1

Альбинос. Короткий рассказ для критики

Джо сошел с тропинки и подошел к проему в плотной стене кустов, окружавших небольшую полянку. Это место он хорошо знал: тут можно остаться наедине с хорошей книгой, не опасаясь, что помешают читать. Но сейчас там кто-то был.

- Извиняйся, быстро!

Джо осторожно выглянул. На полянке компания подростков полукругом обступила двоих ребят, сидевших на поваленном стволе дерева. Тот, что слева, повыше и покрупнее, держал второго, низенького и худенького, за плечо, как будто не давая убежать. Такие сцены Джо отлично знал: он и сам когда-то был на месте щуплого парнишки.

- Извините меня, пожалуйста, - сказал тот, что поменьше, и боязливо вжал голову в плечи.

- В камеру смотри! - прикрикнул высокий, встряхнув его для убедительности.

Все происходящее подростки снимали сразу на несколько телефонов. Опыт подсказывал Джо, что бедолага провинился только в том, что по неосторожности оказался не в то время, не в том месте. Парнишка повернулся лицом к окружавшим его камерам:

- Извините меня, пожалуйста, - повторил он.

Высокий, не отпуская плечо, размахнулся правой рукой и изо всех сил ударил его в грудь. Джо услышал, как из легких ребенка вырвался вздох. Похоже, ему попало в солнечное сплетение. Мальчишка согнулся от боли, пытаясь перевести дыхание.

- За что тебя извинить? - спросил высокий.

- Я не знаю.

Обидчик рванул свою жертву вверх и снова ударил. На этот раз локтем в подбородок, снизу вверх. Удар пришелся по касательной, из обеих губ парня красной струйкой потекла кровь. Джо раньше приходилось видеть, как похожим ударом выбивают зубы.

- Все ты знаешь! Ты - урод! Давай нормально извиняйся!

Плача от боли и страха, бедняга сделал два шага вперед. Несмотря на бьющее в глаза солнце, посмотрел прямо в снимавшие его камеры и плача сказал:

- Извините меня за то, что я урод.

Толпа довольно загоготала. Для них это было шуткой, они так развлекались. Когда-то также забавлялись и над Джо. Только Джо был не уродом, а толстяком.

Когда парнишка подошел ближе, Джо увидел, за что над ним издевались. Издалека казалось, что парень немного бледноват, но он списал это на страх и, может быть, на общее тщедушие ребенка. Теперь же стало ясно: над несчастным пареньком измывались за то, что он - альбинос. Его кожа была лишь немногим белее обычной бледной кожи, волосы немного светлее, чем у любого блондина. Только глаза сразу привлекали внимание: вместо цветной радужки черный, как уголь, зрачок окружала молочно-белая пустота. Но этого было достаточно.

От злости Джо сжал кулаки. Другой на его месте уже выбежал бы к ним, обозвал, например, мерзавцами, пригрозил родителями, прогнал бы отсюда. Но Джо только вжался в куст, стараясь даже дыханием не выдать себя. Они совсем такие же, как те, кто долго и беспощадно издевался в детстве над ним самим. Они тоже могут его обзывать, могут измазать одежду и волосы клеем, могут избить. Он давно уже согнал лишний вес (да и раньше он был лишь немногим полнее остальных), но ярлык приклеен навсегда.

Смех товарищей добавил высокому смелости. Он обошел и без того уже униженного альбиноса спереди и ударил коленом в живот, а когда тот сложился пополам от боли, тем же коленом с размаху ударил в лицо. Всхлипнув от боли, мальчик упал на землю, а разгорячившийся ублюдок продолжал избивать его ногами.

Такая жестокость подействовала на его дружков отрезвляюще. Смех затих, но телефоны продолжали снимать. Альбинос лежал на земле и только тихо скулил от сыпавшихся ударов. Одна из девушек робко предложила сваливать. Джо тоже пришел в себя. Ни смотреть на это дальше, ни тем более уйти отсюда он не мог.

Не отрывая взгляда от избиения, Джо присел и ощупал землю под ногами. Рука наткнулась на крупный камень. Джо зажал его в руке и, изо всех сил закричав, выбежал на поляну. Страх никуда не делся, но он надеялся на эффект неожиданности.

Все получилось, как он и ожидал: испугавшись внезапного появления Джо, подростки рассыпались в разные стороны, освободив ему дорогу к вожаку шайки. Джо еще на бегу бросил камень в сторону высокого парня и попал ему в голову. Тот ойкнул от боли и страха, обернулся и получил такой же удар локтем, какой только что сам нанес несчастному ребенку. Вот только Джо уже давно вырос, удар у него был посильнее, да еще и с разбегу. Подонок отлетел на бревно, мешком перевалился через него и с глухим звуком ударился головой о землю. На секунду Джо даже испугался, не убил ли он его. Но парень тут же вскочил, держась за голову одной рукой и вытирая другой слезы вперемешку с соплями. Получив отпор, он растерял всю свою храбрость, и, не обнаружив к тому же поддержки от своих подельников, побежал, огибая Джо по широкой дуге. По пути он пытался выкрикивать какие-то угрозы, но вместе с рыданием слова выходили неразборчиво, а Джо его уже и не слушал. Он наклонился к лежащему на земле пареньку.

- Эй, ты как? Живой? Встать можешь? Давай помогу.

Альбинос медленно поднял голову и, как затравленный зверь, осмотрелся вокруг. Убедившись, что его обидчиков поблизости нет, он привстал, опираясь одной рукой о бревно, а другой вытирая кровь и землю с лица. Затем он посмотрел на Джо, как будто только что его заметил.

- Это вы их прогнали?

Джо встретился с мальчишкой взглядом. От его глаз (два белоснежных шарика с почти невидимой точкой зрачка) и спокойного голоса (будто он дорогу у прохожего спрашивает) спина покрылась гусиной кожей. Джо отвернулся, сделал вид, что осматривает паренька на предмет повреждений.

- Я, - ответил Джо. - Сильно досталось? Он тебе, наверное, все ребра переломал, скотина.

- Ничего страшного. Спасибо за помощь.

- Как тебя зовут? - спросил Джо альбиноса, помогая подняться.

- Алекс, - ответил мальчик, и тут же поправился, как будто извиняясь, - в смысле, Саша.

- Алекс, значит. - Джо было хорошо знакомо желание паренька называться именем получше, чем то, которое он получил от родителей. Он тоже когда-то поменял себе имя, только более кардинально, чем Саша-Алекс. Если Сашу не любили и обижали, то Алекса должны были принять за своего. Такова была задумка, по крайней мере подсознательно. К сожалению, на деле это не работало.

Джо продолжал суетиться вокруг Алекса: поднял, отряхнул, оглядел со всех сторон - лишь бы не смотреть в глаза. Ему неплохо досталось, но, кажется, все было цело. Не считая рассеченных губ и разбитого носа, отделается парой синяков. (Интересно, какого они будут цвета?) Сам Алекс, казалось, уже забыл об инциденте. Он не стесняясь рассматривал Джо.

Опасаясь, как бы компашка не поджидала Алекса где-то неподалеку, Джо вызвался провести его домой. Оказалось, что парень живет здесь рядом. Парк, где была эта злополучная поляна, растянулся вдоль окраины города. Алекс пошел в ту сторону, где, насколько помнил Джо, был небольшой частный сектор. Там построили себе дома все, у кого в их городишке были хоть какие-то деньги. Местная, так сказать, элита.

Дом Алекса ярко выделялся роскошью на фоне остальных коттеджей. Большой, трехэтажный, он занимал сразу несколько участков. От дороги к дому вела гравиевая дорожка, но Алекс, махнув на прощание рукой, пошел прямо по идеально остриженому газону к стеклянным дверям. Джо разглядывал дом. Дом смотрел в ответ пустыми глазницами окон: ни цветов, ни занавесок. Только деревянные рамы на белой стене да светло-коричневая шевелюра крыши. Во дворе тоже никого. Небольшой фонтан разбрызгивал капли воды на окружавшие его кованые скамейки. Но на них никто не сидел. Красота этого дома веяла холодом и пустотой. Джо почему-то подумалось, что здесь живут богато, но не счастливо.

***

Солнце уже подсветило оранжевым цветом верхушки деревьев, а места для ночлега на сегодня Джо еще не нашел. Спешить ему было некуда, но начал накрапывать дождь. Дом обладал какой-то притягательной силой, и Джо пошел вдоль участка, обходя его по периметру. С трех сторон оградой дому служил низенький ряд декоративного кустарника в идеальном состоянии. С четвертой стороны участок примыкал к лесу, но ухоженный газон так плавно переходил в дикие заросли, что границу между ними было обозначить очень сложно.

Не желая топтаться по чужой земле, Джо завернул подальше в лес, однако не заходил слишком далеко, чтобы не упускать дом из виду. Солнце уже почти опустилось за горизонт, и сейчас его скрывали деревья. Крупные капли дождя не спеша падали на землю, ненадолго задерживаясь в листве. Но вместо того, чтобы посереть в сгущающихся сумерках, стены дома оставались белоснежно белыми. Как глаза Алекса...

Парень-альбинос прочно засел в голове Джо. Он прекрасно понимал, как тому живется в жестоком мире подростков. Пройдя через издевательства и унижения, Джо так и не смог оправится во взрослой жизни. Наверное, поэтому он выбрал для себя судьбу бродяги: чтобы не приходилось жить в обществе, которое с самого начала дало ему понять - он нежеланный гость.

Джо начал бродяжничать добровольно. Когда-то у него был дом, была работа. А затем он прочитал в какой-то книге, как парень по имени Джо, устав от каторжного труда в прачечной, решил сделаться бродягой. Такая жизнь означала свободу и независимость, а это с лихвой компенсировало некоторые материальные неудобства. Эта мысль так понравилась юноше, что он не только последовал примеру книжного персонажа, но и стал называться его именем. С тех пор прошло немало лет, и ни разу он не пожалел о своем выборе. Как книжный Джо избавился от своего тягостного труда, так и настоящий Джо освободился от необходимости быть частью общества. Теперь компанию ему составляли только книги, когда удавалось их раздобыть. А другого ему и не надо.

Со стороны дома послышался какой-то шум. Джо увидел тень, мелькнувшую в окне второго этажа. Он отступил на несколько шагов назад, глубже в тень деревьев, и его нога споткнулась о какой-то выступ в земле. Джо упал на спину, мягко ударился головой о землю, а в поясницу ему воткнулось что-то металлическое. Он перекатился на бок, принял сидячее положение и посмотрел, на что упал. Это был люк, а в спину ему вонзилась железная ручка.

Люк был присыпан землей и сухими, может быть, даже прошлогодними, листьями. Только неплотно прилегающий край железной крышки незаметно выступал над поверхностью. Джо разметал землю и листья руками, из под них показался ржавый металл. Джо попробовал поднять люк, тот неохотно поддался, издав негромкий скрип. Испугавшись, как бы его не услышали в доме, он аккуратно опустил крышку на место и оглянулся. Сзади все было тихо. Джо попытался еще раз, медленнее. Мало-помалу крышка люка подымалась, открывая взгляду уходящую куда-то внизу лестницу.

Джо поставил ногу на первую ступеньку. Она казалась достаточно прочной, чтобы выдержать его вес. На секунду Джо засомневался. Чтобы там ни было внизу, это, скорее всего, принадлежало людям, живущим в доме. С другой стороны, было очевидно, что здесь уже очень давно никто не бывал. К тому же, он находится в лесу, а лес, вроде бы, общий. И если там, внизу, достаточно сухо и тепло, то это отличный вариант ночлега для Джо. А завтра он уйдет и больше сюда не вернется. Не о чем переживать.

Джо начал спускаться. В нос ударил запах застоявшейся пыли, лицо окутала липкая паутина, а из под ног при каждом шаге вырывались целые стайки насекомых. По обоим бокам к лестнице примыкали бетонные стены. Джо осторожно переступал ногами, ведя рукой по шероховатой стене для большего равновесия.

Опуская ногу для очередного шага, вместо следующей ступеньки Джо вдруг встретил ровный пол. Вторая нога от неожиданности подкосилась. Джо негромко чертыхнулся, но устоял. Внутри было темно, через проход, по которому спустился Джо, проникало очень мало вечернего света. Спичек или зажигалки у Джо не было, не говоря уже о телефоне, которым можно было бы подсветить. Он начал шарить руками.

Нескольких шагов хватило, чтобы обойти помещение кругом. Стены, как и на лестнице, были бетонными. Скорее всего, это был бункер. На какой случай и кто его построил, Джо определить не мог, внутри не было практически ничего. Только где-то в центре Джо нащупал небольшое пятно, еле заметной щербинкой выступающее над поверхностью пола. Это могла быть когда-то пролитая, но уже давно высохшая краска. Никакой мебели, никаких инструментов или других вещей, которые подсказали бы, кому и зачем могло понадобиться это подземное убежище. Только в дальнем углу Джо нащупал металлическую стойку (шероховатую от ржавчины), на перекладине которой висели какие-то лоскуты. На ощупь Джо не нашел ни металлических блях на концах, ни отверстий посередине, какие бывают у ремней. Просто полоски старой потрескавшейся кожи.

Оставаться здесь не очень хотелось, но выбирать Джо было не из чего. Его нигде не ждали, а это место было ничем не хуже других. Свет ему для сна не нужен. В качестве постели подойдет и пол. Хоть и твердо, но его единственной альтернативой была мокрая земля наверху. А тут хотя бы нет ветра и сухо. Завтра утром Джо встанет пораньше и уйдет так, чтобы его не заметили хозяева, если таковые найдутся.

***

Джо проснулся от шума. Наверху что-то негромко лязгнуло. Он поднялся, вытянул руки по сторонам (другого способа ориентироваться в темноте у него не было) и пошел в ту сторону, где по его расчету была лестница. Внезапно лоб прорезала острая боль, а в тесном помещении раздался оглушительный грохот. Джо рухнул на пол, держась обеими руками за ушибленную голову. На глазах выступили слезы. Он неподвижно лежал, пока не убедился, что тишину опять нарушает только его дыхание. Видимо, он наткнулся на стойку с ремнями, а лестница была в другой стороне.

Джо поднялся и пошел в противоположную сторону. Он осторожно ощупывал темноту перед собой руками и ногами, прежде чем сделать шаг. Несколько раз ему казалось, что какое-то невидимое препятствие уже готово наброситься на него, и он рефлекторно отдергивал в сторону голову и зажмуривал глаза. Воображение некстати рисовало предметы, которых, он точно знал, здесь нет. Тьма так плотно сжала его со всех сторон, что каждый вдох давался с большим трудом. Джо чувствовал чье-то присутствие. Не обязательно человека, это была какая-то незримая опасность, галлюцинация, монстр, сродни тому, что живет под кроватью.

Наконец, Джо нащупал ногой первую ступеньку. Быстро взобрался по ней, осторожно приоткрыл крышку люка. Снаружи было тихо, только капли дождя мерно ударяли по металлу. Джо высунул голову. Нигде никого. Тучи плотно затянули клочки неба, едва видимые сквозь густую листву деревьев. Темнота здесь наверху была почти такой же плотной, как внизу, в бункере. И только дом каким-то образом белел поодаль.

Убедив себя, что шум ему только приснился, Джо спустился обратно в бункер, ползком добрался до ближайшей стены и снова улегся спать. Сон шел неохотно, невидимый монстр продолжал теребить нервы, словно музыкант, кончиками пальцев перебирающий струны инструмента, перед тем как приняться за любимую мелодию. В конце концов, усталость взяла свое, и Джо мерно задышал.

Второй раз его разбудила мокрая рука. Кто-то закрыл ему рот. Джо замычал, инстинктивно дернулся в сторону, но тот, кто его держал, был намного сильнее. Голову не удалось сдвинуть ни на миллиметр. На лицо упали несколько капель, мокрой дорожкой потекли к вискам. Джо попробовал махнуть руками, но их придавили к полу чьи-то колени.

Темнота давила на глаза. Джо зажмурился и попытался извиваться телом, отталкиваясь от пола ногами. Бесполезно. Его держали, и держали крепко. Джо попытался укусить руку, которая закрывала ему рот, но не смог разжать челюсти. Он открыл глаза. Во мраке над его головой виднелись два пятна. Два молочно-белых пятна с черной точкой в центре.

- Ты их спас, - раздался спокойный голос Алекса. - Ты такой же, как они. Ты их спас, чтобы они и дальше могли меня обижать.

Невозможность пошевелить телом парализовала способность думать. Джо лихорадочно пытался сообразить, кого он спас. На ум ничего не приходило. Он снова замычал. По шее пробежали тонкие пальцы, горло сдавили тиски, дыхание сбилось.

Паника придала сил, и Джо, сильно оттолкнувшись ногами, смог немного приподнять корпус. Алекс потерял равновесие, его рука дрогнула, освободив нижнюю челюсть. Джо сжал зубы, рука резко отдернулась, хват на горле ослаб. Вдохнув всей грудью, Джо сделал рывок туловищем в сторону. Ему удалось вырвать одну руку из под колена Алекса и толкнуть его в бок. Алекс упал, а Джо перевернулся на живот и встал на четвереньки. Выход был совсем рядом, руки уже нащупали нижнюю ступеньку, в лицо пахнуло дождем. Несколько быстрых движений, и Джо добрался до края люка. Оставалось протянуть руку, откинуть крышку…

Джо почувствовал рывок сзади. Алекс схватил его за ноги и дернул вниз. Голова Джо, как мячик для пинг-понга, запрыгала по ступенькам, ударяясь о каждую подбородком. На несколько мгновений он потерял сознание.

Когда Джо открыл глаза, он снова лежал на спине, придавленный к полу неестественным весом парнишки. Над головой в темноте отчетливо были видны белые глаза с крупинками зрачков. По шее полилось что-то жидкое и теплое. Следом пришла резкая боль, а за ней - голос Алекса:

- Не нужно меня обижать.

Джо моргнул и увидел, как черные зрачки стали чуть шире, потом еще шире и еще, пока не заполнили все белое пространство. Осталась только темнота.

***

Утром стеклянные двери распахнулись, на улицу вышла молодая женщина. Она обошла дом кругом по мокрой траве газона. На заднем дворе никого не было, и она сделала несколько шагов в глубь леса. Крышка люка лежала рядом со входом в бункер. Спустившись вниз, в центре помещения женщина увидела иссушенное тело мужчины, из которого будто бы не только выкачали кровь, но и выжали все соки. Он лежал на животе, уткнувшись лицом в пыльный пол. Под ним собралась небольшая лужица уже почти засохшей крови. Она со вздохом подняла лежавшую рядом с телом рубашку; взгляд невольно задержался на обнаженной спине, которую перечеркивала узкая бордово-красная полоса там, где не было кожи.

- Саша, пойдем домой, - позвала женщина мальчика в дальнем углу помещения. - Я позову папу, он поможет здесь все убрать.

Парень аккуратно расправил висевшие на стойке потрескавшиеся лоскуты, придвинул к ним новый, обернулся к женщине и спокойно ответил:

- Я не Саша. Я - Алекс.

Дубликаты не найдены

+1

Интересно. Мне понравилось.

раскрыть ветку 1
0

Спасибо

0

неплохо, но слишком много несостыковок

раскрыть ветку 4
0

Расскажите детальнее, пожалуйста.

раскрыть ветку 3
0

ок. 1.шкет - злой и страшный упырь, которой может выпотрошить мужика, но не дает сдачи подросткам

2. ну собственно упырь. что он днем на солнце делает?

3. поблаголарил, его проводили, а потом скушал спасителя да с претензиями. странно.

ну и взрослый человек кидающийся камнями в подростков как-то дико выглядит.

раскрыть ветку 2
Похожие посты
56

Истории демона-работяги. ч1

Пентаграмма, запущенная однушка, грязный окровавленный нож и отчаявшийся мужчина лет пятидесяти. Понедельник начался как всегда.

- Доброе утро, уважаемый! - Миша покосился на древние настенные часы, показывающие 5.54. Вот не мог он подождать еще четыре минутки до смены Серого...


Ответа не последовало. Начинающий сатанист не отводил взгляда от молодого человека в джинсах и красной распахнутой рубашки, медленно выступавшего из столба пламени. Заподозрив неладное Миша принюхался и засмеялся.


- Однако хорошо же вы, уважаемый гуляете. Ничего. Сейчас всё будет.  - Михаил Артёмович хлопнул в ладоши и клиент, мигом протрезвел и уже с полными ужаса глазами уронил нож.


-Ну ну, Василий не надо пугаться, Вы ведь сами меня призвали. Лучше угостите гостя сигареткой, а то за смену всю пачку скурил.


Василий Олегович, протрезвевший впервые за последние 4 года своей жизни дрожащей рукой нашарил в заднем кармане портсигар, купленный 20 лет назад, когда он был молод, счастлив, амбициозен и наслаждался звучной должностью главного инженера.


Миша закурил и внимательно рассматривал своего последнего клиента на эту ночь. Аура греха на этом человеке поражала количеством оттенков: жена, сбитая с пути, бросившая шитьё, лесные прогулки с подругами и постоянная походы в гости. Сейчас она валялась в беспамятстве на старом зелёном диване, в соседней комнате. Подле неё, развалившись в кресле мирно похрапывал двадцатисемилетний сын, два месяца назад потерявший девушку в автокатастрофе. Через три месяца у Василия откажет сердце, жена умрёт через неделю а ещё через пару дней сына зарежут в пьяной потасовке.


-Ух давно я не получал сразу три души за одну сделку - засмеялся Миша, жадно потирая руки.


- Как это три, нечисть поганая? - не выдержал Василий Олегович, раздражённый своим трезвым состоянием и осознанием своего унизительного положения.


- Зачем сразу ругаться? Вечно вы так, сами грешите налево и направо, а виноватым считаете меня. А почему три души сейчас объясню. Ваше сердечко и так на последнем издыхание, а вы собираетесь попросить у меня денег. И вы их получите столько, сколько захотите. По привычке вы всей семьёй будете праздновать без перерыва и ваше сердце протянет всего месяц вместо отведённых ему трёх. Ваша жена не выдержит горя, особенно после такой большой удачи - выиграть в лотерею. Вскоре ваш сын во время пьянки пустится во все тяжкие и умрёт от передоза.


Василий Олегович бледнел с каждым словом.


-В итоге: Ваша душа по контракту, это раз. Душа вашей жены, доведшей своё тело до такого состояния, что наверху - Демон поморщился при упоминание обители длиннопёрых фанатиков - это сочтут за самоубийство, это два, а вашем сыне и говорить не стоит - тут всё очевидно. Получаем три души за одну сделку.


- Не хочу так. Ладно мы с Людкой, сами виноваты, но Витьку то моего за что? - чуть не плача бормотал Василий, рухнувший на верную дубовую табуретку.


- Тут ты не прав, Вася. Ничего, что я на ты? Виноват только ты. И жена тебя пыталась вернуть к жизни и сын часами напролёт кричал на твоё неразумноё пьяное тельце. Из-за тебя подруги начали смеяться над твоей Людкой и она просто выпала из общества. Думала покончить с собой, да плюнула и начала пить с тобой. А ты только и рад - во какая собутыльница. И сына ты споил когда он любимую потерял. - Миша тактично умолчал, что её смерть заказала её же подруга, давно одержимая молодым Васильевичем.


Вася плакал. Его трезвый ум начитанного человека с высшим образованием и многолетнем стажем был беспощаден, впрочем Миша к этому уже настолько привык, что начал различать сто двенадцать видов плача и рыданий на слух и всё же это было что-то новое. Миша улыбнулся и подумал "Всё же есть у мира чувство юмора. Сто тринадцатый плач. Забавно что чёртовая дюжины принесёт столько убытка".


Василий Олегович был из тех упёртых людей, что во времена кризиса всегда становятся опорой для других и черпают силы из осознания собственной полезности и безграничной доброты. Очень извращённый вид эгоизма.


Пожилой алкоголик поднялся в свой полный, двухметровый рост. Миша не удержался и щелчком пальца побрил и постриг своего клиента.


- Сколько лет мне ещё останется? - Он умер. Так сказал бы великий поэт о Алкоголике Васи. Сейчас пред демоном стоял Василий Олегович. Настоящий Василий Олегович.


- А это уже зависит от вашего желание, Василий олегович. Эх вот бы у нас были брошюры. Тогда бы многие знали, что можно попросить две вещи одним желанием. Скажем "Хочу проработать еще сорок лет".

...

...

...

- И ещё вот здесь подпишите.

- Совсем озверел окаянный? Сколько еще крови моей надо на твои подписи? Убить меня раньше срока задумал?

- Ни в коем случае, уверяю вас. Это последняя. Когда пожмём руки всё вступит в силу.


Василий олегович молча протянул руку с окровавленным большим пальцем.


-Василий а сигаретки лишней не будет? А то петух орёт без умолку уже как час. - Миша перевёл взгляд на часы. Смена уже как два часа закончилась. Огребёт же он от Ксюши когда вернётся. И доказывай потом, что по суккубам не шатался. - Чует видать меня. Ну пусть себе орёт. Пока сделка в процессе клал я на этих гадов. 


- Держи, бес. - В руках у миши оказался изысканный итальянский портсигар, во рту сигарета, а на лице Васи улыбка. - Нет нет. Оставь себе.


Миша протянул руку и улыбнулся.

- Ты точно нечисть?  - Василий разрывался между желанием выпроводить чёрта и любопытством, которое изголодалось по историям за четырёхлетнюю спячку.


- Точно. Вертел я на рогах вашу свободу выбора своей судьбы.


8.31 - сделка заключена.


Порталы дело сложное и запутанное. Обычно у Миши уходит минут тридцать, что бы пробраться сквозь лабиринт пространственных коридоров до своей уютной трёхкомнатной квартиры у Братиславской станции московского метрополитена, но сегодня он не спешил. Всё равно огребать от жены. Где-то между переходом Рио-Таганрог Миша свернул в сторону и зашёл в дверь, одиноко стоящую среди вечной пустоты.


-Здравствуй тёска. - поздоровался Михаил.

-Опять ты, рогатый - улыбнулся Архангел. - Сколько ещё ты будешь своевольничать?

-До тех пор пока ты на меня не донесёшь. Ну и как небесный бородач переписал его судьбу?

-Эх меня высечь можно только за то, что я это услышал. Проживёт до 94х лет. Успеет понянчить правнука и подавится мандаринкой.

-А если серьёзно?

-Я серьёзно.

-Мандаринкой?

-Да мандаринкой

-Ну мандаринкой так мандаринкой. Эх жаль он не задумался, о том что приносит себя в жертву. Так бы было к чему придраться, но ведь в ад его не пустят. Делать нечего. Одни от него убытки. Слушай ты не заберёшь его? Ты же знаешь я не люблю этих либеральных идиотов из чистилища.

Показать полностью
155

Фредди 6. Эпилог. (Фредди жив)

Фредди 6. Эпилог. (Фредди жив) Крипота, Мистика, Хороший мальчик, Черный юмор, Стереотипы, Фанфик, Длиннопост, Авторский рассказ

Фредди 6.4 (Фредди мёртв)

--------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------


Ни для кого не секрет, что когда человек умирает у него проносится перед глазами вся его жизнь. У Фредди она была очень короткая, но зато очень насыщенная. Он увидел маленького себя лежащего в детской кроватки, а над ним склонились большие и добрые лица его родителей. Он увидел себя гуляющего с Мамой и Папой в аквазоопарке и Папа показывал ему морских животных. Потом он увидел праздничный торт с шестью свечками и сияющая Мама просила его задуть их, а Папа взрывал хлопушки. Фредди осыпало дождём из разноцветных конфетти.


Когда конфетти осыпалось появился Санта-Клаус. Фредди его хорошо запомнил. Это был первый маньяк, которого он отправил на тот свет. Санта был пузатый мужик ростом под два метра в грязном засаленном красном кафтане. Родители ставшие одержимыми подослали его похитить Фредди на рождество, а сами заблаговременно уехали из дома.


Санта проникал в дом и уносил свою жертву в большом мешке с подарками. В своё логово. Как он его называл — “деревня Санты”.


Там он одевал детишек в костюмы рождественских эльфов и насиловал. Пока не столкнулся с Фредди. Фредди прикинулся спящим, а уже когда Санта привёз его к себе домой, прямо из мешка выстрелил ему в спину, несколько раз, из спрятанного маленького пистолета. Он выбрался из мешка, освободил троих детей, позвонил в полицию, а сам, не дожидаясь появления стражей порядка, отправился домой.


Санта мелькнувший в его предсмертных видениях распался в пыль и на его месте появились совершенно другие. Он увидел себя уже взрослым.

——————————————————————————

Над парком аттракционов повисла гнетущая тишина.


— Мы убили последние жертвы! Игра должна быть закончена! — нагло крикнула Сандей обращаясь непосредственно к Шолотлю.


Скелет поднялся на ноги.


Что случилось дальше, никто из присутствующих так и не понял, на одну секунду у всех потемнело в глазах, а когда они проморгались, над парком уже вовсю светило солнце. Небо было синее-синее и так легко стало дышать. Стена окружавшая лагерь пропала. Зачирикали птицы и словно опомнившись отовсюду заголосили брошенные сотовые телефоны оплакивая своих хозяев.


Выжившие после схватки с Фредди охотники плакали и почёсывали увечья.


— Он мне ухо отрезал...Вы не видели моё ухо?


— У-у.


— А вам похоже язык. Ну сволочь!


— Нее, только жубы.


— Разделаем падаль!!! Он меня хвоста лишил!!! — завопил кто-то, но тут же заткнулся. Словно ледяной ветер прошёлся по парку аттракционов.


Это заговорил сам Шолотль.


— Игра окончена. Жертвы принесены. Я благодарю вас, мои охотники за прекрасную игру. Теперь прошу вас всех успокоиться и отдать дань уважения вашим жертвам.


Охотники разом притихли. Они несмело подошли к телам Фредди и Джерри и обступили их.


— Фредди мёртв!


— Умер!


— Упокой господи его душу…


Кто-то по привычке даже перекрестился.


— Умер! — заверещал Рэнди Красный нос прыгая от радости по сцене словно зайчик — Капец! Счастье то какое! Нужно немедленно обо всём рассказать господину Хаммельсфорту!


— А ну разошлись, — грозно потребовала Сандей, — он моя добыча!


— Да мы разве претендуем? Твоя конечно! Спасибо тебе за Фредди! Низкий поклон! — оглядев всех откликнулся потрёпанный Самуил Гранди.


Он покосился на Джерри. Салли положила голову мёртвого мальчика себе на колени и тихонько рассказывала как она отрежет ему голову, пришьёт её плюшевому мишке и они всегда-всегда будут вместе. Брррр. Одна девчонка страшнее другой.


Шолотль тем временем повернулся к охотникам спиной и перед ним появилось чёрная крутящаяся воронка. Рэнди захлёбываясь от радости докладывал кому-то на сотовый телефон об успешном убийстве Фредди. У Сандей, которая внимательно за ним следила сверкнули глаза.


— Эй, клоун? А ну - гони сюда мобилу!Я хочу получить свои деньги от Сатанинского банка! — громко потребовала она.


— Сандей -детка. Это же взрослые разговоры. Я сам, решу за тебя все вопросы, — услужливо заулыбался клоун.


— Гони трубку!!! — повысила голос девочка протягивая руку и Рэнди не посмел её ослушаться.

Завладев телефоном Сандей моментально приступила к переговорам:


— Хаммельсфорт? Это Сандей. Да... Та самая...У меня товар, а у тебя деньги. Ты же хочешь получить его голову? Денежный перевод можно провести сразу… Какие, к чёрту три недели? Ты чего, проблем захотел? Я сейчас же сообщу своей семье, что Сатанинский банк подлые кидалы… И учти, если я грохнула Фредди то представь, что я с тобой сделаю? Ага. Записывай…


—————————————————————————————

Фредди увидел себя повзрослевшим, в строгом чёрном костюме и при галстуке, рядом с ним в чёрном кружевном платье сидела Сандей. Она была очень красивой и держала его за руку своими тонкими пальчиками в черной перчатке. Рядом с ними на белых стульях сидели незнакомые ему люди тоже одетые празднично. Фредди крутил головой. И тут зазвучал свадебный марш.


Фредди увидел Джерри в парадной форме машиниста поезда. Он стоял вытянувшись по струнке возле алтаря , а навстречу ему по дорожке усыпанной лепестками роз шла взрослая Салли в наряде невесты.


Она несла вместо букета свою проклятую куклу в таком же наряде.


— Забавная будет семья, не так-ли? — спросила у него Сандей.


— Что? — не понял он её слова.


— Я подарила им на свадьбу, от нас двоих, домик на побережье. Домик стилизован под игрушечный. Внутри тоже изумительная обстановка. Везде тарелочки на полках, розовые занавески, игрушки и детская железная дорога в подвале от лучших мастеров, — продолжала Сандей, словно не слыша его, — Салли оценит. Надеюсь, у них будет много своих детей.


— Я мог бы и сам оплатить подарок, — обиделся такому отношению Фредди.


— Ты? Не смеши меня! Ты работаешь в маленькой компании. Вся твоя жизнь, теперь, это перекладывание бумажек с места на место и ты слишком гордый, чтобы попросить повышение или помощи от моей семьи. — засмеялась Сандей.


— Впрочем, — добавила она, — я на тебя не сержусь. Всё равно, что хотела, я от тебя получила. Жениться я тебя не заставляю. У тебя денег, на содержание ребёнка, никогда нет, и не будет. Он возьмёт мою фамилию.

Фредди с ужасом посмотрел как она гладит себя по заметно округлившемуся животу.


— Я воспитаю его настоящим чудовищем. Не то что ты — потерявший зубы и хватку старый лев. Старый лев Фредди…

——————————————————————————

Булькнула SMS.Сандей хищно улыбнулась проверив зачисление счёта на своём смартфоне.


— Спасибо господин Хаммельсфорт. С вами приятно иметь дело. Теперь передаю телефон вашему клоуну.


Она вернула сотовый телефон вернувшись к мёртвому Фредди отогнала от него охотников. Шолотль покинул их, скрывшись в чёрной воронке, оставив после себя тонкий вьющийся дымок.

Рэнди на радостях объявил об организации праздничного торжества. Он обещал в скорости убрать останки жертв, заявить, что лагерь подвёргся нападению коварного смерча, убившего множество ребятишек, только всем нужно выступить свидетелями.


— Повезло тебе Сандей, — бурчал Самуил завистливо поглядывая на девочку, — хорошо денег загребла.


— А ты чего растерялся? Рэнди не объявил о том кто станет чемпионом Шолотля. Награду так никто из нас и не получил. Я за всю охоту убила только одного. Вон — мой принц валяется. Но вы то? Вы убили намного больше. Один из вас должен получить награду.


Сандей говорила это совершенно безразличным голосом, копаясь зачем-то в своей сумочке. Охотники услышав её слова, справедливо возмутились и пошли трясти клоуна.

Воспользовавшись образовавшейся суматохой она достала два новых полных шприца и один из них кинула Салли.


— Быстро. Коли своему прямо в сердце.


Салли кивнув судорожно принялась расстегивать на Джерри рубашку.

———————————————————————————

Гости встали со своих мест и аплодировали. Среди них Фредди увидел своих родителей. Мама улыбнувшись помахала ему рукой.


На алтаре проклятый отец Джефри торжественно объявлял Джерри и Салли мужем и женой. Потом Салли бросила назад свою куклу словно букет невесты и Сандей ловко поймав её продемонстрировала Фредди.


Он увидел как кукла повернула к нему свою голову и посмотрев на него искусственными глазами проскрипела:


— Поцелуй меня Фредди! Я люблю тебя… Фредди… Фредди..

———————————————————————————————

Его хлопали по щекам и звали по имени.


— ...Фредди проснись! Хватит спать, Фредди!


Он с усилием открыл глаза и увидел бесконечную синь неба.


— Я умер? — прошептал он.


— Нет, но можешь. Если сейчас не поднимешься на ноги, то я тебя лично прикончу, — пообещала склонившаяся над ним Сандей.


— У меня нет сил… — простонал он. Тело его не слушалось.


— Сейчас, они у тебя появятся, — мёртвым голосом сообщила Сандей и он получил ещё один болезненный укол от которого мир заиграл радужными красками.


Он повернул голову и увидел как рядом девочка с куклой пытается привести в чувство его друга. Джерри мычал и просил свою воображаемую Маму дать ему ещё пять минуточек.


— Ты убила меня, — дошло до Фредди самое очевидное.


— Да. это был единственный верный способ закончить игру. — отозвалась Сандей.


Новый укол разогнал кровь по его телу и придал бодрости. Фредди поднялся на ноги. Посмотрел на толпу охотников ругающихся с клоуном Рэнди и не обращающих на них никакого внимания.Потом его взгляд упал на валявшийся неподалёку дробовик. Он поднял его с земли, проверил патроны, нашёл за пазухой ещё и принялся неторопливо его заряжать. Закончив приводить в порядок оружие он негромко позвал:


— Зубастик! Рядом!


— Ррр-ням.


Откуда-то из-за угла, выкатился колючий шар и остановился замерев у его ног.


— Сандей, — сказал Фредди не глядя на девочку, — запомни на будущее. Если, не дай бог, мы с тобой поженимся, то ребёнок будет носить мою фамилию.


Таких удивлённых глаз у нее ещё никогда не было.

———————————————————————————————

Рэнди нервно оглядывался, надеясь на покинувшего его бога и покровителя, успокаивающе поднимал руки и говорил, говорил, пытаясь образумить недовольных охотников.


— Я убил десять человек.


— Я двенадцать и одного покусал. Это считается?


— Я Самуил Гранди…


— Где чемпион? должен был быть выбран чемпион!


— Обман! Обман! Рэнди-жулик! Вон - не зря у него нос красный!


— Фигу мы свидетелями тогда выступим. Скажем, что это ты всех убил. Хана твоей карьере!


— Господа! Господа! — взывал Рэнди, — у меня велась чёткая статистика. Больше всех убил, то есть принёс жертв, уважаемый вампир Страхуморис...Только я его здесь не вижу. Может быть, подождём немного? Он обязательно появится.


Но охотники ждать не желали. Возмущались. Кричали.Грозили кулаками. Демонстрировали, в качестве доказательств, отрезанные у жертв головы и обещали повторить.


— Но вампир же победил. Он чемпион. — сопротивлялся Рэнди.


— А если он мёртв? — задал вопрос кто-то из толпы.


— Мёртв? Я вас умоляю - вампира практически невозможно убить.


— А я убил — послышался тонкий голосок.


— Чё? Кто это сказал? — возмутился клоун.


— Я.


Охотники оглядывая друг-друга и перешептываясь расступились. Среди них храбро задрав голову стоял свежеубитый Джерри и дерзко смотрел прямо на клоуна. Он был безоружен.


— Нно...Ты же мёртв...Ты же жертва… — не поверил своим глазам Рэнди.


— Игра закончена клоун. Теперь это ты жертва. Оглянись!


Клоун замер увидев как выпучили глаза охотники и с каким страхом они смотрят на него. Нет, на него, а на кого-то кто стоял у него за спиной.


— Хи-хи-хи. Он что, там? — спросил взмокший от страха Рэнди обращаясь к охотникам. Они закивали словно кобры загипнотизированные факиром. — Нет Нет.Нет. Я не буду оборачиваться. Фредди мёртв. И нет такой силы, которая заставит меня…


— Зубастик -фас! — раздался позади него спокойный голос и клоун заверещал почувствовав как в его зад впились чьи-то острые зубы.


Охотники бросились в рассыпную. Бежать! Куда угодно. Хоть под землю -хоть в Африку, только подальше от этого ожившего на яву кошмара под названием Фредди.


Клоун носился по сцене крича от боли и пытаясь отодрать от своего зада вцепившегося в него мёртвой хваткой Зубастика. Сандей и Салли стояли рядышком и аплодировали. Фредди перехватив дробовик поудобнее терпеливо ждал, когда Рэнди подбежит ближе.


С другой стороны, на сцену взобрался Джерри. Вооружившись палкой он намеревался поучаствовать в избиении мерзавца.


Рэнди понял, что ему точно жить и упав на колени в панике воззвал к своему богу.

Гигантский скелет Шолотль вновь появился на сцене в клубах чёрного дыма.


— Владыка! Они обманули тебя! Игра не окончена! Покарай своею рукой дерзнувших на величие твоё! — кричал клоун будучи вне себя не то от боли, не но от страха.


Скелет оглядел детей и слов его повеяло ледяным холодом.


— Игра окончена. Она была проведена честно. Ты нарушил наши договорённости вызвав меня таким образом.


— Не окончена. Не окончена. Жертвы должны были умереть, а они ожили! — бился в истерике Рэнди припав к его костлявым ногам. — Они разбойники! Они должны быть наказаны! Ойййй.


Он пытался почесать болевшее место, но случайно почесал Зубастика.


— Свидетельствую. Нарушений не было. Они ожили после окончания игры.Вот только... — скелет посмотрел на Фредди помолчал и добавил:


— Я должен выбрать своего чемпиона. Дети, подойдите ко мне. Не бойтесь.


— Мы и так тебя не боимся, — дерзко крикнул в ответ ему Джерри.


Девочки подошли к самой сцене, чуть позже к ним спрыгнув присоединились Фредди и Джерри. Клоун затих возле ног древнего бога и только тихонько поскуливал.


— Ты — мой чемпион. — указав на Фредди костяным пальцем вынес своё решение Шолотль — В знак своего расположения, я дарую тебе одно желание: на выбор. Ты можешь пожелать чего угодно.


— Пожелай, много денег! — моментально затеребила его за рукав Сандей.


— Игрушек и друзей, — добавила Салли.


Фредди посмотрел на Джерри. Тот почему-то задумчиво молчал, потом выдавил из себя:


— Родителей, Фред. Ты же так этого хотел? Нормальных родителей, чтобы они перестали быть одержимыми.


— Спасибо, Джерри. — поблагодарил его мальчик — Ты настоящий друг. Спасибо. В другой раз я бы и не сомневался в таком выборе, но только, мы с тобой оба понимаем…


И он задрав голову, посмотрев прямо в пустые глазницы гигантского скелета потребовал:


— Я хочу, чтобы ты воскресил всех убитых детей и взрослых. Всех жертв, которых убили на твоём празднике смерти. И чтобы они ни о чем, случившемся здесь, не помнили. Вот, моё желание!

Скелет помолчал словно изучая его затем проговорил:


— Прекрасно. Это именно то желание, которое я так хотел от тебя услышать. Настоящее желание моего чемпиона. Боги видят всё - Фредди, прошлое, настоящее и будущее, но пусть то будущее, которое увидел ты, находясь в доме смерти, будет зависеть только от тебя. Не лишайся зубов, мой чемпион. Оставайся львом до самого конца. Да будет так! Я верну всех обратно и никто ни о чём не узнает. Кроме вас четверых — я вижу, теперь ваши судьбы навеки связаны.


— А я? — подал знать о себе клоун Рэнди.


Скелет опустил голову обратив на него своё внимание.


— А ты, мой верный слуга, за верную службу, отправляешься вместе со мной в Миктлан. Только колючка мне эта ни к чему.


— Я не хочу! То есть, я не достоин! Не надо! У меня аудитория, подписчики, фанаты, пожалейте....Мама!


Шолотль не слушая его воплей, ухватил сопротивляющегося клоуна за шиворот своими большими костистыми пальцами, щелчком сбил с него Зубастика и скрылся в дыму.


— Охренеть, — пробормотала глядя ему вслед Сандей, — можно было попросить о чём угодно.


Но её никто не услышал. Все смотрели на небо. К ним летело облако разноцветных бабочек. Бабочки садились на землю и на их месте начали появляться заспанные недоумевающие дети.


— О, сейчас начнётся суета, гвалт и шумиха, — недовольно поморщился Фредди.


— Может, к чёрту этот лагерь? Поехали по стране кататься -деньги слава Сатане, у нас теперь есть? — предложила черногубая девочка.


— Я всегда хотела побывать в Диснейленде, — подала голос Салли и с надеждой посмотрела на Джерри.


— А я, в Голливуде, — ответил он.


— Так решено, едем в Калифорнию?


Все посмотрели на Фредди. Тот только пожал плечами.


— Поехали. Сейчас, только Зубастика заберу.


Где-то далеко, сидя в железном сейфе, скрежетал зубами брошенный всеми Лепрекон.

-----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

Так же мои истории прочитать тут - https://vk.com/public194241644

Показать полностью
161

Призрачный ремонт

― Нормальные обои-то купить не мог? Это что за натюрморт? Безвкусица какая-то, фу! ― раздался из темного угла голос, который выбил Жору из состояния равновесия и тот при падении со стремянки своей шарообразной головой выбил страйк из цветочных горшков.

― Ах ты ж, гаденыш неуклюжий, рожу и руки отрастил, а пользоваться ими так и не научился! Я эту герань выхаживала, растила, а он взял и бестолковкой своей размолотил!

― Кто ты?! Чего надо?! Выходи! Бить буду! ― закричал Жора и схватил в одну руку фонарик, а в другую штангу.


Он только въехал в новую квартиру, которую приобрел за подозрительно низкую стоимость. Риэлтор вёл себя очень странно, когда подсовывал Жоре бумаги — дергался, чесался, нервно давил лыбу. Но для чемпиона области по бодибилдингу странными казались все, кто в пятницу вечером занимался работой или пил горькую, а не разрабатывал мышцы пресса, груди и трицепс.


Зайдя в новую квартиру, Жора первым делом расширил своими плечами межкомнатный проём и решил, что раз начало положено, нет смысла останавливаться. Ремонтом спортсмен мог заниматься в единственное свободное от тренировок время ― после одиннадцати вечера. Тяжелой техникой вроде перфоратора парень не владел и не понимал, зачем вообще он нужен, если саморезы спокойно заходят в стену при помощи отвертки. Продавец крепежа хотел втюхать Жоре какие-то дюбеля, но Жора не мост, его не разведешь. То, что не закручивалось отверткой, бодибилдер заколачивал блинами от штанги, а то, что не заколачивалось, вдавливал гирей. Соседи сами хотели подарить качку перфоратор, лишь бы он не разнёс их дом на камни, но Жора был воспитанным малым и потому любезно отказался.


― Это ты, комбикорм, откуда взялся?! ― ответил голос, который, судя по всему, принадлежал женщине в глубоком возрасте. Но в подсвеченном фонарем углу Жора обнаружил только масляный радиатор, что остался от прошлых хозяев.


― Я из клуба! ― грозно рявкнул спортсмен и провёл фонарем по всей квартире. Электрику Жора почему-то решил отложить под самый конец обустройства, поэтому «творил» либо зажав фонарь в зубах, либо ловя отражение фар проезжающих по ночным улицам автомобилей.

― Из какого ещё клуба? Веселых и находчивых, что ли?! Так я тебя сразу огорчу, веселого в тебе не больше, чем в ремонте печки на «жигулях», а с находчивостью, судя по обоям, совсем всё грустно.


― Из спортивного клуба «Алёша Попович»! ― гордо заявил парень и потряс над головой штангой. С неё на пол слетело несколько блинов, от чего парализованный сосед двумя этажами ниже так подпрыгнул, что расшиб лоб о потолок и впал в кому.

― Тише, богатырь! Иначе ты от дома кирпича живого не оставишь. Значит, так: квартира эта — моя, а ты давай-ка собирай манатки, майки свои потные и вали отсюда подобру-поздорову! ― голос раздавался неизвестно откуда. Жора проверил все углы в квартире, залез в чулан и на всякий случай заглянул под ванну. На секунду забывшись, он сделал двадцать отжимов от груди чугунной махиной, затем, опомнившись, вернулся к радиатору и стал говорить в него, точно в микрофон.


― С какой это радости квартира твоя?! Я вообще-то её купил! У меня все документы подписаны! Сама вали, пока я тебя на белки и углеводы не раскидал!

― Ты как со старшими разговариваешь, жертва протеиновых инъекций?! Я тебе не какая-то пигалица малолетняя из твоего клуба, что за всю жизнь работала только над размером задницы! Бывшая управдом! Герой труда! Почетный пациент поликлиники номер четыре, а ныне — старшая в призрачном профсоюзе. Квартиру эту получила по очереди, отстояв двадцать лет! А тут, видите ли, явился, штангами машет, документы у него подписаны! Да я, между прочим, квартиру эту хотела в наследство оставить, только пока думала — кому, не заметила, как мне уже штамп в небесной канцелярии ставят. Пришлось запрос на «неупокоенность души» составлять и по всем инстанциям бегать, ходатайство выпрашивать! Не успела вернуться, а мою недвижимость уже вовсю пилят!


― Я в привидения не верю! ― заявил Жора в вентиляционное отверстие радиатора.

― Я в циркониевые браслеты тоже в своё время не верила, а как начала по нашему ТСЖ продавать, оказывается, неплохое вложение. Значит, так: даю тебе сутки, чтобы ты покинул мою жилплощадь, а иначе буду тебя с ума сводить — дверцей холодильника хлопать, половицами скрипеть, вес на тренажерах убавлять.


Угрозы Жоре не нравились, обычно в ответ он нервничал, нецензурно выражался и что-то ломал. В основном, конечно, он ломал людей, но разве можно сломать бабку? К тому же — невидимую. Первым, что пришло в голову члену спортклуба, это попробовать самостоятельно провести обряд изгнания неупокоенного духа. Жора свернул два грифа в распятие и, как смог, нараспев зачитал самый священный текст, который только смог вспомнить.

Состояла молитва в основном из святых правил клуба «Алёша Попович» и гласила о том, что снаряды после себя нужно убирать, воду в душе не лить, абонементы не передавать и так далее. Те, кто священные каноны не соблюдал, навсегда изгонялся из клуба, следовательно, и из рационального мира тоже.


Закончив обряд, Жора окропил квартиру самым дорогим дезодорантом из своих запасов и… Кажется, сработало.

Голос умолк, бетонный пол не скрипел, холодильник не стучал. Взяв в руки шпатель, спортсмен принялся разглаживать новый рулон на стене.


― Края плохо промазал, отклеятся. И вести надо ровнее, одни пузыри вон, ― снова раздался противный голос, но теперь из велотренажера.

Жора не выдержал, бросил в сердцах шпатель в ведро с клеем и, разложив на полу мешки со штукатуркой, улёгся на них спать.

― Смотрите, какие мы обидчивые!

Жора не отвечал, ему хотелось поскорее попасть в спортзал и отвести там душу. Всю ночь бабка сводила его с ума. То бубнила что-то нечленораздельное об индексации небесной пенсии, то дверцей холодильника стукала.

Отрубился гигант только под утро и спал как убитый, изредка потрясывая стены своим богатырским храпом.


С первыми лучами солнца Жора, как обычно, ушёл на тренировку, а вернулся уже ближе к вечеру. Под мышкой он держал пакет новых обоев, беруши, пару мешков штукатурки и холодильник с самой тихой дверцей, какую смог найти.

― Явился-таки! Я думала, что выжила тебя!

― Не дождешься, ― проскрежетал сквозь зубы Георгий и, разложив покупки, принялся разводить клей.


Привидение уже готовило новую порцию издевательств, как вдруг в дверь позвонили.

Привыкший делать ремонт в одних трусах, Жора совсем не ждал гостей. В приоткрытую дверь без какого-либо приглашения нахально зашла женщина «в летах» и ядовито-красном вечернем платье. На голове дамы пружинили ещё не остывшие кудри, прямо на Жору смотрело беспардонно глубокое декольте, а сама женщина пахла новым тренажером. У Жоры аж помутнело в глазах.


― Я смотрю, у нас новый житель, ― томным голосом произнесла нежданная особа.

― Жора, ― протянул качок мускулистую руку, и женщина тут же оценила размер пальцев, пожав своей пятернёй один указательный.

― Вы знаете, я так рада, что у нас в доме, наконец, свежая кровь, ― словно кошка мурчала женщина, которая годилась Жоре в матери.

― Какая кровь?! Да что за дом ужасов?! ― воскликнул спортсмен и, взмахнув руками от недоумения, проложил в стенах две новые штрабы под будущую проводку.

― Да я про вас, ― успокоила женщина богатыря. ― Вы ― наша свежая кровь! А то тут одни пердуны старые живут, истерички да инвалиды! Взять хотя бы Зойку, бывшую хозяйку этой квартиры, та вообще во всех номинациях за раз могла победить! Слава богу, ушла на покой, ― последнюю фразу женщина кинула с шутливой улыбкой, а затем представилась: ― Клара Андреевна. Новый управдом!


― Вот ведь стерва! Нет, ну вы слыхали?! Управдом она новый! Это кто ж тебя, змеюка, избрал?! ― раздался голос из стиральной машины.

― Вы слышали?! ― с надеждой в голосе спросил Жора у Клары.

― Что именно? ― непонимающе вскинула женщина бровь.

― Голос! Бывшей хозяйки! Она только что говорила! ― качок чувствовал себя инвалидом умственного труда, говоря вслух подобное, но ему очень не хотелось признавать своё сумасшествие.


― Нет, не слышала, а что, у вас здесь призраки?

― Не слышала она, как же! Зато я каждый раз слышала, как к ней то сантехник, то участковый, то Галькин муж захаживали, все пять этажей слышали!

Клара Андреевна «случайно» задела горшок с диффенбахией, что остался от Зойки и стоял на тумбочке в коридоре. Тот моментально раскололся, слетев на пол.

― Ой! Я такая неуклюжая, позвольте, я соберу землю! ― залепетала женщина, схватила веник и, нагнувшись максимально артистично, принялась за уборку.

― Дрянь! Потаскуха! Сволочь! ― кричал утюг. ― Нарочно ведь уронила!

― Знаете, Георгий, я вам новый цветок принесу! Любите папоротники?

Из цветов Жора любил только подсолнухи, потому что они давали его любимые семечки. Он хотел было открыть рот, но его опередили.

― У меня аллергия на папоротник! ― кричала покойная Зойка, но управдом не обращала на неё никакого внимания.

― Вы, кстати, такой сильный! Не могли бы мне помочь перенести диван?

Спортсмен покраснел от смущения.

― Куда вам его перенести?

― Да вы знаете, у меня дома сейчас так места мало, хочется больше простора, можно, я пока его к вам перенесу? У вас-то, смотрю, и спать даже не на чем, и по ночам, наверное, мёрзнете, ― взглянула она на помятые мешки из-под штукатурки и масляный радиатор.

― Не вздумай! Нечего сюда своё барахло тащить, клопов мне тут озабоченных не хватало! ― никак не мог угомониться голос.

― Да запросто! ― согласился Жора, чувствуя, как бывшая хозяйка рвёт на себе невидимые волосы.

― Тяжело вам тут без женской руки! Уюта не хватает, а я, знаете, как уют создаю?

― Знаем, наслышаны! От уюта твоего весь подъезд маргарином провонял!

Жора и новый управдом проигнорировали привидение.

― В общем, заходите в любое время, а лучше минут через десять, займемся диваном, а потом блинчиками вас угощу домашними, ― проворковала Клара Андреевна и вышла за дверь.

― Кстати, можете приходить прям так, у меня-то дома как на Гавайях, я за отопление всегда вовремя платила, ― улыбнулась она.


Жора вдруг вспомнил, что стоит в одних трусах и неловко прикрылся холодильником.

Управдом ушла, напоследок обведя спортсмена пошлым взглядом.

Жора поставил холодильник на место и уже принялся натягивать штаны.


― Жорочка, солнышко, атлетик мой ненаглядный, ― залепетал вдруг электрический чайник.

Но Жора не обращал внимания.

― Ну прости ты меня, дуру, олимпиец широкоплечий! Не разглядела я в тебе душу праведную!

― Так, значит, теперь я олимпиец, не комбикорм? ― обидно буркнул Жора.

― Да что ты слушаешь меня, бабка от старости совсем головой плохая стала, не ведаю, что несу порой! Не ходи ты к ней! Ведьма она и притворщица! От тебя ей только одно надо!

― Да не хочу я её! Не в моём вкусе!

― Да и она тебя не хочет! Вернее, сегодня хочет, а завтра уже дядю Борю-электрика хочет. Квартира ей моя нужна! Сразу начала тут уютом своим угрожать!

Жора не слушал, он уже шел к двери.

― Так и быть! Тебе квартиру завещаю! Всё что хочешь сделаю, только пообещай, что не пойдешь к этой марамойке!

― Всё, что хочу?!

― Всё!!!

― Борщ хочу!

― Борщ?!

― И котлеты! ― решил пойти Жора ва-банк.

― И всё?! Да я тебе такой борщ сделаю, на всю жизнь запомнишь!

― И доставать меня больше не будете?

― Тебя больше никто и никогда доставать не будет. Слово члена партии ЛДПР!

Обрадованный Жора снова переоделся в рабочее и счастливый бросился делать ремонт.

А Зоя начала греметь кастрюлями да кашеварить. Этот борщ Жора запомнит надолго. Члены Люцеферо-Демонологической Партии Раздора всегда держат слово.


(с) Александр Райн

Автор в соц. сетях

https://www.facebook.com/AlexandrRasskaz

https://vk.com/alexrasskaz

Призрачный ремонт Авторский рассказ, Качок, Призрак, Мистика, Ремонт, Соседи, Духи, Недвижимость, Длиннопост
Показать полностью 1
273

Детский дом. (рассказ по теме Апельсиновые корки)

Детский дом. (рассказ по теме Апельсиновые корки) Мистика, Крипота, Фантастика, Авторский рассказ, Робот, Длиннопост

Мой рассказ по теме на октябрь "Апельсиновые корки".

--------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

Галя просыпалась первой, и некоторое время лежала в кровати, слушая как внизу, на кухне монотонно и ласково гудит Муля. Она была очень тихой и не умела говорить, только гудела на разные лады. Галя вздыхала, проверяла зелёный игрушечный будильник стоявший на тумбочке, и подкручивала механизм. Потом тихонько вставала с кровати, на цыпочках подбегала к окну, занавешенному шторами из плотной ткани. Выглядывала в окно. Солнце на небе светило красным. Долго смотреть нельзя - начинала болеть голова. Она поправляла шторы, так, чтобы свет не проникал в комнату, и шла приводить себя в порядок в ванную. Гале было 13 лет. Она, сколько себя помнила, всегда жила в этом доме. Ещё тут жили Панас, Эмма и Вятко. Тоже дети, только младше её. Она была самой взрослой. Муля не в счёт. Муля занималась хозяйством в доме - стирала, готовила, делала уборку. Галя занимала ванную самой первой, а потом шла будить остальных детей по очереди. Панас не любил умываться, его каждый раз приходилось заставлять. Когда она будила его он недовольно бурчал и прятался под одеялом. Если уговоры не помогали, она просто стягивала с него одеяло. Панас демонстрировал голую спину всю в дырках, чесался, возмущался и понуро шёл умываться. В ванной он пробудет недолго и Галя шла будить остальных. Эмма и Вятко брат с сестрой. Они спали вдвоем в одной комнате. Эмма старше своего брата на год. Ей 8 лет. Вятко самый младший ему всего 7. С ними было проще. Эмма стараясь подражать Гале на правах старшей сестры помогала своему брату и приглядывала за ним. Галя только стучала в дверь оповещая о наступлении утра. Эмма выводила заспанного брата и вела в ванную на ходу ругая Панаса, который наверняка повсюду налил воды.


Галя спускалась по лестнице на первый этаж в гостинную и оттуда шла на кухню где готовила еду Муля. Муля очень большая. Она носила чёрный монашеский саван с капюшоном и старалась прятать своё лицо. Среди детей считалось неприличным смотреть ей прямо в глаза, потому что она стеснялась. Отворачивалась и грустно гудела. Она встретила Галю коротко приветственно прогудев после чего махнула рукой в сторону стола. Столовые приборы были уже разложены и Панас сидел на своём месте нетерпеливо болтая босыми ногами. Галя велела ему надеть тапочки, но он в ответ только показал язык. Он младше её на год, но с тех пор как вернулся, ведёт себя очень независимо. Брат и сестра появлялись на кухне, когда Муля уже заканчивала подавать на стол. Дети завтракали и рассказывали друг-другу, что им приснилось ночью. Потом Муля разливала всем чай.


После завтрака на кухне звенел требовательный звонок и дети дружно шли на третий этаж учится. Третий этаж территория Чудилы.


У него четыре металлические ноги и дюжина щупалец. Чудила очень ловкий, но говорит, к сожалению, только лекции. Зато он умеет исполнять различную музыку. На третьем этаже большой зал где стоят парты в три ряда. Есть школьная доска. Там он рисует для детей задачи и демонстрирует наглядный материал. В углу стоит телескоп накрытый зелёной скатертью. Ночью через него можно смотреть на звёзды. Днем же, Чудила к нему никого не подпускает и больно бьёт электрическим током. Такое правило. Галя помнила как давным-давно мальчик Элька не послушался и посмотрел в телескоп прямо на солнце и что потом случилось. Чудила с тех пор всех наказывает ударами электрического тока за любое непослушание. Поэтому на его уроках всегда тихо. Панас перед малышнёй хорохорится и говорит, что ему электричество нипочём, но во время уроков ведёт себя смирно. Они занимают свои места, Галя с грустью оглядывает пустые парты и очередная лекция начинается.


Чудила расположившись на кафедре машет щупальцами и озвучивает очередную тему. Все понимают, что это не его голос. Это всего лишь запись, но Чудила тоже вносит свою лепту. Он рисует на школьной доске фигуры и требовательно гудит. Дети достают из парт тетрадки и записывают очередной урок. Каждый урок длится примерно 45 минут. После каждого урока перерыв.


Всего за день проходит 4 урока. Расписание Чудила выставляет на электронной гибкой бумаге и оповещает заранее. Хотя все четверо учатся вместе, для Гали и Панаса он выдаёт ещё отдельные более сложные задания, которые нужно выполнять в свободное время. Если они их не выполняют или выполняют плохо тоже может последовать наказание электрическим током. Но Чудила не злой. Когда Галя заболела и не могла ходить на уроки, он навещал её в комнате. Проверял температуру и делал уколы, после которых она быстро пошла на поправку. Чудила, больше всех за детей боится. Особенно после того как все сбежали из дома и Муля не смогла их найти. Он даже сам изготовил для них охранника. Пугало. Пугало очень страшный. Он похож на ветвистое дерево, только из железа, и у него круглая с антеннами голова. Днём он бродит по окрестностям и ищет детей, а ночью сторожит дом, чтобы с детьми не случилось ничего плохого.


Когда дети сбежали Галя болела. Поэтому они решили бежать без неё. Она оставалась в доме несколько дней одна, а когда выздоровела, то хотела бежать следом и разыскать остальных, но Муля ей не позволила. А потом Пугало вернул Панаса. Панас теперь и не думает убегать. Говорит, был дурак, показывает спину всю в дырках и считает, что уж лучше жить дома. Другим, говорит, повезло намного меньше.Галя пыталась его расспрашивать, но безрезультатно. Он только чернел лицом и говорил, что лучше ей этого не знать. Потом Пугало нашел Эмму и Вятко. Они долго прятались в своём доме и были сильно истощены. Походили на два скелетика. Муля очень долго их выхаживала. Даже Вятко, теперь понимает, что днём из дома выходить нельзя. Светит красное солнце. К обеду уроки заканчиваются и они вновь идут на кухню, где для них уже накрыт стол. Обедают, а потом расходятся по дому. Эмма ведёт брата играть в детскую. Панас либо присоединяется к ним, либо идёт в подвал играть со Скрытнем. Он с ним давно сдружился.


Скрытень хозяйничает в подвале. Там целый подземный лабиринт. Раньше там у мальчишек был штаб, потому что там много интересного. Скрытень разводит под землёй съедобных жуков, личинок и разных других гадов. У него там целая грибная ферма и множество растений. А ещё там мастерская и закрытое помещение из которого доносится лязг и шум. Со слов Панаса, там генераторы, подающие в дом электричество на всё оборудование. А ещё там холодильники, склад еды, система переработки насекомых в съедобный порошок и питательную массу.

Скрытень управляет всеми механизмами в подвале. Он единственный, кто умеет говорить своим голосом, но говорит за раз не больше одного слова. Гале он не нравится. У Скрытня длинное суставчатое тело с множеством рук и ног. Он выглядит противно и не покидает подвала. Только мальчишкам он интересен, но из них остался один Панас. Галя предпочитает общаться с Мулей. Она хоть и не человек, но с ней интересно. Галя помогает ей убираться в доме, учится готовить, а потом идёт делать уроки. Ещё можно сидеть в большом зале и глядеть в большое окно. Иногда это бывает интересно. Большое окно затемнено, специально. Еще можно выглядывать из других окон, но только когда солнце уходит.


На улице обычно пусто. Иногда только идёт дождь. Можно наблюдать за деревьями или как бродит возле дома Пугало. Когда ему нечего делать, он стаскивает к дому автомобили, копается в запчастях и приносит их к Чудиле, а тот решает нужная деталь или нет. Если деталь полезная, Чудила прячет её в мастерской или отдаёт Скрытню.


Когда Чудила свободен, он обычно тоже находится на улице, чинит большие блестящие панели, ставит новые, таскает различные провода. Галя иногда следит за его работой, но больше всего ей бы хотелось, чтобы другие ребята вернулись. На втором этаже восемь комнат. Теперь живут только в трёх. Раньше было очень весело, а сейчас пусто и тоскливо.


В этот день она после обеда находилась на первом этаже. Включила музыку и наблюдала как Чудила возится у дерева где раньше был домик на дереве. Чудила развешивал праздничные гирлянды. Девочка вспоминала, как раньше по ночам там собирались Клаус, Стэфан и она - Галя. Как самые старшие. Наблюдали окрестности в подзорную трубу и бинокль. Пили чай и ели печенье приготовленные Мулей, которая в домик не забиралась, а терпеливо охраняла их покой стоя внизу. Они веселились, представляя себя пиратами и разбойниками, мечтали, что солнце снова станет прежним и взрослые вернутся. Появятся животные и птицы. Клаус в их компании был самый умный и сильный.


Он рассказывал, что запомнил, куда уезжали их родители, когда солнце стало красного цвета. Рассказывал, как путешествовал со своим отцом по всей стране и что до бункера, где сейчас живут взрослые, можно добраться всего за несколько дней. Но перемещаться можно только ночью. Днём необходимо прятаться в надёжных укрытиях, куда не проникают лучи красного солнца. Он нашёл карты местности в библиотеке и пометил синими чернилами, самые, на его взгляд, лучшие места.


Стэфан возражал ему — он придерживался мнения, что нужно ждать строго отведённый срок, и только после этого приступать к действиям. Клаус на его слова только фыркал. Они давно выучили эту запись наизусть. Чудила включал её на кинопроекторе строго один раз в неделю, чтобы дети не забывали.


Там бородатый взрослый мужчина с усталым видом долго и скучно рассказывал о космосе и о солнце. О том, что их планета проходит через космическое облако состоящее из загадочных частиц. И приблизительное время прохождения составляет: 1522 дня. Пока солнце светит на планету сквозь это облако, у него такой цвет — красный. И что ни в коем случае нельзя попадать под прямой свет такого солнца. Этот свет убивает. От чего было принято решение по всей стране создать такие дома где могли бы жить дети и взрослые под присмотром роботов.

Клаус насмешливо требовал Стэфана показать ему другие такие дома. В округе было множество домов больших и маленьких. Только они были все пустые. Нигде больше людей не было, а если бы они были то уже давно дали бы о себе знать. Не веришь? Включи телевизор — там одни помехи.


Стэфан возмущался говорил, что Клаус плохо слушал лекцию на записи, что из-за облака испортились все передающие антенны и эти споры, порой, продолжались до глубокой ночи, пока обеспокоенная Муля не начинала требовательно и громко гудеть упрашивая детей спуститься и лечь в кровать.


Потом, среди детей начали ходить восторженные слухи о том, что Клаус по ночам уходит делать вылазки в соседние дома. Он возвращался под утро и отсыпался после уроков. Галя восхищалась сильным и смелым Клаусом, хотя рассудительный Стэфан ей нравился больше. Пацаны прятались после обеда в подвале Скрытня и устраивали совещания. Девочек туда пускали не всегда. А потом произошла беда с Элькой. Он так страшно кричал и плакал, когда посмотрел в телескоп. Бегал по классу и зажимал руками свой глаз. Все, кто постарше, пытались его поймать, но не смогли. Он вырывался из рук, а потом как-то сумел выскочить из дома. Хотя днём из дома нельзя выйти. Двери бронированные и открываются только для Чудилы или Мули. А Чудила, в это время был наверху. Все дети сбежались в зал и в страхе смотрели как Элька упал на траву перед домом и катался по земле. От него шёл дым. Чудила, спрыгнул откуда-то с крыши и начал поливать его из огнетушителя пеной, а после подозвал Мулю и они принесли Эльку обратно в дом. Гале, тогда стало плохо от того, что она увидела. Мальчишки постарше, под руководством Клауса завернули тело Эльки в целлофан и унесли в подвал. Потом сказали, что закопали его в подвале.


Через несколько недель Клаус предложил организовать поминки по погибшему мальчику и сообщил, что в подвале среди старых запасов продуктов нашли апельсиновое варенье в банках. Муля для всех детей приготовила вкуснейшие блинчики и они устроили поминальный пир. Все очень радовались варенью, потому что сладостей у них почти не было. Варенье было с маленькими кусочками апельсиновых корок, очень вкусное. Гале понравилось, но на следующий вечер она почувствовала себя плохо и у неё поднялась температура. А пока она болела и Чудила ухаживал за ней, Клаус организовал побег. Как они сбежали и Муля за этим не уследила - оставалось загадкой. Муля никогда не спит. С тех пор она не смотрит детям в глаза. Ей очень стыдно за то, что произошло, а Чудила создал Чучело и отправил искать ребятишек.


Сегодня Галя твёрдо решила посидеть в зале и почитать интересную книжку, под ласковую классическую музыку. Чучело не появлялся уже несколько дней. В зале на столе лежала стопка листов электронной бумаги с множеством рассказов, но она больше любила бумажные книги. Она притащила несколько таких из библиотеки и удобно устроившись на одном из диванов читала, время от времени посматривая за тем, что там происходит на улице. Чудила закончил вешать гирлянды и скрылся. Она слышала как он скрёбётся, забираясь по стене дома на крышу. Может быть, что-то случилось с Чучелом? Но Панас говорил, что Чучелу не страшно даже огнестрельное оружие. Он необычайно прочный и большой. Чудила сделал его таким большим, что он не может пройти в дверь и должен оставаться на улице. Галя, иногда видела, как Чудила чинит его. Приваривает новые железки и антенны, отчего Чучело становится ещё страшнее.

Галя выбрала книжку про красавицу-маркизу жившую в средние века и так увлеклась, что не заметила как подошла Муля. Она потопталась рядом с диваном, погудела, а потом принесла плед и заботливо накрыла девочку.


— Спасибо, Мулечка! — поблагодарила её Галя. Та смущённо отвернулась. Ушла на кухню, а через некоторое время вернулась с тарелкой печенья и стаканом молока. Галя не очень любила молоко, которое, Скрытень делал из тараканов. Но это же Муля. Как не взять?


Муля поставила молоко на столик и отошла. Галя для виду попробовала. Горькое. Лучше уж чаю. Улыбнулась Муле и та кивнув отвернулась, ушла к окну и замерла.

Галя вспомнила про сладкое апельсиновое варенье. Как жаль, что такого уже не осталось. Дети съели всё сладкое уже давным -давно. Скрытень снабжает Мулю сахаром и она готовит им печенье и пирожки, но варенье или конфеты….


Галя мечтательно вздохнула прочитав как героиня книги маркиза кушает воздушное пирожное и оно тает во рту словно сладкое облачко.


Муля грозно загудела и засуетилась возле окна. Галя в тревоге вскочила с дивана и подбежала к ней. Там за окном появился Чучело. Он нёс в железных лапах чёрный свёрток. Навстречу ему выбежал Чудило, быстро выхватил свёрток и побежал к дому. Минуты не прошло как Чудило уже был внутри осторожно положил свою ношу на пол в прихожей. На шум сбежались остальные дети. Панас зачем-то прибежал с железным прутом. Чудила осторожно развернул чёрную ткань и Галя вскрикнула. Внутри скорчившись лежал запёкшийся Клаус стиснув в руках коробочку.


— Сдох - скотина! — услышала Галя голос Панаса.


— Зачем ты так? Он же был нашим другом! — заплакала она.


— Да лучше бы этого гада муравьи сожрали. Хотя ладно. Мы сами его съедим, — злорадно ответил Панас.

Муля протестующе загудела увидев как Панас присел рядом с телом Клауса и с силой вырвал из его рук коробку. Оторвал вместе с пальцами. Почистил. Оглядел.


— Это КПК. Надо только зарядить. В подвале есть зарядка, — сообщил он

.

— Дайте нам по пальчику, — тихо попросила Эмма.


— Да вы что! С ума сошли? Нельзя есть людей! — возмутилась плачущая Галя.


— Их можно. Они сладкие. Мы, когда одни жили, находили погибших и ели. Они очень вкусные. Только надо успеть до насекомых. — объяснила Эмма.


— Держите, — Панас протянул каждому по оторванному пальцу.


Чудила пошевелил в воздухе своими щупальцами и неожиданно выхватил из рук мальчика КПК.


— Отдай! — возмутился Панас, но тот не слушал его. Изучил устройство, потом нашёл в своём теле нишу и вставил в неё.


— Блин! Теперь не узнаем, что там. — обиделся мальчик.


Чудила распрямился и замер. Внутри у него защёлкало.

Муля оттащила Клауса в зал и снова начала заворачивать в ткань.


— Не надо его выкидывать. Мы отнесём его в подвал — заявил Панас.


Муля покачала головой и грустно прогудела.


— Ага, не слушаешься? Приказываю! Отнеси то что осталось от Клауса в подвал, в наш штаб и оставь его там, — в голосе мальчика послышались злые нотки.


Муля покачнулась. Подняла свёрток и ушла.


— Это же Муля! Ты что творишь? — Галя вытерла слёзы и накинулась на него с кулаками.


— Не будь дурочкой! Он это заслужил! — Панас пытался защищаться прутом, но она была сильнее, вырвала оружие и дала пощёчину. Панас присел на корточки и захныкал:


— Ты одна тут дура… Всегда ею была… Не поняла ещё как так вышло, что Клаус детей мимо Мули провёл, а она ничего не сделала?


— Объясняй! — в гневе крикнула ему Галя потом повернулась к Эмме и Вятко — А вы… Прекратите есть пальцы, а то выпорю!


Они послушались её. Панас всхлипывал:


— Он увидел как Элька приказал Муле его выпустить на улицу…


А она тоже дура! Когда ей говорят слово “приказ”, - она слушается… Потом, когда Эльку принесли в подвал он первый понял, что тот… Засахарился и его можно есть… Мы все его ели!


— Даже Стэфан? — от этих слов у Гали опустились руки.


— И Стэфан твой!


Панас вытер нос и уже успокоившись продолжил:


— Нас застукал Скрытень и хотел переработать тело Эльки в компост. Только Клаус был хитрее. Он вызвался сам всё сделать, а нам велел достать банки. Там была давильная машина. Элька только снаружи как карамель, а внутри он жидкий. Мы выдавили из тела начинку, добавили сухих апельсиновых корок для запаха, а корочку оставшуюся сами съели. А вам досталось варенье. Вы все его ели и ты тоже!


— Ты врёшь!


— Не вру! — завёлся Панас — Попробуй его сама если не веришь? Он сладкий! А потом Клаус что-то тебе подсыпал…


— Как?


— Не знаю. Знаю, что подсыпал. Он не хотел, чтобы ты шла с нами.


А когда ты заболела, он сказал всем детям, что нужно уходить. Потому как может начаться эпидемия и Чудила залечит всех до смерти своими уколами. И только он один знает куда идти. В бункер взрослых. Идти всего три дня. Все поверили ему. Даже Стэфан. Он сказал ему, что ты лежишь почти мёртвая. Помнишь Чудила никого не пускал к тебе?


— А дальше?


— Дальше, мы собрали припасы. Клаус приказал Муле выпустить нас ночью, а самой идти нас искать в другой стороне. Мы и пошли за ним. Хотели увидеть взрослых. Он сказал нам, что у взрослых конфет и тортов просто завались. Что мы просто будем объедаться мороженым, а не жрать этих переработанных мух и червяков каждый день. Мы поверили ему, а он…


— Что он?


— Он оказался уродом! Он предал нас! Мы шли за ним три ночи. Днём прятались в брошенных больших зданиях. На нас нападали крысы. Их там целые полчища. А потом, он привёл нас в бывший торговый центр. Я не помню где это. Оставил нас и велел ждать его.


Панас помрачнел и замолчал.


— Рассказывай! — велела ему Галя — Рассказывай до конца!


— Нас нашли и схватили взрослые. Их было очень много. Они схватили всех нас и посадили под замок. И Клаус был среди них.


Он навёл их на нас. А потом… — тут Панас сглотнул слёзы.


— Они били вас?


— Нет. — помотал головой мальчик. — Хуже. Они выкидывали нас по одному на солнце и ели после того как мы там спекались. По одному. Они хотели сладкого. И Клаус нас ел. Он хотел, чтобы его считали взрослым.


— Это ужасно!


— Они смеялись над нами и кидали нам запёкшиеся куски. Они говорили нам страшные вещи. Говорили, что весь мир умер и что мы должны радоваться каждому прожитому дню поедая своих сладких товарищей. Они говорили, что это последний пир прошлой жизни. Потом остались только я и Стэфан.


— Они съели и Стэфана? — спросила Галя.


— Не. Не успели. Пришёл Чучело. Они выкинули нас на солнце, а Стэфан подобрал лист железа и накрыл нас обоих сверху. Солнце палило не так сильно и тогда они начали по нам стрелять. На шум пришёл Чучело и начал убивать их. Они ничего ему не могли сделать. Солнце, только немного обожгло мне спину и оставило дырки. Только вот Стэфан…Клаус боялся, что мы уйдём и стрелял по нам из оружия. Чучело успел защитить только меня, но Стэфана не успел. А потом этот гад убежал и ночью Чучело отвёл меня домой. Так, что нечего нам искать взрослых. Тут наше место.


—….Я верю в этих детей… Я верю, что у них всё получится, — раздался за их спинами знакомый голос. Дети с удивлением повернулись. Говорил оживший Чудила. Голос принадлежал учёному. Тому самому — рассказывающему лекцию о солнце и космическом облаке.


— ...Я не мог сделать для них большего… Государству они были не нужны...Мне так и сказали в министерстве...Не до сирот, сейчас… Я перевёз их в особняк губернатора, тот всё равно уже сбежал и всю последнюю неделю работал, чтобы они ни в чём не нуждались.

Я украл трёх старых военных роботов на брошенном складе и доработал их для выполнения функций учителей и нянек. Они будут заботиться о них... Немного укрепил дом. Свёз туда все окрестные припасы и научил робота-подземного инженера работать на ферме. Еды должно хватить. Самое главное, чтобы они не выходили из дома. Им нужно продержаться. Продержаться пока солнце снова не станет прежним. Я приехал к убежищу слишком поздно. Они избавились от лишних... Все кто попал под воздействие излучения и имеют покраснения на коже были признаны негодными… Я не верю...Они просто избавились от лишних ртов… Прощщщщ…


Повисло молчание. Запись прервалась. Чудила постоял немного раскачиваясь, вздрогнул и как ни в чём не бывало вышел на улицу.

Панас засмеялся:


— Ты поняла? Поняла, да? Клаус домой пошёл! К нам! Назад! Сволочь! Не приняли его в бункере!

Галя обессиленно опустилась на пол.


— И что же нам теперь делать? — спросила она.


— Можно сделать варенье из Клауса. Апельсиновые корки ещё остались. — предложил Панас.

Показать полностью
196

Апельсиновые корки

На кухне мерно тикали старые часики с кукушкой,они были такие же старые, как и потемневшие обои, которые часы собой украшали. За окном медленно опускался вечер, скрашивая неприглядную мебель причудливыми тенями.

Машенька старательно мешала варенье на плите. Фирменное. Из апельсиновых корочек. Волосенки на лбу шестилетней девочки взмокли от усердия, маленькие ручки неумело переворачивали сироп с корочками в тазу. Для удобства Машенька поставила табуретку возле плиты, но даже стоя на ней, приходилось приставать на цыпочки. Ребенок был увлечен процессом.

- Машенька, дочка, варенье это наш фирменный семейный рецепт, тут все пропорции надо соблюдать, помешивать непрерывно- тихо поучала Машеньку стоящая рядом мама, худенькая женщина лет тридцати с усталым и добрым лицом с выражением неуловимой грусти в глазах.

В часах с щелчком отворилась дверца и кукушка прокуковала шесть раз. Женщина отвлеклась от варенья и выглянула в окно.

- Машенька, вон и папка твой идёт. Пора заканчивать. Ты, моя золотая, выключай газ, все готово.Как на Радоницу придёшь меня проведывать, баночку на могилку положи, мы с бабулей попробуем. Больше я уже не смогу прийти, но помни- мама очень любит тебя и всегда будет рядом.

Машенька обернулась на звук маминого голоса, но только лёгкое облачко коснувшись ее щеки проскользнуло в окно и исчезло в лучах заходящего Солнца.

132

Закрытие темы "Правила, написанные кровью". Объявление новой темы на октябрь

Закрытие темы "Правила, написанные кровью". Объявление новой темы на октябрь Ужасы, Фантастика, Мистика, Челлендж, Объявление, Авторский рассказ

Сентябрь закончился настало время подвести итоги.

По теме "Правила, написанные кровью" - было придумано и выложено два рассказа

https://pikabu.ru/story/do_poslednego_shchelchka_7744511- @MaxKitsch

https://pikabu.ru/story/nikto_i_nikogda_7700313- ваш покорный слуга.

@dzubeikibagami - я надеюсь ты остался доволен?


Мы объявляем новую тему на месяц октябрь - "Апельсиновые корки". 

Тему любезно подкинула - @MoranDzhurich.

Закрытие темы "Правила, написанные кровью". Объявление новой темы на октябрь Ужасы, Фантастика, Мистика, Челлендж, Объявление, Авторский рассказ

К участию приглашаются все желающие почесать своё ЧСВ. Срок сдачи работ до 30 октября.

Ссылки на рассказы можете кидать в комментарии.

Показать полностью 1
152

Фредди 6.4 (Фредди мёртв)

Фредди 6.4 (Фредди мёртв) Крипота, Мистика, Хороший мальчик, Черный юмор, Стереотипы, Фанфик, Длиннопост, Авторский рассказ

Фредди 6.3

Фредди 6.2

Фредди - 6 часть -1



Джерри в ужасе отползал. Саймон приближался, почти нависая над ним. Фредди вытащил из кармана рогатку и прицелился, не обращая внимания на взвизги своего друга. Как только упырь открыл рот -он выстрелил. На Джерри посыпались обломки выбитых зубов.


— В первый раз такое вижу, — послышался чей-то голос.


Саймон замер, словно его выключили, а Джерри неожиданно почувствовал как его поднимают за шиворот. Фредди не растерявшись снова зарядил рогатку.


— Напрасно стараешься. Серебром меня не убить, — прошипел вампир. Он появился прямо из воздуха и теперь использовал Джерри в качестве живого щита. Джерри пытался кричать и дрыгал в воздухе ногами.


— Меня нельзя убить серебром, чесноком или распятием. Я не боюсь солнечного света. Только осины, но я не чувствую чтобы она при тебе была. — продолжал вампир.


— Я всё-таки попробую, — отозвался Фредди и выстрелив серебряным шариком угодил монстру в левый глаз. Вампир плотоядно улыбнулся. Серебро действительно не причинило ему вреда.


— Во тьме ночной

— При свете дня

— Вам не укрыться от меня…


— шипя процитировал он, бессовестно использовав плагиат другого стихотворения.


Фредди пошарил в карманах и извлёк пару баллистических ножей.


— Ну-с, я вынужден откланяться. Я должен принести Рэнди свою добычу, — произнёс вампир и расправил огромные перепончатые крылья.


— Э - нет. Твой противник я.


— С тобой уже покончено. Отправляйся на тот свет мальчик. — улыбнулся вампир и в этот момент Фредди почувствовал острую боль в правой ключице. Его глаза стали круглыми от удивления, он попытался повернуться, но тут силы оставили его. Существо подкравшееся к нему сзади показало множество тонких зубов похожих на белые иглы. Фредди схватился за место укуса, его повело и он упал на траву.


— Фредди!!! — закричал в ужасе Джерри.


— Делов-то: на один укус, — прошипела большая, с взрослого человека, ящерица стоявшая на задних ногах.


— Он умер? — уточнил вампир.


— Конечно. Мой яд убивает за одну секунду. Рэнди будет доволен.


— Гады! Твари! Мерзавцы! — Джерри пытался вырваться, но хватка вампира была каменной.


— Выпей уже его кровь! — посоветовала ящерица — Он слишком громко кричит.


— Как скажешь, — вампир обнажил свои клыки и тут Джерри зажмурившись пожелал, чтобы тот не смог причинить ему вреда.


Зубы вампира клацнули в миллиметре от его шеи.


— Не понял? — удивился вампир и попытался укусить снова. Мимо. Снова попытался и снова мимо.


— Ты чего с едой балуешься? — спросила ящерица.


— Я не специально! У меня не получается его укусить! — пожаловался вампир и продемонстрировал — Вот!


Он предпринял ещё одну бесплодную попытку, после чего злобно развернул мальчика к себе лицом и возмутился:


— Что в тебе такого?


— Шею с мылом помыл, — дерзко ответил ему Джерри — Джонсон и Джонсон. Убивает любую заразу.


— Ладно, пусть с ним клоун сам разбирается, — решил вампир и велел — Ящер - забирай свою жертву и пошли. Нас ждёт награда.


Ящер опустил свой взгляд на труп Фреда, но там было пусто.

— Он исчез, но как? — зашипел он.

Раздался выстрел.

—А вот так, — ответил Фред поднявшись с земли в метрах десяти от него держа в руках обрез, — Фуфловый у вас яд. Полная ерунда по сравнению со стряпней моей мамочки.


Ящер промолчал. Заряд картечи оторвал ему голову. Вампир увидев, что произошло с другим охотником, тревожно забил крыльями и подхватив свою жертву скрылся в ночном небе.


— Фредди...Паси…— донёсся с небес слабый крик.

——————————————————————————————

Сандей прогуливалась по опустевшему лагерю. Охотники веселились в парке Аттракционов, но её это мало заботило. Она побывала в комнате, предоставленной ей для проживания и среди личных вещей нашла старую кожаную сумку полную шприцов и разноцветных склянок. Она удостоверилась, что все в полном порядке и забрав сумку шла через лагерь мимо дома вожатых.

Дом вожатых был самым высоким в лагере. Тут был зал общих собраний и библиотека. Сейчас он пустовал. Окна были выбиты, а стены измазаны кровью жертв и краской. Охотники развлекались. Они даже забросали туалетной бумагой ближайшие деревья.


Когда над её головой пролетел вампир нёсший в когтях визжащего от страха Джерри она с удивлением подняла голову. Вампир пытался укусить мальчика, а тот отчаянно сопротивлялся.


— Джерри? А я думала он сдох? — пробормотала Сандей.


Вампир крутился в воздухе и всё никак не мог зацепить мелкого крикливого поросёнка. Он так увлёкся, что не заметил как влетел в окно третьего этажа. Сандей постояла задумчиво, а потом побежала по направлению к главному входу.

——————————————————————————————

Джерри очень сильно ударился спиной. Он пришёл в себя. С потолка сыпалась пыль и крошка. Где то рядом ругался и ползал вампир, крыло которого придавило упавшим книжным шкафом.

Джерри очень хотелось жить и он побежал. Единственная лестница, попавшая ему на глаза, вела наверх и он недолго раздумывал.

Он выскочил на крышу, огляделся и морщась от боли закрыл за собой железную дверь. Потом подпёр её детским стульчиком.


— Этот стул для Салли! — послышался недовольный голосок и по спине у мальчика поползли мурашки. Только не она! Он еле нашёл в себе силы повернуться и посмотреть. Да. Это была та самая девочка. На крыше дома вожатых она организовала себе детское чаепитие. Тут стоял круглый столик и стулья с плюшевыми игрушками. Девочка разливала чай из декоративного чайничка в маленькие чашки.


— И-извини — заикаясь произнёс Джерри.


— Я и не обижалась, — ответила девочка. — Ты очень вовремя пришёл Джерри. Салли соскучилась по тебе.


Она закончила разливать чай и показала мальчику свою страшную куклу.


— Здесь так одиноко. С нами никто не играет. Мы всё время одни.


— Ага, — Джерри подбежал к краю крыши и понял, что прыгать вниз не вариант.


— Джерри, садись к столу. Мы украли в столовой торт и сейчас съедим вместе. — пригласила его девочка.


— Ты не собираешься меня убивать? — с подозрением спросил он.


— Зачем? Салли убивает только тех кто ей не нравиться. — пожала она плечами — А ты ей нравишься. Хочешь конфет?


Джерри оглянулся на стол и в животе предательски заурчало.


“Хоть наемся перед смертью”, — подумал он и решившись уселся за стол не дожидаясь девочки, принялся уплетать сладости за обе щёки.


— Джерри, нужно предложить и остальным гостям — потребовала качая головой девочка.


— Спасибо...мммм... добрая Салли. Дай бог тебе... ням-ням, — отвечал с набитым ртом Джерри.


Девочка от таких слов смутилась и прикрывшись куклой подвинула к нему бутылку:


— Ну раз ты так голоден… Вот лимонад...Не ешь всухомятку…


Джерри рывком открутил крышку и чуть не захлебнулся от жадности и ударивших в нос пузырьков газа. После нескольких глотков на него напал приступ икоты.

В этот момент появился вампир. Хлопая крыльями он приземлился на крыше.


— Вот ты где, жертва!


— Ик! — признался Джерри.


— Я освежую тебя, а из кожи сделаю барабан!


— Ик-ик!


— Я оторву тебе  голову!


— Иииик!


Джерри бросился к двери выхода.


— Пришёл твой смертный час, поросёнок! — вампир поднялся в воздух и пафосно распростёр свои крылья.


Девочка, сидевшая до этого очень спокойно, махнула в сторону вампира своей куклой и того просто смело с крыши. Он улетел вниз бестолково размахивая своими крыльями.


— Джерри мой! — громко объявила она.

———————————————————————————————

Сандей нашла лестницу ведущую на второй этаж и тут, на её глазах, лестница рухнула, а её саму чуть не придавило.


“Дела, — подумала она, — И как теперь подняться наверх”?


———————————————————————————————

На верхнем этаже, куда забежал Джерри, разгорелась нешуточная драка. Вампир боролся с Салли. Девочка, при помощи своей куклы швыряла вампира об стены, уронила ему на голову люстр, запихала его в шкаф. Вампир был неистребим. Ничего на него не действовало. Раны причиненные ему, затягивались за секунду, оторванное крыло приросло обратно. Он всё наступал и наступал. Наконец улучив момент он поймал девочку за волосы и торжествующе поднял в воздух. От боли она заплакала и отпустила куклу.


— Жалкая мразь! — прогремел вампир — Ты пошла против своих! Хоть я и не должен убивать других охотников, но за твои проделки меня не осудят. Я убью тебя, а затем и этого наглого поросёнка. Смиритесь! Ваша смерть неотвратима!


— Твоя тоже! — послышался голос Джерри — Отпусти её кровосос летучий!


— Кто это там пищит? — ухмыльнулся вампир оглядываясь в поисках мальчика.


— Я! Джерри — убийца вампиров! Ученик самого Фредди! Пора тебе получить по заслугам. Осина по тебе, аж изрыдалась вся.


Пока вампир и Салли боролись между собой, он пожелал себе арбалет с осиновыми болтами. И умение стрелять без промаху.


Джерри нажал на спусковой крючок и вампир почувствовал неприятное жжение в области груди. Он вспомнил, что сам, недавно, признался в уязвимости к осиновому дереву, а тут вон оно. В груди торчит. Джерри начал заряжать второй болт и вампир бросился наутёк. Спасаясь, он вышиб последнюю деревянную раму окна и начал протискиваться в образовавшуюся дыру.


— Да щас! — мстительно проворчал Джерри и выстрелил ему в след почти не целясь. Попал пониже спины. Вампир громко воя вывалился наружу.


— Интересно, он подох? — спросил было он вслух , но тут на него с поцелуями налетела спасённая им девочка. Он еле успевал уворачиваться.


— Спасибо! Спасибо! Мой герой! Мой рыцарь! Мы с Салли, твоего поступка, никогда не забудем.

Это были первые поцелуи в жизни Джерри, когда его целовала не бабушка и не мама. С одной стороны он был очень горд, а с другой очень смущён. В самый ответственный момент их застукала Сандей.


— Ага. Вы оба живы. Я еле забралась сюда. — мёртвым голосом констатировала черногубая девочка. — Наверное это и к лучшему. Пора бы нам обсудить нашего общего друга Фредди. Пока ещё не слишком поздно.


Джерри нахмурился и направил на неё свой арбалет. Он даже не заметил, что тот не заряжен.

Со стороны парка аттракционов послышались громкие взрывы.


— Что происходит? — первый озвучил общее недоумение Джерри.


— Фредди, — черногубая подошла к дыре и посмотрела на зарево пожара, — он вышел на свой последний бой. Наша задача, сейчас, помочь, пока ещё ещё не слишком поздно, а то может получится так, что победителей вовсе не будет.

———————————————————————————————

Издали Фредди походил на вооруженную крепость. Он нёс на себе всё оружие, которое только у него осталось. Он был полон решимости закончить игру. Раз и навсегда. Перед лагерем он не стал искать ворота, а просто взорвал стену и ворвался внутрь.

Фредди стрелял в любого кто осмеливался заступить ему дорогу.

Перепуганные охотники столпились в центре парка под мнимой защитой самого Шолотля. Клоун Рэнди бесновался и требовал дать отпор маленькой машине смерти. Охотники боялись, а Фредди всё наступал.


— Дьявольская удача, — бормотал он, — посмотрим насколько ты дьявольская. Мне уже нечего терять. Все вы тут, сегодня, передо мной костьми ляжете. Алах -Акбар!!!


Охотники услышали его последние слова и испугались ещё сильнее. Фредди тащил на себе килограммы взрывчатки. Он собирался сыграть вничью и имел для этого все шансы. Охотники потеряв несколько самых отчаянных перегруппировались и бросились на него врукопашную. Верховодил не боявшийся огнестрельного оружия Самуил Гранди. Началась свалка. Фредди мелькал в куче, орудовал ножами, резал, колол, стрелял. Самуилу Гранди, которому показалось, что проклятый пацан в его руках, кто-то подбросил в штаны гранату.


— Самуил Гранди! В понедельник…


Бабах!!!


Взрывом охотников раскидало в разные стороны. На куче поверженных врагов стоял Фредди и хищно улыбался. Лицо его было в крови. Он смотрел прямо на клоуна Рэнди.

Жрец Шолотля, до этого не знавший страха, непроизвольно испортил воздух.


— Ты следующий! — мрачно объявил Фредди.


Клоун попятился оглядываясь на своего господина. Скелет Шолотль по прежнему сидел и не обращал на него своего внимания.


— Стой Фредди! Не трогай его! — послышался звонкий голос. Мальчик обернулся и облегченно вздохнул. К нему бежал живой Джерри, Сандей и ещё девочка с куклой.


— Почему? — спросил Фред, когда они поравнялись — Вот, сейчас, я его убью, а потом брошу вызов его богу.\


— Тебе не победить таким образом, — ответила за всех Сандей. — Мы должны соблюдать правила.


Она приблизилась к нему почти вплотную.


— Я плевал на его правила! — устало ответил он, — плевал на всех убийц и клоунов…


— Я понимаю, Фред. Смотри! Салли тебе покажет: на примере Джерри, — успокаивающе произнесла Сандей.


После этих слов Фредди увидел как девочка с куклой воткнула в шею его друга шприц с розовой жидкостью. Джерри упал, словно мешок с поролоном, лицом вниз.


Фредди хотел закричать от ярости, но не смог произнести и звука. Голос его пропал.


— Придётся тебе умереть, прости, — прошептала ему на ухо Сандей, — Просто бизнес. Ничего личного, Фредди.


Фредди зашатался. Сопротивляясь, он упал на колени. Сандей выдернула из его шеи опустевший шприц. Он так и не понял, как она успела его вонзить. Перед глазами залетали радужные круги, а потом наступила блаженная темнота. Фредди лёг на землю, очень тихо. Через несколько секунд его сердце перестало биться совсем. Он умер.

----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

Так же мои истории прочитать тут - https://vk.com/public194241644
Показать полностью
70

Ассимиляция. Часть 3. Заключительная

Ассимиляция. Часть 1
Ассимиляция. Часть 2

Там, внизу, в том самом холле, где мы всего несколько часов назад радовались перспективе отдохнуть, не было ничего похожего на «чаепитие», о котором так любезно нас предупреждали в записке.


Мой мужчина сидел в кресле, а у него на коленях расположилась Полина.


Нет, точнее даже это было нечто отдаленно похожее на Полину.

С неё как и с дома, спадало все подобие привычного мне.

В этот момент мне стало ясно, что весь этот маскарад был только для нас, а мы как глупые насекомые попались в ловушку.


Её тело состояло из множества жгутов разной толщины, переплетенных друг меж другом. Она чем-то напоминала корневую систему дерева и мышечный корсет человека, возможно такая ассоциация возникала из-за цвета жгутов — от темно-коричневого до ярко-красного.

У неё не было кожи, в привычном её понимании, казалось что все эти нити могут легко разделиться и существовать отдельно.


Пока что она еще напоминала своим силуэтом человека, но я была уверена, что это не истинное обличие монстра.

На неё было неприятно смотреть.


Она сидела у Кирилла на коленях, лицом к лицу, ногами-плетями приковывая его к креслу, и одной рукой обвивала голову, фиксируя и её, слегка запрокинув назад.


Его руки безвольно свисали по обе стороны.


Вторую руку администратор держала над лицом моего парня.

Мутная слизь стекала по её отвратительной руке, и попадала Кириллу в рот. Он совсем не сопротивлялся, даже не дергался. Казалось что эту неприятную субстанцию производило её тело.


Меня всю трясло и начинало тошнить, мне казалось, что от увиденного я потеряю рассудок. 

Но надо было побыстрее убираться отсюда.


Я замерла на ступеньках в нерешительности — неужели я брошу Кирилла?

В этот момент в голове всплыл шестой пункт «Не пытайтесь её убить…». Да и если она одолела моего парня, пусть даже обманом или силой, чем смогу противостоять я?


Если бы я знала, чем всё обернется, то все-таки предприняла хотя бы попытку, чтобы выдрать моего парня из рук этого монстра и не доверяла так безрассудно записке, от неизвестных мне людей.


В глазах все плыло, и жутко раскалывалась голова.

С трудом вернувшись в комнату, я на всякий случай закрыла дверь на защелку и без сил села на пол, прямо в коридоре.

Мне было страшно и хотелось помочь Кириллу.

Мне было невыносимо больно от мысли, что это всё необратимо. Казалось что всё это бред, и в один момент я наконец-то проснусь.


Но спасительное пробуждение не наступало.


Продолжая всхлипывать, я поднялась на ноги и направилась к окну.

В тот момент я приняла окончательное решение, бежать.


Забрав только ключи от машины, и наконец-то обувшись в кроссовки, я не теряя времени открыла окно, и быстро осмотрев фасад здания, прикинула, что в принципе могу попробовать спуститься вниз.


Собака лишь раз гавкнула при виде меня, а всё остальное время молча следила за моими передвижениями.


Я вылезла наружу, и по моей оценке, вытянувшись на руках я должна была достать ногами до козырька пристройки, по которому можно дойти до угла дома и спуститься вниз, минуя собаку.


Но вытянув руки, я поняла что не достаю. Подтянуться назад сил не хватало.

Я даже не успела подумать, что можно предпринять, как пальцы соскользнули с подоконника, и приземлившись на козырек, по инерции я полетела назад.


От удара спиной о землю перехватило дыхание.

На какой-то момент весь мир погрузился в темноту, но из темного небытия меня выдернуло тихое, но грозное рычание позади.

Перевалившись со спины на живот, я столкнулась взглядом с собакой, она двигалась ко мне медленными шагами, низко опустив голову. Она тоже боялась меня, но в отличии от меня, у неё не было записки, не рекомендующей нападать. И я была совсем не уверена, что смогу одолеть этого пса.


Благодаря адреналину в крови, игнорируя боль во всем теле, я успела отскочить к стене здания, под козырек, ровно в тот момент, как собака ускорила шаг. После рывка, в полуметре от меня, цепь отбросила её назад. Скаля зубы, и продолжая низко рычать, животное не сводило с меня взгляд.

Осторожно, не торопясь, я двигалась вдоль стенки.

Слышать это рычание за своей спиной, было свыше моих сил.


Выглянув из-за угла, я осмотрела двор, и тихо передвигаясь пошла в сторону машины, ошибочно полагая, что моя возня за домом, не привлекла внимания. 


Дальше мне надо было каким-то образом открыть ворота, но уже возле самой машины, входная дверь хлопнула, и на улицу вышла «Полина».


Она больше ползла, за счет скольжения жгутиков, постоянно движущихся и формирующих её тело. Администратор направлялась в мою сторону.


Быстро достав ключи, я открыла машину, и нырнула на переднее сиденье, не забыв закрыться изнутри.

Сомнительная защита от этого нечто, но это был хоть какой-то барьер.


Смотря на неё так близко, я опять почувствовала приступ тошноты.

Кажется я слышала этот звук, с которым терлись друг об друга составляющие её тела. Не было ни единого намека, на человеческий силуэт, теперь это был сгусток чего-то невообразимого.

Мне не хотелось смотреть на неё, но и взгляд отвести тоже не получалось.


Приблизившись резким рывком, она с силой врезалась в машину.

- Выходи! Не.. трать.. моё.. время.. — после каждого слова она сильнее раскачивала машину.

Голос звучал как будто в моей голове, по крайней мере рта на этом нечто я не видела.


Я хотела завести машину, но выронила ключи, и пришлось лезть вниз, чтобы отыскать их.

В этот момент чудище замахнулось одной из плетей и с силой щелкнуло по стеклу со стороны водителя, от чего оно покрылось паутинкой трещин.

Замахнулось во второй раз.

Я зажмурилась, ожидая что стекло разлетится, но ничего не произошло.

Открыв глаза, я  увидела, что монстр опять обретал форму Полины.


Спустя секунд пять, возле машины стояла она, застывшая с занесенной рукой. Смотрела она куда-то в сторону ворот.

Повернув голову в ту сторону, я увидела, как вдалеке движется машина.


Полина натянула свою искусственную улыбку, бросила обеспокоенный взгляд в мою сторону, затем в сторону дома и пошла открывать гостям ворота.


Я не могла поверить что всё так просто закончится.


Передо мной открытые ворота.


Не вдаваясь в размышления о странности такого поведения, я быстрее завела машину и нажала на педаль газа.

В воротах я чуть сбавила скорость и успела крикнуть в открытое окно машины:

- Уезжайте отсюда!

После чего прибавила скорость. Прежде чем дом скрылся за лесом, я успела поймать в зеркало заднего вида озадаченный взгляд Полины, но впрочем, она довольно быстро переключилась на новых гостей.


Уже стоя на обочине, возле той злосчастной таблички «Домашняя гостиница», на меня нахлынула вся боль.

Жутко горели содранные ладошки, болело всё внутри и перехватывало дыхание.


К сожалению, я не смогла стать тем героем, который спасет всю планету от нашествия пришельцев, видимо это не моя роль.


Опустив голову на руки, я просидела так минут десять.


Затем, достав из кармана телефон, набрала последний вызов, игнорируя тот факт, что время было ранее.


Спустя несколько гудков, на той стороне ответил заспанный мужской голос

—  Алло?.. вы хоть знаете который час?..

—  Здравствуйте. Извините… в записке из гостиницы был ваш номер.. — я немного заикалась, — Мне бы хотелось с вами поговорить…


В ответ послышался тяжелый выдох.


— Хорошо… приезжайте, — он продиктовал адрес, — Давайте всё при личной встрече.


Обратная дорога заняла значительно больше времени — сказалось стрессовое состояние и усталость. И с каждым часом в пути, появлялось все больше вопросов. Я надеялась получить ответы хотя бы на часть из них.


Приняв решение не заезжать домой, я поехала сразу по тому адресу.

Мне было все равно, как я выгляжу, сейчас был совсем не тот момент чтобы переживать об этом.


И вот, я стою на пороге незнакомой квартиры, передо мной незнакомый мне мужчина.

Это был обычный мужчина, лет около сорока, с грустным лицом и немного странным поведением.

Он постоянно отводил свой взгляд, смотря то в бок от меня, то в пол.

— Пройдете? Может чаю? — он жестом пригласил меня в квартиру.

— Нет, спасибо, — я осталась в коридоре, присев на стул, — Расскажите, что это за чертовщина была?


У меня не было времени распивать чаи, да и далеко не для милой беседы за чаем я сюда пришла.

Я даже не подумала спросить его имени, впрочем и он моего не спрашивал.


Мужчина попросил меня рассказать что я видела. На некоторых моментах он грустно улыбался, продолжая смотреть в пол.


— Те трое мужчин из гостиницы, это мои коллеги. Мы ехали из командировки в тот день, планировали ехать без остановок, но машина сломалась, в горку ехать не хотела совсем, вот и пришлось свернуть к гостинице. Хотели вызвать мастера, но это было воскресенье. Хоть мы и дозвонились в один сервис, но они сказали, что выехать могут только завтра с утра. Вот мы и решили заночевать…


Пауза.. мужчина тяжело вздохнул и продолжил.


— Тот список, его писали мы, походу смены почерка, нас оставалось всё меньше, пока не остался только я. Этот… монстр… он как будто умышленно забавлялся с нами, растягивая удовольствие. Хоть они и пытаются имитировать нашу жизнь, эмоции, но извращенный садизм им знаком не понаслышке.. С самого начала, как мы туда зашли, мы были обречены.


Он закрыл лицо ладонью, медленно вдохнул и выдохнул.


— Мне лишь чудом удалось спастись, — продолжил мужчина, — Благодаря тому… что оно не расправилось с нами разом, я дотянул до утра, и когда услышал звук сигнала возле ворот, рванул со всей скорости на улицу, и даже не помню как перелез через забор. Это был мастер. Это было чудо, что мы вызвали его с вечера, так как возле дома связи не было. Не думаю, что моим коллегам, и твоему парню получится помочь..


Он замолчал, погрузившись в свои мысли.


Какое-то время мы просто молчали.


— Но.. но кто они такие?  — я решилась нарушить молчание, от чего мужчина вздрогнул.


— Они… такие же существа как и мы.. стремящиеся выжить. Конечно не самыми гуманными методами они обеспечивают себе жизнь, но ведь и человечество ведёт далеко не праведный образ жизни. Пусть им и не знакомы те чувства, что испытывают люди, но эти… существа, они совершеннее, — мужчина стал говорить сбивчиво. Он продолжил свой монолог более энергично, — Ты даже не представляешь на что они способны. Их возможности гораздо больше человеческих. Взять например возможность общаться телепатически…


Я с непониманием смотрела на эту перемену. Не осталось и следа от грусти на его лице.


— Откуда вы так много о них знаете? — спросила я, боясь услышать ответ на этот вопрос.


Мой собеседник резко поднял голову и посмотрел на меня, своими черными  и будто пустыми глазами. Я подскочила со стула.


— Откуда же… — он улыбнулся, — Я…


Но договорить он не успел, за моей спиной открылась дверь.


На пороге стоял Кирилл.


От его вида у меня перехватило дыхание, казалось прошла целая вечность с того момента, когда я его видела в последний раз.


Он не спешил начинать разговор, он просто стоял неподвижно.

— Почему ты пошел к ней? — единственное что пришло мне в голову.

— Видимо.. всему должно быть объяснение, — он пожал плечами и улыбнулся.


Я почувствовала как что-то внутри меня расползается.


— Кажется, пора собирать урожай, — раздался голос из глубины квартиры. Я услышала трение жгутиков об пол.


Кирилл улыбнулся еще шире, и кивнул, посмотрев за мою спину.


—  Но зачем вам всё это? Почему.. так.. жестоко? — Нечто все больше и больше разрасталось внутри, мне было тяжело говорить.


— Затем. Мы видели что будет дальше. Ваше желание всё подчинять и контролировать не знает меры. Вы даже не представляете, как далеко зайдете, в стремлении высосать все ресурсы из своей планеты, и не только из своей, — рот Кирилла начал потихоньку расползаться, от чего речь становилась невнятнее, — Это ваше наказание, так как быстрого уничтожения вы точно не заслуживаете. А зачем это нам? По счастливой случайности, мы нуждаемся в новом жилище.


— Но к чему тогда была эта записка, если мы изначально были обречены?..


— Это было просто весело. Мы не мало времени наблюдали за вами, и кое-какие черты переняли и у вас. В том числе и получать удовольствие от страданий других.  Жаль конечно что ты забрала записку, придется писать новую.


Внутри всё жгло. Я смотрела в его черные глаза и пыталась вспомнить, попадались ли мне люди с таким взглядом... Возможно, человека два.. или три.. может и больше..


Внутри меня что-то лопнуло. Плети уже заполнили всю меня и им было тесно.

Чертов цветок!


А дальше наступила полная темнота.


Когда я пришла в себя, вокруг было... ничего. Огромное и бесконечное НИЧЕГО.


Уже целую вечность я.. точнее даже не я, а остатки моего сознания находятся в пустоте.


Я ничего не вижу, ничего не чувствую, но моментами кажется что-то слышу. Возможно это просто отголоски моих мыслей.


Я целую вечность рассуждаю о том, каким поступком можно было заслужить такое наказание.

Видимо и правда, я не тот герой, который спасет планету от пришельцев, а моя роль - роль всего лишь жертвы, одной жертвы из большинства.

В целом, я  уже даже смирилась со своей нынешней формой...


Но, если вы вдруг найдете меня, где бы я не находилась..


Пожалуйста.


Спасите меня.

Показать полностью
108

Ассимиляция. Часть 2

Большое спасибо всем за обратный отклик, это очень круто, вы классные!
Извиняюсь за ошибки сразу.

Ассимиляция. Часть 1

Мы молча смотрели друг другу в глаза. То напряжение которое возникло в комнате, можно было почувствовать кожей.

—  Так! Не реви! — строго рявкнул Кирилл. У меня и правда начали наворачиваться слезы. Те черные глаза, и этот знак с цветком четко давали понять, что мы попали во что-то очень нехорошее.

— Но.. что это.. ты ведь сам видел.. Я не понимаю!

— Всему должно быть объяснение.. может мы с тобой клуши невнимательные, может еще что-то.

Было видно что он сам до конца не понимал что происходит, но рациональная часть моего парня старательно отрицала возможность того, что этот цветок появился из ниоткуда.

- Кириииилл, — я уже с трудом сдерживала панику, — Давай пожалуйста уедем отсюда!

Он молча кинул взгляд на разбитый горшок. Затем мой мужчина отодвинув шторку посмотрел в окно, видимо собака там и сидела.


— Хорошо, если ты хочешь, то мы уедем, — он размышлял, как лучше сделать, — Но.. безопасно ли будет сейчас выходить из комнаты? Не спровоцируем ли мы что-то похуже, если будем вести себя странно.. я конечно не верю во все это, но допускаю маленький шанс...


У меня вырвался стон отчаяния.


Без сил я села на край кровати, но тут же вспомнив про третий пункт, залезла на кровать с ногами.


Мне было страшно смотреть на цветок, который в кучке земли сейчас напоминал больше какого-то слизняка, мне было страшно думать про то, что там может быть под кроватью.

Я прикрыла  глаза.. но тут же открыла, почувствовав под собой какое-то движение.


Показалось..


Мысли внутри головы метались.

Можно было рвануть со всех ног и бежать отсюда, но разве не так наступали все нелепые смерти в кино..

Можно проигнорировать все сигналы и понадеяться что это все чья-то глупая шутка, но в таком случае и бездействие может оказаться опасным.


— С другой стороны, — размышляла я уже вслух, — Нам главное не контактировать с Полиной, собакой, и не смотреть под эту чертову кровать, а с утра мы сможем уйти.

— Верно, давай попробуем поспать немного, — Кирилл подошел к двери, и  проверил закрыта ли она.

Я достала из взятого с собой рюкзака плед, так как местное одеяло было решено не трогать, и забравшись на кровать, мы прижались друг к другу.


Уткнувшись в грудь моему парню, я накрылась одеялом сверху, и на какое-то время мне даже показалось, будто всё хорошо.

— Не переживай, я тебя в обиду не дам, — он сильнее прижал к себе.

— А помнишь ты предлагал пожениться?

— Угу, — Кирилл уже засыпал.

— Я согласна.


На тот момент мы наивно полагали, что контролируем ситуацию.


Несмотря на все произошедшее мне удалось уснуть, видимо усталость взяла свое.

Сны были очень мрачными.

Мне снилось как цветок-слизняк пытается залезть в меня, я хватала его руками за липкую тушку в попытках отбросить в сторону, но он все время выскальзывал.

Мне снилось как что-то тянется ко мне из-под кровати, тенью обвивая меня.
Мне снилась хищная пасть собаки у моего лица, с ядовитой капающей слюной.


Мне снилось как Кирилл, вставая с кровати, говорит мне — В коридоре кажется плачет ребенок, я пойду посмотрю, может случилось что-то.

Угу… хорошо, любимый..


Стоп! Или это не сон?!


Хочу крикнуть ему, чтобы он не ходил туда! Остался со мной в комнате!
Но в этот же момент просыпаюсь.


Проснулась вся мокрая.

Глубоко вдохнув и перевернувшись на левый бок, пододвинулась поближе к моему парню.

Когда мне снились кошмары, всегда успокаивало его присутствие, да и в целом мне было очень спокойно рядом с моим Кириллом.

Не дотянувшись до него, я пододвинулась ещё ближе.

И только спустя несколько секунд поняла, что его нет на кровати.


— Кирилл? — мой голос был немного охрипшим после сна, — Ты здесь?


Прислушалась. Тишина…


Приподнявшись, я осмотрела комнату.

Дверь в ванную была открыта, и там было темно, значит его там нет.

Я аккуратно сползла с кровати, и подошла к окну, мельком посмотрев на разбитый горшок. Цветка среди кучки земли не было. Или мне показалось?


За окном, все так же неподвижно сидела возле своей будки собака. Два глаза жутко светились в темноте.

Увидев меня, она опять гавкнула, заставив отскочить от окна.


— Кирюш? — дрожащим голосом звала я, попутно натягивая штаны, уже не надеявшись получить ответ.


Тишина...


— Я здесь…  —  послышался чуть сдавленный шепот.

Инстинктивно дернувшись в сторону голоса, я вовремя остановилась.


Голос был слышен из-под кровати.


Из под той самой.

Чертовой.

Кровати.


Сердце бешено заколотилось.

— Кто ты?

Слезы уже не получалось сдерживать, они текли неконтролируемым потоком по лицу.

— Это я! — голос кажется звучал обиженно.

— Я не верю тебе!

— Что значит не верю? Помоги, я тут кое что нашел, не могу вытащить.


Это был его голос, я всем сердцем рвалась к нему, но головой понимала, что лучше прислушаться к правилам в записке.


—  Это я! —  продолжало разговаривать голосом Кирилла нечто. Я стояла, прижавшись спиной к стене и зажимала рот руками. Это было невыносимо, мне хотелось кричать. Неужели оно сожрало моего Кирилла?


Голос не останавливался.

—  Это правда я! Подойди пожалуйста!


Пауза.


Не дождавшись ответа, оно продолжило.


—  Это правда ты?

Стоп.. На этот раз это был не голос моего мужчины, а мой!


Пустота под кроватью продолжила диалог двумя голосами.

—  Да, это правда я!

—  Как здорово!

Они начали хохотать.

К ним присоединился детский голосок, затем голос какого-то мужчины, и все больше и больше разных голосов вливалось в этот смех, резонируя от стен комнаты и создавая хаос.


—  Заткнись!  —  не выдержав нарастающего шума выкрикнула я, —  Заткнись! ЗАТКНИСЬ!


Кровать подскочила, и затихла.

Наступила тишина. В ушах звенело. Комната казалось пульсировала в такт моему сердцебиению.

Меня трясло так сильно, что было очень сложно хоть что-то попытаться обдумать.

Мысли постоянно ускользали, мной овладел самый настоящий страх.

Но внутри все-таки появился лучик надежды — раз это существо просто копирует голоса, то может в таком случае Кирилл в порядке...


Сейчас передо мной стоял сложный выбор, что же делать дальше.

Записка, точно. Там кажется был чей-то телефон.

Я встала, и на подкашивающихся ногах подошла к тумбочке. Там лежал телефон и злополучный список.


«...свяжитесь со мной 8-9**-***-**-**.»


Мы конечно еще не выбрались отсюда, но вдруг этот человек сможет помочь.

Набрав трясущимися руками номер, и пару раз промазав по нужным цифрам, я нажала на кнопку вызова, но ничего не произошло. Ещё раз. Опять ноль эффекта.

— Черт! Связи нет.. да что же такое!!

Часы на телефоне показывали 5:59. До утра оставалось совсем чуть-чуть, но учитывая что изначально все шло не по плану, вряд ли стоило надеяться на то, что с наступлением рассвета весь этот мрак растворится, и все вернется на свои места.


Сунув записку и телефон в карманы штанов, я вытирая слезы, решила все-таки попробовать выйти из номера. Мой парень явно не собирался возвращаться.


Осторожно открывая дверь, я обратила внимание что ручка двери очень неудобная. Была ли она такой изначально, или что-то изменилось? Ответить на этот вопрос я не смогла.


Выйдя в коридор и наступив босыми ногами на ковролин, я почувствовала неприятное покалывание под ногами.

Ковер был слишком жесткий, да и в целом все в этом доме теперь казалось мне немного другим, непривычным и неестественным, будто под покровом ночи с него сползало всё то, что было привычно.

В какой-то момент мне почудилось что я уже тоже не та, что была до того как переступила порог этого дома, и мысли совсем не мои.

Боясь совсем раскиснуть, я прогнала прочь эти наваждения.


На этаже было темно и неуютно. То самое «неуютно», которое чувствуешь нутром. По сторонам от двери нашего номера располагались ещё три двери других номеров, и больше ничего, по крайней мере ничего что я могла бы разглядеть при плохом освещении.

На первом этаже горел свет, освещая лестницу и кусочек второго этажа.

Снизу послышалась какая-то возня, спокойная, это не было похоже на борьбу.


Затаив дыхание, я направилась к полоске света. Наступала аккуратно, боясь что меня кто-то заметит или поймает, я ведь по прежнему не знала, есть ли кто-то в соседних номерах, и если есть, союзники ли они мне…

Добравшись до лестницы, я еще не видела кто там внизу, зато смогла снова рассмотреть те картины.

Теперь отчетливо было видно, что с ними не так. Хоть на них и были изображены пейзажи с речками, портреты счастливых семей и прочее, все пропорции были нарушены, а цвета подобраны неуместно. Сейчас это было очевидно.

Казалось что мое восприятие менялось, либо же дом уставал показывать окружение таким, как я привыкла его видеть.


Спустившись на пару ступенек вниз, в очередной раз отметив, что деревянные ступеньки под ногами по ощущениям были совсем не из дерева, я остановилась.

Дальше спускаться было рискованно, кто бы не находился на первом этаже, я не хотела быть замеченной.

Присев на корточки и наклонившись, сначала я увидела двери номеров. Три двери были открыты, и в каждом стояло по мужчине. Не могу сказать, кому какой почерк принадлежал, но явно это были они.

Они выглядели вполне естественно, но стояли неподвижно, не обращая на меня внимания и смотря в одном направлении.

Мне пока не было видно того, на что уставились мужчины.


Раз они на меня не реагируют, я рискнула спуститься еще пониже, и заглянула в ту часть где стоял диван с креслами.

От увиденного меня чуть не стошнило.

Мне пришлось собрать всё свое самообладание в кучу, чтобы не закричать и не упасть в обморок, мне это удалось.
Но тело меня плохо слушалось.

Я все-таки оступилась, скользнув ногой еще на ступеньку ниже.


Замерев в неудобной позе, я напряглась, ожидая что привлекла внимание. Но абсолютно никто на меня не среагировал, мужчины так и продолжали смотреть в одну точку.

К счастью, там внизу было не до меня.


К несчастью, там был мой Кирилл и Полина.

Показать полностью
39

Космос-2100

Опять я поучаствовал на конкурентом ресурсе в конкурсе коротких рассказов и для полутора человека моих подписчиков размещаю рассказ здесь. Заданием конкурса была рэндомная картинка - см.ниже. Итак,  кому интересно, предлагаю ознакомиться с моими потугами.

ЗЫ1: конкурс не выиграл, победили какие-то сопли :))

ЗЫ2: ВНИМАНИЕ, рассказ может оскорбить религиозные чувства и вызвать подгорание афедрона в связи с пессимистическим видением автора будущего цивилизации.

Космос 2100

Космос-2100 Фантастический рассказ, Хочу критики, Религия, Православие, Атеизм, Постапокалипсис, Длиннопост, Авторский рассказ

- Доброе утро, ученики! – сказала Марья Ивановна, поправив платок, - Господи помилуй нас! Сегодня у нас важное собрание. Все вы знаете, какой неприятный случай произошел вчера в школе. Ваш одноклассник Анисим Мартынов сын нашел богохульный предмет и вместо того, чтобы сдать его в Палаты Безопасности Клира, принес в школу, чтобы похвастаться перед учениками. Сейчас Анисим находится на отчитке, а потом батюшка наложит на него строгую епитимью. И ваш одноклассник, слава Богу, легко отделается. Вы слышите, дети?

Дети молча сидели в классе, стараясь не смотреть в глаза учительнице. Кто-то негромко вздохнул. За дверью послышался шум и тяжелые шаги.

Марья Ивановна резво подбежала к двери, распахнула ее, и в класс ввалился полный священник в облачении: черная ряса, скуфья и блестящий наперсный крест. Учительница поцеловала вытянутую руку и пробормотала «проходите, пожалуйста, Ваше Высокоблагословение». Священник вальяжно вошел в класс, заприметил стул у доски и сразу же взгромоздился на него, тяжело дыша.

- Дети! – волнуясь произнесла Марья Ивановна, - к нам сегодня в гости пришел протоиерей Онуфрий из Храма Богоявления нашего уезда. Он расскажет нам, почему Анисим совершил греховный и опасный поступок. А после вы сможете попросить у батюшки благословение.

Сказав это, учительница забилась в угол и почтительно уставилась на гостя.

Онуфрий пожевал губу и строго обвел взглядом класс, отчего некоторые ученики невольно пригнулись.

- Христос воскресе, радости мои! – начал он низким, но громким голосом.

- Воистину, - послышался нестройный хор из-за парт.

- Не слышу вас, отроки! – взревел батюшка.

- Воистину, - в разы громче разнеслось по классу.

- Молодцы, чада! Но давайте без понуканий. Бог дважды не спросит.

Он прокашлялся и поправил крест.

- Я пришел к вам на урок из-за проступка отрока.. эээ… Анисима. Что сделал этот отрок?

Поп полез за пазуху и вытащил оттуда папку. Громко плюнув на пухлые пальцы, он неспешно пролистал стопку бумаг и вытащил помятый лист.

- Несмотря на то, что этот предмет – богохульство, я продемонстрирую его вам. Как говорит наш архиерей, врага надо знать в лицо! – он усмехнулся в бороду, затем поднял палец и грозным голосом добавил, - но не поддаваться искушению! Помним, что с искушенными мы обходимся строго и по закону и по совести!

Он отложил в сторону папку, расправил листок и продемонстрировал его классу. Учительница в углу ойкнула и невольно прикрыла глаза ладонью. Дети, наоборот, жадно всмотрелись в изображенный на листе рисунок. Это был артефакт старого мира, созданный по запретным технологиям. На картинке присутствующие разглядели скалистый безжизненный пейзаж, залитый ядовитым солнечным светом. На переднем плане, занимая аккурат половину рисунка, разместилось существо с огромными стеклянными глазами и прорезями на месте рта. В глазах отражалась подернутая зеленью равнина с иглоподобными башнями на горизонте. Сидевшие на передних партах разглядели позади главного героя две человеческие фигуры, топчущиеся на обрыве.


Протоиерей внимательно глядел на класс, словно отмечая и запоминая излишне любопытных учеников. «Дети, дети!» - выдохнула Марья Ивановна из угла, но поп строго зыркнул на нее, и та осеклась. Подождав с минуту, он сложил лист и убрал в папку. В классе воцарилась зловещая тишина. Онуфрий жевал губу и, прищурившись, смотрел на класс. Школьникам стало не по себе.

- Очевидно, - внезапно начал гость, - что изображение это от лукавого. Не все из вас знают, что тут нарисовано и зачем. А это, чада мои, бесполезные и тщетные фантазии наших нечестивых предков.

Они, загубившие мир, ничтоже сумняшеся, слушали нашептывание Врага Всего Сущего о том, что звезды, что мы видим на небосводе, это, представьте себе, обитаемые миры, подобные нашей планете. Вы только вдумайтесь! – Онуфрий повысил голос. – Наши предки полагали, что Господь создал не одну твердь, а множество и разбросал их по небосводу!

Марья Ивановна в углу ожидаемо пискнула, а кто-то из учеников издал смешок. Онуфрий грозно вгляделся в задние ряды, пытаясь понять, на что был направлен смешок: на учительницу или на еретические идеи. Не сводя глаз с предполагаемых насмешников, протоиерей продолжил.

- Почти сто пятьдесят лет назад православный монах-схимник Георгий, в миру Юрий Гагарин, милостью Божьей был вознесен на небо и удостоверился, что там, где кончается воздух, по-учёному ат-мос-фе-ра, находится твердь, как и сказано в Писании.

- Кто скажет, откуда нам известно про небесную Твердь? - Онуфрий обвел глазами класс и покосился на Марью Ивановну. Одна из девочек в опрятном платочке и лицом перспективной богомолки вскинула руку.

- Ответствуй, дитя!

- Бытие, первая глава, стих восьмой! – отчеканила отличница.

- Как звать? – удовлетворенно произнес протоиерей, прикрыв один глаз.

- Анна, Ваше Высокопреподобие.

- Спаси тебя Христос, Анна! Се честное и благословенное дитя, избегающее искушений.

- Так вот, чада мои. Несмотря на вознесение святого Георгия к Небесной Тверди, силы зла не оставили попытку смутить умы человечества. Не прошло и десятка лет, как в безбожной стране Омерике слуги диявола растрезвонили весть, что они построили подъёмник, называемый ракетой, и долетели до Луны, которая светит нам по ночам.

Среди учеников прокатилась волна шепота.

- Цыц! – ударил кулаком по столу учительницы Онуфрий. – Слушайте дальше.

Злые силы не просто рассказывали о полете к ночному светилу, но даже создали движущиеся картинки, на которых нарисовали, как они это сделали. Многие люди, в том числе и уважаемые православные умы, поверили этим картинкам, не слушая трезвых замечаний о явной и грубой подделке. Очень и очень прискорбно, как враг очевидной и несусветной глупостью прельстил в том числе и лучших людей нашей родины.

А ересь, значит, разрасталась как сорная трава на пашне. Если можно долететь до Луны, то, получается, можно долететь и до звезд? И стали люди мечтать и сочинять небылицы о том, как, значит, долетают они до Марса или до Денницы, как строят там города и храмы.

Протоиерей сделал паузу, позволяя слушателям получше представить ход мыслей предков.

- Будь добра, воды, сестра, - попросил он Марью Ивановну.

Та сорвалась с места и, подбежав к попу, громко зашептала ему на ухо:

- Батюшка, директор велел преподнести вам чарку нашего монастырского.

- Благословляю, - одобрил Онуфрий.

Марья Ивановна подскочила к комоду в противоположном углу, вытащила из складок юбки огромную связку ключей и, стараясь не звенеть, стала нервно перебирать ключи. Протоиерей насмешливо проводил ее взглядом, но тут же снова принял грозный вид и обратился к аудитории.

- Чем же кончилась эта история с мечтами о невозможном? К чему привел человечество грех гордыни? - а это бы именно он. Вам всем, конечно, известно. Но я повторю.

Враг Всего Сущего, порадовавшись тому, как легко люди ведутся на его россказни, отправил в Ойкумену свое исчадие, антихриста по имени Илоний Маскский. Конечно же, он поселился в гнезде разврата и богомерзости – в стране Омерике, будь она трижды проклята. Этот Илоний пообещал людям, что за несколько лет он построит летающие корабли, которые отвезут их аж на звезду Марс, где их ждут молочные реки, кисельные берега и цветущие яблони – запретные древа познания. И тысяча тысяч христиан поклонились новому пророку и несли ему свои богатства и предлагали свои умения и ремесла для богохульного замысла.

- Ну, чада мои, кто мне ответит, в каком граде земном, люди собирались добраться до тверди небесной? И что из этого вышло?

Горящие глаза Анны вперлись в батюшку, отчего тот, потянувшийся за преподнесенной чашой, замер и невольно произнес:

- Ответствуй, Анна!

- Это город Вавилон, в котором нечестивцы в грехе гордыни построили башню до небосвода! За это Господь покарал их непониманием друг друга и разрушил башню до основания.

- Спаси тебя Христос! – ошеломленный протараторенным ответом поп осенил ученицу крестным знамением.

Затем он пригубил из чаши, зажмурился, двумя глотками осушил ее и вытер бороду рукавом рясы.

- Хорошо, - заметил он, обращаясь к окаменевшей у стола учительницы. Та забрала из его рук чашу и с ней же забилась обратно в угол.

- Так да! Раба Божья Анна молвит правильно. Ва-ви-лон! Святые отцы не раз предупреждали человечество о грехе гордыни и чрезмерных мечтаниях. Вместо покаяния и причащения люди выдумывали невозможные механизмы, вместо дум о спасении размышляли о путешествиях к небесной тверди.

Онуфрий слегка покраснел, и лицо его невольно выдавало добродушное настроение.

- И Господу пришлось опять вмешаться, чада мои. Как ни прискорбно было давать нам урок, но он был необходим. Наслал он на всю планету поветрие злое и неизлечимое. Мор косил всех: и праведных и неправедных. Вызывал он дыхание тяжелое и жар горячий и сжигающий. Болезный терял обоняние и умирал в мучениях лютых, едва успевая причаститься перед кончиной. И тогда остановились ложные работы Илония, и рухнули в пыль его злосчастные корабли.

Вышел на Лобное Место патриарх Всея Руси Кирилл Великий. Отправил он во все стороны крестные ходы с иконами Спасителя и Богоматери. Приказал открыть все церкви и храмы и бить колокола, чтобы отогнать заразу. А сам уединился в пещерах на Урале и трижды по семь лет, не переставая, молился о спасении человечества.

И затем очнулись люди, увидели, что морок овладел ими, обратились с молитвами к Спасителю, и тот указал им громить антихристовы постройки и убежища. И погнали всех, кто называл себя учеными, всех, кто говорил, что нет богов, что есть другие миры. И началась пятидесятилетняя война с воинством люциферовым. В очистительном пламени сгорели страна Омерика и безбожная Чайна, пепел Абадонны засыпал Европу, а голод погубил Азию.

Онуфрий крякнул и торжественно улыбнулся.

- И только Святая Русь выстояла перед испытанием, ибо мы первые поняли тщетность фантазий и вернулись в лоно нашей Вечной и Неугасимой Церкви.

- Вот так, чада мои! – заключил он. – Теперь вы понимаете, насколько опасна и богомерзка картинка, найденная вашим одноклассником, как его звать... Мартыном. Она напоминает нам о днях гордыни и тщеславия и может привести к ереси нестойких и слабых волей человеков. Что нам говорил Господь в проповеди? Блаженны нищие духом – предупреждал он, что значит, не возгордитесь и не замахивайтесь на планы Божьи, не искушайте Господа своими измышлениями, а направьте их на душеспасение и любовь к ближним.

- Есть ли вопросы, чада мои? – поп откинулся на спинку стула, и тот отчаянно заскрипел. Онуфрий кивнул учительнице на комод. Марья Ивановна тут же бросилась наполнять чашу.

- Ну что ж, - сказал протоиерей, - раз вам всё понятно, помолимся братья, сестры, отроки и отроковицы.

Не вставая, он напевно прочитал «Отче наш» и, вдохновившись, после слова «Аминь», одним махом осушил поднесенную чашу. Не стесняясь, громко икнул, пыхтя, слез со стула и кивнув учительнице проследовал за дверь. Из коридора послышался его бас, обращенный к директору: «Иван Ильич, хвалю, ничего не скажу... Это у вас в каком монастыре разливают? Да, и детки ваши, значит, умницы… Ничего, ничего, обойдется… Это не мне решать, Палаты Безопасности такими делами занимаются… Да, да, Спаси Христос, сестра…».


Подождав, пока удаляющиеся голоса стихнут, ученики по одному тихо вышли из класса. Ученица Анна, проходя мимо учительницы, покачала головой и негромко сказала:

- Вы обещали благословение.

Марья Ивановна побледнела и схватилась за сердце.

На выходе из школы, перекрестившись по обычаю на угловую церковь Илии Пророка, трое мальчишек бросили в кусты портфели и отправились вглубь близлежащих руин. Что здесь было раньше, уже никто не помнил, осталась лишь торчащая там и тут арматура, вздыбленные бетонные балки, пустые стальные коробки от тяжелого оборудования. Там под обломком плиты на втором этаже, куда не заберется ни один взрослый, у детей был тайник. Феофан сын Андрея, Петр сын Никиты, Пимен сын Климента бережно вытащили сверток и достали из него спрятанное сокровище - книгу старого мира. Сильно потрепанную, пыльную, неумело склеенную из нескольких частей, но с легко читаемой надписью на обложке. Дети, помолчали, вспоминая незавидную судьбу их товарища Анисима сына Мартына, который принес в школу найденную недостающую страницу из книги и к несчастью попался учителям. Затем Пимен сын Климента уселся поудобнее, открыл книгу и негромко вслух начал читать, а остальные жадно слушать, иногда почему-то мечтательно посматривая на ясную синеющую небесную твердь середины мая.

«Рэй Брэдбери, - торжественно прочитал мальчик, - Марсианские Хроники. Ракетное Лето….».

Показать полностью
32

Инерилин (Глава 2, часть 2)

- Так ты Арсений, - воскликнул Дмитрий, - Сеня!


- Да, а ты - Дима, я уже понял, - отмахнулся мальчик, - идем уже.


Для Дмитрия перемена в поведении Сени выглядела крайне странно. По неизвестным причинам, он вдруг полностью стер с лица эмоции и стал крайне сосредоточенным. Его лицо не покидало задумчивое выражение, пока их вели к специальным креслам.


Когда они уселись по креслам, девушка начала что-то вроде инструктажа.


- Учтите, укол инерилина весьма болезненный: большинство компонентов состава - минералы и трудно реагируют с биологическими жидкостями. Однако, боль пройдет в течение пяти следующих минут. Укол инерилина подарит вам абсолютное здоровье, больше вы не сможете заболеть никогда. Также, укол замедлит ваш процесс старения и вы сможете намного дольше приносить пользу Глоссарию и нашей стране!


Дмитрий недоуменно взглянул на Сеню.


- Так мы называем нашего царя гороха на олимпе, - шепнул он.


Дмитрий отметил, что сам подумал в первую очередь про олимп, когда увидел верхний город. Уж больно он был похож на олицетворение чужого эго.


- Итак, вы готовы? - осведомилась девушка.


Получив утвердительные ответы, она кивнула сама себе и стала заправлять в инъектор состав. Состав был голубоватого цвета, лишь чуть-чуть не дотягивая до светло-салатового, от него исходило неровное, пульсирующее сияние, которое гасло, когда состав колебался в пробирке.


- Эй, псс, - вдруг позвал Сеня, - ты знаешь о побочных эффектах инерилина?


Дмитрий досадливо поморщился.


- Может позже поговорим об этом?


- Потом будет поздно, друг. Ты знаешь, что этот элексир вечной жизни вовсе не так совершенен, как о нем говорят?


- Я слышал, что человек становится стерильным, - неохотно проговорил Дмитрий.


- Думаешь, это все?


- Никак не пойму, о чем ты толкуешь...


- Не все выживают после его употребления, - злобно улыбнулся Сеня, - кроме того, существует еще целый список побочных эффектов.


Дмитрий нахмурился.


- Зачем им такое скрывать?


- А разве тогда замануха работала бы?


Дмитрий увидел, как девушка воткнула в его руку инъектор и дотронулся до ее руки.


- Погодите! - воскликнул он и повернулся к Сене, - о каком списке ты говоришь?


- В чем дело?! - возмутилась девушка, - вы задерживаете людей?


Дмитрий посмотрел на девушку с нескрываемым гневом.


- Это правда, что инерилин вреден? Что я могу умереть от него в ближайшее время?!


Девушка отпрянула. На ее лице читалась легкая тревога.


- Кто вам такое сказал? - она состроила гневное выражение лица, - глупости! Так, вам делать укол, или нет? Не задерживайте людей!


Пока Дмитрий размышлял, девушка издала досадливый возглас и нажала на кнопку.


Рот Дмитрия открылся в беззвучном крике, глаза закатились, а голова запрокинулась назад. Новые ощущения были сходны с тем, что чувствует человек во время изжоги, только по всему телу повсеместно, будто из тела пытается выйти страшнейший жар, обжигая кровеносные сосуды, разбивая кости и превращая мышцы в желейное подобие рыбы-капли.


Дмитрий точно не знал, сколько продлилась эта агония, но, как и обещала девушка, через некоторое время боль стала утихать и сходить почти на нет.


- Ёж моё ж! - выдохнул Дмитрий, - вы не говорили, что это настолько больно! По мне будто асфальтоукладчик проехался!


Девушка лишь отстраненно повела плечами.


- А кто вам говорил, что бессмертие дается безболезненно?


- Да не такое уж оно и бессмертие, - буркнул Дмитрий.


- Вам сделан новый укол, - отозвалась девушка, - мы еще не знаем, какое влияние он может оказать на организм. Так что, возможно и бессмертие.


- Он еще и новый? - прошептал Дмитрий.


Он огляделся и нашел взглядом Сеню. Мальчуган уже сидел на кушетке, как ни в чем ни бывало и, дрыгая ногой, улыбался во весь рот.


- Проснулся?


- Да вроде.


Дмитрий попытался встать на ноги и ахнул от ощущений. Во всем теле образовалось чувство, которое появляется в конечности, которую "отсидишь". Дмитрий стерпел ощущение и подошел поближе к Сене.


- Ну и как тебе?


- Пока трудно сказать, - растерянно пробормотал Дмитрий, - и что со мной будет теперь?


- А пес его знает, - пожал плечами Сеня, задумавшись, он продолжил, - у меня тут есть одно дело, хочешь со мной?


Дмитрий поднял бровь.


- Ну пойдем, почему нет.


Мальчик улыбнулся, спрыгнул с кушетки, схватил ящик с пузырьками инерилина и поместил его Дмитрию в руки.


- Ну, за язык я тебя не тянул. Бежим!!!


Договорив, он сам схватил еще один ящик и бросился прочь из кабинета.


Дмитрий на мгновение растерялся и припустил бежать вслед за Сеней, однако, спустя пять шагов, остановился и нахмурился.


- Так стоп! Какого я делаю?! - сказал он себе.


В этот момент, в кабинет забежало четыре человека в форменной одежде.


- Вор! - закричал один из них, - стой, стрелять буду!


Дмитрий мельком увидел пробегающего мимо Сеню. Тот схватил из-за пазухи странный пузырек продолговатой формы, встряхнул его, после чего пузырек приобрел фиолетовый оттенок и швырнул прямо в стену.


Его действие возымело самый неожиданный эффект из всех возможных: внутри пузырька была жидкость, которая, попав на стену, образовала темное пятно. Оно было столь черным, что при взгляде не него становилось не по себе. Затем, пятно разошлось в сторону, уступая дорогу подобию вихря лилового цвета.


- Прошу, друг, не тупи! Прыгай! - прокричал Сеня, пробегая мимо Дмитрия.


Недолго думая, Дмитрий прыгнул вслед за Сеней в этот вихрь.


Секунды три Дмитрий опасался открывать глаза, пока не осознал, что ему в лицо дует страшный ветер. Все же приподняв веки, Дмитрий резко широко открыл глаза и закричал во всю глотку.


- Упс! Промашка вышла! - услышал Дмитрий голос Сени рядом.


- Мы падаем нахрен! - заорал Дмитрий, пытаясь перекричать ветер.


- Ну что ты орешь, как школьница на выпускном! - закричал в ответ Сеня, - не на хрен, а на землю, между прочим.


- Драный в задницу шутник! Ты нас угроби-и-ил! - пытаясь, зачем-то, держаться за ящик, Дмитрий плотно зажмурил глаза.


За десяток метров до земли, прямо на глазах у многочисленных зевак, Сеня швырнул еще одну капсулу и обоих зашвырнуло в комнату, наполненную мягкими матрацами.


Дмитрий понимал, что, хоть матрацы и смягчили удар, но на такой скорости он точно сломал пару ребер. Он так и продолжал лежать с плотно зажмуренными глазами. Сеня досадливо выдохнул и взял у него из рук ящик.


Когда Дмитрий, наконец, решился открыть глаза, Сеня сидел прямо напротив него и улыбался во весь рот.


- Во что ты меня втянул, ублюдыш?! - воскликнул Дмитрий, - где мы вообще?! Зачем ты воровал инерилин?! И, мать его, что это вообще было?! Чем ты нас вытащил?!


С дальнего угла комнаты послышался сдавленный стон. Дмитрий и Сеня одновременно повернулись на звук, широко раскрыв глаза.


Потирая рукой правую щеку, из плена матрацев выбралась та девушка, которая делала им инъекции Инерилина. Ее взгляд остановился на Дмитрие и выщипанные бровки поползли вниз.


- Ах ты жулик! - воскликнула она и двинулась в его сторону.


- Как-то многовато криков сегодня, - тихо пробормотал Сеня и встал между девушкой и Дмитрием, - тихо, милая, ты не в своих владениях.


Девушка уперла руки в боки.


- Да ну? И где же я по-твоему? - девушка помахала рукой, - иди, мальчик, не мешай мне ловить вора, - она опять направилась к Дмитрию, - вот я сейчас охрану позову!...


- Ты и правда не в своем кабинете, - холодно констатировал Дмитрий.


- Ты в диких землях, дорогая, - улыбнулся Сеня.


- ЧТО?! - одновременно вскрикнули Дмитрий и девушка.


- В каких еще диких землях?! - возмущалась девушка.


- Думаю, мы недалеко от Обрубка, - задумчиво проговорил Сеня, - это один из племенных союзов на Полях.


- Вы что... Серьезно?... - бормотала девушка, на ее глаза наворачивались слезы.


- Так стоп, - Дмитрий вытянул руку вперед, - я правильно понял, что этот мега-город далековато отсюда, верно? - Сеня кивнул головой, - так каким же образом мы оказались тут за десять секунд?!


- Инерилин, - улыбнулся Сеня.


- У Инерилина нет таких свойств, - всхлипнув, заявила девушка, хоть и слегка неуверенно.


Сеня развел руками.


- Боюсь, что вам говорят не о всех его свойствах.


- С новой планеты привезли много новых компонентов, - кивнул Дмитрий, - у них могут быть разные свойства, хотя они уже не называются инерилином.


- К примеру, этот пространственно-временной модуль, что я применил - смесь Атония с Герценитом, оба элемента - активные минералы с высокими гравитационными показателями. Их смесь оказалась полезна для создания самой настоящей "дыры" в пространстве-времени.


Девушка, слушая Сеню, медленно оседала, пока ее не поймал Дмитрий.


- Что-то ты дохрена знаешь для ребенка двенадцати лет, - недовольно буркнул Дмитрий.


- Внешность бывает обманчива, друг, - загадочно улыбнулся Сеня, - особенно когда дело касается инерилина.


Дмитрий бережно опустил девушку на пол и потер пальцами виски.


- Так. Для начала - давайте знакомиться. Меня зовут Дима, это Сеня, - Дмитрий посмотрел на девушку, - твое имя?


- Эванджелина, - дрожащим голосом сообщила девушка.


Дмитрий наморщил лоб и немного скривился.


- Очень красивое имя... Но... Что, если мы будем звать тебя Эва?


Девушка дернула плечом.


- Ну вот и договорились, - улыбнулся Дмитрий, - а теперь, Сеня, мы садимся и внимательно слушаем твою историю о том, что вообще нахрен происходит.


Сеня уселся на один из матрацев и хлопнул в ладоши.


- Так, с чего бы начать...


- Начни с того, зачем ты своровал инерилин, - буркнула Эва.


Сеня неловко усмехнулся.


- Инерилин можно разделить на компоненты. Обрубок - это один из немногих оплотов цивилизации на Полях. Там живет целая группа людей, которые мастерят из этих компонентов потрясающие штуки. Видите ли, планета, с которой привезены новые химические элементы, находится очень близко к своей звезде, звезда же там значительно холоднее, чем наше Солнце, у нее весьма специфическое излучение. Энергии, которую получает Проксима центавра, не существует в солнечной системе, благодаря синтезу этой энергии и некоторых стандартных химических элементов, получаются новые. Это излучение не похоже на радиацию, оно имеет свойства влиять на пространство-время, - Сеня стиснул зубы, - к сожалению, воздействие их на биологические организмы с планеты Земля предсказать почти невозможно. Не правда ли, Эва? - Сеня лукаво наклонил голову.


Эва нахмурилась и поджала губы.


- Кстати да, - отозвался Дмитрий, скрестив руки на груди, - про побочные эффекты - правда?


- Да, - тихо сказала Эва.


- Ты давай подробнее, - подначивал Сеня, - что случалось с людьми, принявшими инерилин?


- У некоторых синтез веществ происходил не по плану, - недовольно бурчала Эва, - и они начинали испытывать проблемы в плане взаимодействия с атмосферой Земли.


- Астронавты! - выдохнул Дмитрий, - говорили, что их тела разрушились буквально за пару месяцев от того, что они не смогли снова приспособиться к Земле!


Эва коротко кивнула.


- Да, именно, было как минимум триста смертельных случаев. Бывало и еще хуже: у человека могли отняться конечности, или даже наступить паралич всего тела. Некоторые слепли, некоторые даже сходили с ума, но это уже в прошлом! - выпалила Эва, - формула инерилина не была полной, ее дорабатывали по мере испытаний. Тот, что я уколола тебе - один из новейших образцов!


Дмитрий вздохнул.


- То есть, у инерилина невероятный потенциал? - обратился он к Сене.


Сеня помотал головой.


- Скорее, у некоторых его компонентов. Я же сказал, новые химические элементы имеют специфическое излучение и структуру. Какие-то мы изучили и даже применяем почти хорошо, а какие-то до сих пор загадочны и непонятны.


- Та штука, которой ты нас сюда перенес... Как она работает?


- Она создает взаимосвязанный туннель в пространстве-времени. При реакции этих двух элементов между собой, они как бы... - Сеня почесал затылок, - размягчают пространство-время... Наверное так... И, между собой, образуют проход, проходя через который, объект становится одним целым с этой материей, вновь обретая целостность после выхода из нее.


- Я так и не понял, как вы задаете ей направление?


- Направления нет, просто делаем одну в месте, куда нужно прибыть и вторую на месте отбытия.


- А если их будет три? - хмыкнул Дмитрий.


- Этот проход работает, создавая альтернативную материю, понимаешь? Двигаться в ней можно также, как ты ходишь по земле, навигация остается на пользователе. При этом, эта материя столь однородна и повсеместна, что перемещение по ней у человека занимает считанные секунды.


- Да как в ней ориентироваться, если ты становишься непонятно чем?! - воскликнул Дмитрий.


Сеня развел руками.


- Я не сказал, что технология совершенна!


- Я так понимаю, - протянул Дмитрий, - что ты не из Столицы, верно?


- Нет-нет, я не врал, я действительно живу в Столице, просто сотрудничаю с людьми на Полях!


- Что мы теперь будем делать? - обеспокоено спросила Эва, - я могу вернуться обратно?


- Прости, дорогая, но проход открывается ненадолго, а новых капсул у меня нет, - развел руками Сеня.


- Вопрос, тем не менее, отличный! - рявкнул Дмитрий, - что дальше?


Сеня прищурился.


- Пойдете со мной, знакомиться с жителями Обрубка.


- Это обязательно? - со страхом в голосе спросила Эва.


Сеня хмыкнул.


- А куда вам теперь деваться?




https://vk.com/devilhistory

https://author.today/u/logrinium/works

Показать полностью
47

Тимофеич

ТИМОФЕИЧ

Звенит звонок на урок. Стальной треск настолько силен, что в нем растворяются прочие шумы и крики, распадаются из обшей какофонии на несколько очагов, которые тут же устремляются в кабинеты, чтобы исчезнуть на сорок минут. Коридоры пустеют.

Порой в эти минуты здесь можно кого-нибудь встретить. Вот бежит, грохоча по полу, опаздывающий на урок. Вот степенно вышагивает девочка, то и дело поправляя волосы и смотрясь в свое отражение на экране смартфона. Вот, в дальнем углу или на лестнице, слоняется без дела пара прогульщиков постарше, споря пойти им в столовую или посидеть на подоконнике. И именно в эти минуты из своей коморки выходит Тимофеич – бодрый старик слегка за шестьдесят.

Он напоминает муравья-трудягу: невысокого роста, с маленькими черными глазами, на нем неизменная красная олимпийка поверх старенькой рубашки, карманы поношенных брюк вечно оттянуты и полны различными гайками, болтами и прочим мелким инструментом, в левой руке разводной ключ. Тимофеич неспеша шаркает по коридорам, поглядывая на ползущие вдоль стен приземистые батареи. Остановится возле одной, оглядит получше, иногда постучит, чего-то подкрутит.

Любимое место Тимофеича – первый этаж. И все его обитатели: маленькая круглая гардеробщица, слегка надменная вахтерша, беззубая медсестра, вечно сплетничающие технички знают – у Тимофеича под красным хитином олимпийки огромное сердце.

- М, Николай Тимофеевич, здравствуйте, - лукаво шипят со стороны.

- Привет, девчонки! – ответит Тимофеич и обязательно засмеется. Смех у него особенный. Такой смех бывает только у добродушных и открытых стариков.

- Ну, чего вы тут? – деланно хмурит он брови.

- Чай, пьем! Присоединяйтесь, Николай Тимофеевич, - засмеются ему в ответ.

Чай Тимофеич любит и пьет часто. А вот водки не пьет совсем. И раньше не пил. Не пил, когда еще работал на заводе, не пил и после, когда завод в девяностых обанкротился и закрылся. Уж так вышло, что эти обвисшие с годами плечи держат на себе многое. И пока мужики с цеха растворялись в океане наступившего капитализма и дешевой водки, Тимофеич, а тогда еще просто Николай, сжимал покрепче зубы, тоскуя по советской стабильности, и жил дальше.

К своим шестидесяти он обзавелся семьей: хозяйственная жена, два сына, уже и внуки в школу пошли.

А вместе с внучкой пришел в школу и он. Работящего старика с золотыми руками, да еще и не пьющего, знала вся округа. Поэтому устроится слесарем ему труда не составило.

Тимофеича часто просили помочь. Розетку мог заменить, мог починить замок, где-то подстучать, подколотить. Многое умел Николай Тимофеевич и никогда не отказывал.

Поначалу директор подкидывал к его скромной зарплате немного денег «за работу сверх нормы», но вскоре пришел очередной кризис и деньги закончились. Но Тимофеич продолжал помогать, получая лишь удовольствие от хорошо выполненной работы. Вскоре к этому все привыкли и принимали такое поведение старика как нечто должное.

- Нет, девчат, мне идти надо, - отказывается от чаепития Тимофеич, - хотел пораньше сегодня уйти, – жена давеча в огороде копалась, упала, лежит теперь второй день. Вот, врача на сегодня вызвал.

- Да ты что! – всплескивает руками одна из техничек, - как же так. Ты, Тимофеич, сходи обязательно. Это же не шутки!

- У меня мать так в прошлом году в огороде копалась, спину скрутило – неделю разогнуться не могла! А что делать? Работать-то надо. Мне вон тоже некогда. Я отсюда сразу на вторую работу. Оболтуса своего поднимать надо. Совсем работать не хочет. – вторит ей другая.

- А лекарства сейчас какие дорогие! Меня по осени просквозило, пошла в аптеку, а там…Да легче сдохнуть, чем болеть! Дешевле выйдет, - присоединяется к разговору гардеробщица.

Тимофееч быстро теряет интерес к такому разговору. Он уже привык, что окружающие его люди только ждут от него помощи, а делиться проблемами не привык. Да и стоит ли? У всех своих забот хватает. А за жену всё-таки боязно. Хоть и погодки они, а бабы-то эти почему-то раньше стареть начинают. И чахнут раньше.

Много ли надо старикам, привыкшим больше отдавать, чем брать? Немного заботы и внимания. Вот и Лидия Васильевна, жена Тимофеича, завидев врача на пороге даже немного обрадовалась новым ушам. Радость её была недолгой – врач сказал, что с почти полной уверенностью можно говорить о переломе. А если хотите точный диагноз, надо делать рентген. Старик, проживший с Лидией Васильевной сорок лет, лишь сжал по старой привычке зубы.

Спустя пару дней, когда старики смогли-таки добраться до больницы, диагноз подтвердился – перелом шейки бедра – серьезная травма, даже если ты молод. Неделя в больнице, отказ врачей оперировать «по возрасту», и Лидия Васильевна вернулась домой.

Теперь Тимофеич старался пораньше заканчивать свои дела на работе и срывался домой. Он сам взвалил на свои плечи ещё одну ношу – ухаживал за лежачей женой и возился в огороде. Сыновей о помощи не просил, у них и своих дел не в проворот.

На работе все знали о его беде. Теперь опустевшие на время урока коридоры пропитывались полушепотами о незавидной ситуации Тимофеича. Каждый раз выходя на свой обход, он ловил сочувствующие взгляды. Все хотели хоть как-то поддержать его и приободрить. Но как сделать это никто не знал.

Школа, будто проявляя извращенную эмпатию к переживаниям старика, начала сыпаться. То розетка где сгорит, то пробки выбьет, то канализация забьется. 
Люди по-прежнему тянулись вереницей к Тимофеичу со своими просьбами, но делали это сначала с некой стыдливостью.

- Николай Тимофеевич, ну как Вы? Как Лидия Васильевна? Дай бог всё образуется. Николай Тимофеевич, тут такое дело…я всё понимаю…посмотрите, пожалуйста…розетка что ли сгорела, не пойму…а мне компьютер нужен, презентацию завтра показывать!

- Николай Тимофеевич, мои дураки парту сломали, вы посмотрите, пожалуйста. Может, подкрутить чего надо, а?

- Николай Тимофеевич, вчера окно разбили, нас комитет повесит, если не вставим…Сами понимаете, денег нет у школы…Выручайте!

Десятки неотложных дел навалились на него. А он, словно не замечая, принимал всё на свой красный хитин и нес дальше. Он продолжал выполнять просьбы и поручения. Пока натренированные пальцы разбирали, перебирали, перематывали, закручивали и ставили на место, он оставался наедине со своими мыслями. Как там Лида? Голодна ли? Поскорее закончить и домой.

Он заканчивал и спешил к жене, даже не успев расслышать брошенное в спину «спасибо». Да и было ли это «спасибо»?

Но однажды опоздал. Придя домой, он увидел бессильно скребущую по полу жену. Оказалось, что она пыталась встать с кровати, но не осилила и упала с кровати. Тимофеич застыл всего на секунду, но и она показалось ему вечностью. Он видел перед собой не беспомощную старуху и не испытывал к ней жалости или принебрежения. Перед его глазами яркими пятнами заплясали картины прошлого. Вот он играет ей хулиганские песни на гитаре, вот провожает по ночному парку до дома, видит приближающееся лицо и чувствует на губах жар от её дыхания. Вот шумная компания на свадебном застолье в общежитии. Вот держит на руках новорожденного сына, вот второго, внучку. Пятна меняют цвет от ярких к темным. Были в их жизни и плохие моменты. Бывало, что и без денег оставались и отказывали себе во многом. Бывало, что стояли перед выбором поесть самим или накормить детей. Много чего было. И вот теперь та, с которой он прошел все тяготы и лишения, которая не бросила его и ни разу не упрекнула, лежит у него в ногах, бессильно загребая морщинистой ладонью по полу. А что он? Чинит розетки! Эта мысль так глубоко и резко впилась в его сознание, что намокли глаза. Поднимая её, он плакал. Впервые в жизни. И обвисшие плечи тряслись под красным хитином олимпийки. Впервые в жизни.

На следующий день он уволился.

Показать полностью
278

Самарканд

Год.

- Посмотрите, какие движения! Как он себя несет!

- Да, но он совсем молодой. Я не беру в работу лошадей младше трех лет.

- Через два года он будет стоить других денег. Да и потом - его дед принес три титула чемпиона мира своему всаднику и второе место на олимпиаде.

- Дед - не отец. Но движения хорошие...

- Вороной, красивый, умный, как черт! Научился денник открывать - теперь запираем на два замка. Небезопасно, да, но он хотя бы не гуляет по всей конюшне.

- Своенравный?

- Импульсивный. Ласковый как котенок, за похвалу делает все и даже больше. И, скажу по-секрету: тщеславный. Обожает внимание и когда на него смотрят.

- Ему только год. Все еще может измениться...

- Самарканд!

Вороной конь без единой отметины останавливается посреди манежа и косит на мужчин лиловым глазом. Потом рысит в их сторону, словно красуясь, и один из мужчин не выдерживает:

- Беру!


Два.

- Это корда. Это капцунг. И нечего так шарахаться, чай не маленький.

- Самарканд, давай, не страшно...

- Да чего с ним сюсюкать, Валерий Вадимыч, понюхал, познакомился и пошли на корду. Мне еще Стешу работать.

- Не торопись, Костя. Не хочешь коня себе испортить? То-то же... Вооот, умничка, и не кусается он. И корда тоже не кусается... Теперь пойдем, Костя, возьми шамбарьер, будешь сегодня бичевым.

- Ну, шаагом! Тьфу, что за черт! Шааагом...

- Да застоялся он. Пусть бегает. Устанет - сам пойдет. А пока смотри лучше на рысь. Через год тебе этого коня работать. Хороший конь, я слышал Петька Островной на тебя ругался, он на следующий день приезжал туда, его специально смотреть. Шаагом! ай, молодец! Я ж говорю - устанет, сам пойдет.

- Еще репризу?

- Ну, давай. Только не подгоняй, пусть сам аллюр выберет.

- Понял. Но вы правы, он хорош. Если такие движения под седлом выдаст - будет толк.


Три.

- Рукой не груби, легче, легче!

- Он не чувствует повода. А на шенкель пока не реагирует.

- Конечно, третий раз сели на него, конечно, не реагирует... Не груби, Костя.

- Да не грублю я! Вон повод вообще висит.

- Не заводись. Ты скольких коней подготовил, а тут заводишься. С Леной поругались?

- Да я...

- Оставь это там, за пределами манежа. Тут ты и твой конь. Никаких ссор, никаких девушек...

- Она аборт сделать хочет, Валерий Вадимыч. А я против.

- Так, стооп. Теперь слезь. В руках поработаете. Аборт? Почему?

- Говорит, что не нужен ей сейчас ребенок. У нее проект только начинается. Ну, Самарканд, тише... Стой, не идем никуда!

- Это он тебя чувствует. Ты на взводе и он горячится. А Лена... Бог ей судья. Бросай её, если ей ребенок мешает.

Ладонь ложится на плечо всадника, а с другой стороны в руки тычется горячий бархатный нос. И мужчина кивает, глядя в глаза коню:

- Хорошо тебе... Нет таких проблем.

- Кончили лирику! Шагайте!


Четыре.

- Ну и что это? Это будущий чемпион! Опозорил меня, слов нет!

- Чего на коня-то орешь?

- Вы видели? Да он даже не старался! Этот галоп мне в кошмарах сниться будет, Валерий Вадимыч. Еще и ухмыляется!

- Конь не может ухмыляться, у него нет мышц специальных для этого. Ты видел, как на него судьи смотрели?

- Как на мой позор!

- Как на твое будущее. Серов ко мне только что подходил. Предлагал избавить тебя от этого недоразумения по сходной цене.

- Серов? Он же под сына ищет молодую лошадь...

- Вот и думай, Костя... Давай сниму уздечку, малыш. Устал, наработался, молодец. Но надо лучше!

- Серов...

- Ага. Твои-то как?

- Танюшка улыбаться начала. Лена все тетешится с ней, не отходит от неё совсем!

- Вот и славно. Давай, помоги попону накинуть. И поедем домой. К Серову пойдешь?

- Да ну, глупости говорите, Вадимыч. Самарканд не продается.


Пять.

- Да! Вы видели это? Он просто порвал всех!

- Что за выражения, Костя? Успокойся, награждения еще не было. Подожди пока Мамонтов и Гринхард выступят. У Гринхарда хорошая кобыла, очень перспективная.

- Да бросьте вы! Этот галоп, это принимание! Он никогда на тренировках так чисто не делал. Мы взяли первое место, я вам говорю.

- Ну, видел. Ну, хорошо. Давай, коня растирай, а не болтай. А то сейчас загордишься, станешь это на коноводов

перекидывать, как тот же Мамонтов.

- Он поэтому не проедет лучше, чем мы, Валерий Вадимыч. Вот зуб даю – не проедет. Я видел его сейчас на разминке, он не чувствует коня.

- Умный какой стал… Сам только год назад в руках нормально работать начал с Самаркандом, а уже гордости-то!

- Валерий Вадимыч!

- Что? Хватит сюсюкаться с конем, пойдем, глянем, что там в итогах.

- Я же говорил, мы – первые!

- Ладно, гордись. Заслужили.


Шесть.

- Самарканда с собой берешь?

- Да, сезон мы классно отъехали, пусть отдохнет. Лена домик с конюшней подыскала на побережье, снимем на три месяца. Там тепло сейчас, хорошо.

- Ну, с Богом. Танюшка как?

- Ходит, говорит. В следующем году буду брать ей пони. Очень любит животных – недавно птенца вороны притащила, из гнезда выпал, слепой еще. Дала маме и говорит: давай себе оставим?

- А Лена что?

Вороной конь кладет голову на плечо своему всаднику и внимательно слушает беседу.

- Ну, начала выхаживать. В общем, он, уже хотя бы на птицу похож, везде за Танюшкой бегает, не отпускает от себя. Только в садик если ведём – остается в своем домике.

- Его тоже с собой возьмете на моря? Зоопарк будет…

- Будет…

Мужчина гладит шелковую шкуру коня, почесывает того за ушами и Самарканд жмурится от удовольствия.

- Я Стешу продаю, кстати.

- Кому? Чем она тебе не угодила?

- Попросили в параолимпийский центр отдать. Она им понравилась. Мягкая, удобная – а мне не жалко.

- Ну, тогда одобряю. Параолимпицам можно – они ребята надежные.


Семь.

- Убью! И плевать, что сяду, плевать на всё!

- Костя, сколько ты выпил?

- Какая разница, Вадимыч? Лена, Таня… их нет, понимаешь!? Этот ублюдок пьяный даже не помнит ничего! Отмажут же, сволочи.


Они сидят в деннике и Самарканд лежит рядом. Фиолетовые глаза отсвечивают, отражая свет ламп в коридоре. Конь словно не чувствует запаха алкоголя, словно понимает, что сейчас горе придавило его человека и ему нужно забыться.

- Ну, поплачь, поплачь… Больно от этого меньше не станет, но легче – будет…

- Убью…

- Посадим мы этого пьяного гонщика, не волнуйся, посадим. Всем, кому надо я позвоню, дадут по полной ему.

- Не вернуть их…

- Не вернуть. Извини, что в такой момент говорю, но у тебя через полтора года олимпиада.

- Да какая к черту олимпиада?! Ты меня видел? У меня ноги нет, Вадимыч! Как я теперь?

- И без рук ездят. И разряды сдают и медали берут. Или продавай Самарканда и спивайся! Но я тогда тоже на пенсию уйду.

- …

- Олимпиада у тебя будет. Конь у тебя умный, переучим на новые команды. И поедешь выступать. С понедельника начинаем.

- Вадимыч…

- Что, Вадимыч? Я шестьдесят лет уже Вадимыч. В понедельник к трем!

Конь и сидящий на опилках одноногий мужчина провожают уходящего долгим взглядом. А потом мужчина утыкается в шею коня, и долго плачет.


Восемь.

- Вот так хорошо. Чуть-чуть левее. У него задние ноги опаздывают.

- Так лучше?

- Лучше. Помоги себе хлыстом, дай ему понять, что изменилось. Не груби! Легче, легче!

- Я равновесие теряю, Валерий Вадимыч.

- Ну, полгода уже не теряешь, а тут потерял? Что такое?

- Кажется, Самарканд хромает.

- Так, стоп. А теперь рабочей рысью… Да, Костя, задняя левая, немного хромает. Отшагивай и веди в денник. Осмотрим его там.

- Нужен рентген?

- Не знаю. Вызывай Марию Павловну, пусть она посмотрит.


- Ничего серьезного, к счастью, растянул связки. Покой, умеренная работа, растирайте и берегите.

- У нас старты через месяц. Оправится?

- Думаю, да. Хромать перестанет, если будете только отшагивать, мазать и следить внимательно. А вот выступать? Конь месяц работы потеряет. Если это вас не волнует, то я подтверждение перед стартами дам.

- Самарканд умный, он не забудет ничего. Нам очень стартовать надо, Маша, очень. Косте в первый раз в новом качестве выступать.

- Понимаю, Валера… Ну, я зайду еще через пару недель, гляну, как у вас дела.

- Слышал, Самарканд? Надо вылечиться.

Тренер оглаживает вороного красавца по шее, протягивает сахар на раскрытой ладони, но тот не берет, тревожно выглядывая в коридор. И лишь когда слышит неравномерную походку и стук костылей, призывно ржет и успокаивается.

Бархатные губы ласково берут угощение.

- Что сказала ветеринар?

- Что вы месяц работаете в руках. Шагом.

- Ничего… Брат, мы же с тобой сможем? Да, сможем… Только ты у меня и остался.


Девять.

- А как поедем, говорить мы уже не будем… Олимпиада. Пусть и параолимпиада. Мы столько шли. Мы должны, Самарканд, просто обязаны выиграть. Сколько мы вместе? Почти восемь лет?.. Столько вместе прошли, столько медалей взяли… Ну, не горячись. Всё как обычно. Посмотри, сколько взглядов на тебя устремлены. Посмотри – всё внимание на нас, братец. Не подведи, а уж я-то всё сделаю, что от меня нужно… Слышишь, как публика приветствует? Это нас с тобой. Давай, Самарканд. За Танюшку, за Лену, за Вадимыча. За нас с тобой! Выход!


… Вороной конь не бежит – летит – над манежем. Он красуется, он горд собой и он получает истинное удовольствие от того, что делает. Копыта едва касаются белого песка, ему не нужны крылья – они у него есть. У него и его человека. Им больше не нужны медали, им больше не нужны победы: они просто играют в свою игру, которая называется жизнь. Трибуны замерли, вокруг разливается благоговейная тишина, в которой появляется смех маленькой девочки, требовательное карканье молодой вороны и красивый голос женщины.

В глазах всадника блестят слёзы, они ему мешают и он закрывает глаза, полностью доверяясь коню.

Они летят.


- Первое место с результатом девяносто один процент ровно – Константин Логинов и Самарканд!

Вадимыч широко улыбается.

Его мальчики победили.

Показать полностью
171

Название сами придумайте

- Дядя Витя уже лет 12 не пьет. – Серега затянулся и пустил густой белый дым в ночной воздух.

- Чего так? – щелкая зажигалкой, поинтересовался я.

- Да была там история одна. – он продолжал пускать клубы дыма над головой, делая перерывы между фразами все больше. Наконец, когда оранжевый огонек начал приближаться к фильтру, Серега выдохнул как-то по-особенному и продолжил. –Были у него проблемы, плотно сидел на стакане дядя Витя. Работы нет, с хаты нести нечего, друзья все такие же. Прогуливался как-то он вечером по району, видит, баба коляску с ребенком у магазина оставила, а сама внутрь. Витя, недолго думая, и решил эту коляску приспособить. Пораскинул, что баба-то та скоро из лабаза выйдет, а он пока ребеночка на снег и с коляской за угол. Тот спал как раз, укутанный весь по макушку, не замерз бы. Ну, ринулся наш дядя к коляске, малого вынимать, значит. А у малого возьми и голова на бок, шарфик слез, а там не лицо, а один синий ком заплывший. Не знаю, долго ли дядя Витя так стоял и пялился, но баба выскочила и в визг сразу.

Он щелчком отправил бычок в урну

- А дальше-то что? – не унимался я, позабыв о своей сигарете.

- Да что-что… – Сергей выругался. – Мимо тип ехал на машине, выскочил на бабьи визги. Потом народ не пойми откуда набежал. Баба визжала ,что её кровинушке шею свернул алкаш проклятый. Менты, все дела. Потом суд да дело. Если б не участковый…корешился он с Витиным братом…Так вот, если бы не участковый сидеть дяде Вите. Тяп-ляп и закрыли бы дядю Витю, а себе новую галочку за раскрытие. Только оказалось, что баба та три дня с трупиком детским жила. Купала, кормила, гулять водила. Мужик её ещё брюхатую бросил, родителей нет, приезжая она. Самой за тридцать. Ну, видать кукушкой и поехала, не хотела в смерть дитяти верить, а когда Витька-то увидела с трупом, тут и прозрела. В общем, бабу в дурку, нашего оправдали. Только вот он с тех пор в рот ни капли.

Похожие посты закончились. Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам: