2

КОМЕТА

КОМЕТА Любовь, История, Автобиография, Влюбленность, Авторский рассказ

Она появилась в моей жизни внезапно, словно комета посреди черного безжизненного космоса моей души. При одном взгляде я почувствовал всю её мощь, стихийность, стремительность, ее пыл, жар, силу, ее красоту, феерию, великолепие и неотразимость. Я стоял, словно околдованный, наблюдал за ней, и понимал неотвратимость столкновения. И меня это не пугало, наоборот, это завораживало и заставляло сердце то биться чаще, то совсем останавливаться. Мое небо уже озарила яркая вспышка, все вокруг приобрело очертания и цвет, мир стал другим, она изменила его. Ее появление отменило все законы физики в моем маленьком и сером мире. Я освободился от натиска гнетущих проблем, они просто сгорели в пламени ее хвоста. Чем ближе она оказывалась ко мне, тем меньше становилась гравитация, и в один момент я оказался в невесомости. Оказался посередине, между ее притяжением и тягостью моей прежней жизни.

Меня тянуло к ней, со страшной силой тянуло, не хватало сил обернуться в прошлое, я был пленен ей. Я забыл обо всем. Она приближалась все ближе и мне удавалось рассмотреть ее все лучше. Она была похожа на огненный цветок. Яркий, безумно красивый и манящий, неземной, таких я никогда не видел до этого. Это очень будоражило мое сознание, мне хотелось поддаться ее притяжению, сгореть в ней, исчезнуть бесследно, раствориться в этом живописном сгустке энергии…и я столкнулся…


Продолжение следует...

Кому интересно, я начал свой канал на Дзене - "Зановорожденный"

Найдены возможные дубликаты

0
Дальше давай пиши)
Похожие посты
369

Суд из-за неудобной упаковки презервативов

Время, когда мне придется выдумывать сюжеты, неумолимо приближается, но есть ещё правдивые неопубликованности. Вот одна из них. Опять же, клянусь светлой памятью моего разгула, всё так и было. ВСЁ.
У постсоветского повесы существовала только одна проблема – где взять временно свободную квартиру, комнату, дачу, коридор, угол. Поэтому наша жизнь 90-х представляла собой этакий яндекс-такси, только вместо свободных машин радар искал оставленную чьими-то родственничками жилплощадь с кроватью, ну, или без.
Иногда это можно было запланировать, ибо дачные обязанности старшего поколения неизбежны, как налоги и конец отпуска.
В один из таких благословенных позднеосенних дней мы с подругой были одарены квартирой на 13 часов.
Полноценным героем событий был мой первый автомобиль. ВАЗ-2105, купленный на деньги от каких-то непонятных махинаций с долларами и не более понятных уроков английского языка. Видела это машина многое… в основном 18+, но об этом в другой раз. Так вот, газуя от нетерпения, я прибыл в указанный квадрат. Машину припарковать удалось с обратной стороны дома, то есть до парадной (москвичи выругались в этот момент), повторяю до ПАРАДНОЙ нужно было идти. Эта подробность важна для визуализации мизансцены. Обойдя дом, я через 10 наносекунд был у двери, за которой обнадеживающе играла музыка. Встречались мы с подругой уже некоторое время, поэтому чай пить представлялось неуместной тратой времени и чая.
Я параноидально контрацептивен и пачка презервативов была со мной всегда, как у некоторых партбилет. Прелюдии пролетели как компенсированное время в финале Лиги чемпионов, и настал момент частично облачиться в латекс. Но латекс, сволочь, схоронился як Януковыч у Ростове. Нет, я правда хочу посмотреть в глаза Кулибину, который придумал полиэтиленовую обертку обычной пачки с тремя презервативами. Пока ее откроешь в ночи дрожащими руками, то, в зависимости от возраста, либо извергнешься, либо упадет то, что поднимали всем подъездом. Там есть такая узенькая хренушечка, ее нужно найти, подцепить ногтем, размотать… ну то есть все для людей, как руль в ВАЗ-2105.
Но нервы тогда у меня были из оптовлокна, и я спокойно подошел к окну, единственному источнику тусклого света: осенняя ночь брала свое. При луне я решил покончить с презервативщиной и через некоторое время, справившись со всеми задачами, выдохнул, мечтательно взглянул в окно и… превратился в тыкву.
Смотрел я на свою машину. Ее грабили.
Какой-то клошарского вида субъект спокойно стоял у открытого багажника моего корвета и лениво перебирал его содержимое. Также рядом с ним стояло ведро, очевидно предназначенное для моего бензина. Я натянул джинсы, свитер, визгнул что-то ошарашенной подруге и побежал вниз. Как я уже говорил, парадная, да, ПАРАДНАЯ, была с обратной от припаркованной машины стороны.
Обойдя дом, я привел дыхание в норму и приготовился к битве. Я был худ, хил и беспомощен, но горд, безрассуден и жаден. На улице не было ни души, только ваш попкорный слуга и вор. Увидел он меня сразу, но копаться в багажнике не перестал, чем испортил настроение вконец. Я ожидал от него постыдного бегства. Ан нет. Приближаясь, я думал, куда, а главное, как бить. В голове стучала мысль: «Возьми палку, Хон Гиль Дон хренов». Идея хорошая, но я бы сразу обозначил свои намерения, а так был шанс притвориться прохожим и неожиданно обрушиться на рейдера со всей яростью ограбляемого полуеврея. Когда до цели оставалось метров семь, преступник развернулся в мою сторону. В руках у него был пистолет.
Идея притвориться прохожим нравилась мне все больше, а вот «яростно обрушиться» – все меньше. Я невозмутимо прошел мимо налетчика, как будто всегда в это время суток и года прогуливаюсь по району в свитере и ботинках на босу ногу. Оставалось только спросить у товарища, как пройти в библиотеку. Глаза у гражданина были усталые, несчастные и пустые: бомж бомжом, но «Бог создал людей, а Кольт сделал их равными». Я понимал, что преступник – он такой же неудавшийся, как и вся его жизнь. Не менее очевидным было и то, что ствол – максимум пневматика, а может, и просто игрушка. Но стоило ли проверять это ради нищебродского содержимого моего багажника? Нет. Я прискакал обратно в квартиру и неистово встал (филологи, пардон муа) у окна, воришка как раз занялся бензином.
«Кинуть что ли в него томиком Чернышевского» – подумалось жертве насилия после разумного вопроса «Что делать?». Но тут на мое, воистину еврейское, счастье я увидел двух милиционеров, идущих с другой стороны кустарника, отделяющего парковку от аллеи. Чудо-чудное, диво-дивное. Истошным криком «машину грабят, ловите его» я включил свет в половине окон дома, но результата достиг. Двое с наручниками моментально продрались сквозь кусты и взяли преступника с поличным. Через минуту я присоединился к компании. Вора прижали к дереву, глаза его бешено вращались, рот скривился от готовности зарыдать.
– Твоя машина?
– Моя. Товарищ милиционер, у него пистолет!
– Пистолет! Ну все, б… Ты попал, это вооруженное ограбление, сядешь по полной.
– Я никому не угрожал! – заблажил подозреваемый.
– Угрожал? – обратился ко мне «злой полицейский».
– Вообще-то нет… – честно признался я. В глазах бомжа блеснула вера в человечество. «Добрый» милиционер обыскал преступника и достал из недр ватника пистолет.
– Это что???
– Пневматика…
– А если я тебе, сука, в глаз сейчас выстрелю?! – голос «злого» звучал убедительно.
– Значит, так, потерпевшему явно из-за тебя, козла, в отделении всю ночь сидеть неохота, нам ты тоже нахрен не нужен. Либо мы тебя сейчас в лесок отведем, отметелим так, что на морозе ты сам к утру коня двинешь, либо расскажи мне что-нибудь. – «Добрый» ткнул меня в бок и незаметно кивнул головой. «Злой» достал дубину и спросил у напарника:
– Есть чем рот заткнуть? Он же орать будет как свинья.
Бомж истерически залепетал:
– Мужики, да вы чего, да я ж только бензин слить хотел, чтоб бутылку купить, я пальцем никого не трогал!
«Злой» замахнулся дубинкой и рявкнул:
– Да тут у третьей машины за неделю бензин сливают. Заткни ему рот!
– Мужики, это я! Я во всем сознаюсь!
– С парнем, вон, договаривайся, пойдет он на тебя заяву писать?
Умоляющие глаза горе-преступника не оставили мне выбора.
– Поехали в отделение, дайте только документы возьму.
Через полчаса мы с клошаром сидели по разные стороны решетки в оживленном фойе местного отделения милиции. Еще через полчаса явился дознаватель и стал задавать различные неприятные вопросы, типа где я был в момент преступления, что делал и как все произошло. На вопросе «А чего ты в окно-то посмотрел?» я вдруг понял, почему так неуютно сидится. Презерватив был на мне… События развивались настолько стремительно, что мысли, точнее руки, до него не доходили. Зато теперь я только и делал что пытался понять, почему он не свалился и что будет, если свалится, когда я встану?
– Так, ладно, это не важно, давай составлять список украденного. Что было в багажнике?
– Кеды… – хмуро начал я перечисление своих сокровищ. – Футбольный мяч, домкрат, лопата, покрышка – вроде всё.
– Так, запишем… пытался украсть у Цыпкина Александра Евгеньевича кеды, футбольный мяч и т. д., чем нанес гражданину Цыпкину… так… ммм… значительный или незначительный ущерб?
Я был погружен в мрачные размышления о том, не начнется ли у меня на члене диатез от долгого сидения в презервативе.
– А как понять, значительный или нет?
– Ну не знаю… ты бы расстроился, если бы все это потерял?
– Да… Кеды хорошие… – пробурчал я, представляя, каково ЕМУ сейчас там в латексе.
– Очень бы расстроился?
– Очень.
– Так и запишем: «Нанес потерпевшему значительный ущерб».
Еще через час я был дома, подруга спала, а я изучал под лампой причину многих моих будущих, да и прошлых неприятностей. Еще через месяц меня пригласили в суд. За это время историю моего ограбления я рассказал друзьям, и парни с юрфака объяснили мне, что фраза «значительный ущерб» прибавила мужику пару лет к сроку. Не знаю, правда ли это, но чувствовал я себя Берией. Люди вагонами воруют, а тут из-за кед человека посадят.
На суде было многолюдно. Я уже не помню почему. То ли сразу несколько дел слушали, то ли мой преступник сознался во всех кражах в Петербурге, в общем, человек двадцать, не меньше, сидело в зале. Очередь дошла до моего эпизода. Судья зачитал (понятно, что текст я помню приблизительно):
– Подсудимый такой-то украл у потерпевшего Цыпкина кеды, футбольный мяч, домкрат, лопату и автомобильную покрышку, чем нанес потерпевшему ЗНАЧИТЕЛЬНЫЙ, – громко отчеканила судья, – ущерб.
В зале раздались злорадные смешки. Я стоял с «нашим знаменем цвета одного», понимая, что вот так антисемитизм и рождается.
– Товарищ судья, а можно поменять показания?
– В смысле?
– Нууу…. ущерб незначительный.
Снова гадкие смешки в зале. Я продолжил рдеть.
Что было дальше, память стерла, приняли мои изменения или нет, я не знаю. Надеюсь, приняли. Кеды в багажнике, кстати, так и остались. Они уехали вместе с мячом, домкратом и лопатой к новому владельцу машины, что, как вы понимаете, нанесло мне значительнейший ущерб.
Разве что из-за этого никто не сел в тюрьму. Принципиальная разница.

Показать полностью
92

Жан-Батист Бернадот (по версии ADN)

Очень часто биографы великий людей пишут, что уже при рождении было ясно, что новорожденное чадо далеко пойдёт. Однако, когда в 1763 году 52-х летний адвокат Анри Бернадот стал в очередной раз отцом, то к своему горю узнал, что родившийся сын дышал через раз и был похож на узника Дахау.

— Такие гуси не взлетают, - грустно сказала акушерка, и порекомендовала побыстрее крестить малыша и назвать каким-то наблатыканным именем, дабы мелкий в Раю не был лохом, а козырял крутым именем.


Родители послушались, назвали сына Жаном-Батистом и крестили его на следующий же день. Видимо мелкий решил, что с таким именем за жизнь стоит побороться, и, как полагает гасконцам, вырос задирой и забиякой.


Когда отец пошабашил, Жан-Батист здует в армию. Однако без дворянского происхождения шибко по карьерной лестнице не разгонишься, ведь скорее Тима Белорусских станет натуралом, чем безродный типок получит звание офицера во французской армии времён Людочки XVI.

Благо, вскоре грянула Великая Французская революция и карьера Бернадота поперла вверх как доллар в 2014 году. Через 5 лет гасконец уже капитан, а ещё через год — бригадный генерал. В 1797 году Бернадот знакомится с Наполеоном, но дружба не задалась, уж больно гасконец и корсиканец были на мнении о себе.


Вскоре Наполеон повстречал Жозефину и тут же добавил в игнор свою невесту Дезире Клари, дочь неприлично богатого папика. Бесхозными такие дамочки бывают ещё реже чем я попадаю в ноты, когда ору пьяный в караоке. Это прекрасно понимал Бернадот, поэтому сходу предложил чике зачехлить свою саблю в её ножны.

— Каков нахал!?!? - возмутилась Дезире и тут же согласилась, не устояв перед молодым и отчаянным генералом-гасконцем. Поскольку брат Наполеона женился на сестре Дезире, то после свадьбы Бернадот стал дальним родственником Наполеона.


Проявив лояльность к своему родственнику, Бернадот получил звание маршала и стал наместником Ганновера. Но не стоит думать, что язык Бернадота прописался в анусе Наполеона. Очень часто императору стучали, что гасконец подвергает критике указы и действия Наполеона. Благо, всегда выручала Дезире, к которой Наполеон относился с трепетом.


В 1809 году в Швеции на престол внесли короля Карла XIII. У деда уже начинались проблемы с кукухой, но это была не самая его большая проблема. Главный головняк был в том, что король не имел законных наследников, а в те лихие времена это была заявка на гемор размером с дирижабль. И вот, дабы предотвратить ненужные шведам анальные фрикции, а заодно и выразить респект Наполеону, решено было предложить Жану-Батисту Бернадоту стать наследником престола.


Наполеону такая идея понравилась и в 1810 году счастливый дедушка Карл обзавёлся наследником, усыновив Бернадота. На радостях дедок отправился играть в кубики, а Бернадот, сменив никнейм на Карл Юхан, начал управлять Швецией.


Когда в 1812 году стало ясно, что русская зима одолеет Наполеона, Карл решил сыграть в колобка и юхнул в антинаполеоновскую коалицию. Он воевал против французов в Битве Народов. Этот финт позволил шведам отхапать себе Норвегию.

В 1818 году пошабашил Карл XIII и Бернадот стал королём Швеции и Норвегии. Величали его Карл XIV Юхан. Именно он топил за шведский нейтралитет, а так же провёл овердохрена нужных и полезных как «Растишка» реформ. Созданная им династия до сих пор правит в Швеции. А это, на минуточку, более 200 лет.


Есть легенда, что когда в 1844 году прославленный и обожаемый своим народом король умер, то придворный врач обнаружил на его руке татуировку: «Смерть королям», набитую покойным монархом в революционной юности. Тогда Жан-Батист и представить себе не мог, что станет респектабельным королём и проживет гораздо более длинную и счастливую жизнь, чем сам Наполеон.

Жан-Батист Бернадот (по версии ADN) Авторский рассказ, Опус, История, Биография, Швеция, Длиннопост
Показать полностью 1
30

Вельтмандер. Длиннопост не о шахматах

Наше агентство недвижимости только что переехало в новый офис в другом районе. Владелица агентства, эталонная блондинка на белом паркетнике, возлагала на переезд большие надежды.

Для меня общая экономическая ситуация после декабря 2014-го, застой на рынке жилья наложились на мою персональную тупость в риэлторском деле, и я вообще не понимала, зачем уже несколько месяцев сижу в офисе, хожу расклеиваю объявления, дружу с продавцами и покупателями и совершаю прочие положенные агенту движения, если толку от них пшик.

Все пришедшие одновременно со мной - и после - новички разбежались, кто через неделю, а кто через два месяца, я же, видимо, держалась за эту иллюзию занятости потому, что она отвлекала меня от неудачной любви. Неудачной потому, что не была взаимной. Несмотря на пару лет, оставшихся мне до сорока, в голову лезли какие-то школьные глупости типа исписать асфальт перед его подъездом. К счастью, в агентстве на них просто не было времени. Я так уставала, что не было сил заснуть; зато не думала о нём. А бывало наоборот, он снился, и я просыпалась, согретая этим сном.

*

Надежды владелицы оправдались, потенциальные клиенты стали гораздо чаще заглядывать к нам на консультацию, чем на прежнем месте. Однажды зашла пара - молодая полноватая женщина и парень с бегающими глазами. Их интересовало, стоит ли делать дорогой предпродажный ремонт, если квартира в плохом состоянии. Я заверила, что достаточно самых простеньких новых обоев и отмытых окон - главное, чтоб жилье не производило впечатления запущенного.

Мои посетители переглянулись. Было понятно, что денег на дорогой ремонт у них нет и не будет.

- Понимаете, сам дом-то хороший, элитным считается, - девушка назвала адрес, - там человек пожилой жил с дочкой, я единственная наследница. Узнать бы, хоть сколько примерно стоит двушка в таком доме?

Разумно возразив, что не глядя квартиры, никто им не скажет даже примерной цены и заодно посоветовав вывезти всю рухлядь старых хозяев, я напросилась посмотреть наследство.

Подъехав в назначенный час к ухоженному дому в зеленом квартале (рабочие как раз выносили мебель, сопровождаемые скорбными взглядами старушек на лавке), я увидела большую квартиру прекрасной планировки. Безусловно, с очень старой сантехникой и пожелтевшими обоями, загаженными тараканами, но...уже зная, что сами с двумя детьми они живут в панельной двушке со смежными комнатами, я не удержалась от вопроса, который задала мужу владелицы, - А почему бы вам самим сюда не переехать?

- Нас здесь соседи гнобят, не любят, - отмахнулся он. - Хотим на эти деньги купить трешку в спальном районе, пусть такую же убитую, но только не в этом доме.

- Неужели страшней соседей зверя нет? Вы выиграете от силы метров 6-7. Впрочем, дело ваше, - я сделала все необходимые снимки. Сфотографировала даже оставшийся комод темной полировки, похожий на тот, который когда-то был у моей бабушки, умершей 15 лет назад.

*

Прошло еще около месяца, прежде чем Ольга, наследница, рассчиталась с нотариусом за свидетельство о праве на наследство, подписала договор с нашим агентством, и я выставила квартиру в продажу.

Дом действительно был привлекательный, квартира продавалась по цене гораздо ниже обычной и люди не особо вглядывались в фото, выставленные на сайте. Было очень много звонков от желающих посмотреть, в итоге я забрала ключи и поехала показывать квартиру.

Приехала заранее и ошалела. В первый раз, пробежавшись по комнатам, озабоченная выбором ракурса для снимка, я не заметила ошеломляющей картины бесхозной старости и запаха тлена. Такое ощущение, что полгода, прошедшие после смерти хозяев, пол не мыли вообще. И еще полгода до. На паркете остались обозначенные черной грязью контуры шкафов. У входа в комнату прилипли к полу клочья газет, постеленных, чтоб не заморачиваться уборкой. На уровне рук грязные следы, видно, что старый человек передвигался, держась за стенку. Серые прокопченные окна распахнуты настежь. Пыльные книги и грампластинки свалены в углу.

Вторая комната, в которой, видимо, жила дочь, была почище. Посреди нее грудой лежали черно-белые фотографии.

Я схватила какие-то розовые рейтузы, нашла ведро и принялась отмывать паркет, пока не пришли покупатели, но их реакция была предсказуемо отрицательной, - Ой, здесь что-то сгорело, что ли? Запах такой....

Они ушли, я взялась звонить Ольге, - Понимаю, вам некогда, у вас грудной ребенок, но надо все это отмыть и вывезти оставшиеся вещи, особенно книги, от них затхлый запах. Или клининговую компанию вызовите, что ли.

- Конечно-конечно, мы в выходные приедем, ремонт сделаем, всё выкинем ...- заверила меня Ольга.

Через час был намечен следующий визит, уходить из квартиры не было смысла, и я решила навести хоть какое-то подобие порядка. На подоконнике валялись документы на имя Раисы Ивановны Мельченко, 1920 года рождения, я открыла стенной шкаф, чтоб убрать их - а там книг до потолка, причем всё какие-то "Теории шахматных окончаний", "Ошибки дебютов", биографии великих шахматистов...боже мой, и в выходные все это улетит в помойку! Шахматы были мне недоступны, я не владела стратегией игры и от этого еще больше уважала тех, кто умеет играть.

В городе есть шахматная школа, может, предложить им? Выйдя в интернет с телефона, нашла номер школы, позвонила, попыталась объяснить, что книги остались бесхозными после человека с фамилией Мельченко, очень жаль, если пропадут...

-Да, помним, старенькие такие, приходили, - мой собеседник произнес длинную немецкую фамилию, которая тут же вылетела у меня из головы. - Мы завтра в обед приедем заберем, если Вам удобно.

-Только коробки возьмите побольше, тут очень много книг.

Очередные потенциальные покупатели предположили, что в квартире держали нескольких собак. Я не стала их разубеждать и вернулась в офис.

Мне, конечно, приходилось бывать до этого в грязных заброшенных домах, но они были заведомо наркоманскими и уголовными, а тут человек, обладавший немалым интеллектом, получавший приличную пенсию - как можно было опуститься до такой ужасной смерти? Я не удержалась и поделилась впечатлениями с другими риэлторами, оказавшимися на месте.

- Представляете, полный шкаф книг и все по шахматам.

- Как, говоришь, фамилия? - переспросил один агент, немолодой мужчина.

- Фельдман...Вальдштейн... Не запомнила.

- Вельтмандер, - чётко произнёс он. - Первый мастер спорта по шахматам в республике. И единственный, наверное. Я у него занимался.

*

Шахматисты за книгами приехали вдвоём, и, пока один разбирал фотографии и документы, другой, помоложе, сказал: "Вам бы не попасть в неприятное положение. Наследница эта вообще ведь непонятно откуда взялась. Она их голодом заморила, дочь через неделю после его похорон умерла. Мы и в прокуратуру писали о возбуждении уголовного дела, подписи собирали по соседям, да что толку."

- Но ему ведь чуть не 94 года было, когда он умер, - возразила я, перелистывая толстую прекрасно изданную книгу "Формула вечной молодости", лежавшую на письменном столе. - Может, просто возраст?

- Ага, возраст. Он всё как конь бегал, я думал, меня переживет.

- Теперь уж у нотариуса всё оформлено, все свидетельства, не имеет значения.

Обсудив еще, почему он не эмигрировал, они забрали в три приема коробки с книгами и грамотами на имя Иоганнеса Гуговича Вельтмандера и попрощались.

Я осталась сидеть в парусиновом складном кресле посреди обломков чужой жизни. Надо было ехать показывать другие квартиры и звонить другим людям. Вместо этого я сидела и думала. Как если бы моя бабушка, почти сверстница Вельтмандера, умершая в 79 лет, прожила все эти годы. Я тоже приехала тогда из другого города оформлять наследство, познакомилась с будущим мужем и осталась. А иначе? Как сложилась бы моя жизнь? Были бы у меня эти дети или другие - с другими именами? Как странно проникать в грядущее, как в радиоактивный контейнер, наощупь, с закрытыми глазами угадывать...

Перебирая поздравительные открытки 30-тилетней давности... жена Вельтмандера, Раиса Мельченко, тоже была шахматисткой, умерла несколькими годами раньше...справку о реабилитации отца, Гуго Гуговича, за 1956 год, путеводители по городам Прибалтики, книги по кулинарии на немецком...

Папка из рыжего, будто промасленного картона. В верхнем углу незаполненный ярлык, слова с ятями. В ней довоенное семейное фото: муж, жена, два мальчика и женщина постарше. Еще один снимок на паспарту, черноглазая грустная молодая еврейка, надпись карандашом: "жена Фридриха". Большие фотографии стройки, на обороте - "Постройка Дома Советов Нарвского района, 1931."

Искать, обращаться в архивы - неважно всё теперь, когда людей нет и разрушен этот мирок, в который весточки из внешнего мира доходили только в виде грамот к юбилеям. Записки карандашом: " Папуля!..."Дочери Ирине было 64, она умерла от инсульта, у неё никогда не было детей, она не была замужем.

Общая тетрадь, последнее, что было в папке.

" Вельтмандер. Стихи. 1940-1941"

Страницы с выцветшими чернилами

"И вот опять тетрадка предо мной

лежит и смотрит беленьким пятном.

"Где каждый цвет таит мою любовь,

где каждый клен мои признанья слышит.

"Без сапог в носках дырявых,

В гимнастерке с видом бравым

Это дядя Мотя пьяный

Развалился на диване.

Ниже иллюстрация и авторский вердикт "глупо, тупо и неостроумно"

"К родным краям мой стих, лети,

Узнай мой дом, привет отдай

Неве родимой по пути.

"Я вспоминаю: в тишине аллей

мы шли вдвоем, нам пели соловьи.

"(24.12.1941)

Мы победим! Ведь не впервой

В истории страны родной

Народ наш исполин, герой

С германцами вступает в бой.

"After kiss of belover... (3.8.1941)

Я медленно иду домой,

Ночное небо надо мной....

Обложка из грубого картона с вкраплениями опилок, на ней в рамочке:

Цена 55 коп.

Продажа по цене выше обозначенной

карается по закону

Типография фабрики "Герой труда"

Стихи - признак не таланта, но беспокойной души, ценные уже тем, что уцелели - сколько таких тетрадок и воспетых в них любовей сгорело в огне войны - сотни тысяч? Как говорила бабушка, когда я перебирала ее старые, затейливо обрезанные фотографии, - "Красивыми мы не были, но уж молодыми-то были!"

Меня так и подмывало позвонить тому-кого-люблю, спросить, знакома ли ему фамилия Вельтмандер, ведь - вот совпадение - он много лет работает там же, где всю жизнь проработала Ирина Иоганнесовна, должен был застать. Но этот умный гордый мужчина не реагировал на мои - изредка - звонки. Я вообще не видела его в этом году, а уже июнь. Его дом - красивый, высокий, новый - в четырех кварталах отсюда, я заходила как-то во двор - чужая вселенная, где мне никогда не быть.

Ворох разноцветных эмоций. Серебристо-алые, много черных атласных мазков и темно-зеленых косых срезов. Лоскутки, золотистые и жарко-синие. Запутаешься в них. Платье не сшить, но шторы - от солнца, от ветра и шума. Скользящие, холодноватые - если долго-долго сшивать, думая о нем.

Нежеланная, как ребенок, любовь, роскошь, не доставшаяся тебе. Никому. Случайная как находка. Как чья-то потеря. А потом нашелся хозяин, забрал и пальчиком погрозил. По уши в стыд. Режущая мысль, что я не там и не с теми.

Может, пора перестать стыдиться своей любви, какая бы она ни была? Обвинять себя, его, ставить стены, отгораживаться бессмысленной работой. Как будто я не имею права на огорчения, на чувство несчастья.

Может быть, с точки зрения жизни, равной веку, как у Вельтмандера, жизни, которая дольше любых войн и эпох, ведь никто из нас не собирается умирать - эти полгода ничего не значат?

*

Если бы хлопоты шахматной школы возымели успех, кому бы отошла эта квартира - государству? Любовнице какого-нибудь чиновника? Неужели вообще не осталось никаких родственников? В соцсетях я нашла человек пять однофамильцев из разных городов, они не отозвались на мои запросы. Меньше всего хотелось расспрашивать о Вельтмандерах Ольгу.

Вместо этого я купила у нее комод (старше меня, без единой царапины) и такой же полированный стол, оправдываясь ностальгией - мол, у нас дома в детстве были точно такие же. Выпросила книги.

Спросила про соседей.

- Ой, они наговорят. Болели они оба.

Постепенно они сделали мало-мальский ремонт, соответственно подняли цену. Мне было уже неинтересно. Я ушла из агентства, уехала из города, в котором на торцевой стене шахматной школы большой рекламный коллаж. Есть там и фото И.Г. Вельтмандера. Не того несчастного старика в грязной квартире. Уважаемого всеми шахматиста в расцвете сил, чьи достижения легко найти в Википедии.

Между счастьем и несчастьем разница как между чистыми и немытыми стёклами. Вроде и свет пропускает, а вымоешь - боже мой, сколько солнца!

У меня есть дом в таежном поселке, мой запасной аэродром, необходимая вещь, когда летаешь и некому за тебя молиться. Деревенской зимой я добралась до книг Вельтмандера - в городе некогда читать.

Среди страниц нашлось заявление матери Иоганна Гуговича.

"В ПартКомиссию Лен.Обкома КПСС от жены Вельтмандера Гуго Ивановича, персонального пенсионера, Вельтмандер Ента-Лея Вульфовны

Заявление

В связи с получением извещения о реабилитации моего мужа, Вельтмандера Гуго Ивановича, персонального пенсионера, прошу рассмотреть вопрос о восстановлении Г.И. Вельтмандера в ряды КПСС посмертно.

30/05-57 г. Вельмандер Е.В.

При сем прилагаю справку Военной коллегии Верховного суда Союза ССР 20 апреля 1957 г. № 4н-024067/56, Свидетельство о браке № 131 Справку домоуправления б/н о нашем местожительстве в г.Ленинграде, и подробности его ареста.

В 1936 году ночью раздался звонок в нашу квартиру Набережная Рошаля 6 квар.29, так тогда называлась Адмиралтейская Наб. Вошел сотрудник НКВД и предложил моему мужу Вельтмандеру Гуго Ивановичу одеться и пойти с ним, одновременно взяв все его документы. Мой муж, прощаясь с детьми, мальчиками 15-16 лет, сказал: "Я скоро вернусь, я не был ничем запачкан и не буду запачкан, слушайтесь маму". Я часто ходила к уполномоченному, чтобы выяснить что-либо о его деле, но мне было сказано: "Вы не знаете и знать Вам не надо". Через некоторое время (точно не помню, слишком много прошло времени), как мне помнится, вечером мне позвонили по телефону и сказали, чтобы я привезла своему мужу тёплые вещи, так как его куда-то отправляют. Свидания я с ним не имела. Через некоторое время я получила от него письмо, и я ему послала одну посылку, которая ко мне вернулась. Больше я от него ничего не получила и ничего о нем не знаю. Когда я обратилась к уполномоченному, интересуясь его делом, мне сообщили, что он осуждён на 8-10 лет по 58 статье.

В 1937 году мне через дворника было сообщено, что вместе с детьми должна явиться в милицию с документами. Когда я пришла в милицию, у меня отобрали паспорт и документы и сказали, что в 5-10 дневный срок я должна буду покинуть Ленинград, обещая выслать документы к месту нашей высылки.

Через несколько дней пришел уполномоченный НКВД, конфисковал все имущество за исключением мелких вещей и вручил мне билеты на поезд, приказав дворнику помочь нам отвезти багаж. По приезде в Сарапул мне дали в НКВД справку о том, что я нахожусь в Административной высылке, по которой я ходила раз в неделю или в две недели отмечаться, и послали нас на работу за Каму на МТБазу, где я работала счетоводом, старший сын чернорабочим, а младший сын почтальоном. В 1938 году, будучи на работе, за мной приехали два сотрудника НКВД и увезли в тюрьму, где я просидела 2-3 месяца. После нескольких допросов меня освободили и сообщили, что причиной моего ареста и высылки является то, что я была женой Гуго Ивановича Вельтмандера.

В Отечественную войну старший сын мой Гуго Гугович Вельтмандер был на фронте, контужен, ранен, вступив в партию, был парторгом роты в чине сержанта. Имеет две медали за боевые заслуги. В настоящее время, после окончания Карельского института за время пребывания в Сарапуле, работает в г. Котла, Эстония в качестве директора школы.Окончил высшую партшколу в Таллине. Младший сын Иоганес Гугович, окончив в Казани фин.эконом. техникум, является мастером спорта СССР по шахматам и работает тренером, проживая в г. Ижевске, где совместно с ним проживаю и я".

*

Высылка спасла их от блокады, как странно, правда?

Всё пыталась вспомнить, откуда мне знакома Набережная Рошаля. Каверин, "Два капитана", дом со львами на проспекте Рошаля. Катастрофа "Норд-Оста" и доктор Рошаль.

Волна публикаций начала 90-х о репрессиях благополучно переросла в бесконечную лубочную стилизацию сериалов о том времени - сейчас, когда не осталось никого, кто мог бы оценить правдивость картины. Бабушка не читала книг и не смотрела фильмов о войне, говорила, что все они лживы. В конце тридцатых она была молодой судьёй, по другую сторону закона от Вельтмандеров.

Но, кажется, мы все заложники страны.

Показать полностью
292

Шевалье Д’Эон (по версии ADN)

Бал-маскарад был в самом разгаре и подбуханный Людовик XV вспомнил, что уже больше тридцати часов никого не драл. Залпом подмахнув ещё винишка, Лю решил исправить эту ситуацию и принялся разглядывать пёстрые наряды присутствующих в зале дам и прочих ш’Алавье.

Лю заприметил невысокую стройную мамзель, которую видел впервые.

— Её я и поимею, - твёрдо решил король и походкой знатного понтореза пошёл на абордаж.

— Здрасьте! - сказал Людовик, подойдя вплотную к незнакомке.

— Забор покрасьте, - вежливо ответила мамзель, почтительно присев в глубоком реверансе.


Через пять минут похотливый Лю был поражён манерами и грацией этой дамочки и уже строил планы в какой комнате и в какой позе будет жаловать её своим королевским скипетром. Но тут короля ждал лютейший облом. Когда в укромном уголке Лю начал распускать руки, то дамочка представилась:

— Я Шарль де Бомон, Ваше Величество! Выпускник коллежа Мазарини!

Заднеприводные движения не входили в сегодняшние планы короля, да и сам Шарль твёрдо дал понять, что он тоже не по этим делам, а просто ради прикола вырядился в даму в честь маскарада.


Когда король узнал, что Шарль лучший фехтовальщик коллежа, отменный кавалерист и толковый рифмоплёт, то немедленно взял его на службу в тайную шпионскую контору «Королевский секрет». С тех пор Шарль стал шевалье Д’Эоном.


Первым заданием Шарля была поездка в Санкт-Петербург, чтобы войти в доверие к Елизавете Петровне. Намечалась Семилетняя Война и Франция хотела подписать русскую императрицу на свою сторону.


В Питере шевалье действовал как от своего имени, так и от имени своей сестры «девицы де Бомон». В женском платье к нему доверия было явно больше и есть сведения, что девицу де Бомон в качестве чтицы приглашала к себе в спальню сама Елизавета Петровна.


Добившись расположения императрицы, шевалье наводил знатного шороху на весь Питер. Роман Пикуля «Пером и шпагой» как раз об этом. Когда Елизавета Петровна пошабашила, то шевалье свалил обратно в Париж, прихватив с собой писульку неизвестного происхождения под названием «Завещание Петра I», которое якобы украл из госархива.


Чувак успел доказать, что он весьма хорош и в военной форме, участвуя в рубилове Семилетней войны. За ранение и смертоносное владение шпагой он был награждён орденом св. Людовика.

В 1763 году Д’Эона отправляют мутить воду в Лондон. Он должен был вербовать агентов и разработать план нападения французов на Уэльс. Вряд ли англичане поверили, что лягушатник, читавший сказки русской императрице и укравший «завещание Петра I» приехал в Лондон просто наслаждаться отстойной английской погодой и страшными кривозубыми маромойками. Скорее всего их разведка очень постаралась чтобы в Лондоне Шарль посрался с послом Франции, графом Де Герши.


Дело шло к дуэли, в которой отставной драгун бесспорно надрал бы зад графу. Но посол, как истинный ссыкун, стал утверждать, что Д’Эон баба, а не мужик, поэтому он, как истинный джентельмен, женщину не обидит и от дуэли отказывается. По Лондону поползли слухи и памфлеты про Д’Эона. Вскоре шевалье изгоняют из «Королевских секретов» и он продолжает жить в Лондоне, время от времени задрачивая лягушей, выливая в их сторону бочку с помоями, публикуя компрометирующие документы, которые он успел раздобыть шпионя на них.


Из раза в раз разоблачения становятся всё больнее и больнее для французов, а шевалье не скрывал, что подобного добра у него очень много. В Париже решили помириться со строптивым шевалье. Для этих дел подключили самого де Бомарше, который и добазарился с Шарлем о том, что Франция принимает опального агента обратно и выплачивает ему солидную пожизненную пенсию. В обмен на это Шарль выдаёт все компрометирующие материалы на Францию и живёт в стране как женщина - мадемуазель Бомон. Последнее условие нужно было как гарантия того, что Бомон больше не будет гнать на Францию. Ведь кто поверит полоумному, выдающему себя то за женщину, то за мужчину.


Д’Эон даёт слово дворянина и в женском платье возвращается к матери во Францию. Там он под псевдонимом издаёт свои мемуары и безбедно себе живёт до самой революции 1789 года. Лишившись пенсии и авторских отчислений, чувак распродаёт своё майно и уплывает в Лондон, где за время своего пребывания завёл массу друзей, в том числе и короля Георга IV.


В Англии боевая старушка пытается влезть в политику, но вызывает у чопорного окружения лишь раздражение и смех, поэтому чтобы хоть как-то прокормиться Д’Эону приходится участвовать в турнирах по фехтованию. Публика любила смотреть на то, как бойкая старушенция дырявила своих молодых соперников.


В 1796 году Д’Эон получает на турнире серьёзное ранение. Последние годы жизни вынужден жить впроголодь. Умер Шарль в 1810 году, сдержав слово до конца своих дней ходить в женском платье перед страной, которой уже не существовало больше двадцати лет.

Шевалье Д’Эон (по версии ADN) Авторский рассказ, Опус, История, 18 век, Приключения, Черный юмор, Переодевание, Шпион, Длиннопост
Показать полностью 1
572

«Боже помоги мне описат все ужаси моей жизни»

«Боже помоги мне описат все ужаси моей жизни…» — так начинается дневник Александра Клима, жителя деревни Большие Конюшаны, что в Лидском районе. Вы вряд ли когда-то слышали что-то об этом человеке. Да и оставшиеся жители умирающего села ничего не могут рассказать о мужчине, который родился в 1890 году и прожил всю свою жизнь в этой деревне. И так бы и остался одним из жителей очередного умирающего крошечного населенного пункта, что покоятся на местном кладбище, если бы не гродненский историк Мечислав Супрон, который нашел на чердаке заброшенного дома старую тетрадку, исписанную мелким почерком.

«Боже помоги мне описат все ужаси моей жизни» Дневник, Автобиография, Российская империя, СССР, История, 19-20 век, Судьба человека, Республика Беларусь, Длиннопост

Мечислав говорит, что найденный дневник — уникальное свидетельство деревенской жизни. Крестьянам вообще было не до записей: ежедневные заботы и тяжелая работа не оставляли времени на праздное времяпрепровождение.

Но у Александра Клима время нашлось — хоть и не по своей воле: он попал в тюрьму и видимо, из-за скуки, начал вести дневник, вспоминая всю свою жизнь.

Назвал свой труд так: «Вся жизнь человека XIX века Клима Александра Михайловича, год рождения 1890-й».

Мечислав Супрон рассказывает, что дневник сельчанина он нашел в одной из пустующих хат в деревне Большие Конюшаны. Это местечко, по словам историка, особенно известно своими небольшими хатками, которые были построены в 1915—1921 годах. Но, к сожалению, свидетели того военного лихолетья потихоньку умирают. Сейчас в деревне осталось только около 15 жилых домов, а всего же в местечке — около 70 хат.

На чердаке этого дома был найден дневник.

«Боже помоги мне описат все ужаси моей жизни» Дневник, Автобиография, Российская империя, СССР, История, 19-20 век, Судьба человека, Республика Беларусь, Длиннопост

— Моя родня из этих мест. В деревню я приехал в поисках дома, хотел купить. Гулял по деревне. Естественно, было интересно посмотреть на старые деревянные дома. Эту хату я как-то сразу заметил — было видно, что здесь давно никто не живет: заросший двор, открытая нараспашку дверь. Раньше я наводил справки: дом оказался бесхозным, найти каких-то родственников Александра или наследников не удалось. Но, может быть, кто-то откликнется и узнает своего прадеда, а также сможет рассказать что-то о нем. А хату, скорее всего, через какое-то время снесут. Местные недавно рассказывали, что сарай уже кто-то разобрал. Во время своей той «экспедиции» я решил зайти в дом — благо, дверь была открыта. В доме уже ничего не было, видимо, все вынесли мародеры. С печи были сняты все металлические части. В общем, так себе картина. Обойдя комнаты, увидел, что есть лестница на чердак — и поднялся туда. И вот там нашел льняной мешок, где был тот самый дневник, а еще письма, фотографии, а также отдельные исписанные листы бумаги. В общем, практически, вся жизнь человека.

Дневник Александр Клим начал писать в 60-е годы прошлого века, когда был в тюрьме — за то, что унес из колхозного сарая «зерно и канюшыну». Ему уже было более 70 лет. Тогда мужчине дали 15. Но, судя по письмам, отсидел он меньше, попал под амнистию и вернулся в родную деревню.

— Видимо, оказавшись без каждодневной работы и забот по хозяйству, мужчина приуныл и, чтобы как-то скоротать время в тюрьме, начал писать дневник. В одном из писем жене он просил, чтобы та передала ему тетрадку для записей. При этом что интересно: тот колхозный сарай, из которого он «увел» зерно, когда-то принадлежал ему. После войны, во время коллективизации, которая на западе Беларуси проходила в 50-е годы, его раскулачили, забрав, в том числе и ту самую хозпостройку. Александр был уверен, что просто взял свое, а наказание считал несправедливым, — рассказывает историк.

«Боже помоги мне описат все ужаси моей жизни» Дневник, Автобиография, Российская империя, СССР, История, 19-20 век, Судьба человека, Республика Беларусь, Длиннопост

Свое жизнеописание сельчанин начал, как и полагается, с детства.

Родился Александр Клим в октябре 1890 года в бедной семье.


«Тревожные дни были для моей Матеры Агафіи Ивановной не давал я покою, рос сильной и здоровой. Был одетый самодельной рубашкой до 4 лет. Ходил босяком».


Дальше он описывает, что хата была не белена, стояли лавки для спанья, а еще зимой в дом пускали греться свиней, поэтому было грязно, а на маленьких окнах сидели куры. Видимо, их тоже прятали от мороза. Окна и двери зимой были занесены снегом, вспоминал мужчина.


У Александра было три брата и пять сестер.


«Садилис за стол 11 чалавек. Клали баханку хлеба весом 1 пуд (а это 16 кг, между прочим. — Прим.TUT.BY), кошык картофеля 20 фунтов (9 кг. — Прим. TUT.BY). Обет».


Мужчина вспоминал, что во время его детства в деревне жилось плохо. Детям приходилось помогать взрослым. Например, в пять лет Александр пас свиней — такая у него тогда была работа. Потом пошел в школу. Отмечал, что дети из деревни учиться ходили только в зимнее время, когда работы в поле не было. За зиму каждая хата платила по рублю учителю. Где проходили занятия, Александр не уточняет, но записывает, что отучился почти 8 лет.

Его воспоминания отрывочны, в письме встречаются то русские, то белорусские слова, то местный диалект. Рассказы перемешиваются с текстами молитв, а повествование скачет от одного факта к другому. В общем, селянин, как мог, описывал свою жизнь, останавливаясь на самых ярких моментах своей судьбы.


Фотографии, найденные вместе с дневником.

«Боже помоги мне описат все ужаси моей жизни» Дневник, Автобиография, Российская империя, СССР, История, 19-20 век, Судьба человека, Республика Беларусь, Длиннопост

Вот, например, яркое воспоминание из детства: мальчик возвращался домой и около леса встретил стаю волков. Животные погнались за ним около реки Дитва. Спасся только потому, что забрался в скирду сена и там сидел долгое время. Волки отступили, а ему удалось дойти до дома целым и невредимым.

Когда началась Первая мировая война, парня забрали в армию. Сначала он оказался под Борисовом.

— Александр описывает, как там влюбился в еврейскую девушку. Ходил с ней на свидания, гулял по городу. Но ее родители и братья были против союза, говорили, что она должна выйти замуж только за еврея. Молодым людям пришлось встречаться тайком. И все у них было по-настоящему — в дневнике даже есть место эротике и постельным сценам. Потом его передислоцировали и больше он с ней не пересекался. Как сложилась ее судьба, он не знал, — рассказывает историк.

В 1914 году Александр был в «Раславле». Возможно, речь идет о Рославле Смоленской области России. Есть воспоминание о первых днях того года.

«Дали мне 4 человека пересыльных и 1-го солдата добавочным. Мороз был 30 градусов, а пересыльный в летней одежжы и у батинках».

В Рославле Александр познакомился с девушкой Лукерьей, которую звал гулять, но она из дома никуда уходить не хотела. Тогда наш герой стал приходить к ней, а ее родственники в это время ходили в гости к соседям. Так проходили свидания. А под Рождество Александр взял бутылку водки и пошел к Лукерье. Но на побывку приехал ее брат. Они выпили все спиртное и Александр заснул на кровати. Дальше воспоминания о том вечере обрываются.

Позже Александр попал в самую гущу военных действий — воевал под Ошмянами и Крево. Событиям тех дней отведено немало страниц дневника.

— Он красочно описывает бои во всех подробностях: как взрывы калечили людей, как самолет летал над окопами, вспоминает убитых однополчан. Кстати, с той войны сохранились фотографии его товарищей.

«Боже помоги мне описат все ужаси моей жизни» Дневник, Автобиография, Российская империя, СССР, История, 19-20 век, Судьба человека, Республика Беларусь, Длиннопост

В западных областях Беларуси немецкие войска оставались до марта 1919 года, но солдат распустили по домам уже в 1918 году. Александр, отвоевав, отправился в родную деревню. Возвращался через Минск и Лиду, где еще были немцы.

— А форма-то у него была российская! Он опасался, что его могут убить, поэтому домой пробирался ночами. Когда уже шел из Лиды, встретил на повозке своего знакомого. С ним домой и поехал. По дороге узнал, что в его семье произошла трагедия — погибли сестра и ее дети. Кто-то из малышни притянул домой снаряд, дети стали его разбирать, а взрослые сидели рядом и наблюдали за этим. Рвануло. На месте погибли его сестра и ее сыновья. Александр очень опечалился этим событием.

Дальше крестьянин описывает, как пришла польская власть и как восстанавливалась деревня после войны. У Александра все было хорошо — он построил дом и женился на местной девушке.

— Описание хаты в дневнике и дома, где я нашел вещи, совпадают, — говорит историк. — Скорее всего, речь идет именно об этой постройке.

Потом началась Вторая мировая война. В деревню пришли немцы. Правда, Александр про их приход упоминает лишь мельком. Больше внимания он уделяет Армии Крайовой.

— Дело в том, что Большие Конюшаны — деревня православная, а в округе все остальные местечки католические. И здесь, по воспоминаниям местных, всегда были какие-то конфликты между деревнями. То на танцы придут из Конюшан парни — кого-то побьют из других местечек, то наоборот. И здесь надо понимать, что для «поляков», то есть католиков, приход Армии Крайовой не вызывал вопросов, а вот в Больших Канюшанах этих партизан называли «белополяками». Так о них пишет и Александр.


Так выглядели некоторые хаты в Больших Конюшанах.

«Боже помоги мне описат все ужаси моей жизни» Дневник, Автобиография, Российская империя, СССР, История, 19-20 век, Судьба человека, Республика Беларусь, Длиннопост

Приход поляков сильно напугал мужчину и он несколько месяцев прятался в лесу, где питался грибами, жег костер и очень опасался, что дым как-то может его выдать. Но через какое-то время вернулся домой. А потом уже и война закончилась.


— Он подробно описывает 50-е годы, плохо отзывается о большевиках. Когда пришла советская власть, стала создавать колхозы. И крестьяне, вспоминал Александр, должны были все свое добро отдать для создания сельхозпредприятия. Отдал и он, решив не спорить в открытую с властью, но очень таким положением дел был недоволен. Вот и история с кражей зерна тому подтверждение. Он считал, что забирал свое из своего же сарая.


В 1960 году Александр «был позван в Лиду на допрос о кражы зерна и продержали позно, и шол домой, проходя Минойты [неразборчиво] машыны и стылу легкоушка сбила меня с ног прама села мне, а спину. Было [неразборчиво] декабря 60 год».


Дальнейшую судьбу Александра можно отследить по письмам, которые он писал, видимо, своей жене или кому-то из родственников. Там он рассказывал, например, о своем быте в гродненской тюрьме. Также среди писем было много его заявлений о реабилитации.


В 80-е годы, судя по письмам, мужчина еще жаловался в районную администрацию на то, что над деревней летают самолеты и просил местные власти прекратить это.


— История этого местного жителя — это как история умирающей деревни. Ни дневник, ни фотографии уже никому, по сути, не нужны. Да и дома, который построил Александр, уже тоже скоро не будет. А ведь за каждой хатой стоит какая-то своя история. Простая, но от этого не менее ценная. Но дневников крестьяне не писали, поэтому через какое-то время нам будет трудно представить, как это — жить вот в такой деревне. И тем и ценна эта находка. Такое описание быта и документальное свидетельство событий первой мировой войны от непосредственного участника — уникальны.


Что делать с дневником, Мечислав Супрон пока не решил. Сейчас раритет хранится в Гродно. Может быть, через какое-то время воспоминания Александра Клима историк оцифрует или издаст мемуары отдельной книжкой, чтобы каждый желающий мог прочитать дневник «человека XIX века».

Источник : https://news.tut.by/culture/680851.html

Показать полностью 5
26

"Душа абрикосового дерева"

«Говорят, противоположности притягивают друг друга. Так было с моим дедом, с отцом, и они утверждают, что это ожидает меня. Сколько бы мне не рассказывали, я до сих пор не могу поверить, как мы, творцы, можем влюбиться в логиков. Ведь они такие… Такие холодные, расчетливые, неэмоциональные. Ищут во всём закономерность, пытаются понять суть природы, когда нужно наслаждаться жизнью.


Вот интересно, им в школе дедукции совсем не дают расслабиться? Или они сами не хотят обращать внимание на окружающую красоту?»


Стук в дверь спальной прервал ежедневный ритуал молодого творца и сбил с мысли.


- Мирон, вставай. Уже семь утра, так что быстрее завтракай и беги занимать своё место в парке.


- Хорошо, пап. Я сейчас.


Быстро перечитав всё, что ему спросонья пришло в голову, Мирон добавил в «дневник Сознания» несколько обязательных заданий на день, вытекающих из размышлений и вопросов: «Снова поспрашивать отца о маме и логиках. Если получится, наконец, познакомиться с кем-нибудь из них».


Каждый раз, когда Мирон хотел завести разговор с учащимися школы дедукции, его что-то обязательно отвлекало: порхающая бабочка, аромат цветов, знакомая мелодия, вспотевшие ладони и внезапное повышение температуры. Поэтому у него до сих пор и не было друзей с «той стороны». Это не означало, что он был необщительным. В родной школе Вдохновения у Мирона было полно знакомых, с которыми он обсуждал любимые темы. Но как завести разговор с теми? С другими? У них ведь в голове только цифры и статистика. Никакого воображения.


Из-за спешки Мирону пришлось одновременно одеваться и есть на ходу, на что ушло десять минут. Еще двадцать заняла дорога в парк.


На часах уже было полвосьмого. Плохо. Многие в это время шли на работу и в школы, из-за чего любимое место Мирона становилось людным.


Обычно он сидел в парке с шести до семи утра – когда природа и большинство людей только просыпаются, что означало, что его никто не увидит, а главное – не услышит. Но интересный и яркий сон, где хихикающая стройная фигура одновременно манила и убегала от него, уговорил продлить себя. Теперь придется снова столкнуться со своим страхом. Страхом запнуться, прилюдно ошибиться.


Интересовало ли Мирона мнение окружающих? Нет. Например, он давно перестал обращать внимание на то, как люди смотрят на его одежду. Легкий кафтан-безрукавка цвета спелого абрикоса с коричневой тесьмой и черная туника с орнаментом в виде змеи на манжетах, воротнике и вдоль застежки вызывали гордость, а не смущение. Но последний и главный атрибут образа музыканта – его инструмент, – как раз и был причиной волнения.


Когда Мирон создавал мелодии в месте, отдаленном от городской суеты, он получал наслаждение от гармонии с природой. Если кто-то из близких и друзей находился рядом, музыкант не отвлекался. Но стоило только уловить взглядом случайного прохожего, как Мирон сбивался и терял ту самую незримую связь сознания с миром звуков, которую ощущает каждый умеющий слушать.


Почему с ним так происходило? Он давно пытался понять причину – с первого своего публичного выступления. Когда Мирону исполнилось три года – возраст, обозначенный, как Первый Период Взросления, он, как все дети, прошел тесты на выявление типа мышления. Его определили в музыкальную группу. Через три месяца во время сдачи первого академического концерта Мирон, неожиданно для себя, ощутил мандраж. Руки тряслись и потели, мысли путались, а вместо музыки экспертная комиссия слышала сбивчивый набор звуков.


Так продолжалось уже почти семнадцать лет. Семнадцать лет позора перед экзаменаторами, которые, по непонятным Мирону причинам, ставили ему достаточно баллов, чтобы продвинуться дальше в обучении. И вот он на финишной прямой – через две недели будет ненавистный день рождения. Каждый, кому исполняется двадцать лет, обязан показать, чего достиг ко Второму Периоду Взросления.


Повод для беспокойства у Мирона был. Ведь одно дело гордиться, пусть и недоумевая, что ты сумел добраться до самой высшей – семнадцатой ступени обучения. Многие не доходили и до пятнадцатой, застревая на среднем уровне сложности программы развития творческих способностей. Но совершенно другое – безукоризненно выступать перед тысячной публикой на протяжении часа. Художник или скульптор, создавая новое творение перед зрителями, может хоть сотню раз ошибиться, для них главное – предоставить окончательный вариант своей работы.


Музыкант же не может позволить себе такой роскоши. Ведь музыка – искусство мгновения. Исполнитель создает картину звуков во времени, а не на холсте. И стоит сыграть хотя бы одну ноту, которая не войдет в гармонию с другими, как она испортит всю мелодию. Одна ошибка – и полный провал.


Эти мысли только добавляли беспокойства и без того взволнованному Мирону. Но деваться было некуда – надо научиться играть прилюдно или же… о другом варианте и думать не хотелось.


Музыкант, как всегда, встал около ствола единственного дуба и принялся извлекать из чехла…


- А что это такое? – Мирон и не заметил, как к нему подошла брюнетка с «конским хвостом» на голове, одетая в строгий, но элегантный белый костюм. Небольшая белая сумочка в виде дипломата, серьги-капельки и кулон с белым жемчугом дополняли образ молодой бизнес-леди. В противовес деловому образу, её голос оказался мягок.


- Простите… - ошеломленный вниманием красавицы Мирон огляделся по сторонам и уточнил: - Это вы мне?


- Неужели это настоящая дудка? – девушка проигнорировала его глупый вопрос.


- Какая дудка! – возмутился Мирон. Он уважал все музыкальные инструменты, в особенности – духовые, но не терпел путаницы в названиях. – Это…


- Но ведь в этот инструмент надо дуть, верно? – брюнетка невозмутимо продолжала задавать вопросы, не обращая внимания на недовольство музыканта.


- Да, надо, но…


- Значит это дудка, – легко подвела итог незнакомка. – Логично же.


- И ничего не логично. Вас, девушка, послушать, так каждый духовой инструмент…


- Тебя.


- Что «тебя»? – не понял Мирон.


- Если не принимать во внимание твою манеру общения, то мы с тобой, по-видимому, приблизительно одного возраста. Поэтому можешь не выкать. Я, кстати, Изольда. Можно просто Иза, – она протянула ладонь, при этом так добродушно улыбнувшись, что Мирон не мог больше на неё злиться.


- Мирон, – не осознавая своих действий, он ответил рукопожатием и встречной улыбкой.


- Вот и познакомились. Так что там с твоей дудкой? – заметив, как новый знакомый начинает возвращаться в недавнее состояние, Изольда примирительно вытянула руку вперед. - Ладно, ладно. Шучу. Я поняла, что это не дудка. Так как она называется?


- Не она, а он. Это циранапох.


- Кхм, кхм, - наигранно прокашлялась Изольда, - что, что «пох»?


- И ты туда же, – Вздохнул Мирон, но не обиделся – привык к похожим шуточкам. – Этот инструмент больше известен, как «дудук». А между прочим, циранапох переводится как «душа абрикосового дерева».


- Интригующий перевод. И как, получается играть на ры… цы… пох… на дудуке? – в глазах Изольды играли бесята.


- Об этом не мне судить. Но чтобы оттачивать своё мастерство, я и хожу сюда каждый день.


- Надо же. А я ни разу тебя тут не видела.


- Обычно в это время я уже собираюсь в школу. А играю под старым приятелем рано, - Мирон повернулся к дубу и погладил его кору, - пока людей нет.


- Хм. Или ты ранняя пташка, или стесняешься выступать на публике. Вид у тебя заспанный, предположу, что второе. А раз так, то почему бы не играть дома? Зачем выходишь в парк?


- Это моё место, – Мирон развёл руки в стороны. – Не парк. Среди деревьев и птиц. Я много где пробовал играть: дома, в школе, на берегу озера, в поле. Даже, - он поёжился, - в центре города. Полностью же раскрыться мне удалось лишь в лесу. Но он далеко, а парк рядом.


- Значит, ты играешь для птичек и растений, – Мирон не разобрал, был ли в словах сарказм или Изольда говорила серьезно. – А мне ты сыграешь?


- Тебе… - растянуто произнёс Мирон. И снова его сознание охватил знакомый парадокс: чтобы сыграть без запинки, он не должен обращать внимание на слушателя, но как это возможно, если для этого самого слушателя и надо сыграть? А Изольду никак не получится не заметить.


- Правда, так трудно? – не обвинение, но сочувствие слышалось в голосе новой знакомой.


- Понимаешь, я и так собирался сейчас играть. Не для души. Это очередная и, скорее всего, ещё одна неудачная попытка выступить перед кем-либо. И я не хотел бы, чтобы ты услышала это убожество.


- Ну, если ты будешь так каждый раз думать, точно никогда не научишься играть перед публикой. Вот я, например, когда у доски перед профессорами отстаиваю свою гипотезу и решаю уравнения, полностью отдаюсь во власть своим мыслям и говорю всё, что думаю. Неужели ты не можешь сосредоточиться точно так же, только на мелодии? Представь, что вокруг нет людей, что играешь для своего, - Изольда кивнула на дуб, - знакомого. И вообще, ты ведь из школы Вдохновения, неужели до сих пор не научился пользоваться воображением?


- В том-то и незадача, что я отвлекаюсь на мысли и музыка не появляется в моей голове. Когда остаюсь наедине с природой, я ни о чем не думаю. Я чувствую. Чувствую тепло солнца и прохладу ветра, восторг от пения птиц и спокойствие, передаваемое шелестом листвы. Во мне просыпается желание слиться с природой, но не набором звуков, а мелодией, которая объединила бы всё то, что я слышу.


- А может, всё дело в тревоге, которую внушают тебе посторонние наблюдатели? Это тоже чувство. Вот ты и показываешь через музыку свое переживание. – Изольда больше размышляла вслух, нежели пыталась успокоить Мирона, - Что, нет ни одного человека, который бы слышал твою игру? Может быть, родители? Или наставник? Друзья?


- В твоих словах есть смысл. Я даже не рассматривал сбивчивую, неудавшуюся мелодию, как проявление еще одного чувства. Разве что негативного, – настал черед задуматься Мирону. – Что касается тех, перед кем я не боюсь играть… Да, есть такие люди.


- Я бы тоже хотела стать одной из них, – сказала Изольда, тут же поправив: - Я имею в виду, что с удовольствием послушала бы твою музыку, когда ты не волнуешься.


Мирон не сразу заметил, что сердце у него, казалось, вот-вот выпрыгнет из груди. И что его охватило новое чувство. Тревога вперемешку с волнением… приятным волнением? Немыслимое сочетание. В голове только и повторялись слова: «Я бы тоже хотела стать одной из них». Что это – намёк? Знак внимания? Почему она так сказала?


- Думаю, ничего не выйдет. Ты будешь отвлекать даже сильнее, чем обычные прохожие, – осознав, что этими словами может прогнать Изольду, Мирон добавил, удивив самого себя: – Хотя, если мы прогуляемся и лучше узнаем друг друга, может и получится сыграть перед тобой.


- Это ты так приглашаешь меня на свидание? – по выражению лица девушки было трудно определить настрой.


- А ты против? – расширенные глаза выдали опасения Мирона.


- Сегодня в шесть вечера, под этим же дубом, – Изольда невозмутимо развернулась и пошла. Но через пару шагов оглянулась, увидела изумлённое лицо Мирона и хихикнула.


Он так и продолжал стоять, пока знакомый силуэт из сна не исчез за деревьями. А когда состояние дежа вю прошло, музыкант впервые заиграл, не обращая внимания на окружающих. Желание поделиться с дубом и остальными обитателями парка нахлынувшим чувством оказалось сильнее всяких предрассудков.


Доиграв композицию до конца, Мирон обнаружил, что вокруг него собралась целая толпа: одни прослезились, другие беззаботно улыбались, третьи глядели в мир, видимый только им. Он смутился непривычному вниманию, сложил дудук и поторопился в школу.


Мирон так и не услышал молву: о нем говорили, как о человеке, в образе которого увидели расцветающее абрикосовое дерево.


Целый день он был как сам не свой. За одно утро мировоззрение Мирона изменилось сильнее, чем за всю жизнь. Только когда Изольда ушла, он осознал, кем она была. Думал, что все логики - чуть ли не роботы, даже узнать их можно в толпе по каменным лицам с застывшим выражением. Оказалось же иначе. Иза – красивая, смышленая, рассудительная девушка. А какая собеседница – разговаривал бы сутками напролет. В прочем, всё еще впереди.


С такими обнадеживающими мыслями Мирон поглядывал каждые десять минут на часы.


Наконец наступили долгожданные восемнадцать ноль-ноль. А потом девятнадцать. И двадцать. Но возле дуба так и продолжала стоять одинокая фигура.


Перед тем как уйти с места несостоявшейся встречи, Мирон решил излить через дудук всю печаль и грусть, переполнявшие душу. Могучий дуб ещё никогда не слышал такой меланхоличной мелодии и будто слезу, уронил к ногам музыканта желудь. А через мгновенье послышалась россыпь капель, барабанящих по кроне хозяина парка. Звук сочувствующей мороси успокаивал и убаюкивал. Вскоре опустошенный Мирон брёл домой, ощущая глухую тишину в области груди.


- Эх, пап, почему жизнь меня так не любит? – после ужина, закрыв глаза, Мирон не удержался от риторического вопроса.


Отец, видя эмоциональное состояние сына, понял, в чём было дело.


- Я надеялся, что это произойдет после твоего двадцатилетия.


Мирон непонимающе посмотрел на отца.


- Ты ведь встретил её? Ту, которая занимает все твои мысли, я прав? – сын уловил на лице старшего творца мимолетную улыбку, сменившуюся на жалость и понимание в глазах, - Когда человек искусства влюбляется, он начинает создавать новое для и ради кого-то. Его творчество обязательно посвящается объекту обожания, даже если этого самого объекта и нет рядом.


- И что тут такого?


- Пока музыкант не познал сильных чувств, игра на инструменте позволяет ему входить в диалог с природой, и она создает гармонию в его девственно чистой душе. Ты ведь замечал, какое умиротворение чувствуешь после утренней игры на дудуке в парке? Так вот, когда же музыкант влюбляется, его чувства становятся способными сами изменить настроение природы. Гнев, печаль, радость творца вызывает ураганы, дождь, преждевременную весну. И это далеко не всё, что может делать музыка. Её возможности ограничены лишь воображением, умением импровизировать и силой эмоций.


- Что-то я не замечал таких способностей ни у себя, ни у кого-нибудь ещё, – Мирону трудно было поверить в услышанное даже после увиденного за последний день.


- Они есть далеко не у всех. Только у тех, кто обладает пятой, самой высокой степенью восприимчивости. Именно такие люди способны понять и пройти все семнадцать ступеней обучения в школе. И именно такие люди не могут играть для публики, отвлекаясь на неё. Развиваются умения, связанные с восприятием и погружением в эмпатическое состояние по отношению к природе максимум до двадцати лет. Достаточно одного сильного эмоционального всплеска, связанного с другим человеком – будь то первая влюбленность или… - отец опустил взгляд, на мгновение замолчав, - как у музыканта останавливается духовно-эмоциональное развитие и ему хочется играть, чтобы его заметили.


Мирон до поздней ночи разговаривал с отцом о том, что же происходит с музыкантом, когда тот влюбляется. Узнал причину ухода матери из дома. На расспросы, почему же Изольда не пришла на свидание, Мирон получил предположение, что наблюдатели, которые отмечают настоящий прогресс развития творческого потенциала, запретили ей с ним встречаться до выступления, посвященного дню рождения.


Две недели пролетели как один день. В то же время, каждый день казался вечностью. Мирон перестал обращать внимание на слушателей и играл в парке по несколько часов, представляя образ Изольды. Прохожие забывали о работе и останавливались. А на небе появлялись радуги и северное сияние, не имеющие никаких научных обоснований. Парк во время звучания дудука напоминал рай. Раем он и был для каждого, кто слышал музыку души влюбленного музыканта.


Когда настал день рождения, на выступление Мирона собралась не тысяча человек. О завораживающей музыке молодого дудукиста знал весь город, поэтому для него выделили стадион, рассчитанный на семьдесят тысяч мест. Даже когда там проводились игры мирового уровня, он не был так заполнен.


Мирон, пошатываясь, вышел на сцену под зрительские овации. В одной руке – дудук, в другой – вырезка из газеты, через мгновение оказавшаяся на полу. Взгляд Мирона оставался прикованным к газетной заметке, где изображалось лицо Изольды и надпись: «Ты навсегда останешься в наших сердцах».


Через минуту зазвучала музыка. Через еще одну – весь стадион плакал. Вскоре к слушателям присоединился дождь, и чем громче звучала мелодия, тем сильнее он становился. Настало время завершающей ноты и всех зрителей на мгновенье ослепила молния и оглушил гром. А когда к ним вернулись зрение и слух, на том месте, где стоял Мирон, никого не было. Но вместо испуга собравшиеся люди ощущали беспричинную радость.


Под знакомым дубом в парке стояли два силуэта.


- Ну что, еще не передумала послушать, как звучит душа абрикосового дерева?

----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------


Остальные рассказы можно найти тут: https://author.today/u/id39233485

Показать полностью
1982

"Когда-нибудь" уже почти настало

Наконец-то добрался до автобиографии Юрия Никулина. Вот того усатого (чтобы выглядеть старше и солиднее) обычного безызвестного парнишки - второго слева в нижнем ряду - которому волею случая повезло дожить до конца война.

"Когда-нибудь" уже почти настало Юрий Никулин, Автобиография, Мемуары, Великая Отечественная война, История

"После войны я часто получал письма с фотографиями от моих однополчан. И с трудом в пожилых лицах узнавал молодых ребят теперь уже далеких военных лет.

Мой отец, вспоминая о своем детстве, рассказывал, как однажды ему, совсем маленькому, на улице показали глубокого старика. Этого старика под руки вели в церковь. Он с трудом передвигал ноги. Как говорили, старик — единственный оставшийся в живых участник войны с Наполеоном.

Так когда — нибудь будут говорить и о моих ровесниках, отстоявших победу в годы войны."


© Юрий Никулин - "Почти серьезно..."

4501

Парень на Новый год

Рассказал друг, дальше всё с его слов.

В прошлом году, прям под Новый год(2017/2018) ему в соцсетях написала девушка, по которой он сох аки сморщенный чернослив. И после недолгого общения, предложила встретить вместе Новый год. Но у неё не было идей, было очень мало денег и вообще не было настроения.

Ну наш потёкший рыцарь, в порыве шока и страсти всё устроил.

Поменял свои планы, организовал поездку, горы, романтика, снег, вино, гулянья... в общем сказка, а не нг.

За несколько дней мой друг уже влюбился, а дикий секс и её: "я бы хотела от тебя родить детей, ты такой хороший и заботливый" совсем сорвало ему крышу и вот он уже сторит планы на то, чтоб она переехала к нему.

Но, заканчивается Новый и Старый новый год, а вместе с ними и наша новогодняя сказка. И в один прекрасный день, она просто исчезает.

Тупо перестаёт брать трубку, отвечать на смс. Пишет ему, что потом всё объяснит(может быть) и уходит в закат.

А мой друган уходит в депрессию, самокопание на тему: "что блять это было и что я сделал не так?!?"

Отходил он давольно долго.

Понимаю, что где то может и по-детски, но не все жёсткие альфачи. Ну влюбился человек поуши, а его скомкали и выкинули.

Проходит почти год, и вот конец декабря(2018), звонок.

Опять она, появилась, после почти года молчания.

"Прости, извени, дура я, объясню, расскажу... давай встретим НГ вместе, тогда было так классно и волшебно, давай дадим нам ещё один шанс!"

Сказать, что друг мой оКуел, это прям ничего не сказать. После пятиминутной паузы, он соглашается. Спрашивает, помнит ли она где он живёт, ну и чтоб числа 31го была у него, так как новогодняя суета, пробки. А числа 3-4 они уедут в новую сказку, которую он и в этом году сам организует.

А сам, числа 29го уезжает на отдых, вместе со своей девушкой, на 2 недели.

247

Записки инспектора ДПС. Часть пятая.

Предыдущие главы здесь:

https://pikabu.ru/story/zapiski_inspektora_dps_chast_pervaya...

https://pikabu.ru/story/zapiski_inspektora_dps_chast_vtoraya...

https://pikabu.ru/story/zapiski_inspektora_dps_chast_tretya_...

https://pikabu.ru/story/zapiski_inspektora_dps_chast_chetver...

В качестве комментария к пятой главе хочу выложить альтернативное начало данной истории, написанное по просьбе одного из комментаторов. Ниже сам комментарий и мой на него ответ. Воспринимайте это как шутку. Ну и сама пятая глава, конечно)



+1


GreenAS отправлено 9 дней назад

#


читать сложно, но для книги это все-таки не то.....для автобиографии тоже не подходит, т.к. пишется не от своего лица. художественности добавить не хотите? например не


Старший лейтенант А. загнал своё авто и прошёл в комнату ожидания. Там за единственным столиком сидел владелец второго автомобиля и пил кофе. Это был не маленьких размеров парень в форме сотрудника ГИБДД и с погонами старшего лейтенанта


а так скажем : Старший лейтенант А. поставил своё авто в бокс, предварительно спросив разрешения и договорившись о необходимости пропылесосить багажник своего транспорта. После чего отправился в комнату ожидания, где за единственным столиком в помещении заседал владелец второго автомобиля и наслаждался заказанным здесь же кофе. Первое, что бросилось в глаза, это внешний вид незнакомца. Одет он был в форму сотрудника ГИБДД и с погонами старшего лейтенанта. Сам его вид говорил о том, что у него интересная генетика. Размеры тела непропорциональны и далеко не самые маленькие. Чтобы все это обдумать, у старлея А. ушло несколько секунд. Через несколько минут у них завязался разговор, казалось бы, ни о чем. Но именно он привел к службе в рядах ГИБДД.



как-то так. если хотите, чтобы это было читабельно, а не просто разговорно сказано для никого или просто для самовыговаривания.



0

PavelNSK отправил 9 дней назад

#


Смеркалось. Белые клуба дыма со сладковато-приторным запахом медленно, словно нехотя, поднимались к потолку. Хрустальный шар в руках цыганки зловеще сверкал всеми гранями в слабом свете свечей, обрамляющих диковинную, словно сошедшую с полотен Рубенса столешницу.


- Вижу, золотой мой, казённый дом тебя ждёт - наконец промолвила цыганка и недобро усмехнулась - Но избежать можно этого, если слушаться меня будешь. Позолоти ручку и внемли гласу моему!


Старший лейтенант А. робко поёживаясь протянул старой цыганке пятитысячную купюру, которую она незаметным движением убрала куда-то в складки своего цветастого платья.


-Бойся воды- внезапно изменившись в лице зашипела цыганка - вода тебя погубит.....вижу.....вижу..........


Цыганка закатила глаза и несколько минут находилась в трансе, что-то неразборчиво нашёптывая и непрестанно целуя хрустальный шар.


-Приём окончен - буднично сказала она, внезапно выйдя из транса, после этого встала с кресла и, грузно опираясь, на богато украшенную резную трость величавой походкой скрылась за занавеской.


- "Бойся воды".... Чтобы это могло значить - размышлял старший лейтенант А., направляя свой автомобиль в сторону автомоечного комплекса. Так и не придя к определённым выводам он загнал своё авто в свободный бокс.


- Мне сверху с химией, коврики, пылесос салона и уборка багажника - ответил на немой вопрос маленькому, неказистому такжику старший лейтенант А. И показалось ему, что в глазах этого, невеликого ростом гастарбайтера, мелькнула некая усмешка, впрочем еле уловимая. И очень был похож его взгляд на взгляд одной старой цыганки.


Не придав этому значения старший лейтенант А. смело шагнул в комнату ожидания. Там, за единственным столиком, глубоко надвинув на голову шляпу, сидел очень необычный человек. Был он непропорционально сложен, как бы намекая окружающим, что у него необычная генетика. Перед ним на столе стояла почти пустая бутылка вина, лицо пересекал глубокий шрам. В руках незнакомец держал потрёпанный арбалет, спущенная тетива которого красноречиво говорила о недавнем его применении. Также старший лейтенант А. обратил внимание на чуть приоткрытую дверь туалета из-под которой медленно вытекала алая лужица


- Тирион. Тирион Ланистер - представился таинственный незнакомец, выливая себе в бокал остатки вина из бутылки.


- Присядь чужеземец, я расскажу тебе историю о человеке, которого ненавидят все, даже собственный отец, хоть не так уж и плох этот человек и не обделён интеллектом.


Тирион вздохнул и наполовину опустошил бокал с вином. И только тут старший лейтенант А. заметил на груди этого непропорционального человека, сверкающий в тусклом свете ламп жетон, на котором красовались исполненные на высоком валерийском языке буквы:"ГИБДД".



Глава 5

Инструктаж проводил Леонидыч. Был он, кстати сказать, жутким перестраховщиком. Было это его качество не очень заметно, пока он не оставался за начальника в отсутствие подполковника Р-ко. Он руководил работой отдела по принципу «Кабы чего не вышло». Поэтому некоторые его распоряжения вызывали у старшего лейтенанта А. (да и наверняка не только у него) вполне обоснованное недоумение или даже раздражение. Впрочем, за начальника Леонидыч оставался нечасто, как правило, только на время отпуска подполковника Р-ко.

Не торопясь сделав записи в служебных книжках, и проведя короткий и привычно нудный инструктаж, Леонидыч напоследок добавил капитану Мокрову, кивнув головой в сторону старшего лейтенанта А.:

- Валера, если вдруг проверка какая подъедет, снимешь с него жилетку и пусть прогуливается неподалеку пока проверяющий не уедет.

Внимательный читатель помнит, что старший лейтенант А., будучи стажёром, работал в гражданской одежде, надев поверх лишь желтый, светоотражающий жилет с буквами ДПС на спине, поэтому его превращение в гражданского человека было делом нескольких секунд. Холера Николаевич деловито кивнул и экипаж, попутно забрав всё барахло из кабинета инспекторов ДПС, пошёл грузиться в патрульный автомобиль.

В ночь задачи экипажа ДПС были совсем другие. На профессиональном сленге это звучало так: Н/С, Б/Д, РОВД.

Н/С это «нетрезвое состояние» тут более-менее всё понятно. Статья 12.8 ч.1 КоАП РФ. Небольшое различие было только между алкогольным и наркотическим опьянением. Протоколы на «алкашей» шли в «работу» сразу и попадали в суточную сводку. «Наркоманы» же на освидетельствовании мочились в пробирку и содержимое отправлялось на анализ в специальную лабораторию. Протокол по ст.12.8 ч.1 на них также составлялся. Процедура исследования материала на предмет содержания в нём наркотических веществ (точнее сказать продуктов их распада) занимала около двух недель. И, если подозрения подтверждались, протокол также шёл в работу, если нет – отменялся.

Б/Д это «без документов», это все те нарушения ПДД, подразумевающие под собой помещение автомобиля на штрафстоянку (управление авто лицами, не имеющими права управления, не имеющими доверенности на право управления или просто забывшими документы дома). У обывателей сложился чёткий стереотип, что инспектор ДПС обязан дать забывшему дома документы водителю три часа времени для их предоставления. На самом деле это все лишь стереотип – ни административный кодекс, ни правила дорожного движения не возлагали такой обязанности на инспектора. Однако всё решалось в зависимости от каждого конкретного случая. Могли и подождать если недолго. И вовсе это не было вызвано человеколюбием. Чаще всего водителю шли навстречу тогда, когда инспектор понимал, что документы реально привезут очень быстро и он не успеет за это время составить протокол и поместить автомобиль на шрафстоянку («Штрафняк» на сленге).

РОВД это доставления граждан в дежурную часть по подозрению в совершении преступлений. Инспекторы ДПС, в первую очередь, были сотрудниками милиции и точно также, как и экипажи ППС и вневедомственной охраны, принимали участие в раскрытии преступлений по горячим следам. Происходило это так: дежурный по рации оповещал все подчинённые экипажи о совершённом преступлении, месте, где это произошло и приметы преступников. Приметы, как правило, всегда были одни и те же: тёмные спортивные штаны, тёмная спортивная куртка, чёрная вязаная шапочка. Ближайшие к месту совершения преступления экипажи обязаны были пропатрулировать ближайшие улицы на предмет обнаружения негодяев. Кто-нибудь из них брал на борт потерпевшего (-ую) и тот помогал сотрудникам милиции опознать в припозднившихся пешеходах тех, кто собственно и посягнул на его здоровье и/или личное имущество. Строго говоря, опознание это следственная процедура и должна проводиться именно так, как показывают в многочисленных фильмах и сериалах про «ментов»: несколько похожих друг на друга человек, среди которых находится подозреваемый, и потерпевший за зеркальным стеклом, который в присутствии следователя и понятых уверенно опознаёт (или не опознаёт) ограбившего его жулика. Но работающим по преступлению экипажам было несколько все равно на то, как это должно происходить. Их задача была поймать. Поэтому присутствие в «патрульке» потерпевшего не афишировали. И если вдруг жулики были всё-таки опознаны, то их задерживали и везли в РОВД на другой машине. Почему вдруг? Да потому что по горячим следам практически никого никогда не ловили, все исключения, которые знал старший лейтенант А. за всё время работы в милиции, можно было пересчитать по пальцам одной руки. Вся работа по преступлению сводилась к бесцельному катанию по прилегающим улицам. Задача была задержать кого-нибудь более-менее похожего (или совсем непохожего) и доставить в РОВД. Там задержанный после процедуры негласного опознания отправлялся восвояси, а в суточной сводке, в графе «доставления» напротив номера экипажа появлялась галочка. Вкратце так – никого не доставил, значит, по преступлению не работал.

Впрочем, не факт, что что-нибудь из вышеперечисленного могло «стрельнуть» именно в эту ночь, а возвращаться под утро в РОВД с пустыми руками, было не принято, потому в самом начале смены, пока светло, гаишники старались написать с десяток ПКашек за «мелкие» нарушения.

Собственно с этого начали и в этот раз. Встали в «засаде» под знак, ограничивающий скорость 40 км/час. С этим, кстати сказать, связан еще один довольно-таки распространенный обывательский стереотип. Многие считают, что патрульный автомобиль не должен быть спрятан во время работы. Регламент гласит, что «патрулька» должна быть видна водителю, только когда его ОСТАНОВИЛИ, а не тогда, когда он ещё движется.

Как бы там ни было, старший лейтенант А. взял радар (марка «Сокол», кто помнит, сейчас такие не используют) и вышел на обочину. Работа шла споро, превышал скорость практически каждый второй. Кстати сказать, участок был реально аварийно-опасный. Дорога под большим уклоном шла вниз и, примерно на середине, резко изгибалась влево. С завидной регулярностью, некоторые любители полихачить, на этом повороте, весело кувыркаясь, улетали в кювет. С самыми различными последствиями, вплоть до самых печальных.

Старший лейтенант А. останавливал нарушителей, демонстрировал им показания прибора, забирал водительское удостоверение, свидетельство о регистрации и передавал документы в «патрульку». Оба капитана, попутно что-то обсуждая, не спеша заполняли материалы. Очередной автомобиль показался из-за поворота. Щёлк – «68» на табло радара, прибор коротко запищал. Старший лейтенант А. взмахнул жезлом, но автомобиль и не думал останавливаться, слегка увеличив скорость, он пронёсся мимо стажёра. Переведя слегка растерянный взгляд на патрульный автомобиль, старший лейтенант А. увидел отчаянно жестикулирующего ему Мокрова. Быстро сообразив, что означают эти жесты, будущий гроза всех нарушителей района бегом бросился к «патрульке» и, практически уже на ходу, запрыгнул на заднее сиденье. С пронзительным воем сирены и включённой «люстрой» «Гром-32» начал преследование. Однако погоня продлилась недолго. Заметив, что за ним гонятся, автомобиль нарушителя включил поворотник и остановился на обочине. С удивительной для его возраста и комплекции быстротой Лёха Ромашкин выскочил с пассажирского сиденья, подбежал к остановившемуся авто, открыл водительскую дверь и пару раз ударил под дых водителя. В принципе, закон «О милиции» разрешает в таких случаях применение физической силы, пусть и несколько расплывчато. Ведь кто находится за рулём и вооружён ли он, можно только предполагать. Поэтому лучше сначала обезвредить, а потом уже разбираться. Но дело даже не в этом. При преследовании в организм резко вбрасывается огромная доза адреналина и его нужно куда-то выплеснуть. Поэтому, дорогой читатель, если ты когда-нибудь решишься убегать от гаишников и тебя поймают – люлей ты получишь гарантированно! В данном случае разобрались довольно быстро – у мужичка был просрочен техосмотр и он, тупо надеясь на удачу, решил сделать вид, что не заметил требования об остановке. Мужичку выписали штраф, сняли с его автомобиля гос.номера, выписали протокол о запрещении эксплуатации (в то время это была именно такая процедура) и объяснили, что ему делать дальше и как эти номера потом забрать. Напоследок немного нагнали жути: сказали, что ему дико повезло, что не начали стрелять и что в следующий раз обязательно так и сделаем и кто его знает куда попадёт шальная пуля.

- Не тупи в следующий раз – напутствовал старшего лейтенанта А. капитан Мокров – видишь, что автомобиль не остановился, бросай всё и бегом в «патрульку».

Начинались сумерки, до полной темноты оставалось ещё часа полтора, необходимый минимум материалов был написан, поэтому Холерой Николаевичем было принято решение сделать небольшой перерыв и выпить по стаканчику кофе с хот-догом. Подъехали к ближайшему кофейному киоску, взяли то что нужно и расположились на багажнике патрульного автомобиля. Платил за всё Мокров. Посчитав, что момент подходящий, старший лейтенант А. решил расспросить капитанов по поводу взяток. Нисколько не удивившись вопросу, степенно прихлебывая кофе, капитан Мокров начал неторопливо объяснять.

- Вообще раньше, в советское время, водители могли заплатить штраф на месте совершенно официально, взамен им выдавалась квитанция об уплате штрафа. Только кому эта квитанция была нужна? – Валера усмехнулся – Сейчас оплата только через кассу, только геморрой это. Отстоять очередь, заплатить комиссию банку, да ещё и неизвестно когда твой штраф удалят из базы. Могут и забыть, а выяснится это только в аэропорту, когда из-за этого штрафа человека за границу не выпустят. – Валера снова усмехнулся – А так, отдал на месте и забыл. И ему хорошо и нам неплохо. Нарушитель наказан? Наказан. А у государства не убудет. Вот платили бы мне.. – Валера призадумался и назвал цифру примерно в два раза большую, чем его нынешная зарплата – я бы вообще не брал.

- А со стажёрами не делятся, потому что те ничем не рискуют – добавил Лёха Ромашкин - если с деньгами (гаишники в обиходе вообще избегают слова «взятка», заменяя его более нейтральным – «деньги») поймают одного, то привлекут весь экипаж, но только аттестованных. Отмазки, что «это напарник брал, а я не знал» в СБ (служба собственной безопасности МВД РФ) не проканают. Ну а покормить стажёра и купить ему сигарет - дело святое. – Лёха улыбнулся.

- Ладно, поехали – взглянув на часы и допивая кофе, сказал Мокров – нам ещё «синяка» где-то поймать надо.

Показать полностью
428

Записки инспектора ДПС. Часть первая.

Дорогие мои пикабушники. Я почти десять лет отработал инспектором ГИБДД в городе Н-ске. Давно хотел написать книгу воспоминаний. Да-да именно книгу, т.е литературное произведение, которое можно издать или написать сценарий. Наверное поэтому мои "записки" будут отличаться от подобных "записок" бывших сотрудников других силовых структур, опубликованных здесь же. Начну с первой главы и, если найдутся читатели, буду добавлять сюда последующие главы. Если нет, то первая глава будет и последней на этом ресурсе. Конструктивная критика приветствуется.


Предисловие

Данная повесть по сути является автобиографией автора, им же литературно обработанной, все факты в ней изложенные имели место быть. Все это происходило в реальном РОВД, реального города России. Разумеется, имена персонажей несколько завуалированы, но для участников тех событий, думаю, весьма узнаваемы. Однако автор спешит предупредить читателя: при всей узнаваемости образов они всё-таки персонажи собирательные. Т.е некоторые поступки одних людей приписывались совершенно другим. И это сделано вовсе не для искажения фактов, а именно для сокращения количества участников повествования, дабы ради одного примечательного поступка не выписывать полностью образ человека его совершившего. С жанром данной повести автор тоже не определился. Это и комедия, и трагедия, и фарс, и мелодрама и, местами, боевик. В общем, всё то, что случается каждый день в реальной жизни.


Глава 1

Начнём со знакомства с главным персонажем – старший лейтенант А. Он только что вышел за ворота воинской части, держа в руках выписку об исключении его из списков этой самой части, в связи с увольнением его по собственному желанию из рядов Вооружённых сил Российской Федерации. На дворе стоял ноябрь 2004 года. За плечами у старшего лейтенанта А. осталось военное училище (диплом с отличием, между прочим), год службы в должности командира взвода в Забайкалье и два с половиной года службы в отдельной воинской части в окрестностях города Н-ска, откуда собственно он и был родом. В городе у него имелась небольшая однокомнатная квартира в хрущёвке, жена и маленький ребёнок. О годах проведённых в армии и причинах ухода старшего лейтенанта А. оттуда можно было бы написать ещё одну книгу и, возможно, она будет когда-нибудь написана, но в данном повествовании речь совершенно не об этом, поэтому не будем отвлекаться.

Итак, выйдя за ворота воинской части, старший лейтенант А. совершенно не представлял, чем он будет заниматься дальше, но он был достаточно молод (ему на тот момент было только 26 лет) и окружающий мир представлялся ему полным возможностей для неглупого человека. Решить проблему заработка на ближайшее время он собирался банальным способом – заниматься частным извозом. Автомобиль имелся (ВАЗ 2106), некоторый опыт тоже. Опуская подробности, скажем, что на поиски работы у него ушёл целый год. За это время старший лейтенант А. успел поработать в нескольких коммерческих фирмах, что, впрочем, принесло ему одно лишь разочарование в капиталистическом устройстве общества. Довольно таки тяжело перестроиться от системы «ежемесячная стабильная зарплата» на систему «как поработал, так и заработал». Поэтому, практически каждый вечер старший лейтенант А. выезжал «бомбить» на своей «шестёрке». Почему мы так подробно на этом останавливаемся? Именно этот способ заработка и привёл к тем обстоятельствам, в результате которых и произошли все последующие события.

Случилось это осенью 2005 года. Старший лейтенант А. как обычно занимался частным извозом. Около 03.00 он решил, что на сегодня достаточно и решил уже отправиться домой, по дороге заехав на мойку. Автомойка представляла собой отдельное модульное здание с двумя боксами и комнатой ожидания с претензией на кафе, ибо там были столик, барная стойка и небольшое меню. Один бокс был свободен, во втором только начали мыть чей-то автомобиль. Старший лейтенант А. загнал своё авто и прошёл в комнату ожидания. Там за единственным столиком сидел владелец второго автомобиля и пил кофе. Это был не маленьких размеров парень в форме сотрудника ГИБДД и с погонами старшего лейтенанта (тоже). Заказав кофе, старший лейтенант А. присел рядом. Как-то само собой между ними завязался разговор ни о чём. Сотрудник ГИБДД представился – старший лейтенант Р., он оказался командиром взвода полка ДПС по городу Н-ску. В дальнейшем они не раз пересекутся по службе в ГИБДД, хотя, если честно сказать, в данном повествовании это фигура второстепенная. Для понимания происходящего нужно охарактеризовать старшего лейтенанта Р.: этакий весельчак, балагур, любимец женщин и пи**абол. Рассказывал он всегда цветасто, красиво, много обещал и фигурой выглядел солидной. На практике его обещания стоили немного, но старший лейтенант А. тогда этого не знал и принимал всё за чистую монету. И походя, как бы между прочим, вкратце рассказал про себя, про свою жизнь и, собственно, про поиски себя в этой жизни.

- А давай к нам, братан – вещал старший лейтенант Р. – ты офицер, звание у тебя есть, нам не хватает таких парней. Приходи ко мне во взвод, я помогу, запиши телефон мой.

И вылил себе в стакан остатки коньяка из бутылки, которую достал из-под стола. Тогда старшего лейтенанта А. мало смутила выпитая бутылка коньяка человеком, который приехал за рулём собственного автомобиля на мойку.

К чести старшего лейтенанта Р. нужно сказать, что, не смотря на шапошное знакомство ночью на автомойке, он реально помогал старшему лейтенанту А. устроиться в ГИБДД, и не его это вина, что всё получилось не совсем так как планировалось.

На следующий день старший лейтенант А. пришёл в отдел кадров пока ДПС и сказал, что он по протекции старшего лейтенанта Р. В ответ неожиданно услышал заливистый смех трёх заседавших там тёток. Тут стоит отметить, что манеры общения с противоположным полом (и только) у старшего лейтенанта А. были очень схожи с манерами старшего лейтенанта Р., поэтому тётки из отдела кадров посчитали, что это близкий родственник старшего лейтенанта Р. и второго такого пи**абола полк ДПС просто не переживёт. Конечно, старший лейтенант А. пытался объяснить как всё было на самом деле, но практически безуспешно. Тем не менее тётки выдали ему список документов, которые нужно предоставить для трудоустройства и направление на медкомиссию.

Дальнейшие события заняли примерно три месяца и все их мы приводить не будем, опишем вкратце: документы старший лейтенант А. собрал быстро, медкомиссию в поликлинике прошёл тоже быстро. Особенно ему понравилось прохождение ПФЛ. Как расшифровывается эта аббревиатура он точно не знал, но по смыслу это были тесты на IQ. И, что очень польстило самолюбию старшего лейтенанта А., тётка, которая проводила тесты позже призналась ему, что подобных (высоких) результатов за её пять лет работы в данном заведении еще ни разу не было. Портила картину лишь хирург, которая прикопалась к какой-то мелочи и не позволила старшему лейтенанту А. пройти медкомиссию с первого раза. Потом были долгие уговоры, подключение (совсем уж не очень больших) связей и повторное прохождение (положительное) хирурга. Именно поэтому прохождение медкомиссии заняло столь долгий срок. Но, тем не менее, примерно через три месяца старший лейтенант А. предстал перед тётками из отдела кадров полка ДПС по городу Н-ску с полным комплектом документов для трудоустройства. Каково же было его изумление и разочарование когда кадровичка выдала:

- Всё это, конечно, хорошо, молодой человек, но на данный момент в полку свободных вакансий нет. Может быть, конечно, и появятся, но не раньше чем через год. Ничем помочь не можем.

- Но что же мне делать? – вопрошал старший лейтенант А. – я ведь так хотел, столько всего прошёл…..

- Не знаю – отвечала кадровичка – попробуйте обратится в район, может там места есть.

Здесь, наверное, нужно объяснить читателю структуру подразделений ГИБДД в городе Н-ске: город делился на 10 районов, в каждом, соответственно, находился Районный отдел внутренних дел (РОВД) и при каждом таком РОВД был отдел ГИБДД, так называемые «районники», которые несли службу только в пределах своего района. Ну и был полк ДПС, который подчинялся городскому ГИБДД, экипажи которого несли службу во всех районах города (т.е. пересекаясь с «районниками»), но не подчиняясь районным ОВД. В один из районных отделов ГИБДД при РОВД какого-нибудь района и было предложено обратиться старшему лейтенанту А. Забегая вперед хотим отметить, что здесь нежданно-негаданно фортуна улыбнулась старшему лейтенанту А. ибо служба в районе в маленьком и дружном коллективе очень отличается в лучшую сторону от службы в большом (более 500 человек) коллективе пока ДПС. Как бы то ни было, ни о чём об этом старший лейтенант А. тогда не знал и решил попытать счастья в ближайшем от места жительства РОВД.

Итак, старший лейтенант А. прибыл с полным комплектом документов в районный ОВД Дз-кого района города Н-ска……………..

Показать полностью
257

Про самую короткую влюбленность

Когда-то давным-давно, в пору разгульных пьянок на тех квартирах, где родители сына/дочи были заядлыми дачниками, случилась с моим другом (назовем его Димой) эта история.


Многие из вас, кто имеет счастье иметь не просто знакомых, но настоящих друзей мужского пола, мог заметить, как иногда меняется их поведение, если в компании присутствует интересный им ангел женского полу. Такой друг как бы перестает быть просто собеседником, он неуловимо вскарабкивается на невидимую сцену и начинает выступление, но что поделать, сомец вышел на охоту.


Такой ангел оказался и на одной из наших тусовок. Сидим мы, выпиваем что-то очередное недорогое, травим байки и играем в прекрасные игры, призванные сблизить и раскрепостить участников, обеспечив томное продолжение вечера... Но одна из скрипок костяка компании явно фальшивит. Димасик нет-нет, да обратит какую-нибудь несвойственную себе фразу в адрес новенькой участницы нашей компании, чем вызывает у меня, давно его знавшего, все растущее смущение.


В какой-то момент слово переходит к объекту Диминого вожделения и она, до той поры скрываясь под маской скромной леди, заявляет, многозначительно указывая на стакан:


-- Хорошее виски, мы с ребятами в общаге его "спецухой" разбавляли, на удивление, утром себя чувствуешь огурцом, как компотика выпивши!


Дальше я физически ощутил, как сидящий рядом Дима резко напрягся, несколько секунд посидел в таком состоянии, потом плавно расслабился и сказал вполголоса, наклонившись ко мне:


-- Знаешь, а ведь это была самая короткая влбленность в моей жизни.


Дальнейший вечер прошел без этой неестественности в друге, а ту девушку я с ним больше не видел.

Похожие посты закончились. Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам: