13

Коварный план. Часть 3.2/12.

Это продолжение третьей части, начало 3й части здесь


***


- За мои зелёные глаза... называешь ты меня колдуньей... - Томас сидел за столом и исчерчивал план пещеры. Увлекшись этим занятием, он чуть не потерял счёт времени. Глаза уже слипались, он собирался лечь спать, чтобы завтра быть во всеоружии, - Говоришь ты это мне не зря... сердце у тебя я …(1)


Дверь отворилась.


Томас вздрогнул и повернулся к двери с целью бахнуть заклинанием по непрошеному гостю - да так и замер, шокированный.


- Ты!..


Гость пожал плечами и усмехнулся.


- Я.


Колдун вскочил и, привзвизгнув от радости, заключил вошедшего в крепкие объятия.


- Генрих! Дружище! - шептал Томас, - Как ты тут очутился? И.. что это у тебя? - он посмотрел на шею товарища, из которой торчала вилка и текла кровь.


- То, что убило бы меня, если бы не твоё криворукое колдовство, - с улыбкой произнёс Генрих, - но тем не менее, помощь мне всё ещё нужна... - он опасно пошатнулся, Томас мягко подхватил его и усадил на стул.


- Тише, тише, братан. Щас мы разберёмся с твоей царапиной... как бы тут... - колдун провёл несколько раз руками над шеей пациента, проверяя состояние своего заклинания, - Удачливый же ты парень, что меня нашёл... Ты что тут забыл, голубая кровь?


- Том... уфф... - принц скривился от боли, - сам как думаешь? Я пришёл сюда спасти сестру от дракона, но...


- Брата, - поправил колдун.


Генрих с удивлением посмотрел на него.


- Генуль, неужто ты думал, что вы могли долго скрывать от меня этот маскарад, - усмехнулся Томас, поставив перед принцем рюмку с прозрачной жидкостью, - Я же всё-таки какая-никакая, а ведьма... Выпей это.


- Что ж, я недооценил тебя, дружище. Прости, что держал это в тайне... - он принюхался, - Это эликсир здоровья, да?


- Практически, - усмехнулся Томас, - Скорее наркоз. Пей.


Генрих выпил, лицо его исказилось:


- Боги, что это за отрава?! Брага какая-то? Или ещё хуже?..


- Медицина, мой мальчик... - покачал головой Томас, - Иэхх! - резким движением он выдернул вилку из шеи товарища. Две струйки крови окропили пол. Генрих вскрикнул.


- Потерпите, больной! Без криков и резких движений! - уверенно проговорил Томас, зажимая двумя пальцами ранки на шее, а другой рукой ловко наполняя рюмку, - Ещё наркозу! А то ещё разбудишь того желторотого рыцаря, что у меня на постой встал. Подумает ещё, что я тебя тут насильничаю - молодёжь сейчас больно мнительная пошла...


- Никакая, Томас... ведьма из тебя... - Генрих осушил рюмку и с трудом выдавил сквозь боль улыбку, - Ты что, не понял, что тот рыцарь - девушка?


Томас замер в глубокой задумчивости и посмотрел со скепсисом на друга. Тот взглядом дал понять, что не шутит.


Тогда колдун расхохотался.


- Ой, не могу! Ох, умора! - он принялся вытирать слёзы рукавом платья, убрав руку от шеи пациента, оттуда снова пошла кровь, - Нам впору клуб травести открывать! Ужас!.. Ой... - он спешно прижал пальцы обратно к ране, - Почти всё, потерпи. Заодно расскажи пока, как так вышло...


Генрих в красках поведал другу о полчищах женихов для его братца, возглавляемых прекрасным метателем вилок Густавом и мстительным обожжённым Ульрихом, а также про рыцаря Эльдара, который Элоиз, а на самом деле и вовсе Эльза. С каждой фразой весёлое лицо Томаса мрачнело и вытягивалось.


- То есть - ты ей открылся, кто ты есть на самом деле?


- А она - мне, - пожал плечами Генрих, - Откровенность за откровенность.


Томас посмотрел на него с укоризной, как на слабоумного дитятю, не выучившего разницу между нужнЫм чуланом и ледником для хранения продуктов.


- Судя по твоему лицу, теперь ты одну её не отпустишь, да?


Генрих помотал головой. Томас ударил себя рукой по лбу и прошептал:


- Вот надо было тебе являться и всё портить...


- Тебя никто не заставляет идти вместе со мной, - посуровел Генрих, - Ты же что хотел? Наверняка тайком обчистить сокровищницу дракона? Так давай, мешать тебе я не буду. А я спасу брата и защищу воительницу.


Томас молча налил себе "наркоза" и немедленно выпил.


- Ты дятел, Генрих. Прямолинейный идеалистичный дятел. Сначала на этого Густава полез, теперь также на меня бычишь. Если ты, хренов бывалый камикадзе, пойдёшь самостоятельно вызволять братца и сгоришь в драконьем пламени, или, заступаясь за эту амазонку на минималках, словишь столько колюще-режущих ранений, что никакие чары и танцы с бубном не помогут, то мне, блин, останется только последовать за тобой. Ни за какие сокровища я не хочу терять единственного друга, - он подошёл к двери, - даже если он сам пытается.


Эльза так и не уснула больше, она сидела на своей подстилке, чистила шлем и делала вид, что происходящее её совершенно не интересует. Увидев ведьму, она вздрогнула всем телом и суетливо попыталась надеть шлем на голову. Колдун эти телодвижения проигнорировал и кивком головы позвал её в дом.


Генрих перебрался на ведьминскую кровать - после операции он чувствовал слабость, ему нужен был отдых. Эльза скромно присела на предложенный ей стул, Томас сидел напротив неё на своём стуле задом наперёд, скрестив руки на его спинке и устроив подбородок сверху.


- Ладно, девочка... - молвил колдун нормальным своим голосом, - Не буду ходить вокруг да около, твой новый покровитель и, по совместительству, мой хороший друг - чтоб он был здоров! - растрепал мне твою страшную тайну, поскольку язык его как помело. Ну что ж, подруга, честным будет и мне признаться - не одна ты такая на всём белом свете. Я вот тоже раб стереотипа, что ведовством должны заниматься именно женщины... - он снял шляпу, его чёрные волосы рассыпались по плечам, - Понимаю, так не видно - но я мужик. Ты поверь без безусловных доказательств, а то до обморока тебя доводить не хочу...


Эльза внимательно, хоть и слегка удивлённо, слушала, согласно качая длинными ресницами.


- И ещё кое-что, о чём твой благодетель не сообщил... Я не знаю, зачем ты собралась вызволять принцессу и что там собралась с ней делать - чужие вкусы, чай, не мои заботы, - но вынужден тебя расстроить. Принцессы нет. Есть щуплый парнишка в розовом платье, который тоже с малых лет покорный слуга стереотипов, как и мы. И самое главное... - он понизил голос и даже чуть притушил магией освещение - для патетики, - Королевство, чьему правящему роду принадлежат эти два обалдуя, нищее, как банановая республика. Денег не будет, милочка. Можно ехать домой.


- Во-первых, уважаемый сэр... - Эльза задумалась, - ведьма, не зовите меня так! А во-вторых - не нужны мне деньги!


Томас удивлённо поднял бровь.


- Вау. И ради чего тогда вы тут?


- Я помогу доброму сэру Генриху - она посмотрела на принца и покраснела, - спасти принцессу и этим подвигом покрою себя славой!


Томас внимательно проследил и за её взглядом, и за ответным взглядом Генриха и тяжело вздохнул.


- Чёрт бы вас побрал!.. Ладно! - он глянул на принца, - Ты за неё в ответе, - и, не дождавшись реакции, продолжил, - Слушай сюда, банда. С утра подрываемся и на всех парах несёмся к драконьему логову. По воздуху, так что лошадей оставите тут. Не волнуйтесь, не пропадут. В логове проникнем через вентиляцию, тфу ты, боковую пещеру, где дракон не пролезает, и ищем принца. Если предчувствия меня не обманывают, под прикрытием дракона нам безопаснее. А когда придёт эта доморощенная армия - стравим их с драконом. Возможно, в этом вы поможете.


- Как приманки? - уточнила Эльза.


- Ты смотри, соображает! - хохотнул Том и шутливо погрозил пальцем, - Всё, молодёжь, спать. Подъём ранний, - добавил он, расстилая себе на полу плед - не сгонять же оперированного Генриха.


- Я точно больше не усну... - процедила Эльза.


Вместо ответа перед ней оказалась стопка с прозрачным "наркозом".


- Как рукой, девочка, как рукой... - уверил её Томас - и завалился спать.


День обещал быть долгим.


***


Колдун завалился спать и практически сразу заснул. Эльза с сомнением посмотрела на предлагаемое ведьмой "снотворное". В том, что заснуть ей после сегодняшних откровений будет ой как тяжело, сомневаться не приходилось, но и пить неизвестно что было страшно. Наконец она решилась, и залпом выпила содержимое стопки. И тут же закашлялась от обжегшей горло жидкости. Она покосилась на Генриха - он тоже уже заснул. Она тихо вздохнула и вернулась во двор. Ночевать в одном помещении с двумя мужчинами, которые знают, что она девушка, было как-то неловко.


Перед мысленным взором снова всплыл принц Генрих, обещающий защитить ее любой ценой, и в груди разлилось теплое чувство. Конечно, обучаясь с детства боевым искусствам, она могла постоять за себя - но не против лорда Густава, обладающего многолетним опытом. И вообще, любой девушке приятно, когда есть кто-то, готовый ее защитить... а взгляд, брошенный на нее принцем, во время разговора с ведьмой, давал надежду, что дело не только в лорде.


Эта мысль вызвала на ее лице улыбку, и она заснула, исполненная надежд на лучшее будущее.



Авторы: Н.Смит, В.Карпов, П.Степанов, Е.Grееn

Коварный план. Часть 3.2/12. Сказка, Сказочный мир, Внешность обманчива, Истории про Драконов, Текст, Рыцарь, Ведьмы, Длиннопост

Найдены возможные дубликаты

+1

Спасибо! Очень интересно, чем эта дивная история закончится!

раскрыть ветку 3
0
Послезавтра выложу 4ю часть)
раскрыть ветку 2
0

ждём с нетерпением! Спасибо!

раскрыть ветку 1
0

Жду продолжения спасибо! Очень интересно.

раскрыть ветку 1
0

уже выложила 4ю часть

Похожие посты
384

Монстр и Хэллоуин

под свист холодного осеннего ветра, в леденящий душу канун хэллоуина встречайте продолжение истории 🦇

Монстр и Хэллоуин Монстр, Комиксы, Хэллоуин, Рисунок, Сказка, Нечисть, Ведьмы, Фэнтези, Девочка, Длиннопост
Монстр и Хэллоуин Монстр, Комиксы, Хэллоуин, Рисунок, Сказка, Нечисть, Ведьмы, Фэнтези, Девочка, Длиннопост
Монстр и Хэллоуин Монстр, Комиксы, Хэллоуин, Рисунок, Сказка, Нечисть, Ведьмы, Фэнтези, Девочка, Длиннопост
Монстр и Хэллоуин Монстр, Комиксы, Хэллоуин, Рисунок, Сказка, Нечисть, Ведьмы, Фэнтези, Девочка, Длиннопост
Монстр и Хэллоуин Монстр, Комиксы, Хэллоуин, Рисунок, Сказка, Нечисть, Ведьмы, Фэнтези, Девочка, Длиннопост
Монстр и Хэллоуин Монстр, Комиксы, Хэллоуин, Рисунок, Сказка, Нечисть, Ведьмы, Фэнтези, Девочка, Длиннопост
Монстр и Хэллоуин Монстр, Комиксы, Хэллоуин, Рисунок, Сказка, Нечисть, Ведьмы, Фэнтези, Девочка, Длиннопост
Монстр и Хэллоуин Монстр, Комиксы, Хэллоуин, Рисунок, Сказка, Нечисть, Ведьмы, Фэнтези, Девочка, Длиннопост

паблик автора https://vk.com/jwitless

Показать полностью 7
179

Когда пропоют третьи петухи

Баба Шура бросила в котёл последний листок, что-то пошептала, и перемешала варево большой деревянной ложкой.

- Когда пропоют третьи петухи...

- Я буду дрыхнуть, потому что ненормально вскакивать в четыре утра, только потому, что какая-то дурноватая ведьма триста лет назад так сказала.

- Вика, ну нельзя так. Это же наши традиции. Они просто так не появляются, - возмутилась бабушка. - В конце концов, вдруг не сработает, если вовремя не сделать.

- Встану в восемь. На телефоне будильник поставлю. Выпью кофе, умоюсь, зубы почищу. И к девяти в самый раз твои традиции. Если ваше страшное колдунство работает только по петухам, то хреновое оно. Это тебе не яйцо варить с таймером. Оно или пашет или нет. Всё остальное - дичь туземная.


- Эх, пропащая ты девка... - отмахнулась баба Шура от внучки, - не выйдет из тебя нормальная ведьма.

- Нормальная и не должна. Будет современная, продвинутая. Я на метле зад не отдавливаю. Проще UBER вызвать. Котов предпочитаю не чёрных, а вообще лысых - сфинксов. А эта всё твоя ритуалика у меня вызывает ассоциации с сериалом про Сабрину. Причём новым и неудачным...


Бабушка ещё раз помешала содержимое котла, сделала глоток, поморщилась, словно попробовала свежих поганок, и протянула Вике.

- Пей и не выкаблучивайся!


***

Проснулась Вика действительно с третьими петухами. Сама, без будильников. Как? Да кто его знает. Однако сонливости или усталости не чувствовала. Зато сила внутри играла, перетекала по каналам, заставляя ощущать лёгкий жар.


— Значит, бабкина бормотуха работает? — задала она вопрос вслух.

Кот, спящий на печи, приоткрыл один зелёный глаз, мурлыкнул и снова уснул.


Бабы Шуры дома не было, и Вика наспех впрыгнув в едва застёгивающиеся после местной кухни джинсы, и накинув ветровку, выскочила во двор.

Дверь за ней захлопнулась сама, и девушка была готова поклясться, что с обратной стороны кто-то задвинул засов. Впрочем, чему удивляться-то?


Она прошла дальше, вдыхая полной грудью чистый воздух и удивляясь, что стала несколько иначе видеть и воспринимать окружающий мир. Тоненькие нити, соединяющие деревья, теперь стали пульсирующими венами. Животные, спящие в хлеву, просвечивали, как через тепловизор. Она точно знала, кто и где находится.


Даже мелкие твари, вроде домовых, теперь отслеживались краем глаза. Зрение, слух, обоняние, обострились. Стоя у своей калитки, Вика слышала, как звенит цепь собаки в трёх хатах от её дома, как где-то далеко играет гармошка. Закрыв глаза и сосредоточившись, юная ведьма услышала даже плеск воды в озере, шёпот мавок, недовольное ворчание Лесного Хозяина в ельнике.


Вика чувствовала себя не просто девочкой, приехавшей в деревню, а частью этого дикого тайного мира. Своей. Здешней.


Деревья приветливо махали ей ветками, птицы щебетали над головой, словно в мультике про Золушку.


Она и сама не понимала, куда идёт и зачем. Только сейчас Вика заметила, что выбежала из дома босиком, и что волосы, которые она распустила перед сном, заплетены в тугую косу.


— Ба? — позвала она.

Голос отразился со всех сторон, словно она сейчас стояла в замкнутой комнате.


Ноги сами привели её к озерцу. Испуганные мавки сиганули в стороны, и Вика уселась на берегу, вглядываясь в отражение на прозрачной глади воды. В нём она видела себя совсем не такой, как в зеркале. Взрослой, сильной, с золотисто-рыжими волосами. Словно истинная ведьма в ней жила своей отдельной жизнью.


— Пришла? — раздался сзади голос.

— Баба Шура? — Вика оглянулась, и увидела её…

Она привыкла видеть бабушку уставшей, немного сгорбленной, в тёмном платочке. Сейчас же перед ней стояла совсем другая женщина.


Баба Шура расплела волосы, и они сейчас развевались на ветру. В глазах — озорные огоньки, на губах — улыбка. От той старушки с радикулитом не осталось ничего. Сейчас она стояла ровно, гордо глядя на внучку и протягивая ей руку.

— Пришло время, родная, пора!


Вика не понимала, что делает, но протянула бабушке ладошку, и та крепко за неё ухватилась.

— Держись и не отпускай! Что бы ни случилось!


Вика кивнула и в тот же миг перед ней появился костёр. Вокруг него танцевали голые девушки, а с ними плясал рослый загорелый парень с козлиными ногами. Он бил в бубен, а они водили вокруг огня хоровод. В небо взлетели яркие искры, превращаясь в тонкие паутинки, сплетающиеся в замысловатые узоры.


— Прыгай! Прыгай! — кричали девушки.

— Как прыгать? Они же вокруг пляшут! — непонимающе спросила Вика.

Она ощутила, как Баба Шура сжимает её руку ещё сильнее. Видимо, пока прыгать не стоило.


Не то чёрт, не то сатир подбежал к юной ведьме, пытаясь схватить ту за свободную руку, но баба Шура что-то прошептала, и тот с недовольной миной пробежал мимо, продолжив странную игру у костра.

— Иди к нам! — кричали танцующие, а из огня продолжали вылетать искры, рисующие узоры в рассветном небе.


В этот момент карман викиных джинсов завибрировал. Хоровод застыл. Баба Шура напряглась. Вика достала телефон, увидела надпись «Юра» и сказала три слова:

— Три дня поноса!


После чего с таким же невозмутимым видом передала гаджет офигевшей бабушке, отпустила её руку и, разбежавшись, прыгнула через костёр.


Оказавшись на другой стороне, она заметила свечение, исходящее от ладоней. Вика рассматривала свои руки, а «сатир» дружески похлопал её по плечу:

— Зря ты так с хлопцем. Любит он тебя и сожалеет.

— Пусть сожалеет и дальше, — хмыкнула юная ведьма, выхватила из рук нечисти бубен и пустилась в пляс вместе с голыми девицами.

— Далеко пойдёт, — кивнул в её сторону козлоногий.

Баба Шура довольно подмигнула старому знакомому:

— Моя девка! Сразу видно, чья кровь!


***

— Отныне ты равноправная со мной здесь. Но это не всё. Нужно будет сходить к Хозяевам. В лес, на речку и к старому кладбищу. Каждому надо передать подарок, выразить уважение. Только без новомодных словечек. И не надо предлагать им сделать с тобой эти ваши сопли!

— Селфи, бабушка, — улыбнулась Вика. — Обещаю быть до безобразия канонична. Хоть в музей ведьмовских традиций отправляй. Но пить твоё зелье больше не буду. У меня от него весь день живот пучило!


***

Вика пошла чистить зубы и умываться перед сном. Взглянув в старое зеркало, она даже отпрянула. Нет, из отражения на неё глядела не та, кого она видела в озере. Просто волосы, покрашенные две недели назад в «баклажан», сейчас были солнечно-золотыми.


— Хозяйка! — прошуршал из угла домовик. Вика улыбнулась, быстро умылась, и побежала в сени, чтобы набрать чашку молока.

— Не бойся, пей, — она подвинула молоко прямо к тёмному углу, из которого на неё таращились два глаза.


Оттуда потянулась волосатая рука, утащила кружку к себе, в прикрытую паутиной темноту, а через минуту поставила назад.

— На здоровье! — сказала Вика, и умчалась во двор, расспрашивать бабу Шуру, что дарить Лешему, Водяному и прочим местным жителям.


А ещё она теперь поняла, кто заботливо заплетал ей косу, сторожил сон, и даже отгонял назойливых комаров, залетающих в открытую форточку. Вика уже любила этот маленький уголок большого и загадочного мира. А мир потихоньку признавал Её. Новую Хозяйку.


Когда пропоют третьи петухи Фэнтези, Городское фэнтези, Юмор, Длиннопост, Ведьмы, Сказка
Показать полностью 1
48

Не факт, что нас помнят

Из сериала "Трое, которых пятеро", серия №12. Начало здесь

ЗДЕСЬ И СЕЙЧАС


– В этой теории есть огромное количество белых пятен, но еще больше в ней пространства для вариаций, – сообщила баба Яга, продолжая отмывать стену от вновь появившихся надписей.

– Это каких?

– Ну, например, я могла и не быть никогда юной девушкой из другого мира, пожелавшей себе такой любви, как в книге, – начала загибать пальцы Яга, – могла быть и Ягой, которой приснилось, что она девушка, которая видит сон о снах...

– Стоп-стоп-стоп! – замотала головой средняя голова Горыныча. – Чем дальше, тем меньше понятного.

– Да просто же всё. Сон, в котором мне снится сон о том, что я вижу сон во сне, в котором…

– Я сейчас на тебя дыхну, – флегматично сообщила левая голова. – Огнём.

– Ёб вашу трехголовую прародительницу, – досадливо хлопнула старушка по колену. – Три башки таких здоровенных, а соображалки в них с воробьиный хер. Лучше б ты водой дышать умел, мы б тогда эту стену быстрее отмыли.

– Ты, Яга, когда просто так что-то объясняешь, мозг сломать можно, а сейчас и подавно.

– Ну, ежели ты баран, то тебе и дважды два сложно.

Головы Змея Горыныча завертелись, оглядывая собственное туловище.

– Баран?! – возмутились все три хором.

– Ты где чешуйчатых баранов видела-то? – продолжила правая. – Это еще кто из нас тупой!

– Известно кто. Тот, у кого образное мышление хромает.

– Ой, старая, тебе лишь бы кого поддеть.

– Сам ты старый!

– И ничего я не старый.

– А кто говорил, что две луны еще застал?

– Да, застал, – согласилась средняя голова. – Более того, я даже то время, когда их две было, слабо помню, так долго живу. Но прожить еще два раза по столько планирую.

– Да с чего это ты взял, что столько проживешь-то?

– Сущности в белом пророчили.

– Кто?!

– Демиурги! – гордо выпятил грудь Горыныч.

– Кащеюшка! – позвала Яга. – Прибамбасы электрические, которыми ты весь замок свой утыкал, от шизофрении лечат? Или Змеюшке нашему только лоботомия поможет?


ТАМ И ТОГДА


Йерга Шас в последний раз осмотрела прозрачный контейнер с размещенным внутри яйцом и установила его в центр инкубатора. Закрыла крышку, выставила температурный режим на двух неярких температурных контроллерах, обозначила временные отрезки воздействия F-излучением, U-частицами, C-волнами и K-спектральными световыми потоками. Затем приглушила свет в инкубаторе, имитирующем небольшой участок песчаной пустыни. Когда всё было готово, Йергашас отключила записывающий кристалл, и бережно положив его в нагрудный карман, еще раз оглядела лабораторию.

Взгляд её остановился на портальной установке, которую до сих пор не получилось сдать, и которая требовала доработок. Йерга подумала, что давно пора передвинуть её куда-нибудь в угол. Полезное в плане избавления от ненужного хлама устройство, но место занимает. Немного подумав, она решила, что займется этим позже, после того, как разберется с текущим проектом. В конце концов, это уже третья попытка и все возможные замечания куратора она учла. Более того, внесла несколько изменений, до которых додумалась сама. Уж это-то Сни Синодж должен оценить.

Напевая под нос незамысловатый мотивчик, Йерга Шас закрыла двери лаборатории и отправилась сдавать проект.

– Здравствуйте, Сни Синожд, можно?

– А, Йерга. Проходите, – куратор свернул в плоскость окно визора, и повернулся корпусом к вошедшей.

– Я доработала проект, – немного виновато сообщила она, доставая из кармана кристалл и протягивая его куратору, – как вы и просили.

– Это не я просил, милочка, – Сни провел ладонью по лысине, затем взял кристалл со стола и поместил в считывающее устройство. – Это общие требования к проекту, за исполнением которых я слежу.

– Ну… да… – застенчиво согласилась Йерга.

– Ну-ка, что у вас тут? – зажужжали меняющие положение стереографические призмы. Девушка встала чуть за спиной у наставника и вместе с ним смотрела на разворачивающуюся интерактивную 3D-проекцию.

– Песчаный, значит? – не то спросил, не то констатировал куратор, изучая голограмму. – Любопытно…

– Он у меня универсальный, – затараторила Йерга Шас, – просто заключительный этап тестирования проводится в условиях максимально приближенных к пустынным.

– Помню я болотную версию вашей зверушки, – скептично пробормотал Сни, поднимая указательный палец вверх.

Могло показаться, что он показывает на потолок, однако Йерга прекрасно понимала, что Сни демонстрирует своей подопечной шрам на указательном пальце.

– Н-да… Нехорошо получилось, – стушевалась она. Но зато она живучая получилась!

– Равно как и её версия, предназначенная для миров с низкими температурами, – профессор разогнул средний и безымянный пальцы, демонстрируя мелкие шрамы и на них. – К тому же невероятно агрессивная.

– Чтобы вид развивался, зверушке нужно бороться за выживание.

– Позвольте, милочка, – куратор откинулся в кресле, повернув голову к Йерге, – вы что, собираетесь всех особей своего проекта сделать такими?

– Какими?

– Как это, – Сни Синожд кивнул на 3D-проекцию, – неубиваемыми.

– Но ведь вы говорили, что разрабатываемые особи должны обладать защитой и приспособляемостью к изменяющимся условиям окружающей среды…

– Милочка, я прекрасно помню всё, что я говорил, – спокойно, будто неразумному ребенку, объяснял куратор. – И про защиту от окружающей среды и про приспособляемость. А еще я помню, что акцентировал внимание на том, что всякая сконструированная особь должна гармонично вписываться в создаваемый мир.

Йерга Шас молчала, потупив взор. Куратор выдержал небольшую паузу и продолжил:

– Глядя на разрабатываемое вами, позвольте полюбопытствовать, какими будут остальные обитатели предполагаемого мира, чтобы вот это, – Сни вновь кивнул в сторону 3D проекции, – гармонично дополняло существующую экосистему?

Ударение на слове «гармонично» придавало вопросу иронический оттенок. И уловив эти почти издевательские нотки, Йерга Шас решилась на отчаянный шаг.

– Куратор, – положив руку ему на плечо и принявшись его едва заметно поглаживать, начала она, – вы же знаете, как мне важно перейти на второй круг обучения с первого раза? Стоящие У Истоков возлагают на меня последнюю надежду, и я не в праве подвести их. Я прекрасно осведомлена о вашей принципиальности в вопросах конструирования, но, – голос Йерги стал слегка вкрадчивым, – неужели вашу принципиальность не сможет растопить готовая на всё и согласная быть послушной в любых, даже самых сложных аспектах, ученица?

Сни, казалось, насторожился. Не поворачиваясь к подопечной, он продолжал вглядываться в проекцию, вроде бы изучая нити связей, но стал постукивать пальцем по столу. И Йерга приняла это за добрый знак, решив ковать железо пока горячо. Она встала за спину Синожда, положив вторую руку на его свободное плечо, и продолжила поглаживающие движения.

– Мы могли бы вместе подняться в мою лабораторию, и вы лично прямо на месте показали бы мне, что и как нужно делать, чтобы удовлетворить все ваши требования к проекту, – говорила она с чуть заметным придыханием…

– Йерга Шас, – интонации куратора, не отрывающего взгляда от интерактивной проекции, сменились на заинтересованные, – я думаю, нам действительно стоит пройти в вашу лабораторию.

Куратор согласился внезапно быстро. И Йерга на мгновение обрадовалась, но тут же испугалась. А вдруг он воспользуется возможностью провести время с молоденькой ученицей, а потом всё равно завалит её на экзамене? А вдруг он отпустит сейчас язвительную шутку о том, что от нее было бы больше пользы, пойди она в суккубы? Все ведь знают, насколько непреклонен куратор Сни в касающихся науки вопросах. А вдруг он не уловил подтекста и, дойдя вместе с ней до лаборатории, начнет задавать вопросы по проекту прямо возле инкубатора? А вдруг…

Но куратор прервал ход её мыслей, резко отодвинул стул и не терпящим возражений тоном скомандовал:

– Идемте, Йерга, идемте, – взволнованно проговорил куратор.

Они прошли по пустынному коридору и вошли в лифт. Сни сам ввел нужную комбинацию. Капсула едва заметно завибрировала, перемещаясь на указанный ярус.

– Зачем вы сплели трёх предыдущих особей в одну?

– Я выбрала самые востребованные характеристики…

– А ускорение на кой включили?

– Ускорение? – неподдельно изумилась Йерга.

Наставник закатил глаза и пробормотал:

– За что мне всё это?

– Я не ускоряла…

– Я не понимаю, – перебил её Сни, – почему вы решили стать демиургом? В вас ведь нет элементарной внимательности, ни усидчивости, ни умения просчитывать последствия собственных действий. Почему она у вас трехголовая?

– Трёхголовая? Кто?

Куратор изучающее посмотрел на Йергу и задал следующий вопрос:

– Вы что, даже не заметили?

– Да чего я не заметила?

Двери лифта открылись и куратор, вместо ответа на вопрос, вышел в коридор и торопливо зашагал к лаборатории с табличкой «Йерга Шас. Демиургия. I круг».

– Открывайте, – буркнул он, остановившись у двери.

Йерга приложила ладонь к замку, и дверь плавно отъехала в сторону, пропуская её с наставником в помещение. Сни обогнул портальную установку и, подойдя к инкубатору, разблокировал крышку, после чего, управляя манипулятором, начал пододвигать к себе контейнер.

– Что-то не так, наставник? – Йерга начала по-настоящему волноваться. Её пугало то, что куратор ничего её не объясняет.

Синожд тем временем надел перчатки и осторожно взял подъехавший к краю инкубатора контейнер с яйцом. Поднял его над головой и, глядя на просвет, спросил.

– Вы к продолжительности жизненного цикла какую формулу применяли?

– Формулу? – спросила Йерга, но тут же осеклась, поняв свою ошибку.

Увлеченная компоновкой необходимых, как ей казалось, качеств, она совершенно забыла об одном из главных условий – балансе между жизненным и репродуктивным циклами.

– Понятно, – недовольно пробормотал Сни, продолжая разглядывать яйцо.

– Куратор, я… – она подошла к наставнику сзади и, едва касаясь его торса, приобняла. – Я ведь уже сказала, что сделаю всё, то вы только скажете. Индивидуальное занятие с самым умным и опытным…

Йерга уже коснулась своим подбородком его плеча и её губы потянулись к уху куратора, а слова стали превращаться в полный вожделения шепот, как вдруг, оболочка в руке Сни Синожда с треском разлетелась на мелкие осколки, а в его пальцах запищало крылатое, покрытое чешуёй существо с тремя головами на тоненьких шеях. Зверёк взвизгнул всеми тремя пастями, вырвался из его пальцев и взмыл под сдвоенный плафон на потолке.

– Не дайте ему сбежать! – прокричал Синожд, пытаясь в прыжке схватить существо.

Животное заложило вираж вокруг плафонов, метнулось в сторону окна, за которым светились ночные огни корпусов других лабораторий и, ударившись о прозрачное стекло, тряпичной куклой рухнуло на подоконник.


– Он умер? – подскочив к подоконнику, взволнованно спросила Йерга.

– Ага, как бы не так. Ты ему такую прочность в параметры внесла, такую выносливость! – аккуратно беря зверушку двумя пальцами за перепончатое крыло, и совершенно не замечая, что перешел на ты, объяснял наставник. – И жизненный цикл обозначить забыла. Слава богу, что забыла и про репродуктивный. А то плодились бы как…

– Как тараканы в проекте Сдуо Ранал?

– Именно! Вот, тоже ведь кошмар ходячий! Созданные ею особи разбежались по девяноста процентам миров. И даже здесь, на учебной базе встречаются. Её бы способности, да в полезное русло. В суккубы, например… Так нет же...

Монолог куратора прервала зверушка, затрепыхавшаяся в пальцах Сни. Зверёк исхитрился выгнуть все три головы так, чтобы двумя пастями впиться в палец куратора, а третьей на этот палец выдохнуть.

Синожд закричал, отбрасывая зверька, а по лаборатории стал распространяться запах жжёной плоти.

– Ты что, пирокинетику ему тоже прописала?! – изумленно и одновременно сокрушенно спросил Сни Синожд, дуя на обожженные пальцы и одновременно наблюдая за мечущимся вокруг сдвоенного плафона существом. – Давай шокер немедленно!

– Суки такие! Больно же крылышкам! – пропищало существо, вращаясь вокруг плафонов.

– И речевой аппарат?! – окончательно онемел от удивления Сни.

Йерга огляделась, увидела валяющийся подле выключенного телепорта шокер, сделала шаг, наклонилась, чтобы поднять его и совершенно случайно облокотилась о пульт управления телепортатора. Аппарат взвыл и развернул серебристое облачко над собой.

В него и метнулся выведенный Йергой зверёк.


– Куда?! – закричал куратор.

Девушка, выпучив глаза, испуганно, короткими вдохами хватала ртом воздух. Сни схватил её за плечи и затряс, повторяя вопрос более развернуто:

– Куда был направлен телепорт? Где теперь эта тварь? А если в обитаемый мир попадет?

– Я… я… не-не-не знаю. Телепорт у ме-меня еще совсем не настроен, я его для дру-другого проекта готовила, – заикаясь от волнения, пробормотала Йерга Шас.

На самом деле ученица по имени Йерга Шас соврала, сказав, что портальный аппарат не настроен. В тот день, когда куратор забраковал самый первый её проект, Йерга долго создавала отдельный мир и, в конце концов, навела туда портал, используя его в качестве свалки. Она отправляла в недоделанный мир всё, что, по мнению её наставника, не дотягивало до стандартов. И даже подумывала, а не шагнуть ли ей туда самой, если завалит первый круг обучения? Не возвращаться же с позором к Стоящим У Истоков. В конце концов, для чего еще может быть нужен мир, получившийся только с тридцать девятой попытки, кроме бракованных, не нужных никому вещей и существ?


ЗДЕСЬ, НО ТОГДА


Но будущий Змей Горыныч этого не знал и последних слов Йерги не слышал. Его волокло сквозь пространство, размазывая по времени. Продолжалось это бесконечно долго. Настолько долго, что небольшое количество воспоминаний, имевшееся у всех трех его сущностей, успело несколько раз смешаться, обрасти несуществующими подробностями и стать целой жизнью. А потом разноцветное мелькание прекратилось и, вывалившись в реальность, зверёк больно ударился всеми тремя головами о скалу.

– Ого, какая громадина! – донеслось до него сквозь шум в ушах.

Он задрал правую и среднюю головы вверх, в ночное небо, к одиноко висящей там луне.

– Одно светило, – пробормотала правая.

– А было два, – поддакнула средняя.

– О, привет! – поздоровалась левая голова, повернувшаяся на голос и увидевшая странного человека в длинной мантии с капюшоном, опиравшегося на весло. – А куда делись те двое здоровенных?

– Не знаю, – ответил человек в балахоне. И тут же спросил: – А тебя как зовут?

– Не знаю, – хором ответили все три головы.

– Наверное, ты змей, раз в чешуе, – предположил человек с веслом. – Только странный какой-то. Впервые трехголового змея вижу. Как ты сюда попал-то?

– Не знаю, – вновь озадаченно пробормотала левая голова.

– Летел-летел и тут в гору эту – БАЦ! – подхватила правая.

– Больно, блин, – пожаловалась средняя.

– Да ты не переживай, – успокоил его человек с веслом. – Тут часто такое. Разные появляются. Ни имени своего не знают, ни откуда появились.

Змей грустно вздохнул всеми тремя ртами.

– Давай тебя так и будут звать: Змей, – предложило дружелюбное двуногое. – А раз ты первое, что в этом мире помнишь, гора, об которую стукнулся, то, значит, Горыныч.

– Змей, – попробовала на слух своё новое имя левая голова.

– Горыныч, – подхватила правая.

– А ничего так! – согласилась средняя голова и спросила: – Слушай, где тут у вас в тишине и покое побыть можно? А то как-то навалилось всё. Мне бы осмыслить…

– Жаль, – вздохнул тот. – А я думал, тебя проводить нужно.

– Куда? – озвучила за всех правая голова.

– Ну, – человек махнул рукой за спину, – туда, где все.

– Все? – не поняла средняя голова.

– Я же говорю, разные появляются. А я перевожу через лес, – человек перехватил весло в другую руку. – Так чего, пойдем, может?

– Не, я чего-то подустал. Посплю, наверное, сил наберусь, – сообщила левая голова.

– Ну, ладно, отсыпайся, – согласился человек. – Я тогда позже зайду и переведу тебя.

– Да что ты меня всё перевести норовишь?! Как будто деньги тебе за это платят.

– Не платят, к сожалению, – двуногий помолчал, размышляя, а затем добавил: – Хотя, честно признаться, у меня такое ощущение, что должны. Но я и без денег перевожу. Знаешь, непреодолимое желание прям какое-то. Как нового кого вижу, так понимаю, что надо перевести.

– Не, – хором отказались головы. – Спасибо за предложение, конечно, но сначала отоспаться.

– Да на здоровье! Но ты имей ввиду, ежели что…

¬– Да понял, понял, – принялся сворачиваться в кольцо новоиспеченный Змей Горыныч. Он уже положил все три головы на собственный массивный хвост, а человек с веслом направился в сторону леса, как вдруг Змей понял, что не спросил имени у нового знакомого.

– Слушай, – крикнула ему вслед средняя голова, – а тебя самого-то как зовут?

– Херон, – ответил новый знакомый и скрылся в лесной чаще.

– А место это как называется? – вновь прокричала средняя голова в темноту леса.

– Тридевятое царство, – донеслось в ответ.

Название Горынычу понравилось.

И он тут же уснул крепким сном. На несколько веков.

А потом его разбудил рыцарь и завертелось.


ТАМ И ТОГДА


– Куратор, – неуверенно сбрасывая ткань одежды с плеч, слегка виноватым голосом говорила Йерга. – это единственное, что я могу вам сейчас предложить, но уж это-то я сделаю действительно хорошо. Вернуться к Стоящим У Истоков я не могу и иду ва-банк. Соглашайтесь, Сни Синожд.

Молодое обнаженное тело ученицы, словно магнит притягивало к себе взгляд наставника. И тот не устоял.


– Есть у меня один, почти завершенный проект, который я делал параллельно со своим. Там только мелкие коррективы внести, – говорил куратор спустя полчаса, поглаживая молодое, полное энергии, обнаженное тело ученицы. – Там только мелкие детали доработать: климат равномерно распределить, ось наклона относительно основного светила, полюса… Уж с этим-то ты справишься. А флора и фауна готовы давно и опробованы. Рабочее название «ЗеЭрс». Так и быть, сдашь его как свой.

Куратор чувствовал себя помолодевшим лет на двести. А его ученица чувствовала себя счастливой от того, что экзамен у неё в кармане. Они лежали прямо на полу её лаборатории и лишь едва отражались в ночном окне.


ЗДЕСЬ, НЕ ТАК УЖ И ДАВНО


Будить рыцарь никого не планировал. Более того, рыцарь даже не предполагал, что в этой части зачарованного леса можно кого-то разбудить. Тем более такого огромного. Он просто хотел оглядеться и выяснить, появился ли в зоне видимости край изрядно надоевшего за три последних недели леса. А тут, на удачно подвернувшейся поляне обнаружился не менее удачно образовавшийся не то холм, не то курган. На него рыцарь и начал взбираться, оставив верного коня у подножия, когда холм неожиданно вздохнул.

Потеряв равновесие, гремя доспехами и испуганно матерясь, словно огромная говорящая консервная банка, рыцарь скатился к подножию холма. Холм же – вот чудо – внезапно сипло прокашлялся и расплёлся на трёх увенчанных противными мордами змей, сходящихся в одно место, под огромным слоем пыли, веток и перегнившей листвы.

– Херон? – щурясь спросонья, спросила одна из голов.

– Шо? – не понял пытающийся встать на ноги рыцарь?

– Что, «шо»? – вступила в диалог вторая.

– Что, «что, шо»? – пытаясь открыть погнувшееся забрало, спросил рыцарь.

– Ну ты ж спросил.

– Шо?

– Да, ¬– закивал головой Змей, давая понять, что рыцарь спросил именно это и именно с такой интонацией.

– Шо, «да»?

– В смысле? – попыталась нащупать путь к вразумительному диалогу средняя голова.

– О каком смысле вы тут ведете речь, если последних десять минут мы шокаем без всяких намёков на его наличие?

Все три головы задумчиво вздохнули и, вытянув шеи, принялись разглядывать рыцаря с трёх сторон одновременно.

– Какая-то бессодержательная беседа, – заметила правая голова.

– Ты не Херон? – уточнила левая.

– Тогда как тебя зовут? – подхватила средняя.

Рыцарь, которому теперь пришлось вертеть головой из стороны в сторону в попытке уследить за тем, которая из голов говорит, всё равно не казался растерянным.

– Я стесняюсь спросить, я шо, похож на какого-то Херона или на мне где-то написано шо я – он?

– Ну ты ж не представился, – начала левая голова.

– Разбудил, – подхватила правая.

– Вторгся на частную территорию, – перехватила инициативу средняя.

– На диалог не идёшь.

– Скрытничаешь.

– Вопросами на вопросы отвечаешь.

– И вообще выглядишь подозрительно.

– Может тебя съесть?

– И головы себе не морочить?

– Раз ты не Херон.

Рыцарь не испугался, а лишь грустно вздохнул.

– Я не знаю, была ли у меня мама… – рыцарь поднял палец вверх, – тут, смею заметить, у многих провалы в памяти. Так вот, если она у меня была, то наверняка сказала бы мне: сынок, может, хороший портной и не машет мечом на турнирах ради того, чтобы о нем пели барды, но за хорошего портного люди, заметь, рассказывают друг другу почаще, чем за хорошего рыцаря. И если ты будешь рыцарем, то тебе не станут носить денег, чтобы ты сделал хорошо одеться на всю семью, потому что им понравилось, как ты мордовал кого-то на турнире. Нарядным можно быть, – рыцарь постучал железной перчаткой по шлему, – и без этого самовара на голове. И я вам всем троим скажу, мама таки была бы права. Потому что, купаться в лучах славы, регулярно рискуя схлопотать в прикрытую шлемом морду, противоречит здравой логике. И узнай моя мама, что я таки выбрал вероятность получать в морду, она либо сказала бы шо я дурак, либо просто молча расстроилась.

Горыныч, впечатленный такой витиеватой речью, сидел на земле, заворожено раскрыв все пасти одновременно. Наконец, собрался с мыслями и спросил:

– А что мешает стать портным прямо сейчас?

– То, чего нет.

– Это как?

– Деньги.

Горыныч не стал переспрашивать, а просто помотал всеми тремя головами, давая понять собеседнику, что не уловил мысли.

– Уверяю вас, – принялся объяснять тот, – отсутствие денег очень сильно мешает делать то, что тебе очень сильно хочется.

– Значит, нужно у кого-то их взять, – предложила средняя голова.

– Не знаю как вам, а мне ни однажды не встретился кто-то, дающий денег со словами: пользуйся на здоровье. Потому что если бы такой встретился, я бы не отказался. И мы бы сейчас тут не вели эту полную бытовых проблем беседу.

– Но ведь должен же быть способ… – пробормотала задумчиво правая голова, а левая грустно выдохнула небольшой сноп огня.

– Это шо такое было? – изумился отпрянувший от внезапного потока пламени рыцарь.

– Это? – спросила левая голова и выдохнула еще одну огненную волну.

– Именно.

– Огонь, – простодушно объяснила левая голова.

– Изо рта?

– Ну да.

– И часто с вами такое?

– Когда захочу, – простодушно сообщила средняя голова и в подтверждение своих слов выдохнула сноп пламени в небо.

– Прошу прощения, – тон рыцаря стал максимально вежливым, – мы так и не представились друг другу.

– Горыныч, – назвалась левая голова.

– Змей Горыныч, – в тон ей добавила правая.

– Замечательно! – обрадовался рыцарь и потер одетые в металлические перчатки ладони. – А меня зовут Рыцарь Изяслав. Но для друзей, а значит и для вас, я просто Изя.

– Очень приятно, – кивнул Горыныч.

– Мне тоже, вы себе не представляете как, приятно. Так вот, Змей Горыныч, у меня к вам есть одно заманчивое предложение...


***


Спустя две недели в королевстве можно было наблюдать некоторое оживление. Виною тому был трёхглавый змей, появлявшийся то там, то здесь. Громадина дышала огнём, жутко рычала и требовала жратвы, золота и девственниц. Когда первый приступ паники у жителей проходил, зверюга сообщала, что даёт время на сборы и улетала за горизонт, предварительно сломав или спалив что-то несущественное, дабы продемонстрировать всю серьёзность своих намерений.

Король издавал указы, проливал горючие слёзы над заначкой. Глашатаи с утра до ночи надрывали глотки, призывая граждан быть сознательными и скинуться, кто сколько может.

Люди сдавали нажитое неохотно и помалу или не сдавали вообще, в надежде на то, что проблема обойдет стороной именно их дом, их деревню. Некоторые надеялись на то, что трёхголовая громадина насытит свои аппетиты раньше, чем доберется до их замка или деревни. Но и те и другие прятали девственниц по чердакам и погребам. Были и утверждавшие, что гигантских и тем более трехголовых змей не бывает и это была просто массовая галлюцинация. Однако, после второго посещения Горыныча скептиков поубавилось. Разрушения Змей наносил минимальные, но достаточные для того, чтобы донести серьёзность своих намерений.

Тогда кто-то предложил заминировать телегу с выкупом. Но короля откровенно душила жаба взрывать собственное золото ради убийства трехголового террориста. И тогда-то в замок вошел странноватый маг, предложивший решить проблему за значительно меньшее, в сравнении с выкупом, вознаграждение. На вопрос, как он планирует одолеть змея, волшебник сообщил, не открывая сокрытого под капюшоном лица:

– У меня таки есть метод бороться с чудищами, но он как рецепт хорошей наливки. Посудите, Ваше Величество, сами, кто станет покупать за деньги спиртное, когда сам в состоянии его приготовить?

– Ты не забывай перед кем стоишь! – пригрозил король. – Я сейчас в ладоши хлопну и покатится твоя голова с плеч.

– Не, я целиком против таких аплодисментов по двум причинам, – не согласился маг, – Во-первых, мне привычнее чувствовать свою голову там, где она находится с рождения, а во-вторых, без этой самой головы мне будет сложно что-то поделать с той напастью, с которой я пришел что-то поделать.

Маг оказался подкованным малым в вопросах отстаивания собственных интересов и король сам не заметил, как от угроз плавно перешел к торгам, а от торгов к мольбам. Сошлись на том, что дань выкатят полностью, в качестве приманки, а чародей возьмет под контроль разум Змея и улетит прямо на нём, прихватив только полагающееся ему.

– Лично я лишнего ни грамма не возьму, слово волшебника, – заверил маг.


В день Икс, незадолго до полудня, как он и просил, гружёную золотом телегу выкатили за ворота замка, а сам чародей принялся расхаживать влево-вправо, бормоча какие-то заклинания и время от времени воздевая руки к небу. Трехглавый змей оказался пунктуальным и спикировал на телегу ровно в обозначенный срок.

Маг, видя приближающуюся громадину, смело вскочил на телегу, выставил вперед руки, скрутив пальцы в странном жесте, и прокричал что-то на неизвестном языке. И уже в следующее мгновение средняя пасть несущегося к земле зверя схватила его, а все четыре лапы вцепились в телегу. Маг заорал благим матом и стих. А еще через миг трехглавое чудище улетало в сторону горизонта, унося труп мага в зубах и телегу с драгоценностями в лапах.


***


– Если бы у меня когда-то была мама, она бы сказала, что её Изяслав таки поступает вопреки логике адекватного человека, – рыцарь взвалил на плечо мешок. – Но что-то внутри меня самого подсказывает, что умение вовремя остановиться стоит дороже всей этой телеги совместно с её содержимым.

– Ну ты, это, ежели вдруг закончатся – возвращайся, – предложил Змей Горыныч. – Я чего-то, как-то не выспался. Тут буду. Постерегу заодно.

Изяслав опустил мешок на землю.

– Если бы у меня были внуки, а они у меня будут, то я бы постарался рассказать им про эту аферу так, чтобы они слушали во все уши, – сообщил он. – Ведь эти, которые из замка, наверняка поверили, что ты меня перекусил пополам.

– Да что ж я, зверь какой! – шутливо возмутилась средняя голова. – Когда нужно, я и аккуратно могу. Не всех же мне за пальцы цапать.

– Кстати, за пальцы! – вдруг оживился Изяслав, – Я думаю, что тот, которого ты цапнул в прошлой жизни, был демиург.

– Демиург?

– Ну да, творец-созидатель. Потому что меня вышвырнули сюда очень похожим образом. Огромная женщина в белом взяла меня двумя пальцами, сказала: «фигня какая-то получилась» и метнула в бесконечность прямо в этих латах. А когда эта самая бесконечность перестала мелькать перед моими уставшими глазами, я очутился именно здесь. И чтоб ты понимал, латы никуда не делись.

Змей Горыныч вздохнул, переваривая информацию, а потом средняя голова сказала:

– Да какая разница, кем он был. Мне-то сейчас от того ни жарко ни холодно.

– Тоже верно, – согласился Изяслав, вновь взваливая мешок на плечо. – Жизнь течет прямо сейчас и никакого проку рассуждать, кто тебя сюда закинул, когда есть возможность открыть своё швейное дело и стать уважаемым портным.

– Или, наконец-то выспаться, – согласилась левая голова вновь сворачивающегося в калачик Горыныча и протяжно зевнула.

– Да и не факт что нас там помнят, правда, Горыныч?

Но змей не ответил. Он снова уснул, удобно расположив свою тушу на телеге с золотом. И спал гораздо дольше, чем первый раз.

А потом его разбудил еще кто-то.


ТАМ И ТОГДА


Будучи порядочным Сни Синодж предложил своей ученице оставить учёбу и составить с ним пару. Благо подоспела очередь Сни на обновление телесной оболочки. И Йерга Шас согласилась, так и не сдав проект под рабочим названием «ЗеЭрс».

Уже потом, когда сами они обзавелись детьми, перейдя в ранг Стоящих У Истоков, Йерга всё-таки активировала мир, созданный куратором Сни, который теперь был её второй половиной. И даже открыла туда телепортационный канал. Иногда, тоскуя по веселым учебным временам, она даже бралась за конструирование особей или модуляцию условий, но будучи неусидчивой и невнимательной, очень часто отправляла на «ЗеЭрс» недоделанные или неудачные модели, опции, эмоции. За очень короткое время с её лёгкой руки на «ЗеЭрс» появились «любовь» и «ненависть», «жираф» и «утконос», «жадность» и «глупость». А однажды она даже зашвырнула туда недоделанного «мудака», забыв отключить тому функцию размножения.

О телепорте в мир под номером тридцать девять Йерга напрочь забыла. Но в тридцать девятом от этого ничего плохого не случилось. Он давно уже жил и развивался по собственным законам.


(окончание в комментах, потому что длина поста не позволяет)
Показать полностью
28

Последний суд

Последний суд Авторский рассказ, Юмор, Сказка, Нечисть, Демон, Рыцарь, Длиннопост

      Когда его, громыхающего доспехами, ввели в зал, зрители устроили форменное светопреставление. Кричали, улюлюкали, зло зубоскалили, показывали пальцами, некоторые даже попытались оторвать намертво прикрученные к полу стулья, чтобы остервенело швырнуть их в его сторону.
      Рыцарь инстинктивно вжал голову в плечи, пытаясь хоть как-то защититься от полетевших в него скомканных бумажек, тухлых овощей и Бог знает чего еще.
      Конвоиры не столько сопровождали его, сколько пытались оттеснить впавшую в раж, истерично визжащую толпу, большую часть которой составляла всевозможная нечисть. Впрочем, как заметил рыцарь, ловко увернувшись от просвистевшего в опасной близости от его головы гнилого помидора, присутствовала в зале и парочка глумливо улыбающихся, полупрозрачных духов, беспечно наматывающих неровные круги под потолком.
      — К порядку! К порядку! — завопил маленький бесенок, угрожающе размахивая огромным, чуть ли не в два раза больше него самого молотом. — Всем встать! Суд идет!
      «Секретарь, должно быть», — почему-то решил рыцарь.
      В одно мгновение в зале воцарилась гробовая тишина, которую нарушала лишь тяжелая поступь направляющегося к судейской трибуне огромного демона, облаченного в черную мантию, из-под полы которой с каждым шагом на секунду выглядывали мохнатые козлиные копыта. Над белоснежными, завитыми локонами парика, красовавшегося на голове гордо шествовавшего нечистого, надменно возвышались два острых витых рога, чуть ли не задевавших потолочные балки.
      — Его судейшество Даэмониум Юдекс! — напыщенно провозгласил непомерно раздувшийся от собственной важности секретарь и, смиренно поклонившись, протянул молот демону.
      Тот, приняв символ судейской власти, торжественно поднялся на трибуну и, с трудом уместившись за ней, медленно, словно вглядываясь в лица и морды собравшихся, обвел зал строгим взглядом желтых глаз с вертикальными зрачками.
      — Именем Великого Пакта Примирения и властью данной мне свыше, — проревел Даэмониум Юдекс, — Объявляю заседание Высочайшего суда открытым.
      Тяжелый молот с оглушающим грохотом опустился на трибуну, заставив ее жалобно затрещать от обрушившейся на нее мощи.
      Пока присутствующие рассаживались по своим местам, демон, покопавшись в складках мантии, выудил оттуда круглые очки, приветливо сверкнувшие в свете висевших на стенах факелов, и водрузил их себе на нос.
      Рыцарь чуть не подавился от смеха. Круглые окуляры донельзя нелепо смотрелись на морде его судейшества, особенно сильно контрастируя с выдающейся вперед нижней челюсть, из которой торчала вверх пара покрытых тягучей слюной клыков.
      Строго посмотрев на глупо хихикающего рыцаря поверх круглых стекол, судья углубился в чтение бумаг, стопкой возвышающихся на его трибуне.
      Зал затаил дыхание в нетерпеливом ожидании. Лишь тихий шелест, перебираемых Даэмониумом документов, нарушал повисшую тишину.
      — Месье Оливье де Бульон, — закончив читать, начал судья, пытливо воззрившись на подсудимого, — Вам известна суть выдвигаемых против Вас обвинений?
      Справившись с очередным приступом едва не вырвавшегося наружу смеха, рыцарь покачал головой.
      — Нет, Ваше судейшество, — осторожно заметил он.
      — Секретарь, зачитайте суду и обвиняемому, — степенно попросил демон, деловито поправив сползшие на самый кончик носа очки.
      — Что? — непонимающе пискнул бесенок, привстав со своего места.
      — Пункты обвинения! — рявкнул судья, для убедительности стукнув молотом по красноречиво скрипнувшей трибуне.
      — Господин де Бульон, — затараторил сжавшийся в испуге секретарь, — Обвиняется в нарушении пункта пять статьи десятой Великого Пакта Примирения, заключенного между смертными и неживущими, а именно, во вмешательстве в традиционный жизненный уклад, воспрепятствовании осуществлению профессиональной деятельности и убийствах, совершенных с особой жестокостью, а также иных деяниях, направленных против жизнедеятельности нечисти, нежити и иных форм несущестования.
      — Вам понятна суть обвинения? — спросил судья опешившего рыцаря, потерявшего дар речи.
      Тот смог лишь согласно кивнуть.
      — Месье де Бульон, — вкрадчиво начал Даэмониум, склонившись в сторону растерянного рыцаря, — Полагаю, Вам понадобится адвокат.
      Оливье часто затряс головой, соглашаясь.
      — Ну, что ж, — удовлетворенно протянул судья, — у нас просвещенный суд, поэтому мы предоставим Вам защитника для представления Ваших интересов.
      Словно по волшебству рядом с погрустневшим рыцарем возник бес в строгом деловом костюме.
      — Дура Лекс, — представился он, присаживаясь сбоку от изумленного де Бульона. — Член коллегии адвокатов восьмого круга ада. Доктор юридических лженаук.
      Улыбающийся Бес панибратски хлопнул по плечу опешившего от такой наглости рыцаря.
      — Не дрейфь, дружище, — доверительно прошептал он прямо в ухо Оливье. — Дело сложное, наворотил ты дел, конечно, но видит ад, сторгуемся с судом на самом мягком наказании. Отрубание головы.
      Адвокат расплылся в плотоядной улыбке. Де Бульон не нашел ничего лучше, чем скептически хмыкнуть.
      — Лекс? — не скрывая удивления, посмотрел на беса судья. — Знакомая фамилия.
      — Конечно, Ваша честь! — отозвался возникший из ниоткуда прямо у трибуны Даэмониума Юдекса, еще один бес, точная копия приставленного к де Бульону адвоката. — Сэд Лекс. Адский обвинитель. Дура Лекс — мой единоутробный брат.
      — Но не возникнет ли в таком случае конфликта интересов? — недоверчиво осведомился судья.
      — Никак нет, Ваша Честь, — хором отозвались и адвокат и прокурор.
      — Мы с детства пылаем неугасимой любовью друг к другу, — не прекращая улыбаться, пояснил Дура Лекс, манерно поправив прическу. На его руке томно сверкнули золотом изящные солнечные часы.
      «Дорогие, наверное», — невпопад подумал рыцарь.
      — Ну, хорошо, — согласился судья, после минутного раздумья. — Секретарь! Огласите порядок заседания.
      Суетливо записывающий что-то на листе пергамента бесенок, подскочив на своем месте, монотонно забубнил:
      — Опрос пострадавших, они же свидетели. Тролль-Из-Под-Моста, Вурдалакий Мышекрыл, дух невинно убиенного дракона с Высокой горы…
      — Протестую! — завопил адвокат.
      Судья изумленно приподнял бровь, требуя пояснений.
      — Вина моего клиента еще не доказана! — сверкнув лучезарной улыбкой, вскричал Дура Лекс.
      — Дракон был убит? — бесстрастно уточнил Даэмонимум.
      — Убит! — сверившись с пергаментом, согласился секретарь.
      — Невинно? — Даэмониум отрешенно поковырялся в зубах.
      С самым задумчивым видом, на который он был только способен, секретарь принялся внимательно вчитываться в пергамент, беззвучно шевеля губами.
      В ожидании ответа судье удалось-таки подцепить длинным когтем застрявший в пасти кусок сочащегося кровью мяса. С облегчением рассмотрев внушительный улов со всех сторон, Даэмониум мастерским щелчком отправил его в залитый густым клубящимся мраком угол, откуда тут же донеслись приглушенные рычание и повизгивания.

      — Невинно! — наконец-то подтвердил просиявший секретарь.
      — Протест отклонен! — заключил судья, стукнув по трибуне молотом.
      От нестерпимого грохота, казалось, содрогнулся весь зал.
      — А я все равно протестую, — обиженно пробубнил Дура Лекс.
      — Вы что-то сказали? — с нескрываемой угрозой процедил судья. Словно увеличившись в размерах, он навис необъятной глыбой над съежившимся от страха адвокатом.
      — Нет, Ваше судейшество, — промямлил тот.
      — После опроса пострадавших, — как ни в чем не бывало продолжил секретарь, — Последуют заключительные слова стороны защиты и стороны обвинения. Суд удалится на совещание для вынесения решения по делу.
      Удовлетворенно кивнув, судья торжественно провозгласил:
      — Пригласите в зал первого пострадавшего.
      — Тролль-Из-Под-Моста! — оглушительно проорал секретарь, чуть не свалившись со своего стула.
      Невозмутимо поерзав, он сделал какие-то пометки в чудесным образом удлинившемся пергаментном листе, рулоном развернувшегося в его ручонках.
      Из сочувственно перешептывающегося зала, прихрамывая на одну ногу вышел, лохматый Тролль, под левым глазом которого багровел огромный кровоподтек. Он с трудом примостился на самый краешек невысокого табурета, расположенного рядом с судейской трибуной. Скромно сложив руки на бугорчатых коленях, он выжидательно воззрился на судью.
      Два бесенка-пристава, сгибаясь под тяжестью своей ноши, выволокли откуда-то из-за спины Даэмониума Юдекса гигантскую книгу, переплет которой, судя по всему, был искусно обтянут человеческой кожей. Натужно дыша, они положили устрашающий фолиант на возникший из языков пламени прямо перед Троллем стеклянный столик, огласивший помещение жалобным немелодичным позвякиванием.
      — Перед лицом Высокого суда и Великим Сводом Законов Неживущих клянусь говорить правду и ничего кроме правды, — торжественно заявил Тролль, осторожно положив руку на обложку книги.
      Безучастно наблюдавший за происходящим рыцарь с удивлением заметил, как налилась кроваво-красным пентаграмма, выгравированная на судейской трибуне и на которую он прежде не обращал никакого внимания.
      — Клятва принята! — пафосно выкрикнул секретарь.
      — Господин, Тролль-Из-Под-Моста, — приторно-ласково обратился к пострадавшему судья, — Будьте недобры, расскажите присутствующим, что с Вами произошло.
      Тяжело вздохнув и печально опустив взгляд в пол, Тролль заговорил.
      — У меня было небольшое предприятие, — жалостливо прогнусавил он, шмыгнув похожим на картошку носом. — Старый мост. Под ним и жил со своей семьей. Женой и ребенком. А с проезжающих плату брал за проход. Не много, всего лишь золотой, только-только мне на какое житье-бытье хватало. Честно работал, пока вот этот вот не заявился да не вышвырнул меня с семьей из дома.
      Пустивший неискреннюю слезу Тролль, отрывисто кивнул в сторону отчаянно хлопнувшего себя по лбу рыцаря.
      — Значит, господин Тролль-Из-Под-Моста, — подал голос фривольно облокотившийся на спинку своего стула прокурор, — Вы утверждаете, что месье Оливье дэ Бульон лишил Вас и Вашу семью крова и средств к существованию?
      — Так и есть, — скромно кивнул головой пострадавший.
      — Протестую! — что есть мочи завопил Дура Лекс и указал когтистым пальцем на брата. — Так не честно! Он задает наводящие вопросы!
      — Я не навожу, а уточняю, — легко парировал обвинения Сэд Лекс, показав братцу раздвоенный язык.
      — Принимается, — согласился с ним судья и, бросив осуждающий взгляд на смутившегося адвоката, продолжил, — У суда нет оснований сомневаться в показаниях господина Тролля-Из-Под-Моста.
      Радостно осклабившись, Тролль с достоинством удалился.
      — Вурдалакий Мышекрыл, — объявил секретарь, проводив долгим задумчивым взглядом впорхнувшую в зал летучую мышь, устремившуюся к трибуне.
      В следующую секунда на табурете оказался уже преисполненный чувства собственного достоинства господин средних лет, укутанный в черную, свисающую до самого пола мантию с подбитым красным бархатом высоким стоячим воротником.
      — Клянус-сь! — прошепелявил упырь так, словно у него во рту не было половины зубов.
      — Рассказывайте, — устало велел судья, со скучающим видом накручивая на пальцы локоны своего белоснежного парика.
      — Как ижвештно Вышокому шуду, — неторопливо, с достоинством заговорил вампир, у которого и вправду не оказалось почти всех передних зубов, — Я питаюсь кровью…
      — Месье Оливье, выбил мечом уважаемому Вурдалакию все клыки, лишив тем самым его возможности нормально существовать, — нетерпеливо перебил упыря Сэд Лекс, непринужденно поигрывая своим хвостом.
      — Иштино! — согласился Мышекрыл и, горестно поведя плечами, широко открыл рот, демонстрируя собравшимся пустоту на месте выбитых зубов.
      Внимательно слушающий зал, в ужасе охнув, разразился негодующим шепотом.
      Опять подсказываешь! — накинулся с кулаками на брата Дура Лекс.
      Подскочившим приставам с превеликим трудом удалось разнять самозабвенно дерущихся бесов, растащив их за шиворот в разные стороны.
      — Господа! Господа! — осуждающе застучал молотом вмиг посуровевший судья. — Будете продолжать в том же духе, Высокому суду придется рассматривать дело без вашего непосредственного присутствия.
      — Да, Ваша Честь, — виновато согласился тяжело дышащий Дура Лекс, вытирая о лацкан пиджака сочащуюся из разбитого носа черную дымящуюся кровь.
      Сэд Лекс лишь скабрезно подмигнул левым глазом, так как правый уже начал заплывать, на глазах наливаясь синевой.
      — Благодарю Вас, господин Мышекрыл, — продолжил Даэмониум, обратившись к Вурдалакию, не растерявшего своего невозмутимому вида. — Перед заседанием суд ознакомился с приложенными к вашему делу материалами, в том числе, справкой из компетентных органов и выпиской из медицинского заключения, и считает Ваши показания исчерпывающими.
      Взмахнув мантией, вампир тут же обратился в летучую мышь и, тяжело махая крыльями, взвился куда-то к потолку, где, ловко зацепившись острыми коготками за балку, свесился вниз головой и, казалось, заснул.
      Сэд Лекс, кое-как приведя себя в порядок, отряхнувшись и поправив съехавшую на лоб челку, озарил зал лучезарной плотоядной улыбкой.
      — В принципе, сторона обвинения считает, — деловито произнес он, с достоинством поклонившись судье, — Что вина месье Оливье де Бульона доказана.

      Видя, как удивился Даэмониум, прокурор воздел к потолку руку с гневным указующим перстом.
      — Однако, — добавил Сэд Лекс, — У нас остался недопрошенным еще один свидетель.
      Как следует насладившись вниманием почти прекратившей дышать публики, он с максимально возможным пафосом, на который был только способен, объявил:
      — Дух дракона с Высокой горы! — и выдержав еще одну паузу не менее пафосно добавил, — Кроме того, сторона обвинения готова предоставить Высокому суду орудия совершения преступлений!
      Дэмониум, которому происходящее, похоже, наскучило, безразлично кивнул.
      К судейской трибуне проковыляла старая закутанная в разноцветное тряпье цыганка с огромной волосатой бородавкой на крючковатом носу. С каждым шагом многочисленные золотые украшения, которыми чуть ли не с ног до головы была увешана старуха, оглашали зал трескучим раскатистым перезвоном. В руках цыганка сжимала стеклянный гадательный шар, в глубине которого поминутно что-то вспыхивало и тут же гасло, поглощенное клубами серого дыма.
      Взгромоздившись на табурет, она положила шар на колени и принялась, что-то бормоча себе под нос, совершать над ним лихие замысловатые пасы.
      — Вопрошайте, — наконец-то сказала она противным хриплым голосом и зашлась тяжелым кашлем курильщика с многовековым стажем.
      — Господин дракон, — осторожно начал судья и, аккуратно приподняв парик, почесал затылок. — Как Вы умерли?
      — Оливье! — прохрипела цыганка, не переставая водить руками над поверхностью сделавшегося совсем непрозрачным шара. — Он говорит, убит Оливье!
      — Что ж, вполне достаточно, — хмыкнул Сэд Лекс.
      Подойдя к замершему в ожидании рыцарю, он ловким движением извлек из внутреннего кармана пиджака длинный стальной меч, брезгливо, двумя пальцами, сжимая его за рукоятку.
      — Это Ваше? — ехидно поинтересовался прокурор.
      Проблеск надежды замаячил перед глазами рыцаря. Отпихнув в сторону адвоката, он стремительным рывком выхватил из рук опешившего Сэд Лекса оружие. Встав на изготовку с готовым для удара мечом, рыцарь проорал:
      — Это не суд! Это Судилище! Да, все это совершил я. А вы подло оглушили меня, подкравшись со спины, когда я убивал вашего драгоценного дракона, и приволокли сюда. Да! Это сделал я!
      Острие выставленного вперед меча качнулось в сторону ошарашенных зрителей.
      — Ваш тролль, — продолжал орать де Бульон, — грабил караваны, обдирал несчастных путешественников как липку. И в конце концов, его настигло возмездие в лице меня! Меня, слышите!
      Чуть переведя дух, рыцарь указал свободной рукой в потолок. Зрители молчаливо проследили за его движением.
      — Ваш Мышекрыл сосет кровь! И этого более чем достаточно для того, чтобы он понес заслуженную кару. А дракон… Дракон! Он же принцесс похищал без числа да харчил их. Кто знает, может и снасильничал кого из них?
      — Месье де Бульон, — тяжело вздохнул Даэмониум, увеличившись в размерах и нависая над рыцарем подобно равнодушной скале над бушующим морем, — Ни к чему так кричать, в зале прекрасная акустика. Вас и так хорошо слышно.
      Демон щелкнул когтем по лезвию меча, разлетевшегося от этого на тысячи маленьких блестящих осколков, подобно конфетти рассыпавшихся по полу.
      К обезоруженному рыцарю подскочили приставы и после недолгой потасовки скрутили его, заломив тому руки за спину.
      — Все пострадавшие действовали в рамках Пакта и Свода Законов Неживущих, — угрожающе прорычал Даэмониум Юдекс, — Чего нельзя сказать о ваших действиях!
      Притихший было адвокат вдруг оживился. Охлопав себя по карманам щегольского пиджака, он извлек на свет сложенный вдвое лист бумаги.
      — Минуточку! — обрадованно произнес он, торжествующе протягивая лист судье, тут же углубившегося в чтение. — Вместе с рыцарским званием господин де Бульон получал и лицензию на геройства!
      — А, формуляр, семь тысяч пятьсот тринадцать «б», — разочарованно протянул прокурор и, подпрыгнув, выхватил из рук читающего Даэмониума лист бумаги.
      — Старая форма, — презрительно объявил прокурор. — Давно недействительна. Полагаю, месье де Бульон не посчитал нужным заменить лицензию на новую, установленного образца.
      — Кроме того, — строго произнес судья, посмотрев поверх очков на скрученного приставами тяжело дышащего рыцаря. — Лицензия была выдана старой Администрацией…
      — И еще неизвестно, законным ли образом она была получена! — перебил Даэмониума Сэд Лекс.
      Бумага вспыхнула у него в руках, медленно и торжественно осыпаясь на землю лепестками прогоревшего пепла.
      — Не позволю прикрываться липовыми бумажками! — взревел судья, схватив рыцаря поперек туловища и подняв его над землей. Демон открыл ужасающую пасть, усеянную рядами блеснувших клыков, видимо, намереваясь, откусить де Бульону голову.
      Последнее, что увидел сжавшийся в предчувствии смерти Оливье перед тем, как в страхе зажмурить глаза, был беспомощно разводящий руками Дура Лекс.
      — Извини, дружище, сделал все, что смог, — печально произнес адвокат.
      Челюсти судьи со страшным хрустом сошлись на шее Оливье.
      «Неужели это все? — отстраненно подумал про себя рыцарь, — Странно, даже боли не почувствовал».
      Он попытался открыть глаза.
      Прямо перед ним в грязной вонючей луже ковырялся в поисках съестного здоровенный хряк.
      — Хрю! — сочувственно произнес боров, печально посмотрев на распростершегося в грязи рыцаря крохотными пуговками черных внимательных глаз.
      «Пора бросать пить! — заключил рыцарь поднимаясь на ноги и отряхиваясь от налипшей на доспех грязи. — Один дьявол знает чего этот трактирщик, хитрец Брасье, добавляет в свою сивуху!»
      «А ведь завтра в дозор», — сокрушенно вспомнил он. — Еще не ровен час дракона повстречаю. Нет, после такого… Скажусь уж лучше больным. А вообще, ну его эту рыцарскую службу. Драконы, тролли, нечисть. Да, катись оно все к Дьяволу! Лучше запишусь в гвардейцы его преосвященства Кардинала. Не пыльная работенка-то, как у Христа за пазухой!».
      Пошатывающийся Оливье де Бульон удовлетворенно хмыкнул и от всей души зарядил латным ботинком под зад ни о чем не подозревавшего хряка. Тот с дикими визгами понесся прочь, разбрызгивая во все стороны грязную вонючую жижу, вылетающую у него из-под копыт.

Показать полностью
26

Коварный план. Часть 2/12.

Часть 2.


Полёт в ночном прохладном воздухе заставлял зубы выбивать дробь, но ни звука не произнес принц, то оглядывая с высоты свои земли, в которые уже не вернется, то любуясь звездным небом, насколько это возможно из-под брюха и огромных крыльев. Как водится, прилетели они на самую высокую гору в окрестных королевствах. Приземление было довольно жестким. Розовый комок из кринолина и кружев выпал из лап рептилии в метре от земли, и пребольно ударяясь разными частями тела, покатился к входу в пещеру. Наконец когда движение замерло, принц занял устойчивое положение сидя, привычно расправил грязные юбки с кое-где оторванными кружевами и элегантно чихнул пару раз, прикрываясь ладошкой.


- Да ты в образе круглосуточно, что ли?


Принц вздрогнул и поднял взгляд на дракона. Прямо перед ним была покрытая сиреневой чешуей симпатичная морда. В упор смотрели обрамленные длинными ресницами желтые глаза... Дракониха???


Принц от удивления громко икнул, и совсем не элегантно забыл прикрыть рот и покраснеть.


- В каком образе?


- В женском.


- Я принцесса!


- О, проблемы с самоидентификацией? - ехидно поинтересовалась дракониха.


Принц встал и оттряхнул платье.


- Меня зовут Николина, - гордо тряхнул пыльными локонами принц.


- А меня – Хельга, - дракониха подцепила когтем корсаж платья и одним движением распорола одежду напополам. Розовая ткань упала кучкой на землю вместе с фальшивым тряпочным бюстом. Осталось тело с волосатой мужской грудью, в панталонах с оборками и золотистых бальных туфлях сорок пятого размера.


- Хорош уже... ээээ... Николас, наверное?


Полуголый принц, красный до пояса панталон, только кивнул с невнятным утверждающим звуком.


- Приятно познакомиться! - Хельга хмыкнула и, по-женски покачивая задней частью тела, скрылась в пещере. Принц с тоской смотрел на разорванное платье и совсем не понимал, что же ему делать дальше. Такого развития событий он не предвидел. Бодрящий ночной воздух заставил подхватить лохмотья и отправиться в пещеру.


Жилище драконихи было огромно и многокомнатно. В смысле: не одна пещера, а несколько соединённых переходами. В каждой "комнате" на видном месте - по картинно усаженному скелету в доспехах. Куч с сокровищами не наблюдалось. Может в другом месте прячет? В большом зале огромный очаг в полу, дракониха развела пламя, стало теплее.


- За тобой идут, ты знаешь? - спросила она, слегка растягивая шипящие.


- Не может быть! Я выкинул амулет.


Принц набросил на плечи остатки платья.


- Ты, думаешь, самый хитрый? На тебе заклинаний - как яблок на дереве. Каждая заколка в волосах, да даже это вот платье, всё заколдованно. И колдун летит.


- У нас ведьма, - отмахнулся принц.


- Ну да, такой же как ты – принцесса, - фыркнула Хельга.


- Ещё скажи, что мой батюшка мне матушка!


Принц откровенно веселился, но дракониха серьёзно смотрела на него.


- Странное у вас королевство.


***


Принц откровенно веселился, но дракониха серьёзно смотрела на него.


- Странное у вас королевство.


… и, не удержавшись, фыркнула:


- Так что насчет батюшки я бы проверила.


- Итак, дорогой мой принц, у нас с тобой несколько вариантов дальнейшего сотрудничества. Хорошо прожаренный, средне прожаренный и слегка обжаренный с кровью. Ты какой предпочитаешь?


Николас слегка побледнел. Ни один из предложенных путей ему почему-то не нравился. Скелеты в доспехах внимательно следили за развитием ситуации из своих углов.


- Принцесс нельзя есть! - заявил Николас, - Что же это за волшебная история получится? Дракон унес принцессу… и сожрал?.. Так не бывает! Я категорически против!


- Ну, ты ведь не принцесса. Ты принц. Чем ты лучше тех, что сидят по углам? - разумеется, съедать принца в планы Хельги не входило. А вот хорошенько напугать было не только полезно, но просто-таки необходимо, - так что единственный вопрос, который мы с тобой обсудим - это степень прожарки. Итак?


Принц побледнел еще сильнее.


- Так ведь и ты не обычный дракон? Ты ведь… - Николас на мгновение затруднился с характеристикой, - девушка? - Николасу вдруг пришло в голову, что он ровным счетом ничего не знает о том, что происходило с принцессами с момента их похищения драконом до освобождения, если последнее вообще имело место. А подразумеваемое развитие событий было продиктовано хорошей, хотя и слегка испорченной, фантазией и не учитывало проблем межвидового скрещивания.


Однако Хельга задумалась. Драконы - существа магические, и вульгарная сторона вопроса размножения для них не актуальна, что бы ни думали об этом люди. Но любому живому существу, а драконы, несомненно, живые существа, приятно, когда рядом есть кто-то, кому ты не безразлична...


Пауза длилась около минуты. Потом Хельга аккуратно, стараясь не задеть Николаса, пыхнула в его сторону огнем. Николас вжался в стену.


- Ладно. Есть для тебя одна возможность не стать эскалопом. Предложи твоему папе заплатить скромный выкуп в объеме, скажем, десяти тысяч золотых. Я не слишком низко тебя оценила? - Хельга вопросительно посмотрела на принца.


Николас лихорадочно соображал, что лучше - разочаровать дракона прямо сейчас или немного подождать. Глядишь - выдастся более удачный момент сообщить ему об истинном положении дел.


- Хорошо, подумай до утра, - Хельга подтолкнула принца в тупиковое ответвление пещеры, кинула ему шлем с одного из скелетов - будет вместо ведра - и завалила выход большим камнем.


Утром, однако, Хельге было не до Николаса. Ее пещеру обнаружил очередной искатель приключений, и теперь, стоя у входа, извлекал нестройные душераздирающие звуки из несчастного боевого рога, да орал дурным голосом что-то насчет Битвы Не На Жизнь, а На Смерть.


***


Хельга запихнула Николаса в тупик, швырнула ему зачем-то шлем, завалила камнем и ушла.


- Хельга! Хельга! Ты чего? Я не сбегу!


Из-за камня тишина.


- Вот же, а ещё женщина. Накормила бы хоть...


Темно, хоть выколи глаза, сыро и холодно. Кушать хочется... Желудок принца выдавал потрясающие песни, сиди нотами записывай да играй потом на балах - весёлые танцы выйдут.


Глаза привыкли к темноте и принц, кутаясь в свои розовые лохмотья, ходил вдоль стен, ощупывая каменные апартаменты. Что-то белело в углу. Очередной скелет. В небрежной позе, - как умер, привалившись к стене, так и оставлен, не чета остальным, по фэн-шую рассаженным и чистеньким. Доспехи покосились на бок, не сдерживаемые плотью, оружие рядом, насколько принц мог понять на ощупь... Так, а это что?


В руках тёплое, многогранное, засветилось сперва едва заметно, и по нарастающей. Николас держал в руках крупный кристалл, приделанный к обмотанной кожей рукояти. Источник света освещал пещеру довольно прилично, не выгоняя тени из углов, но достаточно, чтобы не спотыкаться о камни под ногами. Интересно.


- Так, скелетик, что у тебя ещё есть?


Мародёрство доставило неожиданное удовольствие, а также улов в виде красивого острого кинжала и пустого кошеля.


Эх-х... А собственно на что ты рассчитывал? Принц со вздохом перевернул шлем, кинутый Хельгой, сел на него возле рыцаря. Череп вдруг с громким хрустом отвалил нижнюю челюсть.


- Чего скалишься?


Скелет продолжал улыбаться. Такое развеселое соседство внезапно разозлило принца.


- Сменил клетку на клетку. Принцесса Николина, воз тухлых овощей батюшке на кухню! Коварные планы, планы внутри планов... - на лицо упали длинные шелковистые волосы и принца вдруг осенило. - Ну, попробуйте теперь, найдите принцессу. Что ты, батюшка, теперь делать будешь? Как народу объяснишь?


Первая прядь бесшумно упала на землю. Кинжал за годы прозябания без дела не утратил своей остроты. Вскоре все локоны были сострижены. Криво, косо, торчали в разные стороны, но возле скелета сидела не девушка, а парень.


- Вот так ваши планы сгорят в драконовом пламени.


Спустя часы принца вырвал из дрёмы звук боевого рога и неразборчивые вопли. Кажется, за ним пришли.


***


Хельга спокойно принимала свою участь. Если ты родился драконом, то вот такие идиоты время от времени непременно будут портить тебе жизнь. Несмотря на то, что ты ничего плохого им не сделала. Однако, согласно сложившимся стереотипам, дело чести рыцаря - сразиться (желательно, при этом, сразив) с драконом. А дракон, опять-таки согласно народным представлениям, просто обязан был принять вызов, желая своим соперникам смерти. Хельга соперникам смерти не желала. Прежние обладатели скелетов, ныне сидящих в углах пещеры, по большей части самостоятельно справлялись с задачей свернуть себе шею, упав со скалы, отравиться какой-нибудь приятно выглядящей дрянью или даже утонуть в неглубокой речушке, протекавшей близ пещеры. Теперь они служили своего рода пугалами для непрошеных посетителей.


Поединок проходил следующим образом. Не сильно одаренный интеллектом, зато очень настойчивый дядька в доспехах тыкал в сидящую у пещеры Хельгу палкой с железным наконечником. Дядька был очень упорный, поэтому палку в конце концов сломал. После чего достал железяку, обозначающую богатырский меч, и начал стучать ей по хельгиной чешуе. Хельга сочла подобное поведение несусветной наглостью и слегка дыхнула на рыцаря огнем, отчего меч раскалился, а доспехи начали играть роль хорошо раскочегаренной духовки. Воин заорал, бросил меч и начал беспорядочно метаться по площадке перед пещерой, пытаясь содрать с себя доспехи. Доспехи, видимо, были хорошо закреплены, посему содрать их не получалось. Хельга аккуратно подцепила соперника когтем и поместила его в речку. Вода зашипела, рыцарь пришел в себя и ухитрился доспехи сбросить, после чего, выкрикивая нечто нечленораздельное, рысью переместился подальше от места битвы.


Хельга надеялась, что характер проведенной битвы заставит героя держать язык за зубами и не слишком хвастаться знаниями о ее месте обитания…


***


- Ох, горе-то какое! - сокрушался с утра король, вытирая глаза шелковым платочком. - Утащил злой дракон сыночку моего меньшего, надежду старости....


- Батюшка, - одернул отца старший сын, Генрих. - Ты опять забываешься. Николина не "твой младший сын" а "твоя единственная дочь"...


- Точно, - вздохнул король, и снова, картинно протерев глаза платочком, запричитал, - Ох горе-беда, унес дракон доченьку мою единственную, отраду моих глаз, свет очей моих... А амулет она потерять умудрилась, и теперь не видать нам драконьих сокровищ. Что делать-то будем, дети мои? - король повернулся к сыновьям. - Казна пуста, и теперь, вместо ожидаемого пополнения сокровищниц, нам еще придется тратиться на возвращение принца. Ну, в смысле принцессы. Просто так ее никто спасать не станет... не бросать же ее теперь?


Утром, когда король вызвал придворную ведьму, чтобы узнать местонахождение принцессы, заклинание поиска привело их за границы сада, где обнаружился амулет. Ведьма развела руками, пообещала что-нибудь придумать, да и пропала с концами. И теперь король собрал семейный совет, чтобы обсудить дальнейший план действий.


- А если, - туповато улыбнулся третий сын, Михаэль, - если предложить спасителю руку принцессы? Думаю, окажется достаточно желающих...


- Почему бы и нет? - со злобной ухмылкой поддержал его Клаус, второй по счету. - Николина сама виновата, что потеряла амулет, вот пусть теперь разбирается с последствиями.


Генрих нахмурился - такого развития событий он не ожидал. Младшего брата было жалко. Но и он не стал возражать.


- Наверное это единственный вариант, - печально вздохнул король, - Что ж, пойдем к народу, объявим королевский указ...


***


- На что налог? На навоз? - Хельга не знала, смеяться ей или плакать. Освобождённый из заключения Николас решил, что тянуть с признанием большого смысла не имеет, и исчерпывающе обрисовал ситуацию с выкупом. Теперь они сидели с драконом друг напротив друга, надувшись. Николас за ночь замёрз, тело болело от жестких камней, на которых пришлось спать, желудок намекал, что давно пора подкрепиться, а звуки, заставившие его проснуться, вообще вводили в уныние.


Хельга тоже не испытывала восторга от происходящего. Решить вопрос с золотом одним махом при таком раскладе не получалось. Мало того, что принц'есса выдалась нищая, так ведь без ущерба для репутации не получится и обратно её сплавить. А значит, нужно ожидать толпу придурков, которые попрутся принцессу освобождать. Можно было бы известить соседние королевства о реальной имущественной стороне проблемы, а заодно и проблемах гендерной идентификации пленника, но когда ты дракон - кто тебе поверит? Стереотипы, будь они неладны.


- Ну что, принцесс, иди-ка, посиди в пещере. Заодно свою шерсть приберешь. Надо обстановку разведать, - Хельга подтолкнула принца в пещеру, и, закрыв камнем вход, взмахнула крыльями.


- Будешь хорошо себя вести - поесть принесу, - и взмыла в небо.

Авторы: Н.Смит, В.Карпов, П.Степанов, Е.Grееn

Коварный план. Часть 2/12. Сказка, Дракон, Фэнтези, Сказочный мир, Внешность обманчива, Истории про Драконов, Текст, Длиннопост
Показать полностью 1
61

Коварный план. Часть 1/12.

Часть 1.


- Проклятые стереотипы! - бурчал себе под нос принц, привычно пытаясь затянуть на спине шнуровку платья. Он всегда одевался сам, ненавидел помощь слуг, - Стоит только королю иметь сыновей и ни одной дочери, так драконы облетают государство стороной.


Младший принц уверенными движениями наносил макияж.


- И вот я с малолетства наряжаюсь в бальные платья и бантики-заколки, пудрю лицо, крашу глаза... И всё зачем? Чтобы прилетел дракон и украл меня.


Принц завивал свои светлые длинные волосы. Хоть с этим повезло: отрастил - и парик носить не надо.


- Казна пуста! - передразнивал он голос отца, - Ты - вся надежда королевства! Твой долг - поймать дракона на живца. На тебя, сын мой. Вестонии нужны сокровища крылатой ящерицы, иначе нам не заключить брачных союзов для твоих братьев. Все знают, что мы бедны, и не хотят отдавать дочерей за нищих принцев. А нам необходимо расширять границы.


Так говорил батюшка и облагал новыми налогами крестьян, но это не спасало. Последний налог "на навоз" вызвал бунт, который едва подавили.


Так вот, драконовы сокровища. Долгосрочный коварный план короля состоял в том, чтобы обогатиться за один раз, и отсутствие дочери не долго его смущало. Стройный, миловидный, невысокий принц вполне мог сыграть женскую роль. Принца, что характерно, не спросили.


- Вот сцапает он тебя, а наша колдунья найдет логово по своему заговоренному амулету, я отправлю войско - и сокровища станут наши!


Король наказал носить амулет на шее, никогда не снимая. Принц не снимал.


Из начищенного до блеска металлического зеркала на него смотрела миленькая девушка. Ещё раз критично осмотрев себя, принц решил, что грудь маловата и запихнул в корсаж ещё тряпок. Вот так лучше.


Сегодня бал в честь шестнадцатилетия принцессы, которой нет. Сегодня он будет гулять по саду, и по традиции его сцапает дракон. Ведь каждому известно, что они именно так всегда и поступают. Зверя уже замечали на границе с соседями, значит, дракон знает о добыче.


Принц вышел за дверь, шурша юбками и улыбаясь придворным. Всё хорошо в этом плане, особенно - возможность покинуть королевство и никогда не возвращаться.


Лже-принцесса поклонилась королю, весь вечер исполняла свою роль, а когда солнце склонилось к горизонту, вышла в сад.


Шорох крыльев не заставил себя ждать. Рывок вверх, глоток холодного воздуха нового начала. Никогда он сюда не вернётся, у него были свои планы на жизнь, жизнь без верёвок кукловода.


Когтистые лапы бережно держали добычу, крылья размеренно и неторопливо взмахивали в ритме свободы.


Амулет был выпущен из рук и, кружась, как осенний лист, упал за границей сада.


***


- Стереотипы - вещь, конечно, идиотская... - сказал юный ведьмак (или ведун?), вертясь у зеркала в попытках эффектно пристроить на долгое время нестриженых волосах остроконечную шляпу, - но ничего не поделаешь...


И вправду - старая ведьма померла, а наследницы среди молодых девиц сыскать не успела. А молодой человек, с интересом изучающий ведовские книги, еженедельно приходил помогать старушке. Но ведьмой-то обязательно должна быть женщина, к ним доверие особое - вот и приходится выдерживать этот маскарад, даже при королевской семье... Вот и приходится щеголять в чёрных башмаках и платье - зато король зарплату платит, а деньги-то нужны...


Только часто такое выдаёт... Вот, из последнего - придумал на королевское дитя приманить дракона, чтобы он, значит, выкрал, а потом прийти к нему армией, убить и обчистить сокровищницу. А за этим следовало предоставить королю зачарованный амулет, дабы потом направить армию в нужное место спасать принцессу...


Принцессу... Ха! Если бы это была принцесса! Ведун уже собирался сбросить с себя чёртов ведьминский наряд, да, прикинувшись при помощи колдовства знатным женихом, прописаться королевским зятьком! Но не был бы он мастер в ведовском искусстве, если б не определил, что принцесса... Того... Тоже трансвестит. Н-да, неловко было бы в первую брачную ночь.


А ещё этот умник надумал сбежать. Бросить амулет и затеряться в ночи под шорох драконьих крыльев. Но у ведуна были свои планы - та чугуниевая болванка, выданная "принцессе" с наказом не снимать, дабы его было можно найти, была заблаговременно оснащена заклятием, передававшим слепки мыслей обладателя, которые юный колдун давно научился расшифровывать, так и выяснил планы принца. Амулет этот найдут в дворцовом саду, "ведьма" разведёт руками, покручинится вместе со всеми, будут, возможно, похороны с пустым гробом...


А после проложит путь по Следящим Заклинаниям, что были заложены, на всякий случай, на все брошки, колечки и заколки принца, а до кучи и на его розовое платьице - и отправится верхом на метле за бестолковым беглецом, решившим не учитывать, что дракон может его вполне и слопать. Один ведун, конечно, дракона не одолеет, и всех сокровищ не заимеет, но вполне достаточно будет чудище обхитрить, возможно, очаровать "по-женски", ха-ха, да и свистнуть столько драгоценностей, сколько на метле можно будет унести.


А дальше? Дальше они оба смогут начать новую жизнь. Без дурацкого опереточного маскарада. Теми, кем являются - Принцем и Ведуном.


***


- Проклятые стереотипы, - думала Хельга, выползая из пещеры. Хельга была классическим драконом. Ну, то есть, драконихой, хотя это слово явно неблагозвучно. Что делать, "самка дракона" - вообще звучит вульгарно, поскольку подразумевает абсолютное отсутствие у драконов зачатков разума. Что, разумеется, далеко не так, поскольку драконы - одни из самых разумных магических существ. Классический дракон, как известно, всю свою бесконечную жизнь сидит в пещере на куче золота, охраняя его от разного рода желающих обогатиться. И иногда осуществляет боевые вылеты за очередной принцессой.


С золотом, правда, не сложилось. Ведь назвать "кучей" те три монеты, которые в незапамятные времена обронил у пещеры случайный прохожий, довольно затруднительно, не правда ли?


- Ну зачем мне принцесса? Что я с ней буду делать? Собачиться на кухне? Так ведь и кухни никакой нет, - вздохнув, Хельга развернула огненные крылья и одним взмахом поднялась в небо. Сегодня минула первая сотня лет, как она вылупилась из яйца, и по драконьим обычаям ей положено было украсть свою первую принцессу. Как раз в соседнем царстве праздновали совершеннолетие королевской дочки. Хельга, по своей женской сущности, была категорически против кражи принцесс, однако нужно было как-то поправлять дела с золотой кучей в пещере.


Легкость полета, мощные крылья, да и дорога до царского сада была не столь длинна. Принцесса в лунном свете была очаровательна... для того, кто принял бы переодетого мужика за принцессу!


- И здесь обман! - разочарованно подумала Хельга, сложив крылья и со скоростью реактивного бомбардировщика пикируя вниз. Однако в глубине души у Хельги зародилось некоторое, небольшое, облегчение. А может быть даже и легкая радость. И даже некоторая надежда… Ну, посмотрим.


Бережно схватив принца, Хельга взмыла обратно в облака. Хм… Этот наивный выбросил кусок железяки и совершенно не чувствует заклинаний, которыми обернут с ног до головы! "Ну ладно, с автором мы еще пообщаемся", - облизнулась Хельга…


***


- Как же эти стереотипы меня достали, - процедила Эльза, пытаясь потуже стянуть грудь, - Почему рыцарь - это обязательно мужчина?


Ее отец - главнокомандующий королевской гвардии - считал позором не предоставить на государственную службу своего сына. А раз сына нет - вот тебе, доча, доспехи, вот оружие, иди обучайся военному делу.


Нет, ничего против боевых искусств Эльза не имела, ей даже нравилось. Не нравилось ей лишь то, что приходилось изображать мужчину. Но кого когда-либо интересовало ее мнение? То-то же. И если в детстве это было еще нормально, то в последнее время ей все тяжелее прятать свою фигуру под доспехами. Вот почему девушка не может быть рыцарем? Через неделю ей исполняется семнадцать, ее заберут в гвардию, и тогда пути назад уже не будет. Придется до конца жизни играть мужскую роль, хоть принимай обет безбрачья. А то, что ей может хотеться замуж, опять же никому не интересно.


Но она еще сможет все переиграть. В это смутное время часто пропадают принцессы, и спасшие их получают славу и... Нет, жениться на принцессе она, конечно, не собирается, но кто знает? Возможно, если она спасет принцессу, ей удастся получить признание, а заодно неплохую должность телохранительницы при принцессе? Сама принцесса, как любая нормальная девушка, вряд ли сильно расстроится, избавившись от навязанного мужа...


Облачившись в доспехи, Эльза подхватила шлем и бесшумно вышла из дома. Ее отсутствие обнаружат только утром, а к тому времени она будет на границе с соседним королевством. Там ее уже никто преследовать не будет. И тогда - прощай, наконец, жизнь по чужим правилам! Она будет сама управлять своей жизнью.


Эльза вскочила на своего верного коня и отправилась навстречу свободе.


Авторы: Н.Смит, В.Карпов, П.Степанов, Е.Green
Коварный план. Часть 1/12. Сказка, Дракон, Фэнтези, Сказочный мир, Истории про Драконов, Внешность обманчива, Длиннопост
Показать полностью 1
25

Про ведьму-иллюстратора

Как-то раз Ведьма захотела стать иллюстратором.

Она лежала и думала, что, вот, скажем, есть талантливые пианисты, гениальные физики (про физиков было думать почему-то не очень приятно, но они есть и никуда от этого не деться) или даже просто сантехники от бога, и лишь она одна - бесталанная жирная тварь. Внезапно под кроватью что-то зашуршало. Ведьма разгребла фантики из-под шоколадных конфет, отложила планшет с интернетами в сторону и перегнулась через край, посмотреть что там творится и какого вообще чёрта.


А там творился почему-то Кот-в-сапогах. Он ловил блох у себя на спине, клацая зубами и причавкивая. Заметив, что его заметили, Кот выскочил на середину комнаты, слегка прихрамывая правой лапой.


- Натирают, сволочи, - пояснил он изумлённой Ведьме. - На пятке. Пластыря нет?

Ведьма потрясла головой, пытаясь стряхнуть иллюзию и образы кошачьих пяток.

- Ты кто? - спросила она.

- Я джинн, - сказал Кот. - Почеши за ушком, загадай желание и всё такое. - Он ещё раз посмотрел на ведьму и тяжело вздохнул. - Что?! Нас всегда неправильно представляли. Лампы, газообразные мужики в повязках - нет предела человеческой фантазии, сама знаешь. Не соврёшь - сказку не расскажешь.

Кот стащил сапоги и запрыгнул на кровать.

- Господи, наконец-то, какое счастье. - мурлыкнул он сворачиваясь клубочком в Ведьминых ногах.

И тут же заснул.


А Ведьма поглаживала его, почёсывала за ушком и думала, что с шоколадом пора завязывать. Особенно опасны конфеты с красными фантиками. Кто знает, что в них туда напихали, даром что вкус странный.


Под утро Кот ушёл. Встал, морщась, нацепил сапоги и был таков.


- А желание-то какое? - спросил он обернувшись. - Чего тебе хочется?

- Рисовать, - сказала Ведьма, решив, что может быть откровенна с собственными глюками. - Не как в институте, а взаправду. Хочу быть талантливым художником.

- Ну, ладно, - Кот пожал плечами, исчезая.

- И ножки! Хочу стройные ножки! - крикнула она вдогонку, но было поздно.


Как только Кот ушёл, села Ведьма проверять, действует ли волшебство. И во те на те - действует. За что Ведьма ни возьмётся - карандаш, фломастер, акварель или даже ручку шариковую, - всё получается хорошо. Кровью даже пробовала писать. На обоях. Большего идиотизма было не придумать. Но тоже ничего так вышло, живописненько.

Стало с тех пор Ведьме шедевр написать - что кекс испечь. Но всё равно сама рисовала она редко. Либо когда в институте заставляли, либо когда совсем делать было нечего.

Зато не реже раза в месяц наведывалась в Третьяковскую галерею. Ночью. Поправлять работы старых мастеров. Больно много у них в картинах ошибок и помарок было. Раздражает.

И каждый раз перед сном заглядывала с надеждой под кровать. Не видать ли там джинна.

- Стройные ножки... - бормотала она, засыпая, и горестно качала головой.

Показать полностью
36

У-айи, дочь дракона

Добрая сказка на ночь.

Когда этот странный тип, с ног до головы увешанный железками, притащил мне У-айи, я даже и не успел понять, что происходит. На всякий случай прикрыл хвостом глаза и прикинулся спящим, от всей души надеясь, что он не додумается прикасаться ко мне этим металлом, смердящим словно все круги ада разом. Но он оказался настолько любезен, что молча подпихнул свёрток мне под левый бок и, тяжело сопя, покинул моё жилище, унося, наконец, с собой этот мерзкий запах железа и крови. Нет, ко мне и раньше забредали некоторые двуногие, но никогда они не были закованы в железо с головы до пят. Свертки, кстати, и раньше тоже перепадали, но по большей части со всякой ерундой - то какая-то мазня на холсте, то ещё живую корову раз приволокли. Впрочем, холстина мне пригодилась, когда я делал загон для коровы. Молоко, оно, знаете, в любом возрасте полезно.

Что-то у них там было не так, у людей, живущих в лощине. Три сотни лет назад они пришли и стали жить на моей территории, но такое я вижу впервые. Сожгли все свои постройки, разогнали овец и коров по окрестным лесам, а сами взялись драться с какими-то пришлыми двуногими в рогатых шлемах. Я был склонен думать, что у двуногих началась война, но решил держать нейтралитет, даже если это окажется так. Ещё не хватало мне на шестисотом году жизни лишиться чешуи из-за глупых людей, которые не способны решать вопросы мирно. Пока я размышлял, сверток проснулся и заорал на всю пещеру "Уааа" на вдохе произнося "ййи". Вот тогда-то я и понял, что человек, принёсший мне это был совершенно невоспитанным типом, который мало того, что навонял железом на всю пещеру, так еще и подкинул мне живого человеческого младенца. Слава богам, ему все-таки хватило смелости отдать богу душу почти у самой деревни, а не прямо там, где я сплю. У-айи все кричала и кричала, и уже надоела мне настолько, что я решился было впервые в жизни сожрать кого-либо не тратя времени на приготовление.


Но моя У-айи была совсем не проста уже тогда, она схватила меня своими маленькими цепкими пальчиками прямо за бороду, прекратила плакать, и, посмотрев мне прямо в правый глаз, похитила моё сердце навсегда.

Первые дни, помню, я вёл себя как истинный дурак, ведь я и с людьми то не общался, а с их младенцами и подавно. Мои столовые принадлежности были решительно велики для У-айи, но в итоге это обернулось плюсом. Я просто уложил на дно миски ту холстину с картинками, и для малышки вышла славная кровать. Поначалу я пытался накормить мою девочку жареной бараниной, но она только рыдала ещё горше, выводя своим ангельским голоском звонкое "УААААА" и всхлипывая в промежутках "ййи". Тогда это прозвище к ней и прилипло, хотя я с самой первой секунды знал, что истинное имя её будет Орезмирижайндолин . Слава богам, коровье молоко пришлось ей по вкусу, я и порадовался, что зарезал овцу, а не корову, хотя хотел поступить именно так.


Когда У-айи подросла, она стала задавать множество вопросов, и очень сердилась, когда я пытался втолковать ей, что она вовсе не моя дочь. Тогда она показывала мне язык и шла играть с тем скелетом в доспехах, что остался от человека, принесшего мне мою малышку. Она ужасно любила рассказывать мне истории, которые сама и сочиняла, а однажды, когда она обнимала мою лапу, я наконец понял, почему У-айи на меня сердится.

Девчонка росла просто стремительно, драконьи дети так не делают. Я не успел и оглянуться, как моя дочь достигла роста взрослого человека, и все чаще стала с тоской смотреть вниз, в лощину, где уцелевшие люди почти возвели все свои постройки вновь.

Я помню, сделал вид, что сердит на мою девочку, когда она сообщила мне, что уходит жить в деревню. Я тогда отвернул морду к очагу, не желая, чтобы дочь видела в моих отчаяние и страх, нежелание расставаться и ощущение, что меня предали. Так и сидел, надувшись, пока она наконец не ушла, проронив на прощание "Я всегда тебя буду любить, папочка". Смешно, ей-богу, вспоминать это сейчас, когда, пусть и раз в неделю, по моему хвосту ползают внуки, а моя У-айи заваривает мне можжевеловый чай. Каждый вечер, сидя у пещеры, я смотрю вниз, в лощину, вижу добротный дом с покатой крышей, и жду, пока погаснет огонь во всех окнах. Тогда я лечу вокруг деревни и леса, облетаю все поля и луга окрест, высматривая хоть малейшую угрозу, размышляя о том, как добра была война, когда подарила мне моё дитя, но, несмотря на это, больше я в этих землях такого не допущу.



P.S. Коммент для минусов ниже, спасибо за внимание.

Показать полностью
95

Дракон и пенсия

- Ты когда-нибудь думал о пенсии? - Дракон отставил рюмку, мечтательно улыбнулся и затянулся крепкой сигаретой с желтым фильтром.

- Я никогда не был на пенсии, - стеснительно улыбнулся рыцарь, - И не думал о ней, рыцари не выходят на пенсию. Не успевают...

- Не знал, что на небесах никуда без этого? - Дракон повернулся к рыцарю и заговорил неожиданно горячо, - Пойми, на небесах только и говорят, что о пенсии - как она бесконечно прекрасна. Когда горящее жерло работы вдруг отпускает тебя, и ты погружаешься в море жизни, безудержно тратя все свои пенсионные накопления... Как лёгкий бриз качает твою лодку, а губы жжет старушки поцелуй, пропитанный Валокардином. А ты? Что ты им скажешь? Что ты так никогда и не был на пенсии?

1281

Сказочная живопись Виктора Михайловича Васнецова

"Кощей бессмертный"

Сказочная живопись Виктора Михайловича Васнецова Сказка, Живопись, Картина, Васнецов, Сказочный мир, Длиннопост

"Спящая царевна"

Сказочная живопись Виктора Михайловича Васнецова Сказка, Живопись, Картина, Васнецов, Сказочный мир, Длиннопост

"Ковер-самолет"

Сказочная живопись Виктора Михайловича Васнецова Сказка, Живопись, Картина, Васнецов, Сказочный мир, Длиннопост

"Три царевны подземного царства"

Сказочная живопись Виктора Михайловича Васнецова Сказка, Живопись, Картина, Васнецов, Сказочный мир, Длиннопост

""Иван-царевич и серый волк"

Сказочная живопись Виктора Михайловича Васнецова Сказка, Живопись, Картина, Васнецов, Сказочный мир, Длиннопост

"Несмеяна-царевна"

Сказочная живопись Виктора Михайловича Васнецова Сказка, Живопись, Картина, Васнецов, Сказочный мир, Длиннопост

"Бабушкины сказки"

Сказочная живопись Виктора Михайловича Васнецова Сказка, Живопись, Картина, Васнецов, Сказочный мир, Длиннопост
Показать полностью 5
54

Странная болезнь

- Аааа!!! Мамочки мои, дракон! - орала принцесса.

- Как же все банально, - вздохнул ящер, - да, дракон. Ты что, драконов никогда не видела?


- В-в-видела, - золотоволосая голубоглазая девочка всхлипнула еще раз для профилактики и уточнила:


- Н-на картинках. В книжках.


- В каких книжках? О чем? - большая чешуйчатая голова заинтересованно опустилась ниже.


- Аааа!


- Да тише ты! Мы уже выяснили, что я дракон, так?


- Д-да, - принцесса на всякий случай отошла на шаг назад, прижалась к стене пещеры и закрыла лицо руками. Так безопасней.


- Так, осталось выяснить, что мне от тебя надо. И что тебе надо от меня. Что в твоих книжках на этот счет говорилось?


- Драконы похищают принцесс... И сокровища. И скот. А что такое скот? - девочка не выдержала и отодвинула два пальца и любопытным глазом посмотрела на хозяина пещеры.


- Все нас окружающие, - под нос себе буркнул дракон, - Скот, это быки и коровы. Знаешь таких? Да? Ну вот и я знаю. А для чего они мне - ума не приложу. Доить - так у меня лапы для этого не приспособлены. А мяса с них - на один зуб. За неделю все окружающие поля разорились бы... Кстати, это все? Больше ничего в книжках не говорится?


Девочка убрала одну руку от лица, слушая. Вторая, по рассеянности и забывчивости прикрывала левый глаз.


- Говорится. За принцессами приезжают храбрые и красивые рыцари, убивают дракона, влюбляются в принцесс и потом свадьба. А что такое влюбиться? И свадьба?


- Больно ты любопытная, девочка, - поморщился зверь, - Как тебя зовут, кстати?


- Я не девочка, я принцесса! Ее высочество Розмари Элизабет Валенштайн!


- Ого-го, - усмехнулся дракон, - что такое "любить" не знаем, а титул уже выучили. А принцесса что, не девочка?


- Н-н-нет... - Розмари замялась, а потом уже более уверенно выдала:


- Принцесса - венценосная особа.


- Вау! - дракон хотел было заапплодировать, но вспомнил, что у него "лапы не приспособлены", - ладно, пролетели. А скажите мне, сеньора Валенштайн, а за что рыцарь должен убить дракона?


- Ну как же?.. За то, что он ее похитил!


- А я тебя похищал? - дракон озадаченно сел на задние лапы и наклонил голову.


- Неет... - девочка от неожиданности вопроса тоже сползла по стене и уселась, - я... я сама пришла.


- Правильно, - похвалил ее дракон, - пришла значит ко мне домой, в мою милую уютную пещерку, разбудила, оглушила, еще и принцами тут угрожает. Вообще обнаглела молодежь. Зачем пришла-то?


- Эм... - Розмари задумалась, - ну, мне братик сказал, что в этой пещере цветы красивые растут. Я люблю цветы...


- Цветы?


- Да...


- В пещере?


- Да...


- В темноте?


- Томас сказал, что они волшебные. Что папа... то есть, Его Величество, сможет вылечиться с их помощью.


- Ага, вот оно значит как...


- Выходи, страшное чудище! - раздался крик снаружи, - Я, сэр Родерик Разящий! Я вызываю тебя на честный бой!


- О, а вот и рыцари пожаловали, - ящер осторожно пошевелился и посмотрел на девочку:


- Понаблюдать хочешь, венценосная особа, или оставить тебя тут безопасности ради?


- Хочу! А тебя... убивать будут?..


- Похоже на то. Пожалуй, оставайся тут.


- А может... не надо убивать? Ты вроде не злой...


- Скажи это сэру Родерику, - вздохнул зверь и, щурясь на солнце, вылез из пещеры:


- Здрасти, Ваше Благородие, с чем пожаловали? Вас угостить настойкой из трав?


- Эээ, - опешил рыцарь, - какой настойкой? Из каких трав? Бррр! Не морочь мне голову, хитрое чудовище! Я пришел сразиться и отомстить за жизнь прекрасной Розмари!


- Хэй, венценосная, поди сюда. Тут твою жизнь хотят, - дракон обернулся в сторону пещеры.


- Нашла! Нашла-нашла! - принцесса выбежала из пещеры, что-то сжимая в закрытых кулачках, - Родерик, не убивай этого дракона, я нашла их!


Девочка подбежала к рыцарю, протянула руки вверх, к самому лицу, чтоб уж точно разглядел, и раскрыла ладони.


Рыцарь потерял дар речи. Он смог оторвать взгляд от того, что держала Розмари только через несколько минут, перевел его на дракона, ожидая видимо решительных действий, направленных на отбирание священной реликвии. Но хозяин пещеры даже не пошевелился, с не меньшим любопытством разглядывая "цветочек":


- Забавная штука. Это она спасет твоего отца? - обратился он к девочке.


- Да! - в голубых глазах светился восторг, - Томас ее подробно описывал... Но все равно она красивее!


- И ты... не будешь за нее... за них сражаться? - Родерик неловко переминался с ноги на ногу и пытался куда-нибудь незаметненько спрятать такой неуместный сейчас меч.


- А зачем? - ящер пожал плечами, - Это человеческая штучка. Честно говоря, я не знаю даже, как она ко мне попала. Я вроде только на золото да камни драгоценные покушаюсь. А с волшебством связываться опасаюсь.


- Ну тогда... мы пойдем? - рыцарь ухватил танцующую от распирающей ее гордости девочку за руку и чуть повернулся в сторону замка.


- Идите-идите, - дракон благожелательно помахал им правой лапой.


***

- Нашли? Быть не может! - король, забыв про болезнь, спрыгнул с кровати и присел на корточках рядом с девочкой:


- Ну-ка, доча, показывай.


- Вот! - девочка снова раскрыла корзиночкой свои ладошки. Из них бил яркий луч света, от которого Его величество в первые секунды зажмурилось.


- Ура! - выдохнул король, схватил "лекарство" и куда-то убежал, подбирая полы пижамного наряда.


- Что это с ним? - спросил Родерик, собственно ни к кому конкретному не обращаясь.


- Выздоровел наверное. Быстро как-то, - пожала плечами Розмари, - ну и слава Богу.


***

- Аларейна, любовь моя, звезда моя, я достал то, что ты просила! - король, как обычный крестьянин стоял сейчас в загоне с лошадьми на коленях перед простой девушкой, - вот! - и он повторил жест своей дочери.


Девушка удивленно расширила глаза, осторожно протянула руку к подарку, коснулась, и тут же отдернула. Горько вздохнула.


- Нет. Это сделал не ты. Я же предупреждала. Звезда, которую достают для кого-то, сверкает ярче в руках того, кто достал. И еще ярче в тех руках, для которых за ней карабкались в небо. А эта... Лишь тусклый отголосок истинной любви. Верни ее тому, кто принес ее тебе.


- И это тебе не нравится! - его величество рассерженно отбросил подношение в сторону, - ну и живи дальше в своем хлеву! Я тебе дворец предлагал, звезду с неба, а ты... - он размашистым шагом вышел из помещения, хлопнув дверью.


- А нужно было предлагать сердце... - Томас, младший брат Аларейны, осторожно поднял серый холодный камень, маленькая искорка в котором от его прикосновения вспыхнула волшебным звездным светом.


Автор:  Ghost_Elis

Странная болезнь Дракон, Принцесса и Дракон, Сказка, Фэнтези, Рассказы про Драконов, Истории про Драконов, Сказочный мир, Принцесса, Длиннопост
Показать полностью 1
467

Драконы, рыцари и иже с ними...

Дракон сидел в своей пещере и задумчиво разглядывал потолок. Сталактиты мрачно свисали со свода. Душа просила чего-то необычного. Но, увы, храбрые рыцари перевелись, а принцессы надоели до тошноты.

Дракон выпустил клуб дыма. Закопченные сталактиты закоптились ещё больше.


-Эх, скучно-то как! Пойти селян попугать что ли? Нет, селяне больше не боятся меня, все больше припахать к какому нибудь делу стараются. Что бы сказал мой отец! Он же последнюю чешую с хвоста потерял бы.


Разговаривая с потолком, дракон ещё раз его подкоптил. Потолку было плевать, он молчал.


- А может на королевство напасть? Их сейчас много стало. Ой, нафиг, у них теперь огнестрельное оружие, потом пули замучаешься выколупывать. Вот счастливое было времечко пару десятков лет назад стрелы, катапульты, рыцари с железяками в руках, пролетаешь мимо, все бегают, суетятся, как чижики угорелые. Весело.


Сверху на хвост упал сталактит, дракон взвыл. От его воя упали еще несколько сосулек. Голова и тело успели увернутся, хвост опять пострадал. Немного успокоившись, дракон угрюмо посмотрел на потолок. Потолок продолжал так же угрюмо молчать.


Решив, что в пещере делать уже не чего дракон выполз на полянку. На полянке делать тоже было, в общем, то нечего, но тут хоть на хвост ничего не падало.


- А может мне принцессу, какую-нибудь украсть,- продолжал размышлять дракон. И тут же его перекосило от воспоминаний. Последняя принцесса, которую он украл, оказалась похуже драконихи. И за неимением рыцаря-спасителя, чуть было не женила на себе похитителя.


- Нет уж, даром не нужно такое счастье, я же ещё молодой, а принцессы сейчас все эмансипированные. Ты им слово, а они в тебя сковородкой. Ведь так?- поинтересовался дракон у неба. Увы, небо в белых барашках-облаках, было ещё менее разговорчивым, чем потолок родной пещеры.


Внезапно из леса вышло нечто закованное в броню, с двуручным мечом. Вышло, почему то спиной вперед, при этом таща меч по земле, держа его обеими руками. Меч тащится, куда либо категорически не желал, поэтому упорно цеплялся за все корни, кочки и ветки.


Здраво размыслив, дракон пришел к выводу, что тело в броне является не кем иным как рыцарем. А рыцарь тем временем не сдавался, и продолжат тянуть меч, тихонько матерясь под нос.


- Может, стоило вынуть его из ножен?- осторожно поинтересовался дракон, продолжая лежать на травке.


Рыцарь от испуга вздрогнул, дернулся, меч, именно в этот момент, решив, отцепится от коряги, описал красивую дугу и улетел в другие кусты. Дракон с рыцарем синхронно проследили его полет. Рыцарь выматерился.


- Вот какого лешего надо было подкрадываться? Как мне его теперь искать? Я же его напрокат брал,- накинулся рыцарь на дракона.


- Меч? Напрокат? А их сейчас на прокат дают?- удивленно покачал головой дракон.


- Дают,- ответил рыцарь,- под расписку и паспорт в заклад нужно было оставить. Надо искать, а то как я без паспорта то?


- А позволь спросить, зачем тебе вообще понадобился меч и вообще все эти консервы на тебе?


- Как это зачем? А тебя как убивать?


- А зачем меня убивать?


- Нуууу, ты же чудище бессовестное, принцесс похищаешь, людей пугаешь, скот их пожираешь,- начал загибать пальцы парень.


В это время на полянку вышел человек с овечкой, которую он вел на веревочке.


- Вот, ваше драконство, как и договаривались, овечка на день, как и написано в контракте.


- Спасибо, -поблагодарил дракон крестьянина,- а меня вот тут обвиняют, что я овечек у вас таскаю, ворую так сказать.


- Да как же можно то! Вы же нам столько хорошего сделали. Мы же и в лес теперь можем без страха ходить, да и туристов на вас посмотреть водим, а это такие деньги в бюджет идут. Что нам какая то овца в день!


- Вот видишь,- обратился дракон к рыцарю,- один пункт вычеркивай. Нет даже два, людей я не пугаю, как видишь, люди сами ко мне идут. Что там дальше по плану? Ага, принцессы.


- Да, принцессы, ты их похищаешь, развращаешь и пожираешь, и поэтому я отрублю тебе голову…как только найду меч.


- А что ты будешь потом делать с принцессой, стесняюсь спросить?


- Вот и стесняйся,- пробурчал рыцарь из кустов, рыская там, в поисках меча, - женюсь я на неи, вот что буду делать.


На миг из кустов высунулась его русая макушка. Шлем, судя по всему, он тоже потерял. Дракон удрученно покачал головой.


- Эх, не знаешь ты этих принцесс. Даже если бы у меня была лишняя принцесса, думаешь, я бы тебе её сразу же не отдал? У меня после последней ещё глаз дергается, я можно сказать, теперь вообще принцессофоб.


- Кто!?


- Ну, принцесс боюсь, не правильные они теперь.


- Даже так,- покачал головой рыцарь,- и за что же мне теперь тебя убивать.


- Вроде бы и не за что стало,- улыбнулся дракон.


- А я ведь так хотел подвиг совершить!


- И до сих пор хочешь?


- А у тебя есть варианты?- рыцарь с такой надеждой посмотрел на дракона, что тому даже неудобно стало.


- Есть один, я сейчас подожди меня немного,- дракон рванул в пещеру, только хвост мелькнул.


Через несколько минут он выполз от туда, неся в лапе нечто блестящее. При ближайшем рассмотрении это оказался большой сапфир. Рыцарь таких больших и красивых никогда не видел. Солнце играло на его гранях, делая на удивление похожим на звезду в ночном небе, яркую и неземную.


- Вот.- Дракон с гордостью продемонстрировал камень.


-Красиво, - сказал парень, - и что с ним теперь делать?


- Видишь ли, у каждого дракона есть подобный камень. У кого-то алмаз, у кого-то изумруд, в прочем это не важно. А важно вот что - эти камни исполняют желания.


- Так это правда,- округлил глаза рыцарь, - драконы действительно могут исполнять желания. А почему у тебя именно сапфир?


- А он к моим глазам подходит,- отмахнулся дракон,- и исполнить мы можем только одно желание, самое заветное. При этом я не могу сам загадывать желание, нужно, что бы это сделал кто нибудь другой.


- И ты хочешь, что бы я загадал желание?


- Именно, почему то мне кажется, что это будет весело.


- А зачем тебе это нужно?- подозрительно сощурился рыцарь.


- Мне скучно, я прожил много сотен лет, я видел рассветы и закаты величайших королевств, я видел людей, которые ходили в шкурах и не умели говорить - пояснил дракон,- а теперь возьми камень двумя руками и пожелай всей душой, всем сердцем.


Парень взял сапфир в руки, зажмурился, и…Рыцарь уже не видел, как время пошло вспять, многие годы развития технологий и науки, величайшие труды и произведения искусства канули в бездну. И вот на траве у пещеры нет ни рыцаря, ни сапфира. А есть только дракон, задумчиво прикрывший глаза.


-Любопытно,- пробормотал он,- очень интересный эффект, у других такого не было, видимо паренек действительно пожелал о том чтобы все стало как раньше…вот только я забыл его предупредить, чтоб он уточнял временные рамки.


Дракон распахнул крылья и взмыл в небо. Где то вдали тираннозавр нашел себе обед, обед орал на все джунгли и съедаться не желал.


- Так, в прошлый раз я раздавил бабочку, получились люди. Интересно, что будет, если теперь я съем вот этого зверька?


Съев, мохнатую мышь переростка дракон вернулся в пещеру, перебрал там сапфиры, сваленные в углу, и отправился наблюдать за новым экспериментом с эволюцией.



P.S.Ребята, сильно тапками не кидайте, чукча не писатель, чукче просто было скучно=)

Показать полностью
168

Сказка о драконе, который не умел любить

Жил-был однажды маленький дракон. Он рос необычайно быстро, и его мама гордилась сыном и говорила:

- Ты будешь закрывать своими крыльями солнце и станешь самым большим и умным драконом в мире!

- Только не забывай, что ты должен еще быть самым сильным и грозным, чтобы тебя все уважали! – добавлял папа.

- Ох, боюсь, что это не сделает тебя счастливым, -- вздыхала старенькая и мудрая бабушка. Но ее никто не слушал.

И вот дракон стал взрослым. Он был так огромен, что его крылья закрывали полнеба. Дракон наслаждался своей необычайной силой. Его любимым развлечением было нагонять ужас на людей.Своим огненным дыханием дракон устраивал лесные пожары, уничтожавшие людские селения. Он вызывал землетрясения, прыгая по горам. Деревни, расположенные на берегу моря, дракон затапливал, поднимая огромные волны. Он топил также рыбацкие лодки и проплывавшие мимо корабли, а иногда с легкостью выбрасывал на берег огромных китов, чтобы люди в ужасе говорили:

- Как силен этот дракон! Он самое могущественное существо в мире!

И однажды он был за это наказан. Чистое голубое небо над его головой внезапно потемнело и засверкало тысячами молний, гора под ним задрожала и раскололась.

- Мы, силы природы, долго терпели твои выходки, дракон! Мы долго ждали, что ты перестанешь нести разрушения, ужас и смерть. Отныне ты будешь мал и слаб, как обычный человек и будешь заброшен на противоположный берег моря. Когда ты научишься творить добро и узнаешь, что значит любить и испытывать сострадание, твоё наказание закончится.

В тот же миг дракон почувствовал, что он начинает уменьшаться в размерах.

- Спасите! Я не хочу быть маленьким! Я больше так не буду! – закричал дракон, но его голос стал таким слабым, что его никто не услышал.

Дракон потерял сознание. Когда же он снова открыл глаза, то обнаружил, что лежит на теплом песке на морском берегу в незнакомом ему месте. Оглядевшись, дракон увидел прибрежные скалы, изогнутые ветром сосны и жесткие пучки травы. Все то, что раньше, будучи огромным, он просто не замечал.На горе над морем уютно расположился маленький город. Он белел домами и пестрел крышами. Где-то в городе играла музыка. Дракон попытался вспомнить, как выглядят люди, но не смог. Они для него были всегда только маленькими, мечущимися от страха букашками.

- Привет! А ты кто? – неожиданно прозвучал за его спиной чей-то звонкий голос. Дракон чуть не подпрыгнул от возмущения. Что значит «ты кто?»?! Кто смет так к нему обращаться?!

Перед ним стояла девочка. Ветер трепал ее кудрявые волосы и играл с ее легким платьем, а на руках она держала какого-то странного пушистого зверька. Зверек испуганно шипел. А вот девочка ничуть не боялась. Она спокойно смотрела на него и ожидала ответа на свой вопрос.

- Кто-кто… Дракон я! – почему-то смутился он.

- Какой же ты дракон? – недоверчиво спросила девочка. -- Драконы огромные, по небу летают, огнем дышат, я в сказках читала!

- Так и я летаю, и под водой могу, и огонь – это для меня пустяки! А что я не огромный… Эх, увидела бы ты меня чуть раньше! Ты что, мне не веришь? – подозрительно спросил дракон.

- Я верю, верю, -- успокоила его девочка. – Значит, ты просто невезучий дракон, раз такой маленький. Мой котенок тоже невезучий. Ему собаки хвост оторвали, и его никто не хотел брать в дом. Кому нужен котенок без хвоста? Вот я его и взяла к себе жить. Какая мне разница, есть у него хвост или нет? Главное, что я его люблю.

-А ты это умеешь? – заинтересовался дракон, вспомнив, что ему тоже предстоит этому научиться. – Как именно ты его любишь? Что ты для этого делаешь?

- Ничего, -- пожала плечами девочка. – Просто люблю. А он это знает и от этого ему хорошо на душе. А если тебя никто не любит, то это очень больно. Даже заболеть можно. Каждого кто-то должен любить. Вот тебя, например, кто-то любит?

- Меня? – поразился дракон. – А за что меня любить? Меня все боятся. Значит, уважают. А любить меня совсем не обязательно.

- Бедненький! – посочувствовала девочка. – Ты так просто из гордости говоришь. На самом деле каждый хочет, чтобы его любили. Хочешь, я буду тебя любить?

Дракон задумался. Он точно помнил, что станет опять большим, если научится совершать добро и кого-то полюбит. Но что кто-то должен любить его, никто не говорил. «Ну, да ладно. Пусть любит. Может, и я научусь», -- решил дракон и довольно равнодушно сказал:

- Что ж, я разрешаю тебе себя любить. Но помни, пожалуйста, что я тебя об этом не просил. Ты сама захотела. И не ожидай, что я буду тебя любить тоже. Я этого не умею! –

буркнул дракон.

Так дракон и девочка стали друзьями. Он целыми днями прятался в пещере на берегу, а по ночам ловил рыбу в море. Девочка каждый день навещала его, рассказывала ему о том, как живут люди, пела свои любимые песни, угощала его пирожками с вишнями, очищала от песка его медную чешую и украшала его шипы веночками из цветов. А сам дракон с каждым днем становился все мрачнее. Он терял надежду на то, что когда-нибудь примет прежний вид. Он не ощущал ни малейшего желания творить добро, да и понятия не имел, как это делать. Он спрашивал об этом у девочки, но она только смеялась и говорила, что это очень-очень просто, нужно только слушаться своего сердца. Но дракон вовсе не был уверен в том, что у него есть сердце. Даже если оно у него и было, то упорно молчало и ничего ему не подсказывало.

- Бедный мой дракон! – сокрушалась девочка. – Ты всегда такой печальный, мне никак не удается тебя развеселить. Иногда мне кажется, что ты не рад нашей дружбе. Может быть, ты не хочешь, чтобы я к тебе приходила?

- Мне все равно. Можешь приходить, ты мне не мешаешь. Но особой радости я тоже не испытываю. Я великий и могущественный дракон, хотя ты мне и не веришь, а ты всего лишь обычная девочка из маленького приморского городка. В этом городе, наверное, живут сотни точно таких же девочек! И ты отличаешься от них только своим дурацким котенком без хвоста! Так что, не воображай, что я в тебе нуждаюсь!

И вот однажды девочка в свое обычное время не пришла. Не появилась она на берегу и на следующий день. Дракон с удивлением почувствовал, как что-то тревожно сжимается у него в груди, он не находил себе места. На третий день он вдруг отчетливо услышал какой-то внутренний голос.

- Дурак! Ты обидел ее, и она больше не хочет тебя видеть, -- строго сказал голос. И дракон сразу понял, что это и есть голос сердца, о котором говорила его маленькая подружка. – А вдруг она попала в какую-то беду и нуждается в твоей помощи?Ты должен немедленно ее найти!

И дракон, расправив крылья, полетел в сторону города. Он опустился на большой пестрой и шумной площади, где толпилось множество людей. Они покупали и продавали овощи и фрукты, рыбу и зелень, ягоды и цветы. Увидев нашего дракона, толпа сначала застыла от удивления, а потом разразилась смехом и криками:

- Взгляните-ка на это чудо! Карликовый дракон! Что за недоразумение! Он просто уродец!

В дракона полетели огрызки яблок, гнилые помидоры и арбузные корки. Однако дракон не чувствовал ненависти к этим людям. В его сердце, наполненном чем-то совсем новым и неизведанным, просто не было места для ненависти и злости. Его глаза встретились с глазами старенькой цветочницы, продававшей большие мокрые розы. Старушка смотрела на него с жалостью и сочувствием. И дракон решился спросить у нее, не знает ли она, где живет девочка, у которой есть котенок без хвоста. Услышав его вопрос, люди перестали смеяться над ним, и стали спрашивать, зачем ему понадобилась дочка самой искусной в городе кружевницы.

- Мне нужно попросить у нее прощения. – честно ответил дракон. – Я ее обидел и не могу себе этого простить.

Тогда люди наперебой стали объяснять ему, где найти домик под старой липой, а старушка-цветочница молча протянула ему все свои мокрые розы.

Когда дракон робко вошел в двери маленького домика, он сразу почувствовал, как там сыро и холодно. Котенок с жалобным мяуканьем бросился к нему. Дракон увидел лежащую на кровати под горой одеял девочку. Ее глаза были закрыты, а щеки горели неестественным румянцем.

- Я заболела, прости, что я не приходила к тебе,-- жалобно простонала она, увидев дракона. – Моя мама уехала на несколько дней навестить свою сестру в другом городе, а я не могу даже развести огонь в очаге и нагреть котенку молока, так мне плохо…

- Не волнуйся! Я сейчас все сделаю! Теперь тебе не о чем беспокоиться!– заметался дракон. Своим огненным дыханьем он мгновенно обогрел комнату и поджег дрова в очаге. Распахнув окно, он наполнил помещение свежим воздухом, пахнущим морем и липовым цветом. Одного вздоха было ему достаточно, чтобы нагреть молоко в мисочке. Котенок набросился на еду. Дракон схватил пустую корзинку, вихрем вылетел в окно и помчался к лесу. Он вспомнил, что когда он был маленьким и болел, мама поила его чаем с малиной. После леса дракон полетел к морю.

Вскоре девочка, счастливо улыбаясь, уже пила горячий чай с малиной и играла красивыми кораллами и жемчужинами, которые достал со дна моря дракон.

- Почему ты все это для меня делаешь? – вдруг тихо спросила девочка. – Для чего это тебе нужно?

- Ни для чего, просто я тебя люблю! – ответил дракон, не раздумывая. – Я слушаю голос своего сердца.

В тот же миг он почувствовал, что начинает расти, и выскочил на улицу, чтобы не разрушить маленький домик.

-Нет! – кричал дракон. – Только не сейчас! Я должен о ней позаботиться, я не могу улететь прямо сейчас!

- Не беспокойся обо мне, дракон! – закричала ему в окно девочка. – Лети в свои края и не забывай обо мне! Может быть, мы еще увидимся когда-нибудь! А сейчас прощай, милый дракон, прощай!

-Я обязательно вернусь! - пообещал ей тогда дракон. – Но сначала я должен искупить свою вину перед людьми. Я знаю теперь по себе, что значит быть маленьким, слабым и беззащитным. И ты научила меня сочувствовать и любить!

Дракон вернулся в свои родные края. С тех пор он неустанно старался творить добро. Он тушил пожары, спасал тонущие корабли, согревал своим огненным дыханием целые поселки, когда наступали холода.Люди стали называть его «дружище дракон», а маленькие дети обожали, когда он катал их на спине. Иногда дракон прилетал на берег моря. Он смотрел вдаль и мечтал, как в один прекрасный день он перелетит через море и увидит свою подружку и ее котенка, который с тех пор, наверное, превратился в большого бесхвостого кота. И она снова споет ему свои любимые песни, угостит пирожками с вишнями и обязательно скажет:

- Дракон, как же я тебя все таки люблю!


Автор: ОЛЬГА КУРЧИНА

ДАННЫЙ РАССКАЗ ЗАНЯЛ ЧЕТВЁРТОЕ МЕСТО В 49-М КОНКУРСЕ ДЛЯ НОВЫХ АВТОРОВ МЕЖДУНАРОДНОГО ФОНДА ВЕЛИКИЙ СТРАННИК МОЛОДЫМ

Сказка о драконе, который не умел любить Сказка, Дракон, Рассказы про Драконов, Сказки про Драконов, Сказочный мир, Фэнтези, Истории из жизни, Доброта, Длиннопост
Показать полностью 1
33

История одного Дракона

- А я - дракон! - голос немного дрогнул и получилось совсем не так гордо, как хотелось. Она вздернула голову и попыталась посмотреть на других детей так, как должны смотреть драконы: чуть насмешливо и уверенно. Получилось весьма жалко и стыдливо.

- Врешь! - ударило вдруг как камнем. Маленькая куница зло оскалила мелкие зубки. - Какой ты дракон, ты же серая, как крыса!

- Дракон она, - фыркнула толстенькая зайчиха. - У драконов есть крылья, а у тебя нет.


Ей показалось, что вместо земли под ногами образовалась трясина.


- У меня... у меня есть крылья! - предательские слезы начинали навертываться на глаза, закусив губу, она пыталась развернуть маленькие, туго свернутые крылышки, но они не слушались.

- Это крылья? - хихикнула чумазая обезьянка. - Да это просто отростки какие-то, ты, наверное, мутант!

- Что вы с ней разговариваете вообще, она врунья! - крепкий маленький бобр вразвалочку подошел к песочнице, где сидели девочки. - Драконов не бывает, они только в сказках есть, это она выпендривается!

- Врунья, врунья!! - подхватили все вразнобой.


Куничка, признанная королева детской площадки, подвела итог:

- Ты - крыса-мутант! И не ври нам больше, а то получишь!! Уходи отсюда, мы не станем с тобой играть, ты урод!


Она отошла к забору. Долго вытирала слезы, не чувствуя, как вытягивается тело, появляется длинный голый хвост, узкая крысиная морда. О том, что драконы способны менять свой облик, она еще не знала. Успокоившись, набралась храбрости и вернулась к песочнице:

- Я - крыса. Можно с вами поиграть?..


---------------------


Шло время. Она уже знала о том, что может становиться такой, какой ее хотят видеть. И старательно запрещала себе даже думать о том, чтобы снова принять хоть раз истинный облик. Постепенно она забыла, как же выглядит на самом деле, крылья оставались туго свернутыми комками слабых мышц и даже зеркало отражало только бесформенное серое тело с вечно испуганными глазами.


Принимать облик крысы она со временем перестала - росла, обретала некоторую уверенность в себе и уже выбирала себе обличья, исходя из обстановки и настроения. Умела видеться скромной мышкой, веселым шумным щенком, изящной змеей, стремительной ланью, влюбленной крольчихой, верной собакой. Когда же беспокойная юность все-таки закончилась, ей больше всего полюбился вид красивой пушистой кошки. То ленивой, то носящейся по стенам, чувствующей себя везде, как дома, но всегда уходящей гулять сама по себе. Ей нравилось уютно сворачиваться клубком в кресле и гулять по карнизам ночами, позволять себя гладить по шерсти и мгновенно выпускать когти, если что-то шло не так, как она хотела. Где-то в душе, из семи подвалов за семью дверями, еще звучал иногда сдавленный крик "Я же дракон!", но с годами он становился все тише и тише...


---------------------


Веселый поезд набирал скорость. Так уж сложилось, что она впервые за долгое время ехала отдыхать. Шумная компания львов, медведей и тигриц смеялась и болтала в одном купе, ворон и журавль вели светские беседы в другом, барсук, зебра и хорьки слушали пение павлина и ласточки, а ей неожиданно захотелось побыть одной. Улыбаясь попутчикам и отбиваясь на ходу от предложений посидеть с ними, она вышла в коридор и повернула к тамбуру.


Глаза увидели все сразу, но разуму потребовалось несколько мгновений на осознание. Осознание того, что с ума она, хоть и незаметно для самой себя, но все-таки сошла.


В конце коридора стоял и смотрел в окно большой золотистый дракон. Почувствовав на себе взгляд, он медленно повернулся и, увидев ее, словно остолбенел. Не думая о приличиях, она осторожно - чтобы не было видно, как дрожат колени - шла прямо к нему...


Не чувствуя, как разворачиваются за спиной крылья... как изумрудная чешуя сменяет полосатую шерсть, как цвет глаз меняется с зеленого на янтарный...


- Знаешь, я всю жизнь думал, что драконы это сказочные персонажи. Или что они давно вымерли, а мне вот не повезло сделать это вместе со всеми. И уже перестал верить, что когда-нибудь встречу... короче... привет! Я рад тебя видеть.


---------------------


Поезд продолжал выстукивать колесами бесконечную песенку о Дороге. Золотисто-изумрудная пыль танцевала в солнечном свете. А в тамбуре курили, разговаривали и смеялись двое - мужчина и женщина.


Автор: kvesta

История одного Дракона Дракон, Истории из жизни, Рассказы про Драконов, Сказочный мир, Сказка, Фэнтези, Сказки про Драконов, Длиннопост
Показать полностью 1
Похожие посты закончились. Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам: