-19

Жизнь в коммуналках в сталинские времена

Жизнь в коммуналках в сталинские времена СССР, Коммуналка, Квартирный вопрос, Длиннопост

Несмотря на огромный прирост городского населения в СССР в 1930-е гг., жилищное строительство оставалось почти в таком же небрежении, как и производство потребительских товаров. До самого хрущевского периода не делалось ничего, чтобы как-то справиться с чудовищным перенаселением, более четверти века остававшимся характерным для советских городов. Между тем люди жили в коммунальных квартирах, где одна семья, как правило, занимала одну комнату, в общежитиях и бараках. Лишь малая, обладающая чрезвычайными привилегиями группа имела отдельные квартиры. Куда большее число людей устраивалось в коридорах и «углах» чужих квартир: у тех, кто проживал в коридорах и передних, обычно были кровати, а обитатели углов спали на полу в углу кухни или какого-нибудь другого места общего пользования. Большинство жилых зданий в городе после революции перешло в собственность государства, и распоряжались эти жилым фондом горсоветы. Начальство, ведавшее жилищными вопросами, определяло сколько площади должно приходиться на каждого жильца квартиры, и эти нормы жилплощади — пресловутые «квадратные метры» — навсегда запечатлелись в сердце каждого жителя большого города. В Москве в 1930 г. средняя норма жилплощади составляла 5,5 м2 на человека, а в 1940 г. понизилась почти до 4 м2. В новых и быстро индустриализирующихся городах положение было еще хуже: в Магнитогорске и Иркутске норма была чуть меньше 4 м2, а в Красноярске в 1933 г. — всего 3,4 м2.


Городские жилотделы имели право выселять жильцов — например, тех, кто считался «классовыми врагами», — и подселять новых в уже занятые квартиры. Последний обычай, обозначавшийся эвфемизмом «уплотнение», был одним из самых страшных кошмаров для горожан в 1920-х — начале 1930-х гг. Квартира, занятая одной семьей, могла внезапно, по велению городского начальства, превратиться в многосемейную или коммунальную, причем новые жильцы, как правило, выходцы из низших классов, были совершенно незнакомы старым и зачастую несовместимы с ними. Раз топор был занесен, избежать удара было практически невозможно. Семья, первоначально занимавшая квартиру, не могла никуда переехать, как из-за жилищного дефицита, так и из-за отсутствия частного рынка найма жилья.


С конца 1932 г., после того как вновь были введены внутренние паспорта и городская прописка, жителям больших городов требовалось иметь вид на жительство, выдававшийся отделами органов внутренних дел. В домах с отдельными квартирами обязанность регистрировать жильцов была возложена на управдомов и правления кооперативов. Как и при старом режиме, управдомы и дворники, чьей основной функцией было поддержание порядка в здании и прилегающем дворе, находились в постоянной связи с органами внутренних дел, следили за жильцами и работали осведомителями.


В Москве и других крупных городах процветали всевозможные махинации с жильем: фиктивные браки и разводы, прописка чужих людей в качестве родственников, сдача внаем «коек и углов» по непомерным ценам (до 50% месячного заработка). Как сообщалось в 1933 г., «занятие [под жилье] кочегарок, сторожек, подвалов и лестничных клеток стало в Москве массовым явлением». Нехватка жилья приводила к тому, что разведенные супруги нередко оставались жить в одной квартире, не имея возможности разъехаться. Так, например, случилось с Лебедевыми, которых привязанность к роскошной квартире площадью почти 22 м2 в центре Москвы заставила продолжать сожительство (вместе с их 18-летним сыном) в течение шести лет после развода, несмотря на столь плохие отношения, что их постоянно привлекали к суду за нанесение друг другу побоев. Порой физическое насилие заходило гораздо дальше. В Симферополе власти обнаружили в квартире семьи Диховых разлагающийся труп женщины. Она оказалась теткой Диховых, которую они убили, чтобы завладеть квартирой.


Жилищный кризис в Москве и Ленинграде был столь острым, что даже самые лучшие связи и социальный статус часто еще не гарантировали получения отдельной квартиры. Политики и правительственные чиновники утопали в просьбах и жалобах граждан на отсутствие подходящего жилья. Тридцатишестилетний ленинградский рабочий, пять лет проживший в коридоре, писал Молотову, умоляя дать «комнату или маленькую квартирку, для построения в ней личной жизни», которая ему «как воздух необходима». Дети одной московской семьи из шести человек просили не вселять их в каморку под лестницей, без окон, общей площадью 6 м2 (т.е. по 1 м2 на человека).


Обычный для русских городов сталинской эпохи тип жилья представляли собой коммунальные квартиры, по комнате на семью.


«Водопровода в комнате не было; простынями или занавесками выгораживались уголки, где спали и сидели два-три поколе­ния; продукты зимой вывешивались в мешках за окно. Общие раковины, уборные, ванны и кухонные приспособления (обычно всего лишь примусы... горелки и краны с холодной водой) располагались либо на ничейной территории между жилыми комнатами, либо внизу, в неотапливаемых, завешанных бельем сенях».


Термин «коммунальный» имеет некий идеологический оттенок, вызывая в воображении картину коллективного социалистического общежития. Однако реальность разительно отличалась от этой картины, и даже в теории было мало попыток подвести под данное понятие развернутую идеологическую базу. Правда, в годы гражданской войны, когда горсоветы впервые начали «уплотнять» квартиры, они выставляли как один из мотивов стремление уравнять уровень жизни рабочих и буржуазии; коммунисты часто с удовольствием наблюдали отчаяние респектабельных буржуазных семей, вынужденных пускать в свою квартиру грязных пролетариев. В течение недолгого периода Культурной Революции в конце 1920-х - начале 1930-х гг. радикальные архитекторы предпочитали коммунальные квартиры по идеологическим соображе­ниям и строили новое жилье для рабочих с общими кухнями и ванными. В Магнитогорске, например, первые капитальные жилые дома были построены по проекту, который не только заставлял семьи пользоваться общими ванными и уборными, но еще и первоначально не предусматривал кухонь — поскольку предполагалось, что все будут питаться в общественных столовых. Однако, за исключением новых промышленных городов, подобных Магнитогорску, большинство коммуналок 1930-х гг. были не построены, а переделаны из старых отдельных квартир, и такая переделка в основном объяснялась вполне практическими причинами: нехваткой жилья.


В действительности, судя по большинству рассказов, коммунальные квартиры отнюдь не способствовали воспитанию духа коллективизма и привычек общинного быта у жильцов; фактически они делали прямо противоположное. Каждая семья ревниво охраняла личное имущество, например, кастрюли, сковородки, тарелки, хранившиеся в кухне — месте общего пользования. Строжайшим образом проводились демаркационные линии. Зависть и алчность процветали в замкнутом мирке коммуналки, где зачастую площадь комнат и размеры занимающих их семей не соответствовали друг другу, и семьи, живущие в больших комнатах, вызывали глубокое негодование тех, кто жил в маленьких. Это негодование послужило источником множества доносов и судебных исков, целью которых было увеличить жизненное пространство доносчика или истца за счет соседа.


Одна затянувшаяся склока такого рода описана в жалобе московской учительницы, муж которой был приговорен к 8 годам лишения свободы за контрреволюционную агитацию. Их семья (родители и двое сыновей) почти два десятка лет прожила в большой — 42 м2 — комнате в московской коммуналке. «На протяжении всех этих лет наша комната была яблоком раздора для всех жильцов нашей квартиры», — писала учительница. Враждебно настроенные соседи преследовали их всеми возможными способами, в том числе писали доносы в разные местные инстанции. В результате семью сначала лишили прав, потом не выдали паспортов и, наконец, после ареста главы семьи — выселили.


Жизнь в коммуналке, бок о бок с людьми разного происхождения, с самыми разными биографиями, чужими друг другу, но обязанными сообща пользоваться квартирными удобствами и содержать их в чистоте, без права на уединение, постоянно на глазах у соседей, крайне изматывала большинство жильцов психически. Неудивительно, что сатирик М. Зощенко в своем знаменитом рассказе о нравах коммуналки назвал ее обитателей «нервными людьми». Перечень мрачных сторон жизни коммунальной квартиры содержался в правительственном постановлении 1935 г., осуждающем «хулиганское поведение» в квартире, в том числе «устройство... систематических попоек, сопровождающихся шумом, драками и площадной бранью, нанесение побоев (в частности женщинам и детям), оскорблений, угрозы расправиться, пользуясь своим служебным или партийным положением, развратное поведение, национальную травлю, издевательство над личностью, учинение разных пакостей (выбрасывание чужих вещей из кухни и других мест общего пользования, порча пищи, изготовляемой другими жильцами, чужих вещей и продуктов и т.п.)».


«В каждой квартире был свой сумасшедший, так же как свой пьяница или пьяницы, свой смутьян или смутьяны, свой доносчик и т.д.», — рассказывал ветеран коммуналок. Наиболее распространенной формой сумасшествия была мания преследования: к примеру, «одна соседка была убеждена, что остальные подмешивают ей в суп толченое стекло, что ее хотят отравить». Жизнь в коммуналке безусловно обостряла душевное заболевание, создавая кошмарные условия и для больного, и для его соседей. Женщина по фамилии Богданова, 52 лет, одинокая, проживавшая в хорошей 20-метровой комнате в коммуналке в Ленинграде, долгие годы вела войну с соседями, пуская в ход бесчисленные доносы и судебные иски. Она утверждала, что ее соседи кулаки, растратчики, спекулянты. Соседи уверяли, что она сумасшедшая, НКВД, постоянно привлекаемый к разбору их склок, и врачи придерживались того же мнения. И несмотря на это, власти считали невозможным выселить Богданову, поскольку она отказывалась переехать в другую квартиру, а «крайне нервное состояние» не позволяло перевезти ее силой.


Наряду со всеми этими ужасными историями нельзя не привести воспоминания меньшинства о духе взаимовыручки, царив­шем среди их соседей по коммуналке, живших как бы одной большой семьей. В одной московской коммуналке, например, все соседи дружили, помогали друг другу, не запирали дверей днем и смотрели сквозь пальцы на жену «врага народа», нелегально поселившуюся вместе с маленьким сыном в комнате своей сестры. Большинство добрых воспоминаний о коммуналке, в том числе и упомянутое выше, относятся к воспоминаниям детских лет: дети, у которых частнособственнические инстинкты были менее развиты, чем у их родителей, часто радовались, что с ними живут их сверстники и им есть с кем играть, и любили наблюдать за поведением множества столь непохожих друг на друга взрослых. В новых индустриальных городах характерной приметой жилищной ситуации — и вообще городского коммунального хозяйства — было то, что жилье и прочие коммунальные услуги предоставлялись предприятиями, а не местными советами, как было принято в других местах. Таким образом, неотъемлемой чертой жизни в СССР стали «ведомственные городки», где завод не только давал работу, но и контролировал жилищные условия. В Магнитогорске 82% жилплощади принадлежало главному промышленному объекту города — Магнитогорскому металлургическому комбинату. Даже в Москве ведомственное жилье получило в 1930-е гг. широкое распространение.


Обычно оно имело вид бараков или общежитий. На одной крупной промышленной новостройке в Сибири в начале 1930-х гг. в бараках жили 95% рабочих. В Магнитогорске в 1938 г. бараки составляли только 47% имевшегося жилья, однако к этому следует прибавить 18% землянок, крытых дерном, соломой и обрезками металла, построенных самими жильцами. Одноэтажные бараки, состоявшие из больших комнат с рядами железных коек или поделенные на маленькие комнатки, как правило, служили жильем для холостых рабочих в новых промышленных городах и представляли обычную картину на окраинах старых; женатым рабочим с семьями тоже порой приходилось жить в них, несмотря на отсутствие уединения. В общежития обычно селили студентов, а также молодых неженатых квалифицированных рабочих и служащих.


Джон Скотт так описывает сравнительно приличный барак в Магнитогорске — низкое деревянное беленое здание, «двойные стены проложены соломой. Крыша, крытая толем, по весне протекала. В бараке было тридцать комнат. В каждой жильцы установили маленькую кирпичную или железную печку, так что, пока были дрова или уголь, комнаты можно было отапливать. Коридор с низким потолком освещался одной маленькой электрической лампочкой». В комнате на двух человек «размером шесть на десять футов имелось одно маленькое окошко, которое заклеивали газетами, чтобы не дуло. Там стояли небольшой стол, маленькая кирпичная печка и трехногий табурет. Две железные койки были узкими и шаткими. На них не было пружинной сетки, только толстые доски лежали на железном каркасе». В бараках не было ванных, водопровода, по-видимому, тоже. «Кухня имелась, но в ней жила одна семья, поэтому все готовили на своих печках».


Скотта, как иностранца, хотя и рабочего, поселили в барак лучше обычного. Весь Магнитогорск был полон бараков, «одно­этажных строений, тянувшихся рядами, насколько хватало глаз, и не имевших никаких характерных отличительных примет. "Идешь домой, ищешь, ищешь, — растерянно говорил один местный житель. — Все бараки на одно лицо, своего никак не найдешь"». В таких новых городах бараки обычно были поделены на большие общие спальни, где находились «нары для сна, печь для обогрева, стол посередине, зачастую не хватало даже столов и стульев», как рассказывали о сибирском Кузнецке. Мужчины и женщины, как правило, жили в разных бараках или, по крайней мере, в разных общих комнатах. В самых больших бараках, на 100 человек, часто проживали 200 и больше, на кроватях спали посменно. Такое перенаселение не было чем-то из ряда вон выходящим. В одном московском бараке, принадлежавшем крупному электрическому заводу, в 1932 г. обитали 550 чел., мужчин и женщин: «На каждого приходилось по 2 квадратных метра, места настолько не хватало, что 50 человек спали на полу, а некоторые пользовались койками с соломенными матрацами по очереди».


Рабочие и студенческие общежития были устроены по образцу бараков: большие комнаты (отдельно для мужчин и для женщин), скудно обставленные железными койками и тумбочками, с единственной лампочкой посередине. Даже на таком элитном московском заводе, как «Серп и молот», 60% рабочих в 1937 г. жили в общежитиях того или иного рода. Обследование рабочих общежитий в Новосибирске в 1938 г. выявило плачевное состояние некоторых из них. В двухэтажных деревянных общежитиях строительных рабочих не было ни электричества, ни какого-либо другого освещения, а строительное управление не снабжало их ни топливом, ни керосином. Среди жильцов были одинокие женщины, которых в отчете рекомендовалось немедленно переселить, поскольку в общежитии «бытовое разложение рабочих имеется (пьянство и т.д.)». Впрочем, в других местах условия оказались лучше. Женщины-работницы, в основном комсомолки, жили в от­носительном комфорте, в общежитии, обставленном кроватями, столами и стульями, с электричеством, хотя и без водопровода.


Жалкие условия жизни в бараках и общежитиях вызывали недовольство, и во второй половине 1930-х гг. развернулась кампания за их улучшение. Общественницы приносили туда занавески и прочие приятные мелочи. Предприятиям дали указание поделить большие комнаты в общежитиях и бараках, чтобы живущие там семьи могли хоть как-то уединиться. Уральский машиностроительный завод в Свердловске рапортовал в 1935 г., что уже переделал почти все свои большие бараки в маленькие отдельные комнаты; год спустя Сталинский металлургический завод сообщал, что все 247 рабочих семей, живущих в «общих комнатах» в его бараках, скоро получат отдельные комнаты. В Магнитогорске этот процесс к 1938 г. был уже почти завершен. Но эпоха бараков так быстро не закончилась, даже в Москве, не говоря уже о новых промышленных городах Урала и Сибири. Несмотря на постановление Моссовета 1934 г., запрещавшее дальнейшее стро­ительство бараков в городе, к 5000 уже имеющихся московских бараков в 1938 г. добавились 225 новых.

Дубликаты не найдены

+6
До самого хрущевского периода не делалось ничего, чтобы как-то справиться с чудовищным перенаселением, более четверти века остававшимся характерным для советских городов

1. вообще эти планы стоительства массового жилья разрабатывались при Сталине. при Хруще они подошли к этапу реализации.

2. а что можно было сделать? чтобы построить жилье, нужны как минимум материалы - кирпич, бетон, стекло.

откуда взять это в аграрной стране, которой была РИ на момент распада?

поэтому сначала строились предприятия, заводы, электростанции

+5

Откуда такие берутся то?? Блять, только недавно закончилась Гражданская война, после первой мировой, после революции, после того что оставил святейший царь, писать что это сталин и социализм виноват в том что люди из деревень пошли жить в города, где видимо и пожрать было, видимо и деревни работали во всю, и так далее.

Сталин тебе виноват что страну ему такую отдали, как рваный мешок с крысами по углам.

Сталин тебе виноват что сосед твоей сковородкой попользовался!?

Это тоже самое, что сегодня виноват Путин в развале ссср! Он же виноват не правда ли? Не чубайс, не Ельцин и компания, а Путин редиска да?

Давайте не только личные проблемы каждого угнетенного сковородкой показывать,  а всю обстановку в стране, разруху после царя, разруху после Гражданской войны, нехватку образованных рабочих, нехватку элементарных гвоздей для стройки , потому что при царе гвозди больше за бугром покупались, как и цемент, как и все что более или менее к промышленности относится, даже станки, и те не производили до советов!

раскрыть ветку 5
+3

Если Вы к автору данного опуса. то он, кстати. довольно объективен и сдержан в оценках. Вместе с тем нельзя не признать, что во все времена Русскому, Советскому а позже и Российскому государству на людей было мягко говоря пофиг. Преференции выделялись нужным людям. В старой России инженерам, в Советской - военным, в новой Россий - я лучше умолчу. Государство всегда в первую очередь заботилось о своем могуществе, людям доставались крохи с барского стола. Позднее Советское лучше других заботилось о людях, но здесь виной идеология о равенстве и братстве.

-4

В статье советская власть и Сталин вообще не обвиняются. Просто рассказывается о тяжести быта того времени.

раскрыть ветку 3
+2

Ну как же, уважаемый??

«коммунисты часто с удовольствием наблюдали отчаяние респектабельных буржуазных семей» - если наблюдали с удовольствием, то это уже не коммунисты

Обычный вид жилья сталинской эпохи....

это как понимать? Это вы для кого написали? Для незначащей историю молодой аудитории, чтоб они сказали сталин сволочь что такую эпоху сделал? А коммунисты не лучше?

раскрыть ветку 2
+3

Всегда удивляло. Страна обладает.

1. Территориями. мы не Япония и не Швейцария, где за каждый метр борются.

2. Все виды строительных материалов. от леса до ракушняка.

3. Проектные институты, специалисты, архитекторы.

4.Рабочие. Даже есть дешевая пока еще сила из Ср.Азии.которой не надо платить пенсию и страховку.

Но нихрена нет доступного жилья для людей. Отсюда и низкая рождаемость и страдания народа. Только один решенный жилищный вопрос резко укрепил бы государство и доверие к власти и повлиял бы на рождаемость. НО.но

раскрыть ветку 27
-4

Совок, как кстати и любое государство заражённое социализмом, отличался категорически похуистским отношением к бытовым условиям своих граждан - важно было, что бы советский гражданин был сыт и здоров, что бы вьёбывать на благо партиии.

Квартиры это ресурсы, которые можно потратить на войну с Америкой, поворот рек вспять, строительство БАМа, выведение зимастойких мартышек и прочие глобальные прожекты.

-7

Жилья сегодня строится больше чем в лучшие советские годы

раскрыть ветку 25
+3

Строится больше квадратных метров, жилья премиум класса. А застройщиков специализирующихся на малосемейках немного.


Квартиры часто используют как способ сбережений. Недвижимость в цене не падает, вот и скупают более богатые все квартиры.

+5

Только продается за немыслимые деньги!

ещё комментарии
ещё комментарии
0
Комментарий удален. Причина: данный аккаунт был удалён
раскрыть ветку 2
0

Можешь им подтереться. Ни на что иное он не сгодится.

раскрыть ветку 1
+1
Комментарий удален. Причина: данный аккаунт был удалён
-2

Кто автор этого художественного произведения?

раскрыть ветку 1
-1

История.

Похожие посты
40

Коммуналка 2

Баба Нина в свои семьдесят лет обладала своеобразным взглядом на мир, отличным здоровьем, безграничной энергетикой и уникальным запасом ненормативной лексики. При этом, одевалась она совсем не так, как тругие представители её возраста. Серое пальто обязательно украшалось ярко красным шарфом. Имелся в гардеробе белый берет и жёлтые резиновые сапоги. Эдакий дворовый хипстер, к которому все жильцы относились с опаской.
Как-то раз во дворе коммунальщики расковыряли огромную траншею через весь двор, яма доходила до нашего подъезда. Выходя из дома, баба Нина застала полупьяных рабочих, настилавших доски, чтобы можно было ходить над канавой. К слову сказать, эти работы продолжались уже больше месяца, и я наблюдал, как терпение соседки таяло.
- А ну-ка, бабуля, не мешай давай, - произнёс неведавший суровый характер бабули, слесарь.
Нина молча обошла сотрудника со спины, по дороге захватив метровый деревянный брусок. Звук при ударе по хребту был звонкий. Брусок сломался пополам. Затем слесарь узнал много нового о себе, своей работе, и о ЖКХ в целом.
У бабы Нины в нашей коммуналке была самая маленькая комната. Скромная кроватка с подушками в три этажа по размеру, накрытых кружевной тряпочкой. Такой же тряпочкой накрыт телевизор "Горизонт". И идеальная чистота. Запах ещё был какой-то особенный.
На кухне у каждого из соседей был свой маленький столик и по одной табуретке, больше туда не помещалось. Холодильники находились в комнатах. Иногда баба Нина топила сало и жарила шкварки. Это был капец. Такой жуткой вонищи я в своей жизни никогда не встречал.
Ещё баба Нина всегда приговаривала: "не жили богато, да и нечего начинать".

1594

Как не оказаться на улице?

Всем привет!


Проживаю в комнате в коммунальной квартире в г. Москве. Квартира двухкомнатная.


Одна комната в собственности у моей семьи, вторая часть в собственности у соседки.


Соседка решила продать свою комнату через агентство недвижимости (есть договор на оказание услуг).


И они делают сейчас все возможное для того, чтобы:


- либо выкачать у меня деньги (которых нет) свыше реальной стоимости комнаты;


- либо продать комнату человеку, который при встрече заявил, что заселит в комнату группу лиц кавказской наружности с целью последующего выкупа моей комнаты. (Как вы понимаете, с этого момента жизнь будет невыносима). И сумму для выкупа моей доли явно будут предлагать минимальную, т.к. с такими соседями я свою комнату все равно никому больше не продам...


Что есть на данный момент:


1. Я жду решения от соответствующего ведомства о получении субсидии на покупку недвижимости, но сумма, которую одобрят, явно не сможет удовлетворить аппетиты соседки.


2. Дополнительных денег у меня сейчас нет, кредит взять тоже не могу, т.к не работаю (прохожу лечение от психосоматических расстройств).


3. Сегодня пришло уведомление заказным письмом с предложением выкупить у нее комнату за 3 млн. руб. (Хотя продает она ее за 2,7. Оценщик, который был ей вызван, назвал стоимость 1,8).

На это письмо я должен дать либо письменное согласие, либо отказ в срок до 30 календарных дней. По истечении этого срока, комната может быть продана кому угодно.


Может быть тут есть те, кто сталкивался с подобной ситуацией и как-то решили ее?


Буду благодарен любым адекватным советам.


p.s. пост без рейтинга, поднимите, пожалуйста, в топ.

808

Забытая кладовка

Заехал я сегодня к товарищу, который внезапно обнаружил у себя в коммуналке кладовку. Говорит хабар сам в руки идёт, вот какие девайсы он оттуда извлёк:

Забытая кладовка Раритет, Вещи, СССР, Кладовка, Коммуналка, Находка, Потерянные вещи, Клад, Длиннопост

Это прибор, для передачи азбуки морзе японским и германским империалистам.

Забытая кладовка Раритет, Вещи, СССР, Кладовка, Коммуналка, Находка, Потерянные вещи, Клад, Длиннопост
Забытая кладовка Раритет, Вещи, СССР, Кладовка, Коммуналка, Находка, Потерянные вещи, Клад, Длиннопост

Театральный бинокль

Забытая кладовка Раритет, Вещи, СССР, Кладовка, Коммуналка, Находка, Потерянные вещи, Клад, Длиннопост
Забытая кладовка Раритет, Вещи, СССР, Кладовка, Коммуналка, Находка, Потерянные вещи, Клад, Длиннопост

Бур, за котором в принципе я к нему и ехал, дабы завтра на рыбалочку отправиться)

Забытая кладовка Раритет, Вещи, СССР, Кладовка, Коммуналка, Находка, Потерянные вещи, Клад, Длиннопост
Забытая кладовка Раритет, Вещи, СССР, Кладовка, Коммуналка, Находка, Потерянные вещи, Клад, Длиннопост
Забытая кладовка Раритет, Вещи, СССР, Кладовка, Коммуналка, Находка, Потерянные вещи, Клад, Длиннопост

Два фотоаппарата.

Забытая кладовка Раритет, Вещи, СССР, Кладовка, Коммуналка, Находка, Потерянные вещи, Клад, Длиннопост
Забытая кладовка Раритет, Вещи, СССР, Кладовка, Коммуналка, Находка, Потерянные вещи, Клад, Длиннопост

Заварники.

Много разных советских натфилей, плашек и отверточек фото не скидываю...

Ну и самая прикольная бритвенная приспособа - это вот:

Забытая кладовка Раритет, Вещи, СССР, Кладовка, Коммуналка, Находка, Потерянные вещи, Клад, Длиннопост
Забытая кладовка Раритет, Вещи, СССР, Кладовка, Коммуналка, Находка, Потерянные вещи, Клад, Длиннопост
Забытая кладовка Раритет, Вещи, СССР, Кладовка, Коммуналка, Находка, Потерянные вещи, Клад, Длиннопост

Надпись ,,дорогому нашему папочке в день рождения,,. Эта штука с подсветкой и входом для электробритвы как мы выяснили.

Показать полностью 11
151

Письмо стахановца 1936 год

Письмо стахановца Н.Я. Лонгинова в Запобком ВКП(б) об улучшении жилищных условий

28 апреля 1936 года


Только от обкома партии ждем результата о прекращении издевательства надо мной – стахановцем и моей семьей со стороны квартирного отдела Ярцевской фабрики.

Много описывать не стану, но только все неясности и весь факт волокиты прилагаю к данному заявлению.

Опишу коротко: два года хожу в квартирную комиссию, два года обещают. Обращался я к директору и другим высшим лицам, но все одно обещанное остается на словах. Прошу обком партии помочь мне найти закон о заботе о кадрах стахановцев. Тем обиднее мне, как стахановцу, так как подходит великий праздник, а я должен сидеть в своей грязной темной квартире. Для убеждения прилагаю все в начале приложенные документы и характеристики моей работы, а также заключение санкомиссии о моей квартире.

Подпись

ГАНИСО, ф.Р-5, оп. 2, д. 1407, л. 62. Подлинник, рукопись.


Справка

24 марта 1936 года


Дана настоящая Лонгинову в том, что он работает по топке печей. Но за его период работы со стороны нашей казармы рабочих на него жалоб нет. Работает, можно считать, хорошо, против того, который до него топил. По поводу топления печей трудится хорошо и вовремя. Жалоб пока не слышно на него от рабочих и от меня, на что и удостоверяю.

Подпись

ГАНИСО, ф.Р-5, оп. 2, д. 1407, л. 66. Подлинник, рукопись.


3 апреля 1936 года

Заявление директору Ярцевской фабрики им. Молотова от истопника- стахановца Н.Я. Лонгинова


Обращаюсь в последний раз со своей просьбой к Вам о предоставлении мне квартиры. Много обрисовывать не буду об ужасном нахождении меня с семьей в данный момент на квартире. Опишу коротко и ясно: сам работаю истопником – стахановцем; дочь – ткачихой, сын – разносчик книг бракового отдела, жена – тоже ткачиха. Сын в горсовете – техник-инвентаризатор, кроме того трое детей – учеников. Итого 8 человек, занимаем квартиру в данный момент 11 кв.м на кухне, причем кухня – то есть моя квартира, служит на 2 семьи.

Я уже живу 2,5 года в таком ужасном положении. И 2,5 года хожу в квартирную комиссию, но мне т. Шумилин обещает 2,5 года словами. Но дело подходит к концу и меня 1 мая уже из квартиры тот хозяин, где я живу, будет выселять. Одновременно заявляю, у меня 3 ученика, то есть мои дети, которые при такой обстановке на квартире понижают качество учебы, поскольку заниматься и учить уроки совершенно негде.

Прошу вашего распоряжения отстранить меня как стахановца и мою семью от издевательства со стороны квартирной комиссии надо мной и моей семьей. Иначе я вынужден буду искать правду и заботу о людях–стахановцах в высших органах власти. Указанному заявлению прошу еще раз не отказать, и дать мне квартиру. При всем прилагаю характеристику работы над тремя домами, и подписи жителей трех домов.

К сему Подпись

ГАНИСО, ф.Р-5, оп. 2, д. 1407, л. 67. Подлинник, рукопись.


25 апреля 1936 года

Характеристика истопника 159-го дома Лонгинова

Выше упомянутый истопник относится к своей работе добросовестно, печи топит своевременно и производит уборку вовремя. Все жители дома довольны работой Лонгинова.

Только одно: Лонгинов живет на вольной квартире и, когда привозят дрова дому, Лонгинов бывает дома. Дрова лежат неубранные и производится хищение дров. От этого получается большой расход дров и рабочим приходится переплачивать за квартиру, поэтому Лонгинова нужно поселить поближе, чтобы ему была возможность следить за дровами.


Домком Подпись

ГАНИСО, ф.Р-5, оп. 2, д. 1407, л. 65. Подлинник, рукопись.


Акт обследования

27 апреля 1936 года


Составлен 27 апреля 1936 г. мною, пом. санврача Меньшиковой, по заявлению гр-на Лонгинова Н.Я., проживающего по Красноармейской ул. , д. № 13.

При обследовании оказалось: дом деревянный, одноэтажный, частично старый, крыша протекает, на полу имеются большие выбоины.

Площадь занимаемой комнаты, которая одновременно служит и кухней двух семей, равняется 9 кв. м без площади занимаемой русской печкой.

Кубатура 21,87 куб.м.; световая поверхность 1:2,4. На этой площади проживают 8 человек. Из них: 6 человек взрослых, двое детей до 14-летнего возраста. В комнате тесно, душно.

Заключение – гр-н Лонгинов нуждается в светлой, сухой, просторной комнате, т.к. дальше жить в этой комнате нет возможности, из сказанного выше.


Пом. санврача Меньшикова Подпись

ГАНИСО, ф.Р-5, оп. 2, д. 1407, л. 63. Копия, рукопись.


Апрель 1936 года*

Характеристика 23-го дома, Кооперативная улица

Истопник Лонгинов Никифор Яковлевич к работе относится добросовестно и выполняет свои обязанности. Жильцы претензии никакой не имеют, что заверяет домком.


Подпись

ГАНИСО, ф.Р-5, оп. 2, д. 1407, л. 64. Подлинник, рукопись.


* Датируется по смежным документам.


10 мая 1936 года

Директору Ярцевской фабрики – из Запобкома ВКП(б)


Посылая Вам заявление т. Лонгинова, поданное на имя т. Румянцева, обком предлагает немедленно проверить, кто конкретно виновен в издевательском отношении к заявлениям стахановцев. Привлечь виновных к ответственности и сообщить обкому, что сделано для улучшения жилищных условий семьи т. Лонгинова.

Ответ ожидаем 20 мая.


Инструктор обкома ВКП(б) Окунь

ГАНИСО, ф.Р-5, оп. 2, д. 1407, л. 71. Подлинник, машинопись.


4 июня 1936 года

Первому секретарю Запобкома ВКП(б) И.П. Румянцеву от Н.Я. Лонгинова

Прошу покорнейше т. Румянцева разобрать мою жалобу, которую я посылал со всеми документами, о волоките по поводу квартирного вопроса, так как я – рабочий Лонгинов Никифор с семьей 8 душ, из них рабочих 5 человек, живу совершенно на улице на чердаке частника Зиновьева Дениса, Красноармейская улица, дом № 23. Руководитель квартирного отдела не обращает никакого внимания, дело послано уже полтора месяца тому назад, и ответа не получил никакого. Если я – не гражданин советской республики, то пусть так и скажут, что я должен погибнуть со своими детьми, а больше я жить не могу в таких условиях, как я живу, и расследовать мое дело прошу – не откажите в моей просьбе.


К сему стахановец Лонгинов


Адрес мой: Ярцево, Красноармейская ул. , дом № 23, Лонгинов Н.Я.

ГАНИСО, ф.Р-5, оп. 2, д. 1407, л. 68. Подлинник, рукопись.


9 июня 1936 года

В Запобком ВКП(б) – из хозяйственного отдела Ярцевской прядильно-ткацкой фабрики им. Молотова

На Ваше заявление о непредоставлении квартиры истопнику-стахановцу Лонгинову от 10 мая 1936 г. за №4 хозотдел сообщает, что Лонгинов работает в хозотделе с 15 июля 1935 г., перешел на уплотненную работу с 7 декабря 1935 г., где топит три печи вместо двух топившихся ранее печей.

С работой Лонгинов справляется неудовлетворительно: в казармах – грязь, мусор и т.д. Лонгинов в Ярцево переехал из деревни в 1934 г., снял вольную квартиру, где и проживает по сие время. Ему не предоставлена квартира ввиду отсутствия свободной жилплощади в жилкомхозе. У нас есть люди, которые работают 10–15 лет на фабрике и по тем же обстоятельствам не могут быть помещены в фабричные квартиры.


Лонгинову будет предоставлена квартира за счет строительства 1936 г.


Зав. хозяйственным отделом Подпись

Делопроизводитель Подпись

ГАНИСО, ф.Р-5, оп. 2, д. 1407, л. 70. Подлинник, машинопись.


19 июня 1936 года

Директору Ярцевской фабрики Т.А. Полозкову – из Запобкома ВКП(б)

Тихон Антонович!


Промышленно-транспортный отдел обкома ВКП(б), по поручению т. Румянцева 10 мая направил на Ваше имя заявление стахановца Лонгинова, присланное им на имя секретаря обкома, об издевательском отношении квартирного отдела фабрики к его семье, чтобы Вы проверили и установили конкретных виновников такого бездушного отношения к рабочим заявлениям и приняли соответствующие меры, как в части привлечения виновных к ответственности, так и улучшения жилищных условий семьи Лонгинова.

О принятых Вами мерах просили сообщить в обком, чтобы доложить Ивану Петровичу. Однако в течение целого месяца от Вас не поступало никакого сообщения. Только после телефонного разговора 2 июня с Вашим заместителем (Вас в это время на фабрике не было) по этому вопросу, сегодня получен письменный ответ, целиком подтверждающий характеристику бездушно-чиновничьего отношения на фабрике к живым людям, как описал в своем заявлении Лонгинов.

Тов. Полозков, ведь Иван Петрович загружен крупнейшими делами области не меньше, чем Вы, однако он находит время и считает одним из важнейших вопросов заниматься разбором жалоб, поступающих на его имя, и требует от нас, а следовательно и от каждого руководителя в области, разбора и доведения до конца, по существу, а не формально, каждого такого заявления. А вы, несмотря на поручение Ивана Петровича заняться этим вопросом лично, передоверили его Вашим чиновникам, которые по- чиновьичьи отписываются в обком. Кроме того, как не понять Вам того, что в заявлении Лонгинова описывается бездушие квартирного отдела, а Вы поручаете это дело тому же, на кого жалуется Лонгинов (хозотделу), не считая нужным даже ответ написать самому.

После всего этого судите сами, как можно квалифицировать такие вещи. Я, тов. Полозков, совсем не хочу делать Вам какие-либо неприятности, а поэтому прошу немедленно исправить это грубейшее извращение по отношению к живым людям, буквально в трехдневный срок это дело разобрать и дать Ваш материал вместе со всей перепиской в промышленно-транспортный отдел обкома для того, чтобы доложить Ивану Петровичу.


Инструктор обкома ВКП(б) Змеева


Резолюция: О результатах т. Лонгинову сообщено 25 июня 1936г. Подпись.

ГАНИСО, ф.Р-5, оп. 2, д. 1407, л. 99. Копия, машинопись.

Приказ № 167 по фабрикоуправлению Ярцевской фабрики им. Молотова

21 июня 1936 года


Тов. Лонгинов неоднократно обращался к зав. хозотделом т. Шумилину, зав. коммунальным отделом т Сенченковой и моему заместителю т. Лялину С.Д. о предоставлении ему и его семье жилплощади в фабричных квартирах. В данное время он живет в прескверных жилищных условиях, имея семью 8 человек, из коих 4 человека работают на фабрике и, несмотря на имеющиеся возможности, все же квартира до сих пор не предоставлена, а создана волокита.

На основании этого, за допущенные невнимательное отношение к просьбам рабочих и за созданную волокиту т. Шумилину Л. М. и Сенченковой А.Ф. объявляю выговор, а своего заместителя т. Лялина С.Д. предупреждаю. Приказываю прекратить подобные явления в дальнейшем и в 10-дневный срок предоставить квартиру т. Лонгинову и его семье.

Об исполнении доложить мне.


Директор фабрики Полозков

ГАНИСО, ф.Р-5, оп. 2, д. 1407, л. 90. Заверенная копия, машинопись.


21 июня 1936 года

Инструктору Запобкома ВКП(б) т. Змеевой – от директора Ярцевской фабрики т. Полозкова


Возвращая переписку по квартире т. Лонгинова сообщаю, что мною приняты срочные меры об удовлетворении т. Лонгинова и его семьи жилплощадью, а на виновников, создавших волокиту, наложены административные взыскания согласно прилагаемой копии приказа.


Директор фабрики Подпись

ГАНИСО, ф.Р-5, оп. 2, д. 1407, л. 89. Подлинник, машинопись.


Пост опубликован по материалам книги «Проверкой заявления установлено…» : Повседневная жизнь людей в письмах и обращениях к власти. 1930-е годы : сборник документов / под ред. Е.В. Кодина. – Смоленск : Свиток, 2013. – 392 с.

Показать полностью
191

О том, как я снимал, сдавал и продавал жилье

Всем привет!


Представляю вам четыре коротких истории о том, как я в течение одного года снимал, сдавал и продавал жилье (не риелтор).


Так сложилось в силу семейных и экономических обстоятельств, что квартира, в которой жили мы с женой, была нами спешно выставлена на продажу и не менее спешно покинута, чтобы не затягивать процесс.

Жить на вокзале не хотелось (шутки за 300), и мы решили что-нибудь снять на это время. Наивно полагая, что процесс продажи пройдет быстро и безболезненно (нет), мы не предъявляли особых требований к снимаемому жилью, рассматривая как временный вариант перекантоваться на пару месяцев. Случайно была найдена коммуналка в центре недалеко от метро и работы, о ней будет первая история.


Коммуналка.

Классическая трехкомнатная "расческа": длинный коридор, упирающийся в ванную, по коридору три двери в комнаты, наша средняя 13 кв. м, огромная кухня, маленький отдельный туалет и множество кладовок и закутков. Познакомились с хозяйкой, взрослая женщина, которая когда-то очень много работала и хорошо получала, и купила эту комнату специально для сдачи в аренду. И вот уже несколько лет концессионирует инвестиции.  

Посмотрели квартиру, все понравилось. Соседи, как сказала женщина, все собственники: пожилая пара божьи одуванчики и молодая пара, купившая комнату три дня назад, их она еще не знает. Я попросил познакомиться с соседями и заодно поинтересоваться, не против ли те нашего пребывания здесь, а то мало ли. Старички оказались приветливы и совершенно не против, молодая вновь испеченная владелица жилплощади поздоровалась сквозь зубы, и весьма не вежливо заявила, что ей вообще плевать на все, что происходит за пределами ее комнаты. Нам же лучше, решили мы с женой: меньше внимания к нашим персонам, спокойнее жить. Подписали договор, внесли залог и заехали через пару дней.

Веселье началось в первую неделю. Встаю на работу, время 7:00. 7:05 звонит хозяйка, доброе утро, епт. Далее диалог (х - хозяйка, я - я):

х - что у вас там за скандал происходит?

я - о_О

х - мне Катя (молодая хозяйка третьей комнаты) звонит с пяти утра, кричит, что вы заняли ее место на кухне

я - ок, щас выйду посмотрю.


Выхожу на кухню, а кухня, к слову, огромная, квадратов 30, заполненная по периметру мебелью (плита, шкафы, холодильники) где-то на 2/3, есть несколько свободных мест, которые ни чем не заняты, как нам сказали, они общие, и на которые периодически кто-то что-то временно ставит (велосипед, сушилку для белья и т. д.). На одно из таких мест жена ночью поставила раскладную сушилку с бельем.

Обнаруживаю сушилку, стоящую посреди кухни, и на ней записка на листе А4 с двух сторон, суть которой в том, что мы обнаглевшие хамы, посягнувшие на ее собственность (выделено и подчеркнуто), нелегально тут живем и она нас выселит с милицией. Я угарнул, звоню хозяйке, рассказываю как есть. Ее дословный ответ: блин, совсем крыша поехала. Пообещала вечером заехать.

Убрал сушилку, ушел на работу, вечером подходим с женой к дому, звонит хозяйка: вы где? Говорю, что подходим. Она: тут как раз все собрались, давайте. Заходим в квартиру, а там дым коромыслом: визги, вопли, стуки. Заходим на кухню, там хозяйка, молодая пара и старички до кучи. Катя кидается на мою жену с криками, как та посмела занять ее собственность, хозяйка ее оттаскивает, жена в ахуе, я в ахуе, все в ахуе. Катя начинает бить кулаками по столу, кричать, что она тут собственница, всю ночь из-за нас не спала (встала ночью выпить воды, обнаружила этот кошмар и дальше не смогла уснуть) мы живем тут нелегально без регистрации, она вызывает милицию. Ее муж курит у окна, говорит нам, что мы тут жить не будем, ищите, ребята, другое жилье.

Тут уже вмешивается хозяйка, и переходя на бас начинает объяснять, что живем мы здесь легально, вот договор, с которого она платит налоги, у нас у обоих есть прописка в городе, а комната будет сдаваться по-любому, всегда и при любых обстоятельствах, так как куплена на кровные сбережения специально для этих целей. И если она с нами не уживется и мы съедем, то следующими квартирантами будут дагестанцы.

Катя подуспокоилась, начала включать заднюю, мол, ладно-ладно, что же вы раньше не сказали, давайте жить дружно. На мой вопрос ее мужу, к чему весь этот ночной цырк, почему нельзя было спокойно сказать и мы бы убрали и больше не ставили, он, потупив глаза, ответил, что Екатерина Александровна крайне эмоциональный человек, надо относиться с пониманием.

Все успокоились и разошлись. Дальше жили относительно мирно, хоть иногда и искрило по мелочам. Жили месяц-два-три, а наша квартира все не продавалась, стояла пустая, и мы решили ее сдать. Дали объявление, нам позвонили. Об этом следующая история.


Квартиранты.

Приличная пара с двумя взрослыми детьми, приехали из Белоруссии, работают на заводе. Попросили соблюдать чистоту и порядок, предупредили о том, что квартира продается и если найдется покупатель, срок на выезд две недели. Так же обговорили, что на лоджии останутся наши вещи. Ввиду отягчающих обстоятельств, договорились о цене ниже рынка (двушка в Спб с ремонтом и техникой за 18 месяц + ку). Подписали договор, взяли залог и попрощались.

Я старался не докучать людей лишними звонками и визитами, так как считаю, что главное, за что платит квартиросъемщик - чтобы ощущать это жилье своим, а не находиться там на птичьих правах под постоянным контролем. За полгода, что они там жили, я приехал раза три, по предварительной договоренности в удобное время.

Проблемы, с которыми я столкнулся за эти полгода:

- Все полгода не платили за газ. Пришел контролер, снял показания, офигел и позвонил мне. На мой вопрос квартирантам как же так, сказали, что было не до того, денег нет и бла-бла-бла. Хорошо, что был залог, оплатил из него.

- Регулярные задержки оплаты на 3-7 дней. Все понимаю, что могут задержать зарплату, заблокировать карту, но не каждый же месяц. Вроде и ругаться не охота, выселять, искать новых, но и неприятно, когда на эти деньги рассчитываешь.

- Кот ссал в мои вещи на балконе (обнаружили после)

- Выломали кнопку включения на плазме (как? нахуя?), тоже обнаружили после.

- Ну и по мелочи: оторванные ручки на шкафах, побитые углы на стенах, треснувший кафель.

В этом рассказе не будет какой-то супер жести, просто предостережение для тех, кто так же как и я когда-то, наивно полагает, что сдача жилья в аренду это безоблачно, только не забывай получать ежемесячно перевод на карту: все надо контролировать. Особенно оплату ку и состояние дорогой техники. И обязательно брать залог. И в случае проблем с оплатой предупреждать и не стесняться прощаться.

С горем пополам сдавали мы квартиру, покупателя все не было, мы продолжали жить в коммуналке. Моя благоверная ненавязчиво, но настойчиво жаловалась, как ее тяготит общественный быт, и предлагала снять что-нибудь отдельное. И мы решили снять студию, об этом следующая история.


Студия.

Новый дом в высотном жк, консьерж, паркинг, все дела. Все понравилось, подписали договор, оплатили, заехали.

На лоджии хозяин попросил оставить пару упаковок кафеля и пару мешков цемента, поставить в уголок, они ему в ближайшее время не понадобятся, когда-нибудь может быть он за ними заедет. Лоджия большая, нам не жалко, ок.

Кайфовали от отсутствия соседей, от возможности разгуливать в трусах и не ждать очередь в душ. Беда пришла, откуда не ждали: ремонты. Каждые выходные (по будням хз) кто-то что-то усиленно сверлил часов с 10 утра. При чем дом монолитный, установить источник шума не возможно: выходишь на площадку, тихо, идешь на этаж выше-ниже, тишина. А долбит так, будто за стеной прорубают тоннель в граните. Спали с берушами и в целом привыкли.

А вишенкой на торте оказалось одно субботнее утро. Я наконец стал работать пятидневку и во всю начал наслаждаться двумя днями выходных. Проснулся я от телефонного звонка в 8:30 утра, звонит хозяин, от него еще два пропущенных с интервалом 10 минут. Первая моя мысль была, что топим соседей. Я бегом на кухню и в туалет, везде сухо. Думаю, ну, наверное, что-то случилось. Перезваниваю:

- Эмммм, доброе утро

- Мы сейчас заедем за кафелем и цементом

- Вообще-то мы спим

- Мы уже едем, будем через полчаса. Короткие гудки.

Я в ахуе, жена в ахуе.

Вот честно, первым моим желанием было дать хороших пиздюлей и съехать нафиг. Но, видимо, природа не просто так придумала священный союз мужчины и женщины, жена меня все полчаса успокаивала и остужала, тем более у нас вот-вот должна была свершиться продажа, чего дергаться, проще дотерпеть.

Я ограничился открыванием двери с заспанным лицом, в халате и босиком, жена завернулась в одеяло и не вставала с кровати. Под многократные простите-извините они с сыном быстренько все перетащили за дверь и свалили. А через несколько дней началась эпопея с продажей, о ней последняя, четвертая история.


Долгожданная продажа.

Если в самом начале продажи мы сидели на иголках и отсчитывали каждый день, то где-то через полгода мы расслабились, отпустили ситуацию и вообще о ней не переживали. Мониторили цены, следили за нашими объявлениями и без энтузиазма отвечали на вопросы звонивших по телефону, потому что за это время звонивших было больше ста, все как один были готовы купить, а потом куда-то пропадали. Запомнился один мужичок восточной наружности, который просил уступить 400 тысяч, потому что ему иначе придется брать кредит, и делал при этом очень жалостливые глаза.

В общем, продавали мы на расслабоне. Укатили на выходные к друзьям на дачу, отключив телефоны, а включив вечером в воскресенье телефон, я обнаружил 17 сообщений "вам звонили" и сразу же раздался звонок от агента покупателей, суть которого заключалась в том, что они посмотрели, им все понравилось, и они готовы покупать прям вот срочно-срочно. Ок, договорились о встрече.

Приходим на встречу, нам рассказывают, как они готовы нас купить вот прямо сейчас и готовы заезжать хоть сегодня вечером. Я интересуюсь, предупредили ли их, что квартиранты выезжают через две недели после внесения задатка, и даже если мы сейчас обо всем договоримся, раньше, чем через 15 дней они ну никак туда не въедут. Они говорят, что да, они в курсе, но это все не важно, у них ситуация, у них дети, вы нас поймите. Я еще раз объясняю людям, что там живут такие же люди как они, и их нельзя взять и выкинуть на улицу, несмотря на всю их аргументацию терминами "деньги", "срочно", "дети", "ситуация", "поймите". Коса находит на камень, я предлагаю компромисс: если у вас все так срочно, неразрешимых ситуаций нет, попробуйте предложить квартирантам следующее: вы снимите им квартиру в этом районе и оплатите переезд. Покупатель смотрит на риелтора, риелтор смотрит на покупателя. Покупатель говорит: я не буду ничего оплачивать. Риелтор закатывает глаза и говорит: ну это уже слишком, еще я буду оплачивать кому-то квартиры со своего кармана. Я говорю: тогда никак, всего доброго.

Покупатель хлопает ладонью по столу, смотрит в календарь, говорит, ладно, две недели так две недели, давайте. Приносят договор, я читаю и не вижу там ни слова про задаток. Интересуюсь, где написано про задаток. Риелтор начинает щебетать, что это совершенно не обязательно, у нас надежный серьезный покупатель с семьей, задаток ни к чему. Я пытаюсь объяснить, что если этот серьезный покупатель при всем к нему уважении завтра найдет вариант получше, он откажется, ничего не теряя, а я уже начну процедуру выселения квартирантов и потеряю во времени и деньгах. Поэтому задаток обязателен, это гарантия серьезности намерений. Покупатель начинает кричать, что где это видано, чтобы с него трясли деньги, я так могу взять задаток с пятерых и пропасть, и вообще я жулик. Аргументы в виде договора, документов на квартиру и прописки на него не действуют. Мы с женой встаем и уходим, нам в след кричат, что мы сами не знаем, от чего отказываемся, они уже завтра заедут в другую квартиру и мы будем жалеть.

Ушли, посмеялись, забыли. Проходит дней десять. Звонок: мы смотрели вашу квартиру, встречались с вами, готовы купить на ваших условиях с задатком. Я сначала не врубился, кто это и даже не поверил, что это они. Ок, договорились о встрече.

Приходим на встречу, те же лица, все недовольные. Приносят договор, читаю, задаток есть, дата въезда послезавтра. Я: о_О. Говорю риелтору, что здесь опечатка. Риелтор: опечатки нет, вы в прошлую встречу обозначали эту дату, как дату въезда, вот, покупатель подтвердит. Я объясняю, что дата въезда была такой, если бы они в тот день внесли задаток и я предупредил квартирантов. А если они вносят задаток сегодня, дата въезда отсчитывается как пятнадцать дней от сегодняшнего дня. Что там было: и корвалол, и заявления, что мы им выкручиваем руки, и вообще зря они с нами связались. По итогу договор подписали, задаток внесли, квартиру продали.

Дальше был небольшой экшен с мебелью: устно и письменно договорились, что вывозим всю мебель через две недели после их заезда. Всех устроило, кивают гривой. Через три дня после въезда начались звонки с вопросом, когда мы вывезем свою мебель, а через неделю угрозы, что они выкинут ее в окно.


Но все закончилось хорошо. Дальше была быстрая и простая во всех смыслах покупка нового жилья, ремонт, заезд и жизнь, вернувшаяся на круги своя.


Искренне надеюсь ближайшие годы не заниматься квартирными вопросами, наелся)


На этом все,

Спасибо за внимание!

Показать полностью
Похожие посты закончились. Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам: