вам удалось продержаться столько лет без должного запаса продовольствия, - девушка порхала от стола к холодильнику, раскладывая по полкам продукты.


- Я экономная, - буркнула Агнесс.


-Что-то вы неважно выглядите, может, пойдете, приляжете? А я принесу вам обед, когда приготовлю?


И когда старуха кивнула, Эрин засуетилась на кухне. А Агнесс, тяжело подволакивая ноги, пошла по темному коридору, на мгновение остановившись напротив кирпичной стены, где висел парадный портрет Людвига. Красиво получилось. Не подкопаешься. И в голову никому не придет, что в этом доме есть потайной подвал.


Где до сих пор в леднике лежат остатки продовольствия.


И работник социальной службы.

Показать полностью
48

Джеффри Томас "Панктаун"

Джеффри Томас "Панктаун" Рецензия, Книги, Панк-Рок, Антиутопия, Джеффри Томас, Длиннопост

Ты создаешь себя, чтобы себя уничтожить.

Пакстон, или, как ещё его называют, Панктаун, – город, где нашли своё пристанище существа самого разного вида. Надоедливые мошки, жестоко мстящие создателям, чересчур чувствительные роботы, пришельцы, питающиеся человеческой плотью, и просто люди. Одинокие, отчаявшиеся люди. Панктаун вовсе не похож на толерантный рай, он больше похож на один из кругов Дантевского ада, где приходится выживать порой самыми изощрёнными способами. Город, где проще забыть вчерашний день, чем помнить, что с тобой случилось, город, где люди от недостатка работы и денег превращаются в нищих художников, творцов, которые иногда создают что-то поинтереснее простых картин на холсте.


Джеффри Томас стал для меня настоящим открытием. Бывает так, что ты лазаешь по сайту, желая купить что-нибудь интересное из альтернативы, и взгляд цепляется за книгу, про которую ты никогда не слышал. И у неё, в отличие от многих других книг серии, оказывается куча положительных оценок и отзывов на лайвлибе. А после покупки находишься в неописуемом восторге от того, что только что прочитал.


Медицина была для механиков. А он был художником. С помощью этих знаний можно было бы вылечить ухо. А можно и вывернуть его наизнанку, создав из плоти новый цветок. Уродливый или прелестный, он воплотит в себе чудо человеческого воображения, а не чудо бездумной инженерии Природы.

«Панктаун» – это сборник рассказов в жанре киберпанк. Коротких, но важных зарисовок о жизни людей (и не только) в этом городе. Джеффри Томасу отлично удалось передать гнетущую атмосферу безысходности и одиночества. Заброшенные здания, заводы, где роботы заменили людей, свалки, взрывы, ампутированные конечности, убийства ради убийств, постоянная паранойя и страх жителей города – всё это Панктаун, место, в которое не хочется возвращаться.


Персонажи рассказов – люди, от которых веет отчаянием. Они потеряли всякую надежду в этом городе и пытаются зацепиться хоть за что-нибудь – за близкого человека, за любимое дело, погружаясь в него с головой, за девушку, в которую до безумия влюблены (даже если эта девушка – их собственный клон). Они делают в рассказах тяжелые моральные выборы между добром и злом, человечностью и жаждой насилия, убийством во имя спасения и убийством ради мести. Все они – заблудшие души Панктауна, призраки, ненашедшие приют.


Это был их пузырь безопасности и безвременья — теплая постель в теплом уголке огромного холодного города в огромном холодном пространстве-времени.

Здесь милая официантка при помощи врачей удаляет из своей головы неприятные воспоминания; здесь молодой художник продаёт свою девушку как произведение искусства; безумный творец создает уродливых и искажённых клонов самого себя, над которыми впоследствии издеваются их обладатели; любопытный полицейский находит заброшенное здание, в котором, по слухам, живут призраки; а отчаявшийся робот-клон сбегает с завода, чтобы начать новую жизнь. Здесь происходят самые ужасные, но порой чертовски привлекательные вещи. И, несмотря на атмосферу полнейшей безнадёги, бьющего по ржавым подоконникам дождя и жестокости людей, Томас если и не заканчивает рассказ на счастливой ноте, то даёт своим героям хоть каплю надежды на светлое будущее.


Каждый рассказ – как удар под дых. В каждом рассказе, несмотря на их небольшой объем, поднимается множество морально тяжелых вопросов. О роли человека на планете, об искусстве, о чувствах, об искренней любви, о прошлом. После каждого рассказа хочется перевести дыхание и задуматься о собственной жизни.

Единственное, что мне не понравилось – маленький объем как самой книги, так и рассказов. Только ты погружаешься в жизнь одного конкретного человека, как тут же тебя выкидывает в следующий рассказ. Будто герои Томаса бежали марафон, передавая по кругу эстафету. Создалось ощущение, что показали трейлер к какому-нибудь шикарному большому произведению про Панктаун. С другой стороны, может, так и задумывалось – показать лишь частички жизни отдельно взятых людей, роботов или существ, не вдаваясь в подробности и оставляя открытые финалы.


Очень советую прочитать или прослушать один из рассказов - "Отражения призраков" в аудио-формате.


Он продолжит своё существование в качестве произведения искусства, даже после смерти.
Показать полностью
49

Небесные люди

(в соавторстве со Светланой Макаровой)

Часть первая. "В чем сила?"


Из щелей бил свет, слышались голоса и топот. Энт перевернулся на другой бок, но сон не шел: вернулись ловцы второй смены и, судя по крикам, вернулись с добычей. Надо глянуть, кого привели соперники.

С оружием к вождю нельзя. Лук с тесаком пришлось оставить, и Энт ощущал себя голым, когда запирал лачугу. Он влился в галдящий людской поток. Справа хихикали две девицы, их подведенные углем брови сходились неодобрительной дугой: «Почему не заходишь?» Энт отвернулся. Некогда. И не на что – последнее истратил на новые стрелы. И лучше бы об этом никому не знать, пока снова не повезет.

В спину как бы случайно толкнул сосед – больно, но с извинениями. Трус несчастный. Вчера Энт не позволил ему избить батрака — пригрозил, что голову открутит. Обоим. Чтобы после работы людям спать не мешали.

Толпа стягивалась к княжескому замку — облезлому вагону с решетками вместо стекол. Полинялый ковер, что заменял двери, сдвинулся, страж посторонился. Из тьмы появился князь. Калаш — символ власти — покачивался на груди, из-под выцветших бровей сверлил взгляд готового к прыжку хищника. Заполненная площадка перед вагоном притихла. Так стая волков присмирела бы, почуяв вожака. Ловец по кличке Рыжий, главный конкурент Энта, заговорил:

— Добрый князь, вылазка удалась. — Рыжий рывком поднял на ноги молодую женщину в обносках. — Взял шатунов на границе с Лесными Землями.

Энту шатунья понравилась. Высокая, ладная. Приодеть, отмыть и причесать — взбесила бы местных девок. Бросились в глаза пухлые губы и родинка на виске. На скуле бурела кровавая корка — Рыжий постарался при поимке или по дороге. Женщина прижимала к себе ребенка лет пяти, одетого в лохмотья, с закрытой капюшоном головой.

— Мелкого покажи, — распорядился князь.

Шатунья замешкалась, затравленный взгляд метнулся с вождя на окружающих.

Капюшон с ребенка резким движением сорвал Рыжий. Передние ряды отшатнулись, тесня остальных, кто-то грязно выругался.

— И не сожрешь. — Князь плюнул под ноги. — Сожгите эту тварь, пока не заразились.

Толпа расступилась, и Энт поморщился, когда разглядел ребенка. В детстве он видел таких. Проснулось забытое чувство омерзения — плечи передернулись, по спине словно протащили колючку.

Переносица вдавлена, вокруг маленьких косящих глаз — толстые складки, низкий лоб под странным углом переходит в затылок, а в уголках рта, растянутого в идиотской улыбке, пузырится слюна…

Как простуду, такое не подхватить. В прежнем мире это знал каждый, но за двадцать лет укоренилось: «Непохожее на тебя — опасно». Это суеверие спасло много жизней. И погубило не меньше. Но гибли чужие, а выживали свои. Итог всех устраивал.

— Добрый князь, мой сын не заразен, я не стала такой же! — Шатунья, как могла, закрыла ребенка собой. — Пощадите!

Ее глаза не косили, нос был с едва заметной горбинкой, тонкие пальцы гладили сальные патлы уродца. Князь не шелохнулся.

— Нельзя оставлять! — крикнули из толпы. — Сжечь обоих!

«Даун», — всплыло у Энта нужное слово. Так их звали — непохожих на прочих, с пустым взглядом и вечной улыбкой младенца. Надежды шатуньи не оправдаются. Могут оправдаться, если произойдет чудо, но ненадолго — однажды ночью кто-то не вытерпит и восстановит порядок.

Женщина всхлипнула. Слезы прочертили на щеках светлые дорожки.

— Я встречал таких, — бросил Энт в повисшую тишину. — Может быть, и меня сжечь? Рыжий тоже знает, что к чему, вот и подумайте — привел бы он домой смерть?

То, что об этом знает и князь, лучше не упоминать, но кому надо, тот услышал. Их осталось трое из стариков, умеющих выживать — Энт, Рыжий и князь.

Стариков? Слегка за тридцать. В новом мире редко доживали до сорока. Естественный отбор безупречно срабатывал в их племени, откуда до плодородных земель было как до Луны, а неядовитые колодцы можно по пальцам пересчитать.

Энт поймал взгляд шатуньи — благодарный и умоляющий. Энт отвернулся. Женщина видела в нем защитника. Она ошиблась. Он за справедливость, но не против князя.

Князь по-звериному втягивал воздух и молчал. Избавляться от выродка бессмысленно, рабыня превратится в лютого врага или в безжизненную аморфную массу, это понятно любому.

— Он не будет обузой, — тихо заговорила женщина. — Нам хватит самой малости. Я отработаю. Он добрый, ласковый, терпеливый. Подрастет — тоже будет работать, а пока сможет развлекать. Он поет и танцует…

Энт покачал головой: зря она. Пока уродца не видят, есть хоть какая-то надежда. Если же вывести перед всеми…

— Я решил, — объявил князь.

Лицо женщины побелело, руки опустились.

— Первую неделю шатунья живет у меня, затем по жребию. Днем будет готовить для стражи, первой пробовать и разносить на посты.

В другой ситуации Энт непременно кивнул бы. Хороший ход. Там, где завистливый ближний подложит свинью, зависимый сделает на совесть. Князь со своей сворой выиграют. А женщина? Для нее это не милость, не уступка, это каторга — жуткая, изнурительная, бесконечная. На постах скучно, чужаки незаметно не подберутся, им неоткуда взяться — племена сидят на источниках воды, а до ближайшего, в Лесных Землях, трое суток пути. Только если одиночки-шатуны забредут — из тех, что совсем жизнью не дорожат.

— Выродка поселим в одной из клеток, ключи — у ловцов. — Князь опустил взор на шатунью. — После работы можешь навещать, убирать и кормить.

«После работы». Ни Энт, ни прочие ловцы не поднимут задницы, чтобы переться к расположенным на окраине клеткам со скотом и добычей бесплатно. Отработка станет постоянной, кошмар — нескончаемым.

А шатунья… улыбалась. Энт вздрогнул и протер глаза. Не привиделось. Спятила? Не понимает?!

Женщина понимала все. Она смотрела на спасенного ребенка, и на ее умиротворенном лице сияла счастливая неземная улыбка.

Энт не понял, почему задрожали руки, защипало в носу, а в горле возник странный ком.


Уснуть не получалось. В голову надоедливыми насекомыми лезли ненужные и даже опасные мысли. Главный вопрос в любом деле — «Поможет ли это выжить?» Утвердительный ответ снимал ответственность и устранял угрызения совести. Шатунья в систему не вписывалась. И не давала покоя улыбка на обращенном к сыну-уроду лице. Стоило прикрыть веки, и выражение мадонны, со вселенской любовью глядящей на божье дитя, как наваждение вспыхивало перед глазами.

За двадцать с лишним лет после катастрофы желания у людей стали просты: выжить и, если повезет, продолжить род. «Женщина — вещь, слабак — еда, больной — беда», — гласил главный закон выживания. Каким-то чудом шатунья с ребенком оставили естественный отбор в дураках. Опыт ловца говорил: сила не в том, что выглядит силой, сила — то, что побеждает. Энт ворочался на постели из тряпья, глядел сквозь сгущенный сумрак на стены из фанеры и не мог взять в толк, каким образом постороннее событие пошатнуло устоявшуюся жизнь. «Каждый за себя!» – кричал опыт прошлого, но тысячи подтверждений этого перечеркивала одна улыбка самопожертвования. Сила должна побеждать, это ее неотъемлемое свойство, проигравший не может быть победителем.

Оказалось, что может. И что теперь делать, если прозрение отменяло смысл прежней жизни?

Ответ лежал на поверхности. Энт поднялся, собрал все ценное и выскользнул из лачуги.

Перед вагоном дремал стражник. Энт потряс его за плечо. Нельзя убивать спящего, он обязательно вскрикнет.

Нож привычно и легко вошел в сердце. Труп остался приваленным к стенке — для окружающих страж продолжал нести службу. За сдвинутой завесой ковра слышались два дыхания. Оба ровные. Перешагнув растяжки и простенькую для опытного ловца западню, заголенищным тесаком Энт полоснул князя по шее.

От хрипа и бульканья лежавшая рядом шатунья проснулась. Энт зажал ей рот.

— Ты шла в Лесные Земли? — тихо спросил он.

Испуганные глаза над ладонью медленно моргнули.


***

Новый день они встретили в степи. В сиянии рассветных лучей Энт любовался сильной поджарой фигурой спутницы. Губами. Родинкой на виске. Суровым взглядом. А перед глазами стояла улыбка — полная любви в момент, когда другие кричали бы от ужаса.

Женщину звали Мия.

— Папа? — ударил по ушам чуть хрипловатый детский голос.

Энт вздрогнул, взгляд метнулся к источнику звука, но сбился, будто подстреленный. Пересилить себя не удалось. Ребенок внушал отвращение на уровне инстинктов.

— Помолчи, милый. — Мия опустила глаза. — Этот хороший дядя отведет нас в Лесные Земли.

Хороший дядя?! Энт криво усмехнулся. Голова повернулась чуть не со скрежетом — он все же заставил себя посмотреть на ковылявшего рядом коротконогого уродца.

Маленькие глазки в мерзких складках. Открытый рот. Жуткая плоская переносица. Энта передернуло.

И вновь: пухлые губы. Родинка. Но главное — улыбка, о которой не забыть. До вчерашнего дня Энт представить не мог, насколько самоотверженной бывает любовь. Просто не знал любви — настоящей. Если все получится, и эта женщина будет так же сильно любить пусть не его самого, но хотя бы их будущих детей… Этого достаточно для счастья. И тогда…

Тогда, возможно, и он научится любить.

Энт остановился. Сердце бешено колотилось, во рту пересохло.

Мия с сыном повернулись к нему. На этот раз взгляд Энта не отскочил, а протянутая рука приняла в себя маленькую ладонь.

Ничего страшного. Просто рука ребенка — теплая, почти невесомая, беззащитная.

Просто. Рука. Ребенка.

Энт сжал ее крепче.

— Мама не права. — Он помедлил и твердо завершил: — Папа.


Часть вторая. "Идеалистка"

Глава 1


Ее не заметили. Ночью мало кто смотрит в небо. Затянутое облаками, оно казалось потолком, что навис над макушкой и давит, давит, давит… От горизонта до горизонта раскинулась свинцовая тьма, она делала мир маленьким и неуютным, необозримый простор сузился до размеров площадки с ограждением из бетонных плит. Черноту накрывшего гору мрака прорывало только зарево костров за стеной, а тишину нарушали гомон из хижин поселка внизу и периодическая перекличка часовых. От промозглой прохлады Нора вздрогнула, вновь захотелось двигаться, чтобы превратить ненастье из врага в милого друга. Небо, такое знакомое и родное, было рядом, но отныне все станет по-другому. Решение принято.

Небо. Бездонное, могучее, зовущее. Ласковое, как мать, и строгое, как отец. Иногда брюзжащее, как вредный дед, нетерпеливое, как Лек, и сильное, как старший брат, которого у Норы никогда не было.

— Прощай, — сказала она в пустоту, застегнула рюкзак и протяжно выдохнула.

Долгий путь окончен.

В небе много опасностей, но на земле — больше. Нора осмотрелась. Обидно, если все рухнет сейчас, когда рукой подать до Небес. Нет, «обидно» — не то слово. Точнее будет — непоправимо.

Из-за окружавшей площадку стены несло гарью, доносился треск дров, в воздух взмывали веселые искры. Дорога, Ворота и внешние подходы охранялись надежно: на деревянных вышках день и ночь дежурили наблюдатели, сквозь амбразуры внешней стены стрелки держали на прицеле освобожденную от камней и кустов голую землю, где не спрятаться даже в ночи. Между стенами — внешней, возведенной из камня и обломков зданий, и установленной в прежние времена стальной внутренней, которую называли Границей миров — дымили домашними очагами дома племени стражей. Жизнь каждого члена племени, мужчины и женщины, старика и ребенка, подчинялась единственному требованию: охранять Границу миров. Но никому не приходило в голову, что запертые на ночь ворота и многочисленная охрана — не проблема для того, кто умеет больше.

Вдох полной грудью, прощальный взгляд вокруг — и Нора обернулась к центру площадки. Вот она, цель долгого страшного путешествия. Если спросят, Нора расскажет, как чудом избегла плена, как уклонялась от стрел и металась в бреду после огнестрельных ран. Хотелось забыть, вычеркнуть из памяти. Впереди — другая судьба, невероятные возможности и новые друзья. Теперь Нора сможет перевернуть жизнь людей, все зависит от нее и от тех, кто ее увидит. И от слов, которые она подберет. И от желания Небесных людей все изменить.

Такое желание у них должно быть. Если нет, она попросит сделать ее такой, как все. Это тоже выход. Быть как все — главное требование окружающих, необходимое условие выживания.

О Колеснице-в-Небеса говорили многие, но мало кто видел — увидевшие уезжали на ней, а не верившие считали выдумкой, наживкой для простачков, чтобы несли ценности неизвестному племени, где искателей новой жизни, надо полагать, просто сжирали. Слухи оказались слухами, теперь Колесницу можно было потрогать — вот она, абсолютно реальная, похожая на вертикально поставленный контейнер, гость из другого мира. Три иллюминатора глядело в разные стороны, внизу скругленное дно опиралось на основание из бетона, потрескавшегося за годы. Сверху поблескивала нить из металла — она, словно луч, указывала на звезды, туда, где другие люди живут по другим законам. В мир надежды.

Собравшись с духом, Нора протянула руку к стальной поверхности. Стук в стенку отдался гулом внутри. Долго ничего не происходило. Эти минуты показались вечностью. После стольких лет ожидания и подготовки, после отчаянья и надежды, после слез и потерь…

Через невыносимо долгое время в иллюминаторе мелькнул силуэт и сразу пропал. Человек боялся — может быть, выстрела, или самой ситуации, когда его застали среди ночи врасплох.

— Отойди, чтобы я тебя видел, — раздалось изнутри.

Слова гудели в стальной коробке, будто завывал ветер, и доносился не столько сам голос, сколько вибрации. Человек боялся открыть. Нора понимала его. Как ни всесилен и уважаем посредник между людьми земными и небесными, а желающих занять его место предостаточно. С другой стороны, будь управление Колесницей простым делом, Извозчика давно сместило бы племя, что охраняло посадочную площадку. Этого не произошло, значит, без особых знаний и умений не обойтись. Но защита от наглых недоумков, в алчном кураже уверовавших в собственную исключительность, быть обязана, потому Извозчик и осторожничает. На его месте Нора даже не разговаривала бы с посетителем вроде себя. Она подождала бы, пока утро и открывшиеся ворота не прояснят ситуацию. И все же Нора пришла ночью — по-другому не могла. Ждать утра — равно ждать палача и приговора, стражи границы отплатят ей за нарушение правил, и вердикт известен заранее — вариации возможны лишь в степени жестокости при казни, которую ей подберут.

Нора отошла, достала огарок свечи и чиркнула огнивом. На полированной поверхности Колесницы отразилась тонкая безоружная фигура, на металле заиграли оранжевые отсветы. Нора надеялась на любопытство Извозчика, и это сработало. Изнутри прогудело:

— Одна?

Глупый вопрос. На голой каменной площадке спрятаться негде: только Колесница в центре и стена по кругу с наглухо запертыми изнутри воротами.

— Одна. – Нора развела руками, показывая на пустоту вокруг.

— Ночью проход закрыт, как тебя пропустили?

— Я не спрашивала разрешения. Вот плата за проезд. — Нора указала на лежавшую в ногах сумку. — Мне сказали, что берете продуктами, любопытными вещами и историями. У меня хватает всего.

В иллюминаторе вновь появилось прильнувшее лицо.

— Расставь ноги шире и разведи руки в стороны. Оружие есть?

— Нет. Мне объяснили правила: явиться без оружия, с дарами и рассказами, которых должно хватить на долгое путешествие. Я хорошо подготовилась к поездке.

— Не опускай руки. Сделай круг на месте.

Нора медленно провернулась вокруг оси. Ее предупреждали, что будет досмотр, и что любая угроза Извозчику или Колеснице приведет к моментальной гибели. У нее не было при себе ничего, что могло вызвать тревогу. Только рюкзак. Но он одновременно и приманка, на которую клюнет скучающий человек. Нора должна не напугать, а заинтересовать, тогда дверь, несмотря на ночь, откроется, и мечта осуществится.

Ниспадающие на плечи темные волосы, легкий плащик, под ним короткий балахон, сверху рюкзак. На ногах сандалии с ремнями выше щиколоток. Все хорошо просматривалось, ничто не представляло опасности. Перед Извозчиком — слабая безоружная женщина, другого толкования быть не может.

Когда взгляды вновь встретились, донеслось:

— Что в рюкзаке?

— Подарок небесным людям.

Нора стояла прямо, рюкзак ничуть не оттягивал плечи. Взрывчатку принести в таком, конечно, можно, но немного, иначе пришлось бы согнуться в три погибели. Извозчик видел, что это не так. Кроме умения обходить стражу другой опасности Нора не представляла, Извозчик помедлил и, видимо, пришел к тому же выводу: взрываться ночная посетительница не собиралась.

Стальной скрип двери показался Норе райской музыкой.

— Заходи в тамбур, — Извозчик говорил из внутреннего отсека Колесницы, — про карантин что-нибудь слышала? Нужна дезинфекция. На Небесах лечат любую хворь, но не любят, когда им несут блох или вшей.

С сумкой в руках Нора шагнула внутрь, и дверь за ней затворилась. Правильнее назвать это люком — массивным, сделанным из светлого металла. Внутри Колесница не поражала воображение, в фантазиях все выглядело намного круче. Открывшееся помещение разделялось перегородками на три отсека. В одном находился пульт управления — с темными экранами над столом, полностью утыканным кнопками и рубильниками. Двигатель и прочая механика, должно быть, располагались в верхней части аппарата. Второй отсек под завязку набит тюками и коробками. Скорее всего, это дары Извозчику, оставленные прежними пассажирами. Понятно, что за его место другие полжизни бы отдали, включая одну-две не слишком нужных в быту конечности. Это же мечта обывателя — непыльная и баснословно оплачиваемая работенка. Примерно раз в год, как узнала Нора, сюда прибывал купец-караванщик, досматривать которого пограничники не имели права по договору с небесными людьми. Он скупал у Извозчика излишки и передаваемые сверху артефакты, а привозил то, что интересно небесным людям или необходимо для обеспечения пути на Небеса. Но не всему стоило верить, что рассказывали о Колеснице и Извозчике. Знания о небесных людях Нора собирала по крупицам, отсевала явные небылицы, и оставшееся вполне походило на правду. Увиденное собственными глазами это подтверждало.

Последний из отсеков от входа не просматривался, там и оставался Извозчик, пока Нора стояла в тамбуре. От салона с отсеками тамбур отделяла перегородка со стеклянной дверцей, нижняя половинка стекла открывалась отдельно, ее предназначение тут же выяснилось.

— Сумку и рюкзак просунь в люк снизу, затем сними одежду с обувью и отправь туда же. Все это я продезинфицирую здесь другим способом. Чем-нибудь больна?

— Нет. Ничем заразным.

— Любопытный ответ. Впрочем, все так говорят, а потом выясняется, что от небесных людей требуется именно излечение от смертельного недуга. Что же привело сюда тебя?

— Желание помочь миру встать с колен и подружиться с природой. С моей помощью небесные люди сделают мир лучше. Неизмеримо лучше. Заблудившаяся в тупиках цивилизация не наступит на прежние грабли, и у всех нас появится будущее.

— Похвальное желание. Обычно ищут личной выгоды, безопасности или, как уже сказал, выздоровления. Кто-то просто поверил в сказки, что неожиданно оказались правдой, а кто-то знал, куда и зачем пришел. Кто-то жертвовал собой, чтобы спасти умирающего любимого. Но всегда имелся личный мотив. Не верю, что ничего не хочешь лично для себя.

Правильно не верит, просто это «для себя» каждый понимает по-своему. Одним нужны богатство и удовольствия, другим — видимый результат усилий, от которого всем станет лучше. Удовольствие от последнего выше, чем от корыстных хотелок. Жаль, большинству не понять этого и, что еще более обидно, им даже не объяснить. Но постараться надо, от Норы ждут ответа, и слова должны быть такими, чтобы максимально прояснить ее намерения и мотивы.

— Мир дал мне многое, — сказала она. — Это мягко сказано, точнее будет — у меня было все. Хочу вернуть долг.

— Идеалистка, значит?

— Как небесные люди встречают посланцев снизу?

— Оправданное опасение. — Извозчик помолчал. — На этот счет можешь не беспокоиться. Расскажи, как попала сюда.

— Это самое интересное в моей истории. Если раскрою сейчас, дальнейший рассказ потеряет интригу, получится плоским и тоскливым. Мне сказали, что вы любите умелых рассказчиков.

— Что же, давай растянем удовольствие. Можешь приступать, процедура дезинфекции будет долгой.

Нора задумалась. Момент встречи и последующего повествования о ее жизни много раз представлялся в мечтах, и часто казалось, что он никогда не наступит. Сколько пришлось пережить…

Теперь все в прошлом, ожидание подошло к концу. А чтобы Извозчик понял, почему произошло то, что произошло, начать надо с самого детства. Даже с рождения.

Нора на миг закусила губу. Итак…

(продолжение следует)

Показать полностью
2879

Отличная запись в резюме

Недавно решил перечитать любимую российскую фантастику, а в частности Олега Дивова. Наткнулся на забавный кусок его биографии:

"Олег Игоревич Дивов родился в Москве в семье потомственных художников-реставраторов Третьяковской галереи. Профессиональный литератор, с 14-ти лет публикуется как журналист. С 1990 г. копирайтер (реклама всех видов, концепты, кампании «под ключ»). Работал в крупнейших рекламных агентствах страны. Высшим своим достижением на этом поприще называет слоган для рекламы унитазов с электронным управлением — «Толчок в будущее!»"


Кстати, пишет хорошо, с юмором.

113

ОТ НЕНАВИСТИ ДО ЛЮБВИ

«Добру и злу внимая равнодушно...

Не ведая ни жалости, ни гнева...»

А.С. Пушкин


К шести годам близнецы научились драться почти бесшумно. Если из детской доносились вопли и грохот — можно было не беспокоиться. Тишина же, перемежающаяся шорохом и сопением, означала, что пора вмешиваться.


Лариса оторвалась от планшета и прислушалась: упало что-то тяжелое, на вопль: -Ты зачем мой стул опрокинул, — последовал привычный ответ: — Это мой стул, и он сам упал — сборы в детский сад шли полным ходом.


Успокоенная, вернулась к новостям. Ничего интересного. Сокращение количества насильственных преступлений на семнадцать процентов только за последний месяц — ну, оно каждый месяц сокращается. Всемирная вакцинация идет по графику, в Москве — с опережением. Кто бы сомневался. Скоро непривитых вообще не останется. Выступление нобелевского лауреата Спейсера в ООН с докладом об эффективности прививки. Ну, кому, как не ему докладывать: Спейсер и Кореневский за свое открытые впервые в истории получили сразу две нобелевки: и премию по медицине, и премию мира.


Когда три года назад появились первые сообщения о том, что двое ученых, русский и американец, работающие в британской лаборатории, доказали вирусную природу ненависти, возбудилась в основном желтая пресса. Посыпались предложения поискать заодно вирусы любви, ревности, зависти и всех прочих страстей, включая обжорство и алкоголизм.


Еще через год был выделен вирус, через два — разработана вакцина. Тогда же правительства нескольких стран тайно, в порядке эксперимента, вакцинировали обитателей тюрем. Террористы, убийцы, и грабители были выпущены на свободу и, под неусыпным наблюдением, вели жизнь тихих бюргеров или скромных работяг. Не взрывали, не убивали, не грабили, а просто спокойно жили.


Когда просочилась первая информация о тайных прививках и их результатах, общество буквально взорвалось. Сражения сторонников и противников ’прививки от ненависти’, как ее моментально окрестили журналисты, разворачивались везде — на экранах телевизоров, в залах парламентов, на улицах, во дворах и в квартирах. Возникшие ниоткуда проповедники собирали стадионы, улицы городов оккупировали многотысячные демонстрации.


Мир медленно, но верно погружался в хаос. После того, как с промежутком в несколько дней столкновения между демонстрантами в Йоханесбурге, Сеуле и Гамбурге закончились кровавыми побоищами с сотнями жертв, полиция начала негласно вакцинировать всех задержанных. Да и не только задержанных — на абсолютно добровольной основе прививки дели госслужащим, врачам, учителям...


Постепенно накал страстей пошел на убыль. Улицы очистились от толп митингующих, проповедники исчезли так же внезапно, как появились — после первого же пустого стадиона. А к концу года грянула статистика по всем видам преступлений — сокращение почти на семьдесят процентов.


На волне эйфории генассамблеей ООН было единогласно принято решение о всемирной вакцинации. Еще через год она началась. В Москве процесс почти завершен. И результаты видны уже сейчас. Можно спокойно идти от метро через темный парк. На порядок снизилось количество аварий на дорогах, а разборки после них вообще сошли на нет. Прекратились теракты. Странно, но грабежи и даже кражи тоже почти прекратились, а где там ненависть? Мир стал спокоен и предсказуем.


Ходили слухи, что прививки для всех разные: для армии — послабее, для особо агрессивных — посильнее. Лариса особо не вникала. А народ и вообще не интересовался — стало безопасно, и ладно.


Ей самой прививку сделали неделю назад на работе, когда бригады медиков обходили все офисные здания в их районе, делали укол в плечо, а на запястье ставили несмываемый штамп, проявляющийся при ультрафиолетовом свете. В городе появились патрули, проверяющие наличие прививки, и отправляющие народ на мобильные пункты вакцинации.


Что еще в новостях? Так, концерт Джэга в Лужниках. Лет пять назад они с Максом рванули бы побесноваться в первых рядах... Сейчас желания идти никакого. Да и Макса того уже нет, она почти сразу после рождения мальчишек его выставила. Устала от нескончаемого потока эмоций, непредсказуемости и постоянных авантюр, стремления во все вмешиваться и всем помогать. На память остались близнецы — Сашка и Лешка. Совсем разные. Крепкий невозмутимый Саня, и мелкий хитрый Лёха. Когда они объединяли силы — наступал конец света. К счастью, случалось это не каждый день, чаще они непримиримо боролось за все подряд — место на диване, именно эту грушу, игрушку...


Вряд ли бы она в одиночку справилась. Хотя Макс помогал, и деньгами, и так. Но ведь и свои деньги нужны, и какая-никакая работа, чтобы совсем не одуреть. Правда, работа в турагентстве — совсем не сахар. Сплошные сверхурочные и ежедневные выбросы адреналина. Прошлая жизнь школьной учительницы казалась теперь просто тихим раем. Ну и пусть — общение со скандальными туристам, хамоватыми туроператорами и тупыми сотрудниками вознаграждалось более чем достойно. Одни только рекламные туры чего стоили — за смешные деньги, а то и совсем бесплатно полмира объездила. Только вот секретарша Гуля своим неистребимым восточным акцентом регулярно доводила до истерики. Господи, как же она эту малограмотную дуру ненавидит! И владелица уволить ее не дает — как же, давно работает, и вообще мать-одиночка.


На детей времени практически не оставалось. Выручала соседка по лестничной клетке Анька — студентка медучилища. За скромную денежку сидела с малышами, поила-кормила, воспитывала. Даже ночевала, когда Лариса уезжала в рекламники. Когда Анька училище закончила и пошла работать, согласовывать графики стало сложнее, особенно когда ее перевели на суточные дежурства. В безвыходных ситуация припрягали Макса и он, на удивление, не только ловко, но и крайне охотно справлялся с отцовскими функциями. Кажется, ребята его дежурства ждали с нетерпением.


Лариса прислушалась. Из детской не раздавалось ни звука. Вскочила с дивана, рванулась в соседнюю комнату. Так и есть. Мелкий Лешка лежит на Сашке и пытается его придушить. Растащила, посадила на кровати, прочитала нотацию — о братской любви и мирном разрешении конфликтов. Детей Лариса не наказывала, всегда пыталась объяснить, почему именно так — плохо. Объяснять приходилось почти каждый день, поэтому текст знала наизусть. В этот раз — вообще проговорила заученной скороговоркой, не хотелось в детский сад опаздывать.


Сашка мрачно молчал. Лешка, как всегда, выступил переговорщиком, но, к удивлению Ларисы, не повторил такой же привычной скороговоркой, что, мол, это случайно получилось и они больше не будут, а выдал новую неожиданную версию:


— Мам, ну ты не понимаешь, мы просто не могли не подраться. Это ведь последняя драка. Самая последняя.


— И почему я должна вам верить? Вы каждый день обещаете.


— Ты опять все забыла? Сегодня в детсаде прививка. И все. И я даже не захочу Саню стукнуть, когда он мой стул нарочно опрокинет.


Лариса улыбнулась:


— И правда, забыла, Анечка ведь вчера напоминала. Ну, если последняя, то ладно, можете еще по одному разу друг друга стукнуть. И собирайтесь, а то опоздаем. Близнецы стукать друг друга не стали, только немного потолкались локтями и рюкзачками у двери. Удивительно, но победил и вырвался вперед Лешка. Ларисе даже показалось, что Саня сам его пропустил.


Вечером близнецов забирал Макс, и к Ларисиному возвращению домой все драматические подробности прививки, вредной Лильке Хамитовой и забредшем на территорию котенке были уже поведаны, поэтому Лариса получила сокращенную версию, с упором на котенка и возможность взять его домой.


После совместного чаепития забежала Аня, улыбнулась Максу, потискала бросившихся к ней близнецов, покрутила, всмотрелась в глаза:


— Ну как, не страшно было?


Саня степенно ответил:


— Да чего там бояться. Жалко вот, что теперь и не подерешься.


Лариса возмутилась:


— Нашел о чем жалеть. Наконец-то перестанете ругаться.


Братья хором, перебивая друг друга, начали объяснять, что они по серьезному и не ругались, а драться — это весело. Вот если кого-то из них обижают, тогда да, можно разозлиться и стукнуть. А что, теперь и этого нельзя, терпеть придется?


Объяснения, что больше никто никого не обидит, потому что все будут друг друга любить, были восприняты скептически. Саня склонился к Лехе и что-то горячо забормотал, воровато оглядываясь на взрослых, а потом вообще утащил брата в детскую и плотно закрыл дверь.


Макс скептически хмыкнул и заявил, что вообще перспективы его не вдохновляют. Мол, и Кореневский давно с победными реляциями не выступает и, по слухам, какие-то там побочные последствия выявились, которые держат в строгой тайне.


Естественно, Анька его тут же поддержала:


— У нас девочки говорят, что рождаемость сильно упала. И вообще — странные все какие-то стали. У нас старшая сестра, помнишь, Макс, я рассказывала — ну вообще мегера была, на всех орала. А отгулы нормально давала, и премии не зажимала. А теперь ходит как замороженная и на все просьбы инструкции цитирует.


Макс немедленно пустился в пространные рассуждения о природе ненависти и о том, что она есть в каждом — у кого-то больше, у кого-то — совсем чуть-чуть. Только она существует не сама по себе, а глубоко вросла в человеческую сущность. А если из нее, из сущности, кусок вырвать, вся личность начнет разрушаться, или перекосит ее до неузнаваемости. Без тьмы нет света, без ненависти нет любви. Аня восторженно внимала.


Ларисе стало скучно, и она вышла на кухню, заодно и чайник подогреть — эти двое еще не скоро уймутся. Выгнать, что ли, а то устала как собака. Решила еще немного потерпеть — все-таки и Макс, и Анька ей очень нужны. Из-за двери спросила:


— А воры всякие — они кого ненавидят? По мне, так никого, просто тащат, что плохо лежит. И с чего им теперь воровать прекращать?


Загремела чашками, поэтому начало новой речи Макса пропустила, принесла чай уже к пафосному финалу:


— В каждом живет хот капля ненависти — все равно к чему или кому — миру, себе, соседу, нищим, олигархам, черным-белым-желтым... Иногда она толкает на прямые поступки, но чаще — формирует личность, становятся ее основой. У кого-то ее меньше, у кого-то больше. Может быть те, у которых ненависти было мало, действительно стали в чем-то лучше. А вот те, у кого она была основой...


Лариса не выдержала:


— Так, братцы-кролики, банкет окончен, всем завтра рано вставать. Разбегаемся по домам.


Аня и Макс переглянулись, торопливо распрощались и наконец-то удалились. Из-за закрывающейся двери было слышно, что дискуссия продолжалась. Лариса тяжело вздохнула и пошла укладывать мальчишек — еще та процедура, на час, не меньше.


***


Несмотря на то, что близнецы какие-то предосудительные планы явно строили, неделя после прививки прошла на удивление спокойно, без единой драки. Только иногда из детской доносился трагический шепот: — Ты что, про прививку забыл?


А еще через неделю Ларису вызвали к директору детского сада. В кабинете сидели еще какие-то две тетки с казенными лицами, полицейская дама в форме и неприятный тип в белом халате. Директор представил только одну из теток как представителя министерства образования, и скороговоркой проинформировал, что у Александра и Алексея лабораторными методами выявлена невосприимчивость к вакцине. Явным подтверждением послужила безобразная драка, которую они устроили с близнецами Хамитовыми, Лилей и Маратом, тоже иммунными. Принято решение отправить и тех, и других в специнтернат, где за четыре-пять лет проблема будет преодолена с помощью лекарств и психологов.

Присутствовавшая комиссия кивала головами в унисон, как китайские болванчики. Лишь дама в форме сухо добавила, что мол, хорошо, что эту патологию удалось поймать на столь ранней стадии — сами понимаете, с невосприимчивыми к прививкам взрослыми разговор уже совсем другой. А явиться для отправки следует через три часа, к школе, с вещами — по минимуму. Вручила два направления и тоненькую брошюрку, озаглавленную ’Памятка для родителей’ - не нужно задавать лишних вопросов, в ней вся информация.


Лариса расстроилась. Забрала мальчишек, отвела домой, не обращая внимания на Лешкины горячие объяснения, что, мол, Лилька говорила, что у нас мама — зануда, а Марат добавлял, что наш папа — вообще псих ненормальный. Так его папа говорит. Сашка уныло молчал. Оба молчали, когда через четыре часа грузились в автобус у школы — таких, как они, набралось мало, меньше десятка. Обнявшись, пристроились рядом с хамитовскими близнецами, отвернулись к проходу и даже не помахали Ларисе на прощание. Макс, естественно, не успел, хотя Лариса позвонила ему почти за час до отъезда.


Вернувшись домой, Лариса разобрала оставшиеся детские вещи. Прикинула, как будет переоборудовать детскую в свою спальню. Заварила чай и устроилась на диване с брошюрой, полистала, отложила в сторону и переключилась на новый роман, купленный по дороге от школы.


Максим вихрем влетел в квартиру, бросил на диван рядом с Ларисой пачку бумаг, выдвинул до упора ящик рабочего стола, и начал остервенело рыться в нем, бормоча: — Ну, где же они? Ведь всегда здесь лежали...


Лариса недовольно оторвалась от книги и спросила: — Что ты там ищешь? Поаккуратнее, пожалуйста.


— Твой диплом ищу и трудовую.


— Диплом в левой стопке, трудовая на работе. Зачем они тебе?


Максим вытащил красную книжицу, небрежно задвинул ящик — естественно, не до конца, разворошенные бумаги мешали. Придвинул стул к дивану, сел, устало облокотился на спинку, пару минут помолчал с закрытыми глазами и начал объяснять ровным преподавательским голосом:


— Я обо всем договорился. Хорошие люди прониклись и пошли навстречу. В общем, так: нас берут учителями в школу-интернат, куда отправили мальчишек. Тебя — биологии и географии, меня — математики. Завтра нужно принести дипломы и трудовые. У тебя ведь в школе три года стажа было? Так что завтра прямо с утра уволишься, у тебя там хозяйка нормальная, поймет.


— Я не поняла. Какая школа, какая биология? И с какой стати я должна увольняться? Я до должности директора и доли в прибыли четыре года сутками пахала.


— Опять тупишь? Еще раз. Нас. Берут. В школу. К Сашке и Лешке. Учителями. Пока мало кто сообразил, а через пару дней там будет от желающих не протолкнуться. Или вообще запретят такой фокус. Фарид вон уже полностью оформился — он завхозом, Элька поваром.


— Бред какой-то. Эльмира шеф-повар в новиковском ресторане, а Фарид вообще финансовый директор хоть в мелкой, но нефтянке. И когда только поговорить успели — вы ведь друг друга на дух не выносите.


— У них и Марата, и Лилю забрали. Туда же, куда и наших.


— Да куда — туда же? И как вы с ним узнали? Ведь написано, что позже сообщат.


— Так и узнал, хороших людей много. Деревня Селютино в Калужской области. Бывшая школа-интернат на четыреста мест. Почти все ученики с нормальной реакцией на прививку, их по другим местам раскидали. А учителей — некомплект, повезло, что наши специальности нужны. И квартиру дают.


Лариса задумалась. Неприятная ситуация. Ведь четко же написано в брошюре, что от иммунитета к вакцине детей избавят за несколько лет и вернут домой. Присутствие же в интернате родителей будет только мешать — там ведь не только иммунологи, но и психологи работать будут. И отчеты с фотографиями ежегодно присылать будут, и письма от ребят ежемесячно, да и им не запрещено детям писать. А пока их присутствие в обществе просто опасно — не только для окружающих, но и для них самих. Дикие у Максима идеи. А что, если...


— Разумеется, я никуда не поеду. Менять Москву на деревню... И сам должен понимать, мальчикам так будет лучше, быстрее в норму придут. Может, не за четыре года, а за два или три. К тому же у меня через неделю директорский тур в Италию. И послушай, Макс, а у тебя-то самого прививка действует? И вообще — тебе ее делали?


Макс молча задрал рукав свитера, повернул руку ладонью вверх, достал из кармана крошечный фонарик, посветил на запястье. На смуглой коже проступила четкая надпись ’В5′. Лариса смутилась. Как-то по-разному прививка на них подействовала. У нее — спокойствие, понимание и снисходительная симпатия ко всему окружающему миру, включая безумного Макса. У него — обострение авантюризма и непонятный взрыв гипертрофированной любви к детям.


Максим встал, неприятно улыбнулся: — Как видишь, подействовала. Я теперь даже тебя не могу ненавидеть. К счастью, и любить тоже не могу. Вылечили. А детей, как ни странно, люблю — в отличие от тебя. И не брошу. Слушай, а ты вообще их когда-нибудь любила? Или притворялась для приличия? Что ж, наслаждайся в одиночестве прекрасным новым миром. Вот только надолго ли он останется таким прекрасным? Ушла ненависть, уйдет и любовь, останется одно равнодушие. А что уж равнодушные спокойно и без эмоций натворить могут... Нет уж, я лучше к детям, в деревню. Надеюсь, нам удастся остаться людьми.


Хлопнула дверь. Лариса пожала плечами, отнесла кучу бумаг с дивана в мусор. Налила свежего чая и вернулась на диван, к книге. Легла поздно — уж больно фантазюха оказалась завлекательная. Хотя и глуповатая — море страстей и нелогичностей. Может, в этом и была особая прелесть — приятно чувствовать себя мудрее автора.


Выспалась великолепно, даже немного проспала. Утром никто из туристов не позвонил с идиотскими вопросами — уже хорошо. Вышла на лестницу, вызвала лифт и вдруг вспомнила, что так и не отдала Анечке деньги за последнюю неделю. Недовольно поморщилась — времени было в обрез. Позвонила в соседнюю дверь. Под переливистый звон послышалось медленное шарканье тапочек. Дверь приоткрылась, высунулась туповатая Анечкина мамаша в вечном линялом халате и недоуменно захлопала глазами.


— Что случилось? Мальчики ведь уехали?


— Да я Ане деньги осталась должна, позовите ее.


— А уехала Анечка. Из больницы уволилась и уехала. Медсестрой в интернате работать будет. Уж где — пока не знаю, вроде бы под Калугой. Вот устроится, и меня к себе заберет. А ты денежки-то давай, давай, я передам.


— Забавно. Когда это мой муж с вашей дочерью договориться успели? Хотя это совсем не важно.


Лариса сунула деньги в протянутую цепкую ладошку и рванула к лифту. Пока ехала вниз, с удивлением поняла, что не ревнует. Вообще. Интересно, это прививка так действует? Хотя она и раньше не особенно ревновала — так, для порядка.


Машина завелась сразу. По радио гнали привычную попсу, прервавшуюся выпуском новостей. И что нового? Понятно, всемирная вакцинация почти завершена, неохваченными остались не более пяти процентов населения Земли... Освобождены заключенные колоний... Покончил с собой знаменитый рок-певец Джэг. Судя по предсмертной записке — из-за того, что публика на последнем концерте как-то не так реагировала. Идиот.


Немного музыки — естественно, покойного Джэга, и продолжение новостей. В провинции Квазулу-Наталь организованная толпа буров полностью вырезала зулусскую деревню, погибло более трехсот человек. Задержанные африканеры объяснили, что жители деревни ничего не производили, жили на пособия, к тому же мешали сносу их халуп для строительства шоссе. Национальный совет провинций приступил к обсуждению инцидента. Наверняка, те самые пять процентов невакцинированных отличились. Хотя — ведь ЮАР практически первая отрапортовала о стопроцентной вакцинации. По неподтвержденной информации бросил науку и ушел в монастырь один из создателей вакцины — Кореневский. Понятно, славы не вынес. Хотя все это — странно и неприятно.


Лариса удачно запарковала машину перед самым офисом. Еще раз с удовольствием оглядела большую витрину — стильно и достойно, без пошлых пальм и аляповатой рекламы горящих туров. Пошла к входу, здороваясь по дороге со знакомыми. Зашла в секретарский предбанник, выслушала привычное тягучее приветствие Гули:


— Ларисааа, как вы рано.


Осмотрела выставленные буклеты и пошла к своему кабинету. На пороге обернулась и с улыбкой сказала секретарше:


— Гульнара, тебе две недели на поиск новой работы. С хозяйкой все согласовано. Завтра придет новая девочка, с дипломом, передавай ей дела. И чай мне прямо сейчас принеси, зеленый, без сахара. Пожалуйста, побыстрее, и хотя бы сегодня не перепутай.


В кабинете она села в свое начальственное кресло, откинулась на пружинящую спинку и с облегчением вытянула ноги — набегалась вчера. Ничего, день сегодня ожидается спокойный. Подумала, что Макс, может быть, был прав — они все изменились. Но ведь к лучшему? Все теперь будет спокойно, без ненависти, без этих безумных страстей. И если за такую удобную жизнь действительно пришлось заплатить любовью — что же, не такая и высокая цена.

Показать полностью
135

Еще одна чудесная антиутопия

Считается, что библиотекари днями напролет сидят в библиотеке и читают книги. Не буду спорить с этим утверждением, не без этого:) Помимо культурно-менеджерско-просветительско-обслуживающей работы, у нас все-таки остается некоторое время на чтение. Это с одной стороны интересно мне, с другой стороны - полезно для самих читателей, ведь самый часто задаваемый вопрос, (который мне уже снится) - "Что почитать?!". Я работаю в одной молодежной библиотеке и страстно люблю с прыщавого подросткового возраста антиутопии. Уже, казалось, все перечитала, и тут удача - в руки попадает свежее издание о тлене, боли и упадке мира.


“История пчел” - это роман-антиутопия о балансе и его хрупкости. В центре повествования находятся три истории разных людей, на первый взгляд, ничем друг с другом не связанных, кроме пчел. Англичанин Уильям из XIX в. глубоко разочарован в браке и единственную отраду видит в своем первенце Эдмунде, игнорируя всех дочерей. Он подавлен из-за своей несостоявшейся блестящей карьеры и бременем несет свою семейную жизнь и работу в магазине. Лишь его намерение сделать универсальную модель улья пробуждает мужчину к активным действиям. Американец Джордж - наш современник - скромный трудолюбивый пасечник, довольный жизнью и браком. Он переживает о том, как пчелы пережили зиму, и почему его сын Том так отдалился от него. Китаянка Тао живет в 2098 году, где никак пчел нет. Из-за исчезновения насекомых в мире будущего людям приходится самим вручную опылять растения, чтобы производить хоть какую-то часть продуктов утраченного сельского хозяйства. Тао с мужем воспитывают трехлетнего сына, пока однажды с мальчиком не приключилось несчастье. Теперь Тао готова пожертвовать всем, лишь бы докопаться до истины - что же случилось в тот роковой день.


Синдром разрушения пчелиных семей, вокруг которого завязан сюжет романа - реальное явление, которое происходит прямо сейчас. По невыясненным до конца причинам рабочие пчелы покидают ульи, оставляя маток, пчел-кормилец и запасы еды. Проблема распространяется по всему миру, и существуют незавидные прогнозы будущего без пчел.


В романе автор показывает нам три исторических среза, в первом из которых вместе с Уильямом мы видим, как люди стремятся изучить пчел и найти наиболее выгодное с ними взаимодействие. Во втором срезе Джордж становится одной из жертв Синдрома - дело всей его жизни пропадает, тает на глазах, и нужно решить - сдаться или пытаться всё исправить. В третьем срезе мы видим последствия катастрофы. Ведь из-за связи всего со всем люди лишились не только меда, но и фруктов, овощей, молока и многого другого. Все достижения науки и техники направлены на точечное восстановление продовольственных ресурсов.


“История пчел” - это роман-предупреждение, который одновременно и дает надежду, и заставляет чувствовать безысходность происходящего. Но если отвлечься от главной идеи книги, останутся три интересных истории из разных времен, которые в равной степени приятно читать, следя за судьбами главных героев. Эту книгу вы вряд ли будете цитировать, но само прочтение принесет удовольствие - главным образом, своей изящной простотой.

В общем, советую-советую!

Еще одна чудесная антиутопия Книги, Рецензия, Антиутопия, Все тлен, Безысходность, Библиотека, Пчелы, Посоветуйте книгу
Показать полностью 1
Похожие посты закончились. Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам: